Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
26.09.2021
12:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [141]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1400]
Суздаль [421]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [448]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [236]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [155]
Гусь [166]
Вязники [315]
Камешково [105]
Ковров [398]
Гороховец [125]
Александров [269]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [151]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [33]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1561]
архитекторы [6]
краеведение [47]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [17]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [29]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 40
Гостей: 40
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Рыскин Сергей Фёдорович, поэт

Рыскин Сергей Федорович

Рыскин Сергей Федорович родился 2 октября 1860 г. в семье купца III гильдии, в селе Писцово Нерехтского уезда Костромской губернии (ныне на территории Ивановской области). В метрической книге о рождении Сергея Рыскина в 1860 г. указаны отец Федор Васильевич и мать Елена Ивановна.
Еще прадед будущего поэта Александр Михайлович Рыскин имел фабрику. Дед поэта Василий Александрович первым в костромской стороне установил (1835 год) паровой двигатель на своей фабрике. Дядя поэта Харлампий Васильевич (1823-1876) и отец Федор Васильевич продолжили семейное дело. Они преуспели. Им дают звания почетных граждан...
Его отец был владельцем ситценабивной фабрики в селе Писцово Нерехтского уезда Костромской губернии, расположенном в сорока километрах от будущего города Иванова. В 1867 году предприятие обанкротилось, семья переехала во Владимир.


Ул. Подбельского, д. 1
Дом был возведен владимирским купцом Черниковым во 2-й половине XIX века. В этом доме жил поэт Рыскин Сергей Федорович.

В 1873—1878 годах учился во Владимирской гимназии, не окончив ее в связи с нервным расстройством.
«...И он (Федор Васильевич), оставив семью с домочадцами во Владимире, вернулся на родину. И там устроился-таки управляющим на свою же бывшую фабрику (Писцово)... И Федор Иванович неожиданно умер. Прямо возле здания фабрики, под цветущим липовым деревом…» Ф.В. похоронен на кладбище Вознесенского храма г. Иваново-Вознесенска.
После смерти отца Сергей тяжело заболел и практически прикованный к постели много читал, а затем постепенно научился рифмовать слова. Подросток сочинял частушки, и их распевали по всей округе.
После выздоровления Рыскин мечтал уехать в Москву для литературной деятельности и в 1878 г. обратился за материальной помощью к иваново-вознесенскому фабриканту И.Н. Гарелину, но не получил ее. Рыскин выступил в печати, поместив за подписью «Слово-Рцы» в московском журнале «Развлечение» (1878 г. № 12) стихотворение «Ванька-Каин», - об И.Н. Гарелине.
В 1879 г. Сергей отправился в город Ковров, чтобы поступить в железнодорожное училище.
В 1879-81 годах Сергей Федорович учился в Ковровском техническом железнодорожном училище при Московско-Нижегородской железной дороге (там началась его дружба с П.В. Заведеевым).
В студенческие годы Рыскин написал свою первую поэму «Железнодорожники», после которой его пригласили работать в одну из московских газет. Живя в Москве, поэт полгода отработал машинистом на Московско-Нижегородской железной дороге.


Рыскин Сергей Федорович

В конце 1881 года начал литературную работу в «Русском сатирическом листке» (издание Н.А. Полушина), будучи принят туда секретарем редакции. В дальнейшем работал (в разное время) в «Московской газете» Погодина, в «Московском листке» и журнале «Развлечение».
Как поэт Рыскин близок к некрасовской школе, стихи напевны. В его творчестве отражена жизнь бедного люда, стихи проникнуты сочувствием к нему. Многие написаны на темы из крестьянской жизни, по мотивам народных преданий (циклы "В деревне", "На Волге", "Народные мотивы", "Сказки"). Рыскин создал ряд "городских романсов", получивших известность, наиболее популярный - "Удалец" ("Живет моя отрада в высоком терему...").
Перу Сергея Рыскина принадлежат также: сборник стихов «Первый шаг» (1888 г.), Роман о старообрядцах «Купленный митрополит или Рогожские миллионы» (1893 г.), юмористические рассказы и фельетоны.
С августа 1891 г. и вплоть до своей кончины Рыскин сотрудничал с "Русским листком", где из номера в номер печатал романы, повести, рассказы, очерки. Осн. темой его прозаич. произведений, как он сам писал, было "разоблачение темной деятельности современного раскола" (романы "Андрей Шутов", "Лжеархиерей", "Купленный митрополит"). Несколько романов из жизни старообрядцев ("Раскольничьи мощи", "Чурбановские миллионы", "Греховодники") Рыскин опубликовал в 1894-95 гг. в "Петербургском листке". Печатался Рыскин также в юморист. журн. "Заноза", "Будильник", "Гусляр", "Развлечение".
Известно, что в последние годы жизни С.Ф. Рыскин стал злоупотреблять алкоголем. Измученный каждодневной журналистской работой, Рыскин заболел чахоткой. Поездка на юг не дала результата. Вернулся в Кусково под Москвой, где жила семья, почувствовал себя еще хуже, был перевезен в Москву.
Скончался 10 августа 1895 г. от чахотки (туберкулеза) в Москве. Похоронен на кладбище Андроникова монастыря в Москве.
На отпевании присутствовали сотрудники газеты "Русский Листок" в главе со своим редактором, сотрудники "Московского Листка" и сотрудники некоторых других газет. На могильный холм были возложены венки: от родственников, от редактора и сотрудников "Русского Листка" и от редакции журнала "Развлечение".

В селе Писцово на центральной площади установлен памятник Сергею Рыскину.

Поэт-песенник

(К 50-летию со дня смерти С.Ф. Рыскина)

Исполнилось 50 лет со дня смерти скромного, но талантливого и симпатичного поэта С.Ф. Рыскина. В наши дни он совершенно забыт, и только несколько стихотворений его, ставших народными песнями, ходят без имени автора по всему необъятному пространству нашей страны.
Сергей Федорович Рыскин родился 2 октября 1860 года в селе Писцове, Костромской губернии. Дальнейшая его жизнь протекала в пределах Владимирской, где его отец,- разорившийся купец,- служил по фабрикам и заводам.
Учился Рыскин во Владимирской гимназии, но курса не кончил, так как заболел и вследствие этого вышел из пятого класса.
Выздоровев, Рыскин поступил учиться в Ковровское техническое железнодорожное училище. Незадолго до этого он, начавший рано писать стихи, выступил в печати, поместив за подписью «Слово-Рцы» в московском журнале «Развлечение» (1878 г. № 12) стихотворение «Ванька-Каин». Рассказывают, что стихотворение наделало много шума в местных промышленных кругах, так как под именем Ваньки-Каина автор вывел Иваново-вознесенского фабриканта-миллионера И. Гарелина.
Во время учебы в Ковровском железнодорожном училище Рыскин стал печататься уже постоянно. Товарищем одноклассником его был, между прочим. Павел Васильевич Заведеев, тоже начинающий писатель-владимирец. Между юношами была тесная дружба, и они вместе выступали в «Развлечении» против злоупотреблений, царивших тогда на постройках железных дорог: Заведеев писал очерки в прозе «Железнодорожные…», а Рыскин – отрывки из поэмы в стихах «Железнодорожники» («Дубинушка», «Герасим – печник», Дядя «Орган», «Сорок из сорока-сороков»).
В 1881 году Рыскин окончил железнодорожное училище и поступил машинистом на Московско-Нижегородскую железную дорогу, с местожительством в Москве. Но железнодорожника из него не вышло. Послужив полгода, он уволился и стал заниматься исключительно литературным трудом.
«Читал его мало, но слышал про него много»,- пишет про Рыскина А.П. Чехов. Действительно, Рыскин быстро привлек к себе широкий круг читателей и получил известность в журналистских и литературных кругах.
К сожалению, ему много мешал тогдашний литературный эксплуататор, издатель «Московского Листка» Пастухов, в зависимости от которого находился тогда Рыскин. Так, например, когда известный писатель-юморист Н.А. Лейкин, издававший в Петербурге журнал «Осколки», поручил А.П. Чехову, сотрудничавшему в этом издании, привлечь в Осколки» и Рыскина, А.П. Чехов 11 ноября 1884 года отвечал Лейкину: «Рыскин едва ли будет вашим сотрудником. Пастухов не пустит».
И только в 1892 году Рыскину удалось избавиться от Пастухова. Но было уже поздно. Измученный тяжелой, но скудно оплачиваемой в то время литературной работой, Рыскин заболел чахоткой и 10 августа 1895 года умер. Не достигнув и тридцатипятилетнего возраста.
Крупного следа в литературе Рыскин, несмотря на свою одаренность, не оставил. Обремененный семьей, он вынужден был в погоне за заработком, размениваться на мелочи. Писал он много, но только стихи, но и прозу – очерки, рассказы, повести. Отдельным изданием вышли сборник стихов: «Первый шаг» (М. 1888. 456 стр.) и роман «Купленный митрополит или рогожские миллионы» (М. 1893. 414 стр.).
Как поэт, Рыскин сформировался в Некрасовской школе. Для лучших его произведений характерны мотивы любви к народу и горячего сочувствия его нуждам («Говор дождя», «Плоты пришли», «Лошадь», «Письмо из Москвы»).
Не чужды демократической поэзии Рыскина и революционные настроения, особенно на первом этапе творчества («Современные баллады», «Памятники прошлого», «Нумер вышел», отрывки из поэмы «Железнодорожники»).
Но в особенности творчество Рыскина подкупает своей народностью. Он тонко чувствует дух народа, его творчество и любовно передает в стихах народные предания, сказы, легенды («Богатырь Святогор», «Пасхальный звон», «Повесть про Никиту Замятина», «Накануне Ивана-Купалы»).
Благодаря простоте языка и применению песенных интонаций, многие стихотворения Рыскина приобрели широкую известность, войдя в народ как песни. Наиболее популярной из них является песня «Отпускается темная ноченька, хороша эта ноченька в лесу», заимствованная из большого стихотворения Рыскина «Бродяга».
Еще более популярна другая песня Рыскина «Удалец», начинающаяся строфой:

Живет моя зазноба в высоком терему;
В высокий этот терем нет ходу никому;
Но я нежданным гостем,- настанет только ночь,-
К желанной во светлицу пожаловать не прочь!
Без шапки-невидимки пройду я в гости к ней!
Была бы только ночка сегодня потемней!..

Эту песню мы слышим повсюду. Она – любимая песня молодежи.
Так запечатлелись в памяти народа и в миллионах уст песни Рыскина. «Не лучше ли для поэта,- высказался однажды знаменитый наш поэт Александр Блок,- такая слава, чем целый том критических статей или мраморный памятник?».
Л. Богданов
(газета «Призыв», 22 августа 1945).

УДАЛЕЦ
Живет моя зазноба в высоком терему
В высокий этот терем нет ходу никому;
Но я нежданным гостем - настанет только ночь -
К желанной во светлицу пожаловать непрочь!..
Без шапки-невидимки пройду я в гости к ней!..
Была бы только ночка сегодня потемней!..
При тереме, я знаю, есть сторож у крыльца,
Но он не остановит детину-удальца:
Короткая расправа с ним будет у меня -
Не скажет он ни слова, отведав кистеня!..
Эх, мой кистень страшнее десятка кистеней!..
Была бы только ночка сегодня потемней!..
Войду тогда я смело и быстро на крыльцо;
Забрякает у двери железное кольцо;
И выйдет мне навстречу, и хилый и седой,
Постылый муж зазнобы, красотки молодой,
И он не загородит собой дороги к ней!..
Была бы только ночка сегодня потемней!..
Войдет тогда к желанной лихая голова,
Промолвит: будь здорова, красавица вдова!..
Бежим со мной скорее, бежим, моя краса,
Из терема-темницы в дремучие леса!..
Бежим - готова тройка лихих моих коней!..
Была бы только ночка сегодня потемней!..
Едва перед рассветом рассеется туман,
К товарищам с желанной примчится атаман;
И будет пир горою тогда в густом лесу,
И удалец женою возьмет себе красу;
Он скажет: не увидишь со мной ты черных дней!..
Была бы только ночка сегодня потемней!..
1882
История создания этой песни, пользующейся популярностью и в настоящее время, весьма интересна. В основе её поэтического текста лежит реальный случай, произошедший в городе Коврове Владимирской губернии в 1830-х годах. Эта своего рода повесть о русских «Ромео и Джульетте», весьма напоминет приключенческий роман.
Молодой человек по имени Николай – сын богатого купца и уважаемого в городе человека Ильи Федоровича Шаганова, влюбился в дочь потомственного дворянина Локтева, служившего в земском суде – юную Надежду. Девушка также отвечала взаимностью.
Илья Фёдорович Шаганов – отец прототипа героя, был не только богатым купцом, но и весьма уважаемым человеком, которого ковровчане трижды избирали главой города. В этой почётной должности он удостоился принимать в Коврове, прибывших с визитами, императора Николая I и его сына: будущего императора Александра II.
Николай Шаганов прислал к Локтевым сватов. Однако, несмотря на то, что дворянское семейство было обедневшим, гордость знатного рода не позволяла им породниться с людьми низшего сословия и молодому человеку категорично отказали. Впрочем, новоявленный жених не отчаялся. Получив согласие своей возлюбленной, он, при помощи друзей, выкрал девушку из отчего дома. Удалая тройка доставила невесту до села Осипово, где в местной церкви молодых и обвенчали.
В то время брак между людьми различного социального положения, заключённый без благословения родителей, да ещё путём похищения, считался из ряда вон выходящим и осуждаемым событием. Тем не менее, молодые люди ради своей любви, ничего не боясь, пошли против мнения общества. Такое неординарное и скандальное событие не только долго жило в памяти местных жителей, но и передавалось следующим поколениям.
Родители Надежды Локтевой, узнав, что их дочь тайно обвенчалась с безродным недостойным «купчишкой», подали в суд. Они так противились этому браку, что не погнушались обвинить свою дочь в воровстве драгоценностей. Девушка действительно забрала с собой несколько колец, которые были уготовлены ей в приданное. Процесс длился целый год, но в итоге закончился примирением сторон, а Локтевы всё же простили свою дочь.
Николай и Надежда прожили в счастливом браке сорок лет, родив и воспитав трёх сыновей. Один из них – Вячеслав занимался активной революционной деятельностью и даже побывал в сибирской ссылке, где общался с В.Г. Короленко и Н.Г. Чернышевским.
Возможно эта романтическая история не получила бы более широкой огласки, если бы в Ковров, в 1879-1881 годах на обучение в железнодорожное училище при Московско-Нижегородской железной дороге не приехал молодой поэт Сергей Рыскин.
Талантливый самородок, с юной поры увлёкающийся стихосложением, от своих училищных приятелей услышал данное авантюрное повествование, которое более сорока лет передавалось из уст в уста. Красивая легенда крепко засела в память молодого поэта. В 1882 году, сидя в одном из питейных заведений, находящихся уже в Москве на Кузнецком мосту, он написал на салфетке стихотворение «Удалец», начинавшееся словами «Живет моя зазноба в высоком терему». Поэт опубликовал своё поэтическое творение в популярной газете «Московский листок», а через шесть лет оно вошло в сборник стихов «Первый шаг». Он значительно приукрасил, услышанную в Коврове легенду. Главным героем он сделал удалого разбойничьего атамана, который намеревается тайно увезти молодую возлюбленную от богатого, но старого постылого мужа.
В начале XX века стихотворение «Удалец» в сокращённом и изменённом варианте зазвучало на эстрадных площадках, как песня «цыганского репертуара». Его пела известная исполнительница романсов Варвара Панина, а также певец Николай Красовский. Мелодию к этой композиции, которая теперь стала называться «Живёт моя отрада» сочинил гитарист-аккомпаниатор Михаил Шишкин. Но на этом преображение стихотворения «Удалец» не закончилось. В 1918 году поэт Сергей Клычков, не подозревая, что песня «Живёт моя отрада» имеет автора и, предполагая, что она является плодом народного творчества, литературно отредактировал текст первоисточника. Лихой атаман у него стал героем-молодцом, а седого мужа он вовсе убрал из текста. В итоге измененная версия отличалась весьма существенно от первоисточника. Однако текст был отшлифован так, что песня, после всех внесённых поправок, за короткий срок покорила не только города, но и сельскую местность всей России.
Её исполняли многие известные отечественные певцы: Лидия Русланова, Сергей Лемешев, Клавдия Шульженко, Вадим Козин, Иосиф Кобзон, Надежда Кадышева, Александр Малинин…



ИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ "БРОДЯГА"
Опускается темная ноченька...
Хороша эта ночка в лесу!
Выручай меня, силушка-моченька, -
Я неволи в тюрьме не снесу!..
Ой! погнулась решетка оконная,
Задрожали в стене кирпичи...
Тише... Стража окликнула сонная:
"Эй, сорвиголова, не стучи..."
Цепь долой!.. Отдохните же, ноженьки,
Без тяжелых железных колец,
Верой-правдой служите в дороженьке:
Из тюрьмы побежит удалец!..
Сердце вольное бьется с тревогою...
В жилах кровь закипела ключом...
Дай-ка снова решетку потрогаю,
Принажму молодецким плечом!..
Подается решетка... погнулася...
Сорвалась - и упала, звеня...
Стража в душной тюрьме не проснулася.
Ну... теперь не догонят меня!..
1888
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Категория: Ковров | Добавил: Николай (02.11.2017)
Просмотров: 1753 | Теги: Владимир, Ковров, поэзия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru