Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
05.12.2016
13:31
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
физическая [1]
витальная [11]
ментальная [6]
безусловная [29]
к себе [20]
мужчины и женщины [49]
к детям [117]
к родителям [14]
к народу [9]
к Родине [21]
к Природе [25]
к Животным [26]
к работе [7]
к Человечеству [3]
к Силам Света [13]
к Богу [38]
к Жизни [16]
Сердце [37]
Стихи [171]
Сказки [1]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Любовь » к Родине

Уицраоры: их обуздание, обращение и возможность просветления.

Игорь Дмитриевич Потапов
УИЦРАОРЫ: ИХ ОБУЗДАНИЕ, ОБРАЩЕНИЕ И ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОСВЕТЛЕНИЯ
Германский уицраор и объединение Европы

Метаисторическую задачу Провиденциальных сил по отношению к демоническим силам можно кратко сформулировать в виде трех основных этапов:
1) обуздание,
2) обращение,
3) просветление (РМ 2.3.45)

Эта задача общая, но попробуем конкретизировать ее по отношению к демонам великодержавия метакультур, к уицраорам, опираясь на сведения имеющиеся как в "Розе Мира", так и в "Железной Мистерии".
Разберем более подробно задачи и особенности каждого из этих трех основных этапов.

1) Обуздание уицраора.
На протяжении ряда последних веков (до середины ХХ) обуздание уицраора предполагало более всего ограничение тиранических тенденций уицраора:
"Итак, на рубеже XX века демиург Яросвет продолжал одновременную борьбу против старого Жругра и против всех трёх его порождений. Но борьба эта имела целью их обуздание, их ограничение, а отнюдь не уничтожение всего их рода". (РМ 11.1.18)

В историко-политическом отражении этот тип метаисторического противостояния ХIХ-ХХ веков чаще всего представал нашим взорам как попытки реформаторской общественной деятельности и противостояние им со стороны бюрократического государственного аппарата. И Россия и мировое сообщество в это время переживали период становления мощнейших тоталитарных государств, сопровождающееся попранием человеческого достоинства государством, борьбой за восстановление этого попранного достоинства перед лицом государства. В данном контексте обратим внимание на ситуацию в Северо-западной метакультуре, где Демиургу метакультуры приходилось противостоять одновременно нескольким уицраорам:

"Крайне твёрдое состояние государственности. Деспотическая держава-колосс. Тирания демона великодержавия. Сохранность эфирного воплощения Соборной Души, но крайнее сужение её свободы действий, то есть её плен в глыбах государственности. В конце этой стадии, а иногда и раньше демиург снимает свою санкцию с демона государственности. Примеры: великие империи-тирании, Ассирия, Карфаген, Рим, Багдад, империи Чингиз-хана, Тамерлана, Испания XVI века, Британия XVIII-XIX веков, империя Наполеона, государство Гитлера и т.п." (РМ 7.1.51)

На протяжении 18-го – первой половины 20 века демиургу Северо-запада приходилось бороться с тиранией различных демонов великодержавия, причем накал этой борьбы был ничуть не меньше, чем в Российской метакультуре, а некоторые последствия тирании демонов великодержавия были даже значительно более тяжелые. Так, например, Д. Андреев говорит:
Но в этом столетии (XIX в.– И.П.) второй германский уицраор стал настолько силён, что плен этой Соборной Души (Соборной Души Германии – И.П.) в одной из цитаделей Мудгабра превратился в почти полное порабощение её воли, и демиург вступил в союз с другой Великой Сестрой, Соборной Душою Англии. (РМ 6.1.15)

Но положение самой Соборной Души Англии в 19 веке также было тяжелым, ведь метаисторическую ситуацию в Британии 19 века Д.Андреев характеризует как тиранию демона великодержавия. Какая же метаисторическая судьба постигла Соборную Душу Германии позже, при смене 2-го германского уицраора 3-им, намеревавшемся распространить свою тиранию уже на весь мир? Об этом Д. Андреев нам не говорит, но метаисторическая ситуация времен российского третьего Жругра и положение Навны, описывается им все же не в столь категоричных выражениях, как приведенные выше слова о почти полном порабощении воли Соборной Души Германии.

Отсутствие видимых проявлений уицраориальных тиранических тенденций в современное нам время вовсе не отменяет противостояния Провиденциальных сил метакультуры и уицраора, но видоизменяет его. Это объясняется изменением стратегии планетарного демона, когда агрессивность уицраоров более не поощряется высшей инфернальной иерархией. Такова новая статегия, которая осуществляет экспансию либерально-космополитических "ценностей" под флагом распространения "демократии" и "свободы" и поэтому вынуждена отказаться от внешне неприглядных форм политических репрессий и тотальной цензуры.

Нет никаких оснований полагать, что сама агрессивная природа уицраоров как-то особо изменилась за время после написания РМ, ведь описывая метаисторическую ситуацию 1957 года Д. Андреев говорил:
Но уничтожить его, то есть сбросить в Уппум, было нельзя – он ещё мог пригодиться, а кроме того, его гибель не была бы допущена иерархиями Света, ибо без него телесная сохранность Российской метакультуры была бы уничтожена уицраорами Запада в несколько дней.
Вот так, "в несколько дней", и никакого государства в Энрофе уже бы не существовало, подобные действия уицраоров могут быть отнесены целиком на счет их собственной агрессивности.
Одновременно с ограничением тиранических тенденций деятельность Провиденциальных сил по обузданию уицраора направлена на предотвращение таких его действий, которые могли бы представлять угрозу как для развития метакультуры, так и для выполнения ею задач в рамках общепланетарных провиденциальных планов. Данные задачи выполняются, как правило, Провиденциальными силами соответствующей метакультуры:
"Важно было то, что возможность мировой революции и перехода к мировой тирании стала актуальнейшей угрозой дня и что демиург и Синклит России, очертив вокруг нового российского уицраора нерушимое кольцо света, оцепив его стеной Провиденциальных сил, предотвратили или, по крайней мере, отодвинули эту угрозу". (РМ 11.1.30)

Однако, в 20 веке были и более сложные метаисторические ситуации, требовавшие для обуздания уицраоров одновременного участия Провиденциальных сил нескольких метакультур одновременно:
"Он явился безмолвным и бессильным свидетелем одной из жесточайших потусторонних битв. Демиурги России, Китая, Махаяны, Индомалайской метакультуры и обеих метакультур Запада сражались со Жругром и с Лай-Чжоем, его новым союзником – странным детищем двух уицраоров, российского и китайского. Уицраоры не были уничтожены, но их экспансия приостановилась. Вокруг них был очерчен нерушимый круг". (РМ 11.3.118)

Данный тип противостояния стал наиболее актуален в современное нам время, когда экспансия носителя демонической санкции – уицраора США осуществляется под флагом "демократии" и "свободы". Насаждаемая с помощью этой новой стратегии общественная атмосфера с утилитарно-потребительским настроем хотя и не враждебна внешне проявлениям духовности в человеке, но формирует в массовом масштабе такие мотивационные стандарты, которые напрочь исключают духовность из сферы общественной и личной жизни подавляющего большинства людей. Прогрессирующее снижение уровня духовности в обществе приводит к установлению в нем тотальной власти денег, когда деньги становятся средством управления не только экономикой, но и всех, без исключения сфер общественной жизни, средством управления людьми. Декларируемая свобода и демократия фактически превращаются в своеобразную деспотию – денежный тоталитаризм.

Метаисторическая же специфика настоящего момента в том, что в насаждении режима глобального денежного тоталитаризма сегодня участвуют все существующие уицраоры всех метакультур. Поэтому обуздание уицраоров метакультур Провиденциальными силами сегодня может принимать иные чем ранее историко-политические формы – в виде не столько той деятельности, которая известна нам как политическая борьба за "права человека", сколько предотвращение государственной политики по насаждению либерально-космополитических лжеценностей и отстаивание альтернативы объединению мира на бездуховной основе.

2) Обращение уицраоров.
Обращение – процесс отхода уицраора от демонического стана. Согласно сведениям РМ в конце 50-х годов ХХ века существовала возможность обращения новоиндийского и новогерманского уицраоров, причем возможности будущего отхода от демонического стана в отношении новоидийского уицраора рассматривались Д. Андреевым более вероятными, чем в отношении новогерманского:
"Укурмия – уицраор новогерманский, рождённый после крушения Третьей империи и гибели старой династии уицраоров. Демиург Северо-запада был вынужден повторить роковой шаг, так как другого выхода не было. Новое создание менее свирепо, чем его предшественник: прилагаются неслыханные усилия, чтобы инспирировать его из очень высоких миров Света. Перед ним открывается – впервые перед уицраорами – возможность восходящего пути, и в облике его есть нечто царственное, скорее всего – львиное". (РМ 4.3.34)
"Но этот уицраор – имя его Авардал – с самого начала инвольтировался из очень высоких миров Света с такою силой, что приоткрывалась даже некоторая надежда на необычайный акт – на его будущее отпадение от демонического стана. Нечто схожее совершалось и с Укурмией – юным уицраором Западной Германии, но светлые слои, надстоящие над Индией, были древней и несравненно сильнее". (РМ 11.4.37)

Следует сразу уточнить, что отход уицраора от демонического стана подразумевает не только потенциальные возможности, но и конкретную метаисторическую ситуацию, такую например:
"Деятельность Авардала контролировалась демиургом и Соборной Душою Индии" (РМ 11.4.37), а также и ее отражение в историко-политических процессах Энрофа. Если же государственность в Энрофе, за которой стоит уицраор, идет, в числе прочих, в общем русле реализации инфернальных планов, пусть даже и не превращаясь при этом в тиранию, а оставаясь демократией, то говорить об отходе от демонического стана стоящего за данной государственностью уицраора у нас просто нет никаких оснований.

В статье "Индийская государственность 40-х – 60-х..." я уже кратко коснулся рассмотрения некоторых основных, с моей т.з., моментов развития государственности Индии за данный период, которые позволяют сделать вывод, что в течении 20 лет индийская государственность шла по самостоятельному и самобытному пути развития, явив миру такое политическое движение как нейтрализм, ставшее в то время мощнейшей политической силой, объединявшей государства Азии, Европы, Африки, сама же Индия, бывшая общепризнанным лидером этого движения, следовала по пути ненасилия и неприсоединения. В дальнейшем же, а именно в конце 60-х, Индия сменила вектор своего политического развития, оставив политику неприсоединения и включившись в ядерную гонку вооружений. На сегодняшний день Индия, как и все остальные страны идет по пути форсированного развития рыночной экономики, претендуя на стратегическое партнерство с США, т.е. наряду со всеми участвует в построении либерально-космополитического миропорядка под общей эгидой США. Конечно, в положении Индии и ее роли в существующем миропорядке есть определенные нюансы, отделяющие ее от, допустим, Англии (по выражению де Голля – троянского коня США в Европе), но это уже тонкости, не влияющие на вектор пути, выбранного Индией.

Все эти историко-политические факты не позволяют нам говорить об отходе новоиндийского уицраора от демонического стана, а напротив о следовании им в общем русле планетарных инфернальных планов. Отход был возможен, но не произошел, в силу причин нами пока не понятых.

В отношении новогерманского уицраора Укурмии остается лишь повторить за Д. Андреевым:
"Нечто схожее совершалось и с Укурмией – юным уицраором Западной Германии, но светлые слои, надстоящие над Индией, были древней и несравненно сильнее".

В конце 50-х годов Д. Андреев говорил об отходе Укурмии от демонического стана как о возможности, но вот развитие ситуации в 60-х годах показало, что эти возможности также не стали реальностью. Найти в политико-исторических процессах 60-х годов факты, которые косвенно свидетельствовали бы об отходе Укурмии от демонического стана и его восходящем этическом пути практически невозможно. В отличии от Индии, Германия не стала инициатором какого-либо политического движения этической направленности. Видимо именно в этом нашел свое отражение метаисторический факт, отмеченный Д.Андреевым: "светлые слои, надстоящие над Индией, были древней и несравненно сильнее".

О разрыве союза Укурмии и Гагтунгра говорится в "Железной мистерии":
Он сделал призраком
воссоединение
моего народа,
Он, колпаком своим перекрывающий
треть страны;
Он здесь, в Мудгабре моем,
уже осмеливается
для парада
Являться в мантиях
героической
старины.
Ты груб и тверд со мной, Гагтунгр,
очень грозен уж,
Но я не раб тебе, Гагтунгр,
рву союз наш.

Но этот разрыв, как видим, был обусловлен разделом Германии и отпадением ее восточной половины от власти Укурмии. Санкция Гагтунгра, тогда (1950-56 – годы написания ЖМ) находилась на Жругре и потому воссоединение Германии не представлялось Укурмии возможным в союзе с Гагтунгром. Германия под властью Жругра – нестерпима для Укурмии. Отсюда и разрыв с Гагтунгром.

В 1954 году Германия добивается полноправного членства в НАТО, немаловажным при этом является тот факт, что Германия обязалась при этом не производить атомного, бактериологического и химического оружия, ракет дальнего действия, управляемых ракет, бомбардировщиков и военных кораблей, точнее производить все вышеперечисленное только по рекомендации Верховного главнокомандующего НАТО и, таким образом, военная безопасность Германии оказалась всецело в руках США.

Но вот в 1957 году метаисторическая ситуация кардинально меняется, санкция планетарного демона переносится на уицраора США, чья государственность в Энрофе является основным гарантом безопасности государственности Германии. И что же Укурмия? Вновь "рвет союз" с носителем санкции планетарного демона? Нет, напротив, союз США и Германии упрочивается и становится стратегическим, что в дальнейшем негативно сказывается на планах и ходе объединения Европы. Но об этом несколько позже, сейчас же хотелось бы лишь обратить внимание, что основным мотивом политики Германии был вовсе не поиск некоторого собственного пути, не манифестации высокой этики в политике (как в случае Индии), а исключительно вопрос "восточных территорий". Союз или разрыв Укурмии с планетарным демоном был обусловлен вовсе не этическими вопросами, а исключительно целесообразностью для достижения главной цели – объединения территорий Германии.

Нельзя, видимо, отрицать тот факт, что без объединения Германии невозможно было бы полноценное воплощение идеи объединеной Европы. Но какова же эта объединеная Европа, как демиургический замысел, об этом могут сказать следующие строки из "Железной Мистерии":
Раненным львом –
европейская раса
Чуть зализала
кровь ран,
Встала,
творит,
создает колосса –
Сплав
сорока стран.
Зоркость германства
и жар романства
Слив с широтой славян,
Контуром тройственного христианства
Мы окаймим
наш стан.
Грозной ответственностью пред миром
Отягощен наш Союз:
Божьим теплом согревать
всех сирых,
Рушить узлы
всех уз.
Имя высокое не опозорим,
Не предадим святынь;
Тягу
ко всечеловеческим зорям
Вдвинем в сердца. – Аминь.

Над шпилем дворца взвивается необыкновенный флаг – эмблема Соединенных Государств Европы. Крики покрываются громом оркестров, исполняющих новый государственный гимн. Союз трех демиургов, трех христианских сверхнародов. Христианство – вот объединительная основа демиургического союза объединённой Европы. Но о возможностях подобного развития событий Д. Андреев говорил только для случая сценария войны, причем особо следует обратить внимание на то, что в "Железной Мистерии" речь идет не о мировой войне, как инициативе инфернальных сил, а о битве Провиденциальных и инфернальных сил, причем действия Провиденциальных сил всех метакультур против носителя санкции Гагтунгра вынужденно носили превентивный характер, с целью избежать еще более худших последствий, которые могли бы быть в случае развязывания 3-им Жругром полномасштабной мировой войны. Но подобный ход событий стал невозможен в 1957 году, ввиду переноса санкции планетарного демона на американского уицраора.

Принципиальным моментом разворачивания демиургического плана объединенной Европы как межметакультурного сотворчества демиургов, описанным в "Железной Мистерии", является отсутствие в государственности Энрофа (при той ситуации, которая описана в Ж.М.) отягощающих агрессивных и тиранических уицраориальных тенденций. Гибель уицраоров Северо-западной метакультуры (кроме Укурмии) и Российской метакультуры создали бы ситуацию в которой только и возможно было построение подобного типа государственности, способной устойчиво существовать только при отсутствии внешних угроз. Внешние и внутренние угрозы на пространствах трех метакультур контролировались бы уицраором Укурмией, совершавшим отход (при том сценарии) от демонического стана. Агрессивность же китайского уицраора Лай-Чжоя была еще ранее ограничена в ходе трансфизической битвы, проишедшей в 1949 году:
"Демиурги России, Китая, Махаяны, Индомалайской метакультуры и обеих метакультур Запада сражались со Жругром и с Лай-Чжоем, его новым союзником – странным детищем двух уицраоров, российского и китайского. Уицраоры не были уничтожены, но их экспансия приостановилась. Вокруг них был очерчен нерушимый круг. Попытки уицраоров перейти, спустя некоторое время, опять в наступление, не привели в шрастрах ни к чему, а в Энрофе завершились трёхлетней войной в Корее, после которой пришлось вернуться к исходному положению". (РМ 11.3.118)

Могла ли подобная ситуация повториться, хотя бы отчасти, в результате изменения демонических замыслов в 1957 году. Во всей точности – конечно же нет. Но попробуем представить себе, что в начале 60-х наряду с нейтралистской политикой Индии в Энрофе стала бы реализовываться стратегическая политика Германии и Франции по построению европейской конфедерации, дистанцирующейся в своей политике как от советской, так и от американской государственности. Можно ли представить себе, что Германия и Франция взяли бы курс на построение общеевропейского государства, способного самому, без участия США гарантировать свою безопасность и приобрести реальную независимость от США прежде всего в сфере обороны? Этот ход развития нельзя назвать пустой фантазией, хотя бы потому, что подобных взглядов на европейскую безопасность придерживался президент Франции де Голь и отчасти также и канцлер Германии того времени Аденауэр. И такой ход развития был весьма реален еще в январе 1963 года, когда Аденауэр и де Голь заключили договор между Францией и Германией, официально оформлявший франко-германский союз, как противовес НАТО, англо-американскому партнёрству, а также альтернативу американо-германскому сотрудничеству 50-х годов. Если бы общеевропейское объединение продолжало развиваться в данном направлении, то наряду с Индией, но уже в самом сердце Европы возникла бы схожая политика, способная формулировать также и этические задачи. Тут достаточно ознакомиться с партийной программой Христианско-демократического Союза Германии времен Аденауэра, чтобы увидеть, что христианская этика находит свое отражение в подходах данной программы как ко внешней, так и внутренней политике государства, реализуя политику социальной рыночной экономики, где элементы либеральной экономики тщательно сбалансированы социальной налоговой политикой, резко ограничивающей сами возможности чрезмерного обогащения. Наряду с этим общеевропейское пространство не мыслилось де Голем без России.

В добавление к этому следует также сказать несколько слов и об СССР начала 60-х. Ф. Бурлацкий, один из советников Хрущева пишет в своей книге "Русские государи эпоха реформации", что при подготовке новой программы КПСС к ХХII съезду в аппарате ЦК прорабатываются вопросы о замене государства диктатуры пролетариата всенародным государством, о введении местного самоуправления, а также поста всенародно избираемого президента. Установки на мировую революцию заменяются положениями о мирном сосуществовании, и сотрудничестве со всеми государствами и народами.

Разумеется, даже с учетом всех вышеперечисленных тенденций построение объединенной Европы в соответствии с демиургическим замыслом было бы еще очень и очень далеко от своего воплощения, но развитие бы шло в этом направлении. Чего же не хватило чтобы политические тенденции начала 60-х возобладали. Не хватило устойчивости этих политических процессов, не хватило политической воли всех участвующих сторон.

Прежде всего, политической воли не хватило со стороны Германии, ведь именно в отношении германского уицраора прилагались "неслыханные усилия, чтобы инспирировать его из очень высоких миров Света". Франко-германский союз так и не стал политической реальностью, не стал он ни альтернативой НАТО, ни противовесом англо-американскому партнерству в Европе. В вопросе о стратегической безопасности в Европе Франция оказалась значительно более непреклонна чем Германия и в 1966 году приняла односторонне решение выйти из всех военных органов НАТО и удалить такие органы со своей территории. В выборе между стратегическим партнерством с Францией, или США Германия, несмотря на заключенный несколькими годами ранее союз с Францией, твердо встала на позицию США. Это показывает, что основной целью германского уицраора оставалось все же объединение Германии, которое виделось наиболее достижимым в союзе с США, проблемы же стратегической безопасности Европы могли и подождать. Видимо даже и "неслыханных усилий" не хватило для того, чтобы инспирировать уицраора Германии из "высоких миров Света", в моменте решающем будущее устройство Европы уицраор Франции проявил значительно большую лояльность к планам Провиденциальных сил, чем уицраор Германии.

В вопросе объединения Европы также возобладала концепция предлагаемая не Францией, а Англией – не стратегическое, но экономическое объединение Европы, при стратегическом партнерстве с США. Очень характерным моментом является подход к будущей конституции ЕС, из проекта которой усилиями, в основном, Франции и Германии удалено всякое упоминание о христианских корнях европейской культуры. Это вовсе не какое-то особое политиканство, а мировозрение значительной части левых европейских интеллектуалов, считающих, что не в меньшей мере европейские корни исходят из иудейской, или греко-римской культуры. Что же ответили на это политики? Французская сторона оказалась вполне удовлетворенной тезисами о "правах человека", германская же более думает об общем европейском экономическом пространстве, в котором доминирует германская экономика. Особенно острая критика в этом вопросе поступила от ватиканских кругов: генеральный секретарь Совета Конференции католических епископов Европы монсеньер Альдо Джордано заявил: "Мы очень разочарованы не тем, что написано в Конституции, а тем, что в ней не написано".

Но даже принятие общей европейской конституции не в состоянии реально сделать ЕС субъектом политических отношений. Европейский Союз оказывается абсолютно неспособным проводить собственную политику, если она противоречит интересам США. В составе Европейского Союза интересы США представлены ничуть ни меньше, а даже больше, чем интересы Франции, или Германии. А со временем число государств-сателлитов США в ЕС будет лишь увеличиваться. Также будет увеличиваться и зависимость от США в рамках НАТО.

Однако очень похоже на то, что вся эта полная зависимость от США в сфере обороны не очень пугает уицраора Германии. НАТО стало в той же мере и его инструментом, только на пространстве европейского континента. Германия поддержала и поддерживает расширение НАТО в Европе, Германия поддержала военную агрессию НАТО против Югославии, не поддержала только вторжения в Ирак, но это уже как бы чисто американская сфера влияния, до которой Германии пока нет никакого дела.

Безопасность Европы германский уицраор понимает, похоже, лишь как возвращение Германии к границам 1937 года. Так, несмотря на официально ранее заявленный отказ от территориальных претензий, фракцией ХДС/ХСС в бундестаге создана рабочая группа "Северная часть Восточной Пруссии", которая разрабатывает политические и экономические пути освоения российской калининградской области. Не отстает от них и парламентская фракция Свободной демократической партии, подготовившая меморандум "Новые тенденции и сотрудничество в Прибалтийском регионе. Немецкая перспектива", в котором обосновывается "историческая германская ответственность в отношении Калининградской области. Размер вложенного германского капитала составляет половину всего иностранного капитала, вложенного в область за последние годы. Важным этапом этого пути стало прошедшее 15 октября 2004 года в бундестаге обсуждение вопроса, поднятого 70 депутатами фракции ХДС/ХСС (пока находящейся в оппозиции) о формировании на территории Литвы, Польши и России нового региона – Пруссия, включенного в общеевропейское пространство.

Опять возникает таже дилемма, что и в 60-х: с одной стороны полная зависимость от США в сфере обороны и необходимость хоть как-то решать эту задачу, с другой стороны, такой лакомый кусок как Пруссия никак не вернуть "в общеевропейское пространство" без поддержки США.

С большой долей уверенности можно сказать, что и на этот раз Германия предпочтет союз с США поиску путей собственной независимости.

Итак, оценивая ход политических событий в Индии и Германии можно придти к выводу, что отпадения стоящих за этими государствами уицраоров от демонического стана не произошло, хотя в соответствии с метаисторической ситуацией конца 50-х шансы на отпадение именно этих уицраоров были наиболее велики. Отпадение от демонического стана подобных существ – задача чрезвычайной сложности для Провиденциальных сил даже высочайших миров Света. Отпадение хотя бы одного уицраора от демонического стана – это кардинальное изменение ситуации в пользу провиденциального плана, основа для будущего построения государственности на основании высокой этики.

3) Просветление уицраоров.
Для возникновения, существования и развития государственности на принципах Розы Мира должен существовать хотя бы один уицраор, отошедший от демонического стана. Только в этом случае этой будущей государственности может быть гарантировано развитие и защита как от внешней агрессии, или от националистических и прочих центробежных элементов внутри общества, так и от возможности перерастания общечеловеческой государственности в тиранию. В дальнейшем, когда этический контроль над государством станет общепризнанной политикой, отпадет необходимость даже и в этом уицраоре. Тогда он, первый из уицраоров, избежит посмертного падения в Уппум, но встанет на путь посмертного просветления и восхождения. Об этом говорится и в тексте "Розы Мира":

"Демонов же великодержавной государственности ко дню смены эонов уже не будет: все они, кроме одного, ещё гораздо раньше падут в Уппум, и спасение их включится в число задач второго эона." (РМ 12.5.29) и в тексте "Железной Мистерии":
Голос умирающего Укурмии
Вот чем святится мой долгий, бессменный,
Противоречивый мой, горестный труд!
Вот что спасет государство вселенной
От превращения в темный сосуд!..
Смерть! Принимаю!
В ней – карма и кара.
Но уицраор впервые готов
Слить себя с хорами Шаданакара,
С вечным богослуженьем миров.

© Игорь Потапов, октябрь 2004 г.

Любовь к Родине.

Киевская Русь как явление метаисторическое.
Меркурий - порядок, закон.
Государство и планетарные энергии.
Уицраор - демон государства.
Зарождение государственности на Руси.
Смена уицраоров.
Злоба на государство.
Как справляться с низменными потребностями, или как противостоять своим страстям.
Эгрегор Власти.
Предсказания будущего России.
Уицраоры: их обуздание, обращение и возможность просветления.

Единое мировое государство.
Братство как Единый Закон Бытия.
Мысли суфия - О Братстве.

Любовь к человечеству.

Copyright © 2015 Роза Мира


Категория: к Родине | Добавил: Jupiter (12.03.2015)
Просмотров: 546 | Теги: любовь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика