Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
22:51
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [159]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [54]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 29
Гостей: 28
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Муромский литкружок «Звено Октября»

Муромский литкружок «Звено Октября»

«На одном из собраний местных молодых писателей и поэтов, сгруппировавшихся вокруг «Луча» положено начало организации литературного кружка, в который пока вошло всего только 8 товарищей.
Организованный кружок постановил наименоваться именем «Звено Октября», подойдя таким образом под стяг, под программу Московской группы поэтов и писателей «Октябрь».
Только эта группа – «Октябрь» смело взялась за отражение в своих произведениях подлинного быта рабочих и крестьян, только она правильно подошла к разрешению выдвинутого перед пролетариатом вопроса и имеет уже в своем разрешении кое-какие практические достижения.
Все остальные «пролетарские» группы писателей и поэтов, как например, «Кузница» переродились, не оправдали себя, растворились во «взлетах к небу, в красивых выкриках» и вынуждены были рассыпаться, а их участники избрать два пути: один в «Октябрь», другие к буржуям, в буржуазный союз писателей.
Вслед за «Кузницей» потянулось и правление Всероссийской ассоциации пролетарских писателей и поэтов.
Поведение этих групп привело к тому, что у пролетарских, действительных пролетарских творцов нет теперь Всероссийского объединения,— «Октябрю» надлежит его создать и в скором времени созывается съезд пролет. пис. и поэтов.
И мы верим, что после этого — оно Всероссийское объединение будет жизненно.
Итак,— мы идем под знаменем «Октября», мы идем по дороге учебы на путях к пролетарскому творчеству и приглашаем в наше «Звено Октября» все творческие силы нашего края, готовые разделить наши взгляды.
Наши собрания происходят еженедельно по понедельникам в помещении редакции «Луч» в 7 час. вечера.
Желающие примкнуть к нам — являются на собрания.
Желающие примкнуть к нам из дальних сел и деревень и других городов — шлют заявления по адресу: г. Муром, редакция газеты «Луч», «Звено Октября» (Газета «ЛУЧ» 23 Марта 1924 года).

В этом же номере газеты опубликовали свои стихи Никифор Тагунов (Муром), Григорий Алый (Серпухов), Сергей Виноградов (Владимир), Дмитрий Рабочий (Муром).
В этом году было много публикаций стихов следующих авторов: Клинский – (И.П. Никольский), Овод - (А.Ф. Китаев), С. Танин, Фита-Эс, Фа-Соль - (Ф.Я. Селезнёв).
В целом же за 1924 год в газете опубликовано 104 стихотворения.

Наш призыв
Ко всем — писателям, поэтам,
Горит в ком творческий повыв,
Кто жаждет знанья, рвется к свету —
Мы шлем наш пламенный призыв.

Ко всем, кто к НЭП'у не взывает,
Кто у плугов, у верстака,
Трудясь кто песнь свою слагает
Под разговор и шум станка.

Ко всем, кто с песней труд свой спорит,
В кем гордость взлетов горяча,—
Иди в наш круг и дверь отворит
Тебе редакция «Луча».

Не бойся - пол не замарает
След трудовых твоих лаптей,—
Лишь тот поэт, кто не желает
Иметь сапог — души светлей.
/Н. Тагунов. Гор. Муром./

Ткачиха
Мне радостно смотреть на шелест веретен,
Их шум, как песенка вливает бодрость в душу.
И нитки долгие, как золотистый лен
Бегут по валикам; их бег я не нарушу.
О ты, прекрасная ткачиха, у станка!..
Ты ткешь свой новый быт,
Заочарован я тобою у окна,
Весь завороженный, как сказочный погудком.
А песня со станков бежит как водопад
И льется ручейком на белые волокна…
Не знаю сам, кому я больше рад,—
Тебе-ль, иль солнцу с улыбкою чрез окна?!.
/Григорий АЛЫЙ. Гор. Серпухов./

Отчего-отчего
Солнце-солнце, я снова сегодня
Буду пить золотые лучи.
Снова вспомню о брошенной родине,
Снова сердце мое застучит.

Снова сердце забьется птахою,
Вспомнив радость заброшенных дней.
Вспомнит снова, как в потной рубахе я
Средь зеленых шагаю полей.

Звякнет ветер весенними звонами,
Всколыхнутся деревья шурша.
Лейся громче веселым гомоном—
Моей юности—молодая душа.

Отчего-отчего мне так хочется
В этот день под весенним лучом
В даль манящую, знойную броситься,
С развевающимся кумачом.

Эх, уйду и ускорю походку я,
Что-б сплясать по полям трепака,—
Зазвени мое сердце чечеткою
Из под рваненького пиджака.
/Сергей Виноградов. Г. Владимир/

ГОРНЫ
Шипите горны! Дымите трубы,
Взвевайте в тучи фабричный чад.
Пусть ветер дышет, слепой, беззубый,
Но трубы в тучи—
Победно—жгучий
Пошлют каскад.
Пусть красным смехом под крик машины,
Забрыжжют горны ручьями брызг.
Вздымайтесь спины!
Мы исполины,
Мы обновим машинный визг.
И горны глухо, как шум прибора,
Вскричали разом в немую высь.
Мы с новой силой борьбу удвоим
Мы раньше тлели,— теперь зажглись.
/Сергей Виноградов./

ОСЕНЬ

Острый осенний ветер бьет и хлещет потоком измороси, пронизывает насквозь, мечется, рвет, издевается...
С звериной страстью сшибает деревья, сдирает с них уцелевшие листья, разбрасывает по земле и стелет шурша мягкий, пушистый ковер.
По небу несутся вереницей набухшие свинцовые тучи и как-будто-бы нет им конца...
Холодно... неприветливо... Только ветер поет, стонет, тоскует...
Так вот она, вот она — осень в полном расцвете своей красоты...
Маленькая, серенькая деревушка... Серый осенний день... мутное заплаканное небо, желтые пятна полей...
И избушка — дряхлая такая, закачнулась на бок в как-будто-бы застыла в мечтах о прежней молодости своей...
А дождь моросит... моросит... моросит...
Дедка — Пахомыч, еле передвигая ноги, хлюбая лаптем в грязи — тащится в свою такую-же старую как и сам избушку, а в избушке — внучка, радость Пахомыча.
У Пахомыча нет никого нa свете кроме внучки, а у внучки вся родня, что дедка.
Был когда-то у внучки — Мани отец, была и мать, да примерли; не знает их Маня.
И живет внучка у Пахомыча деда своего по родимому батюшке, и радехонек дедка: подле него живая душа растет.
А Мане — 16 лет...
Все чаще Мани оставляет Пахомыча одного в избенке и все реже слушает его страшные сказки, а еще реже читает своему деду святую псалтырь.
И вот идет Пахомыч, хлюбая лаптем в грязи, да в думках и разбирается: не иначе Маня с молодцом успела спознаться.
А резкий ветер тройкой мчится по улице и звенят, четко забубенивают, поют, разговаривают его ветряные бубенцы...
И еще горше у Пахомыча на сердце:
— Какое время-то топерича... разврат, да соблазн кругом, а внучке - Маничке всего только 16 лет...
И боится дед за внучку, и ругает, и жалеет ее, тик, кажась, прижал-бы головенку к груди старческой, прижал и не выпустил, не дал-бы никому... Только хватит-ли стариковской силы?!
Хохочет ветер подскакивая улицей, хохочет, подкидывает изморосью в лицо Пахомычу, наровит шапку сорвать... насмехается...
Идет Пахомыч — костылем упирается, радуясь, что скоро и пути конец: избушка своя вот уж под носом...
А дождик моросит... моросит... моросит...

Всматриваясь через узкое оконце избушки на серые сумерки, серое небо и эти серые, мокрые «суседские» домишки — Маничка, внучка Пахомыча, мечтая купается в солнечных ярких лучах.
В мечтах город железо-каменный миражится, шумный, большой...
Вот и проспект... и рабфак — кузница умов молодых.
Столики — скамьи, столики скамьи и Петька Крючек на переднем ряду...
И чего — это шепчут алые полоски Майиных губ, о чем шелестят?..
— Петька Крючек... И почто я спозналась и пошла за тобой!?.
Вспоминает Маня первый сдвиг к комсомолу, а потом... пламенем в сердце дохнули, жизнью какой-то стальной.
И как они Маничка закружилась в комсомольских рядах... в волость... конференция... соседние ячейки... И недовольство, злобное рычание старого деда...
И снова, еще раз перечитывает внучка — Маня «писульку» Петьки Крючка и слова: «приезжай, будем вместе учиться, будем новыми, светлыми людьми» заставляют биться сильнее ее сердце, томно кружат голову.
— Петька Крючек... В город! Стукнуло по мозгам и застряло...
Только ветер злой шуршал соломой по крыше, выл в трубе, смеялся под окошком, то вдруг с визгом уносился куда-то туда — в поле... Мелкой дробью барабанил по стеклам избушки мелкий осенний дождичек...

До самой полуночи горячился дед лежа на печке, до самой полуночи упрашивала с плачем деда Маничка, не отпускал дед, бить грозился.
— Город, город! Ничего хорошего в городе нет,- разврат, да соблазн один. Парню город — разгул, а девке — каторга...
Пробовала Маничка рассказать деду о рабфаке,- ничего не вышло... А когда внучка пригрозила тайком обежать — Пахомыч запер в сундук всю ее одежонку.
Запер, успокоился и заснул.
До рассвета плакала Маня о том, что не понял ее старый дед, а резкий осенний ветер напевал ей свои грустные осенние песенки.
Дробью бился мелкий осенний дождик в стекла избушки, звал, манил Маничку в далекий путь, звал в путь к борьбе за знанья, звал к светлой жизни, сулил лучшее завтра... А когда в узкое оконце избенки врезались первые лучи распустившегося утра — Маничка крадучись вышла из избенки и, вздрагивая под напором осенней непогоды, двинулась прочь от деревни в большой, шумный город, к Петьке Крючку, что-б с ним вместо рука об руку добывать знания, ковать новую светлую жизнь.
Г. Муром. Дмитрий Рабочий.

Муромские поэты

Барсов А.А. - Муромский поэт.
Зворыкин Иван Федорович (1863 – 1893) – Муромский поэт.
Рябинин Анатолий Николаевич (30 мая (11 июня) 1874 — 12 февраля 1942) — поэт, геолог, палеонтолог, директор Геолкома (1921—1923), профессор, доктор геолого-минералогических наук, Председатель Российского палеонтологического общества (1940—1942).
Селезнев Федор Яковлевич (1876 - 1940) – муромский археолог, поэт, заведующий Муромским музеем (1924–1925), директор Владимирского государственного областного музея (1926-1930).
Тагунов Никифор Николаевич (1898-1968) – поэт, первый уездный комиссар просвещения в г. Муроме (февраль-март 1918 г), организатор и председатель местной Чрезвычайной комиссии, один из основателей Муромской комсомольской организации, I секретарь Муромского Укома ВКП (б).
Город Муром
История типографии города Мурома
В 1924 году в Муроме прошла Выставка стенных газет.
Культура Владимирской губернии в нач. ХХ века

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (07.11.2018)
Просмотров: 12 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика