Главная
Регистрация
Вход
Среда
19.06.2024
14:00
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1589]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [208]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [167]
Учебные заведения [175]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2397]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [277]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [145]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская энциклопедия

Царфин Абрам Яковлевич

Царфин Абрам Яковлевич

В.И. Титова. СЕМЬЯ ЦАРФИНЫХ ВО ВЛАДИМИРЕ. Краеведческий альманах «Старая Столица». Выпуск 16.

Царфин Абрам Яковлевич (21.02.1895-25.08.1962) - военный врач, начальник гарнизонной поликлиники МЭП № 113 Западного фронта в г. Владимире (октябрь 1942 - октябрь 1943), начальник отделения Владимирского военного госпиталя 3015 (15.01.1946 -1953).

Предки Царфиных родом из Белоруссии. Начало их владимирской ветви положил Абрам Яковлевич Царфин, который работал в эвакогоспитале в военное время, а постоянно жил во Владимире с 1946 года и здесь же, во владимирской земле, нашёл последнее упокоение. Его захоронение находится в одном из самых дальних уголков Князь-Владимирского кладбища. Надгробная надпись сообщает о том, что здесь погребён военный врач Абрам Яковлевич Царфин.
Абрам Яковлевич Царфин родился в 1895 году в г. Минске. «Отец мой, Царфин Яков Лейбович, кустарь, по национальности еврей, умер в возрасте 70 лет в 1917 году. Мать, Царфина Раша Шлемовна, еврейка 69 лет, домохозяйка, умерла в 1917 году», - пишет он в своей автобиографии. Это черновик автобиографии, на котором нет даты его написания, но очевидно, что тогда указание на национальность во всех случаях было обязательным. Абрам Яковлевич и о себе тут же пишет: «По национальности еврей». Родители успели дать сыну возможность в 1911 году окончить торговую школу. Некоторое время после её окончания Абрам Яковлевич работал помощником бухгалтера в одной из контор в Минске. Но жизненные устремления у молодого человека были иные. «В 1917 году сдал испытания на аттестат зрелости при московской гимназии, - пишет он в автобиографии. - В 1924 году окончил медицинский факультет Московского государственного университета. По специальности являюсь врачом-терапевтом. По окончании университета до января 1925 года стажировался в клинике Белорусского медицинского института». После стажировки в клинике молодой врач работал в одной из районных больниц в Минской области, а в 1928 году был переведён в поликлинику г. Минска. С 1937 до июня 1941 года Абрам Яковлевич работал в терапевтической клинике ординатором, а затем в должности ассистента факультетской терапевтической клиники Белорусского медицинского института.


А.Я. Царфин

В это время у Абрама Яковлевича уже была семья. Ещё будучи студентом, он женился на Елене Ароновне Мазо, своей землячке, которая в 1919 году окончила Харьковскую зубоврачебную школу. Это была «очень красивая женщина, добрая по натуре, с ясным умом и волевым характером, лидер семьи. Она была хорошей хозяйкой, и наш дом всегда блистал чистотой», - вспоминал о ней младший сын Арон. Ясный ум и волевой характер Елена Ароновна в полной мере проявила в тяжёлые дни фашистской оккупации, когда ей пришлось выбираться с сыновьями из горевшего Минска, а потом с младшим сыном 32 дня идти по дорогам Белоруссии и России, уже охваченных огнём войны.
Семья Елены Ароновны несколько отличалась от семьи мужа. Её родители считались зажиточными: они занимались бакалейной торговлей. Выбор дочери не очень одобряли, считали семью её мужа бедной. А их «богатство» привело почти всю семью к трагической гибели. У Елены Ароновны были брат и три сестры. Брата Якова сослали в Воронеж в середине 1920-х годов, когда чекисты искали и конфисковывали золото у бывших состоятельных людей - торговцев, купцов. В конце 1940 года Яков с женой и дочерью вернулся в Минск, где во время Великой Отечественной войны они погибли в гетто, которое немцы устроили в Минске. Сестра Матля жила в Польше, в Вильно, где вместе с мужем имела мануфактурный магазин. Выехала она туда из Минска в 1920 году. Иногда присылала родственникам посылки и письма. Всё это приходилось тщательно скрывать: время накануне войны в Минске было тяжёлое, царили страх и неуверенность. Шли аресты. В школе, где учились дети Царфиных, заставляли закрашивать портреты «врагов народа» в учебниках. Судьба Матли оказалась трагичной. В 1939 году в Вильно вошла Красная армия. Магазин был конфискован, а через два месяца семью с двумя детьми посадили в товарный вагон, не разрешив взять даже тёплых вещей, и повезли в Северный Казахстан. Поселили в маленьком селе, где они замерзали и голодали. Муж Матли и младший сын Арон умерли. Старшего сына Сёму удалось спасти благодаря помощи другой сестры Елены Ароновны - Берты, которая жила в г. Горьком (ныне - Нижний Новгород). В 1945 году она послала вызов сестре, и Матля с сыном Семёном переехали в Горький. Сестра Гита жила в г. Мерке (Казахстан), работала бухгалтером на сахарном заводе.
Но вернёмся в семью Царфиных. Служба Абрама Яковлевича шла своим чередом. В 1939 году он был призван в армию и назначен консультантом терапевтической гарнизонной поликлиники. С началом Советско-финляндской войны служил начальником отделения полевого госпиталя. После окончания войны вернулся на должность консультанта гарнизонной поликлиники в Минск, а в 1940 году демобилизовался и вновь приступил к работе в терапевтической клинике Белорусского медицинского института.
В семье подрастали сыновья. В 1922 году в молодой семье Царфиных родился первенец - сын Яков, через пять лет - второй сын - Арон. Яков накануне войны окончил среднюю школу. Вот как вспоминал о нём младший брат: «Брат мой Яша был не по годам серьёзным парнем, много читал, рисовал, хорошо учился. Чтобы хорошо знать немецкий язык, родители договорились с обрусевшей немкой, что жила у нас во дворе, и она дополнительно занималась с ним. Яша в 1940 году хорошо окончил десятый класс и поступил на химический факультет Белорусского университета. Яша увлекался музыкой и уже несколько лет хорошо играл на гитаре». В 1941 году Яков окончил 1-й курс химического факультета Белорусского университета. А окончить университет ему удалось только в 1947 году и не в Минске, а в городе Горьком. Всему виной была начавшаяся Великая Отечественная война.
Вот как вспоминал день начала войны Арон: «Мы - мама, Яша и я были дома. Отец служил военным врачом в авиационном полку, западнее Минска. Брат Яша после завтрака начал слушать заграничные передачи на приёмнике. Через некоторое время, прослушав передачу на немецком языке, он обратился к маме: “Мама! Немцы передают, что они начали войну с СССР”. Побелев, мама вымолвила: “Этого не может быть”. А вечером начали бомбить город. Бомбёжка продолжалась всю ночь... Это было страшное зрелище, мы сидели втроём в квартире, сжавшись от ужаса, и не знали, что делать и куда бежать. Бомбоубежища поблизости не было. Так прошла первая ночь войны... В полдень 23 июня приехал папа. По его обрывистому рассказу я понял, что авиационный полк, где он служил, был уничтожен немцами на аэродроме. Ни один из лётчиков не успел взлететь. Он и оставшиеся командиры прибыли в штаб за новыми назначениями».
Война в первые же дни разбросала всю семью. Штаб округа выделил машины для эвакуации семей командиров. Абрам Яковлевич договорился, что его семье - жене и двоим сыновьям - тоже предоставят место в машине. Хладнокровие и мудрость Елены Ароновны накануне отъезда стали залогом спасения семьи: она раздала детям документы, разделила все имеющиеся деньги и - что было важнее всего - написала адрес своей сестры Берты Ароновны Залесской, жившей в городе Горьком. Именно это помогло всей семье не потерять друг друга. Вечером, взяв минимум необходимых вещей, Елена Ароновна с сыновьями разместились в машине. Арон вспоминал: «Колонна машин тронулась к выезду из города, к шоссе Минск - Москва. Периодически бомбили. Город представлял страшное зрелище: горящие здания и руины разрушенных домов. Кругом всё горело, рвались бомбы и рушились здания. Я сидел в кузове машины, замерев от страха, вцепившись в руку матери, которая беззвучно плакала, глядя на эту страшную картину». А на выезде из города остановивший машины патруль высадил Яшу, его направили в военкомат. Елена Ароновна успела крикнуть сыну, чтобы он шел к отцу. Пробираясь по горящим улицам, Яков нашёл отца в подвале Дома офицеров, где разместился штаб округа и медицинский отдел. Через некоторое время Абрам Яковлевич получил назначение в Смоленск. Вместе с сыном они сели в машину и тронулись в путь. На рассвете, в 20-30-ти километрах от Минска машина попала под бомбёжку. Вместе с массой народа, идущей и едущей по шоссе, отец и сын бросились в разные стороны от дороги. В этой толпе они не смогли найти друг друга.
Абрам Яковлевич, только что потерявший всю семью, продолжил путь к месту службы. По дороге с ним произошёл случай, довольно характерный для тех первых дней войны, о котором рассказал позднее сын: «Когда проезжали одно из сёл, машину отца остановила плачущая санитарка. Она сказала отцу, что начальник госпиталя и начальник медицинской части сбежали, бросив раненых на произвол судьбы. Отец вместе с водителем вернулся на шоссе и с помощью оружия начал направлять порожние машины в сторону госпиталя, где их загружали ранеными. Вернувшись в госпиталь и убедившись, что все раненые размещены на машинах и эвакуированы, отец поехал дальше в Смоленск. Так отец, спасший сотни раненых, по своей скромности никому не доложил об этом, и его поступок остался незамеченным».
Он был призван в армию 23 июня 1941 года. Вся военная биография Абрама Яковлевича уложилась в несколько строчек автобиографии: «Призван Сталинским РВК г. Минска в Красную армию и прикомандирован к Санитарному управлению Западного фронта. С 7 июля 1941 г. до 25 сентября 1942 работал начальником терапевтического отделения гарнизонной поликлиники Западного фронта в Смоленске, Вязьме, Можайске, Москве, Клину, Владимире. С октября 1942 года до октября 1943 г. был начальником гарнизонной поликлиники МЭП № 113 Западного фронта во Владимире. С октября 1943 г. до сентября 1944 работал начальником отделения и ведущим терапевтом эвакогоспиталя 3009 Западного фронта, а затем 2-го Белорусского фронта. С 21 октября 1944 г. по 18 декабря 1945 работая старшим ординатором военного санатория им. Ворошилова в городе Сочи. С 15 января 1946 г. по настоящее время работаю начальником отделения Владимирского военного госпиталя 3015».


А.Я. Царфин

В автобиографии Абрам Яковлевич не упоминает о том, что в октябре 1944 года он был тяжело контужен. Может быть, поэтому после излечения он и был направлен на службу в Центральный санаторий Красной армии им. Ворошилова в Сочи? Он был награждён медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», «За боевые заслуги».
С 1946 года Царфины становятся постоянными жителями Владимира. 15 января этого года А.Я. Царфин был назначен начальником терапевтического отделения военного госпиталя № 3015 во Владимире (в мае 1944 года госпиталь № 3015, в полном составе был переведен во Владимир). Служил в этой должности до 1953 года, когда был уволен в запас по болезни, продолжал работать на половине ставки в должности врача-терапевта. Он занимался обобщением своего врачебного опыта. Две его статьи были опубликованы в «Трудах Военного госпиталя 3015» в 1947 году и в «Военно-медицинском журнале» в 1950 году.
В семейном архиве сохранились письма солдат, лечившихся во владимирском госпитале, где работал А.Я. Царфин. Во всех них благодарность врачу - от солдат-пациентов, от их родственников - за спасение их близких. Вот одно из них - из Армении, из г. Ленинакана: «Здравствуйте, многоуважаемый тов. майор. Прошу, примите от Вашего бывшего больного горячий привет и массу наилучших пожеланий в Вашей жизни а также успехов в работе. Тов. майор, сообщаю, что я жив и здоров. Доехал, никакие происшествия в дороге не случились. Погода здесь замечательная. Солнце, воздух, но без воды, потому что Вы мне запретили купаться в холодной воде. Я уже начинаю постепенно поправляться. Был на рентгене и взяли анализ крови и мокроты, результаты прежние и что основное, В.К. не обнаружены. Тов. майор, я дома рассказал о Ваших заботах ко мне и мои родители и родственники благодарят Вас, Тов. майор, кончаю писать это маленькое письмо, разрешите ещё раз поблагодарить Вас и весь медперсонал госпиталя за лечение. Прошу, передайте привет всем. Ваш бывший больной ст. с-т. Айрапетян Х.Г.».

Судьбы сыновей и родственников Царфиных

После того, как Яков потерял отца при бомбёжке на дороге из Минска в Смоленск, ему удалось добраться до Москвы. Оттуда он поехал в Горький, где по имеющемуся у него адресу нашёл свою тётю Берту. В Горьком Яков был принят на 2-й курс химического факультета университета, но 15 сентября 1941 года его призвали в армию и направили на краткосрочные курсы полевых химиков при Военной академии химической защиты в Москве. После окончания курсов его направили в отдел химзащиты штаба 18-й армии. До ноября 1941 года Яков служил там в должности лаборанта, а затем получил назначение начальником полевой химической лаборатории отдельной роты химзащиты 99-й Краснознамённой стрелковой дивизии Южного фронта. 15 марта 1942 года под городом Славянском в Донбассе он был тяжело ранен (получил перелом костей таза). Эвакуировали его в эвакогоспиталь № 1436 в Тбилиси. Тяжело раненого сына Абраму Яковлевичу удалось перевести лечиться в свой госпиталь. После выздоровления Яков был признан годным к нестроевой службе и направлен в управление госпиталями. Служил делопроизводителем сначала в эвакогоспитале № 3472, затем на такой же должности в эвакогоспитале № 3397 Западного, затем 3-го Белорусского фронтов. Позднее были должности рентгенотехника в отдельной роте медицинского усиления, делопроизводителя лечебного отдела управления полевого эвакопункта № 12.


А.Я. Царфин с сыном Яковом

А судьба Елены Ароновны и её младшего сына сложилась непросто. После того, как Якова снял с машины патруль, направив в военкомат, они продолжали свой путь - дальше от войны. По дороге случалось всякое. 26 июня машины остановили для проверки документов, отправив людей в бомбоубежище, а когда они, прождав всю ночь проверки документов, вышли оттуда, оказалось, что комендант исчез, отправив на их машинах свою семью и семьи других офицеров. Бросив все вещи, они пошли в сторону шоссе Минск - Москва. Шоссе было забито бредущими солдатами, подводами и толпами беженцев. Периодически налетали немецкие самолёты, бомбили и расстреливали из пулемётов идущих и едущих по дороге людей. Мать с сыном решили идти просёлочными дорогами в сторону Москвы. Их путь продолжался 32 дня. Впечатления от этого пути остались незабываемыми. Вот как вспоминал о них позднее Арон: «Мы проходили полузаброшенные сёла и многочисленные еврейские местечки. Везде нас принимали очень хорошо, кормили, давали продукты на дорогу (денег у нас уже не было) и оставляли ночевать. Я помню женщин еврейских местечек, которые плакали, видя нас. На наш вопрос, почему они не уходят, они отвечали, что их дедушки и родители не верят в зверства немцев, помня их ещё по оккупации 1918, поэтому не хотят бросать свои дома. Как они все трагически ошиблись! Все они, седобородые дедушки, седые бабушки, их дети и внуки через несколько месяцев были зверски уничтожены немцами и белорусскими полицаями, которые расстреливали и полуживых бросали в рвы Постепенно образовалась группа беженцев, в которой мы шли. Вела нас женщина - учитель географии, пользуясь картой, взятой из учебника. Во время этого хождения приходилось видеть аэродромы с разбитыми самолётами, разграбленные склады и горы валяющегося оружия. Постепенно мы с мамой начали ощущать отчуждение со стороны нашей группы. Они старались не идти вместе с нами, на привалах садились отдельно. На вопрос мамы, в чём дело, учительница географии ответила: “Вы евреи, и мы боимся, что если немцы захватят нас, они нас расстреляют вместе с вами”. В это время заметили стоящего на перекрёстке командира. Мама бросилась к нему и, плача, всё ему рассказала. После краткого внушения все успокоились, и мы двинулись дальше».
В десятых числах июля путешественники вышли к городу Рославлю, откуда уходили последние товарные эшелоны с гражданским населением. Им удалось устроиться на тормозной площадке товарного вагона, и это было большой удачей. Но этот эшелон вскоре тоже разбомбили фашисты. Елене Ароновне с сыном удалось спастись. Они снова пошли пешком и в конце июля пришли в город Белёв Тульской области. На эвакопункте их оформили, покормили и посадили в эшелон. В десятых числах августа они прибыли в Тамбов. Елена Ароновна отправилась в облздравотдел, где получила назначение на работу зубным врачом в больницу районного центра - большое село Мучкап. Жили как все, впроголодь, но были счастливы, так как получили ответ на письмо, отправленное в Горький. Из него узнали, что Абрам Яковлевич жив, а Яша находится на учёбе в Москве. Но война продолжалась, немцы приближались к Москве. Снова путешествие - в эшелоне, который вёз эвакуированных в Среднюю Азию. В декабре Царфины оказались на станции Карабалты Киргизской ССР. Елена Ароновна устроилась на работу врачом, Арон продолжал учёбу в седьмом классе. В марте 1942 года они навестили мать Елены Ароновны и её сестру Гиту, которые жили на станции Мерке в ужасной бедности и очень переживали за судьбу родственников, оставшихся в Минске, понимали, что они могут погибнуть. Так и случилось.
Родная сестра Абрама Яковлевича, Роза, с мужем и сыном оставались в Минске. Об их судьбе стало известно, когда после освобождения Минска Абрам Яковлевич с сыном Яковом приехали в родной город и подошли к дому, где жили до войны. Они встретили там сына Розы - Якова, который рассказал о судьбе своих родных. Через несколько дней после начала войны Роза с мужем и сыном пешком вместе с другими беженцами ушли из города, но на шоссе Минск - Москва их догнали немцы и заставили вернуться в город. Вскоре на Немите, где они жили до войны, немцы образовали гетто, куда согнали всех евреев Минска. Периодически они устраивали облавы, расстреливали безоружных людей. На глазах у родных - мужа и сына - убили Розу. А Яше помогли спастись прежние белорусские друзья. Через колючую проволоку они передавали Яше продукты, а потом предложили устроить ему побег и переправить к партизанам. Отец, с которым посоветовался Яша, сказал, что сам он до конца останется возле места гибели жены, а ему жить, поэтому надо бежать. Ночью ребята помогли Яше бежать, переправили его в партизанский отряд, где он находился до освобождения Минска, а потом воевал в Красной армии. Отец его погиб в гетто. В этом же гетто погибла семья Елены Ароновны - брат Яков с женой и дочерью.

В июне 1942 года, когда Абрама Яковлевича перевели во Владимир начальником гарнизонной поликлиники МЭП № 113, он послал вызов жене и сыну, и в июле 1942 года встречал их в Москве. Они не виделись целый год, были счастливы воссоединиться после всего пережитого.
Наладилась жизнь и с материальной стороны. Елена Ароновна тоже начала работать в госпитале. Абрама Яковлевича прикрепили к столовой в Доме офицеров, куда ежедневно ходил с судками Арон. С сентября 1942 года он начал учиться в восьмом классе средней школы № 2. Школа располагалась в самом центре города по адресу: улица III Интернационала (сейчас Большая Московская), дом № 44а. Вместе с другими учениками Арон участвовал в субботниках по подготовке строительных площадок, где в 1943 году начал строиться тракторный завод. После окончания 8-го класса в августе 1943 года он решил ехать в Горький в Военно-морскую специальную школу, в которую принимали после 8-го класса. Сестра Елены Ароновны, Берта, которая жила там, согласилась принять и этого племянника, как раньше приняла Якова.


А.Я. и Е.А. Царфины

Вскоре во Владимире оказался и старший сын Царфиных - Яков. В 1943 году он женился. Его избранница - Зоя Николаевна Кельина - была медсестрой. Перед войной она окончила Киржачское медицинское училище.


Ул. Пушкина, д. 6

В годы войны служила в эвакогоспитале № 3397, который с 21 октября 1941 по 15 мая 1943 года находился во Владимире, располагался на нынешней улице Студёная Гора, в доме № 6. В годы нахождения там госпиталя улица ещё носила имя Пушкина. Так что место и время встречи Якова Царфина и Зои Кельиной известны: ул. им. Пушкина (Студёная Гора), эвакогоспиталь № 3397, 1943 год.
Владимир того времени можно было назвать городом-госпиталем. При населении чуть более 70 тысяч человек в нём размещалось в разное время 18 госпиталей, через которые прошли, по некоторым сведениям, не менее 250 тысяч раненых. Все сотрудники госпиталей были на военном положении, работали круглосуточно, помогая друг другу: делопроизводители - санитаркам, санитарки - медсёстрам. Легко раненые оставались на излечении во Владимире, тяжело раненых, оказав им необходимую помощь, отправляли дальше в тыл на излечение. Под госпитали были отданы все самые большие здания города. Многие из них сейчас отмечены памятными досками. Однако не все здания сохранились. Нет уже и дома № 6 на ул. Студёная Гора, где служили Яков Абрамович и Зоя Николаевна.
В 1944 году, продолжая службу, Яков Абрамович находился на различных должностях в полевом эвакопункте № 12. В ноябре 1945 года приказом № 0353 Прибалтийского военного округа был уволен в запас в звании техника-лейтенанта. Он был награждён медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За боевые заслуги». Вместе с окончанием войны пришла надежда на возвращение к учёбе, прерванной войной и службой в армии.
В декабре 1945 года он был принят на второй курс химического факультета Горьковского государственного университета. Ему удалось получить академический отпуск до 1 сентября 1946 года - для самостоятельной работы и подготовки диплома. В 1947 году Яков Царфин окончил университет, получив диплом с отличием.
А его младший брат, несмотря на уговоры родителей поступить в Военно-медицинскую академию, стал моряком. Сначала окончил Военно- морскую школу в г. Горьком, потом открытое на её базе Военно-морское подготовительное училище. В 1945 году он стал курсантом Высшего военно-морского инженерного училища (позднее - Военно-морской инженерный институт).
Летние отпуска курсант Арон проводил у родителей во Владимире: «Отпуск я проводил во Владимире у родителей. Там же подобралась знакомая компания, с которой я уходил гулять по красивым зелёным берегам реки Клязьмы. Мы купались, устраивали пикники и много гуляли. Вечерами собирались в парке, где была танцплощадка и танцевали. Часто ходили на концерты в Дом офицеров. Мама очень гордилась мной и часто собирала друзей, чтобы показать, какой у неё большой сын - моряк», - вспоминал он позднее. После окончания училища Арон Абрамович получил назначение на Черноморский флот.

Яков Абрамович Царфин

А старший сын Царфиных, Яков Абрамович, после успешного окончания университета был направлен на работу в г. Дзержинск Горьковской области, но в 1951 году ему удалось перевестись во Владимир, на химический завод, где он работал руководителем аналитической группы центральной заводской лаборатории. Жена - Зоя Николаевна - работала в железнодорожной поликлинике. Сын, родившийся в 1944 году, был школьником. Семья получила новую квартиру на улице Мира. Но в 1955 году распоряжением Главка (ГХНК) Яков Абрамович был переведён в лабораторию эфиров целлюлозы Ленинградского НИИ на должность старшего научного сотрудника. В Ленинграде Яков Абрамович задержался ненадолго. В это время в стране решалась сложная задача: заново создать производство пластических масс, синтетических волокон и других материалов. Для решения этой проблемы создавались новые НИИ, в том числе и во Владимире. Первым директором научно-исследовательского института синтетических смол (НИИСС), образованного в 1957 году, стал директор химического завода Константин Александрович Филиппенко, а сам институт разместился в нескольких помещениях на территории завода - в цехах и в административном корпусе. Первоначально в нём было 29 сотрудников. Среди них - и Яков Абрамович. Тогда, в октябре 1957 года, его перевели из Ленинградского НИИ полимеризационных пластмасс на должность начальника аналитической лаборатории во владимирский НИИ синтетических смол. Из характеристики, написанной 22 мая 1967 года директором ВНИИССа Н.В. Кия-Оглу на начальника аналитической лаборатории, химика-исследователя Царфина Якова Абрамовича: «Тов. Царфиным Я.А. проделана большая организационная и практическая работа по созданию лаборатории, её оснащению современными приборами и оборудованием, а также коллектива сотрудников лаборатории. Инициативен. Требователен к себе и подчинённым. <...> Работа коллектива лаборатории отличается точностью экспериментов, своевременностью их выполнения. Тов. Царфин Я.А. постоянно работает над повышением своих теоретических знаний. Работу совмещает с учёбой и заочной аспирантурой при Горьковском государственном университете <...>. Среди научных работников пользуется заслуженным уважением».
В 1970-е годы учёные ВНИИССа сотрудничали с химиками ГДР по проблемам синтетических материалов, обмениваясь делегациями. В 1970, 1971, 1972, 1974 годах в составе таких рабочих групп в ГДР ездил и Яков Абрамович. Он был уже кандидатом химических наук. Посылая его в очередную рабочую командировку в 1975 году, в характеристике, которую подписали директор института, секретарь партбюро и председатель месткома профсоюза было написано: «В институте тов. Царфин Я.А. работает с октября 1957 года. Он является высококвалифицированным научным руководителем. Имеет большой опыт научно-исследовательской работы. Способен выполнять задание по загранкомандировке. В работе внимателен. <...> Руководство, партийная и профсоюзная организации института рекомендуют тов. Царфина Я.А. для поездки в ГДР для консультации по разработке методик оценки качества полиуретанового сырья и готовых изделий сроком на 10 дней (Межправительственное соглашение)». Удалось поговорить с некоторыми коллегами Якова Абрамовича. Многие годы одновременно с ним работала в институте Юлия Васильевна Александрова (1934-2019), которую владимирцы знают, в первую очередь, как поэта, и, во вторую, как химика. Она с удовольствием поделилась своими воспоминаниями о Якове Абрамовиче: «Он был очень хорошим человеком, доброжелательным, расположенным к людям, дружил со многими, общаться с ним всегда было приятно. До сих пор с большим уважением и теплотой его вспоминают все, кому пришлось с ним вместе работать. Яков Абрамович был очень знающим специалистом, хорошим организатором. Его аналитическая лаборатория, которой он руководил многие годы, была образцовой лабораторией». Действительно, те владимирцы, которые работали рядом с Яковом Абрамовичем в институте, с большой теплотой и уважением вспоминали этого человека - доброжелательного, интеллигентного, знающего. Вспоминают о нём и как об одном из организаторов разных неформальных встреч сотрудников, где он проявлял свои способности как музыкант - видимо, не случайно в свои школьные годы увлекался игрой на гитаре, даже, к ужасу родителей, перед войной играл в струнном оркестре Белорусского радио...
Царфины продолжают свой род во Владимире. По стопам отца пошёл сын Якова Абрамовича Михаил: он тоже стал химиком. После окончания Владимирского политехнического института работал в НИИ «Полимерсинтез». В трудные 1990-е годы некоторое время работал на химическом заводе, а потом стал одним из организаторов ООО «ДАУ-Изолан», а затем и его президентом. Там же работает его сын Игорь, правнук Абрама Яковлевича Царфина.
Владимирская энциклопедия

Категория: Владимирская энциклопедия | Добавил: Николай (12.02.2023)
Просмотров: 306 | Теги: госпиталь, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru