Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
26.02.2024
17:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [161]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [113]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Абрамов Павел Ксенофонтович

Павел Ксенофонтович Абрамов

На опушке молодого смешанного леса, невдалеке от речки Уводь, стояла избушка с двумя подслеповатыми окнами. Жил в ней лесной сторож Ксенофонт Федорович Абрамов. В 1877 году и без того немалая семья пополнилась — родился мальчик, которого назвали Павлом. Радовались не слишком: зарплата мизерная, а едоков девятеро. В таких семьях дети рано взрослеют, помогают старшим добывать хлеб насущный, умеют безропотно переносить лишения. Павел, как мог, помогал родителям. Ловил на Уводи рыбу, ходил в лес за ягодами и грибами, пас корову, сушил сено.
Босоногий сынишка немало удивлял отца любознательностью, интересом к книгам и журналам, которые иногда попадали в сторожку. Видя такую тягу к знаниям, отец, несмотря на материальные трудности, решил научить Павлушку грамоте. И в трескучий мороз, и в распутицу шагал парнишка за несколько верст в Иваново-Вознесенск, где стал учиться в четырехклассном училище. Учителя гордились успехами Павлуши.
После училища Павел устраивается на текстильную мануфактуру в Кохме. Работает на проборке основ подавальщиком. Нудная, изнурительная работа отнимала много времени. Но Павел старался изыскать час-другой для работы над собой. Читал много и жадно. Иногда попадались запрещенные брошюры. Из них юноша узнавал настоящую правду, восхищался людьми, которые посвятили свою жизнь высоким идеалам служения народу.
Судьба свела юношу с девушкой из Иваново-Вознесенска. Дуся работала ткачихой на сложных жаккардовых машинах. Павел и Дуся поженились. Жить стали в Иваново-Вознесенске. Павла Абрамова, как грамотного и способного к рисованию, назначили рисовальщиком. Он составлял сложные рисунки тканей.
В текстильном городе действовал тогда «Северный Союз рабочих». Социал-демократы вели на предприятиях агитацию. Под их влиянием наиболее сознательные рабочие включились в революционную борьбу. Среди них был и Абрамов.
Революционная работа Павла Абрамова не осталась незамеченной. Однажды, когда жена Павла — Евдокия лежала в больнице, в квартиру нагрянули жандармы. На глазах у перепуганных детишек перевернули вверх дном весь дом, стараясь найти листовки или революционную литературу. Но Павел был аккуратен, все запрещенное хранилось под крыльцом, куда не заглянули жандармы. Не найдя ничего подозрительного, на всякий случай арестовали хозяина квартиры. Несколько недель просидел. Павел Абрамов за тюремной решеткой. Но за отсутствием прямых улик его выпустили. Царские охранники не теряли надежды поймать революционера с поличным.
Начавшаяся в 1914 году империалистическая война тяжелым бременем легла на плечи трудящихся, она же обострила классовые противоречия. В августе 1915 года забастовали рабочие 32 иваново-вознесенских предприятий. Требования рабочих носили не только экономический, но и политический характер. Самодержавие ответило на это репрессиям. Царские войска расстреляли восьмитысячную демонстрацию, шедшую к городской тюрьме. Среди демонстрантов, подвергшихся нападению на Приказном мосту, был Павел Ксенофоитович. Вслед за разгромом и расстрелом рабочих начались аресты и увольнения. Павел Абрамов как один из зачинщиков «беспорядков» был занесен в «черный список» и уволен с работы.
Пришлось искать новое место жительства, чтобы скрыться от царских ищеек и иметь заработок для семьи, в которой было четверо детей. Так Абрамовы оказались на дербеневской мануфактуре в Камешках. Он стал работать конторщиком по отправке грузов. Быстро наладились связи с местными подпольщиками.
Он пользовался большим уважением и авторитетом среди фабричных рабочих. Поэтому после февральской революции его избрали председателем гражданского комитета, преобразованного затем в комитет бедноты.
В 1917 году П.К. Абрамов вступил в РСДРП-б. Камешковская организация, подчинявшаяся Ковровскому комитету РСДРП (б), насчитывала тогда 18 человек. Ее возглавляли Т.И. Борисов, П.О. Долбилкин, А.Е. Корунова, И.П. Циклин. Это было трудное время, события быстро сменяли друг друга. Создавались Советы рабочих и солдатских депутатов. В Камешкове первым председателем Совета стал П.О. Долбилкин. По решению исполкома Совета в Камешкове с мая 1917 года на фабрике был введен восьмичасовой рабочий день. Большевики, и среди них П.К. Абрамов, упорно проведали в жизнь политику партии, они заняли ведущие позиции во всех сферах производственной и общественной жизни, под их руководством действовали профсоюзы.
В июле-августе 1917 года большевики усилили деятельность по организации отрядов Красной гвардии. Камешковский отряд насчитывал 80 человек. Его возглавлял А.А. Назимов. Одним из первых вступил в него Абрамов. Он был постоянным участником проходящих в Камешкове различных рабочих собратий, обсуждавших насущные вопросы жизни поселка. В комитет бедноты, расположенный в фабричной проходной, то и дело приходили люди, и каждому он умел дать полезный совет, каждому стремился помочь. Будучи неплохим художником, он делал различные чертежи, узоры и рисунки для ткани. Домой приходил поздно, усталый. Снимал шинель, ставил в угол тяжелую винтовку.
— Нам очень хотелось потрогать ее за черный блестящий ствол, тусклый приклад или потертый кожаный ремень, — вспоминает сын Абрамова — Александр Павлович. — Отец был очень строгий, не терпел баловства, но быстро отходил. Он очень любил и жалел детей, старался как можно чаще делать нам подарки.
Председателю комитета бедноты приходилось ведать хозяйственными вопросами, выписывать лес, заниматься ремонтом квартир.
После Октябрьской революции и гражданской войны, участником которой был Абрамов, стали создаваться местные органы власти — Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, П.К. Абрамов стал в Камешках первым председателем поселкового Совета.
Нелегкое это было время — голод, холод, на многих домах висели таблички «Здесь тиф». Поссовет организует коллективную посадку картофеля, создается детский очаг для голодающих детей, в больнице изыскиваются возможности увеличения количества коек для больных тифом. Во всех этих и тысячах других дел первый председатель поссовета показывает незаурядные организаторские способности. Сам работал с полной отдачей сил, с партийной принципиальностью требовал и от других самого честного отношения к порученному делу, высокой ответственности.
У Павла Ксенофонтовича было еще одно качество, которое высоко ценили товарищи по партии, все, кто знал его близко.
— Отец мой не был оратором, я даже не помню, выступал ли он когда на митингах, — вспоминает старшая дочь Екатерина Павловна. — Но его знали, как человека кристальной честности.
Пожалуй, эта черта — отдать всего себя людям, полное презрение к личному, корыстному и определили дальнейшую судьбу Абрамова. Он возглавляет такие участки государственной деятельности, где это качество требуется прежде всего. В 1918 году Павла Ксенофонтовича выдвигают на должность заместителя комиссара отдела труда и социального обеспечения Ковровского уездного исполнительного комитета.
В 1919 году в Камешково пришла страшная болезнь. На дверях то и дело можно было увидеть деревянные таблички: «Здесь тиф». Болезнь и голод косили людей.
В 1919 году П.К. Абрамов был выдвинут на работу во Владимирский губернский отдел рабкрина, где стал заведовать отделом жалоб.
Работая в Коврове и Владимире, Павел Ксенофонтович вынужден был жить отдельно от семьи, которая оставалась в Камешках. Разбор жалоб трудящихся был связан с постоянными командировками по губернии. Весной в половодье он ездил в Суздаль, простудился, тяжело заболел. Чуть оправившись от болезни, снова приступил к работе.
— В самом начале августа 1920 года отец взял меня во Владимир, — вспоминает Александр Павлович. — Он хотел привезти домой подарок. На рынке я первый раз увидел дыню, и отец купил ее. Он еле дошел до вокзала, всю дорогу жаловался на боль в ногах.
Врачи определили водянку. Сказалась весенняя поездка в Суздаль. В то время медицина не могла справиться с этой болезнью. Несколько дней Абрамов лежал в постели, не в силах подняться на ноги. 20 августа 1920 года он умер.
Это были первые гражданские похороны в Камешкове. За гробом шел духовой оркестр. Огромная толпа камешковцев провожала в последний путь Павла Ксенофонтовича Абрамова, верного сына ленинской партии большевиков, одного из первых строителей социалистического общества в нашем городе.

Память:
- Одна из улиц Камешкова примыкает к фабрике. В первые годы, Советской власти по ней пролегал путь демонстрантов, здесь устраивали текстильщики свои митинги. В 1927 году, накануне 10-й годовщины Октябрьской революции, Камешковский поссовет принял решение именовать ее улицей Абрамова.
«На окраине Камешкова в городском парке стоит обелиск. Он сооружен в память о тех, кто в далеком 1917 году строил на Камешковской земле социализм. Здесь захоронено пятеро наших земляков, первых членов большевистской партии. Среди них — Павел Ксенофонтович Абрамов, именем которого названа одна из камешковских улиц» («Знамя», 7 ноября 1972).

Трудовая династия текстильщиков Абрамовых

Е.А. ФЕДОРОВ. РОДОВОМУ ДРЕВУ - ЗЕЛЕНЕТЬ!
Могучий дуб широко и вольно раскинул свои крепкие ветви. Ничего не страшно ему, властелину природы: ни летний зной, ни жгучий мороз, ни злой ветер, порывы которого гнут и ломают другие деревья... А когда постареет великан, рядом с ним встает, цепко держась за родную землю, молодая поросль, идущая ему на смену, продолжающая жизнь. Вот так, наверное, можно сказать о трудовой династии текстильщиков Абрамовых из небольшого городка Камешкова на древней владимирской земле.
...В переполненном зале Дома культуры «13-й Октябрь» фабрики имени Я.М. Свердлова проходило торжественное чествование представителей этой славной фамилии. Отдать им дань уважения и признательности собрались ветераны труда и молодежь, коммунисты и комсомольцы, люди многих текстильных профессий — ткачи, прядильщики, ровничницы, ленточницы, мотальщицы... В президиуме рядом с руководителями предприятия — виновники торжества, с алыми гвоздиками на груди. Сейчас на фабрике трудится третье поколение Абрамовых: три сына и две снохи Александра Павловича и Анны Павловны. Их поздравляли ветераны, приветствовали пионеры городских школ, члены агитбригады «Свердловчанка». Директор фабрики Н.В. Смуров вручил памятный адрес, подарки. Дружные аплодисменты собравшихся явились ярким свидетельством признания преемственности лучших традиций поколений камешковских текстильщиков. И пример этой преемственности — Абрамовы. На вечер из Иванова приехала старшая дочь основателя династии — Екатерина Павловна.
— Я даю такой наказ молодому поколению Абрамовых, — сказала она тогда: — Будьте верными сыновьями и дочерьми Родины, как старшие...

Родоначальником славной династии был Павел Ксенофонтович Абрамов... Большая многодетная семья Ксенофонта Федоровича Абрамова жила в тесной избушке с двумя подслеповатыми окошками на опушке молодого смешанного леса, сбегавшего к берегу Уводи. Но красота окружающей природы не очень радовала главу семейства. Не обрадовало его и рождение в 1877 году еще одного ребенка — мальчика, названного Павлом. На девятерых едоков всего мизерная зарплата лесного сторожа. Дети быстро понимали трудное положение семьи. Рано взрослели, стойко переносили невзгоды, с малых лет помогали взрослым добывать хлеб насущный. Таким же путем шел по жизни и Павел. Мальчишкой ловил в Уводи рыбу, собирал в лесу грибы и ягоды, пас корову-кормилицу, заготавливал для нее сено. Но он с ранних лет начал отличаться от сверстников, братьев и сестер большой любознательностью. Хоть и редко, а попадали в лесную сторожку газеты, книжки, журналы. В такие дни, забыв про усталость, мальчик мог подолгу с интересом перелистывать страницы, рассматривать картинки, читать написанное. Отец заметил тягу сына к знаниям и всячески поощрял ее, а позднее, несмотря на материальные трудности, решил: пусть Павлушка учится, выходит в люди.
И определил его в четырехклассное училище ближайшего города Иваново-Вознесенска. Ходил туда Павлушка за несколько верст. Не пугали его ни трескучий мороз, ни осенняя распутица. Учился старательно, учителя гордились его успехами.
После училища Павел начал работать подавальщиком на проборке основ на текстильной мануфактуре в Кохме. Работа нудная, изнурительная, смены длинные. И все-таки юноша выкраивал у отдыха час-другой для пополнения знаний. Читал много и жадно. Изредка попадались ему и брошюры, запрещенные царской цензурой. Они-то и были самыми интересными, потому что говорили настоящую правду об окружающей жизни, рассказывали о людях, посвятивших себя борьбе за народное счастье. Павел восхищался такими людьми, хотел стать похожим на них.
Встреча с ткачихой Дусей, работавшей на сложных жаккардовых машинах, изменила личную жизнь Павла. Молодые люди поженились и стали жить в Иваново-Вознесенске. Грамотного, способного к рисованию Павла взяли рисовальщиком, составителем рисунков на тканях.
В крупном центре текстильной промышленности социал-демократы вели агитацию на местных предприятиях. Под их влиянием наиболее сознательные рабочие включились в революционную борьбу. Оказался среди них и Павел Абрамов. Это не осталось не замеченным властями. Однажды, когда Евдокия лежала в больнице, в квартиру нагрянули с обыском жандармы. Только напрасно перевернули они все вокруг вверх дном: все запрещенное Павел прятал под досками крыльца, куда «гости» заглянуть не догадались. И все же хозяина квартиры арестовали и несколько недель продержали за тюремной решеткой.
Первая мировая война тяжелым бременем легла на плечи трудящихся, одновременно обострила классовую борьбу. В августе 1915 года забастовка охватила 32 иваново-вознесенских предприятия. Требования рабочих носили не только экономический, но и политический характер. Царские войска расстреляли демонстрантов, шедших к городской тюрьме. Среди подвергшихся нападению был и Павел Ксенофонтович. По городу прокатилась волна арестов и увольнений. Как один из зачинщиков «беспорядков», Абрамов был занесен в «черный список» и уволен. Пришлось искать новое место жительства, чтобы скрыться от царских ищеек и иметь заработок для семьи, в которой к тому времени было уже четверо детей.
Так Абрамовы оказались в Камешкове, где Павел Ксенофонтович поступил на фабрику Дербеневых конторщиком по отправке грузов, а его жена — ткачихой на фабрику Дербенева. Жили в доме № 6 по Ивановской улице (ныне улица К. Либкнехта). В семье было четверо детей, приходилось много трудиться. И все же Павел Ксенофонтович находил время для общественной деятельности. Он быстро наладил связь с местными подпольщиками, включился в их работу. В мае 1917 года он вступил в партию большевиков, а вскоре стал одним из организаторов фабричной партячейки. Он был в числе тех, кто отбирал фабрику у прежних хозяев, устанавливал в поселке Советскую власть, с оружием в руках защищал ее в годы гражданской войны, добровольцем отправившись на Восточный фронт.
Кончилась война. Вернувшись домой, П.К. Абрамов включился в работу по укреплению Советской власти. Его избрали первым председателем Камешковского поселкового Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Время было трудное: голод, холод, разруха, эпидемии тифа. Фабричная партийная ячейка и поссовет организовали коллективную посадку картофеля за озером Криуля. Обрабатывали землю вручную. Урожай делили в соответствии с семейным положением — по едокам. Особая забота была проявлена о детях. Чтобы хоть как-то облегчить, участь ребят-сирот, в одном из больших фабричных домов был открыт детский очаг. Для улучшения питания ребятишек использовали продукты с фабричного подсобного хозяйства «Томзино».
— Мой отец не был оратором, — вспоминает Екатерина Павловна, — я даже не помню, выступал ли он когда-нибудь на митингах. Но его знали как человека кристальной честности.
Стремление отдать всего себя людям, презрение к личному благополучию определили дальнейшую судьбу Абрамова. Он возглавляет такие участки работы, где эти качества требуются прежде всего: заместитель комиссара отдела труда и социального обеспечения Ковровского уездного исполнительного комитета, заведующий отделом жалоб Владимирской губернской рабоче- крестьянской инспекции. Работа требовала жить в отрыве от семьи, много ездить и ходить по дорогам губернии. В весеннюю распутицу 1920 года он простудился, все лето пролежал в больнице, но на ноги встать не удалось. В августе перестало биться сердце верного солдата революции. А в 1927 году, накануне 10-й годовщины Октября, Камешковский поссовет принимает решение: улицу, на которой в первые годы Советской власти проходили демонстрации и митинги, переименовать в улицу П.К. Абрамова: об этом в наши дни можно прочитать на мемориальной доске, что установлена на одном из домов.
Память об этом человеке, честном и самоотверженном борце за революцию, настоящем большевике, воплотилась в делах и помыслах его потомков, детей и внуков, подхвативших эстафету отца и деда, понесших ее дальше сквозь годы труда и побед.
Первой в этом ряду по праву стоит его старшая дочь Екатерина Павловна Абрамова. С приездом семьи в Камешково молодая девушка пришла на фабрику, по примеру родителей стала текстильщицей. Начинала рядовой работницей. В отца любознательная, непримиримая к несправедливости, она вслед за ним тоже встает на путь борьбы за лучшую долю. Выполняет отдельные поручения отца и его товарищей. Екатерина была среди тех, кто первым шел в рядах демонстрантов, помогал голодающим, бесплатно разгружал дрова или расчищал от снежных заносов железнодорожную ветку, помогал семьям красногвардейцев.
В 1919 году коммунисты принимают Екатерину в свои ряды. Двадцатилетняя девушка с первых дней своего пребывания в партии проявляет большие организаторские способности. Несмотря на молодость, ее уважают, за ней идут. Заметив это, руководители фабрики, коммунисты дают ей все более сложные и ответственные поручения. Она работает председателем женсовета, позднее — председателем фабкома профсоюза. Партийную, общественную деятельность Екатерина Павловна успешно сочетала с ударным трудом непосредственно на производстве. В числе других передовиков текстильной промышленности она в середине 30-х годов встала в ряды стахановцев, самоотверженно трудилась и в годы Великой Отечественной войны. Ее активная трудовая и общественная деятельность продолжается и после переезда в Иваново. Ныне Екатерина Павловна — персональная пенсионерка союзного значения. За добросовестный труд, активность в общественной работе она награждена девятью медалями.
Когда в Камешково пришла весть о победе Октябрьской революции, Александру, сыну Павла Ксенофонтовича, исполнилось тринадцать лет. У отца и сестры учился он мужеству, самоотречению, любви к людям труда. Потом и сам стал работать на той же фабрике слесарем. За постоянное стремление находиться в гуще событий, за отзывчивость, доброту, всегдашнюю готовность прийти другому на помощь молодежь вскоре избрала его своим вожаком, секретарем фабричной комсомольской ячейки.
Как только с весны 1922 года фабрика перешла на работу в две смены, то и дело начали возникать трудности с топливом. На одном из собраний коммунисты обсуждали вопрос о доставке торфа от места его разработки до фабрики. Подвозка топлива на лошадях была не всегда надежной, да и обходилась дороговато. А что, если от Большого Урсова болота провести железнодорожную ветку? Но под силу ли такое коллективу предприятия в столь напряженное время? Коммунисты решили пригласить на совет комсомольцев. Секретарь партячейки Ф.Я. Тутушкин обратился с этим вопросом к членам комсомольского бюро:
— Выдюжим ли, ребята?
— Выдюжим, Федор Яковлевич! — твердо ответил Александр Абрамов за себя и своих товарищей.
В осеннюю слякоть и зимнюю стужу, в рваной одежонке, полуголодные, но со святой верой в победу своего рабочего дела шли комсомольцы копать землю, валить лес на шпалы, крепить рельсы. Меньше чем за год было уложено пять километров пути. 1 Мая 1923 года состоялось торжественное открытие ветки. Молодых строителей поздравил председатель правления Ковровского треста хлопчато-бумажных предприятий Дементьев. Затем состоялась демонстрация. Играл духовой оркестр, звучали революционные песни. Их вместе с текстильщиками пели и крестьяне деревни Пропасти, по земле которой прошла ветка. В протоколе собрания фабричной партячейки об итогах праздника отмечено: «Подъем рабочих и крестьян был неописуем».
В 1926 году Александр становится коммунистом. В 1929 году он женился на приехавшей из Тамбовской губернии девушке Анне Павловне. Она не имела постоянного места работы, жила тем, что нанималась в большие семьи нянчиться с чужими детьми. Муж быстро увлек ее фабричными делами.
— Александр Павлович был человеком общественным, дома его трудно было удержать, даже когда один за другим стали рождаться дети, — вспоминает Анна Павловна. — Но я не обижалась, не роптала. Видела: он нужен людям, они тянутся к нему, идут за советом. К тому же дети, подрастая, охотно помогали мне по дому, наводили порядок в квартире, работали на огороде, в саду, ходили в магазин.
Как и его отец, Александр Павлович никогда не ставил личные интересы впереди общественных. Он жил и действовал в духе времени, шел туда, куда посылала партия, где он был нужнее в данный момент, где мог принести людям больше пользы.
В 1934 году Александра Павловича выдвигают на руководящую должность, назначив директором текстильной фабрики имени Карла Маркса в том же районе. И здесь он показал себя с самой лучшей стороны. Быстро наладил производство, сплотил трудовой коллектив. В 1938 году последовало новое назначение — директором школы фабрично-заводского обучения в Камешкове. Стране нужны были хорошо подготовленные кадры текстильщиков. Он успешно справляется с этим поручением. В военные и послевоенные годы занимает ответственные посты в аппарате исполкома райсовета, в качестве уполномоченного много ездит по колхозам района.
Куда бы ни посылали Александра Павловича, всюду проявлял он лучшие черты характера советского человека, честного труженика, верного бойца ленинской партии. Даже находясь на пенсии, несмотря на слабое здоровье, продолжал трудиться — на промышленном предприятии железнодорожного транспорта при фабрике, в жилищно-коммунальном отделе. Умер А. П. Абрамов в 1973 году, когда все дети (а было их в семье восемь человек) уже «встали на ноги», в большинстве обзавелись своими семьями.


Династия текстильщиков Абрамовых

— Трудовой путь каждого из них начинался на нашей фабрике, — рассказывает Анна Павловна. — Каждый отдал ей по нескольку лет. Это позднее они получали другие профессии, не связанные с текстилем. Виталий, например, инженер-строитель, живет в Саратове. Вера работает в библиотеке Владимирского пединститута. Юлия — инженер-технолог на Ташкентском тракторном заводе.
Трое сыновей Абрамова никуда не уехали, живут здесь, в Камешкове, работают на фабрике. Юрий Александрович — бригадир слесарей отдела механизации. Леонид Александрович — штукатур строительного отдела. Рядовым рабочим трудится тут и самый младший — Михаил Александрович. Жена Юрия Александровича — Валентина Дмитриевна — прядильщица. В совершенстве владеет этой специальностью и жена Леонида Александровича — Клара Бояновна. Стаж работы на предприятии только этих пятерых — восемьдесят лет.
— Мы всегда помним, чьими наследниками являемся, — говорит Юрий Александрович. — Бывает, идешь по улице и думаешь: а ведь она носит имя моего дедушки. Он тоже ходил здесь. Может, впереди демонстрантов в дни праздников. А может, пробирался тайком, прячась от шпиков охранки. Ходил здесь и мой отец, ходил уже и тогда, когда улица носила дорогое нам имя. О чем они думали? О нас, о будущем, о нашем нынешнем дне. Они верили в этот день, верили в нас. И нам надо оправдывать их доверие.
Чем? В первую очередь, ударным трудом, активностью в общественной работе. Все Абрамовы, работающие ныне на фабрике имени Я.М. Свердлова, на хорошем счету в коллективе. Добросовестные труженики, они с большим удовлетворением восприняли решения XXVII съезда партии, материалы апрельского (1985) и январского (1987) Пленумов ЦК КІІСС, XIX конференции КПСС. Взятый партией курс на ускорение социально-экономического развития страны, перестройку общественных отношений в духе демократизации они приняли как свое кровное дело.
А о том, как трудятся Абрамовы, на предприятии и в городе хорошо знают. Ежегодно строители фабрики сдают в эксплуатацию один-два многоэтажных дома со всеми коммунальными удобствами, сдают только на «хорошо» и «отлично». Есть в этом и доля труда штукатура Леонида Александровича Абрамова, неоднократно отмеченного благодарностями в приказах, почетными грамотами, премиями и подарками. С высоким качеством ремонтируют и налаживают оборудование слесари из бригады Юрия Александровича Абрамова, ударника коммунистического труда, члена КПСС с 1976 года, председателя цехового комитета профсоюза. В числе первых начала осваивать новые прядильные машины БД-200 РЦЕ Валентина Дмитриевна Абрамова. Сейчас она обслуживает повышенную зону, уверенно перевыполняет нормы выработки. Особо хочется сказать о Кларе Бояновне Абрамовой.
— Мне повезло, что я встретила Леонида, вышла за него замуж, стала полноправным членом этой большой и дружной семьи, хорошо известной в нашем городе, — говорит она. — Нам, продолжателям дела Павла Ксенофонтовича Абрамова, невозможно плохо работать, стыдно думать только о собственном благе.
Когда в прядильном производстве фабрики стали создаваться первые комсомольско-молодежные бригады, Кларе поручили возглавить одну из них. В то время она уже была молодым коммунистом. В 1983 году окончила вечерний текстильный техникум, получила специальность техника-технолога. Могла бы перейти на руководящую работу (случилось как-то некоторое время заменять сменного мастера — справилась), но ей больше нравится работать непосредственно на машинах. Она обслуживает 1200—1300 камер прядильных машин при норме 960, постоянно перевыполняет план, носит звания ударника коммунистического труда, ударника десятой и одиннадцатой пятилеток. И как коммунист ведет большую работу: парторганизатор в передовой на фабрике бригаде А.И. Ефимова, член парткома предприятия, член райкома партии. Она заслуживает, и по праву, самых добрых слов о себе.
...У Александра Павловича и Анны Павловны подрастают одиннадцать внуков. Они еще школьники, но некоторые из них уже решили стать текстильщиками. Значит, не прервется трудовая эстафета, не утратится связь поколений. Значит, появятся новые яркие страницы в летописи текстильной династии Абрамовых.

Источник:
Владимирские династии/Сост. Я. П. Москвитин; Под общ. ред. Я. П. Москвитина; Литобработка Л. А. Фоминцевой. — Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1989. — 208 с.
«Камешки» в 1917 году
Долбилкин Петр Осипович (1871 - 1938) – революционер, председатель Ковровского группового правления треста текстильной промышленности, директор фабрики имени Свердлова
Корунова Анастасия Ефимовна (1890—1962) – ткачиха, революционерка, председатель страхкассы, председатель Упрофбюро, председатель райпотребсоюза, председатель исполкома Ковровского районного Совета, заведующая и консультант партийного кабинета Ковровского райкома партии.

Категория: Камешково | Добавил: Николай (21.03.2020)
Просмотров: 675 | Теги: 1917, Камешково | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru