Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
11.12.2016
05:17
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [400]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [26]
Гусь [31]
Вязники [86]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [39]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [18]
Религия [1]
Иваново [12]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [6]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Переславль

Переславское Духовное Правление

Переславское Духовное Правление

Переславское Духовное Правление, упраздненное еще в начале XIX столетия, было собственно низшей судебной инстанцией в епархии. Поэтому и архив его заключает в себе дела, касающиеся лишь Переславского края,— дела большей частью следственные, с изложением мнения Правления, а также разного рода переписку с Консисторией Владимирской епархии. Однако, не смотря на такое исключительное положение Духовного Правления, в архиве последнего находится богатый материал для истории церквей и для ознакомления с бытом духовенства Переславского края за время с конца XVIII и почти до средины XIX столетия.

Переславская область заключает в себе не мало древних церквей и древних монастырей, с их более или менее ценными в археологическом отношении вкладами Великих Князей, Царей, бояр и других доброхотных жертвователей разного звания. Для описания этих исторических памятников духовно-религиозной жизни наших предков давно ощущалась нужда в справках, указаниях и поверке народного предания. Разборка старых архивных дел послужит для этой цели лучшим средством. Известно, например, с какой настойчивостью в одно время любители старины искали точных указаний об исчезнувшем богатом иконостасе Всехсвятской церкви Переславского Горицкого монастыря. Только в настоящее время, при разборке Переславского Архива Духовного Правления найдены были дела, в которых с достаточной ясностью указано, когда и куда именно был отправлен иконостас этой церкви. В деле Переславского Духовного Правления за 1796 г. № 13 прописан именной Преосвященного Виктора указ, которым предписывалось разобрать иконостас Всехсвятской Церкви и переправить его в Суздальский кафедральный собор. Повеление это мотивировалось тем, что „дом архиерейский, при котором находится оная церковь, приходит в ветхость, так что и потолки прогнили и штукатурная работа отстала, а иконостас, по неимению присмотра, приходит в тусклость и потемнение; церковное стенное писание также потускло, а в алтаре совсем отстало". Не смотря на этот указ, разборка иконостаса почему-то тянулась очень долго, и только 17 Марта следующего 1797 года Духовное Правление доносило, что иконостас разобран и отправлен в Суздаль. Однако интересующиеся иконостасом Всехсвятской церкви не найдут его и в Суздальском соборе.
О дальнейшей судьбе этого иконостаса имеются указания в найденном архивном деле 1809 года за № 28930 на 1 листе. Вот что в этом деле говорится об иконостасе „В оной (Всехсвятской церкви), с нарушения епархии Переславской, службы не бывает; ибо прошлаго 1796 г., по указу февраля 28 дня Преосвященный Виктор, Епископ бывший Суздальский и Владимирский, из той церкви иконостас, по завидной его новой фигуре, чистой отделке и драгоценности, со всеми дверьми и лампадами взял в Суздальскую домовую свою церковь, а по несовместимости продал в Кузьминский монастырь ". Итак, только благодаря указаниям, сохранившимся в архиве, исчезнувший из Всехсвятской церкви иконостас найден в Кузьмине монастыре.

Вот и еще пример, какую немаловажную услугу может оказать разработка архива Переславского Духовного Правления. В том же гор. Переславле имеется Покровская церковь, некоторая часть инвентаря которой состоит из имущества, принадлежавшего прежде двум уничтоженным церквам. При попытке составит краткий очерк этой церкви и при обозрении имущества ее не нашли сведений об утраченной серебряной дарохранительнице, по преданию, поступившей в Покровскую церковь из закрытой Петропавловской церкви. Куда именно девалась эта ценность и в какое время взята из Покровской церкви? И в этом случае архивные дела Духовного Правления дали надлежащее указание. Из дела № 10 за 1797 год видно, что в этом году священник Покровской церкви Петр Яковлев с прихожанами просил Преосвященного Виктора о дозволении продать один из серебряных ковчегов (их было два) и вырученные от продажи деньги употребить на окончание выкладки каменной колокольни; а вместе с сим просил и о выдаче сборной книги на два года для той же нужды. На прошение священника Яковлева последовала следующая резолюция Епископа Виктора: „книгу для сбора на два года дать, а ковчег излишний представить в каѳедральный (Суздальский) собор, поелику в оном (ковчеге) не состоит надобности».

Приведенные примеры показывают, как должен быть ценен архив Переславского Духовного Правления, в котором грудами, под слоем пыли и птичьего сора, лежали разбитые дела вплоть до 1887 года. В этом году назначена была комиссия из местного духовенства для разбора интересного архива, которая в течение 6 лет, изыскав удобное для него помещение, привела архив в должный порядок и, составив надлежащую делам опись, покончила свою деятельность. Впрочем, не входя в более или менее подробное описание дел, члены комиссии, из любознательности, о делах более интересных делали записи в своих памятных книжках, часто помещая в последних обстоятельные выдержки из дел.

Архив Переславскаого Духовного Правления по содержанию своему можно разделить на два главных отдела: церковный и бытовой. В первом хотя и имеется множество материалов для истории церквей и монастырей, но он уступает бытовому отделу количеством, разнообразием и картинностью.
Так как Переславское Духовное Правление, как сказали выше, было низшей судебной инстанцией в епархии, то, понятно, нельзя искать в архиве Духовного Правления подробных дел и храмозданных грамот о построении и возобновлении церквей, только можно косвенным образом знать о времени построения и возобновления той или другой церкви и других случаях, касающихся церквей. Однако же, несмотря на это, членам упомянутой комиссии удалось составить интересный список более чем о 270 церквах, с точным обозначением названия села, уезда, имени и фамилии священника, времени построения церкви, о епископе, выдавшем храмозданную грамоту, лице, построившем церковь, материале из которого она построена и проч.
Вот в какой форме имеются сведения о церквах, по записям в памятных книжках членов комиссии.

Село Вески, Переславского округа; священник Тимофей Петров показал, что в означенном селе две деревянные церкви: 1-я во имя Святителя Николая и 2-я во имя Рождества Пресвятой Богородицы; когда построены церкви — неизвестно, а построены: Николаевская приходскими людьми, а Рождественская бывшим вотчинником Майором Иваном Григорьевым Поливановым.

Село Дубровино, Переславскаого округа; священник. Филипп Григорьев с причетники сказали, что в означенном селе церковь, ныне (в 1799 г.) существующая, построена по данной от Преосвященного Амвросия, бывшего Епископа Переславского, в 1760 г. Мая 29 дня, вместо обветшавшей деревянной; деревянная же во имя Богоявления Господня, при ней колокольня деревянная, построена тщанием прихожан. Село это, до уничтожения штатов, было в ведении Переславского Борисоглебского монастыря, что на горе.

Село Хрептово, Переславского округа; священник. Иван Харитонов показал, что в означенном селе каменная церковь во имя Обновления храма Воскресения Христова, с приделом Святителя Николая, построена сгорением же каменной в тоже наименование церкви в 1794 г.; придельная освящена, а настоящая, по недостатку некоторых вещей, не освящена. Кроме того, в архиве найдены цифры сумм, израсходованных на построение этой каменной церкви. „В Июле 1788 г., читаем в делах 1797 г. № 97 и 1799 г. № 1723, израсходовано на проезд в город Суздаль за получением храмозданной грамоты 20 рублей; в Сентябре за устройство бута уплачено 60 р. В 1789 г., в Мае, дано на хлеб каменщикам 64 р.; в Сентябре каменщикам дано 20 руб. 10 коп. В 1790 г. каменщикам отдано 28 р. 75 к. В 1791 г., в Мае, каменщикам дано 20 р. 80 к., в Октябре им же дано 20 р. В 1793 г. в Сентябре каменщикам дано 70 р. В 1794 г., в Феврале, употреблено при освящении церкви 35 р., а в Августе каменщикам дано 100 руб., а за решетение церкви 60 р. В 1795 г., в Сентябре, куплено оконниц на 17 р. 68 к. да каменщикам в расплату выдано 100 р. В 1796 г., в Мае, за покрытие церкви железом уплачено 37 р., за краску и масло 50 р., кирпичникам 5 р.; в Июне за доски на двери уплачено 4 р. 40 к., за гвозди 3 р., за работу двери 3 рубля". Всего, следовательно, израсходовано на построение церкви этой, вчерне, 738 р. 73 коп.

Можно с уверенностью сказать, что архив Духовного Правления с подобного рода сведениями о церквах окажет немаловажную услугу ревностным собирателям этих сведений. Кратко, но точно и правдиво скажет архив — кем, когда и из какого материала построена церковь. Не ограничиваясь указанными сведениями о церквах, архив, при тщательном разборе его, даст и другие сведения о церквах означенной области — о ремонте, например, и об украшении церкви, о чрезвычайных событиях в ней, о перемене состава причта, о количестве надела его землей и другими угодьями, о числе приходских душ, о росте и убыли прихода, о доходности церкви и проч.

Архивной Комиссии в г. Переславле удалось сделать почти верный подсчет количеству церквей Переславской области вообще и в частности количеству каменных и деревянных по 1799 г. включительно. Оказались любопытные цифры. К данному времени, всех церквей в области было 278, из которых 166 было деревянных и 112 каменных. А по выборке из дел архива, в особенности из дела № 1723 за 1799 г., получился интересный список строителей и благоукрасителей этих церквей. Мы отметим здесь только некоторых ревнителей о храмах Божиих, тщанием и усердием коих созидались и украшались храмы Переславской области.

В селе Жилине каменная церковь в 1787 г. построением начата С.А. и Д.А. Макаровыми.
В с. Романском деревянная церковь в 1775 г. строением начата по данной И.А. Шубинским.
В с. Бектышеве каменная церковь построена (времени не обозначено) тщанием Московского купца Я.А. Буева.
В с. Каринском деревянная церковь строением начата в 1757 г. по данной П. Г. Жадовским.
В с. Крутцах деревянная церковь строением начата в. 1674 г. тщанием А.В. Бутурлина.
В с. Троицком каменная церковь построена (времени не обозначено) А.Ф. Угрюмовым.
В с. Георгиевском деревянная церковь построена в 1750 г. тщанием Камергера двора Ея Величества графа П.С. Салтыкова.
В с. Старой Слободе каменная церковь построена в 1695 г. Московского Успенского Собора протоиереем Ѳ. Феофилактовым.
В с. Фалалееве деревянная церковь построена в 1733 г. духовником Государыни Императрицы Елизаветы Петровны протоиереем И.И. Панфиловым.
В с. Ковырине каменная церковь построена в 1765г. князем М.Н. Волконским.
В с. Елизарове каменная церковь построена (времени не показано) князем А.Д. Басмановым.
В с. Нестерове деревянная церковь построена (времени не показано) П.С. Свиньиным.
В с. Яковлеве деревянная церковь построена в 1799 г. П.Ѳ. Зубовым.
В с. Ельцине деревянная церковь построена в 1713 г. В. П. Хованским. В с. Дубках каменная церковь построена в 1768 г. Е.И. Чернецовой.
В с. Есиплеве две каменные церкви построены в 1684 и 1798 г. г. окольничьими Н.И. и А.А. Акинфиевыми.
В с. Новофлоровском деревянная церковь построена в 1717 г. князем И.С. Ухтомским.
В Благовещенском погосте каменная церковь построена в 1501г. И.И. Нагим; деревянная церковь построена в 1751 г. города Казани Архимандритом Иоанном.
В с. Спасском Шимахтине каменная церковь построена в 1726 г. окольничим Сабакиным.
В с. Доратниках каменная церковь построена в 1784 г. Генеральшей М.М. Нарышкиной.
В с. Нагорье каменная церковь построена в 1785 г. Г.А. Спиридоновым.
В с. Мергусове деревянная церковь построена в 1745 г. Вл. С. Салтыковым.
В с. Шеметове деревянная церковь построена в 1695 г. А.М. Милославским.
В с. Выползовой слободке каменная церковь построена в 1785 г. И.М. Хвостовым, женой его Верой Григорьевой и сыном Д.И. Хвостовым.
В с. Новоселках каменная церковь построена в 1799 г. княжной А.Ѳ. Голициной.
В с. Богородском-Хомякове деревянная церковь построена в 1752 г., а каменная в 1799 г. С.А. и В.А. Тихменевыми.
В с. Опарине каменная церковь построена в 1766 г. князем С.Н. Долгоруким.
В с. Титовском каменная церковь построена в 1767 г. Ѳ.А. Муравьевой.
В с. Филип поиском деревянная церковь построена в 1767 г. Московского Чудова монастыря Иеромонахом Адрианом.
В с. Богородском деревянная церковь построена в 1648 г. княжной О.Н. Адуевской.
В с. Андреевском деревянная церковь построена в 1656 г. Р.С. Воейковым.
В с. Панкове деревянная церковь построена в 1693 г. М.Р. Воейковым.

Вместе с ценными материалами для истории церквей Переславской области архив Духовного Правления хранит до известного времени и не менее ценные материалы, касающиеся бытовой стороны служителей церкви. Как видно из дел архива, малейшие проступки клира, по относительной строгости блюстителей благоповедения духовенства, вели за собой делопроизводство в Духовном Правлении, где с настойчивой подробностью заносились в бумажное дело жизнь и деяния виновного или заподозренного в проступке. Напр., священником погоста Боркова Никитой Алексеевым повенчан был браком крестьянский сын со вдовой солдаткой без согласия священника, к приходу которого принадлежали жених и невеста. За такой проступок Духовное Правление, собрав некоторые сведения о жизни виновного, решило сослать последнего навсегда в монастырь, с запрещением священнослужения. Дело это тянулось с 21 Декабря 1788 г. по 30 Октября 1790 г., и в течение всего этого времени священник Алексеев был запрещен в священнослужении, имея только дозволение благословлять рукой. Само собой разумеется, листы этого дела (от 21 Декабря 1788 г.) заполнены сведениями о жизни не только священника, но и других причастных к делу лиц.
Таким образом многочисленные архивные дела Духовного Правления, знакомя читателя с предосудительными поступками клира, в тоже время знакомят и с бытовой, семейной и домашней жизнью его, уясняют также умственный и нравственный ценз духовенства конца XVIII и начала ХХ столетия.
Бедность духовенства была едва ли не главною причиной возникновения тех или других дел о проступках. За какую-нибудь ковригу печеного хлеба, полученную за исправленную требу, возникал спор между священником и дьячком, разрешавшийся бумажным производством в Духовном Правлении.
Яркую картину бедности духовенства, из за которой возникали крупные дела, рисует дело о дьячке села Горошкова. Заштатный старый дьячек села Горошкова принес жалобу в Переславское Духовное Правление на зятя своего дьячка Андрея Тимофеева в том, что он, Тимофеев, не только отказывает в содержании ему с его, дьячка, женой и внукой, но и делает растрату его имущества. Причина жалобы была такая,— Молодой дьячек Тимофеев, сын священника, поступает в дом к заштатному дьячку, со взятием его дочери, в приданое за которой дан старый дом со всем домашним инвентарем и, конечно, с обязательством кормить, поить и покоить тестя, тещу и свояченицу до их смерти; в случае же несогласия и взаимных неудовольствий, он, Андрей Тимофеев, обязался выдать из своих дьяческих денежных доходов (их было около 70 р. в год) из пахатной и сенокосной земли половинную часть. Через год после свадьбы Андрея Тимофеева жена его умирает, не оставляя детей. Что делать молодому дьячку без жены-подруги жизни? Он снова женится и вводит в дом частью свой и частью заштатного своего первого тестя — нового человека, совсем чужого старой семье. Молодая дьячиха тотчас же принимает бразды правления; распоряжается добром, нажитым не мужем её, а первым его тестем — старым дьячком. Начинаются попреки, споры, ругань и жалобы, словом в доме — ад. Не выдержал молодой дьячек такой жизни, начал пить горькую и пропивать домашнее имущество. Не выдержал и старый дьячек этой адской жизни; вот он всю свою горечь и вылил в своем прошении Духовному Правлению. На докладе Духовного Правления по поводу этого прошения Преосвященный Виктор наложил следующую резолюцию: „Дьячка Тимофеева Духовное Правление вышлет в Суздаль без замедления для разбирательства ко мне“. Чем кончилось это разбирательство, к сожалению, в деле Духовного Правления не показано. Конечно, во избежание ссор и семейных неприятностей, читатель этого архивного дела, вероятно, посоветовал бы молодому дьячку Тимофееву не вступать во второй брак; жил бы-де себе в прочно ухетанном гнезде старого дьячка, кормил бы и покоил бы старцев до их смерти.

Дела архива Духовного Правления, знакомя читателей с неприглядной стороной бедной семейной жизни духовенства, не лишают однако же возможности видеть и добрую сторону его. Дело за 1812 год № 136 показывает честного и гуманного молодого дьячка Ѳеодора Иванова, жена которого Пелагея Иванова почти на первом году своего замужества захворала и 8 лет пролежала в постели. Много хлопот было Ѳедору Иванову со своей молодой и больной женой,— с великим рачением и любовью он ухаживал за больной; на лечение ее не щадил своих скудных средств. Несмотря на тщательный уход, к великому горю дьячка, больная умерла. С подобающей честью Ѳедор Иванов похоронил любимую жену, истратив на погребение более 50 рублей. Спустя несколько времени после похорон, отставной канцелярист Василий Андреев подает прошение в Духовное Правление, в котором требует с Ѳедора Иванова возврата данного за Пелагеей Ивановой, родной племянницей канцеляриста, приданого, при чем представляет в копии и самую роспись приданого. Вызванный в Духовное Правление Ѳедор Иванов многое отрицал из росписи и в тоже время доказывал, что приданое за Пелагеей дано не канцеляристом Андреевым, а частью дядей покойной, священником Козьмодемьянским и главным образом двоюродной сестрой покойной Пелагеи Ивановой,— и что покойная, при жизни еще своей, некоторую часть из приданого раздала в храмы и бедным; все же прочее употреблено на лечение, по неимению наличных средств. По требованию Духовного Правления дьячек Иванов сделал подсчет, во сколько обошлось лечение его покойной жены. Оказалось, что в течение 7 лет он, Иванов, помимо проданных на лечение вещей из женского гардероба, чистыми деньгами израсходовал более 200 руб.,— „отчего он, дьячек, пришел в крайнюю бедность и разорение». Разумеется, Духовное Правление, в виду правдивого показания Ѳедора Иванова, отказало в иске канцеляристу Андрееву, взыскав с него пошлины за гербовую бумагу.

В архивных делах Духовного Правления имеются и такие сведения из семейной жизни духовенства, как, напр., сватовство и росписи приданого невест.
В упомянутом судебном деле № 136 за 1812 г. находится в копии следующая роспись приданого, данного за женой дьячка. Приведем ее дословно.
„Роспись приданаго — Спасителев образ, поля и венец серебряные; Печерской Богородицы, поля и венец серебряные; Чудотворца Николая, венец и поля серебряные. Платки: гарнитуровый темный, с золотыми репейками; гарнитуровый же алый; два тафтяных разноцветных; четыре бумажных. Ожерелье жемчужное ценою в 25 рублей; двои серьги серебряныя вызолоченныя; два перстня серебряные вызолоченные. Мантилья тафтяная; эпанечка штофная на заячьем меху, с куньим фраком; шубейка гарнитуровая на заячьем меху с куньим фраком; шубейка длинная на заячьем меху; корсет алый китайчатый на заячьем меху; пара гарнитуровая желтая; пара ситцевая модная; пара ситцевая новомодная; пара миткалевая белая; юбка вахтовая и пара вахтовая; исподница вахтовая; полушубок синий ходный китайчатый; две простыни; одеяло вахтовое холодное; занавеска бумажная; скатерть с утиральными платками; наподушники; двои наволоки вахтовыя и простыни; трои башмаки разных, манеров и материалов; трои чулки - касторовыя, бумажныя и нитяныя; сундук с бельем и перина с подушками; деньгами сто рублей государственными ассигнациями».

В делах Правления сохранились сведения; свидетельствующие и о высоких душевных качествах отдельных представителей тогдашнего духовенства, и о безграничной преданности своему высокому долгу.
Так в деле 1799 г. от 28 Апреля священник с. Воскресенскаого, Александровского округа, Иван Дмитриев, получивший за какое-то требоисправление ковригу печеного хлеба, будучи сам очень бедным, отдает ее бедному не имеющему хлеба крестьянину.
В деле № 43 за .1812 г. показан пример самопожертвования и преданности долгу. Священник села Машутина Петр Симеонов, возвращаясь в летнюю пору на своей лошади из деревни, куда он ездил для исправления какой-то требы, издали увидел церковь и свой дом горящими. Бросив свою лошадь, он ближайшей тропой бежит к горевшему храму; бросается чуть не в пламя, чтобы вытащить из храма все, что только можно, и оставляет церковь только тогда, когда огонь стал уже угрожать его жизни. В обгоревшей одежде священник выбегает из церкви и, видя, что дом его почти сгорел, спрашивает только столпившихся около него крестьян: „вы несли ли из дома больную мою попадью?"

Архив Духовного Правления, заключая в себе массу дел о предосудительной и похвальной стороне жизни духовенства в означенное время, имеет и такие дела, которые свидетельствуют о том, что духовенство, насколько возможно было ему это, заботилось об искоренении в народе суеверий и сектантства. Мы приведем здесь дело о кликуше, которое частью подтверждает высказанную мысль о духовенстве.
„Я, писал дьячек села Половецкого своему закащику благочинному, опасаясь, чтобы мне впредь чего не последовало за объявившуюся в селе Половецком кликушу, сим объявлением вам закащику и представляю». Но к сожалению объявление это послужило крайней неприятностью доносившему на кликушу дьячку. Объявитель кликуши сам попал под суд за указанную кликушу; был за нее бит Сельским Заседателем Переславского Нижнего Суда Филиппом Агаповым, им же закованный в цепи и накрепко привязанный к телеге отправлен в Переславль. Такое истязание дьячку сделано было заседателем во 1-х за то, что солдатка Василиса Никитина кликуша, на которую доносил дьячек, выкликала его, дьячка, и во 2-х за то, что этот дьячек погорячился на сходе и неосторожно высказался, что «де кликуша кличет на него напрасно, что де оных еретиков в нашем приходе много, пора извести, которых я знаю». Переславский Уездный Суд, ведению коего подлежало дело о кликуше, в сообщении своем Переславскому Духовному Правлению, проводил мысль о значительной виновности Половецкого дьячка в кликушестве солдатки, что дьячек испортил ее «которая — кликуша — сообщал Уездный Суд, весьма от злодейского человека — дьячка — через диявольское навождение в ней здоровье попорчено». Поэтому Уездный Суд всячески старался привлечь дьячка к ответственности и наказанию, основывая свое право на привлечение дьячка к ответственности за кликушу солдатку на показаниях крестьян села Половецкого. Половецкие же крестьяне сильно подозревали своего дьячка в порче их солдатки. Поводом к подозрению послужило необычное поведение дьячка в ночное время.
«Почасту, как народ угомонится, показывали крестьяне заседателю, ночным временем ходит он (дьячек) подле их крестьянских домов и приходит в ночное пасущее конское стадо, а с каким намерением, они о том неизвестны». Однако не смотря на воображаемую Уездным Судом виновность дьячка в порче солдатки, суд этот определил: «объявленной солдатке Василисе Никитиной, явившуюся в суеверии за выкликание того села на дьячка Алексея Александрова, по силе именного 737 Ноября 14 и Правительствующего Сената 766 Февраля 10 и 770 годов Марта 31 числа указов, учинить через Нижний Земский Суд, в страх другим, в том селе, на мирском сходе наказание батожьем, чтобы ей и другим впредь так чинить было неповадно» (дело за 1792 г. № 46).

В заключение приведем еще одно дело, свидетельствующее о том, что духовенство указанного времени не лишено было и некоторого стремления к самообразованию, по крайней мере, некоторые отдельные члены духовенства.
Священник села Ивановского-Прозоровского Николай Лукин отчего-то не поладил с бурмистром князя Прозоровского; конечно, Лукина разными способами вытесняли из Ивановского, но священник, по-видимому, дал себе слово не выезжать из этого села. Пошла переписка с Консисторией о не уходе священника Лукина из означенного села. В своих отзывах о невыезде из Ивановского священник Лукин ставил на вид епархиальному начальству и то, что в с. Ивановском у него (Лужина) богатый дом с полным обзаведением всякого имущества,— одних образов и картин, напр., не менее как на 1000 р., книг церковной и гражданской печати на 2000 рублей. (дело 1801 г. № 7).
Если книги есть свидетельство об интеллигентности владельца их, то Лукин, очевидно, был священник интеллигентный. Правда, такой человек из тогдашнего духовенства, по делам Архива, попался только один, но это еще не значит, чтобы таких священников больше и не было; быть может, кому либо иному, занимающемуся разбором Архива, попадется и другой и третий в подобном же роде член клира. Словом, при тщательной разработке архивных дел Переславского Духовного Правления можно много собрать данных, которые послужат прекрасным материалом для истории жизни как светского, так и духовного общества того времени, к коему дела Архива принадлежат. И Архив ждет беспристрастных любителей старины.
Дейст. член священ. П.В. Ильинский

/Владимирская ученая архивная комиссия. Труды: Кн. 2. - 1900./

Переславль-Залесский

Переславская Духовная Семинария
Переславское духовное училище

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Переславль | Добавил: Jupiter (21.11.2016)
Просмотров: 19 | Теги: Переславль-Залесский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика