Главная
Регистрация
Вход
Пятница
01.03.2024
20:15
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Устройство электрической станции в г. Муроме

Устройство электрической станции в г. Муроме

Муромские фонари

В начале ХХ века в Муроме керосиновые фонари заменили керосинокалильными. Вид улиц в вечернее время изменился: низкие керосиновые фонари лишь обозначали перспективу улицы, а новые фонари, висевшие на высоких столбах, действительно ее освещали.
В конце XIX века Муром освещался керосиновыми фонарями. Они были невысоки – около 2 метров, света давали немного, чадили и окрашивали вокруг себя снег в черный цвет. К тому же фонари были установлены не на всех улицах. Об этом вспоминает Б.В. Жадин, когда описывает переезд семьи в новый дом в 1896 году: «... поехали по второстепенной, довольно глухой «Полевой улице», которая хороша была для этой поездки и тем, что на ней не было никакого в это время, ни конного, ни даже пешего движения.
Фонарей на этой улице также не было и она, покрытая свежим снежным покровом, погружена была в тихий полумрак зимнего вечера. … Лёгкой рысцой мы достигли Московской улицы, где был расположен наш дом, куда мы ехали. Здесь, на улице, вдоль тротуаров горели на столбах керосиновые фонари, мало освещавшие улицу, образуя лишь гирлянду светящихся точек».
В 1906 году в Муроме появились керосинокалильные фонари. Они были гораздо ярче и крепились на высоких – четырехметровых – столбах, чтобы освещать большую площадь: "На улице было уже темно и только на перекрёстках улиц, раскачиваемые ветром, ярко светили, как путеводные маяки, керосинокалильные фонари на высоких столбах" (из воспоминаний Б.В. Жадина).
Керосинокалильный фонарь представлял собой длинный цилиндр, заканчивающийся внизу стеклянным колпаком с рефлектором. Резервуар для керосина находился в верхней части фонаря, оттуда по трубке он стекал вниз, в испаритель. В фонаре горел не сам керосин, а его пары, в которых раскалялась и давала сильный свет калильная сетка. Сила света фонаря составляла от 100 до 600 свечей.
Поначалу заменили не все фонари. В 1911 году «Краткий справочник по городу Мурому» сообщал, что в Муроме установлено 70 керосинокалильных фонарей и 25 простых, керосиновых.
Фонари работали не круглогодично, а только с 1 августа по 1 мая. И горели не каждую ночь, а лишь 22 ночи в месяц. Связано это было с графиком работы фонарщиков, которые чистили, заправляли и зажигали фонари. Чтобы это сделать, нужно было спустить фонарь вниз на тросе при помощи установленной на столбе лебёдки, ключ от которой хранился у фонарщика.
Затраты города на уличное освещение в 1911 году по сведениям Краткого справочника составляли 4582,54 рубля.
Иногда горожане били фонари. Городская управа в 1914 году обсуждала вопрос об установке керосинокалильного фонаря на Штабу. «В последнем заседании гор. думы обсуждался вопрос о постановке керосиново-калийного фонаря на Штабу, согласно ходатайства некоторых штабных жителей. Городское управление не раз пыталось ставить на Штабу простые керосиновые фонари, но, к сожалению, эти последние неизвестно какими «любителями сильных ощущений» или разбивались, или даже вытаскивались «с корнем». Учтя эту своеобразную особенность штабных порядков, гор. дума постановила не без юмора: фонарь поставить, но если он будет разбит или умышленно испорчен,- нового уже не ставить» - сообщала газета «Муромский край» в первом номере 1914 года.

Источник:
Муромские фонари 1890 – 1914: [Электронный ресурс] // Сентиментальное путешествие Муромский музей : [сайт]. – 2018. – URL: http://citymemories.ru/stories/753/

Вопрос об устройстве центральной электрической станции в г. Муроме

Вопрос об устройстве центральной электрической станции в г. Муроме имеет уже свою, довольно длинную, историю. Еще в 1907 г. городская управа произвела анкету среди жителей города, чтобы определить количество лампочек и энергии для моторов, на которое могла-бы рассчитывать станция. Жители отнеслись к такому почину управы довольно скептически, и число лампочек (в 16 свечей) оказалось около 1500, энергии-же приблизительно на 20 сил. По справкам из Ростова Ярославского и Шуи, управе было известно, что устройство даже небольшой станции будет стоить более 100 000 рублей… При этом еще одним из главных потребителей являлся сам город в лице городского управления, пользовавшегося электрической энергией для освещения улиц.
В то время бюджет нашего города достигал только 80 670 руб., и освещение улиц простыми керосиновыми фонарями обходилось ему менее 3 000 руб. в год. Найти необходимую для постройки электрической станции сумму для такого небольшого города, как Муром, тогда было почти невозможно; было предположение – заложить для этой цели наиболее ценное городское имущество – городские луга, но большинство гласных думы было против этого, так как, получая (по данным анкеты) около 10 000 руб., казалось явно убыточным платить в год 20 000 руб. эксплуатационных расходов, да около 9 000 руб. на погашение и, наконец, проценты по займу.
Однако улучшение уличного освещения города откладывать было нельзя, и городское управление остановилось на керосино-калильном освещении, приобретя в долг у т-ва «Свет» 60 фонарей силой по 1000 свечей за 9600 руб. с рассрочкой из 6 % годовых. Таким образом, без специального займа и не повышая особенно головой стоимости уличного освещения, вопрос о нем был решен более или менее удовлетворительно. Освещение простыми фонарями городу стоило в 1906 г. – 2675 р., а керосино-калильными в 1908 г. – 4607 р. На 1 января 1914 г. город считается должен т-ву «Свет» 3200 р. Считая по 120 р. На фонарь, годовая стоимость электрического освещения при 75 уличных фонарях, как теперь, составила-бы 9 000 р.
Насущная потребность была удовлетворена, и вопрос об электрической станции не поднимался целых 5 лет.
В мае 1912 года в городскую думу поступило предложение инженера Богатырева об устройстве в Муроме электрической станции концессионным способом. Срок концессии назначался 25 лет, тариф за освещение 30 к., для моторов 15 к. за киловатт час; городу для общественных надобностей предлагалась скидка от 30 до 40 %. Право выкупа предоставлялось через 10 и 15 лет; по окончании срока концессии станция поступала в собственность города. Это предложение при детальном рассмотрении оказалось, однако, тяжелым для города: так – в течение всего срока концессии не предлагалось никакой скидки с тарифа, право выкупа, благодаря поставленным условием, на деле оказывалось таким, что воспользоваться им было совершенно невозможно; счетчики на энергию ставились чрезвычайно дорого, годовые лампочки без счетчика считались по 9 руб. и проч. В результате предложение инженера Богатырева было признано неприемлемым.
Летом того-же 1912 г. городскому управлению было сделано предложение по тому-же вопросу неким г. Фельдман. Условия концессии были предложены уже лучшие: срок назначался 30 лет с правом выкупа через 20 л., тариф – 30 к., понижаемый с увеличением числа лампочек до 27 к. и даже до 22 к. за киловатт час; городскому управлению предлагалась скидка в 50 %. Все-же и это предложение, когда вскрыты были его отрицательные стороны, оказалось для города не менее тяжелым чем и первое.
Почти одновременно с предложением г. Фельдмана в городскую управу поступило предложение инженера Дмитриева, который предлагал устроить электрическую станцию на кооперативных началах. Такой способ осуществления назревшей потребности в центральной электрической станции, правда, не требовал от города больш. затрат, но имел и свои невыгодные стороны. По проекту г. Дмитриева, город должен был вступить пайщиком в предприятие, взяв не менее ¼ всех паев, остальные паи должны были быть распределены между лицами, желающими установить у себя электрическое освещение. Вообще в проекте г. Дмитриева заметно было очень стремление возможно скорее передать станцию абонентам-пайщикам, что, конечно, вполне понятно, так как свой заработок г. Дмитриев имел только на самой постройке станции, и с момента полного оборудования ее, интерес его само собой отпадал. Кроме того, потребительская форма удовлетворения такой общей потребности городского населения, как освещение, была не выгодна и тем, что при ней в конце концов управление делами подобного общества потребителей осталось-бы в руках лишь немногих, наиболее состоятельных лиц, которым было бы невыгодно расширять район действия станции на окраины и уменьшать тем свой доход. А это вовсе не могло совпадать с интересами массы городского населения, а следовательно и городского управления. Другими словами, такая станция при кооперативной форме стала-бы обслуживать более состоятельное население города, его центр. Городское управление, имея в руках ¼ или даже 1/3 всех паев, не могло их передавать в частные руки, а отсюда и не могло использовать свои права, так как само не могло являться потребителем энергии и для уличного освещения, только что оборудованного и обходившегося дешевле электрического.
В конце 1912 г. городом было поручено инженеру Перельману составить план и смету на устройство и эксплуатацию городской электрической станции. Представленная им смета вызвала по своей технической обработке критику местных инженеров. Стоимость сооружения и эксплуатации была выведена так дорого, что станция при полной нагрузке в 5 000 лампочек и использовании части энергии для моторов приносила бы убытка до 10 000 р. в год. Впоследствии, г. Перельман, возражая на замечания местных инженеров, заявил, что тариф на освещение должен быть повышен с 30 до 40 коп., чтобы станция не была городу убыточна.
Такая, неудачно составленная смета повела к тому, что городская дума, обсуждая заключение местных инженеров по данному вопросу, высказалась большинством 18 голосов против 3-х за устройство электрической станции концессионным способом.
Между тем, в последнее время, на съезде городских представителей в Киеве (в сентябре 1913) было вынесено полное осуждение концессионному способу, и представитель нашего города, бывший на съезде, имел случай говорить со многими городскими деятелями и от всех без исключения слышал одно и то-же, что никак не следует давать концессии на освещение, а следует городу эксплуатировать станцию самому. Городской голова гор. Полтавы, где устроена городская электрическая станция, приносящая городу более 40 000 руб. годового дохода, рекомендовал нашему городскому голове своего заведующего электрической станции инженера Лотоцкого, который был строителем электростанции.
Муромская городская дума выслушав в одном из последних заседаний доклад городского головы о киевском съезде, поручила управе войти в переговоры с инженером Лотоцким и поручить ему составить проект устройства в гор. Муроме электрической станции. В декабре г. Лотоцкий прибыл в Муром и городская комиссия совместно с местными инженерами дала ему главные указания, на основании которых должно быть сделано в черновом виде несколько вариантов станции для дальнейшего обсуждения их в комиссии.
За это, последнее время в городскую управу поступило еще два предложения устройства освещения от кооператоров: один от г. Козлова из г. Борисоглебского, другое от техника…
Не лишнее привести здесь данные об электрической станции во Владимире , на днях полученные в гор. управе.
Закладка станции состоялось 20 августа 1908 г., открытие 8 декабря того-же года. Поставлены были две машины Дизеля в 40 и 120 сил. При открытии было 60 абонентов. В первый месяц выручено 339 р. Затем выручка шла таким образом: в 1909 г. – 12 220 р., в 1910 г. – 26 939 р., в 1911 г. – 34 818 р., в 1912 г. – 40 281 р. и в 1913 г. ожидается уже до 60 000 р.
В настоящее время прибавлено еще 2 машины в 50 и 120 сил, тариф 30 к. экономическая лампочка в 16 свечей обходится в 0,49 или ½ к. в час. Абонентов уже 550. Город за 60 дуговых фонарей платит предпринимателям по 125 р. в год за каждый и, наверное, уже теперь раскаивается, что не сам утроил станцию.
Не желательно чтобы наш город оказался в таком-же положении. (Газета «Муромский край» среда, 1-го января 1914 г.)

«Трамвай, электричество и проч.
В постановлении по вопросу об отчуждении городской земли под расширение пути моск.-нижег. и муромской железной дор. и об устройстве и путепровода на месте переезда, городская дума в (последнем своем заседании) предложила железной дороге ряд условий, среди которых некоторые особенно интересны для местных жителей.
Дума требует от железной дороги, между прочим, чтобы: для проезда был устроен тоннель; ширина тоннеля, как находящегося в черте города, была 10 саж., ввиду возможности проведения в будущем трамвая; при устройстве в городе электрической станции городское управление имело право бесплатно провести воздушные провода через полосу отчуждения; в случае устройства трамвая — таковой мог быть проложен через полосу отчуждения бесплатно; при устройстве в будущем в новых кварталах водопроводной сети и соединении ее с существующей, можно было проложить по тоннелю водопроводные трубы без всякого вознаграждения со стороны города и т. д.; при постройке тоннеля была предусмотрена возможность прохода параллельно муромской жел. дороги к стороне города вновь проектированной дороги Молодники-Пальково, которая могла-бы пройти в недалеком расстоянии от пути муромской дороги — между нею, городским садом и ярмаркой» (Газета «Муромский край», 28-го декабря 1913).

«К устройству электрич. освещения в Муроме
Вопрос о том, каким способом осуществлять устройство и эксплуатацию электрического освещения в городах, способом-ли концессионным или хозяйственным, должен решаться в зависимости от местных условий. Хотя на киевском съезде городских деятелей была принята, между прочим, резолюция о том, чтобы «городские управления возможно реже пользовались услугами концессионеров, осуществляя общественные предприятия, по возможности, собственными силами», но значение этой резолюции, как мне кажется, прежде всего принципиальное. В ней заключается призыв к самодеятельности, провозглашается принцип муниципализация, ей вменяется городским деятелем определенная точка зрения на городское хозяйство, но отнюдь не дается рецепт на все случаи — чего, конечно, нельзя и требовать от подобного постановления.
Ведь вполне мыслим такой случай, когда муниципализация какой-либо отрасли городского хозяйства, ожег дать городу убыток, между тем, как в частных руках тоже самое предприятие могло-бы быть безубыточным в даже давать доход. Вообще можно считать правилом, что предприятие, ведущееся частным лицом, является более доходным, нежели ведущееся городом или общиной. Все сказанное относится вообще к разного рода предприятиям, а следовательно и к электрическим. Оно может быть иллюстрировано следующими данными. Например, стоимость установленного на станции киловатта для городских электрических станций обходится около 770 руб., тогда как частным предприятиям обходится в 618 р. Средняя цена отданного потребителю киловатт-часа для станций городских управлений обходится 22,8 к., а частным предпринимателям 17,88 к.
Однако, следует сказать, что, если электрическая установка, как коммерческое предприятие, способна давать значительный доход, несмотря на несколько худшую постановку дела при ведении его городом, то в этом случае город может и должен вести предприятие за свой счет.
Из сказанного видно, что основной задачей при решении вопроса о способе устройства освещения в городе должно быть по возможности и прежде всего выяснение степени доходности будущего предприятия. Разрешение этой трудной задачи может быть достигнуто только путем предварительного обстоятельного исследования того рынка для сбыта энергии, которому станция должна удовлетворять.
Электрическая станция, как промышленное предприятие, вырабатывает, если можно так выразиться, два рода товаров: энергию для освещения и энергию для движения двигателей (электромоторов). Если станция дает энергию лишь для осветительных целей, то она является нагруженной только в немногие вечерние часы и, главным образом, зимой. Весной-же и летом работы станций ничтожны. Между тем машины на станции должны быть такой мощности, чтобы вполне могли удовлетворять потребность в энергия в зимние вечера, находясь в работе недолгое время. Очевидно, все расходы по надзору и амортизации лягут на устройство весьма тяжело, и при неполной нагрузке машин стоимость энергии будет высока, а потому ее распространение ограничено. Иное дело, если станция находит сбыт для своей энергии на цели промышленные. В этом случае отпуск энергии производится в течение дня, т. е., когда нет спроса на энергию для освещения. Таким образом, одни и те-же машины будут находиться в работе более или менее равномерно, и к вечеру, когда спрос особенно велик, могут быть пущены добавочные, небольшие сравнительно, машины. Благодаря уравненной нагрузке, работа машин будет экономична, и все накладные расходы соответственно уменьшатся на единицу производимой энергии, а все это создаст более широкий для нее сбыт. br />Решить вопрос о том, как велик будет сбыт энергии, и насколько, следовательно, будет выгодно работать будущая станция, можно, повторяем, только в результате предварительных изысканий и статистических подсчетов, опасаться затрат на которые отнюдь не следует.
Предварительные подсчеты, помимо того, что они дают возможность судить о коммерческой стороне предприятия, имеют чрезвычайно важное значение при проектировании станции, при выборе мощности машин системы тока и устройстве распределительной сети. Если машины будут установлены слишком слабые, то уже в первые годы потребуется расширение, абонентам придется отказывать, и в то-же время расширение неизбежно связано с рядом непроизводительных расходов, которых можно было-бы избежать при правильном выборе мощности при первоначальном устройстве. С другой стороны, установка машин со слишком большим запасом также нежелательна, ибо работа таких машин будет не экономична.
При предварительных подсчетах может оказаться, что потребность в энергии для промышленных целей ничтожна, и что станции предстоит быть часто осветительной и при том весьма малых размеров. Как уже было сказано, при чисто осветительном характере станции, ее доходность нельзя ожидать высокой. Самая постанови дела может легко оказаться неудовлетворительной, так как станция не выдержат крупных расходов по надзору хорошо оплачиваемому техническому персоналу. И вот, при наличности таких условий, вопрос о том, кому строить и вести дело освещения в городе, мне кажется, должен быть решен в пользу концессионного способа, принимая во внимание, что частное лицо сможет из такого предприятия извлечь доход, городу-же это может и не удастся.
С другой стороны, предварительные изыскания могут указать на возможность промышленного потребления энергии, отчего нагрузка станции уравняется, что в свою очередь расширит сбыт осветительной энергии. Может оказаться выгодным сбывать энергию для городского водопровода, что также весьма уравняет работу станции. Может у города найтись недорогое топливо (как напр. торф, у нижегородского город. управления), что также удешевит производство энергии и расширит ее сбыт. Все эти соображения, несомненно, подскажут выгодность будущей станции и возможность эксплуатации ее самим городом.
Мне кажется здесь уместным сослаться на пример Н.-Новгорода. При недавнем обсуждении вопроса об устройстве собственной электрической станции в Нижнем предварительные подсчеты были поставлены весьма широко. Там были использованы не только данные специальной анкеты, но и материалы земской оценки частных недвижимых имуществ. При этом следует отметить, что целью исследования была, между прочим, поставлена оценка числа мелких потребителей энергии. Авторы проекта хотели привлечь возможно больше потребителей энергии, притом мелких, пользующихся одной, двумя, тремя лампами, видя в них средство удешевить и понизить тариф на энергию, отпускаемую по счетчикам. Мелкий потребитель, обыкновенно работающий на дому (портные, сапожники и др.), убедившись в выгодности электрического освещения вместо керосинового, пользуется светом продолжительное время, что не требует больших запасов энергии. Ведь станции выгоден потребитель, пользующийся энергией продолжительное время для немногих ламп, а не тот, который нуждается в освещении многих ламп, но на короткое время. Привлекая мелкого потребителя, авторы проекта исходили из того, что энергия ему будет отпускаться не по стчетчику, а по оптовой цене за лампу: три рубля в год за 16-ти свечную лампу в 2 руб. за 10-ти свечную лампу) (при установлении цены принят во внимание расход по сбору денег с мелких потребителей). Для сравнения со стоимостью керосинового освещения, стоимость керосина была принята 4 коп. за фунт, и сравнение приведено с 14 линейной керосиновой лампой, дающей 10 свечей при расходе керосина 0,085 ф. в час. Продолжительность службы калильной лампы (с металлическими волосками) приняты были 800 часов, цена-же 16-ти свечной лампы и 10-ти свечной соответственно 70 в 75 коп., стоимость установки лампы с простой арматурой оценена в 3 руб. и 3 р. 50 к. Результаты сравнения приведены в следующих таблицах:
Керосиновое освещение:
1 лампа при 1600 час. горения обходится в год 6 р. 21 к.
2 лампы при 2800 час. горения обходятся в год 10 р. 90 к.
3 лампы при 3600 час. горения обходится в год 13 р. 07 к.
Электрическое освещение:
Устанав. Лампы — 2, с предельн. колич. Одновр. Горения — 1 при общ. продолж. горения в лампо-часах 1600, в 10 свеч. обойдется в год 4 р. 50 х., в 16 свеч. — 5 р. 45 к.
3 уст. лампы, с предел. колич. одновр. гор. - 2, при общ. прод. гор. в л.-ч. 2800 в 10 св. — обойдется в год 7 р. 95 к., 16 свечей 10 р. 12 к.
4 уст. л., с пред. колич. одновр. гор. - 8, при общ. прод. гор. В л.-ч. 3600 в 10 св. — 11 р. 10 к., 16 св. — 14 р. 33 к.
Из этих сравнений ясно видна большая дешевизна электрического освещения перед керосиновым, не говоря о других его удобствах, что, несомненно, при вышеприведенных ценах годовой лампы должно привлечь значительное число мелких потребителей.
Хотя из сказанного до сих пор видно, что окончательное решение вопроса о том, как организовать электрическое освещение в Муроме, может быть сделано лишь в результате обстоятельного исследования рынка сбыта энергии, однако ряд соображений дают, мне кажется на этот счет определенные указания. Прежде всего необходимо принять во внимание предстоящее расширение города и прирост населения. Допустив даже, что так городской станции не найдет себе сбыта в районе мастерских моск.-каз. ж. д., все-же увеличения населения создаст значительный рынок сбыта как для освещения домов, так и для освещения магазинов, трактиров и пр. Ожидаемый прилив в Муроме жел.-дорожн. служащих несомненно, создаст спрос на увеселения и, возможно поведет к устройству постоянного театра и др. мест развлечений. И вот, имея в виду расширение города, и, следовательно, продажу значительного количества энергии для освещения, что дает возможность отпускать так по пониженному тарифу для промышленных целей и получить таким образом равномерно нагруженную станцию, можно рассчитывать на ее доходность. Поскольку такой вывод можно сделать, исходя из общих соображений, но не располагая нужными цифрами, я делаю в пользу устройства электрического освещения в Муроме хозяйственным способом.
Конечно, такой вывод не следует понимать в том смысле, что самое устройство станции и сети должна быть произведена хозяйственным способом. Разумеется эти работы могут быт выполнены подрядным способом.
Попутно я позволю себе остановиться на тех соображениях, которые так своевременно были высказаны на страницах «Мур. Кр.» г. Як. Я позволю себе прежде всего присоединиться к его пожеланию чтобы путем предварительных взысканий и обсуждений познакомить гласных и широкие круги обывателей с проектом устройства освещения. В своем письме и г. Як высказывает недоверие к хозяйственному способу устройства освещения в г. Муроме и высказывает ряд опасений. Прежде всего самое устройство станции, по его мнению, может быть произведено с крупными ошибками. На это надо сказать, что дело постройки электр. станций настолько не новое, что допущение ошибок крупных мало вероятно. Самая постройка станции и оборудование ее, как уже говорилось, может быть сдано с подряда и строго должна удовлетворять поставленным требованиям. Для приемки устройства может быть приглашен незаинтересованный специалист, обыкновенно из профессоров электр. института, что и практикуется в таких случаях. Затем г. Як опасается, что вести дело могут лица несведущие как в хозяйственном, так и в техническом отношениях. Что касается технического надзора, то привлечение лиц, стоящих на высоте строгих требований, дело вполне возможное, так как в специалистах электротехниках в настоящее время недостатка не встретятся. Лица-же, которые будут ведать хозяйственную сторону, вероятно, будут из среды гласных, и здесь, без сомнения, правильный выбор поможет надлежащей постановке дела. Если-же, как полагает г. Як, и выборы в городское управление будут неудачны, то и это, при налаженном и хорошо поставленном деле, едва-ли может причинить серьезный ущерб, в худшем случае, разве, станция может остановиться в своем развитии. Хотя, конечно, неудачные выборы — это такой момент, который в общественном деле играет крупную роль. Однако, не следует забывать, что и концессионер обыкновенно не единоличный предприниматель, а акционерное общество, в котором дело ведется руками наемных служащих, и о так наз. «хозяйском глазе», в смысле надзора, не может быть и речи.
В связи с затронутым вопросом вообще следует указать, что муниципализация городских предприятий требует известного подъема духа общественности, преданности интересам города, известного самопожертвования, и наличность этого элемента в среде общественных деятелей также должна быть учтена при решении интересующего нас вопроса. Я позволю себе привести здесь пример, иллюстрирующий отношение к общественному делу со стороны жителей г. Евпатории (Крым). Граждане города, при устройстве у них трамвая хозяйственным способом, ожидая, что первые годы возможна убыточность, собрали между собой страховой капитал на покрытие убытков в 100 тыс. руб. Пример, кажется, единственный в практике русских городов и, во всяком случае, поучительный.
Убыточность в первые годы, которую придется иметь городу от станции, не должна особенно смущать, так как это обычное явление чисто временное и так-же присущее городским предприятиям, как и частным.
Ожидаемая убыточность может быть принята во внимание при составления финансового плана предприятия и покрыта отчасти из общего займа, не прибегая к усилению налогового обложения.
Г. Як, ссылается между прочим, как на пример неудачного устройства элект. Освещения в г. Пермь. Но, насколько мне известно, пример Перми показывает, что неудача в устройстве освещения заключается не в неумелой постройке станции и ее оборудовании или в неумелом ведении дела со стороны хозяйственной или технической, но как раз в неправильном выборе мощности машин и системы тока. Первоначально ток был избран постоянный 2X220 вольт. Расширение города, возможность сбыта тока для промышленности во внимание, вероятно, не были приняты при постройке станции. Когда город разросся, окраины предъявили спрос на осветительную энергию, и для промышленности станция не была в состоянии удовлетворить новых требований. Город вынужден был переустроить станцию, что вызвало ряд крупных непроизводительных расходов. В конце концов был применен трехфазный ток 2200х110 вольт.
Закачивая свою, словом растянувшуюся статью я позволю себе резюмировать ее главные положения:
1) Тому или иному решению вопроса о способе устройства освещения в Муроме должно предшествовать обстоятельное наследование характера и количества возможного потребления тока;
2) должна быть положена в основу расчетов возможность применения мелкого потребителя;
3) должно быть принято во внимание расширение города;
4) если предварительные подсчеты укажут на возможность значительной доходности станции при средней умелости ведения дела, предпочтение должно быть отдано хозяйственному способу.
Ал. Ма-ов» (Газета «Муромский край», 18-го марта 1914 года).

Первую электрическую станцию построили на территории железнодорожных мастерских в 1916 году. Благодаря ей были освещены дома рабочих завода, вокзал и железнодорожные пути.
Вторая Муромская электростанция, служащая для освещения города была построена в 1919 году. Две динамомашины мощностью 120 кВт работали от двух нефтяных двигателей и локомобиля. Она была оборудована в деревянном помещении построенном в городском саду и давала энергию прилегающим улицам. Электроэнергия вырабатываемая электростанцией была доступна только 10 % населения города.
«При Mуpoмской Электростанции (которая переходит в ведение вновь организованного электроотдела при Комгоссоре) намечена постройка новой, более сильной станции» («Луч», 16 февраля 1921).
«Начались работы по постройке новой электростанции в г. Муроме. Строительной комиссии отпущен предварительный аванс в сумме 1500 000 рублей, в дальнейшем – во все время работы аванс будет отпускаться по представлении счета в израсходовании предыдущего аванса. В случае надобности для комиссии открывается специальный текущий счет. Место для постройки станции – склад Коммунотдела, бывший железный магазин Зворыкина» («Призыв», 8 марта 1921).
«С января по апрель мес. на станции работали: локомобиль «ланц»—120 лош. сил, двигатель «эконом»—40 лош. сил и два двигателя «перкун» - по 18 лош. сил.
Станция обслуживала около 2500 лампочек силою света до 50 свечей каждая. За 3 мес. израсходовано дров шести-четвертных 190 погонных сажен, нефти 864 пуд. 7 фун., смазочных масел 8 пуд. и мазута 49 пуд.
С электрическим освещением в Муроме все время не ладно: то «неправильная комбинация сети», то частые поломки машин. В результате — недостаточность световой энергии.
Станция хромала и от недостатка и от недоброкачественности топлива, отпускаемого ей «по мере надобности». В мае же с топливом дело обстоит еще хуже. Оно будет отпускаться только по ценам вольного рынка.
Так, на одно топлива в мае нужно будет не менее 16 миллиардов. Окупить этого станция ни в коем случае не может.
В минувшие месяцы, когда электростанции топливо отпускалось по низким ценам (сравнительно с с вольными), у станции и в то время дефицит (перерacxoд) был в январе 28.426.533 руб., в феврале 40.800.000 руб., марте 117.633.00 руб. При крупном же повышении расходов, станция едва ли в состоянии существовать. Ибо, с увеличением платы за световую энергию, в ответ от граждан последуют просьбы, «снять с электрического освещения», что замечается уже и в настоящее время.
Станция грозит остаться с учреждениями да разве еще спекулянтами; рабочий же широкий потребитель световой энергии из-за высокой платы за таковую, предпочтет останься без электричества, тем более летом» («Луч», 17-го мая 1922).
В 1922 г. инженер Н.Н. Тагунов оставил должность заведующего городской электрической станцией. На его место поступил техник Д.Р. Кузьмин, прибывший из Переславля-Залесского.

«Электрофикация — дело для крестьянского хозяйства новое, возникшее в уезде лишь в годы революции.
Всего в уезде имеется 4 станции действующих, 2 в 1923 г. неработавших и 1 неоконченная постройкой и оборудованием.
Состояние электро-станций по обследованию представляется в следующ. виде:
а) Работавшие в 1923 г.
1. Дмитриевская слобода, Ковард. вол. Самостоятельной станции нет, ток получается от фабрики. Динамо мощностью 35 киловатт работает от паровой машины в 54 лош. сил. Током пользуется все селение (215 дворов с общим количеством лампочек 430 шт.) с 1919 г. Кроме домашнего освещения имеется на улицах 3 фонаря. При фабрике, в ведении которой находится станция, имеется кинематограф. Отношение местного населения к электрофикации в первое время было очень доброжелательное, затем, когда вследствие перегруженности понизилось напряжение освещения, началось недовольство освещением и у Сельсовета есть предположение построить свою электро-станцию.
Условия отпуска электро-энергии для населения установлены таковы: каждый, имеющий освещение, должен вывезти с берега Oки на расстоянии 1 ½ верст 1 ¼ куб. саж. дров с лампочки в 25 свечей. Рабочий или служащий фабрики имеет право на бесплатное пользование 1 лампочкой в 25 свечей.
2. Дер. Волосово, Поздняков. вол. Самостоятельная электростанция, открытая в 1921 г., освещает все селение (70 дворов, всего 70 лампочек). Станция пользуется водяным колесом в 12 лош. сил, мощность динамо 5,1 киловатт. Кроме домашнего освещения имеется 2 уличных фонаря. Станция находится в ведении Сельсовета и все расходы (оборудование, содержание монтера и пр.) ведутся на средства общества. Отношение населения к делу элекрофикации очень доброжелательное, при чем имеется желание расширить электростанцию, устроить кинематограф и Нардом, а также использовать электричество для молотилки, веялки и просушки.
3. Д. Подболотня, Карачаров. вол. Электростанция при картофельно-терочном заводе, используемая для освещения всего селения с 1919 г. (112 дворов — 130 ламп). Работает динамо от нефтяного двигателя в 25 л. с., в зимнее же время от водяной турбины в 16 лош. смл. Мощность динамо-машины 11 киловатт. В момент обследования (в июне) станция не работала в виду неисправности плотины.
Кроме домашнего освещения имеется 5 уличных фонарей.
Станция находится в ведении картофельно-терочного товарищества, на котором лежат все расходы по содержанию плотины и станции, а т. к. членами товарищества состоят члены сельского общества, то и пользование освещением для граждан д. Подболотни бесплатное. Отношение населения к электрофикации доброжелательное, принимаются меры к устройству специальной постоянной электро-станции.
4. Дер. Пертово, Монаковской вол. Электростанция оборудована при водяной мельнице и пользуется силой водяной турбины в 8 л. сил, динамо мощностью 5 киловатт. Открыта станция в 1919 г. и освещает все селение (112 дворов, до 300 лампочек) и кроме того 8 уличных фонарей. Станция находилась в первые годы по открытии в ведении картофельно-терочного товарищества, а в настоящее время — в ведении арендатора мельницы.
Водяная турбина используется для мельницы и мастерской по распиловке клепки.
Пользование для населения бесплатное, при условии нести расходы по содержанию плотины и станции. Отношение населения очень доброжелательное.
б) Не работавшие в 1923 г.
1. Село Монаково. Самостоятельная электростанция, пользующаяся локомобилем в 18 л. с. при картофеле-терочном заводе (ныне сгоревшем). Мощностью динамо 15, 5 киловатт, при ней 2 вспомогательных динам мощностью каждая 1, 5 киловатт.
Электростанция освещает все селение 230 дворов (360 лампочек). Станция оборудована в 1919 г.
Станция организована при содействии кредитного т-ва, находилась сначала в ведении сельского общества, а затем перешла в ведение организованной специально Волостной Комиссии по электрофикации, а с октября 1922 г. перешла по постановлению Волостного съезда Советов в ведение Волисполкома. Пользование электро-энергией производится по уплате полугодовых паевых взносов в размере действительной стоимости при условии выполнения натуральных повинностей по доставке дров для станции.
Станция используется помимо электро-освещения также для работы просорушки.
Просорушка работала в 1921-22 г. около 6 месяцев во время освещения — всего сработано 900 пудов (приблизительная производительность 3 пуда в час), при чем просорушка обслуживала помимо Монакова еще 3 соседних селения.
Отношение населения в первое время по возникновении электростанции было очень доброжелательное, в дальнейшем начались некоторые недовольства (главным образом тем, что средства электро-станции расходовались на обще-волостные нужды по электрификации).
2. Д. Мартюшиха, Монаковск. вол. Самостоятельная станция, открытая в 1920 г., освещает почти всю деревню (из 106 дворов 98-280 лампочек). Двигатель - локомобиль 10 л. с., мощность динамо 7,6 киловатт. Локомобиль используется также для мельницы. Последняя в 1922 г. сгорела, а потому станция 1922—23 г. не работала. Станция и освещение открыты и находились в ведении Волостной Комиссии по электрофикации, перейдя затем в ведение Волисполкома.
Отпускалась энергия на условиях: внести паевой взнос, нести натуральные обязанности по подвозке дров на станцию и платить членские взносы в размере действительной стоимости расходов.
Отношение местного населения к электрофикации очень доброжелательное.
в) Не открытые станции:
Станция в д. Ефаново, Монаков. вол. Работы пo оборудованию начаты в 1920 г. Волостной Комиссией по электрофикации, в ведении которой заходится и все имущество.
До сих пор сделано следующее: приобретена мощная динамо в 480 вольт, могущая обслужить помимо Ефанова и соседние селения, закончена воздушная сеть, сделана комнатная проводка.
Работы остались не оконченные за неимением силового двигателя.
Отношение населения доброжелательное.
Возникшее в годы полной разрухи, когда деревни зимой с 6 часов вечера закопченные от лучины, совершенно не имели света, когда проезды за лампочками сопровождались десятками всяких мандатов и удостоверений, когда найти людей для общественной работы можно было только в порядке «труд-мобилизации», электро-освещение, встреченное населением доброжелательно, все же сейчас при совершенно иной хозяйственной обстановке как-то замерло (нет совершенно никакой работы Волостной Комиссии, разработавшей в те времена волостные планы, проекты, нет тех «исканий», запросов, как тогда, купленное имущество лежит в складах и т.д.)» («Луч», 22 августа 1923).

«Подчиняясь, видимо, общему порядку, наша городская Электрическая станция тоже вошла в трест, образованный из четырех станций: Владимирской, Вязниковской, Юрьев-Польской и Муромской. По имеющимся сведением Коммуналъный Отдел Юрьева-Польского еще «упирается» и станции отдавать в Трест не хочет, так как эта станция является доходной статьей. Доходны же и другие две станции, и исключением является, в сущности, одна Муромская станция, которая не только бездоходна, но и дефицитна.
Положение Треста вообще и нашей станции в частности в настоящее время в значительней мере неопределенно. Необходимость эта создается из-за (как везде и всюду)… отсутствия средств. На Муромскую станцию, например, ассигновано 4 миллиарда рублей, но ... пильным материалом с Карачаровского завода. Это было бы, быть может и ничего, если бы этого материала там на 4 миллиарда было. Его в наличности нет. А потом — получи миллиарды, но сперва реализуй лесной материал. При реализации 4 миллиарда могут оказаться и не четырьмя, может не оказаться возможности реализовать в данный момент, да — и мало ли что может случиться. Удивительно все же, как мы везде и во всем идем по линии не наименьшего даже сопротивления, а по линии ... «наименьшего приложения труда и творческой мысли». Кому то, когда то пришлось заплатить за что-то продукцией. И вот уж на лицо прецедент, которым пользуются, можно сказать, и в дело и не в дело.
Ведь проще, выгоднее, вообще целесообразнее заниматься реализацией всякой продукции не получателю, а производителю или распорядителю продукции.
У него, казалось бы имеются все данные для наивыгоднейшей и скорейшей реализации: знание рынка, круга потребителей, специалисты и т. д. и т. д.
Так нет же: если ты производишь металлические изделия — торгуй мылом, если ты работаешь мыло — продавай лес, если ты пилишь лес — торгуй ситцем, если снабжаешь светом — получай нужные тебе средства через продажу масла и т. д. до бесконечности, до … полного абсурда.
В случае с «оборотными средствами» нашей электростанции уж очень выпукло отражается это «нежелание» работать, идя теми путями, которые в течение сотен лет признавались правильными и ведущими к цели.
В результате — необходимость спешной реализации материалов, непосредственно ненужных электростанции. И, конечно, неизбежные при этом и совершенно ненужные потери.
Перспективы перед станцией вообще не блестящие. Едва ли серьезно можно говорить о переоборудовании станции и ее усилении. Поднят, но находится в стадии предварительн. переговоров вопрос о передачи энергии с Малой-прядильной фабрики, входящей в состав Льноправления.
Этот выход из положения и в том случае, если ток будет действительно дан, едва ли может быть использован, так как потребуются значительные, а по нынешним временам, характеризующимся обнаружившеюся уже крайнею нашею бедностью, огромные средства для принятия этого тока в городскую сеть и его преобразования.
Нужны в первую очередь трансформаторы тока, нужны счетчики для организации коммерчески допустимой эксплуатации станции и т. д.
Со всем этим, при необходимости получать нужные средства путем реализации несуществующей продукция, едва-ли электростанция сможет справиться.
В лучшем случае, при условии развития энергии нового заведующего электростанцией до пределов, редко у нас встречающихся, можно ожидать ремонта существующего оборудования, и подача абонентам беспрерывного света, не задаваясь праздными вопросами о качестве его.
И то уже будет хорошо, и этого надо ожидать и желать как блага, которого мы, в сущности, не заслуживаем, принимая в расчет наши приемы и способы хозяйствования» («Луч», 5 июля 1922).
«Муромская электрическая станция имеет яркую вывеску, свет же дает тусклый, да и то не всегда. Больше «помигивает».
Несмотря на то, что заведующий станцией дает распоряжения освещать город с 4-х часов дня до часу ночи, свет дается на полчаса, на час, с перебоями, а нередко не появляется в продолжении ночи и совсем.
Из этого ясно, что на станции не благополучно. Только следует выяснить в каком направлении не благополучно: в устройстве ли самой станции, или же завелась расхлябанность в штате работников, обслуживающих станцию. С «маневрами» нашей электрички пора покончит» («Луч», 3 февр. 1923).
«Профсоюз, загляни (городская Электростанция).
Рабочие станции совершенно не организованы, хотя их работает там 25 человек. Когда-то они избрали было комиссию охраны труда и конфликто-расценочную, но они не работают, а рабочие по одиночке просят у администрации увеличить зарплату. Во время объяснений многие рабочие снимают перед чинами администрации шапки.
Профсоюзу следует поинтересоваться: в каких условиях живут и работают рабочие?» («Луч», 18 января 1924).
«Новая электрическая станция. Трехфазный ток. Повсюду будки с трансформаторами. Ряды новых, еще сырых столбов.
Все это хорошо. От всего этого нам будет даже очень хорошо, и в ближайшем уже будущем.
— Если электро-станция не будет брать с нас „трехфазных" цен за электрофикацию наших квартир...
— Мы надеемся также, что Iэлектро-свет будет пущен, наконец, на окраинные улицы, поближе к рабочим и городской бедноте...
— А вот, что плохо, то плохо:
Товарищи электромонтеры при проводке кабелей много городских деревьев перепортили. Что ни дерево, то инвалид! Жаль смотреть. Можно было бы иной раз обойтись и без топоров. По-видимому шли по линии наименьшего сопротивления. И вместо березок, лип и тополей торчат жалкие обрубки! Снять бы их совсем с глаз долой, да насадить другие, да так, чтобы они впредь нашим электрическим товарищам не могли помешать...
А вот и еще одно „плохо":
Расставили по всему городу электр. фонари. Будет „совсем, как в Европе". Но Коммунотделу все-таки советуем пока-что не освещать такие, с позволения сказать, „европейские" уголки, что, например, на Мечник. ул. у д. быв Крякова или около оврага возле бывшего Жадинск. сада и т. д. Эти азиатские местечки надо как-нибудь постараться ликвидировать. От них по всему городу вонь и зараза. Или уж брызнуть на них новым трехфазным светом, чтоб кому следует виднее стало. И нам вечерним пешеходам безопаснее:
— Не вляпаешься по колени в золото, которое в Европе из городов вывозят... » («Луч», 13 мая 1924).
«Электрификация Мурома.
Муромский Моптран решил предпринять целый ряд работ по расширению сети для снабжения граждан города электро-энергией.
Дело встало только из-за недостатка наличных денежных средств. Теперь это препятствие устраняется. Моптран ходатайствует перед Муромским отделением Госбанка об открытии ему вексельного кредита в размере 10000 руб.
Президиум Уисполкома поддерживает это ходатайство, с тем, чтобы в первую очередь были электрифицированы отдельные рабочие районы.
Муром делает крупный шаг по пути к благоустройству» («Призыв», 19 сентября 1924).
«1924 год. Точно улей, жужжит городской театр.
Все говорят об одном:
— Слышали? Электрическую станцию у нас открывают! Нынче на торжественном заседании объявят.
Гремит оркестр. Приветствуют.
1925 год.
— Стой, слышь! Ты чего мой caпог тащишь?
— Штаны было вместо рубашки надел!
— Oй, што вы?!
- Ну чего орешь? И всего-то одну шайку на тебя вылил...
Это а городских банях, вечером, в ожидании света.
1926 год.
Надежды муромца разбиты вдребезги. Света нет по два-три дня. Недавно водокачка развелась с электростанцией, вернувшись к своей паровой машине.
Пожалуй, скоро и жители откажутся. Керосину-то выходит столько-же, сколько и до электричества.
А плату взыскивают очень аккуратно.
Станция кивает на нефтесклад, — нефти, мол, не дают!
А склад огрызается:
- Сами вы! Во первых нарядов нет, а во вторых, двигатель у вас нe такой.
Как ругаются представители населения — лучше не упоминать» («Призыв», 10 февраля 1926).
«Вопрос о постройке в Муроме мощной электростанции поднимался давно и лишь в последнее время разрешен окончательно.
Управляющий коммунальным трестом Малышев, возвратившийся из командировки по этому делу, на заседании уисполкома сообщил, что Госплан ассигнует на постройку электростанции 400.000 рублей.
Уисполком признал, что строить новую станцию нецелесообразно. Лучше соответствующим образом расширить электростанцию при паровозо-ремонтном заводе ст. Муром, М.-Каз. ж. д.
Электростанцию после ее расширения предположено выделить на хозрасчет с тем, чтобы она была подстанцией общей государственной электросети.
Для детального обсуждения этого вопроса на 24 февраля назначено в уисполкоме совещание с представителями губплана, ГСПХ, главэлектро, НКПС и др. заинтересованных предприятий» («Призыв», 23 февраля 1926).

С 1923 по 1926 год электростанция при ф-ке «Красный прядильщик» снабжает электричеством не только фабрику, но и город.
С 1926 по 1930 город снабжается электричеством от ТЭЦ Паровозоремонтного завода.
«Хозяйство города разрушено. - Освещение желает много лучшего. — Водоснабжение слабо .
Население Мурома из года в год растет. Рост идет за счет притока рабочей силы из деревни. За время с 1923 года население Мурома возросло на 3 тысячи. Постройка-же жилищ идет слабо. Поэтому «пришельцы» вынуждены ютиться или у своих знакомых или где копало. Имеющийся жилфонд изношен на 50 проц. Для предупреждения окончательного разрушения домов коммунхоз передает их сейчас в аренду жилищно-кооперативным организациям. Только при таких условиях возможно сохранить все муниципализированные здания.
Горсовет проделал большие землеустроительные работы. Закончен геодезический план городских земель. Составлен генеральный план застройки города, Разуваевского поселка (вблизи ст. Муром М.-Каз. жел. д.).
Плохо обстоит дело с противопожарной охраной города. Необходимо переоборудовать пожарный обоз с заменой конского состава. В городе организовано добровольное пожарное общество, но ввиду малого количества членов,— оно не представляет из себя большой силы, могущей принести существенную пользу в противопожарной охране городя. При пожарах зачастую чувствуется недостаток в водоснабжении.
Освещение города пока неудовлетворительно. До установки более мощного трансформатора такое положение будет продолжаться. Город освещен только 35-ю уличными фонарями.
Коммунальная баня до размеру помещения не может удовлетворить запросы населения. Необходима постройка более крупной по размерам бани.
Неважно и с водоснабжением города. Магистраль старая, ветхая. Подача воды идет с перебоями. В общем, новому составу горсовета предстоит разрешить ряд задач в области благоустройства и подъема городского хозяйства на должную высоту» («Призыв», 27 января 1927).
«Когда будет электрофицирован гор. Муром
Вопрос электрификации г. Мурома и главным образом, находящейся в Муроме промышленности имеет у нас свою небольшую историю.
Прежде всего нужно скакать, что г. Муром и его окрестности являются сосредоточием крупных промышленных предприятий, из числа коих наиболее крупным являются: пароремонтный завод М.-Каз. ж. д. имени Дзержинского, две крупных льнопрядильных фабрики, текстильная фабрика «Красный Луч», маслобойный завод, толевая фабрика, литейно-механический завод и некоторые другие.
Паро-силовое хозяйство этих предприятий (за исключением паро-ремонтного завода), состоящее из паровых котлов и машин устарелых конструкций, находится в работе 25—30 лет и больше. Естественно, что износ этих машин выразился в 40—50 проц. и выше.
В силу такого износа, устарелости конструкции, эти установки требуют постоянного ремонта, а потому они не рациональны и не экономны в эксплуатации.
Существующая мощность этих установок, доходящая сейчас до 4000 киловатт, совершенно не позволяет говорить о дальнейшем расширении производства на этих предприятиях. Не говоря уже о новом промышленном строительстве, к чему имеются вполне определенные данные, как это видно из первоначальной наметки 5 летнего промышленного плана по Муромскому округу.
Насколько имеется острая потребность в электро-энергии показывают следующие факты. В Муроме имеется три фабрики льнотреста с общей потребностью электроэнергии до 1500 киловатт, при чем одна из этих фабрик, корпуса которой построены еще до войны, запроектированная первоначально на 450 ткацких станков, из года в год откладывалась пуском за неимением двигающей энергии. Две другие (льно-прядильная фабрика вмени Ледина и Рогоськова) в силу тех же причин лишены возможности нормального развития и расширения, при чем силовое хозяйство, находящееся в состоянии крайней изношенности, не гарантирует беспрерывной работы этих фабрик в дальнейшем.
В таком же положении находятся и другие промышленные предприятия, но особенно остро нуждается в немедленном переоборудовании всего своего паро-силового хозяйства крупная бумаго-ткацкая и отделочная фабрика „Красный Луч", имеющая сейчас около 500 лош. сил и требующая для нормальной работы до 900 лош. сил.
Насколько эта крупная фабрика, показывают следующие данные: рабочие около 2000 человек, вырабатывают примерно 15—20 миллионов метров ткани на сумму 8—10 млн. рублей.
В еще более худших условиях находится электрическое хозяйство города Mуpoмa, который, не имея собственной электростанции, временно пользуется электроэнергией от Муромского паровозо-ремонтного завода М.-Каз. ж. д. и в силу этого постоянно находится под угрозой прекращения подачи тока, ибо последний сам испытывает недостаток энергии для собственных производственных нужд. Этот последний для расширения своего производства нуждается дополнительно в электроэнергии до 1000 киловатт.
Предъявляет такой спрос на электроэнергию и Муромский фанерный завод, намечаемый к постройке в 1928-29 году, с пуском его в эксплуатацию в декабре 1930 года; потребность свою на электроэнергию этот завод исчисляет, примерно, 2,5 млн. кил. часов в год.
Учитывая создавшееся положение, уже три года тому назад местные органы подняли вопрос о необходимости срочной электрификации Муромского района.
Главэлектро, куда была направлена наша заявка, ответил (в марте м-це 1927 года), что планом электрификации предусмотрена постройка в 1928 году линии электропередачи Балахна—Окулово (Новашино), при чем в последнем пункте будет сооружена подстанция на 115—38 киловатт (благодаря чему открывается возможность воспользоваться электро-энергией Балахнинской электростанции для нужд Мурома).
Вопрос о средствах на сооружение электро-передачи Окулово (Новашино)—Муром, как сообщило Главэлектро, рассматривается в плоскости отнесения за счет потребителей электроэнергии, т. е. короче говоря, если хотите получить энергию, то стройте линию и свою понизительную подстанцию на свой собственный счет.
Составленная смета показала, что на это дело требуется сумма, примерно, 850 т. рублей, против чего никто из потребителей не возражал и все выразили принципиальное согласие принять участие в расходах по электрификации.
Между отдельными потребителями эта сумма намечалась распределить: Правление М.-Каз. ж. д. - 344 т.
2-ое Льноправление - 240 т.
Ф-ка «Красный Луч» - 124 т.
Маслозавод, зав. Шляпн. - 31 т.
Муромский коммун. трест - 88 т.
Всего - 831 т. р.
Но во время окончательной проработки и согласования этого вопроса с отдельными электропотребителями выявилось совершенно неожиданно новое обстоятельство, которое затормозило так благоприятно сравнительно намечавшееся разрешение вопроса электрификации на совещании планово-экономического управления ВСНХ СССР, куда был перенесен вопрос на окончательное разрешение, выяснилось, что постройка понизительной подстанции, намечавшейся сначала в Окулове (в 12 километрах от г. Мурома) переносится в Кулебаки, в силу чего линии электропередачи до Мурома удлиняется на 28 километров, а это влечет повышение расходов по постройке линии и станции до 1500000 рублей.
По новому варианту смета по сооружению Муромской подстанции и линии выразилась:
Постройка подстанции 4400 кб. м. X 30 р. — 132000 р.
Постройка складов для электрооборудования - 4320 р.
Подвесный путь к подстанции - 25000 руб.
Устройства по станции 20000 руб.
Электрооборудование по станции - 478337 руб.
Устройство освещения - 3762 руб.
Линия электро-передачи Новашино—Муром - 417694 р.
Линия электро-передачи Кулебяки—Новашино - 333358 р.
Всего - 1.416.472 руб.
Учитывая непосильность таких больших затрат для местной промышленности, Планово-Экономическое Управление ВСНХ СССР пошло на помощь в деле электростроительства и часть расходов в сумме 600 т. рублей отнесло на государственный бюджет.
Между отдельными электро-потребителями в части расходов, падающих на промышленность, намечалось произвести распределение пропорционально-потребности их мощности электроустановок из расчета 250 рублей за киловатт, то выразится в сумме:
Фабрика «Красный Луч» 900X250 - 225 т. р.; Правленые Льнотреста 1500Х250 — 375 т. р.; Правление М.-Каз. ж. д. 500X250 — 125 т. р.; Муромский Коммунальный трест - 175 т. р.; всего - 900 т. р.
Казалось бы вопрос окончательно разрешили, но к сожалению в это время выявилось новое и такое совершенно неожиданное обстоятельство. Оказывается, потребность на электроэнергию Балахнинской станции за последние два—три года так выросла, что последняя сейчас в состоянии удовлетворить не более 50 проц. того количества, которое от нее требуется.
Возник вопрос о сокращении отпуска электроэнергии от Балахнинской электростанции.
Это дало повод одному из наиболее крупных электропотребителей, а именно Льнотресту — считать возможным отложить вопрос электрификации по крайней мере на два года, но последний, высказывая такой взгляд неторопливости, совершенно упускает из виду то обстоятельство, что постройка станции в Муроме и линии электропередачи при настоящих условиях потребует минимум два года и таким образом, если Льнотрест хочет получить энергию для своих фабрик через два года, то он должен теперь же и немедленно приступить к началу работ электрификации, и в первую очередь заключить договор с Балахинской электростанцией - на поставку энергии к тому времени, когда может быть закончена постройка линии и станции.
В настоящее время, в силу недопустимой позиции, которую занял в данном вопросе Льнотрест, вопрос электрификации Мурома передан на разрешение соответствующих центральных органов, и мы надеемся, что последние сумеют убедить Льнотрест в необходимости разрешения этого вопроса в той плоскости, как это намечено совещанием при П-ЭУ ВСНХ СССР 14 ноября 1928 года, сущность которого нами изложена была выше.
Таким образом, заканчивая на этом краткую историю вопроса электрификации Мурома, мы должны повторить, что вопрос этот принципиально разрешен уже центром, теперь требуется, чтобы это решение было выполнено немедленно» («Приокский рабочий», 11 июня 1929).

До 1931 года в городе отсутствовала единая система энергоснабжения.
По плану ГОЭЛРО в 1931 году в Муромском районе была построена подстанция ГОРГРЭС (Горьковской районной электростанции). Электрическое освещение появилось не только на улицах, но и в домах горожан.
Город Муром.

Категория: Муром | Добавил: Николай (05.06.2018)
Просмотров: 1279 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru