Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.10.2017
12:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [691]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Распятская церковь-колокольня Александровского Успенского женского монастыря

Распятская церковь-колокольня

Государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Александровская слобода»

Церковь Алексея Митрополита

Рядом с Троицким собором, как бы в противовес его приземистому, широкому силуэту, возвышается стройная Распятская церковь-колокольня с шатровым завершением. Церковь «иже под колоколы» была выстроена с явным влиянием итальянской архитектуры.
Церковь Алексея Митрополита (до 1710 г.) датировалась 1570-ми годами. После того, как в 1940-е гг. А.С. Полонский выявил внутри нее более раннее столпообразное здание, последнее стали относить к первому строительному периоду Слободы и датировать, как и Покровский собор, 1513-м годом. Сооружение звонницы А.И. Некрасов относил к 1533 году — посещения Слободы князем Василием III (вел. князь 1505-1533), к строительству которой он имел отношение.
Церковь Алексея митрополита представляла собой восьмигранный трехъярусный столп, богато и нарядно украшенный.


Макет церкви Алексея митрополита

Распятская церковь-колокольня

Во времена Ивана Грозного (скорее всего, в 1570-х гг.) церковь была капитально перестроена. Церковь превращена в высокую башню высотой 56 метров с площадкой для дозорных. Церковь увенчал высокий глухой шатер (окна в гранях шатра были сделаны позднее), основание которого опирается на несколько ярусов кокошников – так называемое «огненное» завершение объема. Эта колокольня стала первой на Руси, которую украсил шатровый верх; впоследствии такие завершения распространились по всей Руси, став практически самыми популярными в храмовой архитектуре.
Опричник-немец Г. Штаден писал в своем отчете австрийскому императору о том, что вывезенный из Новгорода пятисотпудовый колокол (не «благовестник» ли, отлитый архиепископом Макарием в честь рождения у князя Василия III сына-наследника, Ивана IV?) был повешен «между башней и церковью», т. е. на существовавшей в 1570 году двухстолпной звоннице (В лето 1530-е «Егда бысть рождение государя, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, тогда в Великом Новгороде вылили колокол к соборной церкви святой Софеи, повелением боголюбивого архиепископа Великого Новгорода и Пскова владыки Макария, велик добре...»).
Он же писал о том, что царь с сыном Федором и Малютою ходил звонить в колокола к заутрени. Удивленный мастерством царевича, Иван заметил однажды сыну: «Да ты сын-то не царский, а пономарский».
Взамен новгородского «благовестника» в 1571 году «повелением государя-царя и великого князя Ивана Васильевича слит бысть колокол новый в Великий Новгород... А делал мастер Иван Афанасьев». В те времена не каждого называли мастером и полным именем. В конце XVII века на Распятской колокольне висело двенадцать колоколов, один из них пятисотпудовый «благовестник».
После указа царя Петра Первого о присылке в Москву «срочно и безотказно» к февралю 1701 года монастырских колоколов для переплавки на пушки новгородский великан «приказал долго жить». Неудачное «дело» под Нарвой со шведами оставило Россию без артиллерии. «И без звона молиться можно, — сказал Петр, — была бы вера».


Распятская церковь-колокольня (церковь Алексея митрополита)

Колокольню окружают две галереи – открытая и закрытая. Нижняя, открытая галерея идет вокруг второго яруса колокольни; внутри же яруса с кокошниками проведена вторая, закрытая; ее освещают маленькие круглые оконца, проделанные в кокошниках. С юга к колокольне примыкает маленькая пристройка кон. XVII века (Марфины палаты) из четырех комнат, которую занимала царевна Марфа.

Церковь Распятия Господня


«Царевна Марфа Алексеевна в Александровской слободе». Художник М.А. Подкопаева. 2008 г. Холст, масло.

В 1698 году, т. е. восемь лет после того как бывшая правительница Московского государства, царевна и великая княжна София Алексеевна заключена была в Новодевичий монастырь, в Кремлевском царском тереме жило шесть царевен: престарелая и богомольная царевна Татьяна Михайловна (ум.1706 г. августа 24-го) и пять ее племянниц, дочерей царя Алексея Михайловича от брака его с Мариею Ильиничной Милославской (Дочерей царя Алексея Михайловича было шесть: 1) Евдокия Алексеевна, род. 1650 г. 10 февраля, ум. 10 мая 1712 г.; 2) Марфа, о которой здесь идет речь; 3) София (в монашестве Сусанна, в схиме опять София) Алексеевна, род. 1657 г. 17 сентября, пострижена 1689 г. 21 октября, ум. 1704 3 июля; 4) Екатерина Алексеевна, род. 41658 г. 26 ноября, ум. 1718 г. 1 мая; 5) Мария Алексеевна, род. 1660 г. 18 января, ум. 1723 г. 9 марта; 6) Феодосия Алексеевна, род. 1662 г. 28 мая, ум. 1713 г. 14 декабря, погребена, как и сестра ее Марфа, в Александровском Успенском девичьем монастыре. Остальные сестры покоятся в Московском Новодевичьем монастыре.). Между ними выдавалась по своему значению и влиянию в тереме царевна и великая княжна Марфа Алексеевна. Царь Петр Алексеевич был за границею и готовился из Вены проехать в Венецию, когда получил известие от князя-кесаря Ромодановского, что стрельцы опять взбунтовались и идут из окраин, где были на сторожевой службе, к Москве. Петр отвечал Ромодановскому: «Пишет ваша милость, что семя Ивана Михайловича (Милославского) растет, в чем прошу вас быть крепким; а кроме сего ничем сей огнь угасить не можно». За крепким словом не замедлило последовать также и дело: 26 августа 1698 г. Москва узнала, что царь накануне прибыл в свою столицу и уехал ночевать в Преображенское, где вскоре и начались допросы, розыски и казни.
Петр сам допросил обеих сестер, замешанных в деле: Марфу и Софию. Марфа волей-неволей призналась, что говорила Софье о приходе на Москву стрельцов, об их желании видеть ее Софью на царстве, но заявила, что никакого письма она не передавала стрельчихе. Софья, опрошенная про письмо, переданное стрельцам от ее имени, отвечала: «Такова письма, которое к розыску явилось, от нея в стрелецкие полки не посыловано. А что они стрельцы говорят, что, пришед было им к Москве, звать ее царевну по прежнему в правительство, и то не по письму от нея, а знатно потому, что она с 190 (1682 по 1689 г.) была в правительстве».
После допроса, Софья, хотя и была оставлена на жительстве в том же Новодевичьем монастыре, под постоянной стражей из ста солдат, но чтобы впредь никто не мог желать ее на правительство, была пострижена в монашество под именем Сусанны 21 октября того же 1698 года. А царевну Марфу, которая сама призналась, что сообщила сестре о приходе стрельцов и желании их видеть ее, Софью, правительницей (ее постельница сверх того оговорила ее, что царевна Марфа будто бы получила челобитную от стрельцов, и от нее шло письмо к Туле), отправили на жительство (в октябре же 1698 г.) в Успенский девичий монастырь, что в Переяславсмом уезде в Александровой слободе, на том самом месте, где во время опричины (1565—1582 гг.) жил царь Иван Васильевич Грозный.
С 1698 по 1707 гг. в Успенском девичьем монастыре Александровской слободы пребывала сводная сестра Петра I царевна Марфа Алексеевна.

Она привезла с собой принадлежавшие ей вещи: зеркало, кожаный стул, слюдяную ширму-дверь, кресло, ларь (в нём находятся деревянные ковш и совок, плетеные форма для хлеба, лукошко и ситница; глиняные кувшин, горшок и кринка; два медных блюда).


Икона «Избранные святые». XVII в. Дерево, Темпера. На иконе «Избранные святые» - покровители Царского Дома Романовых, к которому принадлежала Марфа Алексеевна.
В шкафу-киоте размещены: икона «Богоматерь Иверская», медный параман с изображением креста, яйца пасхальные, воздух шелковый, крест медный с эмалью.

Там царевна была пострижена в монашество с именем Маргариты 29 мая 1699 года.
Под колокольней царевной-инокиней Маргаритой Алексеевной, по преданию, была устроена Распятская церковь.
Инокиня Маргарита Алексеевна прожила в Успенском девичьем монастыре 8 лет 6 месяцев и 22 дня в подвигах покаяния и смирения. Для нее только и радости было, что церковь Божия. Она скончалась мирно и тихо 19 июня 1707 года, на 56 году от рождения. Погребена она в монастырской усыпальнице, что под Сретенскою кладбищенской церковью. Рядом с ней пожелала быть погребенною и любимая сестра ее, младшая из них, царевна Феодосия Алексеевна, скончавшаяся в Москве 1718 г. декабря 14 дня.


Царевна Марфа Алексеевна

«В ризнице Успенского девичьего монастыря, кроме разных келейных вещей, принадлежавших обеим царевнам, Марфе и Феодосии, сохранились противни (т. е. копии) с подлинных писем царевны инокини Маргариты Алексеевны, писанных ею из Успенского девичьего монастыря с 1699 по 1707 г. в Москву к тетке Татьяне Михайловне, к сестрам царевнам Наталии, Марии и Феодосии Алексеевнам и к некоторым из влиятельных в правительстве лиц, как-то к Л.К. Нарышкину, к князю П.И. Прозоровскому, Ф.Ю. Ромодановскому, графу А.И. Мусину-Пушкину. Письма эти (по содержанию своему «просительныя») сохранились худо. Первоначально они были наклеены на картон, потом сняты с него так неискусно, что почти все по местам прорваны, притом у одних недостает начала, у других конца, у некоторых боковых писанных полос. Приводя их в порядок, мы сделали, что можно было сделать для сохранения их в пользу истории: ибо, не смотря на их одностороннее по-видимому содержание, все-таки письма эти составляют единственный материал для характеристики царевны Марфы Алексеевны, неосторожной соучастницы в замыслах самой честолюбивой, но и самой даровитой и умной из пяти сестер, которых царь Петр в праведном гневе своем на их теремные происки называл «злым семенем Милославского», прибавляя, что «окроме как крепостию, ничем сей огнь угасить не можно». Противная сторона, негодуя на эту «крепость» (т. е. строгость), не столько жалуется на самое наказание (заключение в монастыре и насильственное пострижение), молчаливо признавая его заслуженным, сколько на ненужное уже за тем стеснение, с забвением прав по родству и человечеству. Это негодование высказано, и довольно ясно, царевною инокинею Маргаритою Алексеевною в одном из ее писем к единокровной сестре царевне Наталии Алексеевне, которая пользовалась, как известно, полным расположением своего единокровного и единоутробного брата царя Петра Алексеевича: «Ведь я того же отца дочь, такая же Алексеевна!», восклицает больная царевна, жалуясь на невнимание к ее усильным просьбам о присылке ей в монастырь доктора; и это не вопль отчаяния, а живой голос лица, измученного разными мелкими уколами, но не потерявшего сознания своего царственного достоинства. Если и при одном чтении этот протест способен возбудить сострадание к бесцельному (после заточения и пострижения) стеснению царевны, то понятно, что он не мог остаться без внимания со стороны ее современников.
Следы этого внимания и сочувствия к судьбе царевны-инокини остались в нашей древней письменности. Так в книге глаголемой «Описание российских святых» (в бывшем древне-хранилище М.П. Погодина), в числе русских неканонизованных церковью святых упоминается и «благоверная царевна великая княжна Маргарита Алексеевна, дщерь царя и великого князя Алексея Михаиловича». Местно (в Александровском Успенском девичьем монастыре) память ее и поныне чтится служением панихид на ее гробнице. Известно также, что родная ее племянница, императрица Анна Иоанновна, в бытность свою в Москве, посылала нарочного в Александровский Успенский девичий монастырь достать ей масла от неугасимой лампады, теплящейся в монастырской усыпальнице над гробом царевны-инокини Маргариты Алексеевны. Масло было доставлено ее величеству за кабинетской печатью.
В 1735 г., привезя бутылку с маслом, Лакостов доносил графу Салтыкову следующее: «Сего июля 4-го приехав я в тот Успенский девичь мона¬стырь и того же времени со игуменьею Митрополиею пошли под церковь Сретения Господня, где гроб блаженныя памяти государыни цесаревны-инокини Маргариты Алексеевны, и сколько застал над гробом вместо лампады в хрустальном стакане наложенного деревянного масла, оное вылил в бутылку за печатью ея игуменьи и вашему высокографскому сиятельству всепокорнейше объявляю. А оное масло, как я пришел под реченную церковь, не горело, а обретающаяся в том монастыре игуменья Митрополия объявила, что масло не всегда горит, а зажигают в каждые будние дни в обедню, в праздники и в воскресные дни во всенощную и в обедню, в памяти Государыни во все сутки, в родительския субботы во все же сутки».
6-го июля граф Салтыков отправил бутылку эту при письме к императрице Анне Иоанновне с кабинет-курьером Мозалевским. Упоминают об этом, как об единственном известном случае, при котором императрица Анна Иоанновна в свое царствование благоволила вспоминать об Александровском Успенском монастыре, где погребены две ее тетки, но быть в нем ей не пришлось.

«Здание колокольни 9-ти-гранное; низ в виде столпа состоит из 9-ти соединенных между собою арок; над ним три яруса так наз. бочек; далее из среды их восстает верх шатровый, на нем устроены боевые часы (Напомним, что первые колокольные часы устроены в Москве чернцем Сербяном в XV столетии.), и шпиль, увенчанный яблоком с крестом.


Циферблат. Реконструкция по А. Мейербергу. Шестерни XVII в. Гиря XVII в. Вал XVII в.

Жизнь в Государевом Дворе протекала по строго установленному «чину» (распорядку), осуществлявшемуся с помощью часов. В древности в Александровском Кремле большие башенные часы размещались в Распятской церкви – колокольне. В XVII веке часы были установлены в колокольне Покровской церкви. Часы имели старорусский (Византийский) счёт времени. Сутки делились на дневные и ночные часы. Продолжительность дня и ночи в течение года менялась. Например в июне – 17 дневных, 7 – ночных часов, в декабре наоборот. Стрелка в виде луча Солнца, закреплённого вверху циферблата, была неподвижной. Вращался сам циферблат с церковнославянскими буквами, обозначавшими цифры.

Иконостас в ней окрашен чернью; иконы итальянского письма начала XVIII ст.; из этой церкви южная дверь ведет в тот каменный корпус с высокою теремною кровлею, в котором жила царевна-инокиня, во время своего пребывания в сей обители, с 1698 по 1707 год. К нему пристроены деревянныя кельи для прислужниц» (Историческое и археологическое описание первоклассного Успенского женского монастыря в городе Александрове. Составил А.Л. 1884 г.).
В 1712 г. Марией Алексиевной вложен в церковь Распятия Господня Потир серебро-позолоченный, на нем надпись: «В лето 1712 г. февраля в «…» день при державе благочестиваго царя и великого князя Петра Алексиевича, всея Руссии самодержца, тщанием благородной царевны и великия княжны Марии Алексиевны, построен сей потир в Александрову слободу в обитель Успения Пресвятыя Богородицы, в церковь Распятия Господня, весу 2 фунта 42 золотника».
Подсвечник серебряный вызолоченный с вырезанною надписью: «1710 года в марте, дано от благородной царевны и великой княжны Марии Алексеевны в церковь Распятию Господню в Успенский девичь монастырь, что в Слободе Александровой».


Н. Вилков. Крылья холопа. 1947 г.

Колокольня известна также печальной легендой о Никите, холопе боярского сына Лупатова, который, мечтая научиться летать «аки птица», сделал крылья и смог, спрыгнув с колокольни, перелететь крепостную стену. За это Иван Грозный повелел его казнить. В указе об этом было сказано так: «Человек – не птица – крыльев не имать, а коли кто выдумку бесовскую к рукам приставит противу естества творит».

Другая легенда посвящена Смутному времени и повествует о том, что во время польско-литовского нашествия несколько сот человек заперлись в колокольне, а одна девушка, не желая попадать к полякам в руки, бросилась с колокольни и разбилась. После этого колокольня загорелась. Новейшие раскопки подтверждают, что примерно в эти годы сильный пожар в Распятской церкви-колокольне действительно произошел.


Распятская церковь-колокольня. Фототипия В. Штейна. Кон. XIX века.

В 1823 году александровские купцы Каленов и Уголков «от усердия» подарили монастырю пятисотпудовый, но не столь «благозвучный» колокол (мало серебра в нем). Позже и его перелили на металл.

В 1969 году закончились реставрационные работы над памятником. Был открыт и восстановлен белокаменный цоколь, произведен ремонт шатра, крыши, лестниц, Марфиной палаты. Удалены поздние перегородки, сбита штукатурка со стен. Устроено водяное отопление. В палате сохранилась старинная кафельная печь.
В бывшей Марфиной палате в 1968 (до 1975) г. разместился отдел атеизма, а в колокольне — планетарий.

В 1980-е годы колокольня вновь реставрировалась. (арх. Шерстобитова Л.Е., инж. Щелоков О.О.) Силами Александровского реставрационного участка были побелены фасады, сменена обветшавшая кровля на медную с вычинкой деревянных стропил и обрешетки. Представляет научный интерес впервые осуществленная пробная добавка в известь при побелке совершенно безвредных для человека и нейтральных для строительных конструкций солей бария. Как известно качество современной извести очень низкое. Основная проблема в недостаточности выдержки в гасильной яме, а при промышленном производстве технического гашения в специальных смесителях. В результате чего побелка с вкраплениями мела не обладает ни атмосферной устойчивостью, ни качественной белизной. Тем не менее, известно, соли бария имеют коэффициент абсолютной белизны примерно в 10 раз выше извести, мало подвержены вымыванию, никакого отрицательного действия на них влага не оказывает. Спустя 25 лет (2005) колокольня, побеленная по экспериментальной технологии, по-прежнему выглядит нарядной и белой.
Так же в конце 1980-х гг. колокольня и её крест обзавелись полноценным современным медным молниеотводом с разводкой токопроводов на разные стороны фасадов.
Кроме того, музеем «Александрова Слобода» предполагалось застеклить площадку звона и сделать её смотровой, всепогодной и безопасной для туристов. Однако к началу 1990-х годов часть монастырских сооружений была передана Владимирской епархии под действующий монастырь, включая Распятскую церковь-колокольню. Вместо смотровой площадки для туристов Колокольня Свято-Успенского женского монастыря вновь обрела колокола и зазвучала после десятилетий молчания. Произошло это перед праздником Св. Пасхи в марте 1991 года. К этому времени были завезены колокола, самый мощный из которых весил более тонны, произведен проверочный инженерный расчет мест подвески и предложена схема развесовки колоколов на существующих балках площадки звона (инж. Щелоков О.О.) В качестве базовой схемы размещения колоколов принята существующая, с аналогичной размерами, колокольни Успенского кафедрального собора во Владимире. Непосредственно подъем и монтаж колоколов на высоту более 30 метров осуществлены вертолетом Киржачского авиаотряда и силами авиационных механиков в порядке безвозмездной помощи.

Сейчас на колокольню открыт доступ всем посетителям музея.
В Распятской церкви-колокольни сейчас располагаются экспозиции Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Александровская слобода»:
- «Легенды и были Александровской Слободы».
- «Успенская обитель XVI - XVII вв.»
- «Смотровая площадка». С ее открытой галереи открывается великолепный вид на Александровскую слободу и окрестности, давно превратившиеся в город Александров…

На колокольню с наружного входа западной стороны ведет узкая каменная лестница, поднимаясь по которой вы все время чувствуете плечами неудобство этого хода. Он освещен щелевидными окнами. По лестнице можно подняться до первой галереи с ее изящными арками, открывающими виды Александрова. Каменная лестница ведет выше, в галерею второго яруса, слабо освещенную открытыми окнами кокошников.


Письма царевны Марфы Алексеевны.

А. О присылке ей в монастырь доктора по случаю ее болезни.
1.

Свету моей милостивой матушке, сестрице родной, царевне великой княжне Наталии Алексиевне, сестра твоя монахиня Маргарита, Бога моля и челом бью: многолетствуй, мой свет сестрица, о Господе Боге на многия лета. Милости у тебя, свет мой сестрица, прошу: пожалуй, радость моя, умилосердись, Господа ради, изволь отпустить ко мне дохтура Лаврентья (Здесь речь идет о сыне того доктора «Лаврентия Рунеберга», который упоминается в сказании Адольфа Лизека о посольстве в России от римского цесаря Леопольда к царю Алексею Михайловичу в 1675 г. По сказанию Лизека этот доктор, бывший до того уже два раза в Московии, при возвращении посольства в Вену в 1676 г., остался навсегда в Москве и состоял переводчиком при царе. Сын его наследовал профессию своего отца, и в отличие от него указывался в письмах царевны «Лаврентием молодым», т.е. младшим.), ради моей великой болезни. А я, свет мой сестрица, от болезни зело изнемогаю, насилу от болезни нужды ради... хожу, и есть рот не дает, и нёбо все напухло, и зубы напухли, все так напухли, что всех насилу знать, что зубы, и час от часу прибывает, и я того опасаюсь, чтобы нёбо не прогнило. И язык говорить не дает, зело косен. И живот весь болен, что и дохнуть не дает; а ноги обе по колено в роже, и так распухли, что насилу переступаю, нужды ради. И ты, свет мой сестрица, будь такова милостива ко мне, какова мать твоя милостива ко мне была, Наталия Кириловна…(Царица Наталья Кирилловна скончалась в 1694 г. 25 января.). Помилуй, в таковых болезнях не дай напрасною смертию умереть, аще и дохтур не хочет ехать в нынешней… и ты его принудь, чтобы он поехал. Пожалей и учини милость надо мною, пришли дохтура по своей милости, а он не хочет меня лечить и ко мне ездить. За сим, свет мой, здравствуй о Господе Бозе на многия лета.

2.

Свету моей милостивой сестрице, благородной царевне и великой княжне Наталии Алексеевне, сестра твоя монахиня Маргарита, Бога моля, челом бью: здравствуй, свет мой сестрица, о Господе Бозе на многия лета. Милости у тебя, свет мой сестра, прошу: пожалуй, Господа ради, умилосердися, не презри моего прошения, изволь приказать отпустить ко мне дохтура Лаврентья молодова на два месяца, а мне прежняя болезнь. Пожалуй, свет мой сестрица, не учини забвения, о чем я у тебя милости прошу: изволь приказать отпустить ко мне дохтура Лаврентья не помешкав; а будет, сестрица свет мой, изволит дохтура Лаврентья держать тетушка царевна Татияна Михаиловна, своей ради болезни, и ты, свет мой, изволь ей побить челом, чтобы она изволила ко мне отпустить дохтура Лаврентья молодова…

3.

Государыне моей матушке и тетушке, благородной царевне и великой княжне Татиане Михаиловне (Царевна Татьяна Михайловна скончалась в 1706 г. 24 августа.) я, племянница твоя, монахиня Маргарита, Бога моля, челом бью. Здравствуй, государыня тетушка, о Бозе на многия лета. Милости у тебя, радость моя, государыня тетушка, прошу: пожалуй, Господа ради, умилосердися, не презри моего прошения, изволь пожаловать приказать отпустить ко мне дохтура Лаврентья молодова на два месяца. Я ныне немогу, старая болезнь поднялася. Пожалуй, государыня тетушка, не учини в забвении, о чем у тебя милости прошу: изволь приказать отпустить ко мне дохтура Лаврентья молодова, не помешкав, на два месяца, того ради, что моя болезнь такая тяжка, и скорым временем излечить невозможно.

4.

Примечание. От письма к царевнам Марье и Федосье Алексеевнам уцелел лишь конец. Под этим письмом следует письмо с просьбой о том же самом к боярину Федору Юрьевичу Ромодановскому «… лечиться у другова… а я того ради о нем вам бью челом, что он к моей болезни признался, и чтоб ему у меня пожить больше, да меня полечить хорошенько, того ради, что моя болезнь такая тяжкая и скорым временем излечить невозможно».
От благородныя государыни царевны и великия княжны монахини Маргариты Алексеевны князь Феодору Юрьевичу (Известный князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский, специально ведавший страшный «Преображенский Приказ», а в отсутствии Петра I за границу управлявший целым государством.). Князь Федор Юрьевич, отпусти ко мне дохтура Лаврентья молодова на два месяца не помешкав; у меня старая болезнь поднялася. Пожалуй, Бога ради, отпусти тотчас, не помешкав, ко мне дохтура Лаврентья молодова, не ослушайся меня, а я зело немогу. Да еще я к тебе пишу, князь Федор Юрьевич, прикажи отпустить ко мне дохтура на ямских лошадях, а нам по него прислать не на чем: лошадей нет; да и лекарства прикажи с ним отпустить побольше, чего он станет просить.

5.

Письмо царевны к доктору Лаврентию Ринцбергу младшему.
Пожалуй, Лаврентий Лаврентьевич, не учини того, что тебе ко мне не быть и лечится мне у другова: у меня пуще стало, и всю болезнь растрогал. Пожалуй, не помешкав приезжай, аще отпустят, и я письмо послала к царевне Наталии Алексеевне о тебе.
Примечание. Эти письма (под №№ 4 и 5) были отправлены с строителем Успенского девичья монастыря старцем Геронтием, которому было притом поручено и лично просить царевен, чтобы просьба Маргариты Алексеевны была удовлетворена. Сохранилась его отписка царевне, следующего содержания:
«Государыне царевне и великой княжне монахине Маргарите Алексеевне строитель старец Геронтий челом бьет. Подал государыням царевнам Марье Алексеевне, и Федосье Алексеевне, Наталье Алексеевне, о дохтуре бил челом. Царевна Наталья Алексеевна изволила сказать: отпуск… дохтору, после походу, изволит идти … до Путивля (Письмо это и прочие следует отнести к маю месяцу 1705 г., в котором великая княжна Наталья Алексеевна провожала до Путивля брата своего царя Петра Алексеевича, отправлявшегося в этом году к войскам в Полоцк.). Царевны Марья Алексеевна и Феодосья Алексеевна сами говорили ей … изволила им сказать: отпущу (как вернусь) из походу. Царевны Марья Алексеевна и Федосья Алексеевна изволили сказать … даст Бог здоровья, мы и сами в великом посту побываем, ... у дохтура».
Примечание. Такое уведомление, как видно, глубоко огорчило больную. Последовал новый ряд писем: к сестрам Марье и Федосье Алексеевнам, к князю Федору Юрьевичу Ромодановскому и к царевне Наталье Алексеевне, в которых, рядом с повторением просьбы, есть и укоры, на «забвение и оставление».

6.

Светы мои, матушки сестрицы, умилосердитесь Господа ради, побейте челом сестре царевне Наталии, чтобы она отпустила дохтура, хотя бы он моей болезни посмотрел, да лекарства дал. А жить не надобно, когда вашей милости не стало до меня, и я вам не надобна. А у меня такия болезни, что невозможно …сказать: ноги не дадут и ступить, в роже; и в животе рожа, а нёбо все опухло; и цынга одолела, и ниже зубов опустилось, и язык становится косен, а сукровица безпрестанно изо рта идет, и я богося тово, чтобы…

7.

Свет моя сестрица матушка царевна Наталия Алексеевна, за что ты такова ко мне немилостива явилася? Разве за то, что я от вашей милости ушла, и я тем не виновата: хотя бы я неведомо где, да и я тово же отца дочь, такая же Алексеевна. Ты изволишь сказывать: царевна не домотает Евдокия (Царевна Евдокие Алексеевна скончалась в 1712 г., на 63-м году от рождения.); воистину мне и самой ея жаль, и я его (дохтура) не прошу, чтобы ему у меня жить, хотя бы только приехал, посмотрел моей болезни...

8.

К князю Федору Юрьевичу Ромодановскому.
… Приказала (просить) государыня царевна монахиня Маргарита Алексеевна: пожалуй, князь Федор Юрьевич, умилосердитесь … отпустите ко мне дохтура, Христа ради, что от болезни изнемогаю, что чуть дух мой держится, ноги и ступить не дадут, все в роже, и в животе рожа, и жар во всей, нёбо опухло, и цынга одолела, и ниже зубов спустилось, и сукровица безпрестанно идет, и язык косен становится, и я того опасаюсь, что станет во рту. Пожалуй умилосердись, отпусти ко мне дохтура, хотя бы посмотрел мою болезнь и лекарства бы дал, чем пользоваться. И сказываете, будто за тем его не пущаете, что сестра (больна) царевна Евдокия, и я его не задержу, только бы мне он лекарства (дал) и от рожи, и от цынги. Пожалуй, не (учини) забвенно…
Примечание. Усиленные просьбы царевны взяли свое: доктор был к ней отпущен, по ходатайству боярина Льва Кириловича Нарышкина, как это видно из приписки царевны в одном из писем к нему.
Было (как указал К.Н. Тихонравов) благодарное письмо к царевне Наталие Алексеевне за присылку доктора и с просьбою об отпуске полтретьи тысячи из столового запаса единовременно (а не по частям).

Б. Письма с жалобами на несвоевременное доставление запасов и денег, и на худое качество доставляемых столовых запасов.
9.

К царевне великой княжне Наталье Алексеевне.
... Пожалуй, свет мой сестрица, изволь приказать в те монастыри послать, чтобы везли ко мне деньги не мешкав, или изволишь приказать мне от себя к ним кого послать, что мне великая нужда: ни запасу, ни денег; а когда и привозили мне с Москвы запасы, и все гнилое, да вонючее. И я, свет мой сестрица, как пришла с Москвы, щучины и стерлядины и в рот не бирала: все привозили вонючую. И окуней тоже в рот не бирала: зимою привозили промерзлые, а летом протухлые. Масло ореховое и коровье горькое, да гнилое, что ни в чем в рот нельзя взять. Также и на питье солод и мука затхлые. Бражки и кислых штей сделают, испить нельзя: все без питья живот свой мучу. Да и то, сестрица, привозили все гнило, да худо, и то все во всем недовозы. И я к вам писала, что мне было ни до чево, только самой до себя; только я вам била челом болезни своей ради, про дохтура, а к ключникам многажды писала, а они и не глядят. А ныне, свет мой сестрица, прикажи ко мне деньги отпустить не мешкав, что мне великая нужда ныне, свет мой сестрица. И ангел мой был, Бог весть, каково мне печально, да скудно было. Пожалуй, свет мой сестрица, не презри моего прошения: изволь приказать ко мне отпустить деньги не помешкав, чтобы мне в скудости не быть. За сим многолетствуй, радость моя, государыня сестрица, о Господе Бозе на многия лета.

10.

От благородныя государыни царевны монахини Маргариты Алексеевны князь Федору Юрьевичу почтение.
Князь Федор Юрьевич. Доложи Государю, чтобы пожаловал изволил приказать послать в те монастыри грамоты, чтобы мне отпустили деньги за столовые запасы полтретьи тысячи на год, да чтобы мне все вдруг привозили с году на год. А ныне мне прислана грамота, с каких мне монастырей брать деньги, и срок поставлен, как деньги привозить, и срок давно вышел, а денег ко мне еще не приваживали по се время ни деньги. И мне ныне великая нужда в кушанье, того ради что ни денег, ни запасов. А когда мне и с Москвы привозили запасы, и то все гнилое, да вонючее. И я как и пришла с Москвы, щучины и стерлядины в рот не бирала, окуней также в рот не бирала, того ради что зимою привозили промерзлые, а летом протухлые, масло ореховое и коровье горькое, да гнилое, ни в чем в рот нельзя взять. Также и на питье солод и мука затхлые: бражки и кислых штей, как сделают, испить нельзя, все без питья живот свой мучу; да и то привозили все гнилое, да худое, и во всем недовозы, и я к вам не писала, все терпела Бога ради, а к ключникам многажды писала, а они не глядят…
Пожалуй, князь Федор Юрьевич, Бога ради, умилосердися, в честь тебе бью челом: доложи Государю, и сам порадей, чтобы мне не быть во великой нужде; прикажите мне деньги привезть все вдруг полтретьи тысячи, что за столовые запасы. Ей, великая нужда мне ныне в кушанье.

11.

Такого же содержания письмо послано царевною к боярину Льву Кирилловичу Нарышкину (ум. 1705 г.), с припиской: «Да спасет Бог тебя, Лев Кирилович, что отпустил ко мне дохтура; мне ныне тебе за твои труды воздать нечем, только я должна за тебя Бога молить вечно, и Бог тебе воздаст вся благая. За сим здравствуй о Христе на веки».

В. К царевнам Татьяне Михайловне и Марии Алексеевне с просьбою о ссуде денег в займы.
12.

Свету моей любезной сестрице благородной царевне и великой княжне Марии Алексеевне. Сестра твоя монахиня Маргарита, Бога моля, и челом бью: многолетствуй, свет мой сестрица, о Господе на многия лета. Пожалуй, Господа ради, умилосердися, одолжи, пожалуй, мне в займы до Семена дни пятьсот Рублев денег: я тебе, ей, сестрица заплачу: на Семен день велю, и к себе не возя, к тебе взнести то что нам выдают на Семен день пятьсот рублев. Пожалуй, радость моя сестрица, ссуди меня, Господа ради, для того, что мне великая нужда. А будет у тебя сестрица пятисот нет, а ты.... побей челом тетушке царевне Татьяне Михайловне, хотя пожалуйте по половине меня ссудите, по полутретьясту. Пожалуй, радость сестрица, не презри моего прошения, ссудите меня в сие нужное время. У меня только и вся надежда, что на Господа Бога и на Святую Богородицу, да на ваше милосердие. Пожалуй, радость сестрица, хотя меня сим утешьте в таком дальнем разстоянии, и так я у вас оставлена от единых. За сим, свет мой сестрица, многолетствуй о Христе на веки.
Примечание. Один из местных археологов (Владим. губ.) К.Н. Тихонравов в статье своей об Александровском Успенском монастыре (см. Владимирский сборник, Москва, 1857 г.) передает содержание виденного им письма царевны Маргариты Алексеевны к тетке ее в. княжне Татьяне Михайловне. «Маргарита Алексеевна, говорит он, пишет о том, что она в печалях своих и болезнях чуть жива и просит умилосердиться пождать у нея своих денег 250 рублей до Васильева вечера; о том же просит и сестру свою в. к. Марию Алексеевну, о подождании долга на ней Татьяны Михайловны, да просит ее доставлять деньги вдруг полтретьи тысячи на год за столовый запас, и жалуется на недостаток запасов, а именно на несвежую рыбу и масло порченое, солод и муку затхлые».

13.

Государыне моей милостивой матушке, благородной царевне и великой княжне Татьяне Михайловне племянница твоя монахиня Маргарита Алексеевна челом бью: многолетствуй, мой свет, государыня тетушка. Прошу, пожалуй, государыня, умилосердися, Господа ради, одолжи меня, пожалуй мне в займы до Семена дни пятьсот рублев денег, я тебе заплачу. За сим, радость моя, государыня милостивая тетушка, многолетствуй о Христе на многия лета.

Г. Письмо царевны Маргариты Алексеевны к брату царю Петру Алексеевичу просительное и к князю Ф. Ю. Ромодановскому о том же.
14.

... Татьяне Михайловне, вместо кушанья дворцовых запасов, давали деньги из Приказу большой казны. А мне, Государь, по твоему же великого государя указу, вместо кушанья дворцовых запасов, деньги дают из Монастырского Приказа...
Прошу твоего величества, прикажи, Государь, после тетушки государыни царевны Татианы Михайловны деньги давать из Приказу большой казны; а в тех, которыя мне давали из Монастырского Приказа, как ты, великий государь, изволишь, для того, что они сбираются с монастырских вотчин и присылаются ко мне медленно и недружно. Вашего величества сестра царевна монахиня Маргарита Алексеевна сентября в.... 1706 года.
Примечание. К.Н. Тихонравов в упомянутой выше статье также говорит о письме царевны Петру и приводит его содержание: «Письмо ц. М. А. к брату царю Петру Алексеевичу, где просит, чтобы удостоиться видеть пресветлыя очи его и сына его царевича Алексея Петровича; просит также за столовые запасы против сестер выдавать и ей из большой казны деньги блаженной памяти тетушкины, а то назначенныя ей из Монастырского Приказа деньги привозят, когда 500 рублей, когда 100, к Семенову дню несвоевременно, когда всякие запасы дороги, и те деньги присылать ей с старцем Геронтием. На другой стороне того же отрывка письмо к сестре царевне Наталие Алексеевне, где просит о том же, о чем и брата своего царя Петра Алексеевича» (ныне этих писем нет).

15.

От благородныя государыни царевны и великия княжны Маргариты Алексеевны. Пожалуй, князь Федор Юрьевич, послала я к тебе письмо, пошли его к Государю не мешкав через почту; тебе вестно о чем к нему Государю била челом, и то ведомо и царевне... Еще била челом, чтоб мне пожаловал деньги столовыя блаженныя памяти тетушки нашей Татьяны Михайловны из Большой казны Петра (Боярин князь Петр Иванович Прозоровский управлял в то время Приказом Большого Дворца.), а мне за столовой запас денег (назначено) из Монастырского Приказа, и мне медленно и убыточно деньги возят по пятьсот, а когда и сто на весь год, на силу к Семенову дню; запас продают, а денег нет, а когда деньги есть, то запасов в продаже нет.

Д. Просительные письма к боярам Алексею Ивановичу Мусину-Пушкину и князю Федору Юрьевичу Ромодановскому и к царевне Наталье Алексеевне.
16.

От благородной царевны и великой княжны монахини Маргариты Алексеевны боярину Ивану Алексеевичу (Боярин Иван Алексеевич Мусин-Пушкин заведывал с 1701 г. Монастырским Приказом, который был восстановлен при Петре.).
Боярин Иван Алексеевич, прикажи прислать в Успенский девичь монастырь мастера, которой на церквах кресты ставит, потому что на соборную церковь крест сделан новой, а ныне за мастером остановка учинилась, а под твоею областию такой мастер есть, что на церквах кресты ставит. И ты, боярин Иван Алексеевич, вышеписанного мастера прикажи послать не замешкав, потому что за тем остановка...

17.

От благородныя государыни царевны и великой княжны монахини Маргариты Алексеевны князь Федору Юрьевичу.
Князь Федор Юрьевич, зело ты меня опечалил, что писания моего не послушал. Я пекуся о церкви Божией, того ради, что у меня только и радости, что церковь Божия, а ты мне в сем деле не способствовал, что не посвятили ни священника, ни дьякона. Я видеть не могу что церковь Божия многажды без службы бывает, как ты меня в сем не послушал, что сих двух человек не посвятили: дьякона Логина во священника, и дьячка Иакова в дьяконы. Пожалуй, послушай меня, сам сходи к архиерею, да возвести ему, чтобы он благословил посвятить сего человека Никиту во священника в ту церковь, что я хожу, к чудотворцу Сергию; а сей человек Никита смиренный и добрый и взрос в обители. Пожалуй, князь Федор, послушай меня в сем деле, чтоб сего человека Никиту посвятили во священника. А ты, князь Федор Юрьевич, о сем не раздумывай, что будет изъяну священникам: я и всех священников жалованьем жалую, того ради, что в монастыре никакова государева жалованья не дают, только пожалуй...

18.

Государыне моей милостивой сестрице царевне и великой княжне Наталии Алексеевне сестра ваша монахиня Маргарита... и челом бью: здравствуй, свет мой, о Господе Бозе на многия лета. Милости, моя сестрица, прошу: пожалуй изволь сказать князь Федору, чтобы велел сего человека Никиту во священники посвятить к церкви к чудотворцу Сергию, что я хожу, зело печально, что у моей церкви нет священника. Пожалуй, свет мой, умилосердися, не презри моего прошения посвятить во священника сего Никиту; человек он добрый и смирный, взрос в обители. За сим, свет мой сестрица, здравствуй на многия лета.

Е. Из домашней переписки царевны монахини Маргариты Алексеевны с исполнителем ее поручений по хозяйству строителем Успенского девичья монастыря старцем Геронтием.
19.

... Монахини Маргариты Алексеевны строителю старцу Геронтию.
Послала я к тебе … для покупки, и ты пригласи к себе (стряпчего) Кочугова (Петр Лукьянович Кочугов – стряпчий Кормового Двора. Его вклады в Лукьяновскую пустынь по подписи относятся к 1693 году.), что он знает, как покупать, чтобы купить: 10 белуг свежих, самых добрых, непотрошенных, 30 осетров свежих, самых добрых... лососей свежих, самых добрых, стерлядей мерзлых по аршину с четвертью... меры и по аршину, самых добрых... а белуги и осетры и стерляди чтобы... яныя, яловыя; 20 лещей свежих, самых добрых, жирных, 20 стерлядей свежих, самых добрых, жирных, чтобы были колотыя; щук мерзлых двесте, мерою по аршину; 3 пуда семги соленой, 3 пуда икры самой доброй зернистой, пресной, 300 пучков визиги белужьих, две четверти снятков сухих Псковских, самых добрых, окуней 500 ушных и одноблюдных, 300 язей хороших, 200 карасей одноблюдных и ушных, 2 пуда воску, 2 пуда меду... белаго, хорошаго, да 30 теш двойных, самых хороших, жирных; 50... А послано денег 30 рублей. А будет денег не будет, и ты из тех денег прибавь, что на заказы послано; а чего не будет, и ты на все купи, что писаны покупки. И ты все искупи вскоре и пришли, а в кой нас приедет почта, и ты в тот час не мешкав сходи к доктуру Лаврентью молодому, и ты наведайся подлинно, за чем не едет, отпущен ли или нет. Проведав подлинно и отписав, про все пиши мне не мешкав; да пожалуй порадей, сходи в Федору Юрьевичу, чтобы пожаловал отпустил дохтура...

20.

Благородной государыне царевне и великой княжне монахине Маргарите Алексеевне строитель старец Геронтий челом бью.
Казанского митрополита рыба послана твоей государевой милости: белужка, осетр, сазан, а коробок за печатью отдал боярину Ивану Алексеевичу, хотел и чает то дело управить Божиею милостию.
Боярин приказал деньги готовить дьяку и подьячим. Изволь, государыня, приказать, чтобы прислали ко мне Алексея подьячего … с кем те деньги считать и принять, да Гаврюху Лукьянова для сбережений денег, да Семена Климова, в нынешнем числе не медливши.

21.

Государю моему любезному племяннику, благородному царевичу и великому князю Алексею Петровичу тетка твоя Маргарита, Бога моля, челом бью. Здравствуй о Господе Бозе на многия лета и со своим батюшком.

/Историческое и археологическое описание первоклассного Успенского женского монастыря в городе Александрове. Составил А.Л. 1884 г./
1. Великая (Старая) Слобода.
2. Александровская Слобода при князе Василии III
3. Александровская Слобода при Иване Грозном.
4. Александровский Успенский женский монастырь
5. Город Александров

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Александров | Добавил: Jupiter (27.04.2017)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика