Главная
Регистрация
Вход
Среда
16.08.2017
16:05
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 320

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [589]
Суздаль [227]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [168]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [45]
Юрьев [98]
Судогда [29]
Москва [41]
Покров [48]
Гусь [44]
Вязники [114]
Камешково [46]
Ковров [127]
Гороховец [26]
Александров [112]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [23]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Село Старая Слобода Александровского района Владимирской области

Великая (Старая) Слобода

Старая Слобода — село в Александровском районе Владимирской области России, входит в состав Следневского сельского поселения. Село расположено в 6 км на северо-запад от города Александрова.

Ст. Слобода. Курганный могильник. 2 км. к западу юго-запада села, высокий мыс левого коренного берега р. Серая, ок. 100 м. от русла, на окраине селища 1. Семь компактно расположенных насыпей высотой 0.4-0.7 м. с заплывшими ровиками у основания. Высота помятника над поймой 8-10 м. По внешним признакам могильник может быть отнесен к древнерусским домонгольского времени. См. Древнерусские поселения Александровского, Киржачского и Кольчугинского р-ов.
Славяне пришельцы, водворившись на берегу реки Серы на месте Старой Слободы, запечатлели о себе память наименованием местных урочищ: гор Турыгиной, Беляницы и Мачей, а речки против нее Глебней, далее Голдоба;. в них кроются славянские корни: Тур-Турыгино, Голдоба-Голдова, Беляница-Беляна ница и Глеб-Глебня. Турыгина гора, Тур, по исследованиям этнографов, рассматривается как древнее прозвище исчезнувшего быка, также как и именование древнего варяго-русского божества. Искони сложившаяся, «в миру» между обывателями Старой- Cлободы, присловица к Турыгиной горе именно: «На Турыгиной горе по три курвы на дворе», выражает, что прозвище горы произошло не от водворения тут древнего быка буйтура, а от врезавшегося в народную память древне-русского языческого бога Тура, так как Тур у славян (по «сказанию древне-славянского язычества баснословия), по чину и качествам своим соответствовал богу Приапу у греков. Полагают, что «семик» обязан своим происхождением празднеству ему. Есть и присловица в черни, которая утвердительно выражает его свойства (из книги Мелкия стихотвор. изд. 80 года ХVIII века), значит Туру, язычниками первонасельников Старой-Слободы, была выбрана эта гора для чествования его подобающими страстными играми и телесными похотелюбивыми упражнениями; об «языческих игрищах Тура» упоминается в Львовском Номоканоне XVII века.
Голдоба, одно из названий урочищ в даче Старой-Слободы, как бы напоминает по созвучию слово «голыдьба», а затем и древний исчезнувший народец «Голядь» (Истор. Рос. Сол. I, стр. 81); «Голядь» был соседним народом с мерью.
Беля(е)ница гopa, покос по реке Серой, за «явленным» на ней колодцем (родником, ключом). В Толковом Словаре Даля находим слова: «Беляна», слово Волжское, означающее плоскодонное, неуклюжее и самой грубой работы сплавное судно; «Малая Беляна» — пермская ладья. Быть может на реке Серой, в стародавнюю пору, когда жили на ней первонасельники финского племени,— остатки (зыряне) которого и доныне обитают на севере и северо-западной Пермской губернии, у горы, именуемой ныне Беленницей и была пристань куда приставали беляны; слово беляна звучит славянским, русским наречием.
Мачая гора лесиста, близ реки Серой, упирается эта гора в реку Нюньгу, впадающую в Серую. Отчего происходит слово «Мачая» — затрудняемся определить; едва ли тут имеется что-либо общего со словом «мачиха». Пройдя Мачую гору, влево от большой дороги, из гор. Александрова в гор. Переславль-Залесский — есть болото, называемое Ендово-Ендовищи с покосом по болотистым берегам рек Серой и Нюньги. В некоторых,— начала XVII века,— актах владения, смежного с сим урочищем (упраздненного) Семеновского монастыря — это болото именуется пустошью «Яндовищи». Слова «Яндовищи», по положению между проточных «бочагами» речек (Серой и Нюнги) имеет то же значение, что сутоки (т.е, где стекаются две реки), а в настоящем случае выражает, что вода в этих бочагах стоит как бы «в ендовах». В Москве до сего времени есть церковь Егория, «что в Ендове»; прозвище также объяснимое.

Александровские земли входят в состав Владимиро-Суздальского княжества, позже они входят в состав Переславль-Залесского княжества (1175 - 1302 гг.)
В окрестности Старой Слободы по дороге к Переславлю, в даче деревни Капылихи есть полосы пашни, называемые «татарскими»; вообще в Александровском уезде сохранилось много названии урочищ с прилагательным «татарской», вероятно как народная память о неоднократных нашествий Татар, по областям княжеств Ростовского, Суздальского, Переславля-Залесского и Юрьевского. Соседнее с Старой Слободы село «Бакшеево» в именовании своем звучит татарским корнем слова.

«Старая слобода, на реке Сере, находится в 120-ти верстах от губернского и в 5-ти от уездного города (г. Александров)».
6. Ст. Слобода. Селище 2, 14-17 вв. 100 м. к западу от села, мыс левого берега р. Серая. Площадь ок. 1.5 га., высота над рекой 6-7 м. Керамика гончарная позднесредневековая, в т.ч. сероглиняная и белоглиняная.
7. Ст. Слобода. Селище 3, 14-17 вв. Территория села, близ церкви, мыс левого коренного берега р. Серая. Площадь ок. 4 га., высота над рекой 8-9 м. Керамика гончарная позднесредневековая, в т.ч. красноглиняная, сероглиняная и чернолощеная.
8. Ст. Слобода. Селище 4, 14-17 вв. Территория села, 0.18 км. к северо-востоку от церкви, мыс левого коренного берега р. Серая, к северо-востоку от селища 3, на противоположном от него берегу оврага, по дну которого протекает безымянный ручей. Площадь ок. 1.3 га., высота над рекой 8-9 м. Керамика гончарная позднесредневековая, в т.ч. сероглиняная, красноглиняная, белоглиняная и чернолощеная.
9. Ст. Слобода. Селище 1, 14-17 вв. Ок. 2 км. к западу юго-запада от села, мыс левого коренного берега р. Серая, 80-100 м. от русла. Размеры, по данным В.Н. Глазова 1979 г., 400х140-200 м., по данным М.Г. Жилина 1994 г. – ок. 210х120 м., высота над поймой 8-15 м. Керамика гончарная позднесредневековая, в т.ч. красноглиняная, белоглиняная, чернолощеная и мореная, большемерные кирпичи, фрагменты оконного стекла 16-17 вв. Керамика 14-15 вв. встречена ближе к стрелке мыса, более поздняя – на всей территории памятника. Шурфовкой М.Г. Жилина выявлены остатки фундамента крупной постройки, сделанной из большемерного кирпича. На территории селища в 16-17 вв. располагался Симеоновский монастырь. У подножия мыса, на котором расположено селище, на территории размерами ок. 50х35 м., окруженной валообразной насыпья высотой до 0.3 м., выявлен культурный слой толщиной до 0.2 м., найдены обломки позднесредневековых белоглиняных и чернолощеных горшков 16-17 вв.

На протяжении 160 лет (1303-1462 гг.) Переславское княжество юридически существовало в союзе с Москвой, составляя двуединое Переславско-Московское княжество.
В 1325 году на престол Московского княжества восходит Иван Данилович Калита. В его политике, направленной на усиление своего княжества, важную роль играл древнейший на Руси способ освоения опустевших после татарского разорения земель - заселение их слободами. То есть князь разрешал на льготных условиях селиться на своих землях «людям из иных княжений» или «пришлым».
С 1328 года Александровская земля активно заселяется слободами. В числе слободчиков Ивана Калиты был Андрей Кобыла, сын которого Фёдор Кошка стал родоначальником Российского Императорского Дома Романовых. Селение, где был двор Андрея Кобылы, стало именоваться Кобылина Слобода, в наши дни на её месте деревня Калинино (10 км. от Александрова).
В грамотах Ивана I Даниловича Калиты (князь Московский 1322/1325 - 1340 гг.) от 1339 года поселение именуется Великая Слобода, «даная в удел второму сыну Ивану... Великая Слобода».
С 1340 года началось освоение Александровской земли митрополией. Митрополит Алексей получает от Симеона Гордого, занимавшего великокняжеский престол с 1340 по 1353 гг., в лично владение село Каринское на Большой Слободской дороге.
Дмитрий Иванович Донской (1362-1389 гг. - великий князь владимирский и московский), заполучивший эти земли, передал их своему сыну Петру, а с 1434 г. владетелем этих земель стал второй его сын - князь Юрий Дмитриевич Звенигородский.

По документам 1433 г. значится: «Переславля уезда Залесского Великою Слободой». И вся окрестность селений «со всем, что к ним потягло», составляла Слободскую волость или, по выражению тех документов, «что в Великой Слободе»; из них усматриваем, что волость эту ведали слободские волостели и их тиуны, а приписана к гор. Переславлю-Залесскому, заведываемому переславскими наместниками.
Боярин великого князя Юрия Дмитриевича «Александра Владимировича», чьего рода неизвестно, быть-может и сын боярина Владимира, подписавшегося свидетелем в первой (1406 г.) духовной грамоте великого князя Московского Василия Дмитриевича. Боярин Александр Дмитриевич был вотчинник села Зеленцина, да деревень Запрудная на р. Сере, Рыкулино, Высокое на реке Сере (пустошь смежная с дачей сельца Коведяева, замежеванная в дачу оного по специальному межеванию), находившихся в XV в. в Переславском уезде Залесском, в «Великой Слободе» («в стану Великой Слободы»). Эти селения своей вотчины Александр Владимирович дал по сыне своем Василии, по своей душе и своих родителей вкладом в соседний и даже смежный с его землями Троицкий Стефана-Махринского монастырь, что и утвердил великий князь Московский Юрий Дмитриевич в 1433 году следующей своеюй грамотой: «Се аз князь великий Юрий Дмитриевич пожаловал есмь монастырь Святые Троицы игумена Феогноста с братиею Махрицкою: что им дал к монастырю Александр Владимирович мой боярин свое село Зеленцино в Великой Слободе, со всем что к нему потягло, а кто имеет жити людей в том селе и волостели мои Слободские в то село не всылают... также и наместницы Переяславские и тиуны ни почто к тем людям не всылают»; каковою жалованною грамотою (Акты юрид. быта древней Руси, I, стр. 92) даны льготы людям того же села с деревнями. Монастырь Стефана Махринского за сие внес в синодик на память род Александра Владимировича (Владимир, Александр, Василий), чиня оную в апреле ежегодно, причем братии шел большой корм, как видно из росписи тому по синодику хранящемуся в той обители. Жалованная грамота от 1433 года великого князя Юрия Дмитриевича не без значения извлечена; это первый печатанный акт древней Руси, где впервые упоминается «в ведении наместников и тиунов Переславских и волостей Слободских стоящая Великая Слобода».
Великая Слобода расположена была на большой дороге, идущей чрез нее в Переславль из Москвы; так, в жалованных грамотах Великого Князя Ивана III Васильевича Троице-Сергиева монастыри игумену Спиридонию (1467—1474 гг.) эта дорога названа «большая Слободская дорога».

Слободой, по исследованиям историков, археологов и юристов, в древнюю пору Московского государства первоначально называлось поселение, жители которого пользовались какими-нибудь особенными условиями, дававшимися их обществу, деятельность которого посвящена была определительно каким-нибудь особым занятиям; некоторые промышленные слободы были в то же время и служилые, потому что жителя их были обязаны доставлять к княжьему двору произведения своего труда и за то пользовались облегчительными льготами; таковы были слободы бобровников, слободы рыбных ловцов, слободы сокольников и пр., которых жители обязаны были доставлять ко двору плоды своей охоты и рыбной ловли; такие слободы были в Переславском уезде.
Почему именуется слобода именно «Великая» и поселение, без сомнения, «село Великое»? Великая Слобода названа «великою» видимо по своей обширности поселения; местное предание повествовало, «что эта слобода была так велика, что приселки ее доходили до Новой Слободы Александровой на пятой версте протяжения, и даже до с. Каринского». В древней Руси слову «великой» однозначащим было «большой», а в данном случае, в отношении к селению,— обширное по занимаемому пространству им и значительное по числу дворов его и в них обывателей.

В Переславском уезде, кроме Великой Слободы упоминается в духовных и договорных грамотах великих князей и актах юридического быта XV в. еще слободки: Маринина, Чечевкина и Лихая.
Маринина слободка (деревня Марина, на бывшей большой почтовой, трактовой и торговой дороге из Сергиева посада в Александров) великого князя Василия Ивановича Темного, завещана в 1455 году первою духовною грамотою жене его великой княгине Марии Ярославне следующими словами: «а в Переславле дарю своей княгине... Маринину Слободку», что подтвердил в 1462 г. и второю своею духовною грамотой, где о сем тоже выразился: «да что семь писал в большой своей грамоте княгине своей Маринину Слободку, а о двух станах: об Ортемьевском селе (сельцо Артемьево, Александровского уезда) с деревнями, до обортницех и о бобровницех с числаки не описано: и яз и те два стана даю княгине своей к Маринине Слободе» (Собр. Госуд. Грам. и Догов.). Великая княгиня Мария пожаловала своею грамотой в йеврале 1471 года (Троиц.Серг. Лав. библ. вотч. Архив. Сборн. № 531 no Пересл.-Залесск. № 173) Махринскому монастырю в вотчины их куплю село Нееловское (село Григоро Неелово, близ деревни Марино) «в ее волости в Марине Слободке»»; в этой жалованной грамоте упоминаются «волостели Марининские и их тиуны», ведавшие Марининскую волость соседнюю с Слободской (Сбор. № 531 Опис. Махр. монаст. стр. 28, Гр. № 2), быть-может и самая слобода при заселении назвала Маринина, во имя великой княгини Марии, так как до 1455 года ни в одной из духовных и договорных грамот великих князей не упоминается слободка Марининская. Марининская волость делилась на станы (как видно по документам на Махринский и Симеоновский монастыри), таковые упоминаются: Борисоглебский, Бортный.
Чечевкина слободка (деревня Слободка, в приходе села Бужанинова, на бывшей торговой называемой «средней» дороге, из Троицы в Александров) упоминается в духовной грамоте великой княгини СОФИИ Витовны, которую она в 1453 году завещала: «К святой живоначальной Троицы в Сергиев монастырь даю села Кинельские, Чечевкино, да Слотино»; слободкой же значится в жалованных грамотах Великого Князя Ивана III Васильевича игумену Троицко-Сергиева монастыря Спиридонию (1467— 1474),— по жалобе монастырских властей на то, что «всякие ездоки свертывают с большия дороги, с слободския, на их монастырек, на Николу на Дерюзино, на Слободку на Чечевкину».
Лихая слободка. В сошной 7071 (1563 г.) грамоте Стефано-Махринского монастыря, т.е. выписи с Переславских книг письма князя Ивана Борисовича Романовского, да Ивана Ивановича Пушкина, значится: «Пустошь Михалево-Сорокино, что было Бортнаго стану, в Лихой Слободке, ловчего пути на оброце за Пердобаским ямским охотником за одинцом за Ивановым; пашни в поле 28 четвертей, а в дву потому жь сена 60 конец, земля добре худа, а ныне (т.е. в 1563 году) та пустошь приписана в Слободской стан».
Так в XV веке, в тогдашних пределах Переславского уезда (Залесского) были слободы: государева великого князя — Великая Слобода, великой княгини — Маринина Слобода (или Слободка) и монастырская Троицко-Сергиевой обители — Чечевкина Слобода (или Слободка).

Кроме Слободской и Марининской волостей, и Старой и Марининой слобод, были около них следующие государевы вотчины, и великокняжеские села, и черные деревни, к ним приходом приписные, значащиеся в актах: XV и XVI веков и духовных и договорных грамотах великих и удельных князей; перечислим стоявших по путям и около них, именно; по дороге от слободы:
а) в Залесье к Переславлю: Рюминское село, которое еще великий князь Василий Темный духовной грамотой в 1455 году завещал жене своей великой княгине Марии Ярославне (в инокинях Марфе): Самарово село, также еще великим князем Симеоном Гордым духовной грамотой в 1353 году завещал жене великой княгине Марии Александровне, выражаясь «а в Переславле купля моя село Самаровское»;
б) к Благовещению монастырю на Киржаче: Коведяево село (в кон. XIX в. сельцо) значится по древним актам Махринского монастыря, упоминаясь в них в 1471 году селом великого Князя Ивана III Васильевича, а от него перешедшим вотчиной к сыну его Василию; около той дороги Романовское на Киржаче село еще великим князем Симеоном Гордым духовной грамотой к 1353 году завещано жене великой княгине; в духовной грамоте отца его 1328-41 годов упоминается, «что прикупил сельце нa Киржаче (вероятно около монастыря на месте ныне города Киржача);
с) к Юрьеву-Польскому: Богородское на Богане село, которое в духовной 1389 года грамоте Великого Князя Дмитрия Донского значится завещанным сыну Петру, «а из Юрьевских сел ему прикупа моего села Богородское на Богане»; не вдалеке от этого села влево от дороги село Павловское упоминается в духовной 1341 года грамоте Всликого Князя Ивана Калиты завещанным жене великой княгине в иноцех Елене и сыну Ивану, и значится в гой грамоте «село Павловское бабы пашой купля», то есть куплены еще бабкой Ивана Калиты, значит женой великаого князя Александрой Брячиславной. Около него и было село Артемовское (ныне сельцо Артемьево), значащееся в духовной 1462 года грамоте Великого Князя Василия Темного им завещанным жене великой княгине Марии, а «в Переславском уезде Залесском Марининской трети Артемовского сатана старосте и всем крестьяном тое волости черных людей» дана Великим Князем Василием в 1506 году уставная грамота. Петровское село, купля Великого Князя Ивана Калиты, им завещано духовной в 1341 году грамотой сыну Ивану; не вдалеке от этого села и той дороги село Алексинское на Пекше упоминается из Юрьевских сел духовной 1389 года грамотой завещанным Великим Князем Дмитрием Донским сыну Андрею; вероятно оно же не менее определенно упоминается в духовной 1341 года грамоте Великого Князя Ивана Калиты, как его купля, им завещанное сыну своему Ивану;
д) к Троицко-Сергиеву монастырю Маринина слободка (ныне д. Марино), та что Великий Князь Насилий Темный в духовной 1455 года грамоте завещал жене своей великой княгине Марии. Слотино село упоминается еще в 1453 году как село в Кинеле, завещанное вместе со смежным селом Чечевкиным (ныне д. Слободка) и прочими Кинельскими селами великой княгиней Софьей Витовтовной в Троицко-Сергиев монастырь; но Слотино было до и при Великом Князе Василие не только государевым селом, но и попутным станом из Троицко-Сергиева монастыря в слободу; около той дороги — Суровцово (ныне деревня), Тимофеевское (ныне урочище Грачиха), Микульское (ныне село) еще по духовной 1462 года грамоте Великого Князя Василия Темного завещаны были сыну его Борису и значатся в ней: «в Кинеле», т. е. стоящими в Кинельской волости.

Великая Слобода, кроме вышеизложенного предположения, вероятно названа «Великой» от принадлежности ее великому князю, которому по всем духовных и договорным грамотам великих князей всегда к Москве и великому княжению отписывался во-отчину «Переславль с волостьми и с путьми, и с селы и со все его пошлинами», в уезде которого находилась Великая Слобода в кругу других слобод: Новой Марининой и Чечевкиной, от нее в 5—20 верстах расстояния: равно могло иметь прозвище «Великая Слобода» в то же время и значение, что многими освобождено льготами ее население, точнее сельское сословие, от различных немалых по тому времени поборов, пошлин и прочих мелких хозяйственных расходов и от суда местных тиунов, волостелей и наместников, что выражалось в тогдашних жалованных от великого князя грамотах словами: «а кто в том селе и деревнях иметь жити людей, и тем их людем не надобе писчее (ни писчая белка), ни ям, ни подводы, ни мыт, ни тамга, ни костки, ни осмьничее, не тянут ни в какие проторы, ни в розмет. Также им не надобе ни портное, ни наместничьих и волостелевых дворов не ставят, ни воротного не дают, ни иные им некоторые пошлины ненадобы. А наместники мои и волостели, и тиуны тех людей не судят ни в чем, оприче одного душегубства, ни кормов своих у них ни емлют и не всылают к ним ни почто, а праведщики и доводщики поборов своих у них не берут и не въезжают к ним ни почто, а ведает и судит во всем князь великий своих людей или кому прикажет, а случится суд смесный тем людям с городскими людьми или с волостными, и наместницы мои, и волостели, и их тиуны судят, а мой прикащик с ними судит».

Великая Слобода, как вотчина Великого Князя, хотя и была им многими освобождена льготами от общих поборов, пошлин и хозяйственных расходов, но как единица В вотчинном хозяйстве Великого Князя в Переславском уезде Залесском отбывала поселенными в ней крестьянами всю издельную повинность, на ряду с прочими Великого Князя крестьянами селений волости Великой Слободы по всем отраслям тогдашнего сельского хозяйства Великого Князя, и кроме того те крестьяне «коня княжья при разсылах кормили, к дворскому, сотскому, старосте и десятскому, и на Князи ставленное, за косное тянули, и двор княжий ставили по мере надобности». Хозяйство Великого Князя тогда заводилось во всех почти селах им владеющим и ему принадлежащих; везде в них были пашни и покосы, обрабатываемые на Князя под непосредственным хозяйственным управлением назначавшихся им самим из княжьевых рабов «княжеских посельсктих», ведавших наем работников, наряд и догляд за изделием крестьян, проживавших в тех селах и к ним тянувших деревнях; а иногда посольской наравне с домашними тиунами занимались хранением и выдачей сельско-хозяйственных запасов и отводили землю Князя, по его на их имя приказу. Выше их в тогдашнем строе дворового и домового хозяйства Князя стоили и распоряжались имуществом Князя им назначенные по большей части из его рабов «ключники», иначе иногда в актах называемые «домашние тиуны» (в отличие от волостных тиунов). Они хранили у себя ключи зданий, в которых складывались всякого рода Князя хозяйственные, по домоводству и двору запасы: пшеница, рожь и т. д.; распоряжения о производстве кому-либо единовременных или постоянных выдач из этих запасов делались Князьями на их имя. Большим положением и для заведывании также движимым имуществом Князя назначались им также нередко из его рабов «дьяки и подъячие». Первым, за небытность казначея, отдавалась на сохранение княжеская казна и в деньгах и вещах; последним же поручался сбор княжеских доходов с мытников и таможников. Над всем сим, хозяйственного строя двора Князя служилым людям, одинаково ведавшим имущество Князя как правителя и его имущества как частного человека, в тогдашнем чиноначалии высился «дворский». Дворский, иначе дворецкий, как выражает само именование, ведал двор Князя и всю по оному дворовую челядь; принадлежащие Князю и тянувшие к его двору Государевы села и деревни и дворцовые волости, доходы с них, а также вся расправа ведалась им или по личному усмотрению, или по приказу на его имя назначавшего его Князя. Дворский был преимущественно близкий к Князю человек, почти всегда из бояр, как первенствующий чин его двора, заведывал всем имуществом и недвижимою собственностью Князя; раздавал по назначению Князя земли его слугам, которые по выражению актов юридического быта древней Руси «и были под дворским». Дворские ведали как недвижимые имущества Князя, принимая участие в их раздаче, так вместе с тем и все те повинности, которые лежали на городских и волостных людях, по отношению к этим имуществам; именно: постройка княжеского двора, косьба княжеского сена и пр.; поэтому в жалованных грамотах, которыми устанавливаются в чью-либо пользу исключения из подведомственности княжеских чиновников, эти исключения простираются и на дворских, которые в противном случае могли бы требовать от сотских и старост исполнения известных служб в пользу княжеского двора.
Дворские были и во время удельных князей во всяком княжестве и имели тоже в ведомстве своем дворцовые волости и всех того княжества дворцовых людей и дворян, которых не только именам, но и всем их поместным доходам вели у себя роспись. С присоединением уделов к великому княжению и с воспринятым Москвой единодержавия, дворы удельных князей не сливались с великокняжеским двором; Великий Князь Иван III Васильевич оставил тех дворских удельных княжеств в их прежней должности, и писались они по званию тех княжеств, да и в служивых людях видно разделение на двор Великого Князя и на детей боярских городовых.
Были еще княжеские имущества, именовавшиеся «путями». Князья жаловали свои земли разным деловым людям (делюи), с тем чтобы они занимались содержанием и разведением княжеских лошадей, пчел, собиранием меда, варкой воска, ловлей бобров и рыбы, содержанием собак и соколов необходимых для княжеской охоты; такие земли встречаются у бортников, садовников, бобровников, псарей и пр. Лошади, воск, мед, рыба и меха составляли искони важнейшее движимое богатство древней Руси и Московского государства, а разные виды охоты — любимейшее развлечение князей; вследствие чего промышленные поселения занимали очень видное место между разнообразными источниками княжеских доходов по статьям таковых; соединяемые с целями управления, они носили наименование путей, кои и были; 1) Сокольничий путь (см. Переславские сокольи помытчики), к которому относились сокольники, кречетники, ястрсбники, помытчики и поручался сокольничему. 2) Ловчий путь, который заключал в себе псовников, охотников, псарей, трубников, стрелков-лучников, утятников, бобревников, бортников и отчасти рыбников и поручался ловчему. 3) Конюший путь, в составе его были: ясельничий и конюхи стременные, задворные и стряпчии и ведавшийся конюшим. 4.) Саннич путь, к нему относились гонцы и в состав его входили даже и бояре. 5) Стольнич путь; к нему причислялись рыбники, находясь в ведении волостеля, и можно полагать и бортников, по меду - яству и питию княжьего стола, а следовательно и они тянули на поварню великого князя. Бояре, ведению которых поручались эти разные пути, носило наименование путных; происхождение имени «путей» и «путные бояре» не древнее XIV века и дает крайне сбивчивое понятие: значение слов «путь» и «путны» то в смысле дороги, то в значении дохода. В более древнее время и при меньшем развитии этих отраслей княжеского хозяйства они ведались наравне с остальным его имуществом — дворскими тиунами, ключниками, посельскими; на волостных и городских людях, по отношению к этим промысловым селениям князя, лежали своего рода повинности; для лова рыбы они забивали на реках езы; бобровникам, псарям и всем княжеским ловчим отводили помещение для постоя, снаряжали подводы для дальнейшего следования, давали корм во время остановок; не редко эта повинность перекладывалась на деньги.
При Великом Князе Иване Васильевиче III и сыне его Василие Ивановиче даже значился дворский бывшего княжества Переславля-Залесского; там, как видно из документов того времена, сидели в их государствование постоянно два наместника Переславские, прикащики городовые Переславля-Залесского; а в волости Великой Слободы сидели Слободские волостели и их тиуны, местные сотские, старосты и десятские, княжьи дьяки, ключники и посельские; те же чины волостного управления и хозяйственного домоводства были в соседних с волостью Великой Слободы и смежных волостях: Кинельской, Марининской и т. д.; был и в ближнем от Великой Слободы (в 10 верстах от нее) Великих Князей Ивана Васильевича III, а после него сына его Василия Ивановича, селе Каведяеве волостель, как видно из грамоты, данной в 1471 году на имя каведявского волостеля Дмитрия (Троиц.-Серг. Лав. библ. вотч. Арх. Сборн. № 531 по Махрин. монастырю грамоты № 1, Ист. Опис. Махр. монастыря, стр. 28, грамота № 1), хотя, и не упоминается в Переславском уезде Каведяевская волость. Переславское княжество, по местоположению своему в Залесье, изобилуя еще в древнюю свою пору птицей, зверем, рыбой, медом, солью, вмещало в пределах своих сокольничьи, бортничьи и соляные «ухожьи», доставляя промысел, тянувший путем (доходом) наместного удельного князя Переславля-Залес-ского; с присоединением к Московскому великому княжеству в самом начале XIV века и доходные пути последнего удельного Переславль-Залесья князя Ивана Дмитриевича перешли к великому князю Московскому Даниилу, и нигде по духовным и договорным грамотам о путях, тянувших к Переславль-Залесскому, не упоминается великими князьями, начиная от Даниила; и только в XV веке в духовной 1 грамоте (1455 г.) Великого Князя Московского Василия Васильевича Темного сказано: «а сына своего старейшаго Ивана благословляю своею отчиною великим княжением и даю ему... с Переславлем, с волостью, и с путьми, и с селы, и со всеми пошлинами», что и в духовной грамоте Великого Князя Московского Ивана Васильевича III, относимой по летописям к 1504 году, повторено: «а сыну моему Василию даю... город Переславль, с волостьми, и с путьми и с селы, и со всеми пошлинами и с солью».
Ухожья, а от них тянувшие к Переславлю-Залесскому пути были:
Сокольничий; свидетельствует сохранившаяся жалованная 25 января 1507 грамота Великого Князя Василия Ивановича «Переславских сокольников сокольничья пути, что живут в городе Переславле на посаде»: Федька Ильин Мамонов и т. д. поименованным в ней двадцати лицам (в числе их упоминаются вдовы, два сапожных мастера, один седельник и одна хлебница), об их освобождении из-под ведения и суда наместников и тиунов, и не тянуть им с Переславцами ни в какие проторы и разметы, кроме яма, городоваго дела (постройки городских управлений) и посошной службы, и судил их сам ным станом».
Около Александровской Слободы по сошной 1563 года грамоте Стефана Махрищского монастыря значится: «пустошь, что была бортного стану в Лихой слободке ловчаго пути, а ныне (1563 г.) та пустошь приписана в Слободской стан», что и наводит на соображение, что близ новой Слободы Александровой были ухожья «ведения бортнаго стану ловчаго пути» и вследствие этого Великий Князь Василий Иванович, страстный охотник, езжал нередко в новую свою слободу Александрову на охоту с собаками и соколами: свидетель ее Герберштейн (Запис. о Моск пер. Аноним, стр. 119) повествует, что «там после жатвы Князь тешился на полях охотой».
В окрестностях новой слободы Александровой сохранились весьма древние селения именующиеся: д. Лисавы, д. Кунилова, хутор Кунилово, д. Струнино, д. Дичьково; а также названия в пределах Александровского уезда рек: Кунья и Куньима (от вероятно кунь—«има», т.е. имею) и пустошей, именно: Бобровская и Сорокина, Ловчикова, Струнина, Зайцева (около с. Афанасьева) свидетельствующие, что селения эти и их обыватели, а равно и эти пустоши тянули к ловчему пути или что в них или в тех местах, где теперь находятся они, бывали станы и роздыхи княжьей охоты.
В виду того что ухожие бортного стана ловчего пути были так близки от Слободы, невольно рождается предположение: не была ли сама Слобода постоянным местожительством сокольников, бортников, бобровников, звероловов, которые как и все деловые люди (делюи) селились обыкновенно на землях князя и составляли его промысел, и следует полагать, что в таких промысловых селениях князей были их собственные становища или станы, куда они во время разъездов для ловли могли бы приставать, от чего поселения этого рода и назывались станами; так в завещании Великого Князя Ивана II Ивановича упоминается «медовой оброк Васильцева стана», а в завещании Великого Князя Ивана III Васильевича встречаем «волость Юлку с бортным станом». Если таковое промысловое селение князя доходило до значительных размеров, оно организовалось в особую волость, причем ловчий получал права волостеля. Прозвища окрестных около Слободы селений, вытекая из именования птиц соколиной охоты невольно побуждают предполагать не была ли Слобода действительно «Слободою сокольничьяго или ловчаго пути», да еще в бортном стану. Могло быть, что Слобода была только временным станом, куда приставали все эти делюи (деловые люди) ловчего пути, наезжавшие во вверенные им около Слободы ухожья для своего промысла из Переславля-Залесского в котором, как уже изложено, проживали сокольники, бобровникн, бортники и рыбаки.
Стольнич путь; его держали отчасти бортники, а главное рыболовы.

В 1506 г. упоминается Слобода в жалованной грамоте под тем же именем «Великой Слободы» и «слободской волости»; но там же сказано «и других станах», а в первой половине XVI века в одном древнем акте значится раздельное именование, там встречаем два наименования: «Слобода и Новая Слобода», а во второй половине XVI века в древних актах значится уже «слободской стан», вместо волости того же имени и без сомнения в тождественном значении.
По документам от 1473 года центральным селом Слобода в волости Великая Слобода владел боярин Александр Иванович Старков, служивший у князя Юрия Дмитриевича Галицкого. После смерти бездетного Александра село переходит к его брату Алексею, и по одной из версий называется Александровским. А когда центр волости перемещается в Новое село Александровское, село Старковых уже именуют «Старая Слобода».

В XVI веке здесь располагался посольский двор Ивана IV.
Летом 1689 года село оказалось в центре событий, связанных с маневрами так называемых потешных войск, которые проводил здесь юный царь Петр Алексеевич и генерал - англичанин Патрик Гордон с Преображенским и Семеновскими полками.
В XIX и первой четверти XX века входило в состав Александровской волости Александровского уезда.
В годы Советской власти до 1998 года село входило в состав Балакиревского сельсовета.
Численность населения: в 1859 г. – 280 чел.; в 1905 г. – 355 чел.; в 2010 г. – 56 чел.

Старо-Слободской приход

Время первоначального основания здесь церкви неизвестно, но она существовала уже в начале XVII столетия, была записана в патриаршие окладные книги и в 1628 году платила дани 5 алтын, в 1654 году — рубль 25 алтын с деньгою. Эта церковь была деревянная и посвящена была «Обретению честныя главы св. Иоанна Предтечи».
По переписным книгам 1675 года в дворцовом селе Старая слобода 2 деревянных «рубленных клецки» церкви – ветхая (упоминалась в документах 1628 года) - в честь Третьего Обретения главы Иоанна Предтечи, с деревянной колокольней, на которой из 3-х колоколов 2 были пожертвованы Царем Иоанном Васильевичем. Вторая новая церковь — Казанской иконы Божией Матери с неосвященным приделом во имя святителя Николая чудотворца.
Иконы в Казанском храме были написаны на средства попа Феофилакта Григорьевича.
Состав причта: при двух деревянных церквах – 2 священника, 2 дьячка и просвирня. До начала XIX в. при храме были просфорницы на отдельном жаловании, обычно вдовы священников. Некоторое время просфоры пек священник, а со 2 пол. XIX века просфоры покупали в Успенском женском монастыре г. Александрова.
В 1696 году вместо деревянных церквей начата была постройкой новая каменная церковь на средства «Благовещенскаго собора что у Великаго Государя на сенях протопресвитера Великаго Государя духовника Феофана Феофилактовича»; к маю 1698 г. постройка закончена и церковь освящена в честь Казанской иконы Божией Матери с приделом в память Усекновения Главы Иоанна Предтечи. При ней каменная колокольня, под которой на паперти церкви сохранилась следующая надпись: «Лета 7204 августа в 10 день начали сию каменную церковь созидть во иня Казанской Пресвятой Богородицы да в приделе святого Иоанна Предтечи Благовещенского собора, что у Великого Государя на сенях, протопресвитер Великого Государя духовник Феофан Феофилактович и совершися сия церковь 206 года маия в 4 день».
Престолов в церкви три: в холодной в честь Казанской иконы Божией Матери, в приделах теплых во имя св. Иоанна Предтечи и во имя св. Николая Чудотворца (устроен в 1865 году).
На построенной вновь в 1895 году 3-хярусной каменной колокольне имелось 7 колоколов.
В главном храме был 4-х ярусный иконостас, в двух приделах иконостасы 2-х ярусные.
Утварью, ризницей, Св. иконами и богослужебными книгами церковь снабжена достаточно. Из Свят, окон особенно чтится прихожанами местная икона Казанской Божией Матери; полагают, что эта икона принесена в Слободскую церковь из бывшего вблизи Симеоновского монастыря по его упразднении в 1724 году и есть именно та икона, от которой в Симеоновском монастыре при старце Серапионе (1640 — 1646 годах) «было многим людям в разных недугах исцеление».
Церковные документы хранятся в целости: копии с метрических книг с 1800 года, исповедные росписи с 1822 года.
В приходских деревнях Семотинке и Авксентьеве находятся деревянные часовни, время и повод построения коих не известны.
Состав причта: священник, диакон, дьячек, пономарь и просвирня; с 1874 г. причта по штату положено священник и псаломщик. На содержание причта получается: а) процентов с причтового капитала 65 руб. 50 коп.; б) от служб и требоисправлений 282 р.; в) от мирских сборов 75 руб. и г) от земли 143 руб., а всего 565 рублей 50 копеек.
Земли при церкви: усадебной 1 ½ дес., пахотной 25 дес. 2048 кв. саж., покосной 6 дес. 44 саж., план на эту землю хранится в целости. Дома у причта собственные на церковной земле.
Приход состоит из села Старой слободы и деревень: Авксентьева (2 вер. от церкви), Татьянина (2 вер.), Семотинки (2 вер.), Весок (2 вер.), Красной Рощи (В деревне Красной Роще до Литовского разорения в 1609 году была церковь в честь Воздвижения Честного в Животворящего Креста Господня, в 1663 году на пустовой церковной земле по благословению Питирима, митрополита Сарского и Подонского, выстроена была вновь церковь; в 1669 году она приписана была вместе с церковной землей к Успенскому женскому Александровскому монастырю.) (3 вер.) и Хохряковки (Вблизи Хохряковки до 1724 года существовал Симеоновский мужской монастырь, на его месте поставлен был каменный столб-часовня.) (1 вер.), в коих по клировым ведомостям числилось 449 душ муж. пола и 495 жен., кроме того раскольников 8 душ обоего пола.
С1859 г. по 1865 г. крестьянских детей безвозмездно обучал грамоте и Закону Божию священник Казанской церкви Василий Васильевич Архангельский. С 1 декабря 1884 года и до революции в отдельном доме при храме существовала церковно-приходская школа. Учащихся в 1892 — 93 учебном году было 32. Попечителями школы были жертвовавшие на ее содержание деньги александровские купцы Николай Алексеевич Чесноков, а затем Николай Васильевич Епанечников, который за свою помощь школе к 6 мая 1913 г. был Высочайше пожалован золотой медалью надписью «за усердие» на Аннинской ленте с для ношения на груди (Родился в 1859 г. в г. Старица Тверской губ. 7 июля 1918 г. был арестован в г. Александрове, уездной ЧК признан виновным в сотрудничестве с охранкой и противодействии революции и расстрелян 29 ноября 1918 г.).
/Добронравов, Василий Гаврилович (1861-1919). Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 2]. - Владимир: типо-лит. В.А. Паркова, 1893-1898. - 5 т.; 21. Переславский и Александровский уезды/Сост. препод. Владимирск. семинарии В. Добронравов]. - 1895. - 520, VI с./

В 1922-23 гг. из Казанского храма были изъяты советской властью все церковные ценности – серебряные ризы и жемчужные украшения с икон, кресты, позолоченные оклады Евангелия, все денежные средства прихода.
Под давлением сельсовета и комсомольской ячейки в конце января 1930 года прихожане были вынуждены согласиться с закрытием церкви ввиду непосильного налога на страхование здания и просили прислать священника для совершения обрядов по домам верующих. Несколько лет службы не было, хотя все иконы и церковная утварь находились в храме и он никак не использовался. В 1933 годы был назначен священник, но служил он не долго, в 1936 году «за отсутствием священнослужителя» служба не совершалась. Приходская община в 20-30-х гг. всегда была тихоновской церковной ориентации, не уклоняясь в раскол.
После закрытия десятилетия храм использовался под зернохранилище колхоза (затем совхоза) «Слободской» и был приведен в аварийное состояние.


Церковь во имя Казанской иконы Божией Матери

С 1960 г. церковь во имя Казанской иконы Божией Матери является объектом культурного наследия федерального значения (Постановление Совета Министров РСФСР от 30.08.1960 года № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР»). В 1960-х годах областной службой охраны памятников здание было частично реставрировано.
Храм являет собой редкий пример построенного в селе бесстолпного пятиглавого храма посадского типа с декором в духе нарышкинского стиля. В своде уцелели фрагменты масляной живописи XIX века, сохранился также иконостас (без икон) сер. XIX в.
В 2001 году храм передан Владимирской епархии Православной церкви и начато его восстановление. 5 июня 2001 года православные христиане города Александрова и села Старая Слобода начали расчищать храм. Начато служение молебнов, панихид. Реставрационные работы велись под руководством настоятелей священников Успенского монастыря г Александрова протоиерея Андрея Устюжанина, с 2002 года — протоиерея Иоанна Девликамова.
С осени 2006 года в храме началось служение Божественной Литургии в пределе Усекновения Главы Иоанна Предтечи. С 2006 года настоятель храма — иерей Сергий Викторович Глебов, который регулярно совершает службы и проводит посильные работы по восстановлению и благоустройству храма на средства прихожан.
Приходской сайт: http://www.st-sloboda.ru/


Церковь во имя Казанской иконы Божией Матери

Священники:
1634 — 1646 – Лукиан, платил дань за свою церковь и за соседние (Мошнино, Вески, Горки, Соколово, Андреевское, Рождественское, Бакино).
1675 — Феофилакт Григорьевич, сын его – Феофилакт – протопресвитер Кремлевского Благовещенского собора, духовник Царя Петра I.
1705 — 1710 – Иван Мокеевич ок. 1649 г.р. жена Стефанида Ананьина 1657 г.р., дети Алексей 1680 г.р. ( к 1710 г. вдов, сын Михаил 1703 г.р.), Артемий 1692 г.р. (жена Прасковья Семеновна 1691 г.р.), Феодосия 1693 г.р., Иван 1702 г.р., Степан 1704 г.р.
1705 – Алексей Васильевич (к 1710 г. умер), сын священника, у него брат Иван 1685-89 г.р. (его жена Марья Тимофеева 1687 г.р., дочь Евдокия 1708 г.р.), сестра Евфимия 1691 г.р. Васильевы., брат Григорий – священник, † к 1710 г. (его жена Анна Степановна 1674 г.р., дочь Акилина 1701 г.р.).
1758 – 1762 – Иван Иванович, ок. 1698 г.р. — † до 1770 г., жена Елена Борисовна ок. 1701 г.р. — † 31.12.1775 г., младшая дочь Матрона 1740 г.р.
1762 — 1793 — Иван Иванович, в монашестве иеромонах Ионафан (Ключарёв), ок. 1726 г.р., в семинарии не обучался. Рукоположен во священника 8.02.1753 г. В декабре 1775 г. оштрафован «за несмотрение в церквах благочиния» на 2 рубля «на богоугодные дела». В 1793 г. отправлен по вдовству в Переславский Никитский монастырь в указное число в надежду монашества, 12.06.1796 г. определен в штат, 2.06.1801 г. пострижен в монашество с именем Ионафан. Исполнял священнослужение и послушание на клиросе. † после 1802 г. Жена Акилина Ивановна (дочь священника с. Симеоновского Алекс. уезда, 1724 — †1793), дети Василий 1747 г.р. (см. ниже – дьячек), Степан 1753 г.р. (см. ниже – пономарь), Иван 1759 г.р. (см. ниже диакон), Андрей 1765 г.р. (диакон — см. ниже).
1793 – 1808 — Петр Васильевич Лихарев сын дьякона, р.22.08.1769[2] г.р., окончил Пересл.ДУ, ВДС в 1793 г., богословское отделение, свящ. с.Ст.Слободы (с 1793), в 1808 г. переведен в монастырь, в 1813 г. – в собор в Рождества Христова в протоиереи, благочинный, † 1842г. Жена Евдокия Андреевна 1774 г.р. †до 1835 (дочь Киржачской Благовещ. церкви диакона Андрея Федорова). Дети Мавра 1796 г.р., Прасковья 1800 г.р., Екатерина р. 9.01.1812 (жена свящ. г. Александрова и г. Владимира прот. Иакова Васильевича Миловского).
1808 – 1853 — Захар (Захарий) Кодратов (Кондратьевич) Удальцов, 1790 г.р. — † после 1866 г., сын священника Успен. жен. монастыря Кодрата Егорова Удальцова. В 1853 г. вышел за штат, уступив место зятю, и жил в его доме. Жена Матрона Михайловна 1791 г.р. — † ок 1861-65 гг. Дети: Григорий ок. 1812 г.р. (окончил низш. отд. ВДС, к 1834 г. жил дома), Мария р. 22.06.1816 г., Анна ок. 1825 г.р., Иван ок. 1826 г.р., Александра ок. 1828 г.р. (жена свящ. Вас. Архангельского), Анна 2-я ок. 1831 г.р., Алексей ок. 1834 г.р. (обучался в ВДС).
1853 – 1869 — Василий Васильевич Архангельский 1826 г.р. — † 29.01.1869., сын дьячка. Ок. ВДС в 1850 г. по II разряду 24-м учеником. С 1853 г.– свящ. с. Старой слободы, рукоположен 15.08.1853 г. с 6.10.1859 г. по 1865 г. определен безвозмездно обучать грамоте и Закону Божию крестьянских детей удельного ведомства. Жена Александра ок. 1829 г.р. (дочь свящ. Захара Удальцова). Дети Иван 1854 г.р. (ок. ПереслДУ, по оконч. 4 класса ВДС поступил в Моск. университет), Агриппина 1847 г.р., Сергей 1861 г.р. (ок. ВДС в 1881 г. по I разряду, с 1884 г. – свящ. с. Хребтова Пересл.у.), Александра 1864 г.р.
1871 – 1904 – Николай Яковлевич Лихарев. 1845 г.р., † † 4.05.1904 г., сын священника с. Покрова Алекс. у. Якова Мартиниановича Лихарева. Сестра – игумения Успенского монастыря Евфрасия (Евдокия Яковлевна). Племянница – игумения того же монастыря Тамара (Александра Васильевна Лихарева). Ок. ВДС в 1868 г. по II разряду 19-м учеником. Награжден набедренником. Вышел за штат 26.04.1904 г. Жена Ольга Яковлевна (дочь священника с. Парфенова Пересл. у. Якова Гавриловича Покровского). Дети: Александр р. 11.01.1872 г., (ок. ПереслДУ в 1886 г., Вифанскую ДС в 1892 г., священник Петропавловского монастыря г. Юрьев-Польский), Александра 1884 г. (в замужестве Шитикова, муж служащий жел. дороги), Антонина (жена свящ. с. Жилино Ал.у. и Ивановское Холуденово Златоустова Григория Михайловича), Лидия (жена свящ. погоста Андреевского Киржачского у. Михаила Сергеевича Соколова, арестована в 1932 г.), Раиса р. 18.10.1888, Сергей р. 3.10.1890 г. (ок. ВДС в 1910 г., в 1924 г. служит во Владивостокской Забайкальской дивизии). Умершие во младенчестве Леонид (7-ми лет † 31 июля 1881 г.), Александра (2-х лет † 16 августа 1882 г.), Екатерина (5-ти лет † 5.09.1883 г.), Клавдия (4-х мес. † 20.07.1893 г.)
1904 – 1922 — Василий Федорович Семёновский ок. 1882 г.р., сын священника с. Корелы Алекс. у. Федора Васильевича Семеновского, братья Алексей, Иван, Сергей (священник, репрессирован), сестра Зинаида. Родственник по жене — свящ. Ник. Як. Лихарев. Ок. ПереслДУ, ВДС, назначен на место священника 20.05.1904. Награды: 10.03.1909 и 6.05.1915 г. – Архиерейское благословение, 1916 г. – скуфья. После 1918 г. лишен гражданских и избирательных прав как священнослужитель. В 1922 г. уклонился в обновленческий раскол.
1922 – 1923 — Колоколов Григорий Иванович р. 12.12.1883 г. в с. Алачино Ковровского у., отец Иван Григорьевич Колоколов с 1891 г.- священник церкви с. Выползова слободка Переславского у. Брат Николай 1897 г. р. – «пролетарский поэт». Ок: ПДУ, ВДС (1898 — 1902 г., 4 класса). Рукоположен: 1914 г. – во иерея к Никольской церкви с. Бакино Александр. у. 1922– 1923 гг. – священник Казанской церкви с. Старая слобода Александр. у. В 1922 г. перешел в обновленческий раскол. В 1916 г. награжден набедренником. Лишен гражданских и избирательных прав как священнослужитель. В 1927 г. жил в п. Кольчугино.
1923 – 1929 — Делекторский Владимир Петрович р. 12.01.1887 г., сын священника Преображенского собора г. Переславля-Залесского Петра (†1889). Мать Александра († после 1924). Родные братья – сщмч. еп. Никита (Феодор) и протоиерей Николай Делекторские. В 1907 г. повенчан с девицей Агриппиной Тимофеевной Пичужкиной (†1922), дети — Зинаида, Петр, Сергей и Вячеслав. Окончил городское училище г. Переславля в 1906 г., сдал экзамен на звание учителя народной школы (1907 г.), курсы «Единая трудовая школа 1 ступени» в г.Белеве Тул.губ. (1919 г.). 1906 г. – 1908 г. — псаломщик Преображенского Собора в г. Переславле. С 1908 г.– на действительной военной службе в г. Острове Ломжинской губ. в 24-м пехотном Симбирском полку, по окончании строевой учёбы – в г. Варшаве в штабе военного округа, на должности псаломщика-церковника в штабной военной церкви до окончания службы в 1911 г. 1911 – 1913 — 1917 г. в г. Белеве Тульской губ. Помощник бухгалтера, делопроизводитель по сельхоз. складу и по окладной части Уездной земской управы. С 1914 г. до февраля 1917 г. в Варшаве на действит. военной нестроевой службе старший унтер-офицер. С 1917 г. по 15.09.1922 г. — учителем народной земской школы в д. Куракове Белевского у. Тульской губ. Рукоположен 22.10.1923 г. во иерея. С 22.10.1923 г. в Казанской церкви с. Старая Слобода. В 1929 г. по семейным обстоятельствам ввиду крайней бедности и с разрешения еп. Переславского Леонида переехал в Минскую епархию.с 1.10.1929 г. до 17.04.1933 г. священник Успенской церкви с. Заболотья Любаньского р-на Минской епархии. С октября 1923 г. лишен избирательных прав. Арестован 13.04.1933 г. Приговорен Тройкой ОГПУ 19.07.1933 г., по обвинению в к/р работе по ст. 58 п.10-11 УК РСФСР (ст. 72, 76 УК БССР) к 5 годам ИТЛ. Освобожден 27.01.1937 г. Реабилитирован 31.5.1989 прокуратурой БССР. С 1937 по 1940 г. – сторож на постройке Детсада в г. Александрове Владимир. обл. С 1940 по 23.10.1943 г. – сторож при Детяслях, уволен по прошению. С 14.10.1944 г. на должности псаломщика с правом иерейского служения в Димитриевской церкви с. Бакшеева Струнинского р-на Владимир. обл. С 16.08.1946 г. – в той же церкви на должности настоятеля. С января 1955 г. уволен по прошению за штат по состоянию здоровья. В апреле 1959 г. вторично назначен настоятелем церкви в Бакшеево, в мае 1960 г. уволен в связи с закрытием храма. Награды: 1925 – набедренник; 1927 г. – скуфья; 1929 г. – камилавка; 1947 г. – наперсный крест; 1953 г. – сан протоиерея.. † после 1960 г.
1933 г. — Зеленин Василий Петрович, родился 26.12.1890 г. в пог. Никологорском Вязниковского у., сын крестьянина, ок. ВДУ, ВДС по 1 разряду (1905-1911). Направлялся для поступления в Киев. ДА. С 1911 г. – учитель Драческой цпш Меленков. у. После революции лишен гражданских и избирательных прав как служитель религиозного культа. К осени 1937 г. служил в церкви с. Филипповского Киржачского р-на. Брат его Зеленин Алексей Петрович, 1882 г.р. (служащий, проживал в г. Коврове, арестован 12 июля 1941 г., приговорен к расстрелу).

Диаконы:
1710 — Родион Мокеевич ок. 1653 г.р. Жена Феодосия Прокофьевна 1657 г.р. дети Алексей ок. 1682 г.р., Кирилл ок. 1689 г.р., Иван ок. 1696 г.р., Егор ок. 1689 г.р. (см. ниже — диакон), Наталья ок. 1691 г.р., Ирина ок. 1693 г.р.
Егор (Георгий) Родионович ок. 1689 г.р. Жена Ирина Владимировна 1689 г.р., дети: Егор 1721 г.р.(1758 г. жил в Ст. Слободе), Евфимий 1713 г. (см. ниже — диакон).
1758 -1766 — Ефим (Евфимий) Егорович (Лихарев) ок. 1713 г.р. † 1787 г. Жена Марья Тимофеевна ок. 1706 г.р. †1787 г. (Переслав. округи с. Глебовского госпожи вдовы Марьи Григорьевны дворовая девка по отпускной). Дети: Екатерина ок. 1734 г.р. (†17.08.1812, девица), Иван ок. 1738 г.р., Василий ок. 1741 г.р. (см. ниже – диакон), Алексей ок. 1750 г.р.
1766 — 1793 — Василий Ефимович (Лихарев) 1741 г.р. — †1809 г., посвящен в диакона 8.04.1766 г., уволен в 1793 г. от должности по болезни на пропитание родственников. Жена Марфа Семеновна 1743 г.р. (дочь священника с. Кишкино Алекс. у.). Дети Петр р. 22.08.1769 (см. выше свящ.), Яков ок. 1771 г.р. † 1787 г., Григорий ок. 1779 г.р. (см. ниже — пономарь), Дарья ок. 1780 г.р., Александра ок. 1786 г.р. (замужем за диаконом с. Бакшеево Антоном Петровым).1793 – 1796 — Андрей Иванович (Ключарёв), сын священника, ок. 1766 г.р. — †1796, с 1783 пономарь с. Никольское Алекс. у., 1787 – пономарь с. Бакшеево, отставлен в 1788 г. и отослан в г. Владимир в наместническое правление, с 1791 г. – пономарь с. Гагино Алекс. у., с 1793 г. – диакон с. Старая Слобода. Жена Федосья Яковлева 1765 г.р. ( дочь священника с. Никульского Александр. округи Якова Федорова). Дети Иван 1788 г.р. (ок. ВДС до риторики, с 1807 г. пономарь Успен. собора г. Владимира), Степан 1794 г.р. (см. ниже – пономарь), Евдокия 1792 г.р., Прасковья (монахиня Усп. жен. монастыря г. Александрова Паисия).
1796 — 1808 – Иван Иванович (Ключарёв), сын священника, ок. 1759 г.р., с 1783 г. пономарь с. Степаново Алекс. у., затем дьячек с. Житенино Покров. у., с 1796 г. – диакон на месте умершего брата, поступил в Лукианову пустынь по вдовству в надежду монашества, уступив место зятю. Жена Анна Якимовна 1760 г.р. († к 1808 г.), дочь Анна ок. 1780 г.р. (жена дьякона Соколова).
1808 – 1834 — Авраам Иванович Соколов, ок. 1787 г.р., сын дьячка с. Улова Судогодской округи Ивана Сидорова († к 1808 г.). Посвящен в диакона в 1808 г. Жена Анна Ивановна 1780 г.р. (дочь дьякона Ивана Иван.), дети: Стефан ок. 1808 г.р. (дьячек в с. Алексино Покровского у.), Иван ок. 1812 г.р. (в 1832 г. уволен в светское ведомство), Григорий р. 20.01.1810 (учился в низш. отд. ВДС), Василий ок. 1817 г.р. (учился в Пересл. ДУ), Егор ок. 1820 г.р. (учился в Переслав. ДУ).
1860 — 1865 — Михаил Васильевич Орлов, рукоположен 10.08.1860 г. на дьяческую вакансию (см. ниже – дьячок). В 1865 г. вышел за штат, уступив место зятю и жил в его доме.
С 1865 г. – Александр Васильевич Соколов, 1843 г.р., ок. низшее отделение ВДС, 8.03.1865 г. посвящен в диакона на дьяческую вакансию. Жена Пелагия Михайловна 1844 г.р. (дочь диакона М.В. Орлова). Дочь Екатерина 1866 г.р. Сын Василий р.24.06.1868 г. – священник, прославлен как священномученик (см. о нем ниже).

Дьячки:
1705 — 1710 — Алексей Мокеевич 1669 г.р., к 1710 г. вдов, дети Михаил 1689 г.р. (жена Марья Наумова 1689 г.р., дочь Наталья 1708 г.р.), Андрей 1692 г.р., Игнатий 1697 г.р., Корнилий 1700 г.р., Анастасия 1701 г.р.
1766 – 1783 — Василий Иванович ок. 1747 г.р., сын священника, 15.04.1766 г. посвящен в стихарь, в 1783 г. произведен во священника с. Выползова слободка Пересл. округи. Жена Анна Ивановна (дочь дьячка с. Мякишева Алекс. у.) 1746 г.р., дети Екатерина 1769 г.р., Ксения 1777 г.р., близнецы Николай и Гликерия р. май 1782 г.
1783 – 1796 – Максим Михайлович ок. 1744 г.р. — † 1806 г., переведен из Успенской пустыни Переслав. округи, уволен за штат по болезни в 1796 г. Вдовец после второго брака, вторая жена Мавра Федоровна †1783. Дети Иван (с 1787 пономарь с. Годуново Алекс. у.), Акилина † 1780 г, Ксения ок. 1775 г.р. (жена дьячка Захара Гаврилова), Евдокия † 1783 г., Анна ок. 1781 г.р.
1796 – 1829 — Захар Гаврилович, ок. 1778 г.р. — † 28.08.1829 г., сын престарелого дьячка с. Ельца Киржачской округи Гавриила Степанова. 9.01.1829 г. уволен от должности по болезни и в том же году скончался. Жена Ксения Максимовна ок. 1775 г.р. (дочь дьячка), дети; Татьяна 1787 г.р., Федор 1801 г.р. — † к 1811 г., Иван ок. 1803 г.р. (учился в Пересл. ДУ, в 1820 г. уволен в светское ведомство), Марфа 1805 г.р., Ирина 1808 г.р. (жена дьячка), Елена р. 19.05.1810 г.
1829 — 1860 — Михаил Васильевич Орлов ок. 1808 г.р., сын пономаря Благовещенского погоста на Дубне Александр. у. Василия Егорова. Ок. низшее отделение ПереслДУ в 1825 г. и определен послушником Сольбинской пустыни, 21.09.1826 г. переведен в Переславский Данилов монастырь, 18.12.1827 г. посвящен в стихарь, 19.01.1929 г. определен дьячком в с. Ст. Слобода. 10.08.1860 г. рукоположен в диаконы на дьяческую вакансию. Семья: Жена Ирина Захаровна (дочь дьячка) ок. 1808 г.р., дети: Филипп ок. 1829 г.р. (ок. ВДС в 1852 г. по II разряду, письмоводитель семинарского правления, с 1854 г. – свящ. пог. Куземского Меленков. у., с 1886 г. – пог. Коробовщина Меленк. у.), Матвей ок. 1830 г.р. (ок. ВДС в 1854 г. по II разряду, свящ. с. Хотимля Ковров. у., †к 1900 г.), Татьяна ок. 1832 г.р. (умерла в детстве), Дарья ок. 1834 г.р., Марья ок. 1837 г.р., Егор ок. 1840 г.р. (ок. ВДС в 1860 г. по II разряду, с 1861 г. — диакон с. Варежа Муром. у., с 1879 г. – свящ. пог. Архангельского Горхов. у., † 4.09.1889 г.), Роман ок. 1841 г.р. (ок. неполный курс ВДС), Пелагия ок. 1844 г.р. (жена диакона Алекс. Соколова).

Пономари:
До 1762 – Андрей Алексеев ок. 1689 г.р.
1771 – 1784 — Стефан Иванов ок. 1753 г.р., сын священника, посвящен в стихарь 4.04.1771 г., в 1784 г. переведен пономарем в Благовещенскую церковь г. Киржача. Жена Татьяна Кондратьева (дочь священника с. Романовского Алекс. у.) 1753 г.р., дети: Елена р. 14.05.1779 г., Евдокия 1781 г.р.
1784 – 1808 — Григорий Васильевич (Лихарев) ок. 1779 г.р., сын диакона, пономарь с 1784, с 1808 г. – священник с. Горки Юрьевского у. Жена Матрона Родионовна 1780 г.р. Сын Иван р. 17.07.1802 г.
1810 – 1857 — Стефан Андреевич Ключарёв ок. 1793 г.р., сын диакона. Ок. ПереслДУ. В 1857 г. вышел за штат, жил в г. Александрове. † 20 июня 1863 года и был погребен в Успенском жен. монастыре. Семья: Жена Прасковья Филипповна † до 1833 г. Дети: Алексей ок. 1817 г.р. (окончил Переслав. ДУ, дьячек), Иосиф ок. 1818 г.р. (окончил ВДС в 1840 г. по II разр., с 1840 г. в Лукиан. пустыни, с 1842 г. — священник Ладожского егерского полка), Татьяна ок. 1821 г.р., Абрам ок. 1822 г.р. (окончил ВДС в 1846 г. по II разр., с 1853 г. – свящ. с. Георгиевского Алекс. у, с 1860 г. – с. Карина Сузд.у., † к 1900 г.), Ефим 1829 г.р., Прасковья р. 1.10.1830 г.р. (монахиня Успен. монастыря г. Александрова, затем иг. Муромского Троицкого монастыря Персида).
1857 – 1864 — Ефим Алексеевич Ключарёв ок. 1829 г.р. — † 1864, сын дьячка, внук пономаря Степана Андр. Ключарёва. Ок. сред. отделение ПереслДУ в 1857 г., 22.05.1857 г. определен пономарем. Посвящен в стихарь 18.05.1858 г. Жена Таисия Ивановна 1827 г.р. (во втором браке Карпинская). Дочь Александра р. в июле 1860 г.
С 1864 г. — Андрей Григорьевич Карпинский ок. 1846 г.р., сын дьячка, по исключении из низшего отделения СуздДУ 26.03.1863 г. определен дьячком в с. Рябинино, 23.05.1863 г. перемещен в с. Жирославское Юрьевского у. 23.12.1864 года декабря 23 дня определен в с. Ст. Слободу. Женат первым браком на вдове. Жена Таисия Ивановна 1827 г.р. (во первом браке Ключарёва). Дочь Анастасия 1867 г.р., падчерица Александра Ефим. Ключарёва 1860 г.р.

Староста церкви - Николай Иродионов 1913 г. к 6 мая Высочайше пожалован серебряной медалью надписью «за усердие» на Станиславской ленте с для ношения на груди (ВЕВ 1913 с.221).
2. Александровская Слобода при князе Василии III.
3. Александровская Слобода при Иване Грозном
4. Александровский Успенский женский монастырь.
5. Город Александров.

Используемая литература:
- Александрова Слобода. Слобода до Грозного. Сочинение Н.С. Стромилова. 1884 г.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Александров | Добавил: Jupiter (30.04.2017)
Просмотров: 171 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика