Главная
Регистрация
Вход
Среда
26.06.2019
00:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1045]
Суздаль [341]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [352]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [79]
Юрьев [195]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [106]
Гусь [121]
Вязники [225]
Камешково [64]
Ковров [286]
Гороховец [86]
Александров [206]
Переславль [99]
Кольчугино [61]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [44]
Селиваново [26]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [59]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [28]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 15
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Хметевской Андрей Петрович

Хметевской Андрей Петрович

Хметевской Андрей Петрович (16.08.1784 – 14.10.1849) родился в селе Березовик Ковровского уезда, потомок старинного дворянского рода, известного с XV в.
Его дед надворный советник Андрей Иванович Хметевской в 1779 г. построил каменную церковь в селе Березовик Ковровского уезда (ныне в Тейковском районе Ивановской области). Он был женат на Лукерье Алексеевне Жеребцовой, помещице Суздальского уезда. Их сын, Петр Андреевич Хметевской, отставной прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка, служил городничим в Суздале в 1785 – 1796 гг. Он был женат на княжне Прасковье Александровне Вяземской (1761 – умерла после 1811), дочери полковника князя Александра Ивановича Вяземского. От этого брака у четы Хметевских родился сын, который был наречен Андреем в честь св.мч. Андрея Стратилата.
Он получил домашнее образование, знал иностранные языки, приобрел любовь к чтению. Некоторое время учителем мальчика состоял воспитанник Владимирской духовной семинарии Алексей Николин, который специально для этого периодически приезжал в Суздаль из губернской столицы.
28 августа 1800 г. А.П. Хметевской поступил на действительную службу в Навагинский мушкетерский полк унтер-офицером. Менее чем через два года 29 сентября 1802 г. стараниями родственников он был переведен в лейб-гвардии Измайловский полк портупей-прапорщиком. 28 марта 1805 г., накануне войны с Наполеоном, Хметевской вышел в отставку гвардии подворучиком.
В декабре 1806 г. он был избран пятисотенным начальником во Владимирское земское общество, а в марте следующего года определен в ротного командира во Владимирской земской милиции – ополчении, собранном для отражения возможного вторжения армии Наполеона в Россию. За службу в милиции Хметевской в июле 1808 г. был пожалован золотой медалью на Владимирской ленте с надписью «За веру и Отечество».
В 1809 г. Андрей Петрович женился. Его женой стала Мария Дмитриевна Кузьмина-Караваева, дочь Дмитрия Петровича и Варвары Алексеевны, урожденной Безобразовой. Марья Дмитриевна Хметевская умерла в 1810 г. Младенец, не прожив и пяти лет, также умер.
В июне 1812 г. войска Наполеона вторглись в Россию. 6 июля император Александр I выступил с обращением к российским подданным о созыве дополнительных военных сил: «...при твердой надежде на храброе Наше воинство полагаем мы за необходимое собрать внутри Государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой... взываем ко всем нашим верноподданным, ко всем сословиям и состояниям духовным и мирским, приглашаем их вместе с Нами единодушным и общим восстанием содействовать противу всех вражеских замыслов и покушений... Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина...»
В манифесте Александра I от 18 июля перечислялись губернии, в которых должны были формироваться ополчения и особо оговаривалось, что «все составленные... внутренние силы ни есть милиция или рекрутский набор, но временное верных сынов России ополчение, устрояемое из предосторожности в подкрепление войскам и для надежнейшего охранения Отечества. Каждый из военачальников и воинов при новом звании своем сохраняет, даже не принуждается к перемене одежды, и по прошествии надобности, то есть по изгнании неприятеля из Земли Нашей, всяк возвратится с честию и славою в первобытное свое состояние и к прежним своим обязанностям».
24 июля владимирское дворянство на основании правительственных распоряжений принимает решение о формировании ополчения из шести полков и избирает его руководителей. По выбору владимирского дворянства командующим Владимирского ополчения стал князь Борис Андреевич Голицын , в августе Андрей Петрович Хметевский стал его адъютантом. Командующий ополчением генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын посылал Хметевского курьером к генерал-фельдмаршалу светлейшему князю Михаилу Илларионовичу Кутузову-Смоленскому.
17 октября 1812 г. по приказу Кутузова владимирское ополчение двинулось в оставленную неприятелем Москву. 5-й полк расположился в самом городе, остальные в окрестных селах. Командир 2-го полка Г.Г. Спиридов был назначен московским военным комендантом. Владимирское ополчение несло службу до 1814 г.
В 1814 г. Александр I издал указ о роспуске ополчений. 24 февраля 1814 г. управляющий военным министерством князь Горчаков сообщал Владимирскому губернатору, что владимирское ополчение, расположенное в Минской, Виленской, Киевской, Гродненской губерниях «высочайше повелено распустить в свои домы; и командующему оным предписано выступить во Владимирскую губернию в полном воинском порядке, приведя пред выступлением в совершенную исправность одеяние и обувь на всех воинах из экстраординарной суммы на предмет сей ему отпущенной». Особо оговаривались условия возвращения ратников ополчения: «к вашему превосходительству доставить именные списки с всех воинов, дабы по возвращении удобно можно было привесть в точную известность убыли людей различными случаями и благовременно распорядиться к приему и роспуску возвращающихся с сохранением порядка по самое то время, когда каждый воин вступит в свое семейство».
За отлично-усердную службу и ревностное выполнение должностных поручений гвардии подпоручик получил монаршее благоволение, а в память войны 1812 года – бронзовую медаль.
С января 1815 г. по 10 декабря 1826 г. в течение трех трехлетий подряд Хметевской занимал пост Покровского уездного предводителя дворянства.
11 декабря 1826 г. Хметевской из кандидатов был утвержден Владимирским губернским предводителем дворянства. На новых выборах в декабре 1826 г. в губернские предводители владимирское дворянство избрало советника Петра Меркулова, а Хметевской в четвертый раз был избран покровским уездным предводителем.
За службу предводителем в течение трех сроков Андрей Петрович 27 октября 1827 г. был пожалован орденом св. Владимира IV ст. 1 октября того же года за отличие по службе Хметевской был награжден орденом св. Анны II ст.

Состоявший предводителем П.К. Меркулов был назначен сенатором. В этой должности он проводил предварительную работу по устройству во Владимире дворянского пансиона.
14 января 1830 г. - 19 января 1833 г. Хметевской - губернский предводитель дворянства. Должность губернского предводителя дворянства соответствовала 4-му классу Табели о рангах, т.е. действительному статскому советнику. Предводители дворянства во всех губернских учреждениях занимали второе место после губернаторов. Предводители дворянства должны были по обычаю держать открытый стол для дворян своей губернии, материально помогать неимущим. Должность предводителя была почетна, давала широкие возможности для карьеры, что вело к ожесточенному соперничеству на выборах в предводители дворянства.
Во Владимирской губернии земли А.П. Хметевского находились на границе Владимирской губернии с Московской и Ярославской губерний, поэтому во время эпидемии холеры в 1830-1831 гг. ему было поручено устроить карантины на границах этих губерний.
За усердие по прекращению холеры Хметевскому было объявлено монаршее благоволение в апреле 1831 г. С 25 мая по 30 июня Хметевской находился в селе Тейкове Шуйского уезда в связи со вспышкой там эпидемии холеры. Там под его руководством была устроена больница.
В августе 1832 г. Хметевской получил знак отличия за 15 лет беспорочной службы.
19 января 1833 г. он выбыл из должности предводителя. За беспорядки при дворянских выборах в 1832 г. по повелению Николая I Хметевскому 3 июня 1833 г. был объявлен строгий выговор. Тем не менее в августе 1837 г. он получил очередной знак отличия за 20 лет беспорочной службы, а в декабре того же года награжден орденом св. Анны II ст., украшенным императорской короной.
Четыре раза, в 1833, 1839, 1842 и 1845 гг., Хметевской избирался депутатом от Владимирского дворянства для принесения благодарности Николаю I «за права и преимущества, дворянству дарованные».
В декабре 1841 г. Хметевской пожертвовал в пользу Владимирского благотворительного пансиона 700 французских книг, из которых до 200 были древние классические, и стенные часы красного дерева. Это приношение было особенно ценно, так как незадолго до того пожар уничтожил библиотеку училища.

23 октября 1842 г. - 27 января 1845 г. - губернский предводитель дворянства.

23 октября 1842 г. Андрей Петрович был второй раз избран и утвержден Владимирским губернским предводителем дворянства. По званию губернского предводителя он состоял членом губернской строительной комиссии.
В декабре 1845 г. Хметевской получил очередное монаршее благоволение за отлично-усердную службу. После окончания срока в 1845 г. он более не служил и состоял только директором губернского попечительного о тюрьмах комитета. Последнюю должность он занимал еще с 1833 г.

За Хметевским в 1845 г. значилось 512 душ крестьян мужского пола во Владимирской губернии и 108 таковых же душ в Орловской губернии. Долгая предводительская служба, почетная, но крайне разорительная, расстроила его состояние. Последние годы жизни Хметевской провел во Владимире. Он тяжело болел и нуждался в деньгах. Накануне смерти быший губернский предводитель просил у жившего тогда во Владимире генерал-майора Николая Александровича Бутурлина взаймы 300 рублей серебром на выплату долга в аптеку за лекарства.
14 октября 1849 г. Андрей Петрович Хметевской скончался во Владимире на 66-м году жизни и был погребен в Андреевском приделе церкви Рождества Пресвятой Богородицы Боголюбова монастыря. С его смертью пресеклась владимирская ветвь рода Хметевских.

Андрей Петрович был женат на вдове отставного поручика лейб-гвардии Измайловского полка П.А. Протасьева Анне Николаевне Протасьевой, урожденной Ляпуновой, дочери коллежского советника Николая Ефимовича Ляпунова. От этого брака Хметевской детей не имел.

До 1849 года в селе Житенино Покровского уезда располагалась усадьба Андрея Петровича Хметевского. В Покровском уезде Владимирской губернии ему принадлежало более 530 душ крестьян. Детей у А. П. Хметевского не было, и с его смертью в январе 1849 года усадьба разделённая между дальними родственниками пришла в запустение.

После кончины этого почтенного и уважаемого в обществе деятеля, вдова Анна Николаевна Хметевская и ее дочь от первого брака, падчерица Хметевского, Анна Петровна Запольская предъявили в местном суде бумаги, по которым покойный, якобы, оказался должен собственной жене 15 тысяч, а приемной дочери — 10 тысяч рублей серебром.
У бездетного А.П. Хметевского помимо жены и падчерицы имелись и другие наследники — двоюродная сестра и тетка, последние потомки угасавшего старинного рода Хметевских. Но вдова и ее дочь решили лишить этих наследников причитающейся им части наследства. Для этого они и вынудили умирающего Хметевского подписать фиктивные заемные письма. Их поведение вызвало сильное негодование в местном обществе. Знакомые покойного говорили, что обе корыстолюбивые дамы плохо ходили за больным, не давали ему денег на лекарства.
Владимирский губернатор П.М. Донауров официально заявил: «Мне известно, что заемные письма от имени Хметевского писаны за два дня до смерти его и что для них в маклерской книге был пробел». Председатель губернской палаты гражданского суда Колокольцев подтвердил, что «готов присягнуть, что таковые обязательства были безденежные». Скандал удалось прекратить лишь после вмешательства губернского предводителя С.Н. Богданова.
Ему вторил председатель губернской палаты уголовного суда Колокольцов, в присутствии жандармского штаб-офицера по Владимирской губернии заявивший, что «готов присягнуть, что таковые обязательства были безденежными».
Попытки губернского предводителя Сергея Никаноровича Богданова, чрезвычайно учтивого, любезного и утонченного в правилах этикета светского льва решить дело миром оказались безуспешны. Между обществом и двумя корыстными дамами, как отметил посредник, командир стоявшей в губернии кавалерийской дивизии генерал-майор Владимир Строев, «мира быть не может». В конце концов по суду права наследников Хметевского были защищены.

Икона «Богоматерь “Утоли моя печали”» XVIII в. и ее заказчики - Хметевские


Н. Михайлов. Икона «Богоматерь “Утоли моя печали”». 1763 г.

Икона из коллекции ВСМ3 «Богоматерь “Утоли моя печали”» 1763 г. При изучении икон с надписями на оборотной стороне внимание привлек этот образ с сохранившимися многочисленными надписями, в которых зафиксированы не только дата создания и автор иконы, но и фамилия заказчиков и владельцев — представителей рода Хметевских.
Рассматриваемая икона представляет собой небольшой моленный образ. В среднике — изображение Богоматери с Младенцем, полулежащим на ее коленях. Голова Марии слегка склонена, левая рука поднесена к щеке, правая придерживает ножки Младенца. В руках Христа развернутый свиток с текстом: «Суд праведен судите и милости и щедроты творите».
Указанные особенности изображения точно соответствуют изводу образа «Утоли моя печали». «По преданию, образ являлся списком с чтимой иконы города Шклов в Белоруссии и был привезен в Москву в 1640 году. Такие особенности иконографии, как поднесенная к щеке рука Богоматери и лежащий на ее коленях Младенец, восходят к западному оригиналу».
Прославился образ еще во второй половине XVII века, однако широкое почитание иконы началось с 1760 года и усилилось после эпидемии чумы 1771 года. В XIX веке этот иконографический вариант, как в прямом, так и в зеркальном изображении, стал весьма распространенным. В собрании музея хранится 9 икон этого извода, датированных преимущественно XIX веком.
Этот извод принадлежит к числу образов, основанных на литературных эпитетах Богородицы. Они были широко распространены в иконописи Нового времени. Их иконографическим источником являлись литургические тексты и поэтические циклы, посвященные Богородице.
Церковь трактует название образа как молитву об избавлении от телесных и душевных страданий.
На боковых полях, в фигурных клеймах, изображены в рост четверо святых. В верхних клеймах — апостолы Петр и Павел, в нижних — мученики Андрей Стратилат и Гликерия. Святой Андрей Стратилат (III в.) — воин-мученик, на Руси пользовался особым почитанием в княжеской среде, в иконописи изображается в воинских доспехах, с мечом и крестом. Святая Гликерия Ираклийская (II в.) изображается в мирской одежде, с белым платом на голове и крестом в руках.
На лицевой стороне иконы сохранились многословные надписи. На верхнем поле в обрамлении растительного орнамента — наименование иконы: «Образ Пресвятой Богородицы нарицаемыя Утоли моя печали».
Слева, вверху, в прямоугольной рамке, — текст тропаря: «Утоли болезни многовоздыхающия души моея, утолившая всяку слезу от лица земли, Ты бо человеком болезни отгониши и грешных скорби разрушавши, Тебе бо вcu стяжахом надежду и утверждение, Пресвятая Мати Дево».
На нижнем поле большой, обрамленный завитками картуш с текстом молитвы к Пресвятой Богородице: «Царице Моя Преблагая, надеждо Моя Богородице, Приятелище сирым и странным Предстательнице, скорбящим радосте, обидимым Покровительнице, зриши мою беду, зриши мою скорбь, помози ми яко немощну, окорми мя яко странна. Обиду мою веси, разреши ту, яко волиши. Яко не имам иныя помощи разве Тебе, ни иныя Предстательницы, ни благия утешительницы, токмо Тебе, о Богомати, яко да сохраните мя и покрывши во веки веков. Аминь».
Под текстом молитвы — авторская надпись в несколько строк. Слева: «Совершися сей с/вя/тый образ апреля 22 /дня/1763 го а писал /сей/ образ того ж села Березовика неде[..]дный ц/е/ркви Никита М/ихайловъ». Справа: «А сей с/вя/тый образ напи/сан?/ въ тожъ село Березовикъ господину Андрею Ивановичу Хметевскому». Частичные утраты красочного слоя на надписи не позволяют прочитать несколько слов.
На обороте иконы сохранились владельческие надписи, сделанные чернилами. У края иконы, над верхней шпонкой: «1775 в январе месяце обложен сей святой образ тщанием надворного советника Андрея Ивановича Хметевского, которым благословил сына своего Петра Андреевича». Под верхней шпонкой: «Весу в ризе явилось 2 фунта 15 зол. за каждый золотник... 2.60 итого 44».
Сопоставляя авторские и владельческие надписи, можно восстановить историю иконы от ее создания до поступления в музейную коллекцию. Она была написана мастером Никитой Михайловым в 1763 году для Андрея Ивановича Хметевского. Спустя 12 лет, в 1775 году, Андрей Иванович заказал для нее серебряный оклад и благословил иконой своего сына Петра.
Упоминание в надписи имен Андрея и Петра объясняет изображение на полях иконы святых апостола Петра и Андрея Стратилата, очевидно, являющихся патрональными святыми заказчика иконы и его сына.
Иконы с патрональными святыми были известны на Руси с глубокой древности. Святые могли быть размещены на основном пространстве или же на полях, как на рассматриваемой иконе. Поскольку во многих случаях трудно выделить сюжеты с патрональными образами из общего массива икон с избранными святыми, особый интерес представляют памятники, имеющие документальные подтверждения того, что изображены именно святые покровители определенных людей, чаще всего заказчиков иконы. Такими свидетельствами обычно являются вкладные, владельческие и иные надписи, как в нашем случае. Подобные иконы создавались в основном для частного, домашнего обихода. Наша икона, по-видимому, являлась таким «семейным» образом, передаваясь от одного поколения другому, и связана, по крайней мере, с тремя представителями рода Хметевских: отцом, сыном и внуком.
На полях иконы имеется изображение святой Гликерии, возможно, являвшейся соименной жене Андрея Ивановича Хметевского.

Андрей Петрович был похоронен в Андреевском приделе церкви Рождества Пресвятой Богородицы Боголюбовского монастыря. Из этого же монастыря происходит икона. В монастырской Описи 1894 года она значится как «Икона “Утоли моя печали”», высота 8 ½ вер., ширина 7 вер., риза серебряная, венцы позлащенные, внизу надпись: «Царица моя преблагая и проч. Совершися сей образ апр. 22 дня 1763 г. а сей св. образ написан в тож село Березовик г. Андрею Ивановичу Хметевскому. Весу в серебре 2 фун. 12 зол.».
По-видимому, А.П. Хметевский покровительствовал Боголюбовскому монастырю и вложил сюда свою фамильную икону. С его именем в монастыре был связан еще один образ — «Успение Богородицы».
В. Доброхотов в своем труде «Древний Боголюбов город и монастырь с его окрестностями», описывая святые врата монастыря, упоминает, что над ними была поставлена церковь с колокольнею во имя Успения Богородицы, где «над царскими резными дверями вставлен в серебряной вызолоченной ризе образ Успения Пресвятыя Богоматери с надписью: «Изображение чудотворнаго образа Успения Пресвятыя Богородицы, еже обретается в великой церкви Печерский над царскими враты». Это вклад бывшаго Губернскаго Предводителя дворян Владимирской губернии А.П. Хметевскаго».
В 1923 году икона «Богоматерь “Утоли моя печали”» поступила из Боголюбовского монастыря во Владимирский музей. В инвентарную книгу 1928 года был записан «образ в серебряной ризе XVIII в. весом 2 фунта 2 золотника. Позже в книге появляется примечание: «риза снята». Серебряный оклад XVIII в. был сдан в Госфонд. В инвентарной книге Владимирского районного музея за 1935 год икона записана уже без упоминания оклада.
В 1996—1997 году икона была отреставрирована, в 2002 году экспонировалась в Санкт-Петербурге на выставке IV Триеннале «Реставрация музейных ценностей России».
Изучение разнообразных надписей на иконе «Богоматерь “Утоли моя печали”» позволило установить ее принадлежность трем поколениям рода Хметевских.
Икона была написана в 1763 году для надворного советника Андрея Ивановича Хметевского и создавалась в соответствии с его заказом. Очевидно, что она задумывалась как фамильный образ, о чем свидетельствует подбор патрональных святых, соответствующий именам заказчика, его сына и предположительно жены. Выбор сюжета, возможно, также принадлежит заказчику (стоит вспомнить, что прославление чудотворной иконы «Утоли моя печали» произошло всего тремя годами ранее). Икона была заказана местному мастеру. Об этом свидетельствует авторская надпись («писал.... того жъ села Березовикъ... Никита Михайлов»). Руку местного сельского иконописца выдают грубоватые черные контуры, погрешности в рисунке, слишком яркое сочетание цветов.
В 1775 году икона переходит к Петру Хметевскому. На ней «тщанием» Андрея Ивановича появляется дорогой серебряный оклад весом более 800 граммов и запись о благословении сына, что, возможно, связано со вступлением Петра Андреевича в брак.
От Петра икона переходит к его сыну Андрею, а он, будучи бездетным, вкладывает образ в Боголюбовский монастырь.
Таким образом, икона являлась фамильной реликвией рода Хметевских, передаваемой от отца к сыну.

Источник:
Е.И. Чижикова. Икона «Богоматерь “Утоли моя печали”» XVIII в. и ее заказчики – Хметевские. Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Материалы исследований» Выпуск 14. 2008.
Губернские предводители дворянства.
Хметевской Александр Иванович (1747 - после 1806) - Ковровский уездный предводитель дворянства в 1794-1797 гг.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (16.01.2018)
Просмотров: 437 | Теги: Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика