Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
23.10.2017
13:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [687]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Писатели и поэты

Приезд Маяковского в город Владимир в 1927 г.

Приезд Маяковского в город Владимир в 1927 г.

В 1923 году в Москве в институте журналистики организовался эстрадный театральный коллектив синеблузников. Назывался он по одежде, в которой они выступали: синих блузах с чёрными брюками или юбкой, что соответствовало традиционному облику рабочего на агитплакатах. Инициатором, создателем, автором и одним из исполнителей в коллективе был Борис Южанин. Их репертуар состоял из литературно-художественных монтажей, обозрений, сценок с отражением производственной и общественной жизни, международных событий. Тематика была злободневной. В ней сочетались героика с патетикой, сатира и юмор.
Вскоре аналогичные группы возникли и в других городах. В создании эстрадных спектаклей «Синей блузы» принимали участие многие советские писатели, композиторы, актёры, режиссёры, художники. Среди них: Владимир Маяковский, Василий Лебедев-Кумач, кинорежиссёр Александр Роу, композитор Юрий Милютин, Константин Листов, Матвей Блантер, Дмитрий Покрасс, а также артисты: Владимир Зельдин, Лев Миронов, Михаил Жаров.
Спектакли пользовались большой популярностью. Синеблузники выступали не только у нас в стране. Они создали первый советский театр, выезжавший за границу. А поскольку от деятельности «Синей блузы» веяло раскованностью, вольнодумством и смелостью, она просуществовала недолго. В СССР её отголоском в 1960-1980 годах стали агитбригады, а также - КВН.
Владимирские синеблузники часто выступали в зале Народного собрания. 25 июня 1927 года было необычным днём как для них, так и всех владимирцев. Город посетил поэт, драматург, киносценарист, киноактёр и художник Владимир Маяковский. Поскольку он начал сотрудничать с газетой «Призыв» с 1923 года, то был уже знаком владимирцам. Здесь печатались его антирелигиозные стихи: «Про Фёклу, Анисью, корову и бога», «Ни знахарство, ни благодать бога в болезни не подмога», а также поэтические произведения, посвящённые Владимиру Ильичу Ленину и истории Ленских событий. Некоторые из них были впервые опубликованы во Владимире, в том числе стих «Радиоагитатор». В 1927 году владимирцы познакомились с сатирой Маяковского - «Корова и кепка» и стихотворением «О Владимирке» - бывшей каторжной дороге. О приезде Маяковского газета «Призыв» сообщила заранее.
Маяковский родился в Грузии в семье лесничего. В тринадцать лет он потерял отца, который умер от заражения крови, полученного при уколе пальца иголкой. Вскоре семья переехала жить в Москву.


Владимир Владимирович Маяковский в 1930 году

Владимир Владимирович стал известен публике, выступая с компанией футуристов — молодых энергичных людей, в основном не обладавших особым талантом, но мечтавших о всемирной славе. Её, по их наблюдениям, с минимальной затратой сил и времени можно было достичь в искусстве. Изобразительные произведения и тексты футуристов отражали время их жизни.
Примером для подражания у них был итальянский поэт Филиппо Маринетти. В 1909 году в статье «Манифест футуризма» он писал: «Самые старые из нас — тридцатилетние. За десять лет мы должны выполнить свою задачу, пока не придёт новое поколение и не выбросит нас в корзину для мусора...». Ему же принадлежат такие высказывания, как например: «Жар, исходящий от куска дерева или железа, нас волнует больше, чем улыбка и слёзы женщины», а также: «Новое искусство может быть только насилием, жестокостью».
В России возникло футуристическое сообщество «Гилея». Первый манифест футуристов — «Пощёчина общественному вкусу» - призывал игнорировать классиков русской литературы, вывернуть наизнанку общественный вкус, признавая талантов бездарностями, а бездарностей - талантами. Ими было выбрано стихотворчество. Их интересовало не столько содержание, сколько форма стихосложения. Они вводили новые слова, отказывались от традиционной грамматики.
Маяковский, не признавая стихотворных размеров, придумал для своих произведений ритм. Знаменитая «лесенка» стала его визитной карточкой, заставлявшей стихи поэта читать с правильной интонацией.
За год - полтора к футуристам пришла искомая слава.
В те предвоенные годы любой бунт принимался с симпатией и любопытством. Каждый скандал разряжал атмосферу. Футуристы выступали при полном аншлаге. Любые эпатажные заявления публикой встречались весело и доброжелательно. Не только символические плевки Маяковского, но даже спитой чай, выплеснутый в первые ряды, не вызывал никакой обиды.
Футуристы сочетали трезвый расчёт, деловую энергию, наглость, твёрдую беспринципность. Маяковский был нужен им, как единственный среди них несомненный талант и профессионал, а футуристы были нужны ему как фон.
Прежде чем продолжить разговор только о Маяковском, надо отметить, что футуризм в России продолжает существовать и ему исполнилось уже сто лет. Он имеет и положительные моменты. В канун Нового 2014 года московский детский художественный «Изопарк» организовал необычную «Арт-ёлку» в Третьяковской галерее на Крымском валу. Она создавала атмосферу прошлых лет. Среди экспонатов был «Красноармеец», «Женщина в красном - дочь революции — символ, знак, яркий образ победы, свободы и силы». Отрадно, что дети создали барельефы с надписями: «Не надо нам Барби и Кена, даёшь Чебурашку дорогого и крокодила Гену», «Не нужен Швепс - в нём углекислый газ, даёшь игристый русский квас!», «Зомби и тролля, любого врага осилит легко наша баба-яга», «Мы любим матрёшек, красивых и разных! Не надо трансформеров нам безобразных», «Супермена лупит в ухо наша муха-цокотуха!», «Простые, не французские, сыры мы любим русские». Венчали же парад патриотических лозунгов такие слова: «Долой заморских упырей! Даёшь родных богатырей!» Три красных богатыря, оседлав коней, выстроившись в линию, лихо неслись по поверженным «заморским упырям». Ширилась известность Маяковского, и росли сборы, что подтверждает многоразовая перемена им эпатажных нарядов в течение одного выступления в виде жёлтой кофты, красного смокинга, апельсинового и полосатого пиджаков.
Подводя итоги всего поэтического творчества поэта, его можно сравнить с имеющим пролог и эпилог пятиактным действием, основу которого составили крупные произведения поэта. Остальные сочинения, в том числе и многочисленные стихотворения, можно отнести к тем или иным частям. К тому времени им были написаны как бы три акта.
Роль пролога сыграла трагедия «Владимир Маяковский», созданная им в 1913 году. Особый интерес вызвала афиша единственной оперы в мире без женской роли. На огромном рисунке, в призмах, преломлялись разные цвета: белый, чёрный, зелёный, красный, образуя вертящуюся рекламу, которая невольно привлекала внимание каждого. В трагедии изображён поэт-футурист с одной стороны и обыватели — «бедные крысы», напуганные бурным временем,— с другой. Пытаясь избавить угнетённых, искалеченных людей города от страданий, поэт призывает их к восстанию. Но после мятежа уже в «новом городе» он не в состоянии помочь нищим, которые возлагали на него большую надежду. Отсюда пессимизм, отчаяние, жертвенность.
Первый акт составили поэмы «Облако в штанах» и «Флейта-позвоночник», написанные в последующие годы. «Облако в штанах» представляет собой страстный лирический монолог, вызванный трагедией неразделённой любви. Когда Маяковского спросили, как можно соединять лирику и грубость, то он ответил: «Хорошо, я буду, если хотите, как бешеный, если хотите, буду самым нежным, не мужчина, а облако в штанах». Героиня поэмы Мария была необыкновенной девушкой. В ней «сочетались высокие качества пленительной внешности и интеллектуальная устремлённость ко всему новому, современному, революционному». После первых свиданий с Марией Маяковский восхищался ей: «Вот эта девушка, вот эта девушка!». Он впервые изведал чувство большой любви, с которой ему было трудно справиться.
Основным пафосом дооктябрьской поэмы «Флейта-позвоночник», как и последующих поэм, вошедших во второй акт: «Война и мир» и «Человек» — это протест против буржуазных отношений, калечащих человека.
Третий акт - это « Мистерия-Буфф » и поэма «150000000».
«Мистерия-Буфф» - социально-бытовая драматическая пьеса, написанная к первой годовщине Октябрьской революции. Премьера спектакля проходила в помещении театра музыкальной драмы 7 ноября 1918 года, где Маяковский сыграл роль «Человека просто». Это героическое, эпическое и сатирическое изображение нашей эпохи. Он писал, что эта пьеса о революции. Никто не предскажет, какие препятствия могут возникнуть у её участников.
Поэма «150000000» - о мировой революции.
Пролистаем страницы жизни Маяковского в год его приезда во Владимир.
Январь: писательская работа и поездка с докладами и чтением стихов в Нижний Новгород, Казань, Пензу, Самару, Саратов.
Февраль: участие в совещании работников искусств по поводу празднования десятой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.
Февраль и март: выступление в Туле, Курске, Харькове, Киеве и других городах. Апрель: посещение Польши, Чехословакии, Германии, Франции.
В поездках Маяковский иногда выступал по 2-3 раза в день. Он всегда стремился к общению с людьми. По всей видимости, Владимир Владимирович относился к экстравертам, личностям, требующим постоянной стимуляции извне и тяготеющим к новым впечатлениям. Они раскованы в поведении, общительны, разговорчивы и в то же время импульсивны.
Во время поездок Маяковский сочинял в трамвае, автомобиле, под стук колёс поезда, на пароходе, на ходу набрасывая на клочках бумаги отрывки стиха. Столь бурную жизнь и высокую творческую работоспособность можно было объяснить не иначе, как колоссальным запасом его жизненной энергии.
В июне 1927 г. во Владимир приехал Маяковский. О приезде Владимира Маяковского в город сообщила за несколько дней местная газета «Призыв». К встрече с поэтом готовились. Его ждали. На вокзале его встретили члены местной литературной группы «Молодая гвардия». Когда поезд остановился, встречающие увидели выходящего из вагона высокого человека со сдержанной улыбкой, который ровной походкой широкими шагами направился в их сторону.
Участники местной литературной группы «Молодая гвардия» сопроводили Маяковского по Пушкинскому бульвару и Рождественскому валу, показали ему красивые виды на Заклязьминские дали, которыми восхищался еще Герцен. Разговаривал он низким голосом, несколько протяжно, как бы с ленцой.
25 июня 1927 года в партийном клубе (доме Народного собрания) состоялось единственное выступление поэта Владимира Маяковского в городе. Зал был набит до отказа. Среди зрителей присутствовали владимирские поэты и писатели: Безыменский А.И., С. Ставровский, Ю. Троицкий, Н. Орлов, Ю. Мошков, П. Лосев, Б. Горбунов.
Виктор Полторацкий, вспоминая встречу, писал о Маяковском:
Как рассказать о нём?
Не легко мне,
Разве такой уместится
В строке!
Я Маяковского
Вечер помню
В нашем маленьком городке...
Можно не любить Маяковского, его рифму, стиль и тематику, но его дар и гениальность не признать нельзя. Все с нетерпением ждали выхода поэта. И вот он предстал перед публикой. Зрители встретили Владимира Владимировича аплодисментами, которые утихли только после того, как он плавным движением протянул руку вперёд. Им сразу бросилась в глаза его несколько угловатая фигура, крупное выразительное лицо с тяжёлым подбородком и «страшной силой взгляда».
Он начал выступление с темы «Лицо новой литературы», а потом перешёл к стихам, в частности, к «Левому маршу». О том, как он создавался, Маяковский рассказывал: «Мне позвонили из бывшего Гвардейского экипажа и потребовали, чтобы я приехал читать стихи, и вот я на извозчике написал «Левый марш». Конечно, я раньше заготовил отдельные строфы, а тут только объединение, адресованное к матросам». Когда он читал, слушатели ощущали, как спрессовывается время. Некогда думать и рассуждать - надо действовать. Тревога за судьбу России и оптимизм звучали в каждом слове Маяковского. Им также были прочитаны: «Письмо Максиму Горькому», «На смерть Ленина». Особый успех имели отрывки из поэмы «Хорошо» и стихотворение «Тамара и демон». Обладая феноменальной памятью, Владимир Владимирович читал наизусть. Голос у него был очень звучным, громким и выразительным. Он, должно быть, гордился им, подчёркивая его силу. Слова как бы «падали», создавая впечатление чего-то материального, словно имели вес. Часто звучали аллитерации, в особенности на букву «рр», которыми он великолепно громыхал.
Чувствовалось, что Маяковский был высокого мнения о себе, о своём таланте и даже фамилии, и он охотно всё это демонстрировал публике. В его внешности, походке, поведении непременно присутствовал театральный эффект. Он был самоуверен, игнорировал проявления какого-либо отрицательного к себе отношения. На сцене Маяковский иногда закладывал пальцы в пройму жилета, временами поглаживая рукой стриженую голову против волос.
В конце выступления Владимир Владимирович ответил на 39 записок, которые были разные: доброжелательные и приветливые от поклонников его таланта и ехидные и злые от других. За каждой из них он видел человека. И если тот ему не нравился, в ответ он мог позволить себе злую шутку, сарказм или эпиграмму. Некоторые записки вызывали в нём гнев. Тогда он начинал быстро и экспрессивно двигаться по сцене, даже метаться. А если и стоял на одном месте, двигался всем корпусом. Его «полновесный голос внезапно приобретал такую мощь, что мог покрыть рёв тысячи орущих глоток ». А так через записки проходил разговор с присутствующими:
— Маяковский, каким местом вы думаете, что вы поэт революции?
— Местом, диаметрально противоположным тому, где зародился этот вопрос.
— Маяковский, вы что, полагаете, что мы все идиоты?
— Ну что вы! Почему все? Пока я вижу перед собой только одного.
— Да бросьте вы валять дурака!
— Сейчас брошу.
— Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!
— Я не печка, не море, не чума!
Это вызывало смех в зале. Юмора у Маяковского не было, была энергия, злость, ирония.
Поскольку его стихи являются декларацией, а не исповедью, он отказался от читателя, от партнёра по творчеству, от равного себе собеседника и предпочитал любую аудиторию, даже враждебную. Маяковский был совершенно новым поэтом, не утратившим своей новизны и оригинальности и в настоящее время.

Наталья Трофимова «Соборная площадь» Исторические очерки. 2015
Владимирская губерния 1918-1929 гг.
Достоевский Ф.М. во Владимире
А.И. Герцен
Н.А. Некрасов и Владимирский край
Поэт К.Д. Бальмонт
Иван Сергеевич Шмелев
Марина и Анастасия Цветаевы
Вознесенский А.А. и Владимирский край

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Писатели и поэты | Добавил: Jupiter (09.10.2017)
Просмотров: 20 | Теги: Владимир, поэзия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика