Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.11.2017
06:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 382

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [719]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [183]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [16]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]
Революция 1917 [43]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Речь в собрании Владимирской Духовной Семинарии 12-го декабря 1877 года

Речь в торжественном собрании Владимирской Духовной Семинарии 12-го декабря 1877 года по случаю празднования столетнего юбилея со дня рождения Государя Императора Александра 1-го, произнесенная преподавателем Надеждиным К. Ф.


Высокоуважаемое собрание!
Начало настоящего столетия было особенно знаменательно для нашего отечества. Ни одному государству Европы не принесло оно столько славы и величия.
Еще только занялась заря девятнадцатого века, как в начале марта 1801 года взошел на престол Российский Император Александр I. Новое столетие, новый Государь, новое, восторженное чувство охватило столицы, города и деревни! «День возшествия ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I на престол, говорят современники, был днем ликования северной столицы, а за ней и всей России. Встречавшиеся на улицах восторженно поздравляли друг друга с воцарением АЛЕКСАНДРА, как с светлым праздником».
Вот, между прочим, как выражал общее настроение Русского народа поэт Державин.

Век новый! Царь младый, прекрасный
Пришел днесь к нам весны стезей
На лицах Россов радость блещет,
Во всей Европе мир цветет!..

Пришел к нам Ангел благодатный
Коль шествие твое красно!
Коль нам лучи твои приятны!
Тобою все оживлено.
Се время нам благопоспешно,
Се день спасенья и утех!

Действительно много даже необыкновенного представляет и сама по себе эта «благословенная» личность. В первые годы своей юности его мечты имели характер сентиментального, идиллистического направления. Будучи ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ, он любил посещать крестьян, ему нравились сельские труды и уединенная жизнь в хорошеньком сельском домике, в уединенной красивой местности. Природа щедро наградила его блестящими качествами. Полная гармония господствовала в нем. Наружная красота его соответствовала внутренним достоинствам и казалась отблеском последних. Бесконечная кротость характера делала его кумиром окружающих, и взоры всех обращались на него, как на надежду могущественной России.
Вступивши на престол, ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР I со всею пылкостью молодой натуры, еще не разочарованной прозой жизни, принялся за благоустройство миллионов своих подданных. И если бы не страшное время состояния Европы, — Европы только что успокоившейся от ужасов революции и террора, затем порабощенной бессердечным, всесокрушающим деспотом Наполеоном; то Россия руководимая БЛАГОСЛОВЕННЫМ МОНАРХОМ, пошла бы быстрыми шагами по пути развития благосостояния.
Но не смотря на все препятствия, на все крушения, которые наносились России политикой Наполеона, в особенности первая половина царствования АЛЕКСАНДРА I составляет самые светлые и отрадные страницы русской истории.

Период царствования АЛЕКСАНДРА I представляет большую своеобразность характера и направления. В его царствование русская общественная жизнь стала в особенно тесные связи с жизнью западно-европейской и влияние европейских идей теперь особенно глубоко подействовало на умы. Это была новая черта в развитии наших общественных понятий, возникновение которой принадлежит именно АЛЕКСАНДРУ I.

Отличительною так-же чертою действий тогдашнего русского Правительства была забота Правительства о том, чтобы все сведения относительно его бдительности получали так сказать общественную гласность. С этой целью министерство внутренних дел начало, с 1804 года, издавать С.-Петербургский журнал, в котором печатались отчеты по всем частям управления и сообщались разные официальные и официозные сведения.

Под влиянием и при содействии бывшего воспитанника нашей Владимирской духовной семинарии графа М. М. Сперанского, произведены были существенные реформы и в системе воспитания и обучения. При АЛЕКСАНДРЕ I открыты университеты в Харькове и Казани, преобразованы в Москве, Вильне и Дерпте. Академии наук, духовным академиям даны новые уставы, открыто несколько лицеев и вообще организована система учебных заведений от университетов до приходских школ, чего прежние царствования так-же не представляют. Глава вновь учрежденного министерства назван министром просвещения, воспитания юношества и распространения наук. Уже из этого названия видна та широкая задача, которая положена была в основание просветительной политики АЛЕКСАНДРА 1.

Вот почему ни один из предшествующих ГОСУДАРЕЙ не пользовался даже подобною любовью к себе подданных. Его называли «Ангелом во плоти» любовь к нему доходила до полного обаяния. Были примеры, что военные чины, во время самого разгара кровавых битв, напрашивались на самые трудные, опасные поручения, лишь бы при исполнении их, иметь надежду взглянуть на обожаемого МОНАРХА, услышать несколько от него слов.

А между тем нет ни какого сомнения, что в таком государстве как русское, где православный народ относился с неподражаемою любовью и преданностью к своим ГОСУДАРЯМ, личность МОНАРХА имеет громадное влияние на общий строй Государственной жизни: деятельность и характер русского Государя проницают собою все слои общества, все отдельные учреждения.

Поэтому в настоящее торжество нам всего ближе и естественнее обратить внимание на то, каким образом характер и деятельность Благословенного отразились и в таком незаметном, можно сказать, микроскопическом мирке обширного царства русского на Владимирской семинарии. Узок и чрезвычайно ограничен предмет нашего собеседования: но ведь и микроскопические исследования иногда значительно уясняют нашему уму явления необъятного мира Божия.

«С новым годом и новым столетием» — поздравляли в 1800 году друг друга и Владимирские семинаристы.
«Что-то принесет нам новое столетие? Каков-то будет ожидаемый архиерей?», говорили они.
Новое столетие принесло Владимирской семинарии возможно полное благосостояние. Правление епископа Ксенофонта прибывшего во Владимирскую епархию в феврале 1800 г. было началом новой жизни Владимирской семинарии.

О Преосвященном Ксенофонте, еще до приезда его во Владимир, ходили слухи, как о человеке чрезвычайно строгом, каким он действительно и был на первых порах относительно епархии. Но на другой же день, по приезде его во Владимир, семинаристы были приятно удивлены тем, что во всех классах семинарии, по распоряжению епископа, сделана была следующая надпись: «роеnа соrроraris dehibetur» наказание телесное воспрещается.

Едва-ли находились, в начале настоящего столетия, такие педагоги, которые считали-бы за совершенно возможную вещь обойтись при воспитании без розог. Преосвященный же Ксенофонт во все свое продолжительное правление семинарией вполне остался верен тому убеждению, что розги не необходимы. Так в 1818 году два ученика оказались виновными в довольно крупных проступках; и семинарское Правление представило своему Епископу на заключение следующее мнение: «Не благоугодно-ли будет, на основании проекта устава семинарии, наказать оных учеников розгами в классе в духе отеческого попечения как их самих так и сверстников их». Но Преосвященный постановил: «Оштрафовать учеников в страх другим, кроме телесного наказания».

Многосторонне по тогдашнему времени образованный и пользовавшийся особенным уважением и любовью своей паствы, епископ Ксенофонт отличался в полном смысле неусыпной заботою о духовном просвещении. Ученики называли его «родителем семинарии, покровителем учащихся, отцом». И ученики, особенно низших классов мальчики с наивностью, не стесняясь высказывали ему, при случае любовь свою. Преосвященный имел загородную дачу в Красном селе, куда он летом часто отправлялся для отдыха, и прогулки. И случалось, что, во время его прогулок, совершенно неожиданно, появлялся из-за куста ученик пиит и говорил ему стихотворное приветствие, или просто подносил ему букет полевых цветов.

Управление семинарией епископ Ксенофонт принял вполне на свое попечение, так что и самое незначительное дело не обходилось без его письменного разрешения.
И семинаристы первой четверти настоящего столетия, руководствуемые таким епископом и находящиеся в тоже время под влиянием духа времени, имели в своей жизни очень много своеобразного.
Общей характеристической чертой семинаристов первой четверти настоящего столетия было дружелюбие, уживчивость с товарищами. Так в 1813 году был убит разбойниками студент богословии, любимый товарищами. Пришла весна 1814 года и не один раз поэты товарищи воспоминают его:
Опять, друзья, весна! Взор мира оживился
И птичек хор воспел.
Но юный наш певец еще не возвратился
Знать вечну петь весну от нас он улетел!

Выражение любви к товарищам вызывалось не поэтическим только настроением. Вот наступает отпуск на Св. Пасху. Истые семинаристы не настолько увлекаются радостью отдыха и свидания с родными, чтобы совершенно забыть о предстоящем расставании с своими товарищами. «Прощайте, любезные друзья, говорят они; нас будут разделять на три недели великие пространства; нас ждут великие опасности: разлития рек, овраги, леса и т. д. Боже, сохрани и отврати от ближних сердцу беды и болезни!»
Помочь в беде товарищу также считалось священной обязанностью: вот почему прежний семинарист, спустя и многие годы по окончании курса и будучи священником и семьянином, нередко услаждался воспоминаниями о бедной многотрудной, но счастливой семинарской жизни. И до настоящего времени не мало сохранилось таких стихотворений, где с наслаждением воспоминая свое семинарское житье, поэт воспевает своих собратов.
Относительно-же умственного развития, характеристическою чертою семинаристов, описываемого нами времени, может, по всей справедливости, служить влечение их к самостоятельному труду, стремление, когда оставалось время произвести, в области сочинений, что-либо сверхобязательное.
Семинаристы сами напрашивались на возможный излишний труд, и радовались всякому случаю написать что-либо из прозы, или стихов. Вот именины архиерея — и пишется множество речей, од и т. д. Вот приносят икону Боголюбской Божией Матери и семинаристы встречают ее приветствиями на всех известных им языках: на латинском, греческом, французском, немецком и даже еврейском (Чаще делалось это по поводу первого случая). Желание подражать людям ученым, возможно более трудиться на поприще сочинений и не тратить попусту дорогое время, привело их, как и в некоторых других семинариях, к письменному изданию Семинарского Вестника, который издавался, с дозволения начальства, в продолжении более десяти лет: здесь встречаются и прекрасные рассказы, обозрения русской литературы и разные стихотворения. Не имея возможности познакомить почтеннейших слушателей с их прозаическими сочинениями, довольно сложными, я позволю себе удовольствие прочитать отрывок поэтического произведения, писанного, заметим, во время преобладания ложноклассического направления, во время писаний вычурных и малосодержательных од:

В летню пору, перед вечером,
При закате солнца красного,
С сердцем полным умиления
И с растроганными чувствами
Любовался я природою.
Восхищаясь красотой лугов
И приятностями вечера.
Говорил я самому себе:
Как натура не коснительно
Исполняет свои действия:
В ней все чинно, все размерено,
Все искусно принаровлено
К общей цели мира целого.
Но вот мы живем, как захочется;
Мы враги — враги друзьям своим!
Нет, злодеи мы самим себе!
Зло, коварство, зависть, ненависть
О слабости нам общия...
Тамо люди без религии,
Здесь стыд изгнан, совесть по миру
Как и мир стоит, — диковинка!

Избытком своего умственного и эстетического труда семинария делилась и с другими.
В так называемые семинарские праздники (дни: I. Златоуста, I. Философа, I. Богослова) ученики, под руководством своих учителей и воспитателей, предлагали посетителям все то, что они выработали лучшего в области науки и поэзии поэтому семинарские праздники были в своем роде как-бы выставки умственных и эстетических продуктов Владимирского молодого духовного поколения. Здесь произносились речи богословского и философского содержания, — вот публичные чтения. Здесь производились диспуты на различные поэмы. Выходят на средину залы несколько учеников, из которых напр. один берет на себя роль скептика, другой — Платона, третий — Христианского Философа и т. д. и диспутируют... В заключение пелись канты религиозного и патриотического характера. И довольные гости, удаляясь из семинарской залы с приятными впечатлениями, обращались к Преосвященному с просьбою не лишить их удовольствия присутствовать и на следующем семинарском празднике.

В заключение кратко упомяну о том, как эти благородные труженики отнеслись к отраднейшему и славнейшему факту царствования БЛАГОСЛОВЕННОГО — к взятию Парижа. Эта радостная весть прилетела во Владимир в начале мая месяца. По этому случаю дана была так называемая рекреация семинаристам. Торжественным изъявлениям радости не было и концам; Марьина роща постоянно оглашалась победными кантами. Но вот на высокий пригорок входит студент философии Алякринский, его окружают все участвующие в рекреации и он громогласно читает собственное стихотворение, в ответ на каждый куплет которого раздается, как-бы эхо — громогласное ура двух тысяч голосов:

Да будет ведомо Славянам,
Париж стал Русских воев станом,
Торжествовать пора!
Ура!
Ура! Тот, нами кто владеет,
Ни сил, ни здоровья не жалеет
Для общего добра!
Ура!
Вот скоро придут в домы наши
Герои Россы, час дражайший
И злата и сребра!
Ура!...
Надеждин Ксенофонт Федорович
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Часть неофициальная № 2 (15 января 1878 г.)

12-е декабря 1877 года во Владимирской Духовной Семинарии

В указанный день, согласно определению Св. Синода, в 1 час по полудни состоялось в актовой зале Семинарии Публичное Собрание в память столетней годовщины со дня рождения в Бозе почившего ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА ПАВЛОВИЧА. И по предмету торжественного собрания, и по тому обстоятельству, что, по преобразовании Семинарии в 1869 году и несколько ранее, здесь уже не было актовых собраний, — день этот, как оказывается, из ряду вон в обычной жизни учебного заведения, и нам особенно приятно припомнить и поделиться его впечатлениями.
После объявления во Владимирских Епархиальных Ведомостях об имеющем быть в зале Духовной Семинарии торжественном Публичном Собрании, разослано было до 50 печатных приглашений от лица Педагогического Собрания Правления, кроме сделанных лично и. д. Ректора.
Зал был поновлен и прилично украшен. На средине продольной стены залы обращала на себя внимание художественно исполненная икона св. славянских просветителей Кирилла и Мефодия, устроенная на средства учащихся, учащих и начальствующих — по благословению епархиального Высокопреосвященного; на противоположной стороне, против иконы, портрет Царя-Освободителя Александра II-го, и под ним кафедра, с которой произносились речи. По правую сторону — стол и кресла для посетителей и корпорации, по левую свыше 400 воспитанников, весьма прилично себя державших, стройно поставленных, чисто и однообразно одетых. Впереди воспитанников, — на особой кафедре, со вкусом драпированной белою с цветами тканью, возвышался лик Венчанного Юбиляра,- близкий ко времени Его воцарения, в золотой раме с гербовым орлом того времени; за этой кафедрой помещались певчие из воспитанников. На других стенах виднелись портреты Императора Николая Павловича и Графа Сперанского; последний устроен на добровольные пожертвования духовенства и духовно-учебных заведений Владимирской епархии, — по случаю юбилея в честь Графа.
Почти ровно в час, после литургии и панихиды по в Бозе почившем Императоре в кафедральном Соборе, прибыл в зал Высокопреосвященный Антоний, Архиепископ Владимирский, не много ранее Начальник Губернии Каммергер Двора Его Императорского Величества И. М. Судиенко; затем Преосвященный викарий. Собрание почтили также своим присутствием гг. Управляющие акцизной и почтовой частями Губернии, жандармский полковник, Директоры народных училищ и учительской Семинарии, Члены Консистории, корпорация духовного училища и многие другие почтенные лица духовного и светского мира; было не мало и дам; Директор Учительской Семинарии выразил Начальству желание иметь в зале место и для воспитанников его Семинарии, — после акта у них. Приятно отметить такое доброе внимание Общества к духовной Семинарии, особенно в виду того, что в этот день объявлены были актовые собрания в двух Гимназиях, в учительской Семинарии и торжественная панихида в земской зале, не говоря о предполагавшихся вечерних собраниях в низших городских училищах.
Собрание открыто было церковной песней «Днесь благодать Св. Духа нас собра», пропетою чрезвычайно стройно всеми воспитанниками. По благословении воспитанников и преподавателей Высокопреосвященным, взошел на кафедру и. д. Ректора Семинарии Инспектор Ф. Н. Павлинский и произнес вполне приличную случаю речь, в которой, с видимым чувством выяснив значение настоящего торжества и вообще, и в частности для Владимирской Духовной Семинарии, сжато, но обстоятельно изобразил деятельность царствования и очертил знаменитую эпоху Императора Александра 1-го Благословенного. После слов этой речи, выслушанной собранием с большим интересом: «благодарение Господу. Им же царие царствуют и сильнии пишут правду», певчими из воспитанников Семинарии с знанием дела, под управлением регента-воспитанника, исполнены были гимны: «Коль славен наш Господь в Сионе» и «Богом Царь благословенный»; последняя строфа второго гимна «Царь отец нам Богом данный, Царь отец самодержавный,- гремите все Царю ура», пропета была всеми воспитанниками. Затем преподаватель Семинарии К. Ф. Надеждин произносил речь, в которой сообщил краткую характеристику царствования Александра 1-го и несколько анекдотических рассказов из жизни Семинарии того времени, большею частью напечатанных в его истории Владимирской Семинарии. После исполнения певчими: «Славься, славься св. Русь и наш Русский Царь», испр. д. Ректора прочел подробную записку о совершенном при Императоре Александре 1-м преобразовании духовно-учебных заведений, преимущественно Семинарий, где указал на трудные, методические работы знаменитых лиц - тогдашних Комитета и Комиссии духовных училищ по составлению проекта устава, изобретению способов к содержанию преобразуемых и вновь открываемых духовно-учебных заведений и по наблюдению за открытием их и управлением.
«Июля 22-го дня 1808 года Первенствующий Член Св. Синода», говорилось, между прочим, в конце записки, «Амвросий, Митрополит Новгородский и С.-Петербургский, с Высочайшего соизволения, от лица всего священного собора, удостоился выразить пред Его Величеством, в Петергофском дворце, чувства благодарности и преданности за высокий Монарший подвиг, совершенный Им на пользу Церкви. Император, как бы в ответ на речь Митрополита, в милостивых выражениях высказав Монаршее попечение о науках и желание видеть их в отечестве возвышенными, благоволил заключить Свою мысль следующими достопамятными и драгоценными для духовенства и духовного юношества словами: «Я, предоставя выгоды для духовных училищ, имею ввиду то удовольствие, что сии, и при распространении общенародного просвещения, всегда будут стараться идти, по-прежнему, впереди». Духовные Семинарии, как и все духовные училища, продолжал г. Павлинский, вновь преобразованы ныне — в царствование Императора нашего и Самодержца Александра II-го, причем на улучшение их Высочайше даровано из Государственного Казначейства полтора миллиона рублей. Позволяем себе думать, что обожаемый Монарх, утверждая 14-го мая 1867 г. новые уставы и штаты духовных семинарий и училищ, не чужд был относительно духовно-учебных заведений высоких чувств и ожиданий Своего Благословенного Предка: наш долг стараться всеми силами оправдывать эти дорогие и почетные для нас царственно-отеческие ожидания. Как бы в ответ на эти заключительные слова, все находившиеся в зале воспитанники — стройно и дружно запели «Боже Царя храни», с участием оркестра из них же (несколько скрипок, альт, виолончель, флейта); гимн был повторен, покрытый восторженными — ура.
Молитвою «Достойно есть» закончилось Публичное Собрание в Семинарии. Некоторым из присутствовавших предложено было осмотреть классы, библиотеку, физический кабинет. Затем все почетные лица, в предшествии Высокопреосвященного Антония, как главного Начальника заведения, посетили столовую воспитанников, где уже накрыт был для них весьма приличный обеденный стол, а оттуда сделали визит и. д. Ректора Семинарии.
Думаю, надолго останется в памяти Семинарии и посетителей — это необычное для ней, вполне удавшееся, торжество, высокое по предмету, глубоко наставительное в историческом и воспитательном смысле. Наше светское общество, привыкшее было, не в упрек ему, судить о духовных семинариях и их порядках большею частью по пресловутым писаниям Помяловских и Писаревых, могло здесь убеждаться в противном; духовенство видимо любовалось на своих детей в этой разумно-торжественной обстановке; на лицах самих воспитанников этого многолюдного заведения ясно выражалось живое и глубокое сочувствие к торжеству и благородное довольство вниманием, с каким отнеслось к Семинарии в данном случае Владимирское Общество. Всех посетителей приятно удивляло обработанное уменье воспитанников петь общим хором - из 300-400 человек. Видно, что новые, Высочайше утвержденные, уставы и порядки делают свое дело. «Слава Богу на небе. Государю нашему на сей земле!»
Один из посетителей.

Речь, произнесенная на публичном собрании в зале Владимирской Духовной Семинарии по случаю исполнения столетия со дня рождения в Бозе почившего Императора Александра I-го, 12-го декабря 1877 года

Высокопреосвященнейший Владыко. Ваше Превосходительство и все почтенное Собрание!
Владимирская Духовная Семинария, открывая ныне, согласно определению Св. Синода. Публичное Собрание по случаю исполнившегося столетия со дня рождения в Бозе почившего Императора Александра 1-го считает священным для себя долгом привести на память важнейшие события из государственной жизни этой замечательной эпохи, чтобы, обновив в своем представлении величаво-ласковый лик нашего приснопамятного Монарха, сознательнее отнестись к настоящему всероссийскому торжеству, так глубоко соответствующему искренним чувствам каждого истинно-русского.
Логика, не терпит скачков, история их не может допустить; порывистое поступите вперед — не есть действительный прогресс. Традиция в лучшем смысле и применении — одно из условий благоденствия: уроками прошедшего должно пользоваться для своего будущего. С другой стороны Государи св. Православной Руси так всегда близко стояли к народу, а народ так благоговейно всегда чтил Их, что в сознании народном историческая жизнь отечества в известную эпоху олицетворяется, так сказать, в священном имени самодержавного Монарха. И так, настоящим торжественным собранием выражая почитание к блаженной памяти в Бозе почившего Императора Александра 1-го, мы, вместе с тем, свидетельствуем свою веру в необходимую связь и единство нашей исторической жизни и приносим подобающую дань уважения нашему славному прошлому — в лице его Венчанного Представителя.
Принимая 12-го Марта 1801 г. всероссийский престол, Император Александр 1-й объявил манифестом, что будет править Богом врученный ему народ по законам и по сердцу премудрой бабки своей Екатерины Великой. Первым действием Александра, воспитанного под Ее особым вниманием, от природы кроткого и гуманного, было освобождение людей, по делам тайной экспедиции содержащихся в крепости, сосланных в дальние места и на жительство под присмотром в деревни и города. Первые члены, назначенные Им во вновь учрежденный, вместо временного, совет «непременный», были: гр. Салтыков, кн. Зубов, гр. Зубов, кн. Куракин, Ламба, Беклешов, барон Васильев, гр. Фон-дер-Пален, кн. Лопухин, гр. Кушелев, Трощинский. Исполняя обет, данный в день принятия престола, Император прибыл 2-го Апреля 1801 гада в Сенат и в общем собрании повелел прочесть подписанные им в тот день пять манифестов: 1-м Он восстановил жалованную дворянству грамоту. 2-м восстановил во всем их пространстве городовое положение и грамоту, данную городам, 3-м отменил разные повинности и запретительные правила, стеснявшие сельскую промышленность. 4-м помиловал все лица, находившиеся под следствием и судом, исключая уголовных преступников. 5-м уничтожил тайную розыскных дел канцелярию, существовавшую под именем тайной экспедиции. Вскоре после того, присутствуя в Св. Синоде, повелел восстановить закон, избавляющий священников и диаконов от телесного наказания, — от казни таковой, наравне с дворянами. Другими указами: предоставлено купечеству, мещанству и казенным поселянам право приобретать покушано земли, запрещено публиковать в ведомостях объявления о продаже людей без земли, отменены затруднения и препятствия для поездок за границу и въезда иностранцев в Россию, дозволен впуск всякого рода книг и музыкальных нот, открыты запечатанные частные типографии, уничтожения виселицы, поставленные на публичных местах, и шлагбаумы по городам и селениям, где не было военного гарнизона; велено обрезать пукли у солдат, составлявшия для них крайнюю тяготу, запрещено употреблять в приговорах слово «нещадно», и изданы еще многие постановления в том же человеколюбивом духе. После коронации, совершенной в Москве 15 сентября, Сенату поручено освободить множество всякого рода людей, находившихся еще в заточении и ссылке за разные неосторожные и легкомысленные поступки. Вследствие обнаружившегося одного случая пытки, Император объявил непременную волю Свою, чтобы ни где ни под каким видом не допускались ни какие истязания и чтобы самое имя пытки, позорное для человечества, исчезло из памяти народной. Эти прекрасные начинания невольно возбуждали любовь к молодому Императору, приветливость Которого еще более привлекала к Нему окружающих.
Последующее время царствования Императора Александра 1-го с 1802 — 1825 г. представляет непрерывную летопись изумительной Его деятельности в области внутреннего государственного управления, в сфере внешней политики и в делах церковных.
В первые особенно годы мирного царствований Александра Павловича предприняты были широкие преобразования по всем отраслям управления, возбуждаемые пылким желанием водворить законный порядок, правосудие и просвещение, уничтожить произвол и лихоимство, дать свободное развитие умственным и материальным силам государства; не прекращалась эта трудовая деятельность Монарха даже во время первых войн с Наполеоном, равно как и после 12-го года. Сначала определены права и обязанности Сената, потом сделано более правильное и сообразное с требованиями времени распределение государственных дел, учреждены первоначально 8 министерств: иностранных дел, военное, морское, внутренних дел, юстиции, финансов, коммерции и народного просвещения; впоследствии возникли — министерство полиции и главное управление ревизии государственных счетов. Указом 20 февраля 1803 г. разрешалось всем помещикам, вслед за графом Румянцевым, кто пожелает, увольнять своих крестьян с землею и крестьяне могли оставаться свободными хлебопашцами, составляя из себя особенное состояние. Указ этот был первым официальным проявлением мысли об уничтожении крепостного права, а прекращение Императором раздачи населенных земель частным лицам, запрещение делать объявления о продаже людей без земли, освобождение крестьян в Лифляндии и многие другие подобные меры твердо свидетельствуют о том, что освобождение крепостных крестьян было постоянным желанием, задушевною, так сказать, мыслью Александра Благословенного, которую Он и не таил в искренних беседах Своих. В 1804 году состоялось незабвенное учреждение Комиссии составления законов, на которую возлагалось начертание новых учреждений и уставов по всем частям законодательства, на основании действующих законов с дополнением и у совершенствованием их из общих начал законоведения, — что повело к «Полному Собранию Российских Законов» и к составлению «Свода Законов». Среди многих коренных предприятий для поправления финансовой части, задержанных особенно отечественной войной, в 1817 г. сожжено было ассигнаций на 38 миллионов, а в следующем году — слишком на 80 миллионов. С 1803 — 1806 г. совершено первое путешествие русских вокруг света. После 15 года сделаны, по нуждам и разумению времени, серьезные попытки к образованию военных поселений; тогда же основались попечительные учреждения о раненых и их семействах, о тюрьмах и др. филантропические учреждения. Но едва ли не самым успешным и славнейшим делом царствования Александра 1-го было распространение образования во всех концах Империи, во всех слоях народных. Определено иметь 4 рода училищ: 1) приходские, 2) уездные, 3) гимназии в каждом губернском городе и 4) университеты в учебных округах. Прежде существовавшие университеты — Московский, Виленский и Дерптский преобразованы и щедро наделены средствами; учреждены новые — в Казани, Харькове и потом в Петербурге; предназначались еще для университетов, по мере средств: Киев, Тобольск, Устюг Великий и др. города; основаны педагогические институты в Москве и Петербурге, вызваны из заграницы профессора, издан новый регламент и штат академии наук, утвержден проект коммерческой гимназии в Одессе; составлен проект военного воспитания, с учреждением двух высших, кадетских корпусов; в 1810 году учрежден корпус инженеров путей сообщения и, для приготовления офицеров по этой части, особый институт, а в 1811 году открыт под непосредственным покровительством Императора, в любимом Его летнем местопребывании, Царскосельский Лицей, который имел счастье воспитать Пушкина; в 1820 году учреждено артиллерийское училище. Просветительная деятельность Правительства возбуждала глубокое усердие к этому делу частных лиц: учреждены почти на их средства лицеи — Демидовский в Ярославле, гр. Безбородко в Нежине, Ришельевский в Одессе; всем известна щедрая любовь к просвещению, гр. Румянцева и Уварова. Б 1816 году наш Тит-Ливий-Карамзин поднес Императору первые тома «Истории Государства Российского». Школы взаимного обучения, по методу Беля и Ланкастера, вводились и быстро размножались в это время в России. В 1816 году были посланы, по повелению Государя, четыре студента в Англию для изучения итого метода, составилось общество для его распространения и к 1819 году оно открыло в Петербурге бесплатную ланкастерскую школу для мальчиков. Граф Румянцев завел подобную школу в своем имении Гомель, а Сперанский в Иркутске; ланкастерский метод преимущественно был в употреблении в школах военного ведомства. Двадцатые годы текущего столетия были золотым веком русской поэзии. Журналы размножились и оживились обилием и разнообразием современных событий и вопросов. Древние письменные памятники отечественной истории ревностно отыскивались, собирались и разрабатывались. Издавались первый в России журнал «Вестник Европы» Карамзина, патриотический «Русский Вестник» — Глинки, при Министерстве Народного Просвещения еще с 1803 года — «Периодическое сочинение о успехах народного просвещения», при Министерстве Внутренних Дел — с 1804 года «С.-Петербургский Журнал»: образовались в Петербурге и Москве разные ученые и литературные общества.
Обращаясь к сложной внешней политике того времени, крайне запутанной вследствие, замешательств в Европе, мы снова должны остановиться с благоговейным вниманием к блаженной памяти Благословенного Императора. С 1805 по 1814 г. — время почти непрерывных войн России, — и это, по неисповедимым путям Божественного Провидения, в царствование милосердного и миролюбивейшего из наших Государей. В 1805 и 1806 г. воевали мы с Францией, потом с Швецией, с Турцией и Персией и наконец с 1812 по 1814 включительно снова с Наполеоном. Война родит героев: и русские войска, несмотря на свои частные неудачи, покрыли себя славою и отстояли честь и интересы Отечества от Орайваса в Финляндии, от Бородина, Тарутина, Малоярославца, Пултуска, Прейсиш, Еплау, Кульма, Лейпцига до Дуная, Ленкорани и Парижа, который сдался 17-го марта 1814 года. Присоединены к России Белостокская область, вся Финляндия по реку Торнео, Бессарабия, часть герцогства Варшавского, утверждено Русское владычество за Кавказом, принято некоторое участие в будущем освобождении Греции от ига турецкого. Каждый русский доныне с глубокою признательностью произносит имена вождей-героев той эпохи: Михельсона, Кутузова, Барклая де-Толли, Каменского, Беннигсена, Багратиона, Цицианова, Ермолова, Вингенштейна, Раевского, Дохтурова, Милорадовича, Платова, Кульнева, Кутайсова, Тормасова и многих других. Но во всех их царил дух одного Императора, который, при всей своей ангельской кротости, способен был на высоте патриотизма, в знаменитую отечественную войну, изрекать такие полные силы и самоотвержения слова: „Воины! Вы защищаете веру, отечество, свободу, — Я с вами. На зачинающего Бог! Да встретит неприятель в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина; Я не положу оружие доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве Моем; Я отрощу Себе бороду и лучше соглашусь питаться хлебом в недрах Сибири, нежели подписать стыд моего отечества и добрых подданных, пожертвования которых умею ценить». И какой патриотический энтузиазм имел силу возбуждать Император в своих верных Россиянах: Россия выставила тогда добровольно до 320 000 ратников и пожертвовала не менее ста миллионов руб. Но добровольные пожертвования этим не ограничивались: «пожалуйста скажите, служивые, когда придет пора зажигать наши дома», говорили крестьяне солдатам, ожидая появления неприятеля. После низвержения Наполеона, начались конгрессы: Троппавский, Лайбахский, Веронский, где Император лично, уступчивостью и миролюбием, содействовал успокоению и умиротворению Европы, а 14-го сентября 1815 г., по мысли Императора Александра подписан был тремя государями Российским, Австрийским и Прусским акт так называемого священного союза, которым положено как в управлении собственными подданными, так и в политических отношениях, руководствоваться заповедями Св. Евангелия и управлять в духе братства, для охранения веры, правды и мира.
Всегда мягкосердый и любвеобильный Благочестивый Монарх, — со второй половины Своего царствования, изведав в смятениях Европы всю тщету дел человеческих, особенно религиозно-настроенный, — находил время и силы обращать деятельное царственное внимание и на дела церковные. После предоставления духовенству некоторых личных прав, Он заботился о даровании ему жалованья и о лучшем устройстве духовн. училищ, средства для содержания этих училищ увеличены дарованием церквам исключительного права продавать в них восковые свечи, учреждена была комиссия духовных училищ, в 1814 г. обнародованы уставы дух. академий, семинарий и училищ. В 1809 г. открыта вновь Петербургская Духовная Академия, в 1814 г. по новому уставу — Московская, в 1819 г. преобразована Киевская, низшие духовные училища распространялись во множестве. Министерство Народного Просвещения в 1817 г. было переименовано в министерство духов. дел и народного просвещения. Дела всех вероисповеданий, не исключая и дел Св. Синода, вошли в состав этого министерства, «дабы христианское благочестие, как сказано в манифесте 24 окт. 1817 г., было всегда основанием истинного просвещения». Около того же времени открыто было — ставшее потом под покровительство Государя — Русское Библейское Общество (В 1817 г. преосвященный Ксенофонт открыл во Владимире отделение Российского Библейского общества.), с правом печатать славянские библии, а 5-го марта 1816 г. председатель сообщил обществу Указ, которым повелевалось заняться переводом библии на русский язык и в 1819 г. издан был на нем Новый Завет. Изгнанием иезуитов, сначала из Петербурга и Москвы, а 13-го Марта 1820 г. и совсем из России, когда упразднены Полоцкая их Академия и училища, и уничтожением масонских лож, Благочестивейши й Государь оградил Православную церковь и Державу Российскую от сильного напора мистических и иных крайних идей того времени.
Соображая все нами сказанное в этом далеко неполном очерке и сознавая, что все эти многочисленные и многообразные ряды проектов, учреждений, мероприятий, законов, конференций, конгрессов, лиц и событий — должны были вращаться около одного центра, которым быль Император Александр Благословенный, мысль цепенеет при представлении Его деятельности. Обыкновенный день Государя расположен был также методично и строго, как день трудолюбивейшего из Его подданных. И не в кабинете только делалось дело: Император лично осмотрел почти всю обширную Свою Империю, посетил Он, по требованию политических и военных обстоятельств, почти все государства Европы, — везде привнося элемент любви и мира. По точным будто бы исследованиям, Император в заботах по делам внутреннего управления и внешней политики, проехал в свою жизнь не менее 200 000 верст. Более или менее улучшенными плодами многих Его трудов мы пользуемся и доселе. Удивительно ли после этого, что Император Александр I с деятелями Его эпохи стал любимым предметом русск. литературы, что Его воспевали современные поэты, что старик Клопшток одою приветствовал «Ангела-Хранителя человечества», Державин таким вдохновенным, почти пророчественным, стихом оканчивает посвященную Ему оду:
Падет Европа на колена
Пред Тем, Кто прекратит борьбу.
И ток прольет в ней дней блаженных.
Се уж парит Его орел,
что «Певец в стане русских воинов» вместе с ними поет вождей — сподвижников Александра 1-го, что у Лермонтова Александровский воин с справедливою гордостью говорит:
И умереть мы обещали
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Вам не видать таких сражений!
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцев колоть устала
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел…

Да, были люди в наше время
Могучее, лихое племя,
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля,
Не многие вернулись с поля...
Когда б на то не Божья воля
Не отдали б Москвы!
Прославляли Императора и в народно-военных песнях: «Ездил Белый Русский Царь», «Строем станем, песню грянем», «Как поехал наш Александр Свою армию смотреть», а на памятнике в честь Его, в селе Грузине, начертано: «Возвеличил Россию, спас Европу». Но и на высоте могущества и славы Император не оставлял обычной своей царственной кротости, становясь чрез это еще выше в летописях истории: Он не принял поднесенного Ему старшим Кавалером-ордена Св. Георгия 1 ст., отказался как от титула «Благословенный», предложенного Ему Синодом и Сенатом, так и от памятника в честь Его. Не даром же в свое время весть о воцарении Его произвела неописанную радость во всех концах России: современники свидетельствуют, что друг друга поздравляли и обнимали, как будто отечество было угрожаемо нашествием варваров, и освободились. Вот — рождения какого Императора празднуем мы ныне столетнюю годовщину!
Для Владимирской Семинарии настоящее торжество имеет еще особое значение. С деятельностью Императора Александра 1-го, особенно с 1806 по 1812 год, неразлучно связано имя графа Михаила Михайловича Сперанского, — нашего гражданского Велизария, знаменитого как своим небывалым возвышением, так и быстрым временным падением. Деятельность Сперанского, носившего звание государственного Секретаря, но считавшегося первым министром, главным образом заключалась в преобразовании Государственного Совета, министерств, в работах Комиссии законодательной и Комиссии духовн. училищ и в мерах для поправления финансов; в 1809 г., по мысли Сперанского, запрещено было производить в VIII и V классы чиновников, не имевших университетского аттестата. Граф Михаил Михайлович Сперанский, портрет которого с Высочайшего соизволения поставлен в нашей зале, сын священника Владимирской губернии и уезда села Черкутина, учившийся в нашей семинарии и едва ли не в этом самом здании: он пребудет навеки первым воспитанником нашей школы. Пользуюсь этим сочетанием, любезные наши дети, чтобы указать вам в лице его обязательный для вас образец ученой и гражданской доблести. И в настоящее время школа наша состоит более, чем из 500 человек, и в настоящее время она представляет молодые силы почти во все высшие учебные заведения: где бы вы ни были, — трудитесь и ведите себя так, чтобы вам не стыдно было считаться нравственно потомками Михаила Михайловича, чтобы, когда достигнете лет мужества и старости, вы с удовольствием могли вспомнить, что в молодые свои годы вы сознательно праздновали столетний юбилей Императора Александра 1-го, одним из первых сподвижников Которого был знаменитый ваш совоспитанник.
Этим благожеланием и благодарением Господу, Им же царие царствуют и сильные пишут правду, я кончаю мое слово.
Павлинский.
Владимиpская духовная семинаpия
«Владимирская духовная Семинария» (1.17 Мб).
Воспоминания студента 1850-1864 гг. И.И. Архангельский
Владимиро-Суздальская епархия.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (12.02.2017)
Просмотров: 140 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика