Главная
Регистрация
Вход
Среда
24.04.2024
12:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Смирнов Дмитрий Александрович, биограф А.С. Грибоедова

Дмитрий Александрович Смирнов

Смирнов Дмитрий Александрович (1819 - 1866) - биограф русского писателя А.С. Грибоедова и автор нескольких беллетристических произведений. Родился в Сущеве, Владимирского уезда.


Д.А. Смирнов

Дмитрий Александрович Смирнов, биограф известного русского писателя А.С. Грибоедова и автор нескольких беллетристических произведений, по происхождению — дворянин Владимирской губернии.
Сын прапорщика Александра Дмитриевича и жены его Варвары Семеновны, родился 4 августа 1819 г. в родовом имении, в Сущеве, принадлежащем к приходу села Сновиц (бывшего монастыря), Владимирского уезда.
Основательно подготовленный дома, он обучался во Владимирской гимназии, в 1837 г. поступил в Московский университет, где и окончил курс в 1841 г. со званием действительного студента.
Переход от науки к жизни для Дмитрия Александровича был особенно удачен: 2 апреля 1842 г. зачисленный для формы в чиновники канцелярии Орловского губернатор. Но зачисление в губернаторскую канцелярию было только номинальное, так как Дмитрий Александрович 11 апреля того же года по предложению сенатора, назначенного по Высочайшему повелению для ревизии Орловской и Калужской губерний, был откомандирован к нему дли занятий, и вскоре после итого был утвержден правительствующим сенатом в чине губернского секретаря, со старшинством со дня определения на службу. Окончив ревизию Орловской губернии, сенатор приступил к ревизии Калужской, и Дмитрий Александрович был переведен в канцелярию Калужского губернатора 10 февраля 1848 г., с откомандированием для занятий к тому же сенатору.
Благодаря занятиям по ревизии, Д.А. Смирнов, только что сошедший с университетской скамьи, имел возможность всесторонне ознакомиться со строем государственной службы в губерниях, с существовавшими порядками, свычаями и обычаями; занятия столкнули его с массой разнородных лиц, жизнь которых в провинции была до бесконечности разнообразна и по большей части жалка. Яркую картину тогдашнего быта находим в „Губернских очерках" М.Е. Салтыкова-Щедрина. Отличаясь тонкой наблюдательностью, пытливым умом. Дмитрий Александрович из временной службы вынес массу сведений о житье-бытье народном, и это знакомство сослужило ему добрую службу в дальнейшей жизни.
Как относился Д. А. Смирнов к исполнению своих обязанностей, видно из засвидетельствования о нем ревизора — сенатора, помещенного, по предложению последнего, в формулярный список Дмитрия Александровича. Предложением от 6 сентября 1843 года сенатор, ревизовавший по Высочайшему Повелению Калужскую губернию, давая знать, что он признает необходимо нужным оставить Смирнова еще при себе, для сдачи в архив Правительствующего Сената большого количества дел, бывших в его заведывании, предложил показывать его в командировке, и вместе с тем, отдавая совершенную справедливость благонамеренности и способностям его, свидетельствовал, что губернский секретарь Смирнов исполнял многие весьма важные возложенные на него поручения с отличным усердием, неутомимою деятельностью и ревностью.
Ревизии были окончены и Д.А. Смирнов 13-го марта 1844 года по расстроенному здоровью и домашним обстоятельствам был уволен в отставку из канцелярии Калужского губернатора и отправился на родину.
Здесь 31 января 1845 г. Дмитрий Александрович был утвержден по выборам дворянства в должности дворянского заседателя Владимирской Палаты гражданского суда, где и прослужил шесть лет. Как опытному чиновнику, Д.А. часто поручалось исполнение и других обязанностей. Так, по требованию Владимирского Губернского Правления он командирован был в это Правление для исправления должности советника с 23 сентября по 8-е октября 1845 года; по предложению Владимирского гражданского губернатора от 30 мая 1847 г. и по распоряжению Палаты гражданского суда 2 июня командирован был в комиссию, учрежденную для исследования действий опекунов и местных властей по управлению имением малолетних Баташовых, где и находился по 22-е июля 1847 г.; в том же году, с 29 июля по 1 сентября Смирнов опять исправлял должность советника Владимирского Губернского Правления, а в 1849 году, с 16 феврали по 15 марта на него возложено было исправление должности председателя Владимирской палаты гражданского суда.
Нельзя не обратить внимания, что в то время, когда Дмитрию Александровичу поручалось исполнение таких ответственных должностей, как советника правления, председателя палаты, ему не было и 30 лет от роду. Несомненно, двухлетние занятия при сенаторе — ревизоре не прошли даром, Д.А. Смирнов был на службе во Владимире „уже умудренный опытностью", чему, конечно, не мало способствовало и полученное высшее образование, в те времена не так часто встречаемое среди чиновников.
В награду по службе, с окладом жалованья только 280 руб. в год, Д.А. в 1846 г. произведен был в коллежские секретари, а в феврале 1850 г. в титулярные советники.
В январе 1851 года Д.А. Смирнов взял отпуск на 28 дней, из которого ему уже не пришлось возвратиться на службу, так как 26 января должен был выбыть из должности дворянского заседателя за вступлением вновь избранных в палату гражданского суда членов.
Оставшись „не у дел“, Дмитрий Александрович приступил к не менее важному делу, чем служба: как родственник автора бессмертной комедии „Горе от ума", Александра Сергеевича Грибоедова, он начал приводить в порядок материалы для биографии Грибоедова и для восстановления подлинного текста комедии. Как известно, „Горе от ума", первоначально изданное с пропусками, до половины 50-х годов не имело полного издания, а жизнь автора этой комедии, слишком кратковременная, нуждалась в установлении многих фактов. Д.А. Смирнов и занялся собиранием нужных материалов; с этой целью он еще в 1841 году старательно начал собирать все устные предания и рассказы современников о Грибоедове, — при чем особенно много сообщили ему сведений Степан Никитич Бегичев, доктор Иона, сестра Грибоедова Марья Сергеевна и др., и в то же время старался достать всякого рода бумаги, касающиеся Грибоедова, и подлинные его рукописи, что, как родственнику, ему отчасти и удалось. Теперь, на свободе, Д.А. и занялся приведением в порядок всех полученных материалов. Собранные Дмитрием Александровичем биографические сведения о Грибоедове так подробны и точны, что ими, как несомненными, пользуются все биографы знаменитого автора не менее знаменитой комедии, а материалы Смирнова для комедии „Горе от ума", представляющие, по словам И.А. Шляпкина, „сводный текст — работу одного из лучших знатоков Грибоедова, с первоначальным текстом комедии и обширным введением", служили и служат одним из основных текстов для издания „Горя от ума".
При жизни своей Д.А. опубликовал только часть собранного материала — „Л.С. Грибоедов. Черновая тетрадь Грибоедова, с письмами и неизданными отрывками “. Статьи I и II („Русское Слово", 1859 г, № 4, отд. 1, стр. 1 — 82, и 5. отд. 1, стр. 9 — 116); к первой статье в № 6 того же журнала (отд. III. стр. 68 — 70) была напечатана „поправка"; после уже смерти Д.А. Смирнова напечатана была другая часть собранного материала — „биографическия известия о Грибоедове" („Беседы в Обществе Любителей Российской Словесности". М., 1868 г., вып. 2, отд. 2, стр. 4 — 30). Но это не все, что было собрано Дмитрием Александровичем: часть собранного материала (довольно большая) погибла во время пожара в имении Смирнова, в Сущеве (после смерти Д.А., около 70-го года), уничтожившего и всю богатую библиотеку, а часть находится либо в частных руках, либо в различных общественных учреждениях. Большая часть подлинных рукописей поэта Грибоедова погибла во время пожара.
В знаменитую эпоху начала 60-х годов, когда все светлое, живое стремилось принести свою посильную помощь начавшимся преобразованиям, и Дмитрий Александрович Смирнов уже не мог и не хотел оставаться без дела и поступил в состав первых мировых посредников, где для честного, просвещенного и сочувствующего реформам деятеля открывалось много симпатичного дела. К сожалению, здесь Д.А. пришлось работать не так долго, — в 1866 году предполагались выборы предводителей дворянства, Дмитрий Александрович, говорят, был намечен одним из первых кандидатов, но неумолимая преждевременная смерть разрушила все планы.
Служа мировым посредником, Д.А. Смирнов не был только формальным исполнителем, — его каждое дело интересовало, как свое собственное; частью из своих наблюдений он успел поделиться и печатным путем, — так, в „Эпохе" 1864 г. он напечатал „Отрывки из записок мироваго посредника. I. История о 1000 рублях и булыжных камнях. — II. Дворовые люди" (№ 8, стр. 1 — 52), под псевдонимом Владимир Нарпенский; продолжение „Отрывков“ было и в 1865 г. („Эпоха", 1865 г., № 2). В том же журнале Д.А. уже под своей фамилией еще напечатал — „Из старинной бывальщины. I. Майданы. — II. Полотенце. — III. Меркулыч" („Эпоха", 1864 г., № 12, стр. 1 — 62). Еще ранее напечатания этих беллетристических произведений, Д.А., по словам одного некролога, написал несколько повестей и рассказов из народного быта в „Русской Беседе", но нам отыскать их не удалось; в общем нужно сказать, что Д.А. Смирнов, как писатель, был мало известен публике, потому что редко подписывался под своими статьями. За статьи о Грибоедове русская литература никогда его не забудет.

Дмитрий Александрович Смирнов скончался в своем имении Сущеве 29 январи 1866 года, на 47-м году жизни, „от простудной болезни".

Источник:
Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 1-й.

ТАЙНА СИНЕГО КОНВЕРТА

Георгий ОВЧИННИКОВ. ТАЙНА СИНЕГО КОНВЕРТА. Литературно-художественный и краеведческий сборник «Годова гора». 2006 г.
В апреле 1857 г. к хранителю отдела рукописей императорской Публичной библиотеки в Санкт-Петербурге А.Ф. Бычкову обратился с письмом его бывший товарищ по Московскому университету Дмитрий Александрович Смирнов (1819 - 1866) - впоследствии известный биограф А.С. Грибоедова. Он писал: «У меня есть одно, хоть и небольшое, сочинение, содержание которого я не только не могу и не намерен объявлять моим современникам, но и даже слишком близким после меня нисходящим линиям. Одним словом, я желаю, чтобы это сочинение было не только постумным (т.е. – посмертным), но /.../ и подспудным». Далее Смирнов запрашивал: 1) Можно ли внести в Публичную библиотеку рукописное сочинение в наглухо заклеенном и запечатанном пакете? 2) Останется ли оно в Библиотеке /.../ совершенно неприкосновенным, полной тайной, никем не вскроется, не узнается, не прочтётся /.../ до известного срока», который он определил в 100 лет, т.е. до 1957 г. Какова, в случае положительного решения вопроса, должна быть форма обращения к дирекции Библиотеки, нужно ли за это платить и т, д. Однако директор библиотеки барон М.А. Корф принять пакет на таких условиях отказался».
Можно предположить, что Смирнов владел какой-то важной тайной, связанной с Грибоедовым, ибо впоследствии он не раз заявлял, что «многие из числа имеющихся у меня (грибоедовских) материалов в настоящее время напечатаны быть не могут.
Отечественное литературоведение многим обязано Д.А. Смирнову. Не займись он грибоедовской темой в середине XIX века, многое погибло бы совершенно безвозвратно. По словам Смирнова, он приходился племянником автору «Горя от ума», поэтому уже в детстве постоянно слышал имя Александра Грибоедова от своей матери Варвары Семёновны, урожденной Лачиновой (род. в 1794 г.), которая «почти что воспитывалась с ним» в Москве в доме Грибоедовых. К тому же сельцо Сущёво, находившееся в пяти верстах от Владимира, где родился и жил Смирнов, ранее принадлежало Грибоедовым. Родственные связи и воспоминания матери о пребывании писателя летом 1813 г. в Сущёве (там долго как память сохранялась «Грибоедовская беседка») наполняли детские и юношеские годы Смирнова.
Впоследствии он напишет: «Хотя дяди моего я никогда не знал, он умер мученической смертью, когда я был ещё десятилетним ребёнком, но любовь к этой светлой личности, запавшая в мою детскую душу, не оставляла меня никогда. Напротив, она становилась чем старее, тем сильней».
Эта любовь особенно ярко проявилась, когда после окончания Владимирской губернской гимназии он становится студентом философского факультета Московского университета и начинает собирать материалы о Грибоедове. В 1840 г. он знакомится с лучшим другом Грибоедова - С.П. Бегичевым, а у него дома - с Б.И. Ионом, воспитателем поэта. Эти люди до конца дней своих оставались верны памяти Грибоедова и, встречаясь, часто предавались самым задушевным и оживленным воспоминаниям о «незабвенном Александре». Хорошо понимая историческую ценность рассказов близких Грибоедову людей, Смирнов с удивительной точностью и подробностью записывал эти воспоминания. Таким образом, у него вскоре образовалась «хотя небольшая, но такая тетрадь биографических о Грибоедове материалов, какой, конечно, нигде нет».
Наконец, в 1850-е годы Смирнов расспросил о Грибоедове таких авторитетных свидетелей его жизни, как А.А. Жандр, князь В.Ф. Одоевский, С.П. Жихарев, И.И. Сосницкий, Ф.В. Булгарин, П.А. Каратыгин, М.С. Щепкин.
В то же самое время он знакомится с сестрой Александра Грибоедова Марьей Сергеевной, которая сообщила немало подробностей из жизни брата и подарила Смирнову, «как она выразилась, лучшую свою драгоценность, два подлинных, писанных акварелью портрета Грибоедова, 20 и 32 лет». Знаком Смирнов был и с матерью Александра Грибоедова, «известной в Москве по своему уму и резкости тона», Настасьей Фёдоровной. Несколько писем он получил также от вдовы писателя.
Но самым важным, превосходящим всякие ожидания приобретением Смирнова стала большая переплетённая тетрадь черновых бумаг Грибоедова, которую С.П. Бегичев подарил Смирнову осенью 1857 г. В этой бесценной тетради Смирнов нашёл неопубликованные стихотворения, путевые записки, заметки по русской истории, планы и сцены драматических произведений. Кроме того, Бегичев передал Смирнову автограф «Дмитрия Дрянского», трагедии-пародии, написанной Грибоедовым в студенческие годы. Ещё ранее Бегичев позволил Смирнову снять копию со своего списка «Горе от ума» (так называемого «музейного списка») и снять копии всех имеющихся у него писем Грибоедова. Передал ему он также свои ещё неопубликованные в то время воспоминания о Грибоедове.
В результате многолетних поисков и исследований Смирнов имел полное право сказать: «Едва ли не в одних моих руках находятся все главные материалы для биографии Грибоедова». На основе собранного материала он мечтал «издать книгу о Грибоедове, в которую входила бы возможно полная его биография, всё, что было написано самим Грибоедовым и всё, что было писано о нём (последнее как особое приложение к книге)».
В начале 1860-х годов Смирнов подготовил к печати несколько статей о Грибоедове. Он безуспешно пытался опубликовать их в «Отечественных записках» и «Современнике». Однако в эти годы общественные и политические вопросы так овладели умами читающей публики, что журналам было не до Грибоедова. Одна из статей была биографического характера. «В этой статье, - Смирнов писал 27 января 1866 г. литератору И.И. Шишкину - почти полная биография. Всё, что только напечатать можно. В ней нет упоминания о летах юности Грибоедова, не имеющих ничего особенного важного (мальчик учился сперва дома, потом в Университет ходил, маменька была строгая), ибо индивидуальная жизнь Грибоедова начинается именно с Брест-Литовского». Любопытно, что ни в одной из своих статей или письмах Смирнов никогда не говорит о дате рождения Грибоедова.
Неудачи с публикацией грибоедовских материалов огорчали Смирнова. 27 января 1866 г., за два дня до смерти, он в сердцах так написал тому же Шишкину: «Неужели ты, брат, думаешь, что если бы у меня были средства издать Грибоедова отдельной полной книжкой, то я стал бы таскаться по скверным литературным постоялым дворам, называемыми русскими журналами? Такие вещи, как капитальные, в наследство детям оставлять можно. Теперь, пожалуй, они не по вкусу, но ведь Грибоедов не умрёт, стало быть, не могут умереть и фактические о нём сведения».
При жизни Смирнов по хранившимся у него в имении материалам опубликовал только одну работу - «Черновая тетрадь А.С. Грибоедова». Публикуя её текст, он сознательно воздержался от публикации «двух небольших недоконченных записок, относящихся», по его мнению, «к тому, что должно входить в историю «Горя от ума» и потому оставленных» до его «статьи об этом предмете». Не напечатал он и некоторые заметки Грибоедова о Петре I, «как не совсем удобные для печати».
После смерти Смирнова его вдова Софья Андреевна, урождённая Лихачёва (1826 - 1900), всегда принимавшая самое близкое участие в литературных трудах мужа, передала подготовленные к печати статьи «Обществу любителей российской словесности». «Общество», напечатав в 1868 г. одну из них - «Биографические известия об А.С. Грибоедове», обещало напечатать в следующем выпуске вторую большую работу Смирнова - «Материалы к истории «Горя от ума». В этой работе сообщалась во всех подробностях история создания комедии, прототипы её героев, цитировались неопубликованные письма и воспоминания современников, сообщались две неизданные небольшие записки Грибоедова из «Черновой тетради» и приводились варианты текста комедии по списку Бегичева. По непонятным причинам последний труд Смирнова издан не был.
В начале 1870-х годов материалы Смирнова, хранившиеся в библиотеке «Общества», использовал академик Алексей Веселовский для своего «Очерка первоначальной истории «Горя от ума». К сожалению, он не только не описал смирновские материалы, но даже почти не сделал ссылок на них, хотя всё наиболее ценное в его статье было заимствованно именно из рукописи Смирнова.
Публикация статьи Веселовского в «Русском архиве» в 1874 г. неприятно поразила наследников Смирнова. И поэтому, когда в 1887 г. профессор И.А. Шляпкин через газету «Новое время» обратился к наследникам Смирнова с вопросом, какие неизданные материалы о Грибоедове имеются у них в семье, то получил вежливый отказ.
Трагическая судьба постигла грибоедовские материалы, столь долго и упорно собираемые Смирновым, оставшиеся после его смерти в имении. Здесь хранились «Черновая тетрадь А.С. Грибоедова» и автограф первого, известного лишь в пересказе, драматического произведения Грибоедова - комедии-пародии «Дмитрий Дрянской». Бумаги эти находились в двух больших портфелях и сгорели вместе с библиотекой Смирнова во время пожара дома в Сущёве в 1870-х годах. Однако не все грибоедовские документы, как принято считать, погибли при пожаре, - часть из них удалось спасти. Они бережно хранились вдовой Смирнова. Последние годы жизни она провела в монастыре в Костроме, где и умерла. После её смерти бумаги были переданы в 1900 г. её дочери В.Д. Карасёвой, проживавшей в Москве. И уже после смерти последней, сохранившаяся часть архива Смирнова поступила в наследство Ю.Д. Смирнову. Среди этих материалов был и матерчатый пакет синего цвета с сургучными печатями по краям. Пакет был опечатан хрустальной печаткой Смирнова. Это был тот самый пакет, который Д.А. Смирнов хотел в 1857 г. передать в запечатанном виде на хранение в Публичную библиотеку.
В неопубликованном дневнике М.Ю. Смирнова (1885 - 1956), внука Д.А. Смирнова, есть следующая запись: «Году в 1905 - 1906 к маме обратился некий литератор, печатавшийся в «Историческом вестнике», бывший полковник (Н.В. Шаломытов). Он писал, что узнал, что у мамы должны быть бумаги отца о Грибоедове и разные реликвии, что в революцию бумаги подвергаются опасности или потере и уничтожению, и просил прислать ему две статьи, одна называлась «Два утра у Щепкина», а другую не помню. Обе были напечатаны. Заручившись таким фактом, как напечатанные статьи, он стал добиваться большего - присылки акварельного портрета Грибоедова и его очков, уверяя, что ему поручено «Историческим русским музеем имп. Александра III» собирать вещи для комнаты Грибоедова. Папа посоветовался со мной, как я думаю, посылать или нет эти дорогие для нас вещи. Я тогда был в таком настроении в связи с освободительным движением, что посмотрел на этот вопрос не с точки зрения фамильных интересов, а с общественной стороны, и необдуманно не только не протестовал, а согласился. Портрет, размером несколько большим, чем кабинетный, исполнял молодого Грибоедова (20 лет) в старинной золоченой рамке и очки в серебреной оправе с заушниками на шарнире со стёклами для сильной близорукости, были упакованы и посланы ему. Туда же последовал портрет Щепкина в деревянной старинной рамке с надписью «На память Смирнову, Щепкин» и целая пачка старинных бумаг, каких-то выписок из судебных и межевых книг, где приводились родословные, в том числе и Грибоедовых». Другой портрет Грибоедова (32 лет), также акварельный, Д.А. Смирнов «почему-то подарил В.И. Далю», с которым познакомился в 1851 г. в Нижнем Новгороде. Кроме того, Шаломытову были посланы рукопись статьи Д.А. Смирнова «О постановке «Горе от ума» на сцене» и копия бегичевского списка комедии. Всё же не все грибоедовские материалы были отосланы тогда Шаломытову. Среди оставшихся в семье Смирновых были письма С.Н. Бегичева, И.И. Сосницкого, В.Ф. Одоевского, А.А. Жандра, а также - матерчатый пакет синего цвета.
По свидетельству умершей в 1997 г. во Владимире правнучки Д.А. Смирнова Екатерины Михайловны Суздальцевой, её дед и отец в 1910-е годы вскрыли этот пакет. Сочинение Смирнова, в нём находившееся, действительно содержало какую-то грибоедовскую тайну. Но не только её. В сочинении говорилось и о более близких, чем говорят официальные документы, родственных отношениях Д.А. Смирнова с Александром Грибоедовым. Вероятно, по этой причине Смирнов и не хотел, чтобы его сочинение было обнародовано ранее 1957 г. К сожалению, пакет Д.А. Смирнова не сохранился, хотя его внук и сделал всё, чтобы он не погиб. Он говорил жене: «Пусть всё погибнет, только не пакет». В октябре 1930 г. М.Ю. Смирнов был арестован органами Владимирского окружного отдела ОГПУ по обвинению в антисоветской агитации, а через несколько месяцев, освободившись из тюрьмы и вернувшись домой, пакета он не нашёл. Его жена Ольга Евгеньевна, урождённая Краевская, сожгла его вместе с другими бумагами, а среди них были неопубликованные письма к Д.А. Смирнову от В.Ф. Одоевского, А.А. Жандра, И.И. Сосницкого и другая переписка. Ещё ранее часть смирновского архива была уничтожена при разгроме квартиры М.Ю. Смирнова во Владимире в 1918 г. Тогда погибли, в основном, рукописи художественных произведении Д.А. Смирнова: «Записки мирового посредника», повести «Баташев», «Сурков» и другие.
Под конец жизни внук Д.А. Смирнова Михаил Юрьевич написал несколько тетрадей воспоминаний, одна из тетрадок была полностью посвящена грибоедовской теме. Перед смертью он её уничтожил. Поделиться грибоедовской тайной с дочерью он не захотел. По его словам, он мог бы открыть её только сыну, а сына у него не было. Тем не менее, еще, будучи школьницей, Екатерина Михайловна запомнила некоторые высказывания отца по поводу Грибоедова. Так, он говорил, что дата рождения Грибоедова - 1795 г., указанная в её школьном учебнике по литературе, неверная, и что - «настоящие факты биографии Грибоедова приведены в двух романах второстепенных писателей XIX века». Таких романов, прототипом героев которых, в частности, послужил Александр Грибоедов, известно два: Ф.В. Булгарина «Памятные записки титулярного советника Чухина, или Простая история обыкновенной жизни» и В.С. Миклашевич «Село Михайловское, или Помещик XVIII века». Оба автора были хорошо осведомлены о жизни Грибоедова.
В начале XX столетия были изданы три ранее неопубликованные работы Д.А. Смирнова, из которых наиболее значительной стали «Рассказы об А.С. Грибоедове, записанные со слов его друзей». Хотя не все собранные Смирновым материалы о Грибоедове дошли до наших дней, но то, что сохранилось, является бесценным источником для исследования жизни и творчества великого писателя.
Вероятно, мы так и не узнаем до конца содержание «синего пакета», как говорится, на то она и тайна, чтобы таковой и оставаться ...
Дмитриевский Иван Фёдорович (ум. 1815 г.) - историк гор. Владимира.
Владимирская энциклопедия

Категория: Владимир | Добавил: Николай (21.11.2016)
Просмотров: 2196 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru