Главная
Регистрация
Вход
Суббота
13.04.2024
06:35
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [132]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Промышленность

Владимирский граммофонно-игольный завод в 1933-1935 годах

Владимирский граммофонно-игольный завод (грамзавод) в 1933-1935 годах

Бумаготкацкая фабрика «Пионер»
1925-1941 гг.

Фабрика «Пионер» была пущена 12 августа 1925 года.
«Новая железнодорожная ветка. В ГСНХ разрабатывается проект постройки во Владимире новой железно-дорожной ветки. Имеется два варианта: первый – ветка проходит через вновь строящуюся фабрику, через фабрику «Пионер» и идет на кирпичные заводы, протяжением 8 верст. И второй вариант – через строящуюся фабрику к кирпичным заводам, с разветвлением к фабрике «Пионер». В обоих случаях ветка начинается от ст. Владимир» («Призыв», 22 декабря 1925).
Около фабрики «Пионер» появился поселок «Пионер-Строитель».
В 1941 году Грамзаводу были переданы все остальные производственные здания фабрики «Пионер», которая совсем прекратила свое существование.

Граммофонно-игольный завод

Приказ № 1113 народного комиссариата тяжёлой промышленности от 29.12.1933 г. «Об обеспечении программы выпуска патефонов и грампластинок в 1934 году». Согласно этому приказу правительством страны принято решение о строительстве во Владимире Граммофонноигольного завода по выпуску портативных патефонов (марки ПТ-3) и иголок к ним.


Патефон ПТ-3

В стране был создан самостоятельный Граммофоннопластиночный трест, в который вошли: Апрелевский завод по производству пластинок, студия звукозаписи в Москве, фабрика портативных граммофонов в Ленинграде. Кроме этого, планировалось строительство двух заводов - в Коломне и Владимире.
Руководство Грампласттреста принимает решение переоборудовать законсервированный прядильный корпус фабрики «Пионер» в завод по производству патефонов.
Новостройка начата с ноября 1933 года. Полная сметная стоимость завода 52,2 млн. руб. Быстрыми темпами развернулось строительство новых производственных корпусов и жилья для рабочих завода. Все строительные работы поручаются московской организации «Заводстрой» во главе со старшим прорабом инженером П.И. Куликовым.


Константин Федосеевич Гроднер

Согласно приказу № 95 по Грампласттресту народного комиссариата тяжёлой промышленности (НКТП) от 23 ноября 1933 г. директором (до 1937) вновь строящегося завода был назначен Гроднер Константин Федосеевич (16 мая 1885-1938). В 1938 г. был репрессирован и расстрелян.
Одновременно со строительством набирается штат работников. Первоначально он насчитывал всего 7 человек: директор завода К.Ф. Гроднер, начальник отдела кадров Шамович, начальник отдела снабжения В.А. Брунов, машинистка Завадская (Ларионова), бухгалтер Ф.В. Родионов, уборщица и сторож.
29 декабря 193З года - основание по приказу Наркомтяжпрома СССР Владимирского завода портативных граммофонов, как граммофонно-игольный завод (Грамзавод).


Граммофонный завод. 1934 г.

Строительство завода оказалось в исключительно тяжёлом положении. Здание прядильного корпуса необходимо было реконструировать и перепланировать. Из-за отсутствия квалифицированных специалистов сметы и проекты реконструкции были составлены с большими ошибками. Поэтому банк отказывал в финансировании и, как следствие, срывались сроки работ. Были и другие причины, сдерживающие темпы строительства нового завода: отсутствие необходимых материалов, трудности с прокладыванием водопроводных труб и электрического кабеля из-за болотистого ландшафта местности. Средств механизации труда тогда попросту не было.
«Граммзаводу — крепкое партруководство!
Зажимщика самокритики, пьяницу Бобылева немедленно убрать с завода
19 марта на граммзаводе вышел третий номер стенгазеты «Граммиголка». Газета была вывешена в 8 часов утра. Рабочие и служащие, идя на работу, читали газету. Вот к стенгазете подходит парторг Бобылев, быстро окидывает ее глазами и не говоря ни слова снимает газету и уносит к себе в кабинет.
Бобылев объясняет:
— В общем наша газета ничего, хорошая. Идеологических вывихов в ней никогда не было, но, видите-ли, — я ее снял потому, что редактор газеты Маслаков политически малограмотный... Нет, нет, я снял газету потому, что она нежного компрометирует руководство завода... Обождите, я опять говорю не это. Идя на завод утром, я услышал о том, что в газете будет помещен материал о заводской столовой. Ну, я просто хотел просмотреть, что говорится там о столовой. Меня это интересовало. Нет, я ее снял потому, что этот номер мне редактор на просмотр не давал...
Чему верить здесь? Что было действительной причиной снятия газеты?
Бобылев снял газету потому, что «не по сердцу» пришлась ему небольшая заметка под заголовком: «Парторг, проснись».
В заметке говорилось:
«Весна на наше строительство стучится, а у нас дела обстоят очень плохо. С наступлением весны развертывается грандиозное строительство, потребуется не мало нашей энергии, спайки, гибкости и надлежащего руководства, а у нас этого как раз и нет. Уполномочили от партийной организации по пригородному хозяйству тов. Малышева, пообещали ему дать и денег и помощь оказать в руководстве, но сегодня ни того, ни другого нет. Малышев суется во все уголки, просит, пишет, доказывает, но все это остается неуслышанным. И если мы не примем сейчас же решительных мер по пригородному хозяйству, то сев будет сорван.
По строительству завода рассадили большой штат, но что делается в каждом отделе? Только стоит зайти в коридор конторы и это достаточно уже будет говорить о том, как работает аппарат завода. Труддисциплина отсутствует. Межотделовской согласованности нет, а это, пожалуй, главное, в нашей повседневной жизни.
Если нет труддисциплины, большевистской спайки и повседневного контроля, то с уверенностью нужно сказать, что мы никогда не достигнем высоких производственных и качественных показателей. Мы не сумеем оправдать возложенные на нас задачи, закончить в срок строительство завода и выпустить дешевую продукцию, так нужную для нашего народного хозяйства».
Бобылеву не понравилось то, что заметка совершенно правильно сигнализировала о положении на заводе, обвиняя в этом партийное руководство — Бобылева. И Бобылев «изъял» газету.
Положение на заводе действительно напряженное, — и со строительством, и с подготовкой пригородного хозяйства к весне. Но партийная организация стоит в стороне от этих вопросов.
Партработа не развернута. К изучению решений съезда до сих пор еще не преступлено. Проведено одно занятие, на котором из 15 коммунистов присутствовало только 4, и на этом остановились.
Бобылеву некогда руководить партийной организацией. Он пьянствует. Нет ни одного дня, когда Бобылев был бы трезвый.
Пьяницу, зажимщика самокритика Бобылева нужно убрать с завода и привлечь к строжайшей партийной ответственности.
М. Д. » («Призыв», 21 марта 1934).
«Механический техникум в ответ на статью в «Призыве» «Лицом к ударной новостройке» взял обязательство подготовить для граммофонного завода квалифицированных рабочих. При техникуме организованы курсы слесарей-инструментальщиков на 30 чел. Инженерно-технические работники техникума проводят с ними занятия.
Мехтехникум оказывает помощь и в монтаже завода» («Призыв», 24 марта 1934).
«Граммзавод (Треугольник Гроднер, Фадеев, директор пригородного хозяйства Малышев). Здесь подготовка к севу пущена на оппортунистический самотек. Хозяйство совершенно не имеет семенного овса, вики (44 цент.). Руководители заводских организаций завода додумались до того, что решили не садить картофель, оставив, таким образом, рабочих и столовую без картошки. Сельхозинвентарь не приобретен. Недостает 6 лошадей. Кормов хватит только на апрель. Из 1000 возов навоза вывезено 450» («Призыв», 8 апреля 1934).
«Субботник в помощь граммзаводу
Комсомольцы учкомбова, в количестве 250 человек, провели субботник на граммофонном заводе.
Комсомольцы прорыли канаву длиною в 260 метров, в которую уложено 100 метров труб. Убран двор и перенесено 12 тысяч кирпичей» («Призыв», 15 мая 1934).
«Граммофонный завод во Владимире — это одна из крупных строек. Но люди, которым партия вверила это строительство, не борются за действительно боевые темпы отройки, за культурную стройку.
Взойдите на площадку строительства. Большие светлые корпуса первого этажа изо-дня в день из-за бесхозяйственности превращаются в хранилище мусора, грязи.
Во втором и третьем этажах произведена ксилолитовая заделка полов. Полы готовы принять на себя установку сложных агрегатов оборудования, но и здесь груды мусора и грязи.
Качество ксилолитовой заделки полов далеко неудовлетворительное. Ксилолит положен небрежно, особенно на третьем этаже.
Во дворе завода валяется около 6 вагонов стеклянных бутылей из под кислоты. Вагоны своевременно забронированы не были и сейчас посуда мало того, что бьется и растаскивается, за нее завод платит большие издержки, да к тому же срывает отгрузку кислоты с кислотных заводов на другие заводы.
Фактом вопиющего хаоса и бесхозяйственности является история со строительством временной уборной. На ее строительство затрачено 16 тысяч рублей(!). На эти деньги, говорят рабочие, можно было бы построить хоромы, а не балаган, какой построили. Уборная построена кое-как, на глазок, того и гляди развалится. Яма уборной выходит во двор, находясь прямо на поверхности территории завода и отгорожена только тесовым забором. Зараза, зловоние…
Труддисциплина расшатана. Прогулы, опоздания, слоняние по площадке строительства во время работы — обычные явления.
Завод ощущает острый недостаток в квалифицированной рабочей силе — недостает 150 землекопов, 150 плотников, а также каменщиков. Имеющаяся рабочая сила с завода уходит потому, что чрезвычайно плохо поставлено материально-бытовое обслуживание рабочих. Бывают случаи, когда рабочие не получают по пять и более дней хлеб. В общежитиях грязь. Наволочек, одеял и простыней на койках нет совершенно, рабочие валяются на голых и грязных тюфяках.
Общественное питание поставлено далеко не удовлетворительно. В помещении столовой грязь.
Аппарат завода и стройконторы работает не четко. Бюрократизм, канцелярщина и волокита заели его.
В работе аппаратов параллелизм. На заводе и в стройконторе имеются одинаковые отделы, из которых один по одному и тому же вопросу дает такое, другой — другое распоряжение.
Нужно в конце-концов площадку строительства граммофонного завода привести в порядок, а людей (Гроднер, Пшенников), которым партия и правительство доверили это дело, заставить работать четко и по-большевистски.
Бригада «Призыва» — Мослаков, Горский» («Призыв», 28 мая 1934).
«На строительстве граммофонного завода дело технического нормирования поставлено скверно. На многие работы твердых расценков нет.
Основной оклад шофера третьей категории—160 руб., на строительстве же он получает 120—130 руб., при этом иногда работает две смены. Грузчики этих машин зарабатывают 75—80 рублей. За март произвели всем огульно надбавку в 20 проц., расчет зарплаты производили несколько раз.
На апрель тарифно-нормировочное бюро выработало новые расценки, применительно к расценкам Автотранса, но и новые расценки оказались нежизненны Подсчитав зарплату ТНБ начало делать новые расценки, снова перерасчет, шоферам и грузчикам доплачивали по 30—50 рублей за 15 дней.
При перевозке и выгрузке извести отдел снабжения нанимал грузчиков из расчета 3 р. 75 к. с тонны, а оплатил по 1 рублю 22 коп.
В общем с оплатой шоферов и грузчиков целая неразбериха — сколько вздумают, столько и заплатят. Отчего и текучесть рабсилы.
В марте принято 406 человек, убыло 141 чел., в апреле прибыло 76 чел., убыло 131 чел. За две декады мая прибыло 108 чел., убыло 100 чел.
Нужно дать твердые, обоснованные расценки на работы!
***
За самокритику — увольнение и преследование
На днях начальник строительства Пшенников и начальник снабжения Зельман из-за каких-то соображений две автомашины угнали в Москву, а с третьей — прикрепленной к шоферу т. Стуловой, сняли запасный баллон и аккомулятор, в результате чего машина вышла из строя. Придя на работу и обнаружив это, Стулова решила доложить об этом Пшенникову, но тот с начальническим высокомерием ответил:
— Я начальник! Я приказал снять баллон и аккомулятор.
Тогда Стулова обратилась, как коммунистка, в партком, рассказала об этом безобразии секретарю Овсянникову.
Это не понравилось Пшенникову и Зельману и они Стулову с работы уволили. Стулова опротестовала неправильное увольнение перед профорганизацией, которая вынесла решение об восстановлении Стуловой на работе.
Но Пшенников м Зельман упорно не хотят этому подчиняться.
В этом факте важно еще другое. Зажимщики самокритики заводстроя, атаковав недавно газету «Грамиголка», всячески преследуют и некоторых рабочих, преследуют за то, что они правдой колят глаза зарвавшихся начальников» («Призыв», 14 июня 1934).
«Граммофонный завод и заводстрой шефствуют над полной средней школой № 4.
Граммофонный включился в конкурс на лучшую подготовку школы к новому учебному году, выполняет взятые обязательства по договору.
Другое дело — заводстрой. Начальник работ Пшенников совершенно отказался от заключения договора, а председатель постройкома № 41 т. Лисицкий, смирившись с этим, заявляет:
— Ну что я с ним (Пшенниковым) могу сделать?!
Такое отношение к школе — не-большевистское и так не шефствуют над ней. Организации стройзавода должны обсудить вопрос о помощи школе. Она должна встретить новый учебный год во всеоружии» («Призыв», 22 июня 1934).


Вновь строящийся жилой дом для рабочих граммофонного завода

«Граммзавод приступил к постройке 4-этажного 64-квартирного дома для рабочих. Строительство должно закончиться в конце четвертого квартала. В этом же году будет притуплено к постройке второго такого же дома. На строительство домов отпущено 1.150.000 рублей. Дома будут строиться со всеми удобствами. При каждой квартире — отдельная ванна, теплые уборные, центральное отопление» («Призыв», 16 июля 1934).


Лучший ударник граммофонного завода т. Самойлов. В монтаже он принимает активное участие, тщательно следит за станками, во время смазывает, чистит их.

«Хранилищами пригородное граммзавода обеспечено
Пригородное граммофонного завода обеспечено овоще- и зернохранилищами. Притуплено к устройству сусеков. Для хранения капусты оборудован погреб. Тару хозяйство запасло. Принимаются меры к изысканию чанов для капусты.
Одно надо сделать — уничтожить вредителей (мышей), наладить вентиляцию в хранилищах» («Призыв», 23 июля 1934).
«Клуб строителей грамзавода переполнен. Рабочие пришли с семьями, чтобы послушать о достижениях страны советов за 17 лет, чтобы отметить ее лучших людей.
План строительства по заводу и 17 годовщине перевыполнен. За лучшие показатели производственной работы на собрании были премированы: столяр Смирнов, пожарник Брагин, слесарь Цветков, рабочий Иванов.
Всего было премировано по грамзаводу 22 чел.
Кроме того получили прении 40 рабочих строителей. Среди них Димаков — столяр премирован 12 метрами мануфактуры. Он систематически выполняет план на 141 проц., не делает брака, в течение всей работы не имеет опозданий и прогулов.
Точилин — плотник — выполняет план на 121 проц., получил 12 метров мануфактуры.
Жильцов — столяр — 119 проц.
Ковалев — землекоп, арматурщики — Евдокимов, Рачков и другие» («Призыв», 11 ноября 1934).
«Рабочие, служащие и ИТР граммофонного завода скорбят вместе с партией, со всем рабочим классом Советского Союза.
Выстрел в тов. Кирова — любимого руководителя ленинградских рабочих - выстрел в рабочий класс всей нашей страны. Но враг должен помнить, что ему не сломить сил пролетариата.
Еще сильнее сплотим свои ряды вокруг ВКП(б) и под ее руководством пойдем к новым победам.
Требуем самого жестокого наказания врагам, покушающимся на жизнь наших вождей.
***
Собрание рабочих, служащих и ИТР граммофонного завода, в своем постановлении говорит:
— Отмена карточное системы направлена на еще большее развитие советской торговли, укрепление экономических связей между городом и деревней и еще большее улучшение материального положения рабочего класса.
Да здравствует наша ВКП(б), ведущая рабочих и колхозников к культурной, зажиточной жизни» («Призыв», 4 декабря 1934).
«На строительстве граммзавода проведена проверка обязательств, взятых рабочими в производственном походе имени седьмого съезда советов. Рабочие выполняют обязательства. Так бригада Зыка выполнила производственный план на 167 процентов. Все рабочие охвачены подпиской на заем. Бригада плотников (бригадир Жильцов) выполнила план на 162 проц., без брака. Перевыполняют план и другие бригады» («Призыв», 6 декабря 1934).
«На граммофонном заводе широко развернулась проверка коллективного договора. Работает 7 бригад.
Постройкомом проведено совещание бригадиров проверочных бригад, на котором за бездействие бригадир Логинов отстранен от бригадирства.
К 10 декабря бригады заканчивают проверку колдоговора, после чего проводится техническая конференция завода с обсуждением итогов проверки» («Призыв», 9 декабря 1934).
«Граммофонный завод к третьему районному съезду советов. Директор граммофонного завода К. Гроднер.
Правительство обязало комиссариат тяжелой промышленности наладить в стране производство высококачественных и доступных по цене патефонов с таким расчетом, чтобы в 1937 году довести выпуск готовых патефонов до повтора миллиона штук.
К выполнению этой грандиозной задачи привлечен, наряду с другими граммзаводами, и Владимирский вновь строящийся завод.
Завод моменту полного освоения программы будет самым мощным предприятием по производству граммофонов не только в СССР, но и в Европе.
Мы накануне третьего районного съезда советов.
Чем отмечают большевики, рабочие, инженерно-технические работники и служащие стройки этого гиганта граммофонной промышленности третий районный съезд советов? Что сделано за 1934 год?
Разработан и окончательно утвержден Наркомтяжпромом технический проект завода как в технологической части, так и в строительной. Также разработан и утвержден план строительства рабочего поселка.
На промышленное строительство в этом году затрачено два миллиона рублей. Заканчивается строительство корпуса, в котором будут размещены: организации завода, амбулатория, комендатура, бюро найма. Покрыты ксилолитом полы второго и третьего этажей главного корпуса. Изготовлены подъемники, шахты подъемников отделаны и готовы к монтажу.
Заготовлено значительное количество стройматериалов. Сооружается паропровод от ТЭЦ. Приступлено к сварке труб и монтажу. К январю 1935 года паропровод обеспечит нас в полной мере теплом.
Заводом вложено 600 тысяч рублей на прокладку электро-линии Ковров-Владимир.
На строительство жилищного поселка затрачено 865.500 рублей. Первый дом совершенно закончен кладкой. Проведены значительные внутренние работы: водопровод, отопление, канализация.
Второй дом возведен до первого этажа. Дома, а их будет 10, строятся красивые, с удобными квартирами, в соответствии с последними установками нашей партии и правительства.
Вот, примерно, перечень тех работ, которые нами проведены за 1934 год и с которыми мы приходим к третьему районному съезду советов.
Задачи в 1935 году гораздо обширнее и сложнее, к выполнению их наш коллектив уже готовится, и под руководством райкома партии, районного и городского советов мы эти задачи выполним.
Дадим трудящимся Советского Союза звучные, изящные, блещущие красотой и добротностью, патефоны советского производства» («Призыв», 11 декабря 1934).
«Грузовые автомашины граммофонного завода в плохом состоянии. Причина — отсутствует планово-предупредительный ремонт.
Обычно бывает так, что к ремонту машин приступают тогда, когда она совершенно выходит из строя. Например, машина № 40 — 10 требует ремонта, но механик Сергеев до сих пор не приступает к нему.
Ремонт делается небрежно. Машина № 1, выйдя из ремонта, через два дня снова пошла в ремонт. Форд № 2 стоит в ремонте уже месяц.
Безобразно тратятся горючее и смазочное.
Автопарк надо привести в порядок. Изжить калечение машин» («Призыв», 14 декабря 1934).
«Строительство граммзавода идет медленно. По проекту в четвертом квартале этого года мы должны были пустить иголочный цех, но вследствие того, что проекты то и дело изменялись и уточнялись, он не пущен» («Призыв», 18 декабря 1934).
«На строительстве граммофонного завода создана комсомольская организация. В организацию вступило 9 лучших молодых ударников строителей» («Призыв», 24 декабря 1934).
В бывшем прядильном корпусе (на этаже, где сейчас находится цех № 16) был организован игольный цех. Здесь было поставлено немецкое оборудование (рихтовальные, заточные, обрубные станки). В цехе присутствовал представитель немецкой фирмы, который налаживал станки. Кроме них, здесь находилась закалочная печь, пресс для изготовления коробочек под граммофонные иголки, механические расфасовочные весы. Заработал цех в 1935 г.
«Проектная мощность завода 100 000 стандартных граммофонов, 650 тыс. патефонов и 4 ½ миллиарда иголок в год. Выпуск иголок осваивается в 1935 г. Это были на тот момент лучшие в мире оксидированные иголки с хромированными кончиками.
С 1935 года завод стал выпускать портативные патефоны ПТ-3, прототипом для которых послужил английский HMV (His Master’s Voice), и иголки к ним.
«Грамзавод вступил в строй действующих предприятий во втором квартале 1935 года. Полная сметная стоимость его составляет 41164,4 тыс. руб., в 1936 г. объем работ по сметной стоимости 1935 г. должен составить 8284,0 тыс. руб.
Основным недостатком этого завода являются медленные темпы строительства и развертывания производства по выпуску грам. иголок и патефонов. План первого полугодия 1936 г. завод выполнил на 84,7%» (Отчет Владимирского городского совета Ивановской области о выполнении наказа избирателей за 1935-36).
В феврале 1936 г. выходит приказ народного комиссариата тяжёлой промышленности, согласно которому Грамзавод должен был выпускать 150 тысяч патефонов и 300 млн. иголок в год. Находясь в стадии строительства, практически не имея производственного оборудования и необходимого количества квалифицированных специалистов, завод принял эту явно невыполнимую программу.
Небывалый размах приобрело на предприятии стахановское движение. Если в начале 1937 года был 41 стахановец, то уже к концу года их было около 400.
Руководство НКТП принимает решение - сделать Грамзавод сборочным. 14 предприятий страны (из них 9 - оборонные) обязаны были изготавливать и поставлять детали. А Грамзавод должен был собирать из них патефоны. Для выполнения указаний НКТП в первую очередь нужно было заключить договора со всеми поставщиками деталей и инструмента, пригласить на завод 100 инженерно-технических работников, подготовить рабочую силу, форсировать строительные и монтажные работы по цехам, связанным со сборкой патефонов.
К работам «второй очереди» относилось окончание строительных и монтажных работ, постройка второго 64-квартирного жилого дома, гаража, лесорезки, горячего цеха. Также нужно было проложить железнодорожную ветку, водопроводную и канализационную сети...
Но претворение этих масштабных планов в жизнь столкнулось с немалыми трудностями. Ни один из 14 заводов не согласился производить поставки. Пришлось оформлять все договора через арбитражный суд. Кроме того, отдельные заводы срывали планы поставок деталей (либо не поставляли их в нужный срок, либо привозили - несоответствующие). В результате склады Грамзавода были завалены деталями, а выпуск продукции задерживался. Первые собранные патефоны были далеки от совершенства: неумело изготовленная звуковая коробка пела «не своим голосом», механизм патефона не хотел крутить диск...
Только опыт и высокая квалификация рабочих и инженерно-технических работников могли поправить дело. Для обучения тонкостям производства деталей и сборки патефонов в феврале 1936 г. руководство завода командировало 12 работников на Ленинградский патефонный завод.
Также принимались меры по самостоятельному изготовлению тех деталей и узлов, получить которые от поставщиков было невозможно. На Грамзаводе изготовили установку для производства самого сложного узла патефона - тонарма. Все приспособления и инструмент изготовили также своими силами.
Но, несмотря на все приказы НКТП, в 1937 г. Грамзавод не сумел выйти на проектную мощность. Это стало причиной трагедии жизни и смерти первого директора и еще четырёх работников Грамзавода. В 1937 г. были арестованы органами НКВД по Ивановской области:
Гроднер Константин Федосеевич - 1885 года рождения. Директор Грамзавода. Виновным себя не признал. 30 сентября 1938 г. расстрелян.
Коган Зиновий Ильич - 1891 года рождения. Технический директор Грамзавода. Виновным себя не признал. Военной коллегией осуждён к высшей мере наказания - расстрелу. Приговор приведён в исполнение.
Фаянс Люциан Игнатьевич - 1879 года рождения. Заместитель начальника технического отдела Грамзавода. 7 декабря 1937 г. расстрелян.
Брунов Владимир Алексеевич - 1893 года рождения. Начальник снабжения Грамзавода. 20 февраля 1938 г. расстрелян.
Шестеров Иван Михайлович - 1893 года рождения. Главный бухгалтер Грамзавода. Виновным себя не признал. 26 февраля 1938 г. расстрелян.

В августе 1937 г. директором Грамзавода был назначен Дмитрий Герасимович Головлёв.
4 сентября 1937 года приказом Наркомата машиностроения СССР Грамзавод переходит из ведения Наркомата тяжёлой промышленности СССР в Наркомат машиностроения СССР. 12 февраля 1938 года постановлением Совнаркома СССР завод передаётся в ведение Главширпотреба Народного комиссариата среднего машиностроения СССР.
Предприятие выпускает граммофонные иголки и патефоны марки ПТ-3.

Государственный союзный завод № 260

14 июня 1939 года постановлением Совнаркома СССР Грамзавод передаётся в ведение Народного комиссариата боеприпасов. Предприятие получает наименование Государственный союзный завод № 260. Его директором назначается Николай Григорьевич Юрин.
В конце 1939 г. принимается решение о подготовке завода к выпуску военной продукции. В декабре игольный цех передаётся в г. Ногинск Московской области. Сокращается производство патефонов. На завод начинает поступать другое оборудование для производства продукции, необходимой для оснащения Красной армии.
Приказом НКБ от 21 марта 1940 г. новым директором завода был назначен Александр Петрович Баталин.
С 1940 года завод переводится на выпуск военной продукции — взрывателей для артиллерийских и реактивных снарядов, авиабомб.
«ГРАМЗАВОДУ ПРИСУЖДЕНО КРАСНОЕ ЗНАМЯ НАРКОМАТА
На имя директора грамзавода тов. Баталина получена телеграмма от наркомата и ЦК союза следующего содержания:
«Коллективу завода присуждено красное знамя за итоги соревнования в четвертом квартале.
Выражаю уверенность, что коллектив к XVIII Всесоюзной партийной конференции придет с новыми производственными достижениями, обеспечив точное выполнение плана первого квартала».
«О передаче переходящего красного знамени обкома ВКП(б) передовому предприятию машиностроительной, металлообрабатывающей и химической промышленности за успешную работу в IV квартале 1940 года
Постановление бюро Ивановского обкома ВКП(б) от 28 января 1941 г.
Бюро обкома ВКП(б) постановляет:
За успешное выполнение производственного плана IV квартала 1940 года переходящее красное знамя обкома ВКП(б) по машиностроительной, металлообрабатывающей и химической промышленности области, находящееся у коллектива рабочих, служащих и инженерно-технических работников Владимирского химического завода, передать коллективу рабочих, служащих и инженерно-технических работников Владимирского граммофонного завода, выполнившему план IV квартала — по товарной продукции на 111.2 проц., по валовой продукции — на 101,8 проц., производительности труда на 104,2 проц., при расходе фонда заработной платы на 94,3 проц. На заводе снижена себестоимость продукции против 1939 года на 65,2 проц. Годовой план заводом выполнен: по валовой продукции на 230 проц. и по товарной — на 228,3 проц.».
«СОБРАНИЕ ОБОРОННО-ФИЗКУЛЬТУРНОГО АКТИВА ГРАМЗАВОДА
30 января в городском театре состоялось собрание оборонно-физкультурного актива грамзавода. Присутствующие выслушали доклад секретаря партбюро т. Чубук об итогах оборонной недели на заводе.
Цеховые агитаторы провели большую работу по разъяснению важности изучения военного дела. Каждый работающий на заводе знал и принимал участие в оборонной неделе.
Среди участков было развернуто социалистическое соревнование на лучшее проведение оборонной недели. Так, тов. Гонцов взял обязательство организовать ряд кружков, т. Никешина обязалась охватить всю свою смену изучением военного дела. Это ими выполнено.
В дни оборонной недели выявились прекрасные организаторы военной работы: тов. Сальников, командир лыжного батальона, участник боев с белофиннами, т. Миронова — комсомолка, тт. Лихачева, Федченко, Толмасов, Холодницкий, Соков, Миронович и другие.
В тесной связи с подготовкой к дню Красной Армии проходит развертывание социалистического соревнования и стахановского движения на заводе. Бригады, участки становятся на стахановские вахты, перевыполняя производственные задания. Цех т. Шмакалова к 25 января выполнил производственное задание, Шулов, Павлов, Крылов, Карцев, Брагин, встав на стахановскую вахту имени XVIII Всесоюзной партийной конференции, перевыполнили задание.
Тов. Чубук сообщил, что решением обкома ВКП(б) от 29 января 1941 года коллективу завода присуждено переходящее красное знамя. Это обязывает весь коллектив завода оправдать оказанное доверие. Задача всего коллектива завода — объявить решительную борьбу с браком, не допускать перерасходов ценного материала, инструмента, бережно относится к оборудованию, покончить с грязью в цехах, на paбочем месте, ликвидировать бескультурье в организации производства, в технологии.
Собрание оборонного актива приветствовали батальон лыжников, отряд санитарной дружины. Тов. Ларина заявила, что дружинники обязуются к 1 Мая подготовить 600 девушек для сдачи норм на значок ГСО I ступени.
— Мы сумеем, — заявила т. Ларина, — когда потребуется, встать на защиту нашей социалистической родины.
Собрание решило включиться в комсомольский лыжный кросс. 2 февраля — старт кросса, а 11 февраля — военизированный поход.
Собрание высказалось за то, чтобы ежемесячно устраивать полуторачасовую работу в противогазах, возложив организацию этого дела на профсоюзные, комсомольские и осоавиахимовские организации. В феврале, марте намечено провести лекции на темы: «Оборона Севастополя», «Отечественная война 1812 года», «Петр І-й, как полководец», «Авиация в современной войне» и не менее трех лекций и докладов на международные темы. Собрание высказалось за то, чтобы продолжить договор социалистического соревнования по организации оборонной работы с заводом «Автоприбор».
Собрание оборонно-физкультурного актива записало: в конце февраля созвать конференции членов Осоавиахима, РОКК и других с вопросом — оборонная работа на заводе.
Лучшие организаторы оборонной работы на заводе были премированы ценными подарками: т. Сальников получил в подарок часы, т. Поспелов за хорошую организацию по лыжам — серебряный портсигар, т. Ерыкалов — чайный сервиз и т. д.
Собранно оборонного актива просмотрело постановку «Горькая судьбина».
И.П. Морозов» («Призыв», 1 февраля 1941).
«Работа лучших стахановцев грамзавода
Вот уже несколько дней стоит на стахановской вахте имени ХѴIII партконференции бригада станочников наладчика т. Брагина из смены мастера Астахина.
Бригада в дни вахты свое производственное задание перевыполняет в три—четыре раза. Так, 30 января дневная программа была выполнена на 414 процентов.
Такие же показатели выполнения производственной программы имеют и другие бригады. Например, бригада наладчика т. Луговкина из смены мастера Лилина, встав на стахановскую вахту, выполнила программу на 411 процентов, а бригада наладчика Александрова — на 340 процентов.
Многие станочники дают по 6—7 норм. 29 января выполнили норму тов. Дворников на 791 проц., тов. Желудкова на 734 проц. 30 января тов. Миронова дала больше семи норм, тов. Кочеренкова — 666 проц., тов. Морозова Е.И. – 640 проц., тов. Русакова — 611 проц.
Стахановскими методами труда лучшие производственники завода готовят замечательные производственные подарки ХѴIII Всесоюзной партийной конференции.
А. Е. Фомин» («Призыв», 1 февраля 1941).
«Новый производственный подъем на грамзаводе
Весть о присуждении грамзаводу переходящего красного знамени обкома ВКП(б) вызвала у коллектива новый производственный подъем.
31 января и 1 февраля отмечены высокой производительностью труда. Цех, где работает стахановец тов. Рябинин, за 31 января выполнил дневную программу на 129 проц., за этот же день участок ст. мастера тов. Шулова выполнил дневное задание на 134 проц. и участок тов. Павлова — на 222 проц. Смена мастера тов. Шабалина дала 199 проц.
В целом январскую программу цех выполнил на 136 проц.
Лучшие стахановцы цеха месячную программу выполнили так - тов. Рябинин на 600 проц., тов. Сидорин на 804 проц., тов. Никешин — на 543 проц.
Хорошее выполнение за январь имеют и другие цехи.
Производственным подъемом ответили на вести о присуждении грамзаводу красного знамени рабочие цеха, где работают лучший станочник завода тов. Дворников и тов. Желудкова, 31 января смена мастера Астахина выполнила дневную программу на 326 проц. Более трех норм дала смена тов. Корнилова. Хорошие результаты показали тт. Брагин, Дворников и др.
Выступавшие на митинге рабочие, руководители бригад и участков брали на себя обязательство — еще выше поднять производительность труда и не иметь брака.
Наладчик тов. Брагин от имени своей бригады взял обязательство — выполнять дневные нормы на 450 проц. Такое же обязательство взял и тов. Миленгаузен.
Выступавшие на митинге тт. Сидорин, Шулов, Павлов и др. обещали еще шире развернуть соревнование и добиться лучших показателей в работе.
Цех, где работают тт. Рябинин и Сидорин, в ответ на присуждение красного знамени, взял обязательство - февральскую программу закончить к дню ХХIII годовщины Красной Армии, а к 1 марта выполнить месячную программу на 135 проц.
А.Е. Фомин» («Призыв», 4 февраля 1941).
«Днем в цехах появились большие объявления, извещавшие о предстоящем митинге, посвященном рекорду стахановца т. Рябинина.
— Кто этот Рябинин? — спрашивали друг друга рабочие и не могли ответить. Да и откуда же знать, когда на заводе стахановцев много.
Около объявлений рождалось множество предположений.
— Вероятно, норм 5—6 сделал,— предполагали некоторые.
Иные сомневались.
— Не может быть, слишком много...
Кто мог подумать, что т. Рябинин перевалил за тысячу процентов. Правда, каждый знал, что наша страна имеет таких стахановцев, которые давно перекрывают тысячу процентов.
— Но ведь это не у нас на заводе, а на шахтах, в рудниках.
Окончилась смена. Все ждут открытия митинга. Люди уже узнали, что Рябинин токарь, а его рекорд - это 12 с лишним норм. Где же он? Каждый хотел видеть его.
Митинг... Вот он на трибуне. Скромный, небольшого роста. Он рассказывает о своем рекорде просто, но в то же время убедительно. Он внес некоторые усовершенствования, ему помогли претворить их, и он дал такую высокую производительность. Это может сделать каждый.
Люди слушали и мечтали. Мечтали о том, чтобы стать подражателем лучшего стахановца, чтобы дать больше продукции своей любимой родине.
И буквально на следующие дни замечательный почин был подхвачен. Токарь Карпов дал почти 15 норм, токарь Сидорин свыше 12 норм. Заточник Никешин, фрезеровщик Синицын и многие другие — они также встали в шеренгу передовых.
Почин подхватили целые бригады, участки, цехи. Организовались стахановские вахты. Росло, крепло стахановское движение.
Даже бригады стали давать такую производительность, какой раньше не было у отдельных рабочих. Бригада Бобкова — 610 процентов, бригада Брагина — 615 процентов.
На заводском совещании стахановцев стахановец Шабалин сказал:
— 16 января, будучи на стахановской вахте, я дал больше 10 норм. Через день я снова встал на стахановскую вахту и выполнил норму на 1600 процентов. В день открытия ХѴIII партийной конференции я постараюсь дать новый производственный подарок.
Кто может сомневаться, что и это обязательство им будет выполнено с честью.
Почин, подхваченный всем коллективом, стремящимся выжать из техники все, что она может дать, делает большое великое дело. Неисчерпаем творческий родник у советских людей. Велик, беспределен у них энтузиазм.
И после совещания токарь Сидорин дал больше 16 норм за смену, а на другой день уже 19 норм.
Вот они темпы советских людей, работающих во славу своей любимой родины, во славу ее хозяйственного и оборонного могущества.
Хороший готовят подарок стахановцы завода XVIII Всесоюзной конференции большевиков.
А.А. Фомин. Грамзавод» («Призыв», 5 февраля 1941).
«КАК Я ОРГАНИЗОВАЛ СВОЮ РАБОТУ
После того, как токарь нашего граммофонного завода тов. Рябинин стал давать рекордную выработку, я также решил перестроить свою работу и добиться такой производительности труда, чтобы действительно хорошими производственными подарками встретить день открытия ХѴIII Всесоюзной партийной конференции.
Прежде всего, я усовершенствовал приспособление. Оно дало возможность в пять—шесть раз ускорить работу. Затем изменил процесс обработки. Раньше зажимал деталь в приспособление и держал все это в руках, опершись локтем на что-нибудь. Руки уставали, а отсюда — точности трудно было добиться, да и производительность труда была сравнительно небольшая.
Подумал, как лучше изменить способ обработки. После я приспособление стал зажимать в тисках, закрепленных на столе и ужо не деталь стал подводить к наждачному кругу, а наждачный круг к детали.
Чтобы добиться большей точности обработки сверл, я так устанавливаю круг, что он не сточит больше, чем это нужно.
В связи с этим встал другой вопрос: или как и раньше сразу все сверло изготовлять, или делать сперва у целой партии сверл одну операцию?
Если сразу все сверла делать, то потребуется несколько перестановок круга и т. д. Чтобы избежать таких переналадок, я сначала делаю одну операцию, потом устанавливаю круг для другой операции. Все это дало мне возможность добиться рекордной выработки: норму я стал выполнять от 1.130 до 1.600 процентов.
Это и есть мой лучший подарок XVIII Всесоюзной партийной конференции.
Заточник-стахановец С. Шебалин» («Призыв», 5 февраля 1941).
«Технические нормы перевыполнены
В цехах граммофонного завода встали на стахановские вахты имени ХѴIII Всесоюзной партийной конференции несколько станочников, слесарей и т. д. Перед ними была поставлена задача — выполнить и перевыполнить технические нормы. Большинство с этой задачей справилось успешно. Так, например, станочник т. Касимов выполнил техническую норму на 123 процента, станочники тт. Почитаев и Карцев дали по 115 процентов. Из женщин хорошо работала наладчик т. Аверина, выполнившая техническую норму на 106 проц. Все они дали только безбрачную продукцию.
Перевыполнила техническую норму смена мастера т. Евстигнеева — 105,8 процента.
Успеха добились также наладчики тт. Иванов, Татьмянин, Гришин, станочник т. Аверин.
Все эти показатели являются рекордными. Идет борьба за перекрытие их.
В ближайшие дни готовится встать на стахановскую вахту одна из смен старшего мастера т. Редькина.
А.А. Фомин» («Призыв», 6 февраля 1941).
«ЛЮДИ ГРАМЗАВОДА
Зимнее утро. Чуть брезжит рассвет, но подобно небольшим ручьям уже движутся люди с разных концов города и окрестных деревень к мерцающему электрическим светом граммофонному заводу.
За 50 минут до начала дневной смены поток людей становится плотнее и более широким у проходной завода.
Вливается новая смена. Шумно, оживленно. Чувствуется необычайный подъем. Рабочие ночной смены делятся со сменщиками своими достижениями, рассказывают о рекордных выработках передовиков, желают успехов.
Необычно в кабинете главного механика тов. Кувшинова. Свет еще не погашен. Всю ночь он освещал кабинет, скорее похожий на маленькую монтажную площадку.
Механик внимательно осматривает сконструированный им и уже смонтированный станок-автомат, который, по его словам, обеспечит выполнение двойной дневной программы, освободит немало станков и людей для других работ.
Сейчас станок внешне оформляется. К нему слесаря по указанию механика приделывают лотки, лабазы, на которых в закрытый колпаком механизм будут подаваться детали и автоматически, по выходному лотку, в готовом виде ссыпаться в ящик. Слесаря подшабривают отдельные детали механизмов, еще раз проверяют работу отдельных узлов.
Работа ответственная, боевая. Взято обязательство — к дню открытия XVIII Всесоюзной партконференции пустить станок-автомат. Мало этого — надо добиться безупречной работы станка. И люди с любовью готовят станок, над которым немало потрудился механик-большевик, у которого хватает времени руководить работой машин завода без заместителя, конструировать и делать своими силами станки-автоматы.
Рабочие в честь XVIII Всесоюзной партконференции берут обязательства, встают на стахановские вахты, готовят ей достойные производственные подарки. Все сильнее и сильнее разгорается производственный энтузиазм. И у всех одно горячее желание — дать стране больше продукции, крепить изо дня в день ее хозяйственную и оборонную мощь.
Токарю тов. Карпову дано одно ответственное задание. Карпов встал на стахановскую вахту, взяв обязательство выполнить январскую месячную программу не ниже как на 600 проц. Это обязательство никого не смутило. Карпов — лучший токарь. У него всегда блестит станок, у него на чистой тумбочке все время в строгом порядке расположен нужный инструмент, всегда образцово заправлены резцы. В его работе ни одного лишнего движения. Все они продуманные.
— Зачем зря махать руками?! Ведь каждое лишнее движение есть потеря времени,— говорит тов. Карпов.
13 января токарь тов. Рябинин выполнил дневное задание на 1223 проц. Это дало новый толчок к развертыванию творческих способностей рабочего. В ответ на рекорд тов. Рябинина токарь Карпов 16 января выполняет дневное задание на 1465 проц. И это не случайность, а обдуманная и хорошо проведенная подготовка к выполнению задания, это прямая связь практики с теорией, это осуществленный, ранее обдуманный план с хорошей организацией рабочего места. В процессе работы еще раз улучшалась технология.
Ответственное задание Карпов выполнил 31 января на 810 проц. при отличном качестве, а месячную программу на 684 проц., заработав 2938 руб. 50 коп.
Рабочий коллектив завода всколыхнулся. Переживая радость, в ряды первых людей завода, установивших высокую выработку, становятся ухе не одиночки, а десятки рабочих. Скромный токарь Никеров выполняет дневное задание на 723,7 проц. Молодой токарь тов. Никитин, совсем недавно окончивший заводскую школу, ранее не выполнявший заданий, организует свое рабочее место и выполняет задание на 500 проц., а 1 февраля — на 600 проц.
30 января талантливый 23-летний фрезеровщик Солоухин по измененной им технологии сумел обойтись без двух операций разметки и сверловки и облегчить труд слесаря после своей работы.
Рабочие рассказывают:
— Солоухин славно командовал станком, работая спокойно, на максимальных режимах резания, обдуманно, с расчетом.
Задание Солоухин выполнил отлично на 860 проц.
На митинге, созванном по поводу приветственных телеграмм наркома и секретаря обкома партии тов. Пальцева, присланных на имя стахановцев Карпова, Рябинина, Сидорина, тов. Солоухин заявил:
— Я перекрою рекорды, установленные стахановцами нашего завода в честь ХѴIII партконференции.
И этому можно верить.
Свободный творческий труд родит чудеса, родят героев. И в этом труде - великое счастье, великая радость.
Технолог Зачесов» («Призыв», 8 февраля 1941).
«Витрина поломанного инструмента
В одном из цехов граммофонного завода, в целях пропаганды среди рабочих бережного отношения к инструменту, организована витрина, в которой вывешивается поломанный инструмент с указанием фамилии рабочего, допустившего полом. Здесь же указывается причина полома инструмента.
Наладчик Леонов оставил без присмотра работающий станок и ушел в кладовую. В его отсутствие произошел полом одной части, станок сделал большое количество брачной продукции. Сломанный инструмент помещен на витрине.
Наладчики Крылов, Савельев и Богатов неправильно затачивали дисковый резец, отчего он преждевременно вышел из строя. Резец так же помещен на витрине с указанием причин полома.
В цехе немало случаев преждевременного выхода из строя инструмента и по вине старших мастеров. Дело в том, что наждачные точилы находятся под ответственностью старших мастеров, они отвечают за их исправность. Но исправны они бывают очень редко, так как мастера заправляют их от случая к случаю. Рабочие вынуждены инструмент точить на незаправленном точиле, что ведет к преждевременному износу инструмента.
А.А. Фомин» («Призыв», 8 февраля 1941).
«НОРМЫ ПЕРЕВЫПОЛНЯЮТ
Стахановцы граммофонного завода с каждым днем увеличивают производительность труда.
5 февраля в цехе, где работает старший мастер тов. Шестериков, рабочие встали на стахановскую вахту и добились хороших результатов в выполнении норм. Смена мастера т. Никерова за этот день дала 142 проц., наладчики этой смены тт. Фомин, Мичев и др. перевыполнили установленные для них технические нормы.
В этом же цехе 6 февраля смена мастера т. Лебедева выполнила дневное задание на 160 проц., более полуторы нормы дала смена т. Кочешкова.
Хороших производственных успехов добились стахановцы и других участков и цехов.
Лучший стахановец т. Сидорин также встал на вахту и обязался к 15 февраля досрочно закончить годовую программу 1941 г.
А.Е. Фомин, депутат горсовета» («Призыв», 9 февраля 1941).
«РАБОТАТЬ БУДЕМ ЕЩЕ ЛУЧШЕ
9 февраля во всех цехах грамзавода состоялись митинги рабочих, инженерно-технических работников и служащих. С большим вниманием рабочие заслушали приказ директора, в котором указывается, что коллективу завода присуждено переходящее красное знамя наркомата и ЦК союза за успешную работу в четвертом квартале прошлого года.
На митингах рабочие брали новые социалистические обязательства. Стахановка т. Желудкова М.Ф., ваявшая обязательство выполнить производственное задание на 1000 проц., сейчас дневную норму выполняет на 1062 проц., ее подруга т. Русакова, соревнуясь с ней, 9 февраля выполнила норму на 1070 проц.
Стахановец мастер т. Холодницкий заявил:
— Присуждение переходящего красного знамени наркомата требует от нас еще более энергичной борьбы за перевыполнение плана и за качество продукции. Тов. Холодницкий взял обязательство своим участком перевыполнить февральскую программу и с 12 февраля встать на стахановскую вахту.
После митингов в кабинете директора состоялось совещание командного состава, на котором обсуждался вопрос о подготовке стахановских вахт.
Совещание решило провести смотр чистоты и культуры на заводе и послало ответную телеграмму Наркому.
Лучшие стахановцы завода премированы.
Морозов» («Призыв», 11 февраля 1941).
«Высокая производительность
8 февраля станочница стахановка т. Желудкова, встав на стахановскую вахту, дала небывалую для станочников завода выработку, выполнив дневную норму на 1062 проц. Более чем на 500 проц. выполнили дневное задание станочники тт. Дворников, Русакова и Миронова.
В три раза перевыполнили дневные нормы бригады наладчиков тт. Брагин, Луговкин, Миленкаузен, Пряхин.
За этот же день участок Бедина, где работает т. Рябинин, выполнил дневную норму на 430 проц. Высокую выработку дала бригада слесарей т. Рыжова, — их средняя дневная выработка составляет 410 проц.
А.Е. Фомин, депутат горсовета. Грамзавод» («Призыв», 11 февраля 1941).
«Бюро горкома ВКП(б) и исполком горсовета постановляют:
1. Переходящее красное знамя горкома ВКП(б) и исполкома горсовета, находящееся у коллектива рабочих и служащих грамзавода, передать фабрике «Пионер»…» («Призыв», 12 февраля 1941).
«Встают на стахановские вахты
С 12—13 февраля на граммофонном заводе большинство участков, смен и бригад становятся на стахановские вахты имени XVIII Всесоюзной партийной конференции.
Сейчас идет к этому большая подготовка. Особенно обращено внимание на организацию и чистоту рабочего места. Уборщицы цехов вступили между собой в социалистическое соревнование и взяли обязательство бороться за чистоту, не иметь случаев снижения производительности труда и выпуска брачной продукции из-за несвоевременной или плохой уборки.
В ответ на присуждение красного знамени наркомата и ЦК союза рабочие стремятся достойно отметить это большое и радостное событие. 8 февраля на участке старшего мастера т. Бедина слесарь-доводчик т. Монетов выполнил дневную норму на 1200 процентов, а 9 февраля он дал 1700 процентов, а весь участок т. Бедина за этот день выполнил план на 151 процент.
Хорошо выполняет задание участок мастера т. Шулова, — на 197 процентов.
Достойно ответил на присуждение знамя станочник т. Дворников. Он 9 февраля дал 1052 процента.
А.Е. Фомин, депутат городского совета» («Призыв», 12 февраля 1941).
«МОЙ MEТОД РАБОТЫ


Сидорин

Многие интересуются тем, как я добился рекордной производительности труда. Вкратце на этот вопрос можно ответить так: во-первых, тружусь на себя и на свое социалистическое государство и это воодушевляет все на новые и новые подвиги во славу родины. Во-вторых, чтобы добиться наивысшей выработки, обобщаю опыт других стахановцев, дополняю этот опыт, думаю над тем, как еще лучше усовершенствовать свой труд. Вот в общих словах, что можно было мне сказать о своей работе.
Теперь расскажу, как я начал добиваться рекордной производительности труда. До этого я все время перевыполнял нормы. Зная постоянные наши стремления к повышению производительности труда, однажды начальник бюро стахановских методов труда тов. Старикова спросила нас с т. Рябининым:
— А можете вы выполнить месячную норму на 500—600 процентов?
Сначала нам показалось трудновато сделать по пять-шесть норм. Когда же подумали как следует над улучшением всего процесса работы, то пришли к убеждению, что невозможного тут нет. Желание и стахановская смекалка пришли на помощь.
Дали мне заготовок на сто зажимных цанг. Подготовился и вторым после т. Рябинина встал на стахановскую вахту имени XVIII Всесоюзной партийной конференции. Заготовки оказались по размерам разные и это требовало больше времени на изготовление цанг. Все же превзошел все свои ожидания — за 42 часа выполнил двух с половиной-месячную норму.
Как добился этого первого успеха? Чтобы рассказать об этом, надо вспомнить как у нас проходило сверление отверстий цанг раньше. Тогда вставлялось сверло в шпиндель, деталь зажимали в патроне, пускали станок и сверло двигали штурвалом задней бабки вручную. Помню — поручили нашему токарю т. Гончарову изготовить 20 цанг и он вместо ручной подачи скрепил заднюю бабку с суппортом при помощи кованной пластины и тем избавился от ручной подачи сверла.
Это новшество меня заинтересовало, но я видел в нем существенный недостаток. Когда суппорт тянул бабку с сверлом к обрабатываемому материалу, то мог произойти задир станины, полом станка и другие нежелательные последствия, потому что бабку не только двигало, но и нагнетало с верхней части. Это в то время, как у нас требуется работа не с риском, а наверняка.
Новшество т. Гончарова хотя в практике было и неприемлемо, но его смелый эксперимент натолкнул меня на мысль сделать особую оправку. Такую оправку я сделал и дал ее т. Гончарову. Ею стали пользоваться не только Гончаров, но и другие токаря.
Что такая оправка давала? По сравнению с ручной подачей сверла, она ускоряла сверловку раз в 15. Больше не потребовалось и тов. Гончарову зацеплять заднюю бабку суппортом и рисковать, потому что оправка с сверлом закрепляется в резцедержателе суппорта, который движется при помощи самохода.
Чтобы оправка становилась по центру, я сделал пластинку необходимой толщины, подкладывал ее при закреплении оправки в резцедержатель. Но как известно, при сверловке приходится пользоваться сверлами различного диаметра и тут требуется центричность. Она достигается сама по себе, потому что в оправке у меня сделано отверстие для сверл конусной формы, так что какое сверло ни поставь, оно все равно приходится по центру.
Как видите, перед тем, как заступить на стахановскую вахту, я уже знал, каким способом ускорю сверловку. Однако из практики моей работы и работы других товарищей было уже известно, что моя оправка имела конструктивный недостаток — она могла закрепляться в одной стороне резцедержателя, притом только двумя винтами.
Во время подготовки к стахановской вахте, я посоветовался с начальником технологического отдела т. Резниковым и мы пришли к такому заключению, что тыловой коней оправки нужно сделать с разрезом по средине, т. е. наподобие вилки. Заказали такую оправку. Она оказалась падежной. Если моя старая вызывала колебание салазок и отходила в сторону, то новая оправки закреплялась в центре резцедержателя, притом не двумя, а шестью винтами.
При этих условиях не приходилось тратить время на перезакрепление оправки. На крепление хотя тратил по пять минут каждый раз, но и они дороги. За каждые 5 минут я мог три-четыре болванки просверлить.
Я уже рассказал, как усовершенствовал и ускорил сверловку. Дальше надо было внутри цанги проточить конус на 60 градусов. Это у нас раньше делали резцом. Вспомнил, что токарь тов. Козлов применял в этом деле новшество. Он вместо резца пользовался специальными плашками.
Козлов растачивал двумя плашками за два приема, а я соединил две операции в одну — особую плашку изготовил. Этим самым экономил время на перестановке инструмента после одной операции на другую. И другое: если Козлов растачивал конус подачей штурвала вручную, то я закреплял плашку в оправке и вел выборку внутреннего диаметра исключительно механическим путем.
То, что раньше приходилось раз пять проходить резцом, плашкой это я делал за один проход. Вот в этом и состояло главное преимущество плашки перед резцом.
На нарезке резьбы вместо резца я, по методу т. Рябинина, применял гребенку. Этот инструмент более надежный. Если резцом я мог нарезать резьбу под калибр у десяти деталей без заточки инструмента, то гребенкой 40—50 штук. Кроме того, если резцом требовалось десять проходов, то гребенкой не больше шести. Гребенка сделана конусом, так что последний зуб даст необходимый диаметр резьбы.
При изготовлении второй партии цанг я добился еще более высокой производительности труда: выполнил норму на 1900 процентов. Достиг этого тем, что помимо уже рассказанного применил еще некоторые новые приемы в работе.
При первичной обдирке детали по наружному диаметру заменил самоцентрирующий патрон ершом. Этот ерш я сам придумал и сделал. По форме он представляет из себя двусторонний конус. Одним концом вставлял его в шпиндель передней бабки. Второй конус имеет профреэерованные канавки, острые зубчики.
Когда я вставляю деталь в центры и пускаю станок то ерш вращается, своими зубцами как бы врезается в деталь и вращает ее. Именно для вращения летали при обдирке ее резцом и служит ерш. Это приспособление применяю для того, чтобы экономить время, которое раньше у меня уходило на закрепление детали в патрон.
Применил я для ускорения работы и еще одно новшество — гребенку для выборки канавок. Раньше шесть канавок резцом делали за шесть приемов, а применив гребенку, делаю все это за один прием, т. е. в шесть раз сократил время на выборку канавок.
При изготовлении второй партии цанг помогло мне еще больше поднять производительность труда и то, что я стал работать одновременно на двух станках и так организовал труд, что все 480 минут мог отдать и отдавал производству.
Конечно, я не все здесь рассказал. Но самое главное изложил и надеюсь, что мой опыт переймут и применят другие токаря наших предприятий.
Стремление стахановским трудом крепить мощь нашей любимой родины, подготовить хорошие производственные подарки XVIII Всесоюзной партийной конференции дало богатые результаты. В целом за январь я выполнил норму на 804 процента, заработал 3000 рублей, да премию получил 500 рублей. К 14 февраля я выполню норму за весь 1941 год.
Токарь М.П. СИДОРИН. Грамзавод» («Призыв», 12 февраля 1941).

Далее »» Грамзавод в 1936-1941 годах

Категория: Промышленность | Добавил: Николай (21.06.2023)
Просмотров: 286 | Теги: завод, Владимир, Промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru