Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
25.08.2019
18:25
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1079]
Суздаль [344]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [365]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [109]
Гусь [123]
Вязники [233]
Камешково [66]
Ковров [290]
Гороховец [94]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [23]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [46]
Селиваново [27]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [67]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [30]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Алебастровые копи во Владимирской губернии (1857 г.)

Алебастровые копи во Владимирской губернии

/Владимирский сборник. Материалы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии. Составил и издал К. Тихонравов. Москва. 1857./

Алебастр открывается во Владимирской губернии по двум направлениям: начинаясь на правом берегу Клязьмы, от Голышевского оврага, в восточной части Ковровского уезда, идет через южную оконечность Вязниковского уезда до самого города Гороховца, на пространстве 1,800 кв. верст, и открываясь в Муромском уезде, на правом берегу реки Оки, в так называемых Перемиловских горах, идет до пределов губернии, на пространстве до 600 кв. верст.
Разрабатывается здесь алебастр только в Перемиловских горах, в береговых откосах Оки, на пространстве 20 верст вниз по течению ее, начиная от Пертовских гор (от дер. Пертовой) до Сапунских гор, помещичьими крестьянами селений Базарова, Болотникова, Клина, Курмыша, Голенищева, Короваева, Жайского и Сапуна. Далее до пределов губернии алебастр берется только тот, который выступает наружу. Близ села Павлова, Нижегородской губернии, есть также довольно алебастра и там он легко добывается; потому что лежит почти наверху под небольшим слоем глины и вследствие этого там добыча его стала заметно развиваться и самая погрузка на барки по близости реки весьма удобна. Разработка алебастра в Муромском уезде возникло лет 70 назад.
Алебастр лежит горизонтально в половине высоты горы или непрерывным слоем, или попадается глыбами; поэтому первоначально роют внутрь горы горизонтальную, как называют крестьяне, «нору», до тех пор, пока покажется алебастр. Нора до того места, где открывается слой алебастра, роется не более 2 аршин в ширину. Вывозимая из норы глина образует при входе площадку, на которой складывается добытый алебастр. Врывшись сажень на пять, а в иных местах на десять и даже на двадцать, находят алебастр, покрытый толстым слоем красной глины: слой этот крестьяне называют «климатъ»; по снятии ее начинается слой красноватой каменистой массы, которую называют «опокою» и «наплывью»; под этой массой идет уже чистый алебастр, а под ним опять слой глины и ниже ее идет снова алебастр; но в большей части нор вынимают один верхний слой алебастра, а нижний, несколько прикрытый глиной, остается под ногами. Бывает, что крестьяне иную пору роют целую зиму, но ее дорываются до алебастра и оставляя эту работу, на следующую зиму начинают рыть новую нору. Но зато, если попадут на обширный слой алебастра, работают в одной норе зим по 7 и более. Как скоро покажется слой алебастра, галерея расширяется, смотря по величине слоя или глыбы и по числу работников.
Прежде чем скажем, каким образом добывается алебастр, считаем не лишним перечислить сами орудия, какими производятся работы. Орудий для этой работы немного и все они самого простого устройства, а именно:
1) пазник – на длинном прямом топорище насажен, как и обыкновенный топор, с таким же обухом, длинный круглый остроконечный молоток, весом до 6 фунтов;
2) дека, или как еще называют, клевецо,- это тот же пазник, только с двумя противоположными остриями, или тот же остроконечный с обеих сторон молоток фунтов до 12 весом;
3) мотыга или лопата, для выравнивания мягкой земли;
4) санки или полозки – два несколько изогнутых полена, соединенные поперечинами;
5) рычаги – крепкие шесты, для выворачивания глыб алебастра.
Разработка алебастра начинается от потолка. Пазниками выбивают лежащий ниже потолка слой глины, деками сбивают наплыв и делают таким образом слой алебастра открытым аршина на два и более вперед; потом лежа на полу, на коленях и сидя, как удобнее, подкапывают его снизу, а чтобы алебастр не отломился и не раздавил, в тоже время ставят под него подпорки. Когда вокруг алебастра выроют достаточное пространство, тогда, выколотив подпорки, становятся на глыбу его рядом, и сильно, в раз, бьют деками; по направлению ударов алебастр дает трещину и отваливается куском в несколько сот пуд, и даже в тысячу и более.
Число работников в норах неодинаково. Семейства по два, иногда по три, а иногда и более, роют в одной норе и таким образом артели бывают от 10 до 25 и даже до 30 человек, но не более. Каждая артель делится на больших и подростков или недоростков, лет от 12, не моложе. Большие отрывают алебастр и расколачивают его на куски, а глыбы наплыви раскладывают по обеим сторонам норы снизу до верху, которая таким образом, упираясь в пол и потолок, служит опорой для верхнего и бокового давления; от этого разработанная площадь позади рабочих становится уже и через то сберегается лес, употребляемый на подпорки. Лес на подставы крестьяне покупают из сплавляемого по реке Оке из Тамбовской губернии; только Голенищевские приготовляют для себя из леса, отпускаемого им от помещицы их Засецкой. Недоростки вывозят из норы лишнюю глину и алебастр. Работы в норах производятся с огнем. Горящая лучина, воткнутая в стену, довольно светит, но очень дымит и отрывает работающих от дела для ее смены. Вообще работа идет медленно и тяжело; согбенное, по большей части, положение тела во время работы, жар и дым от лучины скоро утомляют работников. Иногда они, выбив много глины, должны дожидаться, когда выведут ее недоростки; каждый из них на санках по глинистому полу вывозит за раз не более 2 пудов и при всей поспешности может сделать не более 15 оборотов во все время продолжения работы.
Впрочем работа идет так тяжело и медленно только в норах Жайских, Сапунских и частью в Голенищевских. В норах же Клинских, Курмышских, Базаровских и Пертовских гораздо легче. Здесь высота нор доходит до 3 ½ аршин. Длина нор различна и вообще зависит от того, как далеко идет слой алебастра и от расчета работающих. Малые артели почти каждую зиму начинают новую нору; чем короче галерея, тем для вывозки удобнее. В Клинских горах раз разрабатывали одну нору лет семь и тогда длина галереи в норе доведена была до 170 сажен. От потолка до алебастра и снизу его вынимается глины и наплыви столько, что из алебастра образуются так называемые «полати»,- и работники могут стоять прямо; дым скопляется выше головы и так удобнее выходит из норы. Более же всего ускоряет и облегчает работу то, что глина и сам алебастр вывозятся из нор лошадьми; каждая лошадь вывозит в раз от 10 до 15 пуд. В Жайских и других норах нельзя использовать лошадей, потому что алебастр лежит в тех горах очень низко.
Работы вообще производятся в зимнее время с ноября или декабря, смотря, по суровости зимы, когда земля крепко промерзнет, и продолжаются по март месяц; в прочее же время разработки здесь вовсе не бывает; ибо оттаявшая земля обрушается и потому работать в норах не только неудобно, но и крайне опасно, но даже совершенно невозможно; ходят в норы, отобедав, и роют до ночи. Этим-то алебастровый промысел еще полезнее, что, нисколько не отнимая времени у занятий по земледелию, дает крестьянам верные заработки в самое глухое время для поселянина.
Добываемый алебастр, по его достоинству, можно разделить на три разряда: лучший, средний и низкий. К первому разряду можно отнести добываемый в Жайских и Сапунских горах, но преимущественно в Жайских он имеет свойства гипса, чист, бел и совершенно без жил, идет на лепные фигуры, барельефы, капители колонн и другие архитектурные украшения. Алебастр, добываемый во всех прочих горах, идет, по обжигании, на штукатурку; тот алебастр, в котором меньше глинистых жил и слоев, относится ко второму разряду, а в котором их более и вообще он серее, к третьему. Этот последний алебастр открывается первый в разрабатываемой норе; вообще чем глубже отрывается алебастр, тем свойства его бывают лучше.
Движение этой отрасли промышленности и обороты по ней в 10-летие с 1844 г. были в следующем виде:

С 1847 года цены на алебастр стали значительно падать, так что с 1852 по 1854 год лучший алебастр, первый сорт, продавался не выше 15 руб., а низший по 8 и даже по 7 руб. 50 коп. за 1,000 пуд.,- и притом в эти годы много оставалось алебастра на местах не проданного. Надобно заметить, что алебастр на месте вообще продается тысячами пудов и цена полагается не с пуда, а с тысячи пудов, то есть тысяча пудов берется за единицу. В 1854 году требования значительно усилились так, что алебастра было продано на сумму до 9,000 руб. и цены на него довольно повысились, это покажет следующая ведомость:

Жайского алебастра добывается по количеству гораздо менее сравнительно с прочими, но по качеству и ценности, он доставляет крестьянам значительные выгоды.
Продажа алебастра производится на месте. Сначала промышленники списываются с купцами и уведомляют их о количестве добытого алебастра. Главные покупатели – Коломенские торговцы; они присылают приказчиков и делают письменные условия в цене, без всякой впрочем формальности, и как называют крестьяне, домашние; цены назначаются и с погрузкой на барки, то есть, чтобы крестьяне доставили алебастр от нор до барок; так как он отправляется на барках уже в то время, когда Ока находится в таком положении, что расстояние от нор до барок доходит в иных местах до ½ версты. При продаже и погрузке, получив задатки, начинают пировать или, как говорят они, «спивать съ хозяина магарычь». Продажа производится только на чистые деньги. Барки приплывают за алебастром в июле и августе, числом до 22, и на каждую из них складывается алебастра по 27,000 пуд и несколько более и с этим грузом они отправляются к местам сбыта но Оке, Клязьме и Москве-реке. Сухопутной отправки алебастра не бывает. Сбыт производится только частью в прибрежных городах тех рек, и то отпускается алебастр только низших сортов, идущий на штукатурку; лучший же доставляется Коломенскими торговцами преимущественно в Москву.

Ломка алебастра

/Оценки земель Владимирской губернии. Том I. Выпуск III. Промыслы крестьянского населения. 1913./
Правый возвышенный берег Оки, называемый геологами «Кейперский», богат наслоениями алебастровых пород, начиная от образования Перемиловских гор, где находится древ. Троицкая церковь путыни, в 28 верстах от г. Мурома вниз по течению реки Оки, до дер. Соловьевой, отстоящей от города в 74 верстах, что составит протяжения 46 верст.
Судя здесь по обнажению береговых откосов, алебастр залегает в несколько слоев; нижний слой свыше полутора сажен не подымается над уровнем реки Оки. Все алебастровые слои лежат внутри береговых гор горизонтальными обширными плитами, достигающими в ширину до 10 верст. Толща слоев алебастра различная — от 3 вер. до 1 арш.; промежутки между ними выполнены глинами красною, желтою с мергелистою, землею и разными породами камня как крупного, так и мелкого; в числе их встречаются: голыш, плитняк, песчаники, ноздреватый туф и другие. В тех береговых откосах, где алебастр еще не тронут, или, по нетвердости материковой земли, откосы его смыты вешнею водою, он находится почти всегда на виду и представляет собою как бы скалу в разрезе, со всеми залегающими в ней породами алебастра и прослойками.
Из всех подобного рода обнажений замечательнее других кажутся береговые откосы Курмышских гор, которые, подымаясь над Окой отвесной стеной, ясно выказывают в своих красных, желтых и темно-серых прослоях толщиною от 8 вер. до 1 ½ аршина, белые полосы алебастра, имеющие толщи от 3 верш. до 1 ½ арш. В Курмышских горах встречаются следующие минеральные породы (перечисляются по порядку сверху вниз): камень-плитовник белый толщиною в 3 вершка; алебастр подпесочный толщиною в 8 вер., двуслойный толщиною в 3 вер., кременник толщиною в 12 вер., булыга толщиною в 1 арш. 8 вер., белый зубковый толщиною в 12 вер., рябой или шершавый толщиною в 6 вер.; полка толщиною в 4 вер., крышка толщиною в 4 вер., сбойка-наплыв-вап толщиною 6 вер., шуба толщиною в 4 вер., толстый слой толщиною в 12 вер., падина толщиною в 4 вер.; камень плита желтая толщиною в 1 арш.; алебастр подплитный толщиною в 4 вер.; чугунка толщиною в 4 вер.; головка не имеет сплошного пласта, а находится шарообразными кусками, величиною по весу от 20 фун. до 1 пуда; серый толщиною в 12 вер.; дурной толщиною в 8 верш. Таким образом в этих горах насчитывается 17 пород алебастра и две — камня.
В других горах алебастр имеет свои названия. В Звягинских, Высоковских и Сапунских горах различают алебастр: белый, серый, полка, толстый слой и рябой. Между ними встречается камень-плита и красный песчаник.
В Жайских горах считается два слоя — тонкий, высокого качества алебастр в 10 вер. толщиною лежит на красной земле, ниже покоится толстый среднего достоинства от 8 вер. до 1 арш. толщиною. В Базаровских горах алебастр находится на 30-саженной глубине от поверхности горы; вначале худшего качества, называемый шары, толщиною от 8 до 12 верш.; под ним красная глина, от 8 вер. до 1 арш.; ниже местами попадается алебастр ракуша, иссверленный просачивающеюся водою; далее — пласт лучшего алебастра, плита в 8 — 12 верш. толщиною, еще ниже встречается струя (виброзный алебастр), скалябинками (небольшими кусками) и незначительными блестящими экземплярами слюдка (селенит). Вообще два последние вида алебастра попадаются почти во всех горах так же, как, так называемая, горная кожа.
Хотя на всем сорокашестиверстном пространстве береговых гор реки Оки залегает алебастр, но ломка его производится не более как на верстах двадцати в длину и то в некоторых местах, известных под названием тех селений, к которым прилегают горы, а именно: Пертовских, Базаровских, Болотниковских, Клинских, Голянищевских, Караваевских, Жайских, Сапунских, Высоковских, Красенских, Курмышских, Заставских и Звягинских. Ближайшие к гор. Мурому горы Пертовские, находятся в 38, а дальние — Звягинские в 69 верстах.
Орудия и принадлежности, сопровождающие ломку алебастра, следующие: клевок, заостренный и несколько изогнутый в конце молоток, длиною 4 вершка; дека, такой же молоток о двух заостренных концах; каждый конец, считая от средины, где рукоятка, по 4 вер., просеки, с коническими концами молоток, по 3 вершка каждый конец (менее деки и легче ее), лом весом в 1 пуд; молот в ½ пуда, сверло, ложка, шомпол, трестинка (тростник, болотная трава), для пороха. Порох приготовляется самими рабочими, по мере надобности и состоит из смеси: 4 частей селитры, 3 части серы, 3 части угля. Кроме инструментов нужны бревна, колья, доски и т. п. упоры, для поддержания земли от обвалов в норах; лопаты, носилки, чунки (подсанки) для вывозки алебастра, который вывозится пудов по 10 за раз, а в день два работника вывезут из норы алебастра пудов 150.
Число рабочих часов при выработке алебастра различно. Базаровцы, вследствие длинного хода в норах, работают в своих горах по 6 часов в день и один человек в течение зимнего времени может наготовить и вывезти наружу (на берег) 1000 — 1500 пуд. алебастра. В Клину, Голянищеве, Короваеве, Болотникове, Жайском и других ходят в норы по два раза в день, от чего и времени употребляется на добывание алебастра вдвое более, поэтому один работник успевает наломать и вывезти из норы алебастра 2000 — 3000 пуд.
Какое количество алебастра наламывалось из Муромских гор, сведений мы не имеем до 1844 г. В этом году было добыто алебастра 500 рабочими 500000 пуд., через 10 лет, в 1854 г. 600 чел. наломали 600000 пуд., в 1868 году — 875000 пуд., в 1872 г., при 700 рабочих — 900000 пуд. В 1878 году ломка алебастра достигла до 1400000 пуд., которые распределяются между горами так: в Пертовских — 200000 пуд., Базаровских — 200000 п., Болотниковских — 200000 пуд., Клинских — 170000 пуд., Голянищевских и Короваевских — 100000 пуд., Жайских — 200000 пуд., Сапунских — 40000 пуд., Высоковских — 100000 п., Курмышских — 150000 пуд. и Звягинских — 40000 пуд.
В 1885 году нам передавали, что одним местным монополистом скуплено в горах алебастра 1300000 пуд.; сверх того мелкими алебастровыми промышленниками заготовлено для продажи до 200000 пудов, следовательно в 80 годах (XIX столетия) извлекалось из Муромских гор алебастра до полутора миллиона пудов.
Вывозимый из нор алебастр сортируется чаще всего на четыре сорта; к первому сорту относят: белый — зубковый, подплитный, жайский — тонкий слой; ко второму — рябой или шершавый, полка, плита, жайский толстый слой; к третьему — подпесочный, двуслойный, крышка, шуба, толстый слой всех гор, за исключением жайского, чугунка, головка, булыга, сбойка, наплыв, вап, падина, дурной. Слюдистый же (виброзный) алебастр считается за высший сорт.
Продажа алебастра алебастро-рабочими устраивается на месте, в предвесеннее и весеннее время, чаще всего местным алебастро-промышленникам, которые принимают его по весу или при нагрузке его на барки, или ранее.
Способ взвешивания алебастра практикуется следующий: ставят для этой цели трех-бревенчатые козлы, связываемые на верху; под верх подвешивается срединою брус — бревно (баланс), к концам его навязывают веревки, поддерживающие две скалы (доски, сколоченные в виде дверей); на одну из них накладывают алебастр, а на другую вывешенные заранее камни, за 10 пуд. каждый; для меньшего разновеса служат женщины, принимаемые за 3 пуда каждая; при недостаточности весовых каменных гирь, ставят на скалу женщин и ими уравновешивают тяжесть взвешиваемого алебастра. Споров и сомнений при таком обычном взвешивании алебастра нам встречать не случалось.
В 1877 г., за жайский — тонкий слой платили рабочим от 36 до 38 руб. 50 коп., толстый — от 23 р. до 25 и 27 руб. за тысячу пудов без аренды.
Сбыт алебастра сырцом производится частью на завод князя Л.С. Голицына, устроенный лет 10 назад на левом берегу Оки в Гороховецком уезде, против Муромской дер. Чулково, верстах в 72 от г. Мурома. Здесь алебастр обжигается в особо сложенных печах перемалывается на камнях, чрез посредство парового двигателя, и в размолотом уже виде продается в Москве для различных надобностей при постройках. Большими партиями алебастр — сырец перевозится на барках в города: Москву, Серпухов, Муром, Рязань, Моршанск, Калугу и многие другие места, лежащие по Оке и ее притокам.
В гор. Муроме продажа алебастра ведется большею частью мелкими промышленниками-торговцами, преимущественно в ярмарочное время с 25 июня по 1 июля, тогда торгуют им с лодок. Для подобного рода торговли алебастр собирается по берегу, случайно растерянный и оставшийся от груд, поэтому он и называется подбор. Подбором-алебастром снабжают все местности, лежащие от гор в верх по Оке до г. Елатьмы Тамбомской губ., далее же идет в продажу алебастр стенной или трудовой, которым торгуют с барок и баржей крупные торговцы.
Окончив на этом выписку из труда Н.Г. Добрынкина, перейдем к интересному описанию самого способа ломки алебастра, сделанному И.Г. Соколовым еще в 1839 году.
«Кто сплывал» - пишет Соколов, «Окою от Мурома до Нижнего Новгорода, тот видел на пространстве верст 20, между прибрежных сел Чуди и Жайского алебастровые норы. Издали они кажутся как окна, прорубленные посредине высоты гор, а ближе, как входы, не более обыкновенной двери. Алебастровые норы идут не сверху вниз, как колодцы, но горизонтальными слоями внутрь горы. В половине высоты горы работники начинают рыть и роют внутрь горы горизонтально все далее и далее; вывозимая из норы глина образует при входе площадку, на которой кладется добытый алебастр. Подле иной норы на этой площадке лежит до 20 тыс. пудов алебастра.
Врывшись сажен на пять, а иногда и далее или ближе, находят алебастр, который попадается крушьями, иногда глыбами, иногда далеко лежит непрерывным слоем.
Нора в ширину не более двух аршин, но там в конце, где производится разработка, широка. Яснее: нора, как длинный коридор, оканчивается просторной залой, которая бывает более или менее, смотря по числу работников.
Потолок норы состоит из крепкой массы, который, кой где подпертый, держится хорошо. Ниже потолка идет слой красной глины; ниже этого слоя красноватая, каменистая масса, которую крестьяне называют «наплывью», под нею слой алебастра, под ним опять слой глины, а ниже ее другой слой алебастра. В большей части нор вынимают один верхний слой алебастра, а нижний, несколько покрытый глиною, остается под ногами.
Разработка начинается от потолка. Клевками (пазниками) выковыривают ниже потолка лежащий слой глины; деками сбивают слой наплыви и слой алебастра; сверху делают открытым аршина на два и более вперед, потом, лежа на полу, подкапывают его снизу, чтоб не раздавил отломившийся алебастр, под него ставят подпорки. Когда довольно оброют алебастра, тогда, выколотив подпорки, становятся на него рядом и сильно бьют деками, он по направлению ударов дает трещину и отваливается куском в несколько сот пудов.
Число работников в норах неравно. Семейства по два, иногда по три, а иногда несколько семейств роют в одной норе. Таким образом артели бывают от 10 до 25 человек и более. Каждая артель делится на больших и подростков. Большие отрывают алебастр и расколачивают его на обыкновенные куски, глыбы и наплыви, раскладывают их по обеим сторонам норы снизу доверху и приставляют подпоры. Недоростки вывозят алебастр и лишнюю глину.
Работают в норе с огнем. Горящая лучина, воткнутая в стену, довольно светит, но очень дымит. Работа идет тяжело и медленно; по большей части неестественное положение тела во время работы, дым от лучины сильно утомляют работников.
Но не во всех норах работа идет так тяжело и медленно. В норах Клинских и Курмышских, Базаровских и Пертовских вынимают оба слоя алебастра, высота норы доходит до 3 аршин, работники могут стоять прямо, дым скопляется выше головы и удобнее выходит из норы. А более всего ускоряет и облегчает работу то, что алебастр и глина вывозятся из норы лошадьми. Почему же так не делают во всех норах? Да они так роют, как рыли их деды, как они сами рыли смолода.
Длина нор различна и зависит от произвола и расчета работающих. Малые артели каждую почти зиму начинают новую нору, чем короче нора, тем для возки удобнее. Большие артели зимы две или три роют в одной норе и тогда длина норы доходит до 250 саж.».
Несмотря на то, что описание сделано более 70 лет тому назад, фраза: «они роют, как рыли их деды, как они сами рыли в молодости» доселе не потеряла своего значения.
Обстановка работы и способ ее производства с тех пор мало изменился, только как мы видели выше, крестьяне стали употреблять порох, да лучина заменена керосиновой лампочкой.
Сообщения старост и корреспондентов 1912 г. показывают, что в Клинской волости промысел удержался почти во всех тех же селениях, которые отмечены Н.Г. Добрынкиным и обследованием 1897 года. Добывается по-прежнему алебастр и в сел. Жайском, Яковцевской вол., но в некоторых местах наблюдается любопытное явление: под влиянием развития летних отхожих заработков (по речному транспорту) тяжелый и грязный промысел ломки алебастра забрасывается, напр. из дер. Базарове, Клинской волости, пишут: «в нашей местности 10 — 15 лет назад вырабатывали алебастровый камень из гор, а теперь не работают, потому что избаловал отхожий промысел». Крестьянин дер. Сапун, Яковцевской волости (старшина), сообщает: «раньше зимой добывали алебастр, но теперь считается этот заработок низким, прямо позорным, несмотря на то, что и теперь чужие снимают за цену 2 руб. 50 коп. за 1000 пудов и вырабатывают каждый по 50 — 70 руб. в зиму, кроме расходов».
1897 г. всех работников, добывающих алебастр, зарегистрировано в приокских селениях Клинской вол. — 69 лиц, Яковцевской — 51 лицо (с. Жайское), Монаковской (с. Першово) — 29 лиц и Загаринской — 4 лица, а всего 153 лица, живущих в 9 селениях. Почти все алебастро-добытчики — полносильные работники в возрасте 18 — 59 лет (имеется лишь 5 стариков). Таким образом труд не только детей, но и подростков уже совершенно не применяется, вероятно вследствие тяжести работы. Ломают алебастр по-прежнему вблизи своих селений зимой и промысел от земледелия почти не отрывает. Поэтому в большинстве «норщики» принадлежат к составу таких дворов, для которых земледелие — главное занятие и основание благосостояния.
Следующие цифры подкрепляют высказанное положение.
Среди занятых добыванием алебастра из 135 семей:
Бездомовых - 2 семьи; Безнадельных - 6 семей (4%); Безлошадных - 34 семьи (25%); Безкоровных - 13 семей (9,5%); Нанимают землю - 110 семей (80%); Сдающих пашню - совершенно нет.
Заработок «норщика» по обследованию 1897 г. простирался до 40 р. в зиму (наломает до 2000 пуд. по 1 ½ — 2 к. за пуд). Через 10 лет в зиму 1907 — 8 гг. по свидетельству корреспондентов дело не изменилось и алебастрщики вырабатывали те же 40 р. в зиму (50 к. в день, 11 — 12 р. в месяц).
В настоящее время заработки повысились и даже на чужом алебастре можно выработать 50 — 70 р. в зиму.
Муромский уезд.
Владимирская губерния (1796-1929 гг.)
Перемиловы горы.
О выделке кож в Муроме
Муромские огурцы
Муромский калач

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Николай (31.10.2015)
Просмотров: 1368 | Теги: владимирская губерния, Муром, промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика