Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
20.05.2018
20:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 466

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [879]
Суздаль [299]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [219]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [111]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [94]
Вязники [175]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [146]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 24
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Деревня Демидово Гусь-Хрустального района

Деревня Демидово

Демидово — деревня в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области России, административный центр Демидовского сельского поселения.
Деревня расположена в 39 км на юго-запад от Гусь-Хрустального, в 12 км на юг от ж/д станция Торфопродукт (п. Мезиновский) на линии Москва—Муром. До с. Палищ — 4 км. Рядом деревня Аристово.
До революции в составе Демидовской волости Касимовского уезда Рязанской губернии.
В годы советской власти — центр Демидовского сельсовета, центральная усадьба колхоза «40 лет Октября».

В деревне находятся СПК «Демидовский», общеобразовательная школа, детский сад, фельдшерско-акушерский пункт, Палищенская ветлечебница, отделение почтовой связи.
Численность населения: в 1859 г. - 578 чел.; в 2010 г. – 577 чел. (274 муж. и 303 жен.).

Демидовское сельское поселение образовано 25 мая 2005 года в соответствии с Закон Владимирской области № 69-ОЗ. В его состав вошли территории бывших Демидовского и Ильичевского сельсоветов.
В состав сельского поселения входят 27 населённых пунктов:
д. Аристово (39 чел. в 2010 г.), д. Бобры (2 чел.), д. Бутылки (1 чел.), д. Вырытово (13 чел.), д. Демидово (577 чел.), д. Евсино (0 чел.), д. Занутрино (0 чел.), пос. Ильичёво (222 чел.), д. Курлово (2 чел.), д. Маклаки (12 чел.), д. Михали (6 чел.), д. Мокрое (234 чел.), с. Нарма (0 чел.), д. Овинцы (48 чел.), д. Орлово (8 чел.), д. Паево (0 чел.), с. Палищи (6 чел.), д. Перово (328 чел.), д. Рязаново (3 чел.), д. Скворцово (0 чел.), д. Спудни (27 чел.), д. Старково (45 чел.), д. Тальново (76 чел.), д. Тюрьвищи (43 чел.), д. Часлицы (74 чел.), д. Шевертни (176 чел.), д. Шестимирово (0 чел.),


Микротопонимика деревни Демидово

Расположена на том же старом тракте Рязань — Владимир, что и Спудни.
Старое название — Малахово, упорно держится в массовом сознании. Несомненно, что это старое название — патронимическое, т. е. по имени или прозвищу основателя поселения. В. А. Никонов писал, что там, где русские названия возникали позднее XVII века, преобладают форманты «ов», «ин», а где ещё позже «ка». Так что, если судить по старому названию, а в нашем случае так и нужно делать, то Малахове как русское поселение возникло после XVII века. Форманты «ов» и «ин» — диагностические признаки в топонимике. Если в исторической литературе о каком-либо населённом пункте есть упоминание с указанием даты, то её не следует принимать как дату основания населённого пункта, тем более, если сохраняется старое название. В исследованиях старому следует даже отдавать предпочтение. В нашем случае форманты «ов», имеются в обоих названиях, и ошибки здесь быть не может, хотя бы в определении века по формальным признакам. В других случаях такого совпадения может не быть, и тогда нужно учитывать и стараться понять причины такого расхождения. Хотя об этом мы уже писали, но здесь приводится пример практики применения знания правил топонимики.
А. М. Селищев в одной из своих статей писал, что для феодально-помещичьих времён, прежде всего, характерна основная группа названий, к которой относится огромное большинство имён сёл и деревень: это названия по именам лиц, обычно владельцев. Патронимических и антропонимических названий в центре Европейской России более 50 %, а на севере ещё больше. Этнограф Э. Д. Головина считает на основе собственных исследований, что в некоторых местах антропонимы достигают 87%.
В конце XIX века владельцем крестьянских общин в деревне Большие Пекселы, в сёлах Ерахтур и Мышцы Сынтульской волости был помещик Демидов. Все эти населённые пункты расположены на территории Рязанской Мещеры, в хорошем месте, на реке Сынтул — притоке реки Гусь. Поскольку в определённые годы преуспевающий помещик приобретал новые деревни, то Малахово было куплено, и новый владелец переименовал эту деревню по своему вкусу. Потом Демидов продал деревню, но название сохранилось.
Однако, приведённый здесь вариант объяснения происхождения современного названия может быть признан лишь как версия.
Скорее' всего, следует принять вариант объяснения названия этого населённого пункта как результат исследования краеведа А. А. Чистякова. Все известные нам публикации А. А. Чистякова отличаются основательностью и глубиной проработки материалов, а также хорошо аргументированы и документированы. А. А. Чистяков в газете «Новая Афиша» помещает статью, в которой владельцем деревни после Малахова, становится известный заводчик и предприниматель в России, видный сановник, Императорского Дома — Демидов. Удивительно, что прожившие не один десяток лет в этой местности, мы только сейчас начинаем познавать историю своего края, причём историю с яркими страницами. Интересно, что в деревне Демидово нам не известны сколько-нибудь, значительные здания, служившие хотя бы временной резиденцией деятеля такого ранга, а также время владения Демидовым этой деревней. Впоследствии деревня была продана помещице Фёдоровой, которая сделалась владелицей крепостных крестьян.
О деревне Демидово мы давали некоторые сведения как о волостном центре при описании Палищ, а здесь остановимся только на характеристике общины.

В Демидове была только одна крестьянская община. Земля была разделена по ревизским душам. На одну надельную душу приходилось 4 десятины земли, а на одного надельного работника 6,5 десятины. Последний передел был в 1870 году на неопределённое время. Это свидетельствует об ослаблении общинных отношений. Кроме 1061 десятины надельной земли 49 хозяйств имели 657 десятин собственной земли, причём один хозяин из этих 49 владел 145 десятинами. Скорее всего, это были сенокосы, поскольку собственные земли в размере 512 десятин принадлежавшие остальным 48 хозяевам, были расположены близ деревни Шестимирово, Егорьевского уезда. Безземельных семей было 6.
Скотины демидовцы содержали много: рабочих лошадей 121 голову, коров 169, овец 234, свиней 45. Однако, также как, и в других деревнях, были и безлошадные. Таких семей было 16. Без коровы 11 семей, а без лошади и без коровы 8.
Выгон был общий. Луга представляли собой болотистую низину, выгон считался «по болоту». Прогоны для скота хорошие. Этот признак в жизни общины считался важным, поскольку связывался с предотвращением потравы и порчи посевов скотом.
Строения в Демидове, как и везде в Мещере — хорошие. Из 129 изб все крытые либо деревом, либо железом. Все жилые помещения топятся по-белому. Горниц (клетей) — 127, амбаров и сараев 89, риг и овинов 66. В деревне было 12 прудов и 150 колодцев. Это значит, что у каждого домохозяйства колодец был свой. В деревне был хлебный магазин и пожарный сарай. Также как и в Спуднях, с дровами были проблемы. Приходилось покупать их по 7 рублей за кубическую сажень.
Местными промыслами занималось 25 мужчин: 12 столяров, 3 слесаря, 1 плотник, 1 кузнец, 3 мельника, 3 маслобойщика, 1 пастух и 1 писарь. Все женщины занимались вязанием рыболовных сетей и бредней, прядением льна и тканьём холста. В отхожих промыслах было занято 129 мужчин. Все плотники. Крестьянские дети учились в церковно-приходской школе 2 года, а затем в школе села Палищ по желанию семьи. Предпочтение, как мы видим, отдавалось обучению мальчиков. Сейчас девочки более расположены к получению образования, а родители всеми силами поощряют учёбу всех своих детей.
Недалеко от деревни на речке Канур была паровая мельница и хутор крестьянина Соленова. На хуторе проживало 8 человек, 4 мужчины и 4 женщины. Сейчас это место известно всем как микротопоним «Соленовский лес». Ветряные мельницы, их было 3, все конструктивно прогрессивно-голландской системы, отличающихся от русских тем, что в поисках ветра обращается (вращается) только крыша, а не весь корпус на основании. Почти все мельницы имели один постав (жёрнов) и мололи в день в среднем 45 пудов зёрна. Кто был владельцем этих мельниц, нам неизвестно, но известно, что доход был небольшой. Плата за помол была разной; некоторые хозяева брали деньгами от 15 до 20 копеек серебром за четверть (четверть = 9 пудам 5 фунтам), а некоторые хлебом одну восьмую или одну десятую часть. В среднем ветряная мельница работала 100 дней в году; то не было хлеба, то не было ветра. Жернова стоили дорого — от 35 до 70 рублей серебром. Покупали жернова в основном в Москве. Эти мельницы, все или нет, сказать не можем, дожили до нашего времени и ещё в конце 30-х годов из Палищ были видны крылья одной мельницы. Кроме этих промышленных заведений в Демидове была кузница и крупорушка.
Демидово, как волостное поселение, было своеобразным инициатором и организатором разных видов подсобных промыслов и правил пользования волостным достоянием, о чём мы писали при обзоре Палищ как религиозного центра и волостной резиденции.
Распространённые фамилии в деревне: Бурыкины, Спицыны, Макаровы. Здесь могут обнаружиться неточности, поскольку такие тонкие вещи под силу только местным жителям, занимающимся краеведческой работой. В Демидово проживало и проживает много достойных людей, заслуги которых перед деревней будут описаны их односельчанами. У нас просто не хватает знаний об этих жителях. Во введении к работе нами указывалось, что мы не ставим целью писать о руководящих работниках, которые ещё при жизни получили общественное признание и благодарность своих односельчан. Однако об одном мы намерены высказаться в порядке исключения. Человек, о котором мы пишем не кто иной, как известный всем, председатель демидовского колхоза Макаров Михаил Николаевич. Источником сведений о Михаиле Николаевиче для нас, утративших связь с Малой Родиной на долгие 30 лет, была народная молва. На основании этой молвы, а затем только при очень слабом знакомстве, у нас сложилось впечатление, что для этого человека сделалось невыносимым видеть картину полного упадка нашего сельхозпроизводства, а сельскохозяйственная отрасль, куда направляли людей для её возрождения, превратилась, чуть ли не орудие наказания партийных деятелей даже самого высокого ранга. Не уверены, знал ли Михаил Николаевич учение физиократов, и встречалось ему где-либо высказывание Уильяма Петти, что земля есть мать богатства, а труд есть лишь его отец, или он своим крестьянским умом постиг это сам, но только вся его деятельность, была связана с возрождением и реализацией этой формулы. Он, не считаясь с заскорузлыми законами, ограничивающими всякую инициативу людей, шёл навстречу всякому движению человека в пользу возрождения деревни. Сейчас всё изменилось. Пока трудно понять, куда в своём развитии двинется в нашей местности аграрный сектор. Как кардинально изменится положение в земельных отношениях, и изменится ли что-нибудь вообще? С этими мыслями захотелось посмотреть и сфотографировать дом, в котором жил наш знаменитый председатель, удержавший Демидово от деградации и опустения. Нам сказали, что он жил на улице, которая идёт на Палищи. Пошли с полной уверенности увидеть величественный дом соизмеримый с общественной значимостью человека прославившего свою деревню, своими делами. Прошли всю улицу, вернулись обратно. Все дома обычные, крестьянские. Спросили у дачников о доме М. Н. Макарове. Никто ничего сказать не мог. Местных жителей не встретилось. Видимо Михаил Николаевич и жил в одном из таких домов. Обременённый делами по возрождению общественного хозяйства, занимавшими полный объём его наличного бытия, распоряжаясь всеми финансовыми и материальными ресурсами, так ничего для себя и не сделал.

***

Что можно подумать после ознакомления с приведёнными нами фактами, сведениями и размышлениями о прошлом палищинского прихода и демидовской волости. Прежде всего, возникает ощущение о созидательной силе народа, трудящегося на этом небольшом участке российской земли. Несмотря на большие усилия крестьян, урожай зерновых, в основном ржи, не выходил за пределы сам — 4, сам —5, и только, в Тальново — сам — 8, да в Шевертнях, Мокром — сам — 7, и Овинцах — сам — 6. Успешно, и в больших масштабах возделывался и перерабатывался до получения тканей такая трудоёмкая культура, как лён.
Иначе говоря, была чётко выражена специализация сельского хозяйства на возделывание озимых — ржи, фуражных — овёс и технических — лён. Это очень грамотный подбор культур, основывающийся на практическом опыте.
Низкая продуктивность земель волости и прихода связана с одной особенностью геологической истории нашего края, которая привела к мозаичному, неравномерному распределению участков земли, где ничтожно мало доступного, усвояемого растениями фосфора. Любому агроному известно, что урожай всегда ограничивается минимальным фактором. Если не хватает какого-нибудь минерального элемента (Р, N, К), то сколь бы много мы не увеличивали одного из этих элементов, скажем азота, то предел роста всегда будет определяться минимальным количеством другого, скажем фосфора. Иначе говоря, минеральное питание растений в нашей местности разбалансировано «от природы» т. е. геологической истории края.
В деревнях знают, что даже в пределах одного огорода могут быть места, «где ничего не растёт». Там растения имеют подавленный вид, ветки похожи на «барабанные палочки», т. е. голые с облиственностью только на концах. Это визуально диагностируемый признак недостатка фосфора. Эффект» барабанных палочек» возникает вследствие, так называемого, процесса «реутилизации». Накопленный в листьях фосфор перемещается, по мере роста побега, в репродуктивную зону, где образуются семена. Листья же лишённые фосфора опадают и сохраняются лишь в репродукционной зоне. Так что, природа не знает пределов щедрости и хитрости там, где речь идёт о сохранении своего вида в потомстве.
Чтобы убедиться в правильности такой диагностики, мы взяли пробу почвы именно с такого места, «где ничего не растёт» и принесли на кафедру почвоведения Санкт-Петербургского государственного университета. Анализ показал, что в этом образце, «фосфор на нуле». Внесение птичьего помёта кардинально изменило производящую силу этого участка. Однако внесение таких дорогостоящих удобрений на всю усадьбу делает производство сельхозпродуктов нерентабельным, и тогда мы заимствовали опыт крестьян — землепашцев XIX века, которые как-то приспособились вести пусть не высокодоходное, но вполне рентабельное сельскохозяйственное производство.
Знали ли крестьяне в XIX веке или нет, что злаковые, особенно овёс и рожь, обладают способностью усваивать фосфор из таких соединений, которые для других растений недоступны — мы не знаем. Но то, что они упорно возделывали именно эти культуры не случайно. Многолетний опыт не одного поколения дал результат, и чисто эмпирическим путём, крестьяне нашли оптимальный вариант экономически приемлемого способа ведения земледелия. Мы в своей практике после уборки ранних культур участок засевали тут же овсом и, по мере высвобождения других участков, эта операция продолжалась. К осени овёс был настолько силён, что перед осенней вспашкой приходилось его скашивать вручную на разных уровнях. Так почва обогащалась доступными, уже для других растений, солями фосфорной кислоты.
В наше время широкое применение нашло внесение в почву минеральных удобрений и торфа, который крестьянами не использовался. Повышение уровня культуры земледелия и внесение минеральных удобрений позволило увеличить урожайность зерновых, по сравнению с XIX веком, в 3-4 раза.
Однако, следует иметь ввиду, что сложные минеральные удобрения (туки), содержащие основные соли (азотные, фосфорные, калийные), в промышленном производстве составляются в классических пропорциях соотношения элементов питания, без учёта природного дисбаланса этих солей в конкретных почвах. Поэтому, для Мещеры, если увеличить долю фосфорных солей в любой из смесей в два раза, то польза будет значительна.
Посмотрим, насколько увеличилась производящая сила земли за прошедшее столетие и даже несколько больший срок. Никакой статистикой новейшего времени мы не располагаем, а сделаем выводы путём сравнения некоторых достоверных данных, старого и нового времени. В деревнях бывшей Бутыльской и Демидовской волостей, которые теперь входят в состав СПК «Демидовский», в 1886 году насчитывалось, в совокупности —1144 рабочих лошадей, 2013 коров и 745 телят. Всё это поголовье обеспечивалось сеном и другим фуражом в размерах обеспечивающих нормальную жизнедеятельность и продуктивность этих животных. Известно, что на лошадь требовалось запасти сена в полтора раза больше, чем на корову (на лошадь 5 возов, на корову 3 воза), и крестьяне в совокупности запасали громадное количество этого корма, без машин, так сказать, «в рукопашную». Выкашивались болотистые луга, которые в течение всего лета заливались водой. Скошенную траву приходилось выносить на сухое место.
По сведениям 1992 года, в Демидовском хозяйстве насчитывалось более 2000 голов крупного рогатого скота, включая 620 коров. Однако, за истёкшие годы, поголовье крупного рогатого скота повсеместно сокращалось и хорошо, если к выходу в свет книги в этом СПК, будет насчитываться хотя бы сотня.
Для интереса приведём цифры поголовья лошадей и крупного рогатого скота в деревнях на территории нынешнего СПК «Перовский» (Часлицы, Занутрино, Курловская деревня, Перово). В совокупности в этих деревнях в 1886 году было: лошадей — 208, коров — 306, телят — 95. При той интенсивности заготовки кормов из года в год, и энергичном и умелом руководстве хозяйством, думается, что показатели по поголовью крупного рогатого скота в этом СПК сейчас не ниже, чем это просматривается в исторической ретроспективе. Лошадей, конечно, нет нигде, кроме экзотических случаев в домохозяйствах, у частных лиц. Однако, в сравнительных характеристиках экономики хозяйств нужно учитывать их как виртуальный объект, как потребителей производимых крестьянами кормов, что в свою очередь, характеризует производительную силу земли, затраты и меру труда крестьян по их производству.
В деревнях ныне входящих в состав СПК «Рождественский» (Мокрое, Шевертни, Кузьмино, Мильцево, Орлово), в 1886 году насчитывалось: лошадей — 266, коров — 442, телят — 293. По некоторым данным в этом хозяйстве поголовье крупного рогатого скота раз в 10 ниже, чем это было в 1886 году.

В наше время жизнь стала намного легче, а продуктивность земли стала иной. Вряд ли кормом может быть обеспечено такое поголовье животных, какое было в 1886 году, даже с учётом урожаев трав и фуражных культур, включая посевы и на мелиорированных землях.
Если продолжить анализ структуры крестьянских хозяйств XIX века, то обнаруживается невысокий процент поголовья свиней. Это связано с незначительными, по площади, посадками картофеля, который в более позднее время сделался основной фуражной культурой при разведении этих животных. Препятствием послужила исключительно высокая трудоёмкость этой культуры. Только внедрение системы машин позволяет в настоящее время возделывать картофель на больших плантациях. Мясо крестьяне в больших количествах получали от крупного рогатого скота, который значительную часть года находился на естественных пастбищах, и такая специализация хозяйства была выгоднее крестьянину, чем выращивание свиней.
Мы должны здесь обратить внимание на способность сельского хозяйства в прошлом удивительно точно специализироваться в соответствии с природными особенностями региона. Хорошо в Мещере росли травы, где процент растений из семейства злаковых был довольно высок, что позволяло крестьянам заготовлять много сена. В условиях высокой влажности, хорошо удавался лен-долгунец на волокно. Интенсивное удобрение паровых полей навозом, не могло само по себе ликвидировать дисбаланс минерального питания растений, поскольку содержание фосфора в навозе относительно невелико, но обеспечивало хотя бы минимум производства зерна и фуража.
Сохранение и приумножение лесного природного комплекса — занятие известное, но к сельскохозяйственному производству его отнести нельзя. Кроме того, лесоразведение имеет слишком большой временной цикл от посева, через цепь сукцессионных изменений, до товарного леса — требует особой хозяйственной политики.
Вполне возможен, а может и необходим возврат к традиционной специализации — возделывание в больших масштабах ржи и овса. Имея новую технологию по переработке зерна, можно из ржаной муки, помимо выпечки чёрного, ставшего диетическим продуктом, хлеба, можно получать самый лучший этиловый спирт. Ржаные отруби, служат добавками при выпечке других диетических сортов хлеба. Ценность продуктов из овса общеизвестна и его использование в пищевой промышленности всё расширяется.
Академик В. Р. Вильямс как-то высказал мысль, что нет плохой земли, а есть плохие хозяева. Нам часто, в контактах с односельчанами, приходится отстаивать вильямсовскую точку зрения и самым последним аргументом в этом противостоянии используется ссылка на возможность выращивать растения и получать высокий урожай на субстрате, который вообще не является почвой — это гидропоника. Там растения снабжаются строго рассчитанными порциями минеральных солей, подающихся в растворах. Мы далеки до рекомендаций переходить на этот метод ведения хозяйства, при обилии у нас разных почв, но используем его лишь как доказательство, что хорошим хозяином на земле является тот, который знает, производящую сипу своей земли, знает, что нужно не только ему, но и что нужно растениям, и во время удовлетворяет их тем, в чём они нуждаются.
Наши земли могут давать высокие урожаи, и есть хороший местный пример исключительно эффективного землепользования, но вопрос соотношения затрат и результатов не может быть в пользу наших мещерских хозяйств, несмотря ни на какие усилия и талант как управленца, так и владельца земли.
Есть в приходе хозяйство, которое со стороны выглядит прямо таки преуспевающим. Если бы успех хозяйства не повторялся из года в год, то можно было допустить, что он случаен. В нашем случае феноменальность руководителя СПК «Перовский» С. А. Москалева и заключается в том, что обеспечивается стабильный успех, повторяющийся из года в год, несмотря на разные погодные условия, которые, как известно, в сельскохозяйственном производстве иногда имеют решающее значение. Опыт ведения хозяйства С. А. Москалевым заслуживает глубокого изучения, а мы лишь останавливаем внимание читателя на этом примере. Изменение статуса территории прихода в связи с организацией Национального парка вовсе не означает нежелательность занятий населением сельскохозяйственным трудом. Однако словно обрадовавшись свободе, территории бывших колхозов, кроме СПК Перовский, стали пустующими землями, а руководство стало предпочитать иные формы деятельности не связанные с обработай земли.
Что может ждать Мещеру и наши деревни в будущем? Есть общие закономерности развития сельского хозяйства в мировой практике — это его специализация по географическим регионам. Американское сельское хозяйство сильно именно этим. Целые регионы, специализируются на каких-либо одной- двух культурах, затрачивая минимальное количество труда и материальных ресурсов, потому что природные условия этого региона наилучшим образом соответствуют биологическим особенностям данных культур. При этом набор машин для полной механизации труда, относительно невелик и фермеры справляются с содержанием и ремонтом этой техники. Многоотраслевое хозяйство, как это было у нас повсеместно в довоенные, военные и послевоенные годы, не эффективно, его механизация требует определённого набора разных машин и механизмов для каждой отрасли, что экономически нецелесообразно и хлопотно организационно.
Стремление к специализации — общемировая тенденция, и выражается в международном разделении труда. Всем известна узкая специализация некоторых государств, где в структуре экономики доминирует какая ни будь отрасль (банановые Республики, государства производящие кофе, мясо, нефтедобывающие государства, государства предлагающие услуги разного рода — банковские, туристические, медицинские) и пр. Каждое государство производит то, что хорошо получается, и в большинстве этому соответствуют почвенно-климатические условия, традиции населения и многое другое. Иначе говоря принцип «наименьшие затраты — наилучшие результаты» правильный путь. Правда здесь препятствием может послужить геополитический фактор. Так произошло и с нами. Выращивать теплолюбивые культуры, содержать в длинный стойловый период скот — занятие не из лёгких. Поэтому нам приходилось практически ежегодно покупать за границей 30-40 млн. тонн фуражного зерна. Когда же мы стали выращивать только то, что хорошо соответствует нашим природным условиям, отказавшись от очень затратных отраслей сельскохозяйственного производства, то страна сразу сделалась экспортёром зерна, полностью обеспечивая население хлебом и птицефабрики и свинофермы фуражом, решив сразу много продовольственных проблем. Однако во многом мы попали в зависимость от заграницы, и Правительство за это подвергалось критике. Нельзя считать, и это знали все, что наполненные полки магазинов сельхозпродуктами свидетельствуют о благополучии в аграрном секторе страны; это, скорее, общеизвестный признак растущей зависимости страны от импортных поставок и недопотреблении значительных слоёв населения. Пришлось импортировать цитрусовые, томаты мясо и молоко. При этом жизненный уровень населения стал стремительно расти, страна делалась сильной. Для некоторых государств усиление России явление нежелательное и здесь был использован геополитический фактор, введение санкций, в качестве тормоза. Нам пришлось освобождаться от этой зависимости, а на это требуется время. Мы всегда были самодостаточной страной и сделаемся такой вновь.
Рыночные отношения в аграрном секторе, даже в развитых странах, не делают этот сектор привлекательным и производство ряда культур, особенно в земледелии, остаются дотационным даже так, как это было у нас в СССР.
Естественно, возникает вопрос. Неужели нам были неизвестны эти простые вещи. Конечно, известны. Но специализация по географическим регионам требовала переброски продуктов земледелия и животноводства из одного региона в другой в огромных количествах и в кратчайшие сроки, а это требовало хорошо развитых путей сообщения и специализированных транспортных средств. По этим показателям мы сильно отставали, и отсутствие развитой инфраструктуры в стране всегда было и остаётся нашим слабым местом и тормозом в развитии сельского хозяйства.
Теперь есть дороги, есть транспорт и возделывание многих культур, даже зерновых и картофеля, в скором времени сделается здесь у нас в Мещере экономически невыгодным. Наша местность не может конкурировать ни с Владимирским Опольем, ни, тем более, с чернозёмными районами: Рязанской, Нижегородской, Тамбовской областями и Мордовской Республикой, и тогда останется одно — сеять травы и другие кормовые культуры, и на этой основе развивать молочное животноводство и переработку животноводческой продукции. Однако, почти полная механизация возделывания картофеля, может сделаться условием создания хорошей кормовой базы для развития свиноводства, и тогда эта отрасль животноводства станет рентабельной. Содержание свиней на крестьянских подворьях, уже сейчас, считается выгодным занятием.
Фермерские хозяйства, хотя и показали свою жизнеспособность, но не всякий решится на риск в одиночку вести крупное хозяйство, основывающееся только на трудовых усилиях отдельной семьи. Ненадёжность фермерской формы ведения хозяйства, существующей пока в скрытом виде, может проявиться в отсутствии семейных традиций, когда наследники не пожелают вести тот же образ жизни, какой был выбран их родителями. Многие крестьяне вообще боялись остаться один на один с крупными участками земли, со своими паями. Поэтому на территории прихода фермерских хозяйств соответствующих понятию» фермерское хозяйство» нам не известно.
Что же следует из наших наблюдений и выводов о будущем Мещеры как региона? Каковы перспективы использования земельного фонда этого уголка России? Что делать с землёй, которая не обрабатывается в должной мере, как в СПК, так и в личных подворьях?
Как просвечивается будущее нашего аграрного сектора экономики — предмета постоянной заботы и тревоги всех правительств советского и постсоветского периода?
О земле можно писать много, но о ней не напишешь ничего нового, что было известно ещё в античности, а именно: землю можно использовать под строительство предприятий и жилища, землю можно использовать для организации мест отдыха для коллективов и отдельных владельцев домов и дач, для развлекательных и оздоровительных сооружений для народа, и, наконец, в первую очередь, — землю можно и нужно, рассматривать как источник и необходимое условие производства продуктов питания, или всего того, что называют сельскохозяйственным производством. Можно конечно добавить и банальнейшую истину, что по земле можно и нужно нам ходить, что она опора нашему физическому телу. Больше мы не знаем использования и применения этого природного дара. Тот, кто знает, пусть сообщит нам о своём знании.
Так вот. С первыми двумя формами использования земли у нас всё в порядке. Даже во многих местах возникает ажиотажный спрос на землю, нездоровая конкуренция, похожая на соперничество и даже на криминальные разборки. Однако, если даже будут удовлетворены самые высокие требования наших граждан и учреждений на земельные наделы для своих нужд, то в процентном отношении всё равно, будет освоено ничтожное количество земли. Большая часть земли именно для сельскохозяйственного производства остаётся невостребованной. Разумеется, что речь идёт о нашей местности. Чтобы частный сектор и фермерство процветали необходимо возродить в широких масштабах, сбыто — снабженческую кооперацию в том виде в каком она всегда была и есть в развитых странах, выступающая в реальной жизни как производители продукта, и как сервисная служба в виде переработчиков и продавцов Проблема сбыта не менее сложная, чем производство. Это знают все, кто как то касался проблем производства, хранения и переработки, транспортировки и продажи полученных товаров. В этой триаде интересов в худшем, невыгодном положении, по-прежнему остаются производители, что делает сельхозпроизводство низкорентабельным, а то и вовсе убыточным. Ведение земледелия на имеющихся пахотных угодьях не повредит режиму Национального парка. Ведь брошенные земли не останутся таковыми долго. Произойдёт и происходит зарастание полей и огородов сейчас. Это приведёт к уменьшению биологического разнообразия и это нами подчёркивалось в разных местах книги. Руководство Национального парка может даже удовлетворить свои внутренние потребности в сельскохозяйственной продукции, если станет использовать свободные сельскохозяйственные угодья, снизив одновременно нагрузку на Федеральный бюджет.

Используемая литература:
А.В. Головин, И.И. Кондратьева «Природа и люди Центральной Приозерной Мещеры. Приход Ильинской церкви села Палищ». 2016

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Jupiter (27.04.2018)
Просмотров: 20 | Теги: Гусь-хрустальный район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика