Главная
Регистрация
Вход
Четверг
21.09.2017
20:35
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 360

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [649]
Суздаль [235]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [174]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [28]
Александров [130]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [61]
Религия [2]
Иваново [24]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Село Якиманское Суздальского района

Село Якиманское

Якиманское — село в Суздальском районе Владимирской области России, входит в состав Павловского сельского поселения. Село расположено на правом берегу реки Нерль (приток Клязьмы) в 4 км на северо-восток от центра поселения села Павловское и в 10 км на юго-восток от райцентра города Суздаль.
Численность населения: в 1859 г. - 206 чел.; в 1926 г. – 351 чел.; в 2010 г. – 7 чел. (3 муж. и 4 жен.).


Село Якиманское. Вид с юго-запада.

- Городище дьякова типа Якиманское, ранний железный век, VI-Х вв. Памятник отличается мощным (до 2 м.) культурным слоем, причем основная часть напластований приходится на 1-е тыс. до н.э. – нач. 1-го тыс. н.э. Здесь насчитывается не менее четырех культурных горизонтов с углистым грунтом, разделенных стерильными прослойками песка, что свидетельствует о неоднократном заселении площадки городища и долгих периодах его запустения. Северная окраина села, мыс правого коренного берега р. Нерль при вхождении в ее долину оврага с протекающим по его дну ручью. Площадка размерами 60х50 м. вытянута с северо-запада на юго-восток, возвышается над рекой на 12-16 м. С напольной юго-восточной стороны – вал, первоначально бывший, вероятно, сопковидным, ныне частично снесенный, высота до 2.5 м., перед ним – частично засыпанный и сильно размытый ров. На площадке размещается церковь и кладбище. В верхнем горизонте культурного слоя найдены обломки лепных неорнаментированных сосудов позднего этапа развития дьяковской к-ры и мерянских, 6-10 вв. Ниже, под песчаной прослойкой без находок, обнаружен горизонт с лепной посудой, имеющей сетчатые отпечатки на внешней поверхности, дьяковской археологической культуры раннего Железного века.

- Курганный могильник. Близ села, правый берег р. Нерль. Исследовался А.С. Уваровым в 1852 г.

- Древнерусское селище Якиманское-IБольшое Городище»), 11-13 вв. 0.3 км. к северу северо-западу от села, правый берег р. Нерль. 40-60 м. от русла, к северу северо-западу от Городища. Размеры ок. 480х220 м. Ф.Я. Селезневым и И.П. Богатовым памятник рассматривался как селище, Н.Н. Ворониным, как городище, хотя следы оборонительных сооружений не выявлены. Керамика гончарная древнерусская, кованые железные гвозди, куски шлака, кости животных.

Зимой 1238 г. часть татаро-монгольских орд от Владимира направилась к Суздалю, выжигая и разграбляя всё на своём пути. К юго-востоку от Суздальского кремля находились укрепление, называвшиеся - Большое Городище (сейчас село Якиманское) и Малое Городище (село Спасское Городище).
Татаро-монголы встали лагерем на месте, где до 1960-х гг. существовало село Батыево («Село Батыево отъ Владимира в 20-ти верстах, а от Суздаля в 14-ти верстах, при речке Уловке»).
Малочисленная суздальская дружина пыталась задержать врага в первом на пути татаро-монгол – Большом Городище, где сейчас расположено село Якиманское. Силы были слишком неравны и все суздальцы геройски погибли. Здесь под холмом на котором построен храм в честь родителей Богородицы Иоакима и Анны (от чего и пошло название села – Якиманское) нашли вечное упокоение тела погибших русских витязей. Татары похоронили своих убитых под курганом на месте своего становища, где потом и появилось село Батыево. Впоследствии на Батыевом кургане была построена церковь.
Народное предание вспоминает это место летописи следующим образом: «Егда злочестивый и безбожный татарский Царь Батый, разоряя Русскую землю войною, взя славный град Владимир мечем, и оттуду со всею своею богомерзкою подвижеся силою ко граду Суждалю, хотя его себе покорити и разорити, и не доходя до него за несколько поприщь постави стан свой (где бысть стан безбожнаго Батыя, ныне ту село имеется называемо Батыево) и из того исходя стана, творяше войну с воинством Суждальским». Историч. Собр. О гр. Сужд. Ан. Федорова, стр. 95
После гибели дружины Суздаль оставался совершенно беззащитным и был обречён. Татаро-монголы подошли к Пассадским укреплениям с южной стороны и появились на Ироновой горе в непосредственной близости от кремля. Многие насельницы монастырей при виде жестоких завоевателей, убежали в город, надеясь найти защиту в его укреплениях. Суздаль подожгли и разграбили. Всех кто не успел убежать, увели в рабство, стариков и больных перебили. Целым и невредимым остался только Ризоположенского монастыря, несмотря на то, что находился вне городских укреплений и ничем не был защищён.


Бывшее Городище дьякова типа Якиманское

Овраг, защищавший городище с северо-запада

Вид на Нерль с городища

Вид на Нерль с городища. Слева с. Барское городище

Холм, на котором располагалось Городище дьякова типа Якиманское

Барское-Городище с Большим Городищем (село Якиманское) и Спасским Городищем упоминается в межевой выписи Суздальским ямским охотникам 1588 года.

Младший брат Прасковьи Александровн Вяземской (Хметевская по мужу), князь Георгий (Егор) Александрович Вяземский родился в 1762 г. и был всего лишь на год моложе своей сестры. Его молодость пришлась на царствование императрицы Екатерины II. По обычаю того времени, имея, очевидно, связи при дворе, молодой князь в 1779 г. был записан в лейб-гвардии Преображенский полк, где в то время уже служил его зять Петр Хметевской. В 1786 г. князь Георгий Вяземский получил вожделенный первый офицерский чин лейб-гвардии прапорщика и остался в полку, где постепенно рос по служебной лестнице. В 1787 г. он был произведен в подпоручики, в следующем году в поручики, а в 1790 г. — в гвардии капитан-поручики. Оттуда 1 января 1793 г. князь был высочайшим указом выпушен из гвардии с производством в армейские подполковники. Вероятно, дальше продолжать службу в гвардии князь не смог из-за недостатка средств. К 1795 г. князь Георгий Александрович состоял сверх комплекта в Старооскольском пехотном полку, откуда 30 октября того же года вышел в отставку с чином полковника. Из многочисленных имений, доставшихся по наследству от родителей, князь Георгий Вяземский выбрал село Якиманское Суздальского уезда, где и поселился. Там на берегу реки Нерли был устроен красивый усадебный парк, причем все «дворянское гнездо» занимало обширную территорию. Забегая вперед, нельзя не сказать, что живописное Якиманское оказалось связанным с одной из самых мрачных страниц в истории рода Вяземских.
В суздальском имении его сиятельство поселился с молодой женой. Где-то в самом конце 1790-х гг. он женился на Прасковье Павловне Лотаревой. Как титулованный и чиновный помещик князь в декабре 1799 г. был избран кандидатом (заместителем) суздальского уездного предводителя дворянства, а на следующее трехлетие в 1803-1805 гг. занимал уже пост суздальского уездного предводителя. Князь Георгий служил во владимирской милиции 1806-1808 гг., а в августе 1812 г. был назначен командиром батальона 1-го пешего казачьего полка Владимирского ополчения. В последней должности он состоял более полугода. Службу ополченца князь оставил раньше времени по болезни. Возможно, вскоре после окончательной отставки князь скончался, будучи на шестом десятке. Хотя вероятна и более поздняя дата его смерти, так как сыновья Г.А. Вяземского в 1827 г. разделили отцовские имения. За Георгием Вяземским числилось 620 душ в селах Коверино, Чистуха, Картмазово, Якиманское и других. У Вяземских также был свой дом в Москве.
В начале 1790-х гг. на пожертвования князя Георгия Вяземского в его родовой вотчине селе Коверино вместо ветхой деревянной церкви, построенной еще родителем князем А.И. Вяземским, был устроен новый трехпрестольный каменный храм.
Супругой князя Георгия Александровича Вяземского была Прасковья Павловна Лотарева дочь статского советника Павла Михайловича Лотарева от брака с Александрой Петровной Молвяниновой. Ее отец принадлежал к родовитому дворянству Тамбовской губернии. Павел Михайлович Лотарев начал военную службу еще в 1761 г. — в последний год царствования императрицы Елизаветы Петровны. Почти 20 лет Павел Лотарев отдал ратному поприщу и к 1780 г. вышел в отставку в чине полковника. После этого он перешел на службу по выборам дворянства в родной Тамбовской губернии. В 1785-1788 гг. полковник Лотарев занимал должность усманского уездного предводителя дворянства - родовое имение Лотарева находилось именно в Усманском уезде Тамбовской губернии. Ныне город Усмань распложен в Липецкой области. Основан он был еще в 1645 г. как острог на Белгородском оборонительном рубеже, и свое название получил по реке. Позднее на всю Россию Усмань славился как один из центров хлебной торговли. И сегодня бывший уездный город Усмань пользуется всероссийской известностью, во всяком случае - у курящих, ибо там находится крупная табачная фабрика.
В 1788-1794 гг. Павел Михайлович Лотарев два срока подряд занимал пост тамбовского губернского предводителя дворянства, и Екатериной II был пожалован в статские советники. Кстати, в 1780-е гг. Тамбовская губерния входила в состав Владимирского наместничества и административно была достаточно тесным образом связана с Владимирской губернией. После выхода в отставку Лотарев уже более не служил. Он скончался в 1816 г.
Павел Михайлович Лотарев был женат на Александре Петровне Молвяниновой, последней представительнице когда-то весьма разветвленного и заметного в отечественной истории рода. Так как через Лотаревых и князья Вяземские породнились с Молвяниновыми, и все потомки князя Георгия Александровича Вяземского одновременно являются потомками Молвяниновых по женской линии (дети князя Георгия правнуки подпоручика Петра Ивановича Молвянинова).
У подпоручика Петра Ивановича Молвянинова от брака с Екатериной Ивановной Хметевской известна единственная дочь Александра Петровна Молвянинова, родившаяся в 1756 г. Принято считать, что род Молвяниновых пресекся в XVIII столетии. Александра Молвянинова «захватила» и XIX век: она скончалась в 1808 г. в возрасте 52-х лет. От брака со статским советником П.М. Лотаревым у нее было три дочери: Прасковья Павловна - замужем за князем Георгием Александровичем Вяземским; Екатерина Павловна - за гвардии поручиком Бутурлиным; Александра Павловна за гвардии прапорщиком Алексеем Веневитиновым. Вступив в брак с Прасковьей Лотаревой, князь Георгий Вяземский в приданое за женой получил значительную часть молвяниновских и лотаревских имений во Владимирской и Тамбовской губерниях. Так, в Ковровском уезде Вяземским теперь принадлежали, помимо сельца Каменово, деревни Крапивново, Сидорино и Яманово.
Оставшись вдовой после кончины Г.А. Вяземского, княгиня Прасковья Павловна Вяземская стала госпожой своих и мужниных имений, в которых насчитывалось более 800 душ крестьян. В малолетство детей она фактически единолично управляла всей обширной вотчиной Вяземских. Жила княгиня в селе Якиманское Суздальского уезда, где раньше пребывала вместе с мужем. В том же селе старая княгиня Вяземская трагически закончила свое бытие. Здесь она 24 июня 1840 г. была убита своим дворовым человеком Александром Захаровым. В Государственном архиве Владимирской области сохранились интересные материалы, рассказывающие о том чрезвычайном происшествии. Свидетелем его стал юрьевский купеческий сын Михаил Петрович Курбатов, который накануне трагедии приехал к княгине для того, чтобы арендовать у нее большой фруктовый сад, находившийся при барском доме. Договориться о сделке Курбатову сразу не удалось стишком поздно он приехал в Якиманское, когда княгиня Вяземская уже легла спать. Поэтому он был вынужден провести ночь в своей телеге, чтобы наутро решить все деловые вопросы. Рано утром 23 июня хозяйке усадьбы доложили о приезде купеческого сына, и она в 10 часов позвала его к себе. Долго торговаться им не пришлось: получив в задаток 100 рублей, княгиня вышла в сад, попросив Курбатова немного подождать в господском доме.
Более часа он дожидался ее, но княгиня Прасковья Павловна все не возвращалась. Ожидание постепенно переросло в волнение, и Михаил, чтобы скорее заприметить княгиню, подошел к окну, выходившему в сад, и стал пристально всматриваться в зеленую гущу деревьев. Вдруг позади себя он услышал какой-то шум, и, обернувшись, увидел хозяйку усадьбы. Она стояла у входа в гостиную, тяжело дыша и схватившись за живот. Руки и платье у нее были в крови. Прерывая дыхание, княгиня Вяземская чуть слышно произнесла, что в саду ее ударил в живот ножом дворовый Александр, при этом фамилию его она не назвала. К этому времени в дом прибежала толпа дворовых и, причитая и охая, подхватила княгиню за руки и отвела ее в другую комнату. Там крестьяне, уложив хозяйку в постель, стали окатывать ей помощь, пытаясь остановить сильное кровотечение из раны. Для этого они туго перетянули рану платками, смоченными в уксусе.
Через некоторое время княгиня Вяземская позвала к себе в комнату Михаила Курбатова, и здесь она более подробно рассказала о случившимся. Оказалось, что, пройдя по саду с дворовым и горничной девушкой, она их отпустила и прошла дальше посмотреть лес, сложенный на задворках усадьбы. Там она неожиданно встретила того самого дворового Александра. Спросив у негро, куда он идет, она получила от него удар в живот, а сам нападавший побежал. Не почувствовав сначала силу удара и не поняв, что случилось, помещица немедленно приказала его схватить, что и было сделано. Однако рана оказалось настолько опасной, что через несколько часов княгиня уже была в очень серьезном положении.
На следующий день в Якиманское для расследования происшествия прибыли пристав І-го стана Суздальского уезда Федор Игнатьевич Стодольский и уездный предводитель дворянства Алексей Михайлович Ртищев. Они допросили Александра Захарова, а именно так звали убийцу, который и поведал им о случившимся. От роду ему было 24 года, родители его, дворовые князя Александра Егоровича Вяземского, жили в селе Коверино Владимирского уезда и скончались, когда Александр был еще ребенком. С четырех лет он находился в приемышах у крестьянина деревни Макариха, а восемь лет назад был взят княгиней Прасковьей Павловной ко двору. Вскоре после этого княгиня решила Александра обучить мастерству и отдала его на учебу в Москву к немцу, каретному мастеру. Там он пробыл пять лет, и возвратился к хозяйке умельцем-шорником. Прошло всего лишь два года, и за это время у дворового накопилось на княгиню «сильное озлобление». Причина состояла, по словам Александра Захарова, в жестоком ее обращении. На допросе он поведал, что княгиня держала его впроголодь, и дворовый вынужден был просить милостыню в соседнем селе Барское Городище, Неоднократно она запирала его в особой комнате в барском доме, называемой рогожками. Там княгиня собственноручно била Александра за то, что осмеливался просить кожу и гвозди для починки барских дрожек. Когда он уходил на заработки в Москву, хозяйка брала с него слишком высокий оброк, и вдобавок на месяц вперед. Мысль умертвить княгиню зародилась у Александра Захарова давно. Для этого при себе он всегда носил острый нож, сделанный им для разрезания кож. Нож, имевший длину в четверть (17,77 см.), а ширину у основания в три пальца, как нельзя лучше, по разумению дворового, подходил для расправы над обидчицей. Сейчас трудно судить, правду или нет говорил на допросе Александр об отношении к нему хозяйки. Возможно, что многолетняя жизнь в столице избаловала дворового, и ему очень уж не хотелось возвращаться к сельскому труду. При этом княгиня в господском доме зачастую заставляла выполнять ту работу, которую он считал зазорной для себя.
Накануне преступления Александр только что 18 июня возвратился с заработков из Москвы. Владелица усадьбы приказала ему в течение нескольких дней разобрать лес и перенести его из одного сарая в другой. Это стало еще одним поводом для совершения преступления. Долго Александр ждал удобного случая, чтобы можно было бы расправиться с княгиней. В комнаты к ней он пройти не мог, так как при ней всегда находились дворовые. И вот, 23 июня он увидел свою хозяйку в саду и стал ждать подходящего момента, спрятав нож в правом рукаве. Дальнейшие показания Александра Захарова подтверждают слова княгини Вяземской. Когда она подошла к нему и спросила, что он делает, он ответил: «Вот что!» — и ударил ее в живот ножом, оставив клинок в теле. Пытаясь скрыться, убийца побежал мимо господских конюшен, улицей в прогон и спрятался под мостом у крайнего крестьянского дома. Там Александра и нашли. Связав ему руки и ноги, дворовые отнесли его в конюшни, где он и находился до прибытия пристава. Такова развязка событий, случившихся в селе Якиманское 23 июня 1840 г. Ночью 24 июня по просьбе княгини Вяземской из Владимира в Якиманское прибыл медик-хирург Барсов. Осмотрев больную, он увидел повыше пупка рану длиною на три поперечных пальца, края раны были зашиты нитками, и вокруг нее образовался большой кровоподтек с синевой. Княгиня находилась в плачевном состоянии. Она испытывала нестерпимую боль при прикосновении к животу и при дыхании. Временами появлялся бред, пульс был ускоренный, постоянная сухость во рту и сильная жажда сопровождались резкими болями в области мочевого пузыря. Чтобы как-то смягчить боль, врач положил новую повязку на рану и дал княгине лекарства. В восемь часов утра 24 июня Барсов приставил пиявки к соседним с раной местам. После этого больная почувствовала улучшение. Но в окончательном благополучном исходе врач сильно сомневался - появились подозрения на гангрену. Неожиданно для всех в 10 часов у княгини началась сильная рвота зеленого цвета. Это покаталось врачу подозрительным, и часть содержимого была отправлена во Владимир на химический анализ. Мучения княгини Вяземской продолжались до восьми часов вечера, когда она в беспамятстве скончалась. Тогда же присутствующим врачом было проведено анатомическое обследование тела. Выяснилось, что рану сшили суровыми нитками не по правилам медицины. Отсюда и началось стремительное нагноение раны. За короткое время корпус тела почившей сильно раздулся, поверхность его почти вся покрылась темно-багровыми пятнами, через нос и рот выделялась сукровичная влага. От всего тела исходил сильный гниющий запах. Вследствие этого вскрытие тела сочли возможным не производить. Погребена была княгиня Вяземская у Никольского храма села Якиманское, недалеко от своей усадьбы. Что же касается дальнейшей судьбы дворового Александра Захарова, то он был лишен всех прав состояния, и на место преступления в селе Якиманское 50 раз бит кнутами. После этого убийца с указными клеймами на лбу и щеках был сослан на вечную каторгу в Сибирь.
У князя Георгия Александровича и княгини Прасковьи Павловны Вяземских известны трое детей: дочь Ольга, сыновья Александр и Дмитрий. Старшей была княжна Ольга Георгиевна Вяземская, родившаяся еще в 1800 г. В грозном 1812 г. она жила в родительском доме в Якиманском, но дальнейшая ее судьба пока неизвестна. То ли рано ушла она из этой жизни, то ли рано вышла замуж, но, так или иначе, покинула Якиманское и свою семью. Вообще, это следующее поколение семейства Вяземских жило в то время, когда зачастую нарушались вековые связи старинных родов со своими вотчинами. Во всяком случае, изменение уклада жизни уже намечалось. В течение одного поколения патриархальные, героические времена Александра 1, обещавшего после зловещей мартовской ночи, вознесший его на трон, что при нем все будет «как при бабушке», постепенно сменились порой реформ Александра II с бесповоротным крушением крепостнических устоев и закатом дворянских усадеб старой России.

Начиная с сер. XIX в. число дворов и сельского населения постепенно возрастало.
До революции входило в Городищевскую волость Суздальского уезда. Как отмечал в «Статистическом списке населённых местностей Владимирской губернии» в сер. XIX в. К. Н. Тихонравов, местное население «занимается хлебопашеством и обработкой миткаля».
В советское время статус села несколько раз менялся. Сперва Якиманское было административным центром Якиманского сельсовета, позднее вошло в Спас-Городищевский сельсовет, а затем в Павловское сельское поселение, в составе которого и остаётся по сей день.
С нач. 2000-х гг. село начинает застраиваться новыми домами, становясь по сути коттеджным посёлком, повторяя судьбу многих сёл и деревень. Активная дачная жизнь в селе продолжается с весны до наступления холодов, зимой многие дома пустуют.

Церковь Живоносного Источника Пресвятой Богородицы и Никольская церковь

Точной даты постройки Никольской церкви из исторических источников пока выявить не удалось, однако известно, что о существовании этого храма было сказано в «Статистическом списке» Тихонравова в 1857 г.: «Ц. к. (Церковь каменная) во имя Св. и Чудотворца Николая. Священник с причтом».

В 1867 г. усердием прихожан, вместо деревянной Николаевской церкви, была построена каменная церковь во имя Живоносного Источника Пресвятой Богородицы. Престол был один. Была построена каменная колокольня.
«Причта при церкви не положено; церковь приписана къ Барскому Городищу и Спасскому Городищу. Земли при церкви: усадебной полдесятины, сенокосной 2,025 квадр. саж. и пахатной 32 дес. 90 квадр. саж. Планъ на землю и межевая книга имеются. Отъ земли и за требоисправления дохода получается до 225 руб. сер. Въ годъ. В селе Якиманскомъ 39 дворовъ, 134 души мужескаго пола, а женскаго пола 164 души».
/Березин, В.М. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии/.

Церкви села были закрыты в годы коллективизации (кон. 20-х нач. 30-х гг.). Использовались местным колхозом для хранения зерна и муки. С нач. 60-х гг. церкви никем не используется и являют собой пример разрушения забвением и безжалостным временем.
Церковь живоносного источника получила статус памятника архитектуры в 1974 г., а Николаевская в августе 1995 г.
В настоящее время в селе имеется ансамбль церквей Живоносного Источника Пресвятой Богородицы (ныне отреставрированная) и Никольской церкви (руины).
При ансамбле храмов на крутом и высоком берегу Нерли располагается погост, насчитывающий небольшое количество могил.


Слева Никольская церковь, справа церковь Живоносного Источника Пресвятой Богородицы

Церковь Живоносного Источника Пресвятой Богородицы

Никольская церковь


Село Спасское Городище
Село Барское Городище
Храмы и часовни Суздальского района
История Суздаля и Суздальского района.
Городищи развитого средневековья Владимиро-Суздальского княжества.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (03.04.2017)
Просмотров: 329 | Теги: Суздальский раойн | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика