Главная
Регистрация
Вход
Суббота
02.03.2024
01:10
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Писатели и поэты

Акулинин Василий Иванович, писатель

Акулинин Василий Иванович

Член Союза писателей СССР и член Союза журналистов СССР Василий Акулинин имел редкую для литератора специализацию. Он поэт-баснописец. В своих сборниках «Басни», «Глухарь и командировке», «Волк и звезды», «Заяц на пенсии», «О том, как лось решил помочь коню» и других он в иносказательной форме обличает такие пороки и недостатки людей как лень, зазнайство, критиканство. Басни публиковались не только в местной печати, но и в центральных журналах «Смена» и «Молодая гвардия». В. Акулинин пробовал свои силы и в таком многоплановом поэтическом жанре, как поэма. Он автор поэм «Дороги к сердцу» и «Бронзовые братья».


Акулинин Василий Иванович

Родился Василий Иванович 10 августа 1924 года в с. Ласки Тамбовской области в семье рабочего.
В 1941-1947 годах после окончания школы работал слесарем на Ковровском заводе им. Дегтярева. Интерес к литературному творчеству заставил его сменить профессию, стать журналистом. В 1947 г. В. Акулинин был принят литсотрудником в городскую газету «Рабочий клич». На ее страницах и появились первые его публикации. Это были басни, впоследствии ставшие основным жанром в творчестве поэта. Сначала работал в должности заведующего отделом, а затем с 1949 г. – редактором газеты «Рабочий клич».
В 1951 году переехал во Владимир.
Окончил Ивановскую высшую партийную школу. С 1951 по 1956 год находился на партийной работе, в том числе был инструктором владимирского обкома КПСС.
Затем почти тридцать лет (1956-1984 гг.) Василий Иванович проработал в газете «Призыв», которая в те годы носила статус главной газеты области.
Много лет и сил Василий Иванович отдал журналистике. В редакции областной газеты «Призыв» он был заведующим промышленным отделом, заместителем и первым заместителем редактора.
В 1950-е годы он был членом редколлегии издаваемого во Владимире литературно-художественного альманаха «Владимир». В 1995 г. - один из инициаторов возобновления этого издания.
В 1960 г. В.И. Акулинин был принят в члены Союза журналистов СССР. Его журналистская деятельность отмечена областной премией им. П.И. Лебедева-Полянского.
До создания во Владимире писательской организации, возглавлял областное объединение литераторов. 2 февраля 1962 года была образована Владимирская областная писательская организация.
В.И. Акулинин — заслуженный работник культуры РСФСР (1967).
В 1971 г. В.И. Акулинин был принят в члены Союза писателей СССР.
Он ушел из газеты, чтобы возглавить областную писательскую организацию. В 1985-2001 гг. он — ответственный секретарь областной организации Союза писателей РСФСР (с 1991 г. – Союза писателей РФ).
С 2002 года областное отделение Союза писателей России возглавляла Баранова Светлана Игнатьевна.
Руководил созданной при писательской организации в 1995 г. литературной группой «Владимирские посиделки», объединяющей и молодых, и уже известных литераторов. В 2000-2002 гг. издано три ежегодных литературных сборника «Владимирские посиделки».
Пропаганда творчества современников, поддержка молодых дарований, забота о сохранении памяти об именах ушедших писателей, пропаганда лучших образцов отечественной литературы – основные направления деятельности Акулинина В.И. как ответственного секретаря областной организации Союза писателей России.
По его инициативе в городе стали проводиться литературные вечера, посвященные памяти А.С. Пушкина. Ежегодно 6 июня в парке Пушкина собирались поэты и писатели, музыканты и юные читатели, выступали хоровые и танцевальные коллективы. Впоследствии праздник переместился под крышу Областного дома работников искусств, где собиралась вся творческая интеллигенция.
"Владимирские посиделки" – литературный клуб, который организовал Василий Иванович. Новые имена и новые произведения звучали на каждом заседании клуба. Под руководством В. Акулинина был также создан музей писателей, живших и работавших на Владимирской земле.
В сложные девяностые годы Василий Иванович помогал в создании Ассоциации творческих союзов области, активно участвовал в переговорах с администрацией области и города, хлопоча о дополнительных мерах поддержки творческих союзов. Более десяти лет Василий Иванович избирался членом обкома профсоюза работников культуры.

Однако главным детищем писательской организации тех лет является Фатьяновский праздник поэзии и песни. Постепенно из скромного он превратился в многодневный городской фестиваль, трансляции с которого шли по федеральным и региональным телеканалам. По инициативе В.И. Акулинина празднику в городе Вязники был присвоен статус Всероссийского.

Несмотря на большую общественную работу, Василий Иванович постоянно занимался литературным творчеством. Он активно работал в жанре басни. Публиковался в областной периодике. Первый сборник басен был издан во Владимирском книжном издательстве в 1953 году. В сборниках «Басни», «Глухарь в командировке», «Волк и звезды», «Заяц на пенсии», «О том, как лось решил помочь коню» он в иносказательной форме обличает такие пороки и недостатки людей, как лень, зазнайство, критиканство. В. Акулинин - автор поэм «Дороги к сердцу», «Бронзовые братья». В последние годы работал над поэмами с сюжетами из владимирской истории: «Сказание о бронзовых братьях», «Возвращение Андрея Рублева».
В 2004 году вышла итоговая книга поэта: «100 басен», предисловие к которой написал губернатор Владимирской области Николай Виноградов. Николай Владимирович принес Акулинину книгу домой лично незадолго до смерти.
Василий Иванович умер 4 июня 2004 года во Владимире, накануне Пушкинского праздника.

В.И. Акулинин - лауреат премии имени А.И. Фатьянова «Соловьи, соловьи…» (1994). Лауреат премии в области культуры, искусства и литературы (1995). Награжден медалью имени Константина Симонова.

ПРОИЗВЕДЕНИЯ В. АКУЛИНИНА
КНИГИ:

- Басни. — Владимир: Кн. изд-во, 1953.— 36 с.
- Глухарь в командировке: Басни. — Владимир: Кн. изд-во, 1955. — 67 с.: ил.
- Рец.: Горбатова И. На злобу дня//Призыв.— 1955. — 14 июля.
- Волк и звезды: Басни. — Владимир: Кн. изд- во, 1959.—55 с.: ил.
- Рец.: Алексеев В. «Волк и звезды»//Комс. искра. —1959. —15 июля; Владимиров Ю. «Волк и звезды»//Раб. клич. — 1959.— 23 мая; Демьянов Н. На злобу дня//Призыв. — 1959.—21 мая.
- О том, как лось решил помочь коню; Басни. — Владимир: Кн. изд-во, 1961.—31 с.: портр.
- Дороги к сердцу: [Поэма]. — Владимир: Кн. изд-во, 1963. — 47 с.: портр.
- Рец.: Никифоров Г. «Дороги к сердцу»//Призыв. — 1964. — 23 апр.
- Заяц на пенсии: Басни. — Ярославль: Верх.- Волж. кн. изд-во, 1966. — 63 с.: портр.
- Рец.: Нешатаева Н. «Заяц на пенсии»//Призыв. — 1966. — 27 авг.
- Акулинин В. И. СКАЗАНИЕ О БРОНЗОВЫХ БРАТЬЯХ: Поэма, басни. - Владимир: Золотые ворота, 1994. - 160 с. (В книгу вошла поэма "Бронзовые братья", посвященная прошлому и настоящему родного города, которую автор считал главным трудом своей жизни; а также сто басен.)

СТАТЬИ. ОЧЕРКИ:
- Страницы жизни: Очерк//Призыв. – 1963. – 16 июня.
- Зеленая ветвь: Новогодние размышления писателя//Призыв. — 1976. — 1 янв.
- Слово о коммунистах: Публицистические заметки//Призыв. — 1981. — 23 февр.
- Счастливый пропуск № 4660: Заметки писателя//Призыв. — 1981. — 12 апр.
- Высокий долг писателя//Призыв. — 1985. — 6 апр.
- Время вдохновляет/Интервью с делегатом VI съезда писателей РСФСР, с ответственным секретарем обл. писательской организации В. Акулининым//Призыв. — 1985. — 10 дек.
- Источник вдохновения — жизнь//Призыв.— 1987. — 1 февр.
- Владимирские краски: [О владимирских писателях]//Волга. — 1987. — № 3. — С. 141 — 149.
- Главное — творчество: [Ответ Владим. писательской организации на статью Ю. Гусинского «Синдром активности»] Лит. Россия. — 1987. — № 17. — С. 19.— В соавт. с Ю. Шикановым.

ЛИТЕРАТУРА О ТВОРЧЕСТВЕ В. АКУЛИНИНА:
- Петров П. Действенная сатира // Сталинская смена. — 1956. — 8 янв.
- Никифоров Г. Жизнь требует: (Заметки о баснях Василия Акулинина) //Владимир: Лит.-худож. сб. — Владимир: Кн. изд-во, 1956. — Кн. 5. — С. 248—254.
- [В. И. Акулинин. Краткая биогр. справка]//Акулинин В. О том, как лось решил помочь коню. — Владимир, 1961. — С. 2.
- [В. Акулинин: Краткая биогр. справка] // Акулинин В. Дороги к сердцу. — Владимир, 1963. — суперобл.

НАШ ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Такие памятные лица: рассказы о владимирских писателях / Леонид Зрелов. - Владимир: Владим. обл. науч. б-ка им. М. Горького, 2017. - 108 с: ил.

Обращаясь к событиям того времени, сейчас говорят: «в прошлом веке». Действительно, — «в прошлом», но я всё никак не могу к этому привыкнуть. Кстати время тогда, вопреки «застою», имело быстрый ход, давало надежды, ощущение внутренней свободы, а не внешней, показной, скорее, даже не свободы, а вседозволенности, и идущему один горизонт открывался за другим.
В тех далёких семидесятых я работал в Бюро пропаганды художественной литературы при Владимирском отделении Союза писателей СССР. Организацию возглавлял Эдуард Павлович Зорин, а Василий Иванович Акулинин был членом писательского Бюро. «На Бюро» решались различные вопросы жизни творческого Союза. Заседания проводились регулярно. Василий Иванович приходил в сером, отливающем сталью костюме. С твёрдым взглядом, посеребрённой гривой волос, он производил впечатление человека решительного и всевидящего. Слушая, что-то записывал на бумажных квадратиках. Сам высказывался кратко, по существу дела. По окончании заседания на «чашку чая» не оставался, спешил в редакцию газеты «Призыв», где работал заместителем главного редактора. К слову сказать, значительная часть членов Союза писателей, даже те, кого в тот период не печатали, на службе не состояли, поддер- живаясь заработками на рецензировании рукописей и на выступлениях. Василий Иванович ни разу не обратился в наше Бюро.
Впоследствии, когда я работал не в Бюро пропаганды, а корреспондентом многотиражной газеты завода «Электроприбор» и писал и для «Призыва», встречал его в редакции этой главной областной газеты. Он быстро входил в кабинет, что-то выяснял, советовал, давал указания и столь же быстро удалялся. Годы, конечно, шли, но он пока не изменился, и на счету, как прежде, была каждая минута.
Иногда я заходил в писательскую организацию. Зорин встречал меня очень приветливо. А между тем в «Союзе» происходили серьёзные сдвиги, менялся, не в его пользу, настрой обкома партии. Под этим давлением Эдуард Павлович решил уйти с должности ответственного секретаря. Писатели избрали Акулинина. На первый взгляд такое решение могло показаться неожиданным: в ту пору он был больше известен как автор сборников басен.
За новое дело Василий Иванович взялся с душой и благим расчётом, быстро вернул «аванс» в доверии писателей и даже превзошёл их ожидания.
К тому времени в Москве, Ярославле и Саратове были опубликованы мои рассказы и повести, в издательстве «Молодая гвардия» вышла отдельная книга. Акулинин предложил мне подать документы для приёма в Союз писателей. Многие оказали мне безоговорочную поддержку, а Родион Карлович Ребан дал прекрасную рекомендацию.
На общем собрании «заслушали», вместе с Юрием Фанкиным и Павлом Парамоновым, проголосовали. Приняли всех, а комиссия Союза писателей СССР утвердила решение местной писательской организации.
Василий Иванович как будто не меньше меня ждал благоприятного известия, поздравил от души и стал давать мне на рецензии рукописи, и всё чаще, и всё большие по объему да трудные и спорные по художественным критериям.
Вскоре, стараниями Акулинина, стала выходить писательская газета «Владимирский литератор», меня избрали в члены редколлегии. Раз в одну, две недели у нас проходили заседания секции прозы, в которых я активно участвовал и был заместителем руководителя секции Александра Сергеевича Панова. Василий Иванович, очевидно, разделял моё мнение о представленных на обсуждение литературных работах и однажды пригласил меня прийти к нему, пришёл и Александр Сергеевич, и они объявили мне о своём решении: теперь секцию буду вести я.
Обсуждения новых произведений проходили при высокой эмоциональной температуре, порою «термометр» зашкаливало, ведь получившие положительную рецензию и одобренные на секции рукописи рекомендовали к публикации в Верхне-Волжском книжном издательстве. Василий Иванович сам прочитывал поступающие рукописи и обязательно присутствовал на заседаниях. К каждому обсуждению я тщательно готовился. Надо ли говорить о том, что всё было чисто, прозрачно?.. Но, как я и предчувствовал, руководство секцией имело неблагоприятные последствия. Когда владимирские писатели добились открытия «своего», областного, издательства, места мне не нашлось, и книгу мою там не издали. Уйдя в «свободное плавание» без опытного «лоцмана», каким был Василий Иванович, издательство «Золотые ворота» не удержалось на плаву. Теперь, по прошествии времени, о нём мало кто вспоминает.
Я любил приходить в писательскую организацию. Василий Иванович регулярно проводил собрания. Каждый его доклад, «вступительное слово» были интересны, ёмки, содержательны. По окончании собраний ветеранов развозили по домам на «Москвиче» писательской организации. Машина совершала два, три рейса. Василий Иванович сам не ездил, выходил из дома на Музейной последним и пешком, через центр, направлялся домой, на Стрелецкую. От моего первого представления о нём как о человеке, руководителе чрезмерно строгом, закрытом давно не осталось и следа. Он относился к нам со всею доброжелательностью. Организовывал различные мероприятия: то «Книжкина неделя» в школах и библиотеках, то — Декады литературы в районах, то — встречи с известными столичными писателями, критиками, то — душевные поездки в тихие достопримечательные места (например, бывшее имение графа Храповицкого). Нравился ли он безоговорочно каждому? Подавляющему большинству — да. Среди тех немногих, кто был настроен критически, оказался один, пожалуй, всё-таки два писателя, которые прекрасно относились ко мне, к моим литературным работам. Но я не выяснил толком, чем им-то не симпатичен наш ответственный секретарь, и долгое время считал, что просто не проявил любопытства, а недавно понял: не спрашивал потому, что не хотел поколебать принятый мной образ, хотя не бывает так, чтобы в течение многих лет была только полная тишь да гладь.
Без сомнения, Василий Иванович сцементировал писательскую организацию в хорошем понимании этого слова. На отчётно-выборных собраниях, при закрытом голосовании, его переизбирали ответственным секретарём единогласно, или почти единогласно. И опять, за неделю до очередного мероприятия, раздавался звонок: «Вас приветствуют!» — эту фразу, обнадёживающе бодрый голос мне не забыть.
К сожалению, в начале девяностых многое изменилось в нехорошую сторону. Бюро пропаганды пришлось закрыть, не стало секций прозы и поэзии, а машину забрали, и уже не все писатели являлись на собрания.
В октябре девяносто третьего, после известных трагических событий в Москве, проходило расширенное заседание Бюро писательской организации. Кто-то высказал предложение: а не написать ли нам в ельцинскую администрацию о своём видении того, что происходит в стране? Василий Иванович высказался против: каждый, мол, волен поступать согласно своим убеждениям, но только не от лица организации. Её положение, действительно, становилось всё более неопределённым и шатким: в доме на Музейной, ещё с переезда туда в восьмидесятых, она занимала целый этаж, а теперь остался кабинет да зал, могли и вообще «попросить»: в новых условиях творческим союзам было предложено платить за аренду помещений, а средств, конечно, не имелось. На голову ответственного секретаря свалились новые заботы: договариваться, просить, убеждать. Жизнь писательской организации, понятно, обеднела, но Фатьяновские праздники поэзии и песни, как прежде, проводили каждый год, и выступления в школах второго февраля — в очередную годовщину создания Владимирского отделения Союза писателей в 1962-м году.
Василий Иванович, что редко бывает у писателей «в годах», писал больше, чем раньше, и поднялся на новую поэтическую, художественную высоту. Его поэмы «Сказание о бронзовых братьях», «Возвращение Андрея Рублёва» вызвали душевный отклик у читателей. Конечно, он заметно постарел, стал седой как лунь. Но чувство ответственности перед писателями ничуть не притупилось. Он по-прежнему был внимателен и дружелюбен. Стоило войти к нему в кабинет, как он тут же вставал из-за стола и ступал навстречу, чтобы пожать руку.
Благодаря его усилиям, после многих-многих лет возобновилось издание областного альманаха «Владимир», где я более полутора десятка лет редактировал раздел прозы. Стал выходить и городской альманах — «Годова гора», к сожалению, впоследствии прекративший своё существование. Длительное время издавалась газета «Голос писателя». По-прежнему ежегодно отмечается День памяти Владимира Алексеевича Солоухина в его родном селе Алепино.
Очень печально, что в конце восьмидесятых, и особенно в девяностые, многие писатели «первого призыва» ушли из жизни. Для руководителя это был ещё и тяжкий груз — организовывать проводы в последний путь товарищей, коллег.
Василий Иванович возглавлял писательскую организацию более семнадцати лет. К тому времени, как он по болезни ушёл со своей беспокойной должности, по составу это была другая организация.
Незадолго до кончины Василия Ивановича я навестил его. Сидели рядом с кроватью, с которой он поднялся ради гостя. К сожалению, я не записал то, что он говорил. Понадеялся на память, но эта ветреная подружка подвела.
На закате, прямо на кончике жизни у него вышла в свет книга «Сто басен». Наверное, это была его последняя радость.

* * *

В ДОРОГЕ
Перегоны, перегоны...
Я гляжу в окно вагона:
Там и здесь белым-бело,
Белым снегом,
Чистой негой
Всю Россию замело.
Сосны, сосны... Ближе, ближе -
Ни виденья ль - чудеса:
Я смотрю на сосны - вижу
Лишь твои, как жар, глаза.

ВЯЗ
В комнате моей поет мой патефон.
За окошком - цвет берез лебяжий...
Вяз грустит с пластинкой в унисон:
«Скажите, девушки, подружке вашей
Вяз в березку юную влюблен,
Но про это ни единой веткой
Он не выдает перед соседкой
Чувств своих... Молчит его листва,
Клонится лишь в думах голова.
Он стоит, красивый и могучий.
Будет солнце... Будут вьюги выть...
Будут виснуть грозовые тучи...
А ему вовек не разлюбить.

***
День Победы
(Разговор внука с дедом)

ВНУК
Да, дед, Великая Победа
В войне с фашистскою ордой
Одержана Страной Советов,
А в ней ведь жили мы с тобой...
Но где те дни!.. Тот дом единый
Пал в смутах! На его руинах
Теперь там - стран отдельных рой...
Но... немца-то ведь победили,
Когда одной Страною были!..
Так как же быть с моей душой?

Так чей теперь он - День Победы?
Того, чей, может, высший вклад?
Но... бой за жизнь!.. Но... слезы, беды!..
Иль есть цена у этих трат?!

ДЕД
России - жребий небывалый:
Пролиты реки крови алой!
Но, День Победы чтя как свой,
Не мнит себя Россия главной,
А лишь - в том братстве равном - равной,
Хотя ... кипит суд над самой!

ВНУК
Грех нападать на демократа.
Но мне, как Байрону, претит
Он жаждою пустой к дебатам
И тем, когда он властью сыт.

ДЕД
...Вон как над светлым Днем России
Фиглярствуют ее витии!

ВНУК
...Я буду ясен: я храню
Твой дух, как честь!.. За солнцем следом
Не зря поклон наш в День Победы
Несем мы Вечному огню!

ДЕД
О, тронул ты седого деда!
Верны мы истине одной:
Святее дня, чем День Победы,
Нет у России, внук родной!..
Пускай шумят шуты - витии,
Вздымая новый флаг России,
Их злые речи - не для нас -
Ум гражданина не печалят,
В его душе храм не повалят!..
Нам честь послужит - и не раз!

ВНУК
...Зовется та война былая
Отечественной, но, умом
Все по порядку разбирая,
Увидим, что своим венцом
Победным нам и мировая
Война обязана!..

ДЕД
Такая
Вот дата - День Победы!..
Вновь Вражде ОН повторяет строго:
"Под небом всем нам места много!..
Народы, мир вам да любовь!"

...Без лицемерного кокетства
Моя признательность судьбе
За то, что, юный внук, наследство -
Завет мой - вверю я тебе,
А в свой черед, став в званьи деда,
Когда про вещий День Победы
Мир, может, станет забывать,
Напомнишь внуку ты, тот - дале,
Чтоб на Руси не уставали
Святую память пробуждать...

ВНУК
Живет в молитвах 45-й,
Май и 9-е число...

ДЕД
Я цвел, как сад, тем Днем объятый!..
С тех пор - мне сладко и светло...
Как солнце - вестник и отрада -
Восходит над землею Дата!
Ее встречая, ей отчет
Свой сердце в неподкупных чувствах
Дает без всякого искусства...
В глазах - былое восстает!

Безумней знал ли мир мгновенья?!
Объятья, клики, слезы, пляс...
О! - хоть на миг один - сомненье
Не брало вдруг кого из нас,
Кто в радости, что не измерить,
Мог стужу в дверь и не поверить,
Что это - ни повестки зов
На фронт, ни гостья с похоронкой...
А весть Победы, что к нам звонкой
Являлась птицей в сказках снов?!

ВНУК
...О, грома майского раскаты!
Вы, как салют!.. Восторг огней!..

ДЕД
Но в праздник несказанной Даты
Мне с каждым годом все грустней...
С печальной от потерь душою
Я представляю пред собою
На перекличке в час святой
Вас, армии одной солдаты,
Которыми, деля все свято,
Был весь народ страны родной.
...На перекличку, ветераны!
Редеет ваш, мне милый, строй,
Кто в мае том награды, раны
С Победою принес домой,
И - в сердце память о бесценных
Однополчанах дней военных.
Кто..., о, кому ж был божий рай -
Труд на полях, в цехах завода!..
Жестокие четыре года
Войны одной - передний край!

ВНУК
Одной медалью наградила
Отчизна вас за труд и бой!
Слились в металле дух и сила
В одну красу судьбы одной!

ДЕД
Я - из бригады той слесарной!
Она работой легендарной
Добилась званья фронтовой!..
На перекличку, ветераны!
Вас скрыли от меня туманы...
Вас много ль нынче под луной? ...
Да, тронул ты седого деда!
Верны мы истине одной:
Святее дня, чем День Победы,
Нет у России, внук родной!..

ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ
/Маленькая поэма/
ПРЕДИСЛОВИЕ

... Душа уж млела - уж рука
Начальной строчки бег стремила:
«Мне мил Владимир...». Вдруг строка
Оборвалась - остановила
Ее невидимая сила...
То голос внутренний смутил
Меня порывом озаренья
И, приглашая к размышленью,
В свое сужденье посвятил:
«Ты полн к Владимиру любовью!
Но... столь же полн печалью весь...
И - знаю я - причина есть...
Как раз, мой друг, тот случай здесь,
Когда дань платят предисловью...»
Внимая, доброе зерно
Увидел я в его сужденьи:
К поэме просится вступленье...
И - я решился... Вот оно:
...Восславим криком миг рожденья
И, первым восхитясь шажком,
Мы высшим счастием зовем
Простое по земле хожденье...
Я помню время наслажденья,
Когда, равно какой порой, -
Снегов иль летнего сиянья, -
Я шел, счастливый, на свиданье
С Владимиром - его красой,
День каждый праздником венчая!
Но кто же знал, что рок таил?
Ликуя, жертвы умножая,
Инсульт меня ходьбы лишил...
Лишен я видеться воочью
С Владимиром... Но днем и ночью
Мне кажется - хожу... хожу
На встречи с ним!.. И - землю чую!
И - счастием моим дышу!..
….
И - трепещу!.. И - как святую
Молитву, все твержу, твержу...
1
... Мне мил Владимир златостольный!
Мне мил его звон колокольный -
Духовный глас его веков,
Звучащий будто с облаков;
Мне мил его исконной речи
Чуть окающий говорок;
Мил в его доме лад наречий -
Какой пленительный урок!
Мил туристический поток
Этих детей своей стихии!
Познанье здесь души России -
Для них, как мед с его цветов
Для пчел... И - с утоленной жаждой
Ему свой гимн слагает каждый.
2
... Ему в блистательный венец
Свой лавр вплели кисть и резец!
Им очарованная Муза
Явилась мне и - в знак союза
Вручила лиру: «Пой его,
Твою любовь и моего
Неизъяснимого кумира!..»
Смутясь, я взял несмело лиру...
И тронул струны... И ... от мира
Любимой песни не таю:
Все черточки его пою!
3
... Пою в нем «храм мой потаенный»!
Перстом небес благословленный,
По воле предков он рожден
И в честь Поэта наречен
Отрадно «Пушкинским бульваром»...
Красив поступок предков! С жаром
Шлю им признательный поклон
За благодать тенистой сени!
В ней зябко... солнечным лучам!
Мне ж - рай - прохлада ее тени!
... Когда я прихожу в мой храм,
Вверяя звуки размышлений
И рифм летучих тишине...
Я ... забываюсь... Мнится мне:
Идет со мною Пушкин рядом,
Внимающий приветным взглядом
И... сладко мне...
4
О! Я ... живу.
Вы, други, ждете слов:
«...как в сказке!»?
Да, други!... Уточню лишь краски:
Живу я в сказке ... наяву!
Вы улыбнулись?!... Да!.. Зову
Я так в любви благоговейной
Владимир, милый мне... Красой
Своей он для меня... земной,
Но... неизбывно... чародейный!
Вчера он в сердце моем кровь
Воспламенил!... Сегодня - вновь!..
Так изо дня в день!
5
Величавый,
Стоит он, озаренный славой
Своих заслуг перед державой
В служеньи долгу своему!
... Россия, оценив, ему
На древней площади Соборной
Воздвигла памятник!..
Просторно
На пьедестале... для ЕЕ
Трех сыновей!..
В чертах их ВСЁ,
Что нам являет златостольный,
Найдут душа, ум, взор довольный
И - мой в него влюбленный стих!
6
... О Братьях бронзовых и их
Соседе, о Рублеве, может,
Сказанье слышали и вы?
Столь чудный сказ былой молвы,
Как дух, витает и тревожит,
Везде преследует меня...
И истомленный весь тоскою,
Бессильный справится с собою,
Иду тогда на площадь я...
Сказав им:
«Здравствуйте!», - я снова
В сомненья... Уже счесть готовый
За вымысел молвы сюжет
О их чудесном оживленьи,
Как тут же, словно бы в ответ,
Вдруг на какое-то мгновенье
Мне видится блеск в их глазах
И чуткий слух мой явно слышит:
Могучие их груди дышат,
Ловлю улыбки на устах...
7
... Град - чародей!.. Он полн значенья!
Его кремль скромный - как виденье
На круче древнего хребта
Над лентой Клязьмы тиховодной,
Отсюда, как орел свободный,
Пускалась в путь моя мечта!..
Волшебно вешнее цветенье
Его садов, когда одна
Вокруг сияет белизна
И - лишней кажется луна!
Найти ль еще тому сравненье:
Тогда над Клязьмой свет ночной
Белей, чем ночи над Невой!
... Все чародейно! Все сердечно:
Родник студеный под горой,
Куда и летом и зимой
Люд ходит за живой водой;
Огонь, священный в скорби вечной
О всех, кто родину свою
Своею смертью спас в бою;
И - грустная необходимость
Домов высотных; и ревнивость
Прелестной старины... с тех пор,
Как в молодой красе нежданной
Возник пред ней театр стеклянный
И приковал всеобщий взор
Веселой выдумкой эпохи:
Сюда резные скоморохи
Как будто зазывают вас
На представление без прикрас...
8
... И если вы родня с землею,
В которой все для вас слилось,
То здесь и я теперь не гость,
Оплакав горькою слезою
Но в час прощальный, роковой,
Меня с ней рядом положите...
Здесь, во Владимире... Строкой
Любви я пел его ... И крепко,
Как с материнским корнем ветка,
Душа моя с его душой
Срослась, навеки став одной.
9
... Мне мил Владимир …
Пусть пылает
В нем жар святой, что век не тух,
И - в сердце русском утверждает
Творящий чудо русский дух!
Декабрь 2002 года
Владимирское региональное отделение Союза Писателей России

Категория: Писатели и поэты | Добавил: Николай (27.11.2019)
Просмотров: 1186 | Теги: писатель, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru