Главная
Регистрация
Вход
Пятница
01.03.2024
23:23
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Первые продотряды во Владимирской губернии

Первые продотряды во Владимирской губернии

Начало »» Жизнь владимирских городских обывателей в 1915-1917 гг.
Продовольственный вопрос во Владимире и Владимирской губернии в 1917 г.

«Город и продовольствие
Продовольствие города по данным гор. продовольственной управы представляется в следующем виде:
На станции «Владимир» имеется 4 вагона пшеницы, из которых на долю города падает 1 вагон, остальные 3 ваг. будут распределены на уезд. Вообще на уезд всегда падает львиная доля получаемого количества продуктов. Возможно, что такое явление не нормально. Большинство крестьян имеет собственные запасы хлеба, хотя бы и небольшие. Поэтому хлеб, распределяемый из подвозимого количества, составляет уже излишки. За справедливость высказанного предположения говорят такие факты: известно, что крестьяне меняют полученную муку на постное масло. Это в то время, когда горожанам не хватает муки и по полфунтовой норме, так что приходилось питаться мукой из приготовленного для лошадей ячменя: установлено также, что мука выдается в счет заработной платы валяльщикам сапог.
Городская продовольственная управа принимает меры к снабжению населения и другими продуктами. Под руководством город. прод. управы распределяется постное масло по четверти фунта на порцию, вырабатываемое на владимирских и муромских заводах. Справедливость требует отметить, что это постановление о норме не проводится всеми торговцами. Были, наприм. многочисленные случаи нарушения нормы, в лавке Овсяникова. Установленные цены - для местного 1 р. 40 к., для привозимого из Мурома 1 р. 50 к.
Заготовка картофеля не удалась. Заготовка была поручена муромскому союзу кредитного и ссудо-сберегательных товариществ. Владимирскому обществу потребителей, промышленному союзу и союзу ремесленников были даны наряды на закупку, но они оказались недостаточными. Когда же потребовали от муромского союза сколько картофеля заготовлено, оказалось, что никакого картофеля не имеется. Попытки самостоятельно закупить картофель уже не были возможны, такт, как в Муром нахлынули закупщики с Сормовского завода и других, даже довольно отдаленных местностей. К 1 октябри цены были уже равны 5 р. за пуд, подвоз пристань или станция Муром.
Наконец, предпринимаются меры к снабжению населения молоком. Заведена городская молочная ферма, дающая ежедневно 56 штофов молока, которое продается больным и беднейшим жителям города в количестве от шт. до полубутылки по цене 1 руб. за штоф. Продажа происходит из молочной Тычкова. Требуется или удостоверение о болезни или свидетельство от уличного комитета о бедности» («Владимирская жизнь», 24 окт. 1917).
«Продовольствие города по данным гор. продовольственной управы представляется в следующем виде:
На станции «Владимир имеется 4 вагона пшеницы, из которых на долю города падает 1 вагон, остальные 3 ваг. Будут распределены на уезд. Вообще на уезд всегда падает львиная доля получаемого количества продуктов. Возможно, что такое явление не нормально. Большинство крестьян имеет собственные запасы хлеба, хотя бы и небольшие. Поэтому хлеб, распределяемый из подвозимого количества, составляет уже излишки. За справедливость высказанного предположения говорят такие факты: известно, что крестьяне меняют полученную муку на постное масло. Это в то время, когда горожанам не хватает муки и по полфунтовой норме, так что приходилось питаться мукой из приготовленного для лошадей ячменя, установлено также, что мука выдается в счет заработной платы валяльщикам сапог.
Городская продовольственная управа принимает меры к снабжению населения и другими продуктами. Под руководством город. прод. управы распределяется постное масло по четверти фунта на порцию вырабатываемое на владимирских и муромских заводах. Справедливость требует отметить, что это постановление о норме не проводится всеми торговцами. Были, наприм., многочисленные случаи нарушения нормы, в лавке Овсяникова. Установленные цены – для местного 1 р. 40 к., для привозимого из Мурома 1 р. 50 к.
Заготовка картофеля не удалась. Заготовка была поручена муромскому союзу кредитного и ссудо-сберегательных товариществ. Владимирскому обществу потребителей, промышленному союзу и союзу ремесленников были даны наряды на закупку, но они оказались недостаточными. Когда же потребовали от муромского союза сколько картофеля заготовлено, оказалось, что никакого картофеля не имеется. Попытки самостоятельно закупить картофель уже не были возможны, так как в Муром нахлынули закупщики с Сормовского завода и др., даже довольно отдаленных местностей. К 1 октября цены были уже равны 5 р. за пуд, подвоз пристань или станция Муром.
Наконец, предпринимаются меры к снабжению населения молоком. Заведена городская молочная ферма, дающая ежедневно 56 штофов молока, которое продается больным и беднейшим жителям города в количестве от шт. до полубутылки по цене 1 руб. за штоф. Продажа происходит из молочной Тычкова. Требуется или удостоверение о болезни или свидетельство от уличного комитета о бедности» («Старый владимирец», 24 октября 1917).
«До сведения Владимирской городской продовольственной управы дошло, что известному местному крупному рыбному торговцу Илье Петровичу Философову адресована из Астрахани телеграмма от 31 августа следующего содержания: «Выезжаю первого Москву буду четвертого, вперед товар не продавайте, цены повышаются Философов». Усматривая из означенной телеграммы стремление повысить цены на рыбные товары, являющиеся предметом первой необходимости, городская продовольственная управа произвела по содержанию телеграммы соответствующее дознание и все собранные при этом материалы препроводила губернскому комиссару. Ныне от последнего городской продовольственной управой получено сообщение, что копия протокола управы по делу Философова передана прокурору Владимирского Окружного Суда для надлежащего распоряжения» («Владимирская жизнь», 24 окт. 1917).
«Продовольствие города Владимира
В распоряжении город. продов. управы имеется 500 пудов ржи. Имеется еще небольшой запас пшеницы, которая перемалывается на городской мельнице и 2 вагона гречневой крупы, которую вероятно придется размолоть на муку, так как подвоз происходит не регулярно.
Так, напр. из Омской губ. уже давно отправлены для Владимира 25 вагонов пшеницы, но когда они прибудут — неизвестно. Был отправлен по распоряжению Министерства Продовольствия по телеграмме гор. прод. управы маршрутный поезд в составе 20 вагонов пшеницы и 20 в. ржи, но до сего времени о нем тоже нет никаких вестей.
Сахар по адресу прод. управы уже не поступает, так как продажа его переходит к акцизному ведомству. Цена на сахар будет равняться, вероятно, от 1 руб. 40 коп. до 1 руб. 50 коп. Распределение сахара будет также по карточкам, но норма потребления возможно будет повышена, ибо будет пущен в продажу сахар заграничного производства, главным образом английский» («Владимирская жизнь», 27 окт. 1917).
«Городским продовольственным комитетом решено командировать В.В. Успенского поехать в Нижний к уполномоченному Салазкину с ходатайством о снабжении города хлебом.
Постановлено также команд. Н.К. Шипкова в Москву, так как предполагается, что туда должны были прибыть для Владимирской губ. до 25 ваг. хлеба, направленных из Тамбова. Для продвижки этого груза командирован также представитель губ. прод. управы и представитель революционного комитета.
Запасы продовольствия. По 2-е ноября в г. Владимире в наличности разных продовольственных продуктов состоятся: ржи 350 пуд., ячменя 1000 пуд., ячменной муки 80 пуд., гречи 3500 пуд. и овса 300 пуд.
Продовольствие губернии. Нужно считать политической аксиомой, что успех народных движений стоит в прямой зависимости от продовольственного дела.
Только та власть, которая может накормить население, получит всенародное признание. Особенно в период революционной борьбы вопрос продовольствия имеет важное значение, давая перевес той стороне, которая лучше обеспечена хлебом.
Наша губерния даже при нормальном течении общественной жизни испытывала острую хлебную нужду. Не раз приходилось обращаться за помощью к интендантству, которое выручало в наиболее трудные моменты.
Была возможность пользоваться содействием центральной власти, распоряжением которой направлялись для Владимирской губ. экстренные маршрутные поезда.
Теперь в период государственного замешательства наша губерния оказалась в критическом положении. Собственных запасов, которые можно было бы распределять впредь до прекращения неурядицы, нет.
Поступления совершенно почти прекратились, так как узловые станции, напр. Москва, являются очагами наиболее ожесточенной борьбы. Нет возможности даже узнать, что делают на местах агенты по закупке продовольствия, где задергались направленные для Владимирской губернии грузы. Деятельность продовольственных органов парализована, так как телеграфное сообщение прервано и мы отрезаны от других губерний. Вся надежда на интендантство, но и оно вряд ли способно оказать достаточную помощь.
Чтобы перенести настоящий критический момент необходим, по нашему мнению, немедленный точный учет всех имеющихся запасов частных лиц и интендантства и определение равного для всех продовольственного пайка. Необходима твердая власть и полная самостоятельность местных самоуправлений, избранных на основе самого демократического в мире закона и следовательно вполне авторитетных для населения. Наконец многое зависит от деятельности железнодорожных служащих. Известно, какую огромную роль сыграли они как во время мартовской революции, так и во время корниловского мятежа.
Наша судьба в значительной степени зависит от энергичной и самоотверженной деятельности железнодорожных служащих.
Топливо. Комитетом по топливу установлены следующие нормы для отпуска дров: для 1-й печи полсаж. в месяц, для 2-х печей 1 саж, для 3-х 1 ½ саж и для 4-х и более печей 2 саж. Дрова имеются: березовые ценой 31 руб. саж., сосновые 29 руб. саж. и смешанные 27 руб. За доставку присчитывается к стоимости дров 9 руб. за сажень, при чем комитет берет на себя доставку не свыше одной сажени; о доставке остального количества должен заботиться сам покупатель. Следует отметить, что отпуск березовых дров ограничен. Покупающий до полторы саж. имеет право взять березовых дров не свыше полсажени, и только при отпуске 2-х саж. можно взять березовых дров в количестве 1 саж. Не разрешается брать одновременно березовые и сосновые дрова. Комитет не берет на себя доставку для зданий, расположенных на земле не городской, т.е. принадлежащей д. Михайловке и Ямской слободе. Для беднейших жителей определены некоторые льготы: в уличные комитеты разосланы опросные листы. Желающий пользоваться льготой по бедности должен заявить об этом в своем уличном комитете. На опросный лист заносятся сведения о семейном положении и заработках данного лица. Эти сведения препровождаются в комитет по топливу, который рассматривает их и определяет, уважить ли данную просьбу.
В случае уважительности данное лицо получает право на получение полсажени смешанных дров по цене 28 руб. за сажень с доставкой» («Владимирская жизнь», 4 нояб. 1917).
«В Петроград Владимирской городской продовольственной управой была отправлена телеграмма следующего содержания: «Владимир продолжат голодать. В октябре по железной дороге поступило только 5000 пуд., в том числе из Нижнего 3000 пуд. Прод. управа снова просит помочь городу срочной присылкой муки или зерна из Нижнего или другой ближайшей местности, так как запасы в городе уже истощились. Умоляем помочь. Начались эксцессы. Возможны новые, серьезные. В видах успокоения населения вновь просим ответить». В ответ на эту телеграмму из Петрограда получена следующая: «Министерство продовольствия отдало распоряжение нижегородскому уполномоченному Салазкину отпустить для Владимирской губ. 100 ваг. хлеба. Хлебармия. Ионов». В Нижний для получения указанного хлеба, командированы К.А. Потапов и один из членов гарнизонного совета солд. депутатов» («Владимирская жизнь», 9 нояб. 1917).
«В заседании городской продовольственной управы 11 ноября обсуждался вопрос о порядке распределения продовольственных продуктов, приходящих на станцию Владимир, и заявление представителя городской продовольственной управы в распределительном бюро губернской продовольственной управы Н.М. Сергеева о крайне неудовлетворительной деятельности так называемого «распределительного бюро» при губернской продовольственной управе.
Из доклада члена управы Н.М. Сергеева обнаружились, между прочим, следующие факты:
1) Неделю тому назад бюро из прибывших на ст. Владимир 2-х вагонов гречневой крупы выделило для города всего 50 пудов, но разрешения на получение этой крупы городу не выдано. Спустя несколько дней бюро изменило распределение, прибавив на долю города с 48000 поселения 5 пудов. Однако и до сего времени на вывоз крупы со станции разрешения не выдается.
В течение недели крупа лежит на станции, растут расходы за хранение, а крупа подвергнется риску растери. Между тем город переживает крайний кризис в продовольственном отношении…
Усматривая из приведенных фактов крайнюю медленность и общую неупорядоченность в распределении продуктов, отчего население терпит тяжелую нужду, городская продовольственная управа постановила: заявить об этом протест, считая всякое промедление в доставлении на места голодающему населению ожидаемых продовольственных продуктов совершенно недопустимым, тем более, что хлеб в зерне еще требует времени на переработку в муку. О своем постановлении город. прод. управа срочно сообщила губ. прод. управе» («Владимирская жизнь», 16 нояб. 1917).
«15 ноября булочник Курнавин выпек недоброкачественный хлеб из одной ячменной непросеянной муки, чем вызвал большое недовольство среди населения. Недоброкачественный хлеб из булочной Курнавина выпекался и раньше Курнавину сделано предупреждение, что в случае повторения недоброкачественной выпечки, отпуск муки на выпечку ему будет прекращен.
Городская Управа предполагает взять булочную Курнавина в свое заведывание» («Владимирская жизнь», 21 нояб. 1917).
«В связи с все более увеличивающимися беспорядками в городе, на почве тяжелого продовольственного положения городская дума на заседании 27 ноября, oбсудив тяжелое положение продовольствия и принимая во внимание, что общая экономическая и политическая разруха может население поставить в совершенно безвыходное положение, постановила обратиться к населению с объявлением, от которого было бы ясно понято, что тяжесть продовольственного дела зависит не от тех или иных продовольственных органов, а от общеизвестных политических, экономических и финансовых затруднений, переживаемых родиной» («Владимирская жизнь», 2 дек. 1917).
«ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ КОМИССИЯ
На последнем заседании думой был заслушан проект обязательного постановления владимирской городской думы, об установлении общественного контроля над частной торговлей предметами первой необходимости в г. Владимире.
Основные положения этого проекта сводятся к следующему:
1) Продажная цена предметов первой необходимости назначается Городской продовольственной управой, а с момента передачи продовольственного дела в городское самоуправление — продовольственной комиссией городской думы. Список предметов 1-й необходимости, подлежащих контролю, объявляется и дополняется городской управой.
2) Все торговцы обязаны представлять в городскую продовольственную управу, а с момента передачи продовольственного дела в городское самоуправление — в продовольственный отдел городской управы счета на товары первой необходимости.
3) Торговля предметами первой необходимости с рук на базаре без разрешения городской управы воспрещается.
4) Вывоз из города предметов первой необходимости без разрешения городской продовольственной управы, а с момента передачи дела в городское самоуправление — без разрешения отдела городской управы воспрещается.
5) Наблюдение за правильным производством торговли возлагается на милицию и специальных контролеров — надзирателей (ст. 46 закона 25 марта 1917 года)» («Владимирская жизнь», 5 дек. 1917).
«Местные торговцы мясом и колбасой А.Е. Серкин и колбасники Белов, Игнатиус и Сидоров возбудило ходатайство об изменении таксы на мясо и колбасы, выработанные городской управой. В своем ходатайстве они заявляют, что такса на мясо является убыточной для местных торговцев, т. к. предложения из смежных уездов на мясные товары значительно выше, а именно мясо от 50 до 55 р. за пуд, баранина до 55 р, за пуд и свинина от 100 до 120 р. п.
Точно также и местные колбасники просят повысить таксу на колбасу, в виду повышения цен на мясо на местном и соседнем рынке, а также в виду вздорожания картофельной муки.
Для пересмотра существующей таксы на мясо, мясные продукты и колбасы была созвана специальная комиссия с участием мясоторговцев и колбасников.
Комиссия эта, приняв во внимание повышение рабочих рук, подвоза, оплаты труда и торговых расходов допускает возможность некоторого увеличения продажных цен на мясо и колбасы, при чем высказалось за обязательность точного учета количества мяса и колбас, поступающих в продажу и регулирования продажи их карточной системой…
1. Все торговцы мясом, мясными продуктами и колбасами обязываются доставлять в продовольственный отдел городской управы точные сведении о количестве поступающих для продажи мяса, колбас и пр.
2. Все торговцы обязываются вносить в кассу отдела продовольствия городской управы 2 проц. на организационные расходы.
3. Продажа мяса допускается исключительно по карточкам из расчета 1 ф. в неделю на человека.
4. Продажа мяса и колбас на вывоз из города Владимира безусловно воспрещается.
5. Продажу мяса и колбас и покупку скота для этого могут производить только торговые фирмы и лица, получившие особое на это разрешение от отдела продовольствия городской управы.
6. Начальнику милиция поручается иметь строгое наблюдение за соблюдением торговцами настоящей таксы» («Владимирская жизнь», 5 дек. 1917).
«Заведующим отделением мануфактуры и снабжения в Продовольственном отделе Городской Управы назначен Н.В. Парфанович.
Статистическим отделением того же отдела назначен Я. Днепров» («Владимирская жизнь», 11 дек. 1917).
«В настоящий тяжелый для России момент, когда власть захвачена людьми, способными только на «заборные», по словам б. мин. Вихляева, декреты, перед Россией стал во всей широте вопрос о «хлебе насущном».
Владимирская губ., как губерния не производящая хлеба, очутилась в крайне трудном положении. Дело в том, что губернии производящие не в состоянии выполнять всех планов снабжения. Так, из 600 вагонов хлеба, приходящихся за ноябрь на всю Владимирск. губернию, прибыло только 40 проц. И это оказалось самым большим чего можно достигнуть, при усиленной работе управы с утра до ночи. Мало того,— в Петроград на-днях отправлена управой делегация состоящая из 2 лиц: Потапова и Субботина, для того, чтобы просить от министерства продовольствия «прибавки» хлеба для нужд населения Влад. губ. в размере 350 тыс. пудов, что вместе с полагающимся хлебом составит 850 т. пудов.
Каждый едок должен получить около 15 ф. хлеба в месяц или около полфунта в день.
И вот после такой работы находятся люди, которые говорят, что прод. управа ничего не делает, она обкрадывает народ и т. д.
Чуть ли не ежедневно к зданию губ. прод. управы подходят толпы крестьян, руководимые большей частью какими-то темными личностями. Эти толпы требуют хлеба.
На прод. управу начинают клеветать и обвинять чуть ли не в расхищении народных денег.
Но в чем же дело? Может быть прод. упр. действительно совершает злоупотребление? Может быть она действительно обкрадывает народ?
Нет, граждане, дело вовсе не в этом Прод. управы не совершают злоупотреблений, не обкрадывают народ.
Беда в том, что крестьяне производящих губерний не дают хлеба, потому что бумажные деньги дешевы и на них нельзя купить того, что нужно, для всякого крестьянина: мануфактуры, обуви, железа, сельско-хозяйственных орудий. Вся беда в том, что нечего предложить крестьянам в обмен на хлеб. У управы нет того, чего требуют крестьяне. Но их требования, конечно, не вздорны.
А темные личности, руководящие голодными толпами, говорят, что губерн. управа что-то скрывает от народа, что она может сказать какое-то волшебное слово, следствием которого будет рай во Владимирской губ.
Если население будет терпеливее, если оно не будет мешать работе прод. управы, то можно еще будет несколько улучшить доставку хлеба. Но, если население не сдержит себя и будет являться толпами к управе под предводительством господ б. жандармов и т. п. личностей, для которых только выгодно затруднительное положение страны и таким образом дезорганизовать ее работу, то недостача хлеба только увеличится, и всему населению Владим. губернии будет угрожать голод.
ВОПРОСЫ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ
Во Владимирскую губернскую продовольственную управу прислано нижеследующее отношение от Губ. Земской Управы:
На продовольственном съезде 11-15 октября совещание представителей городов и земств высказалось за скорейшую передачу снабжения населения продовольствием из рук продовольственных комитетов в ведение органон местных самоуправлений.
Главными мотивами такой передачи являлись: 1) авторитет этих органов среди населения, которое создало их путем всеобщих выборов и 2) крепость самих организаций, которые опираются на мощный технический аппарат, созданный и упрочившийся до переворота.
Очевидно, что смена выборных лиц в земствах и городах не так тяжело отзывается на деле, как это наблюдается в жизни продовольственных органов, так как в первом случае имеется аппарат служащих, состояний из опытных людей, проникнутый традициями общественной работы.
Губернская управа находит наиболее подходящим временем перехода продовольствия в ведение управы — организацию губернского земства из новых гласных выбранных на основании четырехчленной формулы. Но последние события, вызванные захватом власти, и как следствие этого захвата, гражданская война, придвинули вопрос продовольствия к пропасти, губернское земство не может быть равнодушным, когда населению губернии грозит голод. Губернская управа, в виду сложившихся обстоятельств вынуждена поставить немедленно вопрос о переходе продовольствия в руки органов местных самоуправлений.
За семь месяцев существования продовольственные комитеты в силу целого ряда условий, часто от них независящих, потеряли свой авторитет среди населения. Поднять этот авторитет не в состоянии никакие перевыборы, даже полная peopгaнизация. В самом деле, Владимирская продовольственная организация, имея самый широкий демократический состав в комитетах в лице управы, переизбиралась несколько раз, однако продовольствие в губернии с неумолимой последовательностью катилось вниз.
Единственным выходом из этого безотрадного положения земская управа находит немедленную передачу дела продовольствия в ведение органов местного самоуправления.
При отсутствии единой власти в стране, гражданской войне на юге, финансовой и экономической разрухе, железнодорожном параличе нет основания ожидать в ближайшем будущем значительного улучшения продовольственного дела. Но земская управа надеется, что в руках земства вопрос продовольствия в губернии получит большую устойчивость и определенность. Случайный состав продовольственных комитетов и управ, частная смена руководящего персонала вносит шатание в политику продовольствия и отсутствие сознания ответственности перед населением за порученное дело. Устранение органами местного самоуправления одних этих обстоятельств уже безусловно внесет значительное улучшение в дело снабжения населения продовольствием.
Несомненно, что эти органы обладают еще и большей авторитетностью и значительным составом опытных служащих. Крупным плюсом в настоящее время в деле продовольствия является и кредитоспособность земств и городов.
Представляя вышеизложенные соображения губернской продовольственной управе, губернская земская управа, в сознании своей ответственности перед населением и всей тяжести работы, которая ляжет на плечи губернского земства, считает необходимым заявить, что по ее мнению, только немедленная передача продовольственного дела в руки земств и городов спасет этот вопрос от окончательной гибели.
В случае согласия губернской продовольственной управы с мнением земской управы, будет немедленно созвано экстренное земское собрание, для выработки оснований перехода продовольствия в ведение земств.
Председатель управы (подпись). Секретарь А. Безналов.
РЕЗОЛЮЦИЯ ГУБЕРНСКОЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ УПРАВЫ, ВЫНЕСЕННАЯ НА СОБРАНИИ ОТ 12 ДЕКАБРЯ.
Съезд по продовольственному делу, созванный губернским исполнительным комитетом совета солдатских и рабочих депутатов 10 декабря, назвав себя учредительным продовольственным съездом губернии с правами губернского продовольственного комитета, заслушав доклад тов. председателя губ. прод. управы. Страшного об общем положении дел продовольствия в России и в частности по губернии и членов ревизионной комиссии, вынес всему составу управы недоверие и постановил ее переизбрать.
Управа, не касаясь вопроса о правомочности данного съезда переизбрать ее, так как это — дело членов комитета губернии и всего ее населения, протестует против ни на чем не основанного недоверия управе и той куче грязи, что выливалась членами съезда на ее членов, совершенно непричастным к делам, о которых говорилось на съезде и считает своим нравственным долгом довести до сведения населения губернии, что выносит такие резолюции не имея никаких данных, что подтвердила ревизионная комиссия, съезд не имел никакого права, и управа, уходя всем своим составом, рекомендует населению, как можно скорее передать дело продовольствия губернии губернскому земскому собранию.
Владимирская губернская продовольственная управа.
СОБРАНИЕ
В связи с ежедневным наплывом громадных толп в управу, 12 дек. состоялось общее собрание служащих, на кот. была вынесена следующая резолюция:
«Служащие губернской продовольственной управы доводить до вашего сведения, что ежедневный наплыв в управу толп, руководимых торговцами, направляющих голодающее население с определенной целью — уничтожить хлебную монополию, лишает их возможности исполнять свои обязанности. Трудное и сложное дело продовольствия требует напряжения всех сил и способностей, при создавшихся же условиях, когда вместо того, чтобы работать, нам приходится подвергаться издевательствам, угрозам и в перспективе быть избитыми, никакая работа не возможна.
Вследствие изложенного, мы принуждены поставить вас в известность, что, если с тринадцатого числа сего декабря работа наша не будет обеспечена со стороны полной для нас безопасности, — мы работать в канцелярии не будем».
РЕЗОЛЮЦИЯ СЛУЖАЩИХ ГУБ. ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ УПРАВЫ.
Мы, нижеподписавшиеся, служащие канцелярии губернской продовольственной управы, обсудив отношение Съезда к управе последнего состава, с которой мы вместе работали и которую мы знаем, как честных и добросовестных работников, пришли к заключению, что все обвинения на управу возводимые ни на чем не основаны, т. к. отчет о ее деятельности перед собранием полностью не был освещен. В виду вышеизложенного мы считаем своим нравственным долгом выразить свой горячий протест против ничем не оправдываемых приемов расправы и травли людей, виновных разве в том, что все силы свои отдавали, как могли, на служение тому народу, который облек их полным доверием и до сего времени недоверия им не выражал.
Обращаем внимание Съезда на то, что в управе имеются старые партийные работники, шедшие под знаменем социализма не с 1-го марта 1917 года, долгие тяжелые годы.
За сим следуют 54 подписи служащих канцелярии» («Владимирская жизнь», 14 дек. 1917).
«9—12 декабря состоялся съезд по продовольствию. Съезд был созван по инициативе губ. исполнительного к-та советов рабочих и солдатских депутатов.
Съезд объявил себя учредительным губернским продовольственным съездом.
Председателем был избрав Калапин (с.-д. большевик).
Работа съезда постоянно нарушалась митинговыми выступлениями ораторов, не позволительными выпадами против членов губ. пpoдовольственной управы.
В результате 4-х дневного заседания приняты были следующие постановления:
Закон 25-го марта, в той части, где говорится о создания губ. прод. комитета, съезд прознает не отвечающим нуждам широких народных масс, а поэтому аннулируя его, съезд организует новый губернский продовольственный центр, при чем предлагает совету народных комиссаров отменить вышеуказанную часть этого закона в общегосударственном масштабе.
1. Губернский продовольственный комитет и его управа упраздняются, а все дела их переходят к новой управе.
2. Во главе дела продовольствия в губернии стоит губернская продовольственная управа, состоящая из пяти членов, избранных на губернском продовольственном съезде.
3. Для установления связи с новой народной властью и с советами на местах в управу входит комиссар по продовольствию, выделенный губернским испол. комитетом сов. раб. сол. и крест. депутатов.
4. При управе должна быть создана комиссия из представителей от заводских комитетов, совета профессиональных союзов, кооперативов, рабочих и экономических отделов, сов. раб. солд. и кр. депутатов.
Примечание: один из представителей этой комиссии входит с правом решающего голоса в управу.
5. При управе должна быть организована распределительная комиссия из представителей от земств, а где таковых еще нет, от продовольственных уездных управ.
Примечание: а) без-уездные города посылают своего представителя в комиссию.
б) Каждый член распределительной комиссии может быть отозван в случае выражения ему недоверия одной трети волостных земств, входящих в данный уезд.
6. Управа привлекает, вместо частных агентов, по мере надобности представителей от волостных земств.
Примечание: а) при уездной управе создается кадр представителей от волостных земств, которые по определенной очереди привлекаются губернской управой к работе. б) Посылка этих представителей по требованию управы обязательна. в) эти представители делегируются в общественные организации производящих губерний областной пр. комитет и т. п. г) агентура в настоящем составе ликвидируется. д) все представили, привлеченные к работе, находятся в исключительном распоряжении губ. управы.
6. Новая управа по своему усмотрению может отставить для работы тех или других членов старой управы, которые и вводят в курс дела новый состав управы.
Примечание: Новый состав управы обязан приступить к работе не позднее 20 декабря сего года.
По оглашении этой резолюции губ. продовольственный съезд принял резолюцию, предложенную Типографом.
«Съезд, заслушав резолюцию губ. продовольственной управы от 12 декабря, считает ее необоснованной. Управа не имела никакого морального, юридического и тактического права ее выносить».
Затем был заслушан доклад ревизионной комиссии губ. продовольственной управы.
По заслушании доклада была принята следующая резолюция:
РЕЗОЛЮЦИЯ.
Заслушан доклад губернской продовольственной управы и отчет ревизионной комиссии, Владимирский продовольственный съезд находит работу управы по постановке дела неудовлетворительной. Съезд считает, что в обстановке общей продовольственной разрухи технический аппарат должен функционировать правильно.
Съезд находит, что этого не было в настоящее время и что агентура поставлена очень плохо, а также находит, что расходы велись безотчетно и бесконтрольно.
Ревизионной комиссии съезд поручает работать и дальше.
Дальнейшая работа настоящей управы в таком направление, как она велась последний день, может принести к полному краху снабжения Владимирской губернии.
После принятия резолюций намечаются кандидаты в члены продовольственной управы. Каждый из кандидатов перед баллотировкой рассказывает свою биографию.
Избранными оказались:
1) Уютов (82 голоса) — член александровского совета рабочих депутатов, ювелир;
2) Жигарев (80 голосов) — прапорщик 250 ковровск. пехот. зап. полка;
3) Баранников (77 голосов) — десятник на фабрике;
4) Софронов (69 гол.) — ткацкий подмастерье, председатель фабричн. комитета;
5) Бородулин (62 гол.) — десятник на водопроводе.
Этот «продовольственный съезд», созванный по инициативе губ. псп. ком. сов. раб. и солд. деп., обошелся населению в 45.000 рублей. 45.000 выданы из кассы губ. прод. управы» («Владимирская жизнь», 15 дек. 1917).
«В связи с прекращением подвоза продовольствия местными самоуправлениями принимаются чрезвычайные меры, чтобы сколько-нибудь смягчить надвигающийся кризис.
Делегатам от Владимирского уезда, командированных в минист. продовольствия обещано 200 вагонов муки на губернию из Акмолинской области и кроме того представителям Владим. уезда обещано 50 вагонов в первую очередь, помимо общего распределения из 200 вагонов» («Владимирская жизнь», 20 дек. 1917).

Первые продотряды

Май 1918 г. - время голода в центральной России. В промышленных городах потребляющих губерний (к ним относилась и Владимирская) - к весне 1918 г. съели все имевшиеся запасы, включая и городских лошадей. «Запасы хлеба иссякали, подвоз почти прекратился. На имя Ленина, в ЦК РКП(б), ВЦИК, Совнарком поступали тревожные сообщения о крайнем обострении продовольственной нужды в ряде городов. 9 мая Совнарком принимает постановление «О мобилизации рабочих на борьбу с голодом». Нарком продовольствия Цурюпа вечером 9 мая докладывает: «Нами организуются продовольственные отряды, в задачи которых входит отбирание у задерживающих и не отдающих хлеб кулаков и богатеев. Эти продовольственные отряды посылаются не только в целях взятия и реквизиции хлеба... появление их должно показать населению, что хлеб будет взят силой... Отряды эти должны быть организованы в значительном числе. Эта задача трудно исполнима, но у нас нет другого выбора, как объявить войну деревенской буржуазии».
На следующий день, 10 мая, Ленин беседует с рабочими Путиловского завода; рабочие пытались ранее организованно закупить хлеб. 22 мая Ленин пишет письмо ко всем питерским рабочим. Письмо это называется «О голоде»; в нем вождь требует от пролетариата организовать «великий крестовый поход» против спекулянтов хлебом, кулаков, мироедов, дезорганизаторов, взяточников...
Первые, стихийно возникшие рабочие продотряды шли по этому пути: они меняли хлеб на промышленные товары, участвовали в уборочных сельских работах (рабочих рук после войны не хватало), устраивали передвижные ремонтные мастерские (это задача для металлистов). «Зачастую первые отряды действовали по поручению отдельных предприятий и организаций. Они заготавливали продовольствие путем закупок, товарообмена или получали хлеб в качестве компенсации за помощь крестьянам в ремонте сельскохозяйственного инвентаря, участие в обмолоте зерна. Широкого распространения такие продотряды не получили. Заготовки только для своих предприятий не могли решить проблему для страны в целом». Реквизиция хлеба, как увидим далее, тоже города не накормила.
Организовывали первые продотряды старые профсоюзные деятели - меньшевики; они знали, что крестьяне тоже должны иметь свой интерес. Большевики продолжать их дело не хотят. Почему? Могут, но не хотят. Заранее знают, что за «пустые» деньги крестьяне хлеб добровольно отдавать не будут; заранее (по опыту Временного правительства) знают, что хлеб будут прятать. Знают, что придется продотрядовцам в укрывателей хлеба стрелять - а те, в свою очередь, непременно будут стрелять в них (оружия в деревне тогда много). Но предлагают только этот вариант. Почему?
Ну, во-первых, потому, что согласись они с другими вариантами - и власть от Совнаркома и ВЦИКа перейдет к крестьянским Советам. То есть, к партии эсеров. И эсеры будут диктовать условия; а революцию делали совсем не для того.
Есть и вторая причина; лучше всех ее понял лидер меньшевиков Мартов. На заседании ВЦИК, при обсуждении декрета о посылке в деревню продовольственных отрядов, он так выразил свое понимание проблемы:
«Мартов потрясал перед собой сжатыми кулаками и кричал, задыхаясь: „Предательство! Вы придумали этот декрет, чтобы убрать из Москвы и Петрограда всех недовольных рабочих - лучший цвет пролетариата! И тем самым задушить здоровый протест рабочего класса!“
...Буря криков пронеслась по залу. Его прорезали отдельные выкрики: „Долой с трибуны!" „Предатель!" „Браво, Мартов!" „Правда глаза колет!"
Свердлов неистово звонил, призывая Мартова к порядку. Но Мартов продолжал кричать еще яростнее, чем раньше... Свердлов вызвал охрану. Только тогда Мартов сошел с трибуны».
То есть, на тот момент рабочие разочарованы результатами революции. Еще бы! Что они получили взамен обещанного «царства свободного труда» - закрытые фабрики и заводы, голод и холод, хаос и анархию? Усмирять рабочие бунты на тот момент нечем. Красноармейские отряды невелики, ненадежны, и нужны, прежде всего, на внешних фронтах. Чекистов и чоновцев (коммунистов, комсомольцев, интернационалистов) - мало, очень мало. Единственный способ удержаться у власти - это стравить рабочих и крестьян в гражданской войне.
...Это поворотный момент истории. До того времени, русские крестьяне и рабочие не враждуют между собой; в провинции все рабочие имеют родню в деревне, многие имеют там и земельные наделы. Этих поднять на грабеж и не удается. Эти полу-крестьяне, полу-пролетарии во времена разрухи уходят в свои деревни, и как могут, так выживают там.

Создание продотрядов пришлось на конец мая: а в середине июня V Владимирский съезд Советов «полностью одобрил продовольственную политику Советского правительства, направленную на... беспощадную борьбу с кулачеством». В то же время за отмену хлебной монополии выступили местные Советы в Судогодском, Покровском, Суздальском, Владимирском уездах.


Мандат № 2656 члена Владимирского губернского комитета РКП(б) Осьмова Ивана Владимировича, командированного в Суздальский и Юрьевский уезды для изъятия излишков хлеба. 11 февраля 1920 г.

Огородничество как способ выжить

А что делали прочие жители городов, мирные обыватели (не продотрядовцы, не красноармейцы) в это безумное время? Начиная с мая, а то и раньше, они засаживали под огород все свободные клочки земли - точно так же, как было в блокадном Ленинграде весной 1942 года. В Суздале, например, нуждавшиеся в дополнительной земле горожане с согласия исполкома поделили Ильинский луг - самый большой общественный выпас города. На запрос из Москвы: что сделано здесь для решения продовольственного вопроса - местный исполком ответил, что этот вопрос у них не обсуждался, поскольку «...даже в Суздале все занимаются огородничеством». Во Владимире «в центре и на окраинах кипучая работа на огородах, за каждый свободный клочок земли идет борьба, как за кусок хлеба»; так писали «Известия губисполкома» в мае 1919 года.
Но вырастить на огороде зерно, крупу, льняное или подсолнечное масло нельзя; это продукты выменивалось у крестьян на вещи. Несмотря на жесткие запреты, во всех городах существуют уличные рынки (самый большой рынок в Москве, у власти под боком - знаменитая Сухаревка). Жизнь поминутно разрушает утопические идеи о плановом распределении всего добра государством. Торгующие на «барахолках», или «толкучках», ежеминутно боятся облавы и ареста. Но, поскольку арест и даже расстрел в ЧК - это угроза возможная; а смерть от истощения в тот момент вполне реальна, то незаконная уличная торговля продолжается. Железнодорожные станции в городах контролируют отряды ЧК (мешочники и спекулянты - враги народа, по ленинскому декрету о банках). Конфискуется вся привезенная без мандата провизия. Цены на еду взлетают до небес, но деньги не ценятся - преобладает натуральный обмен.
...Лето уходит на создание продовольственных отрядов в промышленных городах (в том же Иваново-Вознесенске). Несмотря на голод, рабочие неохотно идут в продотряды, а созданные продотряды не сразу едут в деревню. Опыт царской продразверстки и Временного правительства показал, что если крестьяне зерно спрятали, то так просто его не найдешь. Поэтому для начала в деревнях создают комитеты бедноты (комбеды). Бедные крестьяне охотно указывают на своих более зажиточных земляков, и подсказывают, где может быть спрятано их зерно. Причина проста: комбедовцы получат четверть от найденного зерна, и, в перспективе, могут сами не пахать и не сеять...
Но, вопреки ожиданиям Ленина, много хлеба собрать не удается. После трехлетней войны, излишков хлеба просто нет; их и осенью 1917 не было. «Юрьев-Польская земская управа сообщает во Владимир, что площадь под яровыми посевами в уезде сократилась, главным образом, ввиду недостатка рабочих рук, а также ввиду недостатка посевного материала». Это сообщение за март 1917 г.; при том, Юрьев-Польский и Суздальский уезд - самые черноземные и урожайные в губернии. Большая часть зерна пошла на посев; то, что оставили крестьяне себе на прокорм - мизер. В условиях трехполья, еще треть черна предназначается на озимую посадку ржи (осень); видимо, его и конфискуют. При стремлении отобрать последнее и посевное зерно, разгорается борьба не на жизнь, а не смерть. И у рабочих, и крестьян есть семьи, и эти семьи надо кормить...
Часть добытого хлеба предназначается для членов продотряда, их семей. Часть, как уже было сказано - для комбедов.
«Последние недели перед сбором нового урожая были особо трудными. К концу июля 1918 года продармия, хотя насчитывала свыше 10 тысяч человек, и ее ряды продолжали расти, не могла обеспечить государственные потребности в хлебе... Половину заготовленного хлеба отряды отправляли своим предприятиям. Часть хлеба, собранного... реквизиционными отрядами, в первую очередь выделялась для удовлетворения нужд беднейших местных крестьян и не подлежала вывозу [2, стр. 48-49]. То есть, половину хлеба - продотрядам и заводам, их пославшим - иначе больше никого не пошлют. Еще четверть - комбедам; иначе не будут выдавать своих земляков (они и так сильно рискуют). И только еще четверть полагается всем остальным; из остальных сначала дадут пайки партийным служащим и красноармейцам.
До городского пролетариата хлеб доходит крохами, или совсем не доходит. 24 июля Ленин сообщает в Царицин Сталину (руководителю продовольственного дела на юге России): «О продовольствии должен сказать, что сегодня вовсе не выдают ни в Питере, ни в Москве. Продолжение совсем плохое». 31 июля и 1 августа в Петроград хлеб не выдавался совсем, 2 и 3 - только рабочим, занятым на тяжелых работах [1, стр. 47].
3 августа Ленин готовит декреты «О привлечении к заготовке хлеба рабочих организаций», «Об организации уборочных и уборочно-реквизиционных отрядов». Теперь не надо крестьянам убирать свой хлеб; рабочие отряды уберут, и сразу его реквизируют. 4 августа издано «Положение о заградительных реквизиционных продовольственных отрядах, действующих на железнодорожных и водных путях [1, стр. 48].» Это положение не улучшило, а ухудшило ситуацию в городах.

Реквизиционные продовольственные отряды, и усиление голода

До августа 1918 г. ЧК были только в губернских городах. Чекистов тогда было немного, а требовали с них много всякого и разного: чтобы транспорт хоть как-то ходил, чтоб советские учреждения худо-бедно работали, чтоб контрреволюционных действий в городах не было, и прочее. Поэтому борьба с мешочниками занимала малую часть их времени; проверяли они поезда, ну и все тут. По свидетельствам очевидцев, от отрядов ЧК в городах тогда можно было откупиться. А тут повсюду, на дорогах и речных пристанях, появились заградотряды; и они сначала стреляли, а потом уже разговаривали. Надо ли говорить, что большая часть конфискованного продовольствия шла на их же содержание?
«С момента возникновения губернской ЧК там дебатировался вопрос: „Следует ли отбирать для себя у спекулянтов товары и по каким ценам?" В связи с тем, что центр недостаточно снабжал чекистов, в сентябре 1918 г. вышла инструкция, разрешающая использовать конфискованные продукты для себя. Владимирская губчека широко... использовала это право. В инструкции для внутреннего пользования говорилось, что все конфискованные продукты должны быть проведены через ЧК, „дабы всегда имелась возможность снабжать отряды предметами продовольствия“».
Еда, контрабандой привезенная в города - соответственно, дорожает еще больше (плата за риск; мешочники рискуют жизнью). Интеллигенты, имеющие доступ к власть имущим, стараются разжиться у них мандатом для проезда по железной дороге, с правом провоза не менее полутора пудов груза (На черноземном юге зерно и крупа есть.) В этих целях сбиваются в кучки, откладывают в дорогу последние ценности семей. Но таких удачников немного и, увы, часто и такие поездки, по мандату, кончаются трагически. Ослабленные голодом люди легко заражались сыпным тифом; а железная дорога уже в конце мировой войны - рассадник тифа; медикаментов никаких нет.

...Летом 1918 года Владимирскую губернию, и так по большей части мало плодородную, постиг неурожай. Точнее будет сказать, неурожаи - поскольку они были связаны с градом и иными природными катаклизмами. Об этих катаклизмах не раз сообщала местная пресса:
«В Ковровском уезде 16 июля полил сильный дождь с градом. Град шел до такой степени велик, что даже в домах побило стекла... Рожь, которая колосилась, побило всю начисто. Теперь рухнули последние надежды на прокорм». А ранее того, в начале июня, червь повредил посевы в восьми уездах Владимирской губернии».
Душераздирающая телеграмма была отправлена 2 августа 1918 г. Ивановским продовольственным комитетом наркому продовольствия Цурюпе:
«Рабочее население Иваново-Вознесенского уезда в июле получило три вагона хлеба. Подсобных продуктов питания нет. Хлебопекарня вторую неделю закрыта. В больницах лежат прикованные недугом голодные люди. Приюты и детские столовые закрываются. Взрослые и дети бродят по улицам за подаянием, как тени. Рабочие, распродав свой скарб, десятками тысяч устремились за хлебом, но закупаемый по невероятно высоким ценам хлеб в пути отбирается. ...Мы не требуем от вас хлеба, зная, что его у вас нет, мы ставим вас лишь в известность о царящей здесь голодной инквизиции. Во имя всех человеческих законов проклинаем всех тех, кто хлеб избрал оружием политической борьбы».
«В связи с полной разрухой на почве голода и антисанитарии, в губернии развиваются всевозможные болезни: тиф в его различных проявлениях (голодный, сыпной, возвратный)... К концу июля 1918 года в городе появляется холера».
Лекарства отсутствуют; причина их отсутствия - блокада Советской республики. Ни одна из стран мира с ней в тот момент не торгует, своих фармацевтических фирм уже нет. Заболевает и врачебный персонал - во Владимирской губернии 212 человек заболевших, из них 24 умерло. Из них больше всего сиделок и санитаров - 131 человек заболевших, 11 умерши. Врачей тогда вообще было немного (мало учебных заведений, где их готовят; да и кровопролитная война шла три года).
От эпидемий умирают местные жители и, особенно, заразившиеся тифом беженцы.
Вдоль дальней стены Князь-Владимирского кладбища в те годы вырастает лес деревянных крестов. Из сотен этих крестов через пятнадцать-двадцать лет остается одно надгробие - памятник матери Климента Ворошилова с двумя внучками.


Памятник матери Климента Ворошилова с двумя внучками. «Моей дорогой матери Марии Васильевне Ворошиловой и ее внучатам Марии и Зине, погибшим от тифа во время эвакуации с Украины в 1919 г. К. Е. В.»

Как и многие другие, они были сняты с поезда уже больными, и умерли от тифа в местном лазарете (или же еще в пути). Прочие забыты. В 40-е и 50-е годы на этом месте хоронили умерших и казненных в Централе.

Используемая литература:
И.С. Сбитнева. Владимир и Владимирский край 100 лет назад: войны, революции, военный коммунизм. 2016 г.
Владимирский край в годы Первой Мировой войны (1914-1918)
Город Владимир во времена февральской революции 1917 г.
Владимирский Временный Губернский Исполнительный Комитет
Владимирская губерния 1918-1929 гг.
Город Владимир в 1920-х годах

Категория: Владимир | Добавил: Николай (01.06.2023)
Просмотров: 149 | Теги: продовольствие, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru