Главная
Регистрация
Вход
Суббота
19.08.2017
21:45
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 322

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [591]
Суздаль [228]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [169]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Торжество переложения в новые серебряные раки св. мощей Феодора и Иоанна епископов, Суздальских Чудотворцев в 1879 г.

Торжество переложения в новые серебряные раки св. мощей Феодора и Иоанна епископов, Суздальских Чудотворцев

В летописи Богородице-Рождественского Суздальского собора двадцатое число августа 1879 г. должно быть отмечено, как достопамятнейший день. В этот день, по благословению Свят. Синода, совершилось в нем, по особо составленному чину, торжественное переложение мощей св. Феодора, 1-го епископа Суздальского, скончавшегося еще в конце X века и св. Иоанна епископа Суздальского, скончавшегося во 2-й половине ХIV века и доселе нетленно в оном соборе открыто почивающих, из прежних обветшавших деревянных гробниц в новые серебряные, изящно украшенные художественными рисунками, раки.
В прежнее время мощи святителей нетленно почивали в деревянных раках. Обветшавшие деревянные раки как будто выжидали, скоро-ли придет человек, который позаботился бы о их возобновлении. Видели эту скудость и мрачность посетители и скорбели, — видели, по преимуществу, наши архипастыри, неоднократно посещавшие г. Суздаль и сокрушались, признавая ограниченность соборных средств к возобновлению рак. Так было до 1864 года. В этом году определен был в настоятеля Богородице-Рождественского собора священник А. Кротков. Новопоставленный настоятель всецело проникнулся мыслью о возобновлении рак и принялся с полным рвением за это доброе дело: ибо, заняв настоятельское место в соборе, он немедленно сообщил церковному старосте — предместнику нынешнего церковного старосты — о намерении своем устроить новые раки. Староста с супругою своею выразил желание пожертвовать на это доброе дело из своего собственного капитале 4000 руб. Но, по неисповедимым судьбам Промысла, мысли о. настоятеля не скоро пришлось осуществиться. Вскоре после сего последовала кончина старосты, которая расстроила все планы о. Кроткова относительно устройства новых рак. И только уже спустя 12 лет, Господь внушил суздальскому дворянину Алексею Андреевичу Томазову мысль привести в исполнение намерение о. Кроткова.
Однажды, как-бы для назидательной беседы, Алексей Андреевич пригласил к себе о. Кроткова, своего духовного отца, выразил ему желание устроить раки и пожертвовал на это дело из своего капитала 8000 руб. сер. О. настоятель немедленно сообщил о сем своей братии и всем прихожанам. Весть о предстоящем устроении рак скоро облетела окрестные селения; один из прихожан, пожелавший скрыть свое имя, тут-же вызвался пригласить к участью в добром деле знакомых ему благотворителей — москвичей; а другой — некто суздальский мещанин Жилин — серебряных дел мастер, тут же выразил желание устроить раки, составил план и представил рисунок о. протоиерею.
Настоятель, заручившись восемью тысячами и посоветовавшись с благотворителями и техниками, через полгода после смерти А.А. Томазова, скончавшегося в 1877 году, явился к нашему архиепископу Антонию с проектом новых серебряных рак. После некоторых опытных замечаний и наставлений Владыка разрешил устроить две серебряные раки. После этого церковный староста и о. настоятель отправились с суздальским мастером в Москву и там закупили серебра. Мастер с сыном тотчас-же приступил и к работе.
В ряду благотворителей-граждан г. Суздаля одно из главных мест принадлежит купцу Павлу И. Белову и его супруге. Многоценные вещи и наконец денежные приношения обильно были приносимы к ракам, так что, по словам самого старосты и мастера, стоимость всех приношений достигает 14 тыс. руб. сер.
Благодаря неусыпной деятельности и всегда личному присмотру за работами со стороны настоятеля собора, раки в июле 1879 г. в черне были изготовлены к общей радости соборян и всех жителей г. Суздаля. Общая радость эта преисполнилась во время освящения рак и переложения в них мощей, когда все увидели благое дело довершенным и выполненным совершенно отчетливо и притом так скоро, как не рассчитывали в начале дела и самые ревностные споспешествователи сему. Посему спешим поделиться подробностями недавнего священного торжества, по истине отрадного и поучительного для всякого православного христианина, нелицемерно ищущего спасения в недрах святой церкви. Проникнутый духом святой веры, здесь, к утешению своему, не мог не видеть во многих сынах православной России поразительно- наглядного выражения великой силы веры, которая всегда спасала землю русскую.
Еще накануне началось стечение народа в богоспасаемый град Суздаль. Утешительно было замечать, как, точно по чудесному зову, со всех концов спешил туда православный народ, движимый одною мыслью и как довольно уединенный город постепенно превращался теперь в место многолюдного и самого разнообразного собрания народа. К 19-му августа собралось в г. Суздаль людей разного звания, пола и возраста до сорока тысяч. Несмотря на такое стечение богомольцев, ни в продолжение богослужений, ни во время церковных процессий не было ни малейшего смятения.
Торжественности переложения мощей в новые серебряные раки и освящения их содействовало прибытие для этого нового нашего архипастыря преосвященнейшего Феогноста, епископа Владимирского и Суздальского. Преосвященнейший из Владимира в Суздаль прибыль в час дня 18-го августа и остановился в Спасо-Евфимиевском монастыре.
Накануне дня переложения св. мощей, 19 августа, по случаю воскресного дня и празднования Донской иконе Божией Матери, преосвященнейший Феогност, епископ Владимирский, совершил Божественную литургию в Спасо-Евфимиевском монастыре, в котором открыто почивают мощи преподобного Евфимия, и в конце ее произнес поучение. По окончании литургии в монастыре преподобного Евфимия, преосвященнейший в течение целого часа благословлял богомольцев. Преподавать благословение владыка кончил в час пополудни и только тогда уже явился в настоятельские кельи. Не успел отдохнуть владыка после обеда, как в половине 3-го часа пополудни раздался первый удар большего соборного колокола к молебну, возвещавший жителям города о предстоящем торжестве переложения мощей в серебряные раки. Преосвященнейший прибыл к собору ровно в 3 часа, где встретить его собралось, пo предварительно сделанному распоряжению, в богатых белых облачениях, все городское духовенство.
Приложившись к св. кресту, владыка торжественно вступил в собор, при стройном пении певчих: «Достойно есть»... С величайшим благоговением помолившись перед святыми иконами и приложившись к ним и к святым мощам, преосвященнейший вошел в алтарь, где начал облачаться в полное облачение, приказав совершать малую вечерню. По отпусте вечерни, архипастырем с собором духовенства, отправлен был молебен Божией Матери, известный под именем параклисиса, при чем весь канон пропет был певчими. За сим началось молебное пение святителям Феодору и Иоанну. В конце молебна, при пении тропаря угоднику Божию святителю Феодору архипастырь и назначенные к переложению св. мощей священно-служители сошли с средины храма и стали вокруг раки Св. Феодора. Здесь, по троекратном окаждении св. мощей, прочитана была архипастырем молитва Святителю и Чудотворцу Феодору, и потом все служащие, по троекратном поклонении, приступили благоговейно к поднятии из старых рак святых мощей с гробом. В это особенно время во всем множестве народа ясно выразилось какое-то притрепетное ожидание, сопровождавшееся молитвенными возгласами. Известно, что довольно распространены в народе рассказы о тех случаях, когда святые мощи, удерживаемые невидимою силою, не могли быть подняты, несмотря на все усилия, или по не достоинству известных лиц, или по каким либо иным святым целям. Кажется, что боязнь за свое не достоинство и здесь особенно сильно занимала молившийся народ. При пении тропаря Святителю Феодору, святые мощи Его перенесены были на средину церкви, где и поставлены на уготованном между амвоном и архиерейскою кафедрою столе под приличным балдахином. Затем, при пении тропаря Угоднику Божию Святителю Иоанну, архипастырь и священно-служители перешли к мощам сего Угодника, которые, после троекратного окаждения их и произнесения молитвы, также были благоговейно подняты из старой раки с гробом, перенесены на средину церкви, где и поставлены на уготованном столе под приличным балдахином, рядом с мощами Св. Феодора по правую сторону их. После того, как гробы со св. мощами были поставлены на возвышении среди собора, произнесена была эктения: «Помилуй нас Боже»…, прочтена молитва общая святителям и последовал отпуст. По отпусте протодиаконом возглашено было многолетие, сопровождавшееся колокольным звоном, Царствующему Дому, Св. Синоду, Преосвященнейшему Феогносту, благотворителям собора и всем православным христианам.
Когда кончилось молебное пение, архиерей и сослужившие с ним, приложившись к мощам святителей, вошли в алтарь и разоблачились; а затем начал прикладываться и народ, — что продолжалось до начала всенощного бдения, которое, впрочем скоро и началось. Каждый считал за непременный долг приложиться к св. мощам, твердо веруя, что теперь-то особенно сильно ходатайство святых Угодников перед Богом.
В шесть часов архипастырь, сопровождаемый настоятелем собора, вышел из его квартиры в собор и началось всенощное бдение по чиноположению, при открытых царских вратах, которое совершал архипастырь с двумя архимандритами, двумя протоиереями и двумя священниками. Храм с приделами: Вознесенским и Святительским теперь не вмещал собравшегося народа, который занял даже окна церковные, стараясь участвовать в торжественном богослужения и хотя издали увидеть раки с много-целебными мощами Угодников Божиих. Одновременно отправлено было настоятелем Покровского женского монастыря о. протоиереем Зверевым, в сослужении шести священников, всенощное бдение в теплом соборе; так же отправлено было бдение и во всех градских церквах. Перед величанием розданы были свечи не только священно-служителям, но и всему молящемуся народу. Когда всем священным собором воспето было при выражениях благоговейного восторга и умиления всего предстоявшего со свечами в храме и вне оного народа, величание Святителям, ясно слышались покаянные вздохи, видны были на многих лицах и слезы.
Во время пения ирмосов прикладывались к св. мощам духовенство и народ, при чем прикладывавшиеся к мощам самим владыкою помазывались елеем. Служба продолжалось медленно и кончилась в 10 часов ночи.
Между тем в холодный храм из теплого, по временам, доносились тихие звуки молебна Святителям, постоянно отправлявшегося там пред иконами Святителей. Не может быть, кажется, отраднее зрелища, как видеть до такой степени оживленный христианский храм. И это святое, восторгающее оживление храма продолжалось далеко за полночь. Долго и после всенощной, при свете лампад, продолжал притекать народ к ракам святителей. По выходе из церкви, нельзя было не обратить внимания на приличное освещение зданий соборных: подойдя ближе, увидали мы, что расставлены были плошки, стаканчики и фонари на ограде, на соборной колокольне и кровле духовно-училищного здания, находящегося в ограде собора. В тихий, довольно теплый вечер — впечатление было прекрасное! Между тем в храме толпился народ, рассматривая новые серебряные раки, устроенные для мощей и поставленные на солее за решеткой одна с правой, другая с левой стороны амвона и благолепные балдахины, устроенные над носилками для рак с св. мощами святителей, стоявшие над гробами их. Балдахины устроены наподобие сеней, какие поставлялись над св. престолом в наших древних храмах. В устройстве их удачно совмещалось церковное благолепие с необходимою прочностью. Устроились они большею частью на приношения жителей г. Суздаля. Весьма многие из богомольцев расположились в ограде соборной и ночь провести под открытым небом. С 4-х часов утра началось уже, впрочем, совершение ранних литургий.
20-го августа, как и накануне, как бы в сообразность общему молитвенному желанию, был прекрасный солнечный день. Содействие самой природы, как будто нарочно просветлевшей ради этого дня, после продолжительной непогоды, придало празднику особенное выражение. По окончании ранней обедни во всех, кроме главного, приделах теплого и холодного собора, в 8 часов настоятелем собора совершено было освящение воды. Во время освящения воды был производим звон к Божественной литургии. В половине 10 часа прибыль в собор к литургии Владыка, по облачении которого началось чтение часов. К концу часов приближался и крестный ход из Воскресенской церкви с употребляемыми в ходах св. иконами, также иконами от Покровского, Ризположенского и Спасо-Евфимиева монастырей, особенно чтимыми суздальцами. Встреченный преосвященнейшим Феогностом близ собора, крестный ход вошел в церковь и разместился в придельных алтарях. Во время встречи хода новые серебряные раки поставлены были позади мощей святителей перед Архиерейскою кафедрою.
После встречи крестного хода, последовало, по особому чину изложенному в требнике Петра Могилы, освящение новоустроенных рак, которые затем вставились на свои места под имеющиеся балдахины. На малом входе св. мощи впереди преосвященнейшего внесены были священно-служителями в алтарь и осененные рипидами, дикирием, трикирием и подсвечниками, поставлены на горнем месте, лицом к св. престолу. В определенное время преосвященнейший Феогност произнес назидательное слово на текст: «поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие; их же взирающе на скончание жительства, подражайте вере их».
По окончании литургии, священно-служителями святые гробы с мощами вынесены были из алтаря и поставлены в на приготовленное для них место посреди собора. Тотчас после сего началось торжественное молебное пение: служащие подняли честные с мощами гробы и, в сопровождении преосвященнейшего, после пения: «Бог Господь», изнесли из храма через западные двери. Затем открылось благочестное обнесение св. мощей — в сопровождении крестного хода вокруг собора, при колокольном звоне во всем г. Суздале. Шествие открывалось обычным порядком крестных ходов, несением хоругвей пред мощами святителей, запрестольных крестов, св. икон. Св. мощи и балдахины над ними, в предшествии диаконов со свечами, дикирием и трикирием несены были протоиереями и иереями. По сторонам шли с рипидами и со свечами. Архипастырь следовал непосредственно за гробницами. В продолжение хода певчие продолжали молебное пение святителям. Из духовенства в крестном ходу участвовало более ста человек. Кроме священно-служителей г. Суздаля и окрестных сел, вера и усердие поклониться нетленным останкам святителей привлекли сюда из различных мест многих священно-служителей, которые приняли участие в крестном ходу. Все лица духовного звания, участвовавшие в совершении сего священного хода, были примером благочестивого усердия и ревности в исполнении своих обязанностей.
На южной стороне шествие остановилось; по окончании 3-й песни, совершено было здесь осенение крестом и окропление св. водою. В таком порядке шествие продолжалось до восточной и северной сторон собора, при пении канона святителям. Затем, с пением тропарей: «помилуй нас Господи, помилуй нас»... ход возвратился в собор. Ход продолжался более часу. Во время крестного хода было видно в православных христианах всех сословий искреннее и глубокое усердие к св. мощам, сильная вера в присущую им благодать и силу. На всех лицах выражалась благоговейная радость, многие проливали слезы, сопровождаемые едва сдерживаемыми рыданиями одни простирали руки к гробам святителей, другие выражали свое усердие, бросая по пути процессии монету, полотенца, платки, кушаки и разные вещи. Все близкие к месту шествия здания в соборной ограде заняты были благоговейными зрителями. И что за чудное зрелище представляла в это время окрестность соборная! Вот многие тысячи народа, с возженными свечами, из всех классов общества, представляющие один многочисленный собор, проникнутый одним святым чувством и желанием, живописно волновавшийся, стремившийся особенно к одному вожделенному месту: сколько тут было разнообразных дум, надежд! Кто ждал облегчения от болезни, кто небесной помощи и покровительства в своих делах, кто стремился повергнуть к святителям свою душевную тугу, — и каждый, подойдя под св. мощи, непременно выносил действительное оживление и укрепление в духе веры.
По возвращении крестного хода в собор, св. мощи при пении тропаря угодникам, были вложены в новые раки с окаждением их и с прочтением молитвы святителям; после чего последовал обычный отпуст. По отпусте провозглашено было многолетие Государю Императору и всей Августейшей фамилии, Святейшему Правительствующему Синоду, Преосвященнейшему Феогносту, Правительствующему Синклиту, военачальникам, градоначальникам, христолюбивому воинству и всем православным христианам.
Пением величания святителям заключился настоящий праздник.
Духовное торжество окончилось в 2 часа но иолу дни.
Долго останется в памяти всех участвовавших в празднике это священное торжество переложения св. нетленных мощей святителей. Слава Господу, благословившему такое торжество!..
В. Орлов.

Слово на торжество переложения мощей Святителей Феодора и Иоанна, Суздальских Чудотворцев, в новые раки, сказанное в Рождество-Богородицком соборе Преосвященнейшим Феогностом, Епископом Владимирским и Суздальским

«Поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие; их же взирающе на скончание жительства, подражайте вере их» (Евр. 13, 7).

В настоящий день торжественного переложения нетленных мощей Святителей Феодора и Иоанна в новые благолепные раки весьма уместно было бы для нашего назидания во всей подробности обозреть богоугодную жизнь этих Угодников Божиих, — обозреть от дней юности до блаженной кончины их. Но, к сожалению, до нас дошли скудные сведения о жизни и подвигах их. О святителе Феодоре сохранилось до нас только то, что он был родом грек, и прибыль в отечество наше уже в сане Епископа во дни просветителя России — равноапостольного Князя Владимира, по желанию Его. Поставленный за тем Епископом города Суздаля в то время, когда здесь еще господствовало язычество, Святитель Феодор главным образом трудился в деле проповедания и распространения веры Христовой в Суздальской стране. Апостольские труды его, соединенные с кротостью и другими христианскими добродетелями, имели самый вожделенный успех: многие обитатели Суздальской страны уверовали в Иисуса Христа и дверью крещения вступили под сень святой церкви. О Святителе Иоанне известно лишь то только, что он до Епископства подвизался в одной иноческой обители, и затем, поставленный Епископом, управлял Суздальскою паствою 11 лет, продолжая преуспевать в подвигах благочестия. За 9 лет до своей кончины он сложил с себя Епископские обязанности и удалился в монастырь, чтобы беспрепятственнее и благопоспешнее предаваться подвигам благочестия. И так в сведениях, дошедших до нас, Святитель Феодор является преимущественно проповедником и распространителем веры Христовой, а Святитель Иоанн — подвижником благочестия.
При воспоминании о Святителе Феодоре, невольно возникают в нашей памяти начало и распространение веры Христовой в здешней стране и во всем отечестве нашем. Вот предкам нашим, погруженным во мрак язычества, сидевшим во тьме и сени смертней, наконец воссиявает свет велий, — свет Христов. Через равноапостольного Князя Владимира, через первого русского Митрополита Михаила, через Святителя Феодора н других Епископов им возвещается вера Христова. Поняв здравым своим умом спасительность и бесконечное превосходство пред язычеством христианства, предки наши в значительном числе охотно делаются христианами. Св. вера Христова более и более распространяется по лицу земли Русской, произращая везде самые благотворные плоды. Языческие требища разрушаются, на место их созидаются столь сладостные дли доброго человеческого сердца храмы Божии. Вместо кровавых жертвоприношений, соединенных с дикими и странными обрядами, начинает приноситься всеспасительная бескровная жертва, и слышится умилительное христианское богослужение, восторгающее сердца к Богу. Страшный разгул страстей и похотей, которым наши предки — славяне предавались, умеряется, ослабевает, и заменяется тихою, скромною, благочестивою жизнью. Жажда крови и хищничества, которой не чужды были Славяне, уступает место святой любви к ближним и готовности благотворить им. Дикие нравы постепенно смягчаются; являются и размножаются люди, украшенные кротостью, незлобием и великодушием. Там, где господствовал разврат с ужасными беззакониями, являются сонмы подвижников веры и благочестия. Люди, которых душа постоянно волнуема была бурными помыслами и желаниями, проявляют самое мирное настроение души. Семейная жизнь утверждается крепостью союза между супругами, между родителями и детьми, и украшается взаимною любовью и взаимным попечением членов семейства. Единство веры и церкви и христианская любовь теснее и теснее соединяют наших предков в одно гражданское общество, в котором постепенно усиливаются покорность Власти и повиновение законам. Общественные законы и постановления более и более проникаются духом веры и благочестия. От света веры Христовой возжигается просвещение, и более и более распространяется в Отечестве нашем, образуя полезных деятелей для всех поприщ общественной жизни.
Мы указали только некоторые плоды Св. веры Христовой для Отечества нашего и сынов его. В кратком слове невозможно исчислить всех их. Чем благотворнее, чем спасительнее вера Христова для Россия и сынов ее, тем страннее и возмутительнее представляется вольномыслие относительно ее святых истин и правил, проявляющееся по местам в соотечественниках наших, — вольномыслие, старающееся то подвергнуть сомнению разные истины и правила веры, то извратить смысл их, то вовсе отвергнуть их. Но кто из людей здравомыслящих, не зараженных превратными убеждениями, согласится изменить истинам и правилам веры, принесенным с неба на землю Единородным Сыном Божиим, запечатленным Его кровью, утвержденным Духом Святым, хранимым и проповедуемым Святою Церковью, которая есть столп и утверждение истины, и вместо их усвоить себе мнения ума человеческого слабого, ограниченного, поврежденного и так часто впадающего в заблуждения? Кто из добрых, верующих христиан может сочувствовать вольномыслию относительно веры тогда, как уже становятся заметными последствия оного? А последствия вольномыслия относительно веры истинно ужасны: от него рождаются и возникают самые превратные взгляды на многие предметы из области наук и на разные условия жизни общественной, семейной и частной, неудержимый произвол в жизни, бесстрашное преследование самолюбивых и своекорыстных целей, непокорность существующим законам, противление Власти, и проч.
При представлении Святителя Иоанна, как подвижника благочестия, воскресает в нашей памяти особенное усердие к благочестью древнего Русского народа, из которого вышли, и среди которого возросли и этот Святитель Божий и другие отечественные Угодники Божии. Да, искренно и глубоко наши предки любили дела благочестия, — любили молитву, — богослужение, беседы о Господе и Святых, свято хранили посты, благоговейно проводили праздники, каждый день начинали и оканчивали усердною молитвою, чтили правила и уставы св. церкви, и располагали по ним свою жизнь. Теперь почти все в отечестве нашем преобразовалось, улучшилось и усовершилось. По-видимому, и усердие к христианскому благочестью в наше время должно бы было возрасти. Но на самом деле видим противное: под влиянием духа нашего времени, неблагоприятного для веры и благочестия, холодность к благочестью более и более распространяется в народе нашем. Кто не знает, что ныне весьма многие соотечественники наши, увлекаясь современными взглядами, обычаями и приличиями, нерадят о делах благочестия христианского, позабывают о священном долге молитвы, опускают богослужение даже в воскресные и праздничные дни, как бы стыдятся часто осенять себя крестным знамением, бесстрашно нарушают святость воскресных и праздничных дней шумными удовольствиями, не хранят постов, пренебрегают правилами и уставами Св. Церкви, живут по своему произволу и по похотям своего сердца. Да не будет ничего подобного с нами! Да не оставляет нас свойственный Русскому народу дух христианского благочестия! Добрый пример наших предков, особенно же отечественных Святых, прославленных Богом на небе и на земле, да оградит нас от увлечения духом времени, навевающим на нас холодность к благочестью! Будем помнить, что благочестие на все полезно есть (Тим. 4, 8), что с ним соединено обетование живота нынешнего и грядущего, что оно есть первое и главное условие мира душевного и благосостояния общественного и семейного, что изменять ему значит изменять характеру Русского народа, что оно есть завет наших предков всех веков, что за благочестие Господь Бог и Царица небесная многократно спасали наше Отечество и ниспосылали помощь нашему народу в равные бедственные годины, — что за оскудение благочестия Господь может отвратить лице Свое от нас и прекратить Свои великие и богатые милости к нам.
Да послужить к укреплению нашей веры и к возбуждению в нас усердия к благочестью христианскому и нетление Угодников Божиих Феодора и Иоанна, которое в нынешний день, — день переложения Мощей их, должно произвести на нас особенно-глубокое впечатление! В самом деле, что такое нетление мощей Угодников Божиих, как не постоянное чудо, совершающееся перед нашими глазами. По общему закону природы, все тела людей, как и вообще земных одушевленных тварей, после смерти разлагаются на составные части, истлевают и рассеиваются. Но вот, вопреки этому закону природы, тела некоторых Угодников Божиих не разлагаются на составные части и пребывают нетленными. Сами в себе такие тела не могут иметь силы, которая сохраняла бы их в нетлении. Очевидно, Господь Своею силою не дает Преподобным своим «видити нетления» (Деян. 2, 27). Всемогущая благодать Божия, сосудами которой телеса Угодников Божиих были во время жизни их, продолжая обитать в них и по смерти, сохраняет их в нетлении. Кто же из верующих не увидит в нетлении Угодников Божиих непрерывного чуда силы Божией, — чуда, которое должно побуждать нас к прославлению Бога, и укреплять нашу веру в Его присносущную силу и в истину всего того, что Он благоволил открыть нам. Так и современные Иисусу Христу иудеи, видя чудеса Его, прославляли Бога. Так, чудеса, которые совершали Апостолы и преемники их, послужили к распространению и утверждению веры Христовой.
И для чего Господь совершает с телесами Угодников Своих непрерывное чудо Своего всемогущества, для чего Он прославляет их нетлением? Для того между прочим, чтобы мы, созерцая в сиянии нетления Угодников Божиих их добродетели, благоговели пред ними и старались подражать им. Будем же внимательны к этому действию премудрости Божией и всемогущества Божия. Будем подражать жизни Угодников Божиих, будем, как Они, тверды в вере, и усердны к благочестью. Аминь.

Слово в праздник переложении мощей святителей Христовых Феодора и Иоанна Епископов, Суздальских Чудотворцев

«Вы есте свет мира. Никто же вжеч светильник поставляет его под спудом но на свещнице, да входящий видят свет» (Лук. 11, 33.).

Таково значение и назначение, по мысли и намерению Господа нашего, воздвигаемых Им на чреду служения пастырей и учителей церкви. Они — светильники во мраке греховной ночи, возжигаемые благодатию Господа, по Его человеколюбью, для предохранения от заблуждений и падений и для руководства к горнему отечеству всех взыскующих сего отечества. Они Ангелы Божии, как назвал их Сам Господь в откровении св. Апостолу Иоанну, — наши Ангелы — хранители на жизненном пути. В сонме таковых светоносных пастырей и учителей, кои свято выполнили завет своего Верховного Пастыреначальника, к нам особенно близки, для нас особенно досточтимы святые отцы наши Феодор и Иоанн. Не только при жизни своей, принадлежащей отдаленным векам, и для отдаленных наших предков служили они спасительными светильниками, но служат таковыми и для нас и будут служить для нашего потомства в своих нетленных святых мощах. Не этот ли просвещенный взгляд на непрерывность спасительного среди нас служения святителей Божиих, в лице одного просвещенного Боголюбца, бывшего некогда здесь градоначальником и недавно взятого из среды живых, вызвал в нем благочестивое намерение достойно почтить Божиих служителей сооружением на свои средства более ценных, более приличных для их священных останков хранилищ? Не хотел ли он, помимо проявления в устройстве этих хранилищ своего благоговейного чувства к памяти учителей Суздальския страны, действуя на наше внешнее чувство, возбудить в нас внутреннее святое чувство, способное видеть жизнь в мертвенных останках Святителей, слышать немолчную проповедь из запечатленных смертью святительских уст? Действительно в нетлении мощей Святителей нам представляется самое поучительное зрелище; гробы их, хотя и молчаливо, по постоянно и внушительно проповедуют.
Что же можем мы видеть, какую проповедь слышать из гробов Святителей с нетленными их останками?
Мы можем, бр. христиане, тоже видеть и еще яснее, тоже слышать и еще внятнее, что видели и слышали и современники святых веропроповедников — образец жизни праведной — истинно христианской и правое учение о вере и Богоугодной жизни. Никто, верно, из нас не был свободен от тех минут тревожного раздумья, когда, слыша или припоминая учение веры, задавался вопросами: да так ли я верую и действительно ли эта вера правая, способная доставить и жизнь безмятежную и спасение вечное; да так ли я живу, как следует жить, действительно ли эта добродетель, которая достается мне с таким трудом, завещана Богом и способна привести к вечному блаженству, и наоборот — действительно ли отношение к нравственному закону более свободное, с разными льготами и поблажками, может лишить сего блаженства. Этому пытливому и мнительному отношению к учению веры и нравственности, естественно, возникать в уме всякого, для кого не безделица вопрос о вечной жизни, в особенности в виду того разномыслия и разноречия по делам веры, которые, искони начавшись в церкви и породивши ереси и расколы, дошли в настоящее время до крайних пределов и, как водоворот, грозят увлечь в бездну погибели всякого неосторожного. Мы не станем говорить об отдаленных от нас и уклонившихся от чистоты православия церковных средоточиях: ни о католичестве, которое, после отделения от православия, переходило от одного нововведения к другому не только в обрядах, а и в самом догмате, — ни о порождении его — лютеранстве, отвергающем предание церкви и все внешнее ее устроение. Не станем указывать и на наш раскол, хотя и он, не смотря на множество самых странных толков, еще доселе продолжает, даже при склонении более разумных его вождей к православию, уловлять в свои сети умы не испытующего писаний простого народа. Но что напрашивается на слово, так это та печаль нашего времени и болезнь нашего века, — те зловредные идеи неверия и отрицания, вероисповедной холодности и безразличия, чувственной свободы и нравственной распущенности, которые, вопреки ясным предписаниям закона Божия и уставам церкви, вопреки общепринятым законам благоустроенных христианских обществ и даже здравому смыслу, на нашей еще памяти явились у нас, как руководительное начало в жизни, под позорным именем нигилизма — ничтожества и производили в обществе, хотя и не заметно, растлевающую подготовку, а теперь, как бы почуяв свою силу, собрались под новым более благовидным знаменем социализма — братства, товарищества и нагло выступили было на борьбу со всем священным для христианина, со всем дорогим для гражданина — с религией, семейным бытом, общественным порядком и государственным устройством. В виду всех этих противорелигиозных и противообщественных явлений, станем перед нетленными св. мощами — угодников Божиих и тогда прахом рассеются все наши недоразумения, сомнения и отрицания. Чудом нетления не свидетельствует ли явственно Единый Чудный, что так надобно веровать, так жить, как веровал и жил тот, ему же не дано видети нетления? Гробы с нетленными останками наших вероучителей, самые гробы, не уступавшие столько веков разрушительному действию стихий, не явственно ли возвещают нам, что учение веры, принесенное девять веков тому назад в покрытую языческим мраком страну нашу одним, и утвержденные впоследствии другим, есть истинное спасительное учение, которое через ряд веков, под их таинственным наблюдением, устами пастырей церкви возвещается и нам? Им доставило оно бессмертие и для нас должно служить залогом бессмертия. С другой стороны гробы нетления внятно говорят нам, что и учение Богоугодной нравственности, проповедуемое ныне, есть тоже самое учение, которое возвещали и они и словом, и жизнью. Что проповедуется ныне о любви к ближним и вечному их спасению, о ревности к славе Господа, о кротости, смирении, терпении, незлобии, милосердии, воздержании, то и Святители Божии, явив эти добродетели в жизни своей и сподобясь за то нетления, и нам возвещают, — и нас утверждают в уповании, что эти добродетели, сопровождаемые верой правой, для всякого служат залогом жизни вечной. И в отношении благоговейно почтительного отношения к Власти предержащей, как учреждению Божественному, хотя мы имеем ясную заповедь Самого Христа Спасителя и Его Апостолов, а потому хотя и этого для нас было бы вполне достаточно чтобы предохранить себя от заразы безначальственных учений, как достаточно было сего для наших предков, почитавших священною и неприкосновенною личность Владыки не только доброго, по и строптивого, тем не менее и в этом отношении в жизни св. угодников Божиих мы находим черты достойный подражания. Во исполнение воли Великого Князя, — просветителя земли Русской, один борется с упорством суеверия языческого; другой представляет пример самых близких, самых трогательных отношений к современному ему Князю (Борису Константиновичу). Он друг последнего, его советник. Ни одно религиозное предприятие по истине благочестивого Князя не обходится без благословения и одобрения Святителя. По его указанию он избирает места для сооружения иноческих обителей; его же богопросвещенному взору поручает он выбор и достойных в оные настоятелей. Так было напр. с здешней обителью Спасо-Евфимиевой. Отчего такое доверие и уважение к Святителю? Не от того ли, что он, будучи почтенным отцом Князя по духу, был вместе с тем и почтительным Его верноподданным. Вот о чем, хотя и молчаливо, но немолчно возвещают нам на свещнице нетления Св. наши пастыри. Они поучают нас вере истинной и благочестному христианскому жительству: сами они веровали и жили так, как сами и вере и жизни учили.
Но, кроме этого учительства, они доселе продолжают и еще с большею свободою и достоинством свое первосвятительское призвание: — не только молится за людей, но и подают им благопотребную помощь. Разрешившись от уз греховные плоти и потому не имея нужды прежде о своих гресех жертвы приносити, потом же о людских, яко же первосвященники имущие немощь, они с дерзновением входят к престолу благодати л туда, в особенности, где почивают нетленными своими телами, износят Божие благословение, мир и утверждение. И в таком обилии черпают они от благодатного источника силы Божией, что самые гробы их, в виду коих сильнее возбуждается наша память о них и наша вера в них, как присных Богу и благопоспешных наших помощников, — самые эти гробы становятся сокровищницами разнообразных, сообразно с разнообразием самых наших потребностей, Божиих дарований. «Мощи святых, аки спасительные источники, дарова нам Владыка Христос, яже многоразличные дарования источают, яко посредством ума и в телеса их вселися Бог», свидетельствует св. Дамаскин. Посему грех ли тяготит душу, — здесь утешение; соблазны ли одолевают, — здесь оружие против них; сердце ли нечувствительно к добру и спасению, — здесь живая картина добра, способная увлечь самое грубое чувство. Здесь благодатная помощь пна всякое добро. А зло физическое — нужды, печали, болезни и прочие неизменные спутники нравственного зла — греха с большею легкостью побеждается несокрушимой и всесокрушающею силой угодников Господних. Мощи их не только не уступают в действенности, но и гораздо превосходят ту Евангельскую врачебницу, в которой слежаше множество болящих в ожидании исцеления, потому что там лечились болезни тела, а здесь — и тела и души; там однажды в год, и притом только один получал исцеление, а здесь источник исцеления открыть всякому и во всякое время. Во всякое время исходит отсюда таинственный глас: «аще кто жаждет, да приидет сюда и пиет. Приидите ecи труждающийся и обремененной, и обрящете покой душам вашим».
Таково светоносное служение совершают среди нас Святители Божии Феодор и Иоанн Такое бесценное сокровище послал нам Господь в их священных останках, поставя их на свешнице, — в виду всякого притекающего в храм сей.
Да будет благословенна память раба Божия боярина Алексия, который, оправдав свое почетное звание в жизни, как гражданин, верным служением Государю и отчизне, вместе с тем оставил нам пример достойного сына церкви православной в благоговейном почитании угодников Господних. Да удостоит его Господь, по молитвам праведных, мзды праведных. Да воздаст Господь и всем участникам в его благом, теперь уже исполненном предприятии, вместо земных небесная, вместо тленных нетленная и вместо временных вечная. Пусть этот пример благочестивого усердия выведет нас из обычного равнодушия и располагает нас чаще притекать к ракам св. мощей Учителей Суздальские страны, целителей душ и телес премудрых и служителей Богу благоприятных. Здесь храм их таинственного священно-служения. Раки нетленных мощей их — немолчная пастырская кафедра. Отсюда внимательные всегда услышат слово к утверждению в вере и благочестивой жизни, здесь же в состоянии будут почерпнуть и силы, яже к животу и благочестью. Вот такого-то рода вниманием к святителям Христовым Феодору и Иоанну мы можем, к утешению своему, принести им такую жертву, которая будет для них ценнее и вожделеннее всякой материальной жертвы. А без сего разве долго заслужить ту горькую укоризну, с какой Господь Иисус обращался некогда к мнящимся быть праведными, но не праведным Фарисеям (Мф. 23, 29 — 32): «горевам, яко зиждете гробы пророческия и красите раки праведных, сынове же есте избивших пророки. И вы исполните меру отец вашиъ». Такая укоризна тем более будет уместна, что маловнимательность к Святителям, уже богопрославленным, разве лучше будет того недостойного поступка, какий, по сказанию летописца позволили себе наши отцы, изгнав из града Святителя Иоанна, по подозрению в нецеломудренной жизни, и только чудом Божия заступления за св. мученика убедившись в его невинности. Аминь.
Свящ. В. Несмеянов.

«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть, № 17 (1 сентября 1879 года).


Святитель Феодор Суздальский и святитель Иоанн II Суздальский

См. Празднование 20-го августа в 1880 г. в г. Суздале.
Феодор I Ростовский, епископ, чудотворец (†1024).
Святитель Иоанн II, епископ Суздальский
Владимиро-Суздальская епархия

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (23.12.2016)
Просмотров: 204 | Теги: Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика