Главная
Регистрация
Вход
Среда
22.05.2019
17:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1030]
Суздаль [325]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [77]
Юрьев [183]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [104]
Гусь [115]
Вязники [223]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [205]
Переславль [98]
Кольчугино [59]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [42]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [35]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [27]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Село Косагово Юрьев-Польского района

Село Косагово

Косагово - село в Юрьев-Польском районе Владимирской области России. Входит в состав Небыловского сельского поселения.
Село расположено в 3 км на юго-запад от центра поселения села Небылое и в 32 км на юго-восток от райцентра города Юрьев-Польский. «Приход села Косагова, находящийся в 40 верстах от Владимира (Владимирский уезд), а от села Лыкова в двух верстах». [1]

Село, вероятно, получило название от фамилии владельцев, в этой части Юрьевского уезда дворянам Косаговым принадлежало также село Ельцы.
В конце XIX — начале XX века село входило в состав Андреевской волости Владимирского уезда.
С 1929 года село входило в состав Небыловского сельсовета Юрьев-Польского района, с 1935 года — Небыловского района, с 1965 года вновь в составе Юрьев-Польского района.

Численность населения: в 1859 г. – 410 чел., в 1905 г. – 478 чел., в 1926 г. – 532 чел., в 2002 г. – 5 чел., в 2010 г. – 11 чел. (5 муж. и 6 жен.).

Церковь Петра и Павла

Церковь в Косагове во имя святых Апостолов Петра и Павла. В книгах патриаршего казенного приказа под 1628 годом записана она так: «церковь святых верховных апостол Петра и Павла в селе Косагове дани двенадцать алтын две деньги, — а под 1746 годом сказано: «церковь святых верховных апостол Петра и Павла в селе Косагове рубль 85 копеек с половиною». Косагове рубль В5 копеек с половиною».

В 1797 г. взбунтовались крестьяне Переславской, Покровской и Юрьевской округ, Владимирской губернии. Губернатор в с. Косагово командировал исправника Обухова с солдатами для усмирения помещичьих бунтующих крестьян.
Письмом от 26 мая исправник Обухов сообщил губернатору о сделанном ему со стороны священника села Косагова Ивана Васильева «пасаше» (пассаже). «В бытность мою в означенном селе Косагове, пишет Обухов, увидел я реченнаго попа Васильева, стоящаго на улице, к коему подошел спрашивал, поддерживает ли он чтением в церкви врученный ему от Земского Суда высочайший Его Имп. Велич, манифест, изданный сего генваря в 29 день, но он с великим невежеством отвечал мне, что о сем испрашивать его не есть мое дело, и он того манифеста читать не одолжается и меня никогда в том не послушает. Я видя таковой неосновательной его отзыв и замечая чрез то волнение крестьян г. Винова от неисполнения тем попом высокомонаршей власти, порученной непосредственному попечению священников неупустительным чтением в церквах вышеизъясненнаго всевысочайшего манифеста истолкованием онаго своим прихожанам, решился о том отнестись главному начальству». Тому же священнику от Юрьевского Уездного Суда было дано два предписания о явке в суд по производимому в этом суде делу; «но оный поп как по сим, так и еще неоднократным к нему от суда посылкам не явился. А посему и объявлял ему лично, чтоб непременно явился в суд. Но он, услыша сие, отвечал мне с великим азартом, говоря так: да что ты за разбойник такой! И неоднократно повторяя сии слова, кричал, что приехали разбойники, драл на себе лицо и приказывал своей жене бить в набат, на которой крик вышел сын его, держа в руках топор с намерением видно меня оным уязвить, что я видя принужден был от того удалиться».
Губернатор отослал жалобу исправника на священника епископу Виктору на его рассмотрение. Преосвященный, сообщая губернатору о сделанном им по этому делу распоряжении, в свою очередь препроводил ему на его рассмотрение две просьбы того же священника на исправника Обухова от 26 и 30 мая, прося губернатора оказать удовлетворение священнику, крайне обиженному исправником, «поелику священник явился к епископу Виктору окровавленный, а жена его от побой при депутатах была исповедана». В упомянутых прошениях священника Ивана Васильева значится следующее:
1. 23 мая исправник Обухов, по приезде в с. Косагово к помещику Бологовскому в дом, прислал к священнику Ив. Васильеву солдата с требованием, чтобы он явился к исправнику, но священник сказал солдату, что он «в дом Бологовского без депутата с духовной стороны и за имеющеюся у него с Бологовским по Консистории и Владимирскому Духовному Правлению приказною ссорою, дабы он по злобе не причинил ему, священнику, какой либо обиды, идти не смеет, с чем тот солдат от него и ушел». После того сам исправник с двумя солдатами, пришедши к священнику в дом, стал его «ругать всячески, для чего он к нему не шел; когда же он, священник, отозвавшись ему, исправнику, что он в дом Бологовского не шел по вышеписанной приказной ссоре, а он, исправник, почему его изволит требовать, тогда сей исправник без всякой причины имеющеюся у него в руках палкой начал его священника бить по плечам и по голове и расшиб левую бровь и переносье до крови, от чего на оных местах имеются знаки». Священник едва мог вырваться и схватя лошадь уехал верхом с объявлением к депутату села Чекова священнику Василию Андрееву и к крестьянам, которые те знаки на священнике видели, «в чем ими и свидетельствуется» После того священник из страха перед исправником, оставя дом и семейство, явился к преосвященному с просьбою.
2. Во время отлучки священника для подачи просьбы в Суздаль, 27 мая он был извещен крестьянином села Косагова Григорием Никитиным, что исправник Обухов жену священника «прибил смертельно», почему вернулся в свой дом и нашел свою жену «лежащею при смерти, едва говорить могущую, исповеданную и причащенную святых тайн» еще до приезда священника ее духовным отцом священником села Лыкова Иваном Григорьевым. Жена священника заявила ему, что она прибита без него исправником Обуховым. Вследствие этих побоев ее вести «ни для просьбы, ни для свидетельства» оказалось невозможным, и будет ли она жива — неизвестно. По приказанию же исправника Обухова две лошади, принадлежащие священнику, были взяты и отправлены в г. Юрьев. Сын священника, пономарь, узнав об этом, отправился в город для подачи в Уездный Суд просьбы о возврате лошадей, но был сам взят под стражу; лошади же были приведены в дом священника и ему возвращены.
Губернатор Рунич обратился к епископу Виктору с следующим письмом:
«Ваше Преосвященство, Милостивый Государь мой. От 13 числа сего месяца при отношении Ваше Преосвященство, провождая записку, сочиненную из вступивших Юрьевской округи села Косагова от священника Ивана Васильева мая 26 и 30 чисел просьб, требует оному священнику в причиненных земским исправником в доме онаго священника обидах и побоях жене его оказать удовлетворение. Разсматривая сию присланную Вашу записку и соображая оную с просьбою от исправника Обухова от 23 числа минувшего мая мною полученною, нахожу в них: в первой, что двое депутатов свидетельствуют только в том, что им от священника Васильева о побоях объявлено, а жена де его исповедывана и приобщена святых тайн; но были ль при том происшествии — ничего не упоминают; а в просьбе Обухова показано, что оный священник дерзновенные отзывы исправнику чинил на улице, куда де и сын его выбегал с попом. По сим одна другой противоречащим бумагам, оказать ныне священнику удовлетворения, так же и повеления никому дать не могу: ибо просьба прислана не в подлиннике и не в копии засвидетельствованной, а только приложена одна записка, ни кем не подписанная, следовательно без удостоверения сего и судебное место за твердый документ принять и по ней производство чинить усумнится и не может. А потому, обращая при сем помянутую записку, за нужное нахожу Вашему Преосвященству изъяснить, что хотя означенный священник Васильев и представил свидетелей двух депутатов, но они подтверждают только одно объявление священниково, а не самое происшествие, то и неугодно ли будет вашему преосвященству приказать оному священнику из бывших при том людей представить свидетелей; ибо нельзя статься, чтоб не было тут довольнаго числа или жителей, или и сторонних. Не могу однакож умолчать и о том, что исправник сей был мною в село Косагово командирован по важнейшей Комиссии для усмирения помещичьих бунтующих крестьян, почему и полагаю, ежели бы священник ни малейшего исправнику ослушания не сделал, то не могло б и последствиев неприятных произойти, каковые ныне открылись. Не оправдываю однакож и исправника в том, что он, будучи необходимо обязан при сем случае требовать от священника по званию его пособия в рассуждении истолкования всевысочайшего манифеста не смысленным крестьянам, нарушившим спокойствие и тишину; но вместо того онаго священника Васильева только спросил, читал ли он манифест, а он обязан был, заставить сего дерзостнаго, священника при себе читать оный; ибо и сам он, священник, подкрепляет в прошении своем, прописанным в записке, что де по позыву его, исправника, не пошел в дом г-на Болговского, с которым имеет ccopу; но где идет польза общая, тут священник по важности звания собственную ссору должен пренебречь, а потому, ежелиб и справедливо было показание священниково, что исправник звал его в дом того Болговского, то и в таком случае не должен он был ослушаться исправника; ибо он не может наперед предугадать, что исправник затем его туда звал, дабы обще с господином Болговским его обидеть, что явно и доказывает онаго священника клевету, ибо не будучи еще ни тем, ни другим обижен, заключил, что его и тот и другой будут обижать, почему уже утвердительно почти можно согласиться и видеть, что священник, выдумав все сие, клевещет несправедливо на исправника, дабы тем утаить ту дерзость, которую на улице исправнику учинил, а по сему и должен был исправник в тоже время неупустительно его, Васильева, яко не исполнителя высокомонаршей воли и подающаго повод крестьянам к бунту, взять и отослать к суду. Отнеся все сие разсмотрению Вашего Преосвященства, прошу на оное благоволительным уведомлением вашим меня не оставить. Впротчем с непременным моим почитанием и совершенною преданностью есмь и пребуду всегда ваше преосвященство, милостивый государь мой, июня 20 дня 1797 г. Владимир».
Епископ Виктор письмом от 23 июня ответил губернатору, что «священник Иван Васильев, просящий на Юрьевского земского исправника Обухова в обидах и побоях ему и жене его попадье в доме их тем исправником учиненных был (епископом Виктором) спрашивав, имеет ли свидетелей, и показал, что в доме его был один только исправник с солдатами, а потому и ссылаться ему священнику не на кого. Депутаты ж, по священству и по чистой совести, объяснили, что попадья от побой исправниковых подлинно при них депутатах была исповедывана и приобщена святых тайн, что самое относя его превосходительству на благоразсмотрение, пребыть имеет и пр.»
Чем кончился этот эпизод с Косаговским священником — неизвестно. Надо думать, что, за отсутствием свидетелей, на которых бы мог сослаться священник, исправник Обухов оказался во всем правым.
Уступчивость епископа Виктора в этом деле объясняется тем обстоятельством, что многие из священно- и церковно-служителей Владимирской губернии находились в то время в сильном подозрении относительно их участия в крестьянских беспорядках.

Каменная церковь в Косагове построена в 1826 г. усердием поручика Бологовского (вероятно, бывшего владельца села), с такой же колокольней.
К церкви с. Лыкова приписан приход села Косагова.
Престолов в ней два: в холодной — в честь св. Петра и Павла, в теплой — во имя Свят, и Чуд. Николая. [1]
Копии метрических книг с 1803 года, а исповедных росписей с 1829 года хранились в целости; опись церковного имущества составлена в 1851 году и хранилась в церкви.
Земли церковной — усадебной одна десятина, пахотной 22 десятин 1027 кв. саж. и сенокосной 4 десятины 1533 кв. саж. Земля значилась в общем сельском плане. [1]

В июне 1931 г. постановлением Ивановского облисполкома закрыта за неуплату верующими налогов не действующая с февраля 1930 г. церковь в Косагово с целью дальнейшего переоборудования под столовую и красный уголок (Ершов, А.Л. Церковь на земле Владимирской в 1930-е годы.).
Храм был разорён, разрушена колокольня. Рядом стоит разорённое здание церковно-приходской школы, построенное в конце XIX века.

Источник:
1. Добронравов, Василий Гаврилович (1861-1919). Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 1]. Владимир и Владимирский уезд / Сост. В. Добронравов и В. Березин. - 1893. - 283 с.
Город Юрьев-Польский.
Село Лыково
Село Чеково
Село Андреевское
Село Небылое.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Юрьев | Добавил: Николай (26.12.2016)
Просмотров: 843 | Теги: Юрьев-Польский район, Владимирский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика