Главная
Регистрация
Вход
Пятница
15.02.2019
21:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 580

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1010]
Суздаль [323]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [344]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [59]
Юрьев [128]
Судогда [74]
Москва [42]
Покров [78]
Гусь [109]
Вязники [219]
Камешково [64]
Ковров [284]
Гороховец [81]
Александров [172]
Переславль [96]
Кольчугино [39]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [87]
Религия [4]
Иваново [40]
Селиваново [22]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [11]
Промышленность [63]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 31
Гостей: 31
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Деревня Арефино Камешковского района

Деревня Арефино

Арефино — деревня в Камешковском районе Владимирской области России, входит в состав Вахромеевского муниципального образования.
Деревня расположена в 4 км на северо-восток от центра поселения посёлка Имени Горького, в 17 км на север от райцентра Камешково.


Дер. Арефино. Фото Дмитрия Шумилова

Предание говорит, что первым феодалом был князь Вавейков, которому деревня Арефино и ряд других селений - Вакурино, Харламово, Великово, Ефимовка - были пожалованы царем Иваном Грозным как вотчина лучшему и чем-то отличившемуся опричнику. До сих пор луг по правому берегу Тальши называется «Вавейков луг». [2]
Супесчаные и подзолистые почвы местности не отличались плодородием, тем более в условиях техники 16-17 веков, и это вызвало систему крепостного оброчного ведения хозяйства, что вынуждало крестьян заниматься подсобными промыслами, ремеслами, торговлей, побочными заработками. В такой системе были заинтересованы и сами хозяева крепостных крестьян. Потомок опричника Вавейкова помещик Вавейков при царствовании Екатерины Второй был наместником царицы по Ковровской округе, и ему некогда было заниматься натурально-барщинной системой. Он поощрял предприимчивость своих крестьян, что способствовало своевременному получению оброчных платежей за землю, выпасы и прочив угодья. Некоторым толчком к развитию ткацкого промысла в нашей местности послужил и Указ царицы Екатерины Второй, изданный в 1775 году, который гласил: «Дозволять всем и каждому заводить всякого рода станы и производить на них всевозможные рукоделия, не требуя на то уже иного дозволения от высшего или низшего места». [2]

В 1861 году Манифестом царя крестьян освободили от крепостной зависимости, от земли и других сельскохозяйственных угодий, а землю и другие сельскохозяйственные угодья крестьяне должны были выкупить у помещика за плату. При чем помещику представлялось право лучшие земли оставлять за собой, а крестьянам отрезать худшие участки, тощие, болотистые, неугодные самому помещику.
Крестьяне деревни Арефино в количестве, к тому времени, около 60 дворов с населением до 350 человек, от помещицы Алалыкиной (муж которой майор Алалыкин помер в 1849 г.) по уставной грамоте получили всех сельскохозяйственных угодий около 600 десятин, при чем из них лесу около 75 десятин отрезками в разных местах, а именно, 15 десятин в урочище «Дудоровская» в 5 верстах от селения по реке Секше к деревне Балмышево. Пастьба скота в этом отрезке для крестьян деревни Арефино не представлялась возможной, так как он находился за барским лесом «Бардино» урочищем «Черноха» и прогнать скот туда было негде Другой участок леса «Борок» 12 десятин находился в восточном углу землепользователя и примыкал к границам земель крестьян д. Ручкино и помещика Рачинского. Третий участок около 20 десятин был вырезан в центре помещичьего леса «Роща» урочище «Глухая поляна», где по существу и леса-то не было. Рос можжевельник да ивняк-кустарник, и мог использоваться как выгон. К нему была отведена узкая полоса протяженностью около полутора километров для прогона скота. Остальной лес, 25-30 десятин, был в виде отрезков, примыкающих к полям и получившихся при спрямлении границ землепользования. Они представляли собой молодняк и вырубки.
Для примера можно привести другой факт. Крестьяне деревни Ручкино получили по уставной грамоте от помещицы подполковницы Рачинской 252 десятины земли, и ни одной десятины леса. Правда, на бывшей когда-то пашне в урочище «Изошлово» было под лесом около 20 десятин. Но так как этот участок с помещичьим лесом был не размежеван, то в течение 50 лет крестьяне жили без лесу, судились с рядом новых владельцев барского леса за свой клочок, но так его до революции и не получили.
А лесные угодья помещики почти целиком оставили за собой. Их не нужно было пахать, боронить, засевать и растить, а торгуй лесом хоть оптом, хоть в розницу, бери какую угодно цену, ведь в лесе у населения нашего края была огромная нужда.
С южной стороны деревни в 100 метрах от крайнего дома лесная дача «Бардино» около 110 десятин осталась за помещиком Алалыкиным, после перепроданная князю Вадбольскому. Далее к западу дачи «Жары» и «Студенец» помещика Рачинского, на юго-западе - урочище «Мокушино», лес поповский Староникольского погоста. А всего массив вместе с помещичьим - около 200 десятин. На северо-западе - дачи «Пеньки» и «Роща» - около 400 десятин остались за помещиком Алалыкиным. С ними граничит к северу лесная дача «Рамень» помещика Рачинского, тоже около 250 десятин. Итак, все полевые наделы арефинских крестьян окружали помещичьи, поповские, купеческие леса, более 1000 десятин. А мужики оставались без леса.
Вскоре после отпуска крестьян на волю помещица Наталья Алалыкина померла и ее наследник, сын, молодой инженер по специальности, самолично прибыл к крестьянам деревни Арефино. велел старосте собрать мирской сход и на сходе заявил мужикам:
- Мужики, я сын и наследник вашей барыни, по образованию инженер. Не хочу путаться с сельским хозяйством и тем более вести какие-либо лесохозяйственные операции. Если я с вами сделаю полюбовную сделку по передаче части имеющихся у меня лесных угодий, то я на льготных условиях и первоочередно получу государственную вакансию по службе. А поэтому предлагаю - купите у меня лесную дачу «Роща» 300 десятин. Назначьте любую небольшую цену. Составим купчую крепость. А я выдам вам на нее дарственную запись и «Роща» будет ваша и, причем, бесплатно.
Староста попросил мужиков высказать свое мнение.
Слово взял Евсеев Игнатий, умный, прогрессивно настроенный середняк. Он сказал:
- Братцы, а ведь дело-то стоящее Нам без лесу туговато, а барину он, видать, обуза. Давайте решим так, как предлагает господин Алалыкин.
Его поддержали другое более дальновидные крестьяне - Сергей Константинов, Михаил Григорьев и другое. Дело клонилось к обоюдному согласию. Но тут встрял местный воротила и кулак Фолифор Фолифоров. Он, видимо, прикинул, что если лес будет передан всему миру, то ему придется такой же пай как и другим беднякам и середнякам. А это его не устраивало. А уж если барину приспичило передать лес мужикам, да при том задаром, то он, конечно, продаст ему или небольшой кучке мужиков-богатеев за деньги и, конечно, по сходной цене. И он, пошептавшись с зажиточными мужиками Ковшовым, Сухаревым, Зарезовым и некоторыми другими, заявил:
- Не мужики! Лес задаром брать не надо. Тут какой-то подвох. Сделаем с барином сделку, да и попадем опять к нему с крепостную кабалу. Навечно. Я против и вам советую не соглашаться.
В тон ему прогудели другие богатеи - Не согласны!
Мирской сход разделился на две половины и. видимо, жива еще была в памяти неграмотных крестьян барская крепостная неволя. Ужас перед ней, навеянный хитрым Фолифоровым, восторжествовал перед здравым смыслом Крестьяне Игнатий Евсеев, Константинов Сергей, Григорьев Михаил и еще 2-3 человека остались в меньшинстве.
Мирской сход приговорил - отказаться!
Молодой инженер плюнул, обозвал мужиков болванами и, пригласив к Евсееву Игнатию в дом 4-5 человек его друзей, напоил их пьяными. Сунувшегося к нему Фолифорова с предложением продать ему и еще группе богатеев мужиков «Рощу» по купчей крепости, Алалыкин пригрозил избить и выгнал из дома.
Через несколько дней мужики узнали, что лес запродан Ковровскому богачу-мукомолу и торговцу хлебом Большакову. А арефинские мужички остались на десятки лет без лесу и покупали его подеревно у приказчика помещика Рачинского Ноток Франца Ивановича за цену, какую он назначит, так как больше купить было негде.
А ковровский купец Большаков в двухстах метрах от землепользования арефинских мужиков в своей лесной даче построил лесную сторожку, нанял злых сторожей и запретил крестьянам не только пасти скот, а и собирать хворост, ягоды, грибы.
Недолго владел этим лесом купец. Он был уже в преклонных летах и всеми его коммерческими делами ведали пронырливые и плутоватые приказчики Першин, Трундин (впоследствии крупные торговцы) и Тюмин. Они довели Большакова до полного разорения, прибрали к рукам всю его коммерцию, а лес поделили между собой. Старшему приказчику Першину пришлась половина «Рощи» - 150 десятин, а Трундину и Тюмину по 75 десятин. Размежевывать лес не стали, а все доходы от рубки леса делили по паям. К концу восьмидесятых годов прошлого столетия добрая половина леса была срублена. При чем рубку производили в северо-западной части дачи более удаленной от лесного.
Но вот с одним из лесовладельцев Тюминым случилась беда. Его заподозрили и обвинили в умышленном поджоге дома одного из односельчан в деревне Сергейцево Ковровского уезда и предали суду, осудили на каторгу. А чтобы выкрутить отца из беды, его сыновьям потребовались немалые деньги на оплату адвокатов и другие судебные расходы. Они предложили обществу крестьян д. Арефино купить их пай семьдесят пять десятин по сорок рублей за десятину, за три тысячи рублей. Мужики собрались на сход, обсудили. Покупка стоящая, но где взять такую сумму денег. Стали искать выход и нашли. Деньги мужикам ссудили полы Староникольского погоста Иван Чижов и отец Матвей. А обязали мужиков обрабатывать сорок десятин поповской земли, то есть пахать, возить навоз, боронить, сеять и убирать урожай. Правда, если подсчитать и оценить труд мужиков на поповских десятинах, то выходит около двадцати процентов годовых. Что и говорить процент «божеский». Но нужда у крестьян в лесе была так велика, что, не смотря на такие кабальные условия святых отцов, деньги у них были взяты, и 75 десятин леса было куплено.
Земельное общество стало пайщиком в одной четвертой части «Рощи», появилось пастбище, стало можно ходить в рощу за хворостом, за грибами и ягодами, срубить жердь на замену поломанной оглобли, стали пасти скот по всей даче, так как лес был не размежеван. Это не понравилось Першину и Трундину, и для размежевки леса они за свой счет пригласили землемера. Приехал землемер.
Мужики законно потребовали нарезать свой участок семьдесят пять десятин к границам своего землепользования без какой-либо черезполосицы. Землемер это законное требование поддержал, но купцам такая размежевка пришлась не по нутру, так как обществу отойдет спелый и нетронутый массив леса, а купцам останется в основном поруби и молодняк. Размежевка не состоялась, но крестьяне стали настойчиво ее добиваться через высшие земельные органы (земство). Тогда один из купцов Трундин предложил мужикам купить и его пай семьдесят пять десятин за ту же цену, что заплатили Тюмину три тысячи рублей.
- Нет,- сказали мужики,- мы Тюмину заплатили за хороший лес, спелый, нетронутый, нам его все равно прирежут, а у вас лесок уже не такой. Хочешь две тысячи рублей, тогда купим.
- Ну, черт с вами, берите, платите деньги.
- Хорошо,- сказали мужики,- дай нам срок до нового года и мы с тобой рассчтемся полностью.
Купец согласился и на это.
Чтобы расплатиться с купцом Трундиным, было решено продать часть своего земельного надела в урочище «Дудоровская» купцу-фабриканту Дербеневу Ивану Никаноровичу. который к тому времени купил у купца Чернецкого имение «Великово» и не прочь был приобрести эту землю, так как она находилась вблизи его новых владений. Представители общества деревни Арефино направились к Дербеневу с предложением купить у них в урочище «Дудоровская» пятнадцать десятин леса, двадцать десятин пашни и часть (около пятнадцати десятин) сенокоса, а всего пятьдесят десятин. Дербенев согласился. Сошлись в цене по сорок рублей за десятину. Заключили купчую крепость. Возражений со стороны земства и коммерческого банка не последовало. Хотя эта земля и была надельной, и выкуп ее по уставной грамоте был далеко не закончен. Но у мужиков вместо нее уже был куплен участок «Рощи» семьдесят пять десятин.
Так рассчитались с купцом Трундиным. Половина «Рощи» стала мужицкой.
Овладев половиной «Рощи» мужики настойчиво стали требовать размежевки. Владелец второй половины «Рощи» купец Першин увидел, что если мужикам отойдет часть леса, примыкающая к их землепользованию, то ему отойдут исключительно одни поруби, махнул рукой и заявил мужикам:
- А ну вас к черту с размежевкой! Куда мне пустая земля? Ведь в той половине, которая мне отойдет, почти все срублено. Покупайте и мою половину.
Этот разговор был осенью, мужички предложили ему за остальную половину три тысячи рублей по двадцать рублей за десятину с условием рассрочки платежа на шесть месяцев, то есть до пасхи. После некоторого упорства он согласился. Составили купчую на условиях, предложенных мужиками. Став хозяином всей «Рощи», мужики взялись за лесозаготовки, заключив договора на поставку деловой древесины и дров фабрикантам Кочеткову А.М. и тому же Дербеневу. За зиму свели около двенадцати десятин спелого леса, вывезли его по договорам и к Пасхе рассчитались не только с Першиным, но и с прежними заимодавцами Никольскими попами, вылезли из их кабалы.
Так закончилась почти сорокалетняя борьба арефинских мужиков за лес. [1]

Князь Вадбольский

У помещика графа Чернецкого, купившего поместья у майора Алалыкина в с. Великово, после освобождения крестьян от крепостной зависимости, сельскохозяйственные дела не пошли и он начал разбазаривать его по частям. В начале восьмидесятых годов XIX столетия он распродал лесную дачу «Бардино». Десятин шестьдесят купил ряховский богатей Швецов, вскоре построивший фабрику в деревне Сергеиха (фабрика им. Карла Либкнехта). А около ста десятин, в том числе пашни восемь десятин, купил князь Вадбольский, имевший домовладенья в г. Владимире и небольшое поместье в Гавриловом Посаде.
Приобревши лес и пашню, князь решил обосноваться тут надолго. Построил полукаменный двухэтажный дом, скотный двор и конюшню, погреб и баню, колодезь. Обнес усадьбу досчатым забором. В конюшне появились три лошади, в коровнике четыре коровы и шесть подтелков, нанял в батраки двух мужиков, двух женщин и батрачонка Митьку Лапшина пастушонком - пасти скотину. Начал хозяйствовать.
В первую очередь запретил проезд по дороге от д. Арефино в пойму речки Тальша, которая проходила по его землевладению и не числилась в плане проселочных дорог.
По этой дороге арефинские крестьяне ездили в свои луга, находящиеся на речках Тальше и Секше, которых было около семидесяти десятин. И не только ездили, а и гоняли скот на пастбище, лошадей в ночное. Мужики не слушались запрета. Тогда новоиспеченный помещик перекопал в нескольких местах дорогу глубокими канавами. Крестьяне проложили помимо канав объезды и обгоны. Он перекопал и объезды (эти канавы заметны и сейчас спустя 75 лет). Мужики подали жалобу мировому судье, он оставил ее без последствий. Пришлось посылать ходоков в губернское присутствие, откуда жалоба была направлена в уездный мировой суд. Этот суд, где вершили дела такие же богатеи и шкуродеры как и Вадбольский, признал действия князя правильными, так как земля, где проложили мужики неплановую дорогу, принадлежит Вадбольскому на правах личной собственности и он вправе ее охранять от всяких посягательств. У крестьян деревни Арефино создалось безвыходное положение. Время подходит к сенокосу, а ехать в луга надо объездом через Великово или Ручкино. а это лишние версты. Ладно бы съездить один раз, а то ведь каждому нужно съездить за сеном десятки раз, посчитай, сколько их лишних-то верст в оба конца наберется. А скотину после скоса травы и вовсе прогнать негде. И пастбища задаром пропадут и скотина оголодает.
Подали прошение в высшие инстанции, началась судебная волокита.
Однажды на мирской сходке, где как раз, мужики и обсуждали свое безвыходное положение, появился веселый и разгульный парень Ларька Вихрев. Не всем было известно, чем он промышлял, но часто после длительного отсутствия являлся в свой, бобыльский, домик под ветлой на овраге, что на южной окраине деревни - нарядный, богатый, с новой гармошкой, скликал всех, кто желает погулять, и устраивал за свой счет хорошую попойку.
Послушал Ларька, о чем говорят мужики, и попросил послушать его.
- Ну что ты можешь сказать? Говори, - разрешил староста.
- Я много говорить не умею, но скажу одно, - заговорил Ларион,- с барином надо судиться умеючи. Есть у меня дружок адвокат, я с ним переговорю, его попрошу, и обязательно дело провернется в вашу пользу.
- Сделай милость, Ларя. Мы заплатим. В долгу не останемся, ничего не пожалеем. Сколько для начала денег надо? Соберем,- заговорили в разнобой мужики.
- Мне сейчас ни копейки не надо, да и потом не возьму. Сделаю за свой счет. Деньги у меня бывают, вы знаете. Все равно, мы их с вами пропиваем. Недельки через две я вам весточку подам, как пойдут дела по суду с князьком. А пока будьте здоровы,- с этими словами Ларька заиграл на гармошке, запел песню, пошел по улице.
Это было в 1894 году в половине августа месяца.
Сенокос был закончен, рожь сжата и свезена на тока. Шел обмолот и озимый сев ржи. Травы в лугах обставились, и если пока скот пасли по стерне (по жнивью) то скоро пасти будет негде, а в луга дороги по-прежнему нет.
В первых числах сентября в деревнях Арефино и Вакурино бывал, да по традиции бывает и сейчас престольный праздник «Грузинская». В селе Великово в этот день собиралась большая торговая ярмарка.
Князь Вадбольский, как прихожанин Великовской Церкви во имя Грузинской Божьей Матери, тоже праздновал этот праздник. К нему съезжались гости, и уж если в каждой бедной крестьянской семье угощались, поздравляя друг друга с праздником, то уж, конечно, у князя тоже гости не мало бутылок опорожнили.
В полночь, когда разгулье поутихло, пламя огня взметнулось над усадьбой князя Вадбольского. Сам хозяин, его домочадцы и гости выскакивали из горящего дома в одном белье. Один из работников с похмелья с трудом выгнал скот и лошадей из загоревшихся двора и конюшни. Тушить пожар было нечем, да и некому. Из Арефина прибежали некоторые потрезвее, посмотрели, черт с тобой, гори, и ушли обратно досылать с похмелья. Сгорело все дотла.
Строить новую усадьбу Вадбольский не стал. Собрал имущество, что осталось от пожара, и переехал жить в город Владимир. Скот перегнал в свое Гаврило-посадское поместье, а лес и землю продал купцу Пахомову, который на стал ссориться с мужиками и разрешил им проезд и прогон скота в луга через «Бардино».
Приезжали в деревню и становой пристав с урядником допрашивали мужиков на счет пожара, спрашивали и про Лариона Вихрева не видел ли его кто около этого времени в деревне или в округе, но ничего не добившись уехали.
Вскоре после пожара и отъезда Вадбольского появился в родной деревне и Ларион Вихрев. При встрече с односельчанами он лукаво посмеиваясь говорил:
- Ну, вот и судному делу с князем конец. Выкурился. Видите, как все обернулось. Это его бог наказал за жадность. Господь рассудил и госпошлины не потребовал.
А мужики тоже себе на уме, поддакивали:
- Правда, Ларион, слава тебе господи. Разрешился наш спор.
И, отвернувшись, тихонько бурчали себе в бороды:
- Господь рассудил - это верно, только этот бог что-то на Ларьку смахивает. Спасибо ему. Выкурил князя.
Ларион Вихрев в старости ослеп и был принят обществом крестьян д. Арефино по решению схода на полное иждивение. Ему была откуплена квартира у крестьянина Варгасова В. А. и обеспечено питание до смерти. Умер он в 1915 г. [1]

Арефино «при рч. Тальше и колодцах. Расстояние от уездного города – 20 вер., от станов. квартиры – 33 вер. Число дворов - 64. Число жителей – 180 м.п., 202 ж.п.» (Список населенных мест по сведениям 1859 года. Т. 6: Владимирская губерния).
В XIX — первой четверти XX века деревня входила в состав Вознесенской волости Ковровского уезда.
Крестьянин дер. Арефиной Сухарев Дмитрий Иванович имел кузницу. В 1915 г. не работала.

Ткацкое дело

Очевидно, некоторым толчком к развитию ткацкого дела явился и указ царицы Екатерины II изданный в 1775 году под влиянием только что подавленного крестьянского восстания под руководством Е. Пугачева. Этот указ гласил: « Дозволять всем и каждому заводить всякого рода станы и производить на них всевозможные рукоделия, не требуя на то уже моего дозволения от высшего или нижнего места». Немаловажную роль в развитие ткачества в нашей местности играла близость текстильного центра русской земли Иваново-Вознесенска, который находился всего в 60 км. К северу и где к концу XVIII века совершался переход от льно-полотняного производства к хлопчатобумажному и набивному. Через раздаточные конторы, находящиеся при отдельных заведениях, хлопчатобумажная пряжа стала раздаваться для тканья крестьянам Иваново-Вознесенска и окрестных деревень.
Шестидесятиверстный путь видимо не являлся препятствием для связи наших предприимчивых родичей с ситцевым каскадом, тем более что в 3-5 км. Через село Яковлево пролегал оживленный почтовый тракт Иваново - Ковров. Деревня Арефино среди окружающих ее деревень - довольно крупный населенный пункт.
В 1861 году после освобождения крестьянства от крепостной зависимости по Уставной грамоте в Арефине числилось 58 дворов с населением 370 человек:180 душ мужского пола, женщин 169, оставшихся солдат и солдаток 21 человек.
Первые прядильные производства размещались в крестьянских избах-светелках. Так во второй половине XIX века возникли светелки в деревнях Арефино, Вахромеево и Тынцах.
Главным мануфактурщиком в Арефино здесь был зажиточный крестьянин Фолифоров. Он имел ткацкую светелку на 32 ручных стана, а в подвальном помещении его большого дома были замещены подсобные цеха: шпульный, сновальный, кроилка и красильная. На постоянной работе у Фолифорова было занято до 50 ткачей, сновалей, моталей и др. подсобных рабочих. Кроме того он раздавал примерно стольким же работу на дом. За 14 часовой рабочий день (таков был тогда распорядок работы при производительности каждого ручного станка) 12 аршин (около 8 метров ткани) только мануфактура Фолифорова ежедневно производила до 650 метров ткани.
Помимо же в деревне было еще пять ткацких светелок у крестьян: Чурина, Марова, Сухарева и Варгасова каждая по 10-15 станов. В общей сложности в деревне вырабатывалось около тысячи метров всевозможных тканей. Основным видом ткани был так называемый «карсет» - это одежная ткань на хлопчатобумажной основе с утоком из вигоневой шерсти. Частично вырабатывались ткани под названием «тоальденор», «нанка», «китайка», «пестрядь», «крашенина», сукно из грубой овечьей шерсти и даже шили скатерти, шарфы. Такие же светелки и другие мануфактуры имелись и в других крупных селениях: в д. Вахромеево у Кочетковых, в Тынцах у Борисовых и Ремезовых, в Усолье у Зарезова и Манахова, в Ряхове у Чижова и Швецова. Причем некоторые сохранились до конца XIX века.
В 1894 г. избран заведующим военно-конским участком с. Меховицы – крестьянин дер. Арефиной Михаил Елпидифоров Фолифоров.

Сбыт вырабатываемой продукции, в частности, мануфактурщиком Фолифоровым из д. Арефино, заведения которого вырабатывали до 4000 кусков ткани в год, производился в Тамбовской и Саратовской губерниях, на Нижегородской (Макарьевской) ярмарке, куда товар направлялся гужевыми обозами по 4-5 подвод. Само собой разумеется, что между всеми этими мануфактурщиками царила разнузданная конкуренция и за рынки сбыта, и за квалифицированную рабочую силу, обман и жульничество в сношениях между собой. Например, Вахромеевский мануфактурщик Кочетков Анисим в конце 1886 года попросил у арефинского Фолифорова взаймы 3000 рублей с выплатой 20 процентов годовых, и Фолифоров, польстившись на высокий процент, одолжил эту сумму. Шутка ли, получить за год 600 руб. процентов без всякого к тому труда.
Летом 1889 года в деревне Арефино случился пожар, загорелось как раз у Фолифорова, дом его сгорел начисто, да к тому же сгорели еще около 30 домов. Долговая расписка, хранившаяся за божницей у Фолифорова сгорела и за отсутствием доказательств Кочетков долг и проценты Фолифорову не уплатил (Об этом случае написано в повести писателя Солоухина «Владимирские проселки»). [2]
Освободившись от такого крупного конкурента, как Фолифоровы, Вахромеевские мануфактурщики Кочетковы, тынцовские Борисовы и Ремизовы и другие богатеть стали еще быстрее и пошли в гору.

В 1910 году один из лежнёвских промышленников некто Гусев, имея кругленький капитал, решил построить ткацкую фабрику. Выбор пал на д. Арефино, где он присмотрел великолепное, по его мнению, место для фабрики - урочище «Борок» на крутом берегу реки Тальши. Площадь этого урочища - двенадцать десятин, и находилось оно в одной версте от д. Арефино. К востоку от урочища в полутора верстах расположено большое село Яковлево, а к югу в одной версте - большая деревня Ручкино. Во всех этих трёх населённых пунктах находилось более трёхсот дворов, так что рабочей силой фабрика обеспечена была бы полностью.
Кроме того, в непосредственной близости по обе стороны Борка в пойме реки Тальши расположились два болота - Овсеево и Корзинкино, общей площадью более 25 десятин, которые принадлежали в то время помещице Рачинской. Она проживала в Смоленской области, и купить их - не являлось проблемой. Эти болота богаты торфом и при их осушении и разработке торфяным топливом фабрика будет обеспечена на многие годы.
Гусев предложил арефинским крестьянам продать ему Борок под постройку фабрики, и они с радостью согласились, потому что супесчаные и подзолистые поля не отличались плодородием, и чтобы прожить приходилось уходить работать на сторону в пастухи, плотничать или на промышленные предприятия на многие версты от родной деревни, от семьи, даже небольшой.
В то время фабрика О. Кочеткова находилась в пяти верстах, а тут работа постоянная под боком, в одной версте.
Договорились о цене - двадцать рублей за десятину, составили купчую крепость. Но утверждение купчей у нотариуса задержалось, так как нотариальная контора потребовала приложить к купчей крепости разрешение на продажу этого участка от губернского присутствия по крестьянским делам и Московской сохранной казны. Земля эта была надельная от помещика, а выкупные платежи еще не погашены, а так как последний срок уплаты их наступит в 1913 году, то для ее продажи нужно было или уплатить выкупные платежи досрочно или купить такой же по площади участок.
Промышленник Гусев нашел выход из этого положения и мужикам посоветовал:
- Я вам сейчас уплачу деньги, как договорились, за эту землю, а вы начните выкупать платежи досрочно и препятствия со стороны Губернского присутствия и Сохранной казны не будет. Справки вы получите, и наша купчая крепость будет нотариально заверена.
Так и сделали. На все это потребовалось какое-то время, а когда все утряслось, и купчая была утверждена, промышленник Гусев мужикам заявил:
- Я извиняюсь перед вами мужички, но строить фабрику не буду, так как на днях купил на выгодных условиях готовое предприятие! Земля, купленная у вас мне по существу не нужна, не под руками, поищите мне на нее покупателя, я продам ее за ту же цену, что купил и у вас. Сами вы за нее мне деньги не вернете, так как они вами уже истрачены.
Крестьяне решили немедленно послать нарочного к тынцовским фабрикантам братьям Ремезовым, которые, имея к тому времени фабрику в д. Балмышево, решили разделиться и построить другую фабрику. Для чего и подыскивали для ее постройки место. Мужики наказали нарочному им передать, что участок Борок Гусев им продает, он ему не нужен.
На сельском сходе в тот же день присутствовал Михаил Фолифоров, местный богатей, торговец тканями и владелец кирпичного завода производительностью в несколько сот тысяч кирпича в год.
Он сам готовился построить фабрику в ближайшее время. Для этого и кирпичный завод оборудовал на западной окраине деревни, купив до этого за три ведра вина небольшой, но богатый глиной участок. Сам он не мог еще перекупить Борок у Гусева, не хватало еще денег. Но он довольный тем, что его конкурент Гусев отпал, Фолифоров решил не допустить до постройки фабрики в Арефине и другого вероятного конкурента Ремезова. Тем же вечером после отъезда Гусева, тайком, отправился к фабриканту Кочеткову и ему посоветовал:
- Езжай, Онисим Мартьянович, немедленно в Лежнёво к Гусеву, ты его знаешь, и перекупи у него арефинский Борок, он ему теперь не нужен - купил готовую фабрику. Наши мужики завтра сообщат об этом Ремезовым и они, купив этот участок, сами построят на этом месте фабрику, и ты лишишься рабочих из Арефина, Ручкина, Яковлева и из других близких деревень. С рабочей силой будет у тебя туговато.
Кочетков О.М. выслушал его и сказал:
- Спасибо, - и крикнул своему конюху-кучеру, - Дмитрий, запрягай немедленно лошадей. Нам нужно до утра попасть в Лежнёво.
Утром следующего дня он купил у Гусева этот участок, внес за него наличными и тут же оформил купчую.
В тот же день Ремизов И.Н., узнав от нарочного из Арефина о возможности покупки участка для строительства фабрики, тоже поехал в Лежнёво, но опоздал. Покупку перехватил Кочетков. А Ремезов построил в 1912 году фабрику в д. Ступино, купив у ступинских мужиков на берегу реки Секши участок земли в четыре десятины.
Арефинские крестьяне, узнав от кочетовского кучера своего односельчанина Реброва Дмитрия Федоровича о зловредной проделке живоглота Фолифорова, затаили на него обиду.
Через неделю его кирпичный завод был подожжен и сгорел дотла. А сам Фолифоров, уже семидесятилетний старик, бежавши на пожар, получил заворот кишок и умер.
«На Борке вот уже восемь лет расположена совхозная пасека, на которой около ста пчелосемей, и рабочие совхоза ежегодно, после окончания весенних полевых работ на этом красивом природном урочище проводят совхозный праздник «Березка» (Декабрь 1972 г.). [1]

В деревне Арефино первым председателем сельского Совета, принявшим печать и дела от последнего старосты Фолифорова Василия, был крестьянин Лапшин Трофим Сергеевич, а председателем комитета бедноты Глебов Никита Платонович. [1]

В начале 20-х годов ХХ века комбеды были упразднены, а сельские Советы укрупнены (районированы) из нескольких населенных пунктов. Так, например, были созданы Щекинский райсельсовет в составе: Арефино, Щекино, Старо-Никольский погост; Вахромеевский в составе - Вахромеево, Колосове, п. Новое Харламове и Фабричные дома; Ручкинский в составе - Ручкино, Вакурино и Харламово, Великово. [1]
В составе Тынцовской волости.
В январе 1929 года была образована Ивановская промышленная область в составе 2-х округов Владимирского и Александровского. Упразднены уезды и волости, а вместо них учреждены районы, а в июне укрупнены сельские советы с подчинением их непосредственно районным Советам. С 1929 года деревня являлась центром Арефинского сельсовета Ковровского района.
В сентябре 1929 года организован Арефинский колхоз «Новый путь», к весне 1930 года получил значительную поддержку сортовыми семенами, машинами, строительными материалами и опытом ведения сельскохозяйственного производства в условиях коллективного хозяйства.
К тому времени в хозяйстве начали поступать тракторы марки «Фордзон-Путиловец» и сложные сельскохозяйственные машины. В совхозе появилась новая профессия - трактористы-механизаторы. Первыми из них были Горшунов С.Ф., Тигрова М.Г., Яковлев А.И., Хахин В.И. В 1930 году совхоз укрупняется. Ему передается хозяйство бывшего Дмитриевского женского монастыря (ныне поселок Придорожный), часть земель пролетаризированных хозяйств селений Балмышево, Каменово, Эдемское и Верещагино. Передан был совхозу и сенокосный участок 17 гектаров под названием «Дудоровская» из землепользования д. Арефино.
Земельная площадь совхоза увеличилась до 1769 гектаров, в том числе пашни 600 га. сенокосов 210. перелоге, выгоны и залежи - 203 га., при чем сенокосные угодья увеличились главным образом за счет лугов в Клязьменской пойме.
Центр совхоза переместился в Дмитриевский монастырь. В период второй половины тридцатых годов и до 1944 года (около 10 лет) несменяемым директором совхоза был тов. Дудоров Дмитрий Анфимович, бывший заведующий животноводчеством колхоза «Новый путь» д. Арефино.
Дальнейшее развитие хозяйства шло по неуклонному пути совершенствования производства. Путь пройден большой, его передавали из одного ведомства в другое. В начале тридцатых годов он был на правах отделения совхоза «Гигант» Ковровского района, потом опять стал самостоятельным совхозом.
10 февраля 1940 года был образован новый Камешковский район с центром в пос. Камешково.
С 1940 года — в составе Вахромеевского сельсовета Камешковского района.
В период Великой отечественной войны 1941-45 гг. передавался, как подсобное хозяйство Мытищинскому номерному заводу и после войны включен в ведомство министерства сельского хозяйства.
На 1-е января 1953 года совхоз имел на 1013 гектаров сельскохозяйственных угодий, крупного рогатого скота 260 голов, в том числе коров -100, свиней - 481 гол., овец -115 гол., птицы 1084 гол., лошадей - 53 гол., и 28 пчелосемей. В переводе на условную голову на 100 га сельскохозяйственных угодий приходилось более 35 условных голов.
Средства механизации составляли: тракторов - 8 (в переводе на условные единицы) – 15, комбайнов «Коммунар» - 1, молотилок МК-1100 - 1, жаток-самосбросок - 5, автомашин – 4. Много других сельскохозяйственных машин и всевозможной техники.
Таким он оставался и до начала реорганизации колхозов в совхозы. В 1958 году хозяйство укрупнилось за счет Тынцовского, Вахромеевского и Арефинского колхозов, ему же было и передано агрономическое подсобное хозяйство фабрики им. Свердлова, а в 1959 году были реорганизованы и присоединены к совхозу колхозы Серебровский, Брызгаловский и Каменовский.
Совхоз стал иметь всей земли - 16947 гектаров, в том числе, пашни - 6696 гектаров, сенокосов - 2305 га, выгонов и пастбищ - 1975 га.
Площадь сельхозугодий совхоза увеличились в 11 раз, а производственные фонды совхоза на 1 января 1960 года составляли около 2-х миллионов рублей, в том числа, средств механизации - 570 тыс. руб., построек производственного назначения - 750 тыс. руб., жилой и культурно-бытовой фонд - 300 тыс. руб. с оборотным фондом - 550 тыс. руб.
Размеры хозяйства стали так велики, что оно стало трудноуправляемым, и в 1964 году было проведено разукрупнение совхоза. Из него выделилось самостоятельное хозяйство - совхоз «Камешковский».
Центром совхоза «Великово» стало с. Великово, переименованное в 1964 году в пос. Краснознаменский. Директором совхоза «Великово» назначен Щетинкин Вл. Ив., секретарем парткома КПСС избран Лапшин Ст. Дм. и председателем рабочкома - Рогов Дм. Ст.
Много было всего в жизни и деятельности совхоза «Великово», были успехи, были и неудачи, и это вполне закономерно. Наша страна первая в мире открыла новую эру в жизни людей, мы были первыми, нам не у кого было учиться, не с кого брать пример, и несмотря на то, что в хозяйстве совхоза имеется еще очень много серьезных недостатков, но все, что достигнуто, если его рассматривать на фоне пройденного пути, является грандиозным.
В новых границах совхоз «Великово» стал иметь всей земли 7820 гектаров, в том числе: пашни - 3139 га, сенокосов - 1140 га, выгонов и пастбищ - 660 га.
На начало 1966 года (8-й пятилетки) производственные фонды составили 725 тыс. руб., кроме фонда жилищно-бытового назначения.
За 2 года (1966-1967) производственные фонды существенно изменились в сторону увеличения и выросли на 23%. Выручка от реализации возросла на 39%, средняя урожайность зерновых повысилась на 4,8 центнера с 1 га до 8,2 центнера, или на 70%, валовый сбор зерна возрос на 59%, надой на фуражную корову повысился на 23% и достиг в 1967 году 2381 килограмм, себестоимость молока снизилась на 30%, мяса - на 33%. Возросла производительность труда по производству молока на 25%, производству мяса - на 18%, зерна - на 15% и картофеля - на 24%.
Совхоз ряд лет являлся убыточным, но все же за 2 года (до 1968 года) убытки снижены в 3 раза. [1]

С 2005 года — в составе Вахромеевского муниципального образования.
Численность населения: в 1859 г. - 382 чел. (64 двора), в 1905 г. - 549 чел. (76 дворов), в 1926 г. - 714 чел. (138 дворов), в 2002 г. - 39 чел., в 2010 г. – 38 чел.
ООО "Вариант" зарегистрирована 21 декабря 2010 г. Руководитель организации: директор Тумасьев Сергей Анатольевич. Юридический адрес: деревня Арефино, 14. Основным видом деятельности является «Прочая деятельность по организации отдыха и развлечений». Организация ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ВАРИАНТ" реорганизована 9 сентября 2013 г. Правопреемник: ООО "УК Столица", город Москва.
ООО "СД-Техника" (ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "СТРОИТЕЛЬНО-ДОРОЖНАЯ-ТЕХНИКА" ) зарегистрирована 29 ноября 2002 г. Руководитель организации: директор Резнов Андрей Федорович. Юридический адрес: деревня Арефино, 14. Основным видом деятельности является «Торговля оптовая эксплуатационными материалами и принадлежностями машин».


Дома в дер. Арефино. Фото Дмитрия Шумилова

Топонимы

Возьмем для примера наши арефинские поля. Они входят в восьмипольный севооборот комплексной бригады совхоза «Великово», из них 2 поля бывшей д. Щекино и 6 полей д. Арефино.
В поле № 3 простирающимся вдоль дороги в д. Семенигино у крестьян были по 3 полосы и начиная от деревни назывались:
- «плетневые» - начинались от изгородей, огораживающих приусадебные участки,
- «прудовые» - в центре их был пруд для водопоя скота,
- «задние» - к лесу, в конце поля.
Поле № 4 по дороге к долгому камню - по 4 полосы:
- «репные» - где, видимо, сеяли репу,
- «подгорные»,
- «на горе»,
- «ягнятницы».
Поле № 5 за перелеском к лесу по 3 полосы:
- «боковые» - левый бок,
- «узкие» - в середине,

- «клинья» - к оврагу Гридянино.
Северный угол землепользования по 3 полосы:
- Оселок - на месте, где когда-то была деревня Хреново,
- Долгие за оврагом,
- ширинки в овраге.
Северо-восточная часть землепользования по дороге в деревни Афанасово, Фердечаково и Ефимовку:
- подлипные,
- подберезные - напротив деревни,
- ширинки Яковлевские - по дороге к с. Яковлево.
Восточная часть землепользования:
- загуменные - непосредственно за усадьбами, гумнами,
- Клинья - к лесу Борок,
- Борковские ширинки - по дороге в лесную дачу Борок.
Поле № 8 - южная часть землепользования:
- загуменные 2-е,
- марушкинские - по дороге в д. Ручкино,
- хрящевые - в центре поля,
- узкие - крайние к пойме речки Тальши,
- капустник - небольшие полоски непосредственно у реки.
Как из этого видно, у каждого крестьянина было по 23 полоски, и каждая имела свое название по тому или иному признаку. «Репные» и «капустник» - по хозяйственному, «Оселок» - по историческому, «подлипные» и «подберезные» - природному, «подгорные» и «нагоре» - по топографическому, «клинья» - по геометрическому и т.д.
Луговые и сенокосные земли тоже имеют свои названия по участкам и пожням.
Сенокосный участок по левому берегу Тальши вблизь по реке от границы бывших владений д. Вакурино, на площади около 30 гектаров называется «Вавейков луг» по имени бывшего крепостника-феодала, опричника царя Ивана (Грозного) князя Вавейкова.
Далее вниз по Тальше, по тому же берегу идут пожни: Старый мост, Черный пень, Ворониха, Капустник, а на правом берегу, напротив - Стрелки.
Тут Тальша делает крутую извилину вправо, участок сенокоса в этой извилине назван Крюк, далее - Власенкова, Фалина, болото площадью около 13 га, поросшее лесом - Овсеево, далее Кругленькая, под кручей, Сабенина, Болото Коряжкино и пожня «подвалок» и тут - устье. Тальша впадает в реку Уводь - граница Ивановской области. Напротив пожней Кругленькая и Кручей на правом берегу - пожня «Горшкова».
Есть пожни в дальних лугах на Клязьме, в горкинской пойме, два сенокосных участка - «Пронино» и «Буторов чертеж» на реке Уводи пожня «Овсянниково».
На правом берегу Тальши при впадении в нее реки Секши, сенокосный участок около 5 га называется «Дуда».
На «Вавейковом лугу» некоторые участки имеют еще свои названия «Дорожная», «Овечий мыс», Кочеватиха.
Этими топонимами широко пользуются и сейчас (1960-е годы), так как пожни не имеют никаких номеров, и бригадир, давая наряды рабочим и трактористам, говорил: «Пойдете коситъ в «Крюк» или в «Ворониху». Поезжайте за сеном в «Овсянниково» или в «Буторов чертеж».
Имели свои названия и лесные угодья, переименованные теперь в кварталы за номерами. Квартал № 27 Новкинского лесничества, расположенный между деревнями Арефино и Вакурино называется «Бардино», а северная его часть до дороги Арефино-Щекино-«Жары». В дореволюционный период «Бардино» принадлежало купцам Швецову и Пахомову, а «Жары» - помещику Рачинскому, ему же принадлежал и участок леса северной дороги Арефино-Щекино, около 80 га под названием «Студенец», а далее около 30 га принадлежало попам Старо-Никольского погоста под названием «Мокушино», сейчас лес совхоза «Великово».
К северу от дороги д. Арефино-Семенигино, вплоть до границы Ивановской области расположены кварталы № 12 и № 13 Новкинского лесничества, ранее принадлежавшие обществу крестьян дер. Арефино на правах купчей крепости, приобретенные в конце XIX века у ковровских промышленников-купцов Першина, Трундина и Тюмина. Площадь их - около 400 десятин, и отдельные участки имели каждый свое название, но под общим наименованием «Роща».
Южная часть квартала № 12 от поля до Беляевского оврага, пересекающего по диагонали с севера на юг весь квартал, называлась «Перекрестье». Здесь пересекались летние колесные дороги от Старо-Никольского погоста до с. Яковлево, из д. Щекино в д.Фердечаково, летние дороги из Семенигино в Арефино и с. Яковлево, почему и получил такое название. Этот участок леса, часть его вдающаяся прямоугольником около 30 гектар в поля д. Арефино называется «Абрамов горопень», а северная часть за оврагом «Пеньки». В центре квартала на Беляевском овраге в конце XIX века силами общества крестьян дер. Арефино, после покупки у купцов этого леса, сооружена плотина и создано искусственное водохранилище площадью около 2- х гектаров, которое существует и сейчас под названием «Долгий камень». В полукилометре имеется болото под названием «Ушинино» и на северной границе болото - «Трусово». Небольшой, около 15 гектаров участок к югу от «Долгого камня» называется «Каренков куст».
За большой просекой, рассекающей «Рощу», расположен 13-й квартал, простирающийся до границ Савинского лесничества Ивановской области. Его рассекает дорога из д. Арефино в д. Афонасово Савинского района. Южная часть квартала по левую сторону дороги зовется «Старый горопень» и дальше к северу - «Гардинские сечи». По правую сторону дороги, с юга на север идут участки «Шиповник», «Глухая поляна». В квартале Савинского лесничества по соседству с 13-м кварталом Новкинского лесничества находятся дачи: к северу - «Государева», к югу - «Рамен», а за ними вплоть до реки Уводь - «Заугол». Этими названиями пока пользуются частично, особенно люди старшего поколения, идя в лес по грибы, по ягоды или по другим каким-либо надобностям. Со временем они забудутся совсем и останутся только на страницах настоящих записок (4 Апреля 1973 года). [1]


Памятник погибшим в ВОВ в д. Арефине. Фото Дмитрия Шумилова

Жители д. Арефино, погибшие на фронтах в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов:
БУЙДИНОВ Михаил Павлович (1906 - февр. 1942),
ВАРГАСОВ Василий Андреевич (1901 - февр. 1942),
ВАРГАСОВ Николай Петрович (? - авг. 1942),
ВАРГАСОВ Петр Андреевич (1900 - май 1942),
ГЛЕБОВ Иван Никитович (? - ноябрь 1943),
ГОЛЕНКОВ Василий Прокофьевич (? - февр. 1944),
ДЕМИДОВ Алексей Евстигнеевич (? - 2 авг. 1941),
ДЕМИДОВ Андрей Евсеевич (1915 - 18 дек. 1942),
ДЕМИДОВ Иван Евсеевич (1901 - 28 авг. 1943),
ДУДАРЕВ Михаил Кузьмич (1913 - 6 сент. 1944),
ЕВСЕЕВ Алексей Корнилович (1901 - март 1942),
ЕВСЕЕВ Владимир Михайлович (1902 - дек. 1942),
ЕВСЕЕВ Иван Михайлович (1905 - 19 сент. 1942),
ЕВСТРОПОВ Иван Михайлович (1918 - 20 авг. 1945),
ЗАРЕЗОВ Василий Иванович (1901 - февр. 1942),
ИГОШИН Виктор Николаевич (1925 - 17 дек. 1944),
КАЛАШНИКОВ Василий Иванович (1898 - 19 сент. 1942),
КАЛАШНИКОВ Леонид Васильевич (1925 - 2 марта 1944),
КАПИТОВ Александр Андреевич (1924 - сент. 1943),
КИРИЛЛОВ Алексей Иванович (1918 - июль 1941),
КИРИЛЛОВ Анатолий Иванович (1911 - 3 марта 1943),
КИРИЛЛОВ Михаил Иванович (1922 - 19 июля 1942),
КИРИЛЛОВ Тихон Васильевич (1894 - авг. 1944),
КИСЛОВ Василий Григорьевич (1912 - июль 1942),
КИСЛОВ Василий Степанович (1914 - июль 1941),
КИСЛОВ Николай Степанович (1923 - 30 мая 1943),
КОВШОВ Алексей Илларионович (1900 - 9 июля 1943),
КОВШОВ Григорий Васильевич (1919 - 2 окт. 1941),
КОЧЕТКОВ Владимир Захарович (1918 - февр. 1942),
КРАЙНОВ Александр Евстигнеевич (1903 - 6 ноября 1943),
КРЯЖЕВ Константин Архипович (1925 - 24 марта 1945),
ЛАПШИН Григорий Дмитриевич (1900 - 10 марта 1942),
ЛАПШИН Иван Павлович (1906 - дек. 1941),
ЛЕОНТЬЕВ Василий Степанович (1904 - дек. 1941),
ЛЕОНТЬЕВ Иван Степанович (1900 - 1941),
ЛЬВОВ Михаил Лукич (1898 - 15 июля 1942),
МАКАРОВ Василий Гурьянович (1923 - 23 янв. 1943),
МАКАРОВ Гурий Афанасьевич (? - 8 окт. 1942),
МАКАРОВ Иван Константинович (1921 - 9 июня 1944),
МАКАРОВ Иван Петрович (1915 - 2 сент. 1941),
МАКАРОВ Николай Петрович (1926 - 23 дек. 1944),
МАКАРОВ Петр Максимович (1893 - 24 дек. 1944),
МАКАРОВ Тимофей Максимович (1899 - май 1942),
ПАНОВ Александр Сергеевич (1908 - февр. 1942),
ПАНОВ Владимир Сергеевич (1921 - сент. 1941),
ПИЧУГИН Василий Иванович (1918 - 29 окт. 1941),
РЕБРОВ Виктор Георгиевич (? - 22 августа 1941),
РЕБРОВ Леонид Алексеевич (1910 - июль 1941),
РЕБРОВ Михаил Павлович (1923 - 10 авг. 1942),
РЕБРОВ Никанор Иосифович (1908 - июль 1941),
РЕБРОВ Федор Иосифович (1906 - 10 сент. 1942),
РЕБРОВ Яков Васильевич (1898 - 23 сент. 1942),
СУХАРЕВ Александр Васильевич (1902 - окт. 1941),
СУХАРЕВ Александр Степанович (1912 - февр. 1942),
СУХАРЕВ Михаил Васильевич (1910 - дек. 1942),
ТИТОВ Александр Яковлевич (1912 - янв. 1943),
ТИТОВ Василий Иванович (1911 - дек. 1941),
ТИТОВ Иван Андреевич (1922 - окт. 1941),
ТИТОВ Павел Иванович (1909 - 4 ноября 1942),
ТИТОВ Тимофей Иванович (1922 - дек. 1941),
ТИТОВ Федор Митрофанович (1915 - 6 мая 1943),
ФОЛИФОРОВ Александр Павлович (1922 - 4 авг. 1942),
ХОХУЛИН Алексей Кузьмич (1922 - 6 июня 1944),
ШУБИН Сергей Тимофеевич (1913 - июль 1941). [3]


Памятник погибшим в ВОВ в д. Арефине. Фото Геннадия Халтурина

Часовня в дер. Арефино. Фото Геннадия Халтурина.

Деревянная часовня в дер. Арефино построена приблизительно между 2007 и 2009 годами.

Источники:
1. Степан Лапшин. Рассказы, воспоминания, были и описания о далеком прошлом и настоящем нашего края.
2. Газета «Знамя» 5 апреля 2013 года. Подготовил А. Александров.
3. С верой в победу. Книга памяти муниципального образования Вахромеевское о воинах, погибших и пропавших без вести в ВОВ. Камешково - 2016
Деревня Вахромеево
Деревня Колосово
Дер. Ефимовка

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Камешково | Добавил: Николай (20.01.2019)
Просмотров: 102 | Теги: Камешковский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика