Главная
Регистрация
Вход
Среда
15.07.2020
21:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1278]
Суздаль [392]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [150]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [244]
Переславль [108]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [107]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Киржач

Анатолий Николаевич Грылев

Анатолий Николаевич Грылев

С. Кротов. ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК. 1981 г.


Анатолий Николаевич Грылев

Анатолий Николаевич Грылев родился 1 января 1921 года в д. Жердево, Покровского уезда (ныне Киржачский район, Владимирской обл.
Когда автор собирал материал для этого очерка, Вера Михайловна Бедова, которая уже многие годы живет в районном центре — городе Киржаче, как всегда доброжелательная и отзывчивая на просьбы своих учеников, охотно согласилась съездить вместе со мной в Афанасово, где она начинала учительствовать. Она рассказывала, что в Афанасове, как и во многих других деревнях, школа была построена в годы первой пятилетки, время необыкновенное, время окрыляющее. И тогда учителя остро почувствовали, как жаждут дети колхозников знаний, как хочется им, словно подрастающим соколятам, в большой полет.
— Вот на этой парте, как сейчас помню, — говорит Вера Михайловна,— сидел Толя Грылев, а здесь его товарищ Сережа Смирнов. Замечательные были ученики, способные, старательные. Мне казалось, что Анатолий Грылев станет литератором: очень он интересовался поэзией, сам писал стихи, с увлечением редактировал степную газету».
Делясь своими воспоминаниями об А.Н. Грылеве, его одноклассник С.И. Смирнов, работающий на ответственной должности в Военном издательстве Министерства обороны СССР, пишет:
«Помню, как из разных деревень — многие за 4—5 километров, в том числе Грылев из своего Жердево, — стекались мы по утрам в школу. Главным чувством у нас была радость — радость, что нам страна предоставила возможность учиться. Мы сознавали, что такой возможности раньше у крестьянских детей не было. Мои старшие сестры, например, учились всего по два года, а мать была совсем неграмотной. А вот для нас открыта семилетка.
Повезло нам с учителями. Это были настоящие подвижники на ниве просвещения, которые зажигали нас жаждой знаний».
— Добросовестный, старательный ученик, — считает В.М. Бедова,— подобен пчеле, собирающей нектар со многих цветков. Его успехи зависят прежде всего от его трудолюбия, и насколько богаты люди, которые делятся с ним знаниями и душевным теплом. На учителей и воспитателей Анатолию Николаевичу, как он сам говорил, всегда везло.
После окончания семилетки поступил в Московский электромеханический техникум имени Красина. Тяга к литературе, проснувшаяся в нем еще в школе, привела его в редакцию газеты «Комсомольская правда», где подают его надежды юношу приняли помощником корреспондента. В редакции в то время работали многие будущие знаменитости: Юрий Жуков, Константин Исаев, Семен Нариньяни, Евгений Воробьев, у которых было чему поучиться. «И мы, зеленая молодежь, — писал позднее А.Н. Грылев, — жадно тянулись к знаниям, бегали на все литературные вечера, посещали курсы при Доме культуры газеты «Правда», где преподавали мастера журналистики». Они учили рабочих и сельских корреспондентов, которые стремились стать журналистами, проникать в суть явлений, писать объективно, правдиво, без мешающей вычурности. Этому же по-отечески терпеливо и заботливо учили начинающего журналиста и в редакции многотиражной газеты станкостроительного завода, где в 1939—1940 годах А. Грылев стал работать ответственным секретарем.
«Работа, — вспоминал он, — увлекла меня, я старался каждый новый номер газеты сделать лучше. Моим хорошим учителем был редактор газеты, опытный коммунист, кадровый рабочий А.А. Родионов».
Впитывая в себя наставления людей опытных, знающих, будущий ученый всегда стремился следовать наказам правдистов при подготовке к публикации результатов своих исследований, книг и статей.
По-видимому, эти замечательные качества, столь необходимые настоящему ученому, проявились уже во время войны, когда А.Н. Грылев выполнял оперативно-штабную работу.
Яростные атаки и контратаки, упорная оборона, скрытные ночные переходы, бесконечное рытье окопов и траншей, учеба, тренировки, маневры и снова кровопролитные бои — таковы многотрудные фронтовые дни и ночи пехоты в годы Великой Отечественной войны. Фронт давал суровые уроки, в огне битв быстро проверял и закалял командные кадры. Но какой дорогой ценой доставалась эта учеба.
Чтобы сохранились в памяти последующих поколений подлинные подвиги советских солдат и командиров и, главное, чтобы опыт их стал достоянием сегодняшних воинов и молодежи, многое сделано доктором исторических наук генерал-майором А.Н. Грылевым. В книгах «Беспримерный подвиг», «Незабываемые дороги», «Днепр, Крым, Карпаты», «За освобождение Чехословакии». «Финал», «50 лет Вооруженных Сил СССР», в написании которых он как автор или соавтор участвовал, обстоятельно, на строго документальной основе рассказывается о массовом героизме советских воинов, о творческом поиске в решении оперативных задач, о причинах случавшихся неудач и слагаемых успехов, о подвигах сотен и тысяч солдат и командиров, которые названы поименно.
Книги эти, а также труды по проблемам военного искусства, развивающие на основе опыта Великой Отечественной войны теоретические положения, отличают обстоятельность и глубина мысли, умение использовать выводы из опыта минувшей войны для обоснования взглядов на возможный характер операций в современных условиях.
Делясь по просьбе газеты Киржачского района своими воспоминаниями, он рассказывал, что совсем не мечтал стать кадровым военным. Но жизнь распорядилась по-своему. В 1940 году был призван в армию.
«Война застала нас в полевом лагере на Украине. Она круто изменила все течение нашей жизни. Уже через пару дней мы в составе истребительного батальона вылавливали вражеских парашютистов и диверсантов, а в июле убыли на формирование стрелковой дивизии.
С этой дивизией, которая в феврале 1942 года стала 16-й гвардейской, и связано мое становление как военного. В ней я во фронтовых условиях прошел все начальные ступени командной службы — командира отделения полковой школы, старшины роты, командира взвода и роты».
Отвечая на просьбу корреспондента рассказать об интересных эпизодах в начале фронтовой жизни, он говорил:
«Один день пребывания на фронте официально засчитывается за три дня военной службы. В личном плане это значительно дороже, поскольку каждый день фронтовой жизни — это такой сгусток событий, которые даже не с чем сравнить в дни мира. Перечислить хотя бы часть фронтовых эпизодов — задача непосильная. Но некоторые из них прочнее залегают в памяти.
Отчетливо помню первый бой на Северо-Западном фронте, когда наш сводный курсантский батальон был срочно на автомашинах доставлен из района Селижарова под Свапущу на озере Селигер.
В этом бою я командовал отделением и впервые понял, какая это трудная вещь в оглушающем грохоте боя, когда тысячи пуль с визгом проносятся над головой, а рядом рвутся снаряды и мины, сохранить самообладание и, поднимаясь от притягивающей магнитом земли, первым встать во весь рост и вести за собой одиннадцать душ, которым так же страшно, как тебе.
В существование людей, у которых отсутствует чувство страха, я не верю. Просто в момент атаки страх пересиливается велением долга и приказа, жгучей ненавистью к врагу, который ворвался в твой дом, чтобы убивать, насиловать, грабить. Огромное значение имеет сознание, что рядом с тобой товарищи...
Потом было много трудных дней, когда я, будучи уже командиром взвода, возглавлял выдвинутое вперед на 5 километров боевое охранение, ходил со своими бойцами в разведку в глубокий тыл противника, участвовал в отражении внезапных налетов врага с целью прощупывания нашей обороны.
Наконец и на нашу улицу пришел настоящий праздник. 9 января 1942 года мы перешли в наступление в составе 4-й ударной армии Северо-Западного фронта. Наша дивизия, уже закаленная в боях, все время была на острие главного удара.
Первым опорным пунктом, который мне пришлось штурмовать со взводом, было крупное селение Переходовец. Фашисты, засевшие в теплых укрепленных избах и сараях, усиленных двойными, тройными стенами, были уверены, что отобьют любую нашу атаку.
Мы взяли Переходовец на одном дыхании, лавируя в темноте между пулеметным и артиллерийским огнем врага. Думаю, помогло и то, что мы удачно нащупали слабое место противника — овраг на правом фланге, подходивший к селу и прикрытый длинным овином, который немцы не догадались сжечь.
Когда к девяти вечера было все кончено, и мы, окоченевшие на 30-градусном морозе, отогревались в теплых, отбитых у врага помещениях, все удивленно оглядывали друг друга: «Неужели это сделали мы?..»
За штурм Переходовца многие солдаты взвода были награждены. Я получил медаль «За отвагу». Солдатская эта награда не часто давалась офицеру, и я горжусь ей как самой дорогой для меня за годы войны.
14 января мы по лесному бездорожью, пробивая себе путь в глубоком снегу, вышли к городу Андреаполь. После короткого отдыха в деревне Курило наш полк внезапно для противника атаковал Андреаполь с севера. Бой длился всю ночь и почти весь день 15 января.
Здесь я командовал ротой. Сначала рота захватила кирпичный завод вблизи станции, а перед рассветом мы преодолели глубокий овраг, который разрезал город на две части, и ворвались в помещение, напоминающее покинутую лесопилку. Тут нас ждал неприятный сюрприз: немцы беспорядочно разбросали мины и присыпали их землей и стружками. Несколько человек в предрассветных сумерках подорвались, и тут же по лесопилке противник открыл ураганный огонь. Пришлось искать и извлекать мины — на это ушло часа четыре.
Выручили нас танки. Около 15 часов дня наши танки, ведя огонь на ходу, рванулись вперед по той самой лощине, которую мы преодолели утром. Огонь со стороны противника как-то сразу сник. Мы немедленно кинулись вперед.
В 16—17 часов мы уже выводили пленных эсесовцев из каменного здания, в центре города. На окраине Андреаполя были захвачены крупные склады продовольствия.
Еще более тяжелым был бой за город Торопец.
В атаку на Торопец мы пошли утром 20 января, но город нас встретил мощным огнем. До темноты пришлось лежать на ровном, припорошенном снегом озере, которое расположено прямо у южной окраины города. Малейшее движение вызывало шквальный огонь из каменных домов на берегу. Многие обморозились в этот день, многие погибли...
Когда стемнело, стало полегче, можно было двигаться, хотя бы ползком. И в этот момент из ближнего к нам леса вдруг мощно ударили наши «катюши». Мы видели это чудо впервые. Шелестящие стальные птицы достигли города, и он заходил, как во время землетрясения. Нас подняло будто ветром. В едином порыве мы преодолели оставшиеся 700 метров ледяного настила и ворвались в город. Сражались на лестничных клетках, в комнатах, в коридорах. К утру город был полностью в наших руках.
Потом было еще много сражений на длинном пути от Торопца до Курино, расположенного в 15 км от Витебска на берегу Западной Двины. Рассказать об этом в один присест не хватит ни времени, ни сил.
Сейчас, когда вспоминаешь те дни, в памяти встают живые портреты моих боевых товарищей... Скажу еще, что очень трудно приходилось в этой войне взводным и ротным, которые в любой атаке должны были идти впереди. Поэтому жили на фронте они недолго — две-три недели и только самые удачливые — месяц. Вскоре я тоже был ранен и контужен, попал в госпиталь в тот самый Торопец, где нам пришлось особенно трудно».
На фронте люди быстрее раскрываются и сближаются, и мужская дружба, зародившаяся в боях, особенно прочна. Силу ее влияния на себе ощутил Анатолий Николаевич. После излечения в госпитале он настоял, чтобы его направили в ту же дивизию, на передовую, к товарищам, вместе с которыми он хлебнул полной чашей горького лиха. Здесь он был начальником штаба батальона, в августе, сентябре 1942 года в разгар тяжелых боев под Ржевом временно командовал 46-м гвардейским стрелковым полком, а потом стал в звании капитана начальником штаба этого полка.
...В марте 1943 года после кратковременной учебы в г. Подольске был направлен начальником штаба полка 29-й гвардейской стрелковой дивизии. В составе этой дивизии участвовал в освобождении городов Гжатска, Вязьмы. В июле 1943 года назначен помощником начальника оперативного отдела, а затем начальником оперативного отдела штаба 7-го гвардейского стрелкового корпуса 10-й гвардейской армии и в его составе участвовал в освобождении городов Спас-Деменска, Ельни, Смоленска, Красные Ляды, Новосокольники, Опочки, Лудзе, Резекне, Варакляны, Огре, Риги, Ауце, Салдуса и других. Во время особенно ожесточенных, кровопролитных боев на плацдарме за рекой Великой у Пушкинских Гор в апреле 1944 года вступил в члены партии.
В марте 1945 года Анатолий Николаевич был назначен начальником штаба 47-й стрелковой дивизии.
За участие в войне награжден орденами: Красного Знамени, Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, монгольским орденом «За боевые заслуги» и 13 медалями.
Всей своей нелегкой жизнью А.Н. Грылев был приучен к тому, чтобы все, за что берется, делать обстоятельно, с полной отдачей сил. Этому учили в семье, где он родился 18 января 1921 года, и отец, работавший на железной дороге, и мать, всегда пребывавшая в хлопотах, всегда старавшаяся сделать как можно больше для своих детей. Самые светлые, самые добрые воспоминания с детства до последних своих дней сохранял Анатолии Николаевич о своих учителях, которые привили вкус к знаниям. Своей первой учительнице В.М. Бедовой он много лет спустя писал: «Я всегда с большим и теплым чувством вспоминаю нашу Афанасовскую школу, которая дала мне и моим товарищам хороший фундамент знаний.
Люди, конечно, не властны над своими судьбами — это приходится признать, особенно когда говоришь о людях нашего поколения. Не всегда осуществляются их юношеские мечты и желания, но, независимо от этого, они окрыляют их всю жизнь. Мне, как и многим моим сверстникам, не пришлось самому решить свою судьбу. Интересы Родины потребовали от нас встать в строй в 1941 году. И я на этой стезе до сих пор».

После окончания войны, когда в центре стали создаваться научные органы для изучения и обобщения опыта минувшей войны, потребовались люди, имеющие опыт и умение писать.
— Вспомнили обо мне, — рассказывал он, — так как в 1943—1944 годах, работая в оперативном отделе корпуса, я иногда выполнял задания по обобщению опыта боев. В часть, где я служил, пришла телеграмма: меня вызывали в Москву. Так в моей жизни произошел новый крутой поворот: с оперативной работы я перешел на научную.
Анатолий Николаевич начал трудиться в Военно-историческом управлении Генерального штаба, руководил работой по обобщению опыта Великой Отечественной войны.
— Полагаю, что мне повезло, — говорил он своим друзьям,— моими учителями на новом поприще были такие крупные ученые, как академик В.М. Хвостов, доктор наук Н.А. Таленский, генерал-полковник А.П. Покровский.
По долгу службы мне доводилось часто встречаться с видными военачальниками: А.М. Василевским, И.С. Коневым, А.И. Антоновым, И.X. Баграмяном, Р.Я. Малиновским, М.В. Захаровым и другими. Нет нужды подчеркивать, как много мне дали эти встречи.
К сказанному следует добавить, что, стремясь наилучшим образом подготовить себя к научной работе, А.Н. Грылев прошел курс обучения в Военной академии имени М.В. Фрунзе, а затем в Военной академии Генерального штаба. Обе академии закончил с отличием и золотыми медалями.
В 1963 году защитил кандидатскую, а в 1969 году — докторскую диссертации.
— С А.Н. Грылевым, — вспоминают видные военные историки В.В. Гуркин и А.П. Сапрыкин, — всегда было приятно работать: это был человек, обладающий огромным запасом знаний, принципиальный, выдержанный и очень чуткий к товарищам.
Кандидат исторических наук полковник В.Г. Клевцов пишет: «...А.Н. Грылев занимал, и я не ошибусь, сказав «продолжает занимать», по результатам своего вклада видное место в военной науке и в военно-исторической науке особенно... Личное знакомство с Анатолием Николаевичем у меня произошло где-то в начале 60-х годов. В то время... он руководил деятельностью авторского коллектива по написанию фундаментального труда «50 лет Вооруженных Сил СССР»...
Обладая личным обаянием, он умел мобилизовать и увлечь людей для работы над сложнейшими научными проблемами, требовавшими изнурительных поисков на протяжении длительного времени. Его широкая эрудиция, научная добросовестность, большое трудолюбие, глубокая научная квалификация являлись для нас бесценным даром... Под его влиянием сложилась большая группа таких талантливых военных историков, как доктор исторических наук, профессор Я.Г. Зимин, кандидаты наук, доценты Н.В. Еронин, И.Я. Выродов, И.В. Поротькин, В.В. Возненко и другие. Вокруг него всегда складывались коллективы из скромных историков, безмерно влюбленных в свою науку, настоящих энтузиастов в самом лучшем понимании этого слова».
Поэтому совершенно не случайно труды генерала Грылева А.Н. были высоко оценены критикой, а за книгу «50 лет Вооруженных Сил СССР» авторский коллектив удостоен премии имени М.В. Фрунзе, учрежденной Министерством обороны СССР.
Отвечая на вопрос корреспондента районной газеты, что бы он пожелал тем юным землякам, которые мечтают посвятить свою жизнь службе в Советской Армии, Анатолий Николаевич написал:
«Мне представляется, что решающее значение имеют три качества: достаточно широкая общая подготовка, отличные профессиональные знания и высокая человечность. Эти требования так понятны, что не нуждаются в пояснениях. Могу сослаться лишь на отдельные моменты из личного опыта.
Широкая общая подготовка — есть фундамент всей жизни, которая ставит перед человеком самые неожиданные вопросы в самое неподходящее время, особенно когда имеешь дело с воспитанием людей...
Что касается профессионального образования, то это повседневный, кропотливый, иногда изнурительный, но обязательный труд. Без знания своей профессии во всех ее тонкостях человек никогда не займет своего места в жизни и не будет пользоваться уважением ни у руководства, ни у подчиненных, ни у товарищей по работе.
Почему я особо выделяю такое качество, как человечность? Это, казалось бы, общее требование. Да. Но, когда командуешь, людьми и получаешь над ними большую власть, требуется высочайшая сила воли и внутренняя культура, чтобы не злоупотреблять этой властью».
За этими добрыми наказами молодым — опыт человека, который всю свою жизнь следовал принципам, о которых он говорит.
Грылев А.Н. был награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны II степени, Красной Звезды, 13 медалями.
Умер в 1975 году.
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны
Боевые генералы и адмиралы Киржачской земли:
- Сизов Федор Яковлевич (20 ноября 1911, д. Бабурино — 18 марта 1977, Москва) — советский военачальник, адмирал (20.05.1971), депутат Верховного Совета РСФСР 8-го созыва, начальник политуправления Северного флота (1961 — 1973).
- Миловский Михаил Павлович (27 мая 1899, деревня Никулкино — 23 июня 1966, Ленинград), советский военачальник и историк, профессор, генерал-полковник (1960).
- Глухов Михаил Иванович (12 февраля 1893 года, деревня Песьяне, Финеевская волость, Покровский уезд, Владимирская губерния, ныне Киржачский район, Владимирская область — 13 марта 1947 года, Житомир) — советский военный деятель, генерал-лейтенант (1943 год).
- Добряков Алексей Васильевич родился в 1897 году в Киржаче. С 1942 по 1943 гг. возглавлял штаб тыла Западного фронта. Затем служит начальником управления военных сообщений фронта. После войны с 1946 по 1959 гг. работал в журнале «Тыл и снабжение Советских Вооруженных Сил». Генерал-лейтенант.
- Серебряков Сергей Михайлович (1896 — 1966) — генерал-майор, лауреат Государственной (Сталинской) премии 1 степени за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования методов производственной работы.
- Доброхотов Василий Павлович родился в 1910 году в Киржаче. Работал в центральном аппарате КГБ на Лубянке. В годы Великой Отечественной войны занимался работой, связанной с организацией вооруженного сопротивления на оккупированных территориях, по обеспечению эвакуации московских оборонных предприятий и важнейших учреждений. Генерал-майор госбезопасности.
- Грылев Анатолий Николаевич (1921 - 1975) – участник ВОВ, генерал-майор, доктор исторических наук.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Киржач | Добавил: Николай (14.03.2020)
Просмотров: 102 | Теги: вов, Покровский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика