Главная
Регистрация
Вход
Пятница
21.09.2018
04:44
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 512

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [955]
Суздаль [309]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [264]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [113]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [97]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [276]
Гороховец [76]
Александров [154]
Переславль [91]
Кольчугино [28]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [7]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [26]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Киржач

Киржач в годы Социалистического строительства

Киржач в годы Социалистического строительства

1. Образование «Шелкового пояса»
2. Гор. Киржач в период назревания Революции
3. Установление и упрочнение Советской власти в г. Киржаче.
4. Киржач в годы Социалистического строительства
5. Киржач во время Великой Отечественной Войны
6. Герои растут в труде

Окончилась гражданская война, но с нею не ушли в прошлое трудности. Не хватало хлеба, топлива. «Страна несколько лет напрягалась исключительно для военных задач, поддерживала эти задачи всем, не жалела ничего из последних своих остатков, скудных резервов и ресурсов на эту цель...».
Разруха сказывалась повсюду, но особенно жестокой она была в промышленном Центре. Тяжелые условия жизни в городе принудили часть населения перекочевать обратно в деревню. Сравнение двух переписей, проведенных в 1917 году и 1920 году, показывает, что мужское население Киржачского района уменьшилось на 9 %, женское — на 3 %.
Если в 1917 году на крестьянское хозяйство в районе приходилось в среднем по 0,7 лошади, то в 1920 году уже по 0,6 лошади. Значительно увеличилось количество семей, не имеющих ни лошадей, ни коров.
Если в предвоенное десятилетие в районе в среднем получали с десятины (почти гектар) по 5,8 центнера озимой ржи, 3,8 центнера гречихи, 5,4 центнера проса, 71 центнер картофеля, то из-за ухудшившейся обработки почвы, уменьшения количества удобрений, урожай намного снизился. К этому следует добавить, что средняя обеспеченность крестьянских хозяйств землей в Киржачском районе была самой низкой в губернии.
В соседнем Алексадровском уезде, например, на 1 крестьянское хозяйство приходилось 7,5 десятины, в среднем по губернии — 5,4 десятины, а в Киржаче — лишь 3,2 десятины. Вот в чем причина того, что из сел района уезжало людей больше, чем из каких-либо других мест в губернии.
Во весь рост вставала сложная проблема новой организации сельского хозяйства, которая помогла бы поднять плодородие истощенных земель, и, наконец, вывести крестьянина-труженика из безысходной нужды. Передовые люди того времени, коммунисты понимали, что малоземелье, низкое плодородие сельхозугодий, на которые постоянно жаловались крестьяне, преодолимы. Boт что, например, писали в «Справочнике-календаре по Владимирской губернии на 1923 года» его составители: «Громадная площадь земли, занятая болотами, представляет из себя в настоящее время большею частью так называемую, неудобную землю, хотя при соответствующем приложении труда и капитала они могут давать массы горючего материала — торфа и образовать большие пространства кормовой площади — хороших лугов и пастбищ, наконец, давать массу удобрительного для полей материала — болотного перегноя... Осушка болот и превращение их соответствующими мелиоративными работами в культурные угодья и одновременно оздоровление болотистых местностей — благородная задача сельскохозяйственного деятеля».
Это предвидение оправдалось. В годы восстановления народного хозяйства самые обширные в районе болота Соповского, Першинского, Вередищенского массивов были тщательно исследованы и признаны годными для добычи торфа на топливо. Торфопредприятия имени Классона и Першинское в течение многих  лет снабжали топливом электростанции Подмосковья, предприятия Электрогорска, Ногинска, Орехово-Зуева, Киржача дешевым топливом. С 1965 года выработанные торфяные карьеры стали планомерно превращать в культурные луга и пастбища. Сейчас осуществляется план превращения всего Соповского массива (более 1500 гектаров) в плодородный искусственный луг. Колхоз имени Кирова уже получает на первых сотнях гектаров этого луга высокие урожаи трав — они в 2 — 3 раза выше, чем на естественных заливных лугах. Постепенно в плодородные пастбища и поля будут превращены и все остальные заболоченные земли в районе. В ближайшие годы мелиоративные работы будут проведены на площади более 10 000 гектаров. Это позволит в корне изменить положение в сельском хозяйстве района — оно получит земли с устойчивым, высоким плодородием. Так воплощается в жизнь заветная мечта киржачских землепашцев.
Разруха и голод создавали непреодолимые трудности с доставкой сырья для промышленных предприятий. В этих условиях нужно было проявлять максимум организованности, действовать энергично и оперативно. Коммунисты, стоявшие во главе районной парторганизации и Киржачского Совета, понимали, что управление делами района из Покрова только усугубляет и без того трудное положение. Покровский уезд, в состав которого входили и Киржач, и Орехово-Зуево, объединял экономически разрозненные территории. Оперативное руководство общественной жизнью Киржача и тяготеющих к нему как к промышленному и культурному центру прилегающих волостей из Покрова было просто-напросто невозможно. 5 января 1921 года постановлением ВЦИК Покровский уезд был ликвидирован. Большая его часть с городом Орехово-Зуево отошла к Московской губернии. В том же году был образован Киржачский уезд. На его территории создано 7 волостных исполкомов, 139 сельских Советов. В уезде проживало 50636 человек.
На территории уезда располагалось 115 предприятий, в том числе 26 фабрик и светелок по обработке шелка, два медно-латунных завода. Все эти предприятия кустарного типа были технически слабо оснащены. Так, из 115 лишь 48 заведений имели механические двигатели, общая мощность которых не превышала 2717 лошадиных сил.
Период после окончания гражданской войны оказался самым тяжелым для промышленности нового уезда: сырья и топлива нет, зарплату рабочим выдавать нечем. На медно-латунном заводе, бывшем Аленчикова и Зимина, наладили выпуск самоваров из переплавленных стреляных гильз, отходов, церковной и домашней медно-латунной посуды. Крестьяне окрестных деревень по призыву активистов Советской власти возобновили обжиг древесного угля (около Полутина, Трохина и других деревень), на лошадях подвозили к заводским помещениям дрова. Рабочим завода первое время выдавали зарплату самоварами и тазами. В обмен на них у крестьян рабочие получали картофель и хлеб.
Несколько предприятий, в частности, фабрики бывшие Соловьева и Недыхляевой, из-за нехватки сырья вовсе прекратили работу.
Замена продовольственного налога и сырьевой разверстки натуральным налогом несколько оживила товарообмен между городом и деревней. Так, с ткацких и отделочных фабрик Киржача отправили два вагона ткани в хлебородные губернии, чтобы получить хлеб.
Весной 1921 года остро стал ощущаться в Киржаче топливный голод. Коммунисты уезда, как и всей губернии, призвали трудящихся на борьбу с топливным кризисом. Часть дров, необходимых городу, сплавили по реке.
По призыву В. И. Ленина коммунисты все силы прилагали, чтобы возобновить работу на национализированных предприятиях, поднять производительность труда. По плану ГОЭЛРО в 1922 году в Киржаче построена электростанция. Дореволюционные городские учреждения обслуживались ветхим и маломощным электродвижком. Работал он только до 12 часов ночи, затем все погружалось во тьму. В 1922 году была установлена новая, более мощная машина.
Советская власть, партия большевиков не жалели сил и на то, чтобы покончить с безграмотностью, дикостью захолустной жизни, с дремучестью престольных праздников, которые славились драками, пьянством.
По переписи 1922 видно, что в уезде грамотных  насчитывалось всего лишь 52,3 %, среди женщин — 42,8 %. Председатели сельских Советов, секретари партийных и комсомольских организаций, депутаты, коммунисты, комсомольцы делали все необходимое, чтобы все дети школьного возраста учились. Они ходили по домам, беседовали с родителями, добывали обувь и одежду детям из бедных семей, собирали средства для ремонта школ, открытия новых, для оплаты учителям. Неоднократно объявлялись «недели помощи школе».
Так, в 1921 году на первом съезде Киржачского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов было решено: «Принять спешные меры к удовлетворению работников просвещения продовольствием. Организовать в предстоящем учебном году при городских школах горячие завтраки, по возможности удовлетворить школьников обувью и мануфактурой... Обратиться к населению уезда с просьбой о немедленной заготовке собственными силами дров для своих школ... Учитывая поражающую бедность школ в смысле учебных и письменных пособий, признать необходимым заготовить потребное количество таковых немедленно».
Уездный исполком еще не раз обсуждал положение с народным образованием в городе и селах, предпринимал все меры для того, чтобы не допустить закрытия школ. Так, 31 января 1923 года расширенный пленум уездного исполкома отметил, что средств для сохранения школ крайне мало. Единственный выход — собрать необходимые средства среди населения, что требует большой разъяснительной работы. Опыт такой работы уже был. В Жердевской волости собрали в 1922 году 350 рублей, в Новоселове — 33 фунта ржи и 72 рубля деньгами, бесплатно отремонтировали печь и помещение школы. Рабочие фабрик согласились отчислить в фонд школ полудневной заработок. Уездный комитет партии и исполком Совета, учитывая это, обратились к населению с призывом провести «двухнедельник помощи школе». Агитаторы из числа студентов, комсомольских активистов, депутатов сельских Советов побывали в каждой семье, убеждая родителей в необходимости учить детей. Особенно проникновенно, как вспоминают старожилы, с жителями Киржача и Лукьянцева и других деревень о школьном образовании говорил выдающийся педагог, впоследствии член- корреспондент Академии наук СССР В. И. Чернышев.
В результате огромной разъяснительной работы среди населения удалось собрать по уезду на нужды школ 22 тысячи рублей, небольшое количество ржи, создать некоторый запас карандашей, ручек, бумаги Такая же работа проводилась и в соседних уездах. Поэтому вполне можно понять ту гордость, с какой авторы «Справочника-календаря по Владимирской губернии на 1923 год» писали:
«Поголовной грамотности, что является идеалом ближайшего будущего, мы еще не имеем, но быстро приближаемся к ней — средний процент грамотных по губернии достигает 70 % (69,7) — более двух третей детей получают образование, хотя бы в пределах простой грамотности».
Коммунисты и комсомольцы организовывали кружки ликбеза, втягивали молодежь в активную общественную работу. К марту 1923 года в Киржаче действовал уездный «политпросвет», а в селах 18 пунктов «культпросвета», 5 пунктов по ликвидации неграмотности.
Большой вклад в ликвидацию неграмотности среди взрослого населения района внесли учителя В. П. Преклонская, В. А. Куравцев, О. С. Володина — в Филипповском сельсовете, В. М. Бедова — Афанасовском сельсовете, А. А. Красовская, Е. Г. Докучаева, братья Кудакины, В. И. Тимерин и многие другие, кого воодушевляло страстное желание народа учиться, кто постоянно находился в гуще жизни.
Советская власть открывала перед молодежью хорошие перспективы, давала возможность учиться, достичь высот науки, техники, искусства. Большевики звали молодежь на большие и важные дела. Юноши и девушки из рабочих, беднейших крестьянских семей с воодушевлением откликались на призыв партии. На заводе «Красный Октябрь» в 1921 году комсомольская организация быстро выросла до 30 человек. Застрельщиками в кружках ликвидации неграмотности, художественной самодеятельности здесь выступали Михаил Миронов, Василий Маторжин, Павел и Петр Мельниковы, Владимир Лобанов и другие. Они также вели активную антирелигиозную пропаганду, организовывали субботники по заготовке и вывозке дров для Москвы и других промышленных центров, приводили в порядок территории предприятий. Активно действовала, как вспоминает бывший комсомолец, член партии с 1925 года В. Базакин, комсомольская организация Селивановой горы, которую возглавлял А. Пыжов: по ночам охраняли улицы от бандитов, а по вечерам в школах, избах-читальнях, а то прямо на вольном воздухе, ставили спектакли, концерты. Особым успехом у населения пользовались выступления «синей блузы», особой концертной бригады из рабочей молодежи, которая в сатирических обозрениях использовала местный материал.

В годы нэпа происходит восстановление промышленности города и района. В начале 1922 года созывается уездное экономическое совещание, которое сосредоточило силы на тех предприятиях, где не требовалось привозное топливо: оно взяло в аренду Аргуновский кирпичный завод и лесопильный завод.
В марте 1922 года решено было пустить картонную фабрику около деревни Савино, в 1923 году — Хмелевский кирпичный завод. Средств для восстановления даже этих кустарных предприятий не хватало. Крестьяне и рабочие пришли на выручку, сказав, что, когда производство пустят, тогда пусть им и заплатят за труд. Через три месяца лесопилка заработала. И начала приносить прибыль. Бумаго-картонная фабрика сначала работала с убытком, но уже с зимы 1922/23 года она начала давать большую прибыль, стала опорой восстановления других предприятий уезда.
Шелковые фабрики были переданы в ведение Московского шелкового треста, который не предпринимал никаких мер для их пуска, а, наоборот, делал попытки демонтировать их, якобы для того, чтобы оснастить за счет мелких провинциальных крупные столичные фабрики. Однако местные рабочие при поддержке уездных органов власти не допустили их разукомплектования. Работы на этих предприятиях из-за нехватки сырья, топлива, материалов велись непостоянно, с большими перебоями. Так, с 1 октября 1921 года по 1 октября 1922 года шелковыми предприятиями уезда выработана всего лишь сотая часть того, что было выпущено на этих же предприятиях в 1913 году.

Наступил 1924 год. На страну обрушилась весть о смерти Владимира Ильича Ленина. В районе, как и повсюду в стране, был объявлен Ленинский призыв в партию большевиков. «В один из тех дней, — вспоминает старый член партии Базакин, — пришел ко мне сосед — жил я тогда на Селиванове, работал грузчиком на железнодорожной станции — бывший питерский рабочий, старый большевик Н. В. Спиридонов. Поговорил о житье-бытье, поинтересовался он, как я и товарищи мои комсомольские поручения выполняем. А потом заговорил мой гость о главном, зачем пришел: «Страна, говорит, не только скорбит по Ильичу, она позиции ленинские укрепляет, а прежде всего — партию, созданную вождем. Ты думаешь, Василий, вступить в наши ряды? Я бы порекомендовал тебя. Парень ты наш». Ушел он, оставив меня в раздумье. Впрочем, длилось оно недолго. Решил я твердо дальнейшую судьбу свою связать с партией большевиков. Восемь комсомольцев подали тогда заявления о приеме в партию: Иван Квасков, Наташа Корешкова, я и другие».
Под руководством партии трудящиеся с еще большей энергией взялись за решение трудных экономических проблем. По призыву 18 губернской Владимирской партконференции местные большевики развернули работу по совершенствованию производства. Задача состояла в том, чтобы за 8 часов делать не меньше, чем раньше за 10 — 12 часов. Большую помощь оказали в этом производственные совещания, которые способствовали развертыванию рабочей инициативы и самодеятельности.
В 1924 — 1925 годах «была значительно усовершенствована технология производства на Киржачском медеобрабатывающем заводе». Усовершенствования коснулись также картонной фабрики имени Ленина, которая приносила району большой доход. Шелковая же промышленность — основа промышленности района — влачила пока жалкое существование.
В 1924 году был создан Владимирский шелкотрест, взявший за базовое предприятие киржачскую фабрику «Красная работница». При фабрике создается школа фабрично-заводского ученичества. Губернский профсоюзный совет выделил 25 стипендий для учащихся на подготовительных курсах текстильного техникума, который был открыт в одном из зданий бывшего детского приюта. В последующие годы подготовка в городе специалистов для шелковой промышленности была усовершенствована, что оказало большое влияние на дальнейшее развитие хозяйств в районе.
Большая часть тканей в годы нэпа по-прежнему вырабатывалась в светелках и надомниками. Фабрика «Красная работница» снабжала надомников Киржача и соседних с городом деревень, Никулкинская фабрика «Рабочая борьба» — филипповских шелковиков.
Одновременно формировались промысловые шелкообрабатывающие артели, упорядочивалось снабжение кустарей сырьем и сбыт продукции. Эту работу нельзя недооценивать. Так, если на фабрике «Красная работница» после пополнения ее ткацкими станками с Никулкинской, Мележской и Новосергиевской фабрик было занято 333 рабочих, а на фабрике «Рабочая борьба» после ее реорганизации в шелкокрутильное производство — 336 человек, то на дому, как зарегистрировала перепись 1929 года, постоянно работало с шелком более 1000 человек. Даже в 1929 году шелкообработкой были заняты 918 хозяйств в 20 населенных пунктах района.
Некоторое развитие в годы нэпа получила и хлопчатобумажная промышленность. Фабрика «Рабочий», включенная в хлопчатобумажный трест, с 1925 года возобновила производство, она кооперировалась со Струнинским комбинатом «5 Октябрь», откуда получали уток и основы и куда отправляли для отделки суровье. На соседней фабрике имени Урицкого, которая остановилась из-за нехватки сырья в начале 1920 года, несмотря на неоднократные попытки, возобновить производство не удалось. В 1925 году ткацкое и красильное оборудование с нее частично вывезли в Муром на фабрику «Красный луч», частично использовали на других предприятиях.
В 1927 году текстильные предприятия страны впервые выпустили тканей больше, чем в довоенный период. Это был большой успех, завоеванный в невероятно трудной борьбе.
Назрело время и для коренных социальных преобразований в селе. Рабочий класс усилил помощь крестьянской бедноте в ее борьбе с кулачеством. Развернулось наступление социализма по всему фронту: и в городе, и в селе.
Первые колхозы в Киржачском районе начали создаваться в 1925 году, однако большинство из них оказались слабыми. Сказалось то, что здоровые, работоспособные мужчины испокон века занимались не столько земледелием и животноводством, сколько различными подсобными промыслами. Они и в колхозах участвовали только во время сенокоса, косовицы и обмолота хлебов, остальная часть работ ложилась на плечи женщин и подростков. Скудные песчаные почвы без применения сложной агротехники не обеспечивали высоких урожаев. Крестьяне же не знали, как, да и не имели возможности, искусственно создать высокоплодородную почву.
Советская власть многое делала для того, чтобы поднять культуру сельскохозяйственного производства, ознакомить крестьян с достижениями сельскохозяйственной науки и техники. Добрую память оставил о себе в селах района страстный пропагандист новой жизни на селе агроном Иван Павлович Винокуров. Каждый день пешком, или верхом на лошади, или в повозке бывал он в деревнях, разговаривал с крестьянами. Он горячо убеждал их: «От трехполки ждать богатых урожаев нечего. Нужно вводить травопольный севооборот. До тех пор не получите в достатке молока и мяса, пока не облагородите луга. Пахать их нужно. Клевером засевать». Пожилые мужики только ахали: надо же такое придумать — луга перепахивать. Их век не пахали. Первыми убедили илькинцев. По примеру председателя сельсовете Николая Петровича Бажаниновского, который возглавлял районное кредитное товарищество, помогавшее созданию колхозов, начали пахать луга. Прежде всего свой участок луга перепахал Николай Петрович. Капусту около реки посадили — раньше ее завозили из соседних районов. Урожай получили отменный. На другой год по этому месту клевер посеяли — тоже уродился на славу. Ходят мужики из соседних деревень, копны считают, сено нюхают — хорошо! «Но разве можно, — растолковывают им агроном И. П. Винокуров и секретарь райкома партии Алексей Кузьмин — в одиночку луга да поля перестраивать. А чтобы луга еще плодороднее стали, нужно плотины на реке строить. Единоличникам такое не под силу».
Партийные активисты с шелковых и хлопчатобумажных фабрик города, с завода «Красный Октябрь», партийно-советские работники, передовые учителя вели во всех селах района в конце 20-х годов большую разъяснительную работу, ратуя за осуществление ленинского плана коллективизации сельского хозяйства, звали крестьян к новой жизни. Однако одних призывов было недостаточно, нужна была техника, которая показала бы, что объединение в одно поле клочков пашни — это единственный выход из нищеты, реальный путь к высоким урожаям. Первый трактор в Киржаче, как вспоминает бывший работник райкома партии Ф. И. Халуйцев, появился в 1929 году. Он произвел большое впечатление. За ним ходили толпами, на него смотрели, как на чудо. А он переезжал от одного села к другому, агитируя за колхозную жизнь.
В 20-е годы много было создано в районе так называемых «промколхозов». На изготовлении деревянных игрушек, мебели специализировались промколхозы в Финееве, Савельеве, Санине, шелкоткацкие промартели располагались в Храпках, Филипповском, в Заречье и т. д. Они приносили солидный доход, давали занятие жителям деревень, особенно в зимние месяцы. Некоторые промартели специализировались на обжиге древесного угля для завода «Красный Октябрь» и предприятий Подмосковья, на выделке гончарных изделий и добыче строительных материалов (Желдыбино). И все же, несмотря на развитие кустарных промыслов, процент уходящих на заработки из Киржача оставался самым высоким в губернии. Даже в 1931 году из каждых 100 крестьян 28 уходили на заработки за пределы района. В основном это были строители: плотники, столяры, каменщики. За 6 лет, с 1925 по 1931 год, сельское население района уменьшилось на 14,3 %, а население райцентра увеличилось с 5 до 7 тысяч. С началом осуществления ленинского плана индустриализации страны тысячи отходников из Киржача и района стали оседать на новостройках.
Великая стройка вскоре самым непосредственным образом коснулась и Киржача. Бурное развитие металлообрабатывающей промышленности, создание автомобильной, тракторной и авиационной промышленности, которых не существовало раньше в стране, требовало огромного количества металла. Особенно остро ощущалась нехватка цветных металлов. В 1928 — 1929 годах из-за нехватки меди встал вопрос о консервации самоварного завода в Киржаче или о переводе его на более перспективную продукцию. Зимой 1929 года, как описывает в очерке истории завода Л. Е. Супонев 2, представитель Ивановского маштреста привез на завод два образца тракторных фар американской фирмы «Валлис» и предложил коллективу по образцам, без чертежей, изготовить к весенне-полевой кампании 1930 года 1200 таких же фар.
Начался новый этап в развитии завода. Он стал ведущим предприятием района. Из наиболее квалифицированных и опытных рабочих сформировали группу инструментальщиков во главе с Е. А. Кондратьевым. Не считаясь со временем, эти люди приготавливали штампы и приспособления, так как чувствовали, что в их руках будущее завода. Большое умение проявили прессовщики Е. Н. Пальчиков, К. Ф. Королев, Ф. И. Ухачев, Г. В. Зимин. Усилиями всего коллектива заказ выполнили к установленному сроку. Рабочие сознавали, что они своими руками рвут вековую отсталость страны. «Царское правительство, — писали они, — на золото покупало все, даже до таких мелочей, как булавки для скалывания. Вывозили на золото из Германии ваксу для чистки сапог».
Когда проба прошла успешно, группа специалистов разработала комплексный план реконструкции завода. Под руководством заводской парторганизации коллектив приступил к строительству новых производственных зданий, жилья, системы водоснабжения, электроснабжения и т. д. Большую помощь оказали крестьяне из соседних сел, выделяя транспорт, направляя на новостройку плотников, столяров, каменщиков. Перевод завода на новый вид продукции находился в центре внимания всей районной парторганизации, которая направляла сюда лучшие свои кадры. Вот почему 5-я районная партконференция в рапорте обкому партии в январе 1932 года с удовлетворением сообщает, что «освоена впервые в СССР выработка фар и фонарей для автотракторной промышленности».

В районе проводятся энергичные исследования природных богатств. Выявлено 43 торфоболота, которые пригодны для промышленной добычи торфа на топливо. Некоторые из них стали объектом работ торфопредприятия имени Классона. В районе Желдыбина выявлены запасы трепела и опоки.
Усилению темпов экономического развития района способствовало завершение строительства железной дороги на участке Киржач — Орехово, которое было начато еще в 1917 году.
Индустриализация предъявила новые, более высокие требования и к другим предприятиям района. Стране нужна была валюта, требовались товары, в обмен на которые заграница давала бы необходимые машины и механизмы. Шелк был одним из таких товаров, который мог приносить стране валюту. Поэтому районная парт-организация получила задание развертывать шелковое производство, совершенствовать его. В 1930 году на базе действующих фабрик «Красная работница» (центр города), «Рабочая борьба» (деревня Никулкино), фабрики в деревне Мележа, красильной фабрики «Октябрьская революция» (в деревне Боровково), а также фабрики «Рабочий», вырабатывавшей хлопчатобумажные ткани, был создан шелковый комбинат. Ему передали корпуса фабрики имени Урицкого (в поселке шелковиков). Комбинат в 1932 году выработал 469 тысяч метров шелковых и полушелковых тканей, 17 млн. 858 тысяч метров марли. В 1933 году вышло решение о расширении шелкового комбината. Началась его планомерная реконструкция, обновление оборудования.
Кроме комбината, сформировались три кустарно-промысловые шелковые кооперации: в Храпках, Аленине, Заречье. За 1932 год они выработали 284,8 тысячи метров различных шелковых тканей и плюша.

В годы первой пятилетки развитие также получили деревообрабатывающие промартели, в которых для выполнения заказов строящихся в соседних городах предприятий объединились савинские, финеевские, санинские, савельевские плотники и столяры.
Около Желдыбина работал кирпичный завод, выпустивший в 1931 году около 8,5 млн. штук кирпича. Лесозавод, размещавшийся на том месте, где сейчас мебельная фабрика, освоил выпуск стандартных домов, которые отправляли на крупные новостройки.
В районе развернулось движение ударников. В местных газетах 30-х годов, в архивных документах часто можно встретить имена ткачих шелкового комбината В. С. Гусевой, А. Г. Серебряковой, К. В. Захаровой, лучшего ударника завода «Красный Октябрь» Е. Н. Пальчикова.
С огромным энтузиазмом в годы первых пятилеток трудились комсомольцы. Юноши и девушки Киржача и района старались изо всех сил помочь партии в реконструкции народного хозяйства. Многие комсомольцы завода «Красный Октябрь» выдвигали встречные планы.
Десятки юношей и девушек по комсомольским путевкам уезжали в Кузбасс, во «второе Баку», в Комсомольск на-Амуре. Оставшиеся в родных краях помогали тем, кто создавал гиганты индустрии.
Так, в январе 1932 года райком комсомола направил на лесозаготовки 4 комсомольские бригады. Лес в то время требовался на все стройки.
На предприятиях главным стал лозунг: «Техника в период реконструкции решает все». Завод «Красный Октябрь» и шелковый комбинат быстро оснащаются новой техникой. За 4 года первой пятилетки завод увеличил свои основные фонды на 40 процентов. Инженеры и рабочие вносили ценные предложения по улучшению производственных процессов.
Много новшеств было предложено и внедрено в производство инженером В. Д. Рябышевым, который изучил технологию производства фар в США.
Индустриализации страны стремились помочь крестьяне. Местные первичные парторганизации, сельские и городской Советы в начале 30-х годов неоднократно проводили сбор средств среди населения. Газета «Киржачский ударник» выступала организатором и арбитром соревнования, кто больше мобилизует средств.
Так, в № 3 газеты за 1932 год за подписью председателя Филипповского сельсовета А. Белозеровой и уполномоченного райисполкома Ф. Халуйцева опубликовано сообщение: «В ответ на вызов ефремовцев мы развернули по мобилизации средств ударную работу и добились на 10 января следующих результатов: Ефремовский сельский Совет на 10 января мобилизовал средств 1000 рублей, Филипповский — 6000. Перекрыв ефремовцев в 6 раз, выдвигаем им навстречу следующее: мобилизовать не менее 15000 рублей к 5-й райпартконференции».
Самых способных членов направлял на учебу комсомол. По воспоминаниям Н. П. Бажаниновского, только из одной небольшой деревушки Илькино за годы первых пятилеток партийная и комсомольская организации направили на учебу более 50 юношей и девушек. Большинство из них стали инженерами, конструкторами, врачами, учителями, офицерами Советской Армии. По комсомольской путевке несколько юношей и девушек, вспоминает О. В. Пеньковская, в 1930 году пошли на учительскую работу. «Мы понимали, что мы участники поистине исторического дела — культурной революции, без которой немыслимо строительство социализма», — рассказывает она.
Десятки юношей и девушек шли в учебный комбинат, готовивший помощников мастера, мастериц для шелковой промышленности, шли в школу фабрично- заводского обучения при шелковом комбинате.
С открытием текстильного техникума в городе заметно активизировалась культурная жизнь. Чаще стали выступать с концертами и спектаклями самодеятельные молодежные коллективы. При редакции районной газеты сложилась активная группа начинающих писать стихи и рассказы. Кружковцы устраивали литературные вечера, знакомили рабочих и учащихся с произведениями советских писателей. В кружок входили В. И. Тимерин, А. В. Максимов, Н. П. Дегтярев, В. Г. Семенов, И. М. Стреков и другие.
Впоследствии большинство литкружковцев стали педагогами, журналистами, научными сотрудниками. Руководил кружком преподаватель техникума В. П. Пономарев. Литкружковцев города ободрял отеческой заботой великий пролетарский писатель А. М. Горький, переписка с которым завязалась, когда Алексей Максимович еще жил в Сорренто.
Однажды из Италии в Киржач пришло письмо:
«Время от времени я посылаю вам, товарищи, книги, будьте добры известить открыткой, получаете ли вы их?
А. ПЕШКОВ».
Впоследствии сохранившиеся письма А. М. Горького были переданы бывшим кружковцем, ныне кандидатом исторических наук В. Г. Семеновым в московский литературный архив писателя. Посылки с книгами, как вспоминает Семенов, киржачские литкружковцы получали от Горького и после возвращения его на родину.

В годы первой и второй пятилеток завод «Красный Октябрь» приобретал все большее значение для хозяйства района и области Каждый год завод получал все новые и новые задания, и это ускоряло реконструкцию. На смену старому директору, не обладавшему достаточными знаниями, пришел М. Л. Альтер. Это был человек неукротимой энергии, вникавший во все детали заводского организма. Замечательным помощником ему стал молодой коммунист А. В. Прохоров, возглавлявший профсоюзную организацию. Несмотря на свою юность, он обладал даром привлекать не только молодежь, но и пожилых рабочих к решению сложнейших производственных задач.
А. В. Прохоров в 1937 — 1938 годах возглавлял районную комсомольскую организацию, был душой местной молодежи. Он добровольцем ушел в Красную Армию. Участвовал в боях с белофиннами, проявив исключительную отвагу и мужество, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. Погиб смертью храбрых в 1940 году.
Благодаря энергичным действиям руководителей завода, всей партийной организации быстрее пошло жилищное, культурное и бытовое строительство в поселке.
В 1935 году основные цехи завода вселились в новый корпус. Началась подготовка к выпуску фар обтекаемой формы.
Коренные изменения, начиная с 1938 года, происходят и в шелковой промышленности. Инициатором и организатором реконструкции шелкового комбината выступил его первый директор Иван Иванович Репков. Большой вклад в эту работу внес бывший главный инженер Серафим Александрович Павлов.
В годы второй и третьей пятилеток коренной реконструкции подвергается фабрика «Рабочий». На месте ветхих фабричных помещений в 1937 — 1938 годах был восстановлен и расширен ткацкий цех № 1, в котором установили ткацкие станки новой системы. Руководил строительством один из организаторов советской шелковой промышленности Николай Васильевич Сизов.
Осенью 1935 года страна узнала о замечательном успехе Алексея Стаханова, с помощью новой техники давшего за смену двухнедельную норму.
Стахановское движение в Киржаче первыми поддержали молодые передовики производства на заводе «Красный Октябрь» и на шелковом комбинате.
Активная подготовка кадров велась не только в учебно-производственном комбинате и школе ФЗУ при шелковом комбинате, но и на заводе «Красный Октябрь», где в 1938 были созданы курсы мастеров. Возглавлял их молодой тогда специалист П. Д. Белянчев, а заведовал учебной частью Л. Е. Супонев. Летом 1940 года состоялся выпуск мастеров.
Налаживается жизнь и в колхозах. Увеличению продукции сельскохозяйственного производства во многом способствовала новая техника, поступавшая все в большем количестве в МТС района, а также научные методы ведения полеводства и животноводства. Особенно высоких урожаев гречихи добился колхоз «Коммунар» (деревня Илькино), который поддерживал тесную связь с Академией сельскохозяйственных наук.
В села с новым хозяйственным укладом приходит и более высокая культура быта. В домах колхозников появляются детекторные приемники, в крупных селах оборудуются избы-читальни и клубы. Все большее число колхозников приобщается к постоянному чтению газет и журналов, к участию в художественной самодеятельности. Когда просматриваешь подшивки районной газеты этих лет, охватывает такое чувство, будто видишь, как растут, словно трава весной после теплого дождя, город и село, как люди тянутся к свету знаний, подлинной культуре.
В 1939 — 1940 годах значительно возрастает спрос на продукцию основных предприятий Киржача — завода «Красный Октябрь» и шелкового комбината. Имеющиеся производственные площади уже не могут обеспечить достаточного роста выпуска продукции. Начинаются изыскательские работы по расширению предприятий. В 10 — 12 километрах от комбината обнаружены богатые залежи торфа, годного для топлива. Специальная научно-исследовательская группа изучает Першинское и Вяземское торфопромыслы и делает вывод о пригодности их стать основной топливной базой шелкового комбината. В 1939 году начались первые работы на трех участках, развернулось строительство поселка для торфодобьітчиков.
В первые годы добыча торфа велась вручную, вывозили подсушенный торф к котельной комбината на автомашинах и лошадях.
Одновременно планируется большое городское строительство. По одному из проектов центр Киржача должен был сместиться к Пиковому Полю. Здесь было построено несколько двухэтажных зданий для строителей. Впоследствии их заняли рабочие шелкового комбината. По-видимому, этот проект был не совсем продуман, так как новый поселок вырос на значительном удалении и от центральной части города, и от шелкового комбината, и от завода «Красный Октябрь».
Жителей города радовали прекрасные перспективы. Но осуществлению мирных планов страны мешали империалисты. Происки японских империалистов в 1937 году, белофиннов — в 1939 — 1940 годах отвлекали средства от мирных строек, заставляли мобилизовать силы для отпора врагу. В эти годы сотни жителей Киржача ушли добровольцами в ряды Красной Армии. Одни из них доблестно сражались в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол, другие получили первое боевое крещение в боях с белофиннами. Их товарищи, оставшиеся на рабочих местах, не жалели сил, чтобы крепить мощь и обороноспособность Родины.

/Киржач. Очерк истории. С. Кротов, С. Кошкин. Верхне-Волжское книжное издательство. Ярославль. 1975./
Город Киржач

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Киржач | Добавил: Jupiter (18.02.2017)
Просмотров: 742 | Теги: Киржач | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика