Главная
Регистрация
Вход
Вторник
05.07.2022
09:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1473]
Суздаль [444]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [475]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [12]
Собинка [139]
Юрьев [246]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [167]
Гусь [186]
Вязники [339]
Камешково [113]
Ковров [422]
Гороховец [128]
Александров [287]
Переславль [115]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [66]
Селиваново [44]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [117]
Писатели и поэты [176]
Промышленность [127]
Учебные заведения [147]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [62]
Муромские поэты [6]
художники [48]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2166]
архитекторы [10]
краеведение [64]
Отечественная война [266]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [37]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 24
Пользователей: 1
svetafal4leeva
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Ковровский Инструментальный завод № 2 имени К.О. Киркижа

Ковровский Инструментальный завод

К началу XX в. в России работали три крупных оружейных завода: в Туле, Сестрорецке (оба основаны в начале XVIII в., в эпоху Петра I) и Ижевске (основан в начале XIX в.). Но слабым местом в военной промышленности Российской империи в канун Первой мировой войны оказалось производство автоматического оружия. В этой сфере Россия отставала не только от крупных военных и промышленных держав - своих союзников Великобритании, Франции, США, и главного противника - Германии, но и от ряда менее значительных государств, даже от небольшой Дании. Одной из причин были явные просчеты высшего государственного руководства. Создание первых образцов автоматического оружия шло в значительной мере благодаря энтузиазму самих конструкторов. А император Николай II высказался против введения в армии автоматической винтовки В.Г. Федорова, поскольку для нее потребуется слишком много патронов.
В результате к началу Первой мировой войны на Сестрорецком оружейном заводе так и не успели изготовить даже небольшую первую партию винтовок Федорова. Тульский оружейный завод по лицензии английской фирмы «Виккерс» выпускал в апреле – июне 1914 г. по 48 пулеметов системы Максима в месяц, в июле - 32 пулемета. Как показал ход начавшейся войны, это количество было просто крохотным. Перед войной Главное управление Генерального штаба оценивало общую потребность в пулеметах примерно в 5000 штук к началу 1915 г. (реально в России к июлю 1914 г. было 4167). В мае 1915 г. ежемесячная потребность оценивалась в 600 пулеметов, в сентябре - более 2000 пулеметов в месяц. А в Туле только к июлю 1916 г. объем производства был доведен до 1000 пулеметов в месяц.
Реальная помощь от союзников по Антанте тоже оказалась невелика: либо переговоры заходили в тупик, либо срывались сроки выполнения уже заключенных контрактов. Фирма «Виккерс» (Великобритания) должна была к концу 1916 г. поставить в Россию 10 000 пулеметов, получено лишь 128; из Франции из заказанных 4800 ружей- пулеметов Шоша получено 500.
Становилась ясной необходимость создания собственного предприятия, специализирующегося на производстве пулеметов. Наиболее серьезным оказался вариант сотрудничества с Датским оружейным синдикатом, который на своем заводе в Копенгагене выпускал ружья-пулеметы (по современной терминологии - ручные пулеметы) системы Мадсена (эти пулеметы впервые были закуплены для русской армии во время русско-японской войны). Первые предложения от датчан поступили в Россию в октябре 1915 г., а 6 января 1916 г. (здесь и далее - даты по старому стилю) петроградский купец 1-й гильдии Д.Л. Лурье подал новое предложение в ГАУ - о постройке в России пулеметного завода для выпуска пулеметов Мадсена. На переговорах в Петрограде с участием делегации Датского оружейного синдиката было определено место для постройки завода - город Ковров Владимирской губернии.
С этого времени (конец зимы - весна 1916 г.) параллельно шли согласование юридически-правовых и финансовых вопросов в высших органах государственной власти, оформление соответствующих документов в Коврове и практические работы по подготовке и началу строительства завода.
В июне - начале июля 1916 г. вопрос о российско-датском проекте и строительстве завода в Коврове дважды обсуждался в Петрограде на заседаниях Особого Совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства (далее - Особое Совещание). Первый доклад подготовительной комиссии по артиллерийским вопросам «о заказе Датскому синдикату ружей-пулеметов» был заслушан 25 июня 1916 г., что зафиксировано в журнале № 83 Особого Совещания. Было отмечено, что в армии сильный спрос на ружья-пулеметы, однако были надежды на новый контракт с Англией и предложение датчан отклонили «ввиду чрезмерности запрошенной цены и отсутствия уверенности в скором выполнении заказа».
Однако на кону были большие деньги: общая сумма контракта оценивалась в 26 миллионов рублей. Инициаторы проекта заручились более серьезной поддержкой, и ровно через неделю, 2 июля заседание началось с того, что председатель Совещания, военный министр России, генерал от инфантерии Д.С. Шуваев сообщил, «что Верховное Командование признает крайне необходимым снабжение армии ружьями-пулеметами по образцу, предложенному Датским синдикатом». В журнале № 85 по итогам заседания 2 июля 1916 г. запротоколировано решение Особого Совещания «войти в Совет Министров с представлением о заказе Датскому оружейному синдикату 15 000 ружей-пулеметов Мадсена, с постройкой для их изготовления завода в России». Немаловажная деталь: в ходе обсуждения речь шла не только о необходимости снабжения армии ружьями-пулеметами, но и о фактически уже начавшейся (до окончательного утверждения всех документов) подготовке строительства завода. Сенатор Н.П. Гарин отметил, что «необходимое для производства оборудование уже имеется налицо, либо же закуплено; синдикат наметил место для возведения временных построек завода близ г. Коврова, Владимирской губернии». Это первое выявленное к настоящему времени упоминание о Коврове как месте постройки нового оружейного завода, сделанное в документах столь высокого государственного уровня.
Следует обратить внимание и на участника заседания, который первым сказал о Коврове как о будущем городе оружейников. Член Государственного Совета Николай Павлович Гарин в 1905 году был директором Департамента полиции, а ко времени описываемых событий в 1916 году - помощником военного министра, под его председательством проходил ряд заседаний Особого Совещания. Таким образом, у инициаторов проекта была достаточно серьезная поддержка в правительственных кругах.
Из документов, хранящихся в Государственном архиве Владимирской области, - «Дела о постройке ружейного и пулеметного завода в г. Коврове» Владимирского губернского правления видно, что датское акционерное общество «Синдикат» (Первое Русское Акционерное Общество пулеметных и ружейных заводов) получило под постройку завода в г. Коврове участок городской выгонной земли постановлениями Ковровской городской думы от 15 и 18 июля 1916 года. На своем чрезвычайном собрании 15 июля 1916 г. Ковровская городская дума не только постановила предоставить акционерному обществу участок земли под пулеметный завод, но и «ввиду спешности дела постройки завода, вызываемой обстоятельствами военного времени, впредь до утверждения настоящего постановления г. Министром внутренних дел, разрешить акционерному обществу временно занять указанный участок». Было лишь указано, что в случае неутверждения данного постановления на правительственном уровне «городское управление не несет перед обществом никакой гражданской ответственности в смысле платежа убытков и проч.». Таким образом, основные, наиболее существенные вопросы по выбору земельного участка и условиям его предоставления были решены в Коврове с местными органами власти и управления уже к середине июля 1916 г. - параллельно с обсуждением проекта Особым Совещанием и еще до начала его рассмотрения Советом министров.
В «Особом журнале Совета Министров» № 151 от 5 августа 1916 г. запротоколирована оценка перспектив развития завода после выполнения контракта с датчанами, которую дал на заседании правительства начальник Главного артиллерийского управления генерал-лейтенант А.А. Маниковский: «Что же касается последующей судьбы учреждаемого в Коврове завода, [...] этот завод, благодаря своему специальному оборудованию, легко может быть приспособлен для выделки любой системы автоматических винтовок, например изобретенной Генерал-Майором Федоровым».
В соответствии с решением Особого Совещания Совет министров Российской империи по представлению военного министерства на заседании 5 августа 1916 г. рассмотрел вопрос «О заказе датскому синдикату ружей-пулеметов системы Мадсена», детально проанализировав все правовые, финансовые, военно-стратегические и иные аспекты проблемы (не исключая и того обстоятельства, что ведущая роль принадлежала не российской, а иностранной фирме). В «Особом журнале Совета Министров» № 151 решено «предоставить Военному Министерству [... ] заключить надлежащий с датским синдикатом договор на поставку им 15.000 ружей-пулеметов системы Мадсена».
В этом документе также вполне определенно сказано, что фактически работы по созданию завода в Коврове к тому моменту (начало августа 1916 г.) уже начались: «Все таковые пулеметы подлежат изготовлению в России, на специально основываемом синдикатом в гор. Коврове заводе».
Губернская власть узнала о намеченном строительстве лишь после того, как уполномоченный Русского акционерного общества инженер-технолог Борис Львович Берхин обратился в Строительное отделение Владимирского губернского правления за разрешением постройки корпуса мастерских. 22 августа 1916 г. он прислал для поверки планы, чертежи и сметы, а также план местности, где предполагалось строительство. Только тогда были запрошены необходимые для выдачи разрешения сведения: у Ковровской городской управы - о местонахождении участка; о пожароопасных препятствиях - у полиции; об удобстве транспортного сообщения - от Управления Московско-Курской, Нижегородской и Муромской казенных железных дорог.
В августе 1916 г. Первое русское акционерное общество ружейных и пулеметных заводов заключило договор со строительной технической конторой инженера И.Н. Квиль (г. Петроград), было создано Ковровское отделение конторы И.Н. Квиль.
27 августа 1916 г. (эту дату принято считать днем рождения завода) Первым русским акционерным обществом ружейных и пулеметных заводов по инициативе и при участии Датского оружейного синдиката «Dansk Rekilriffel Syndikat» началось строительство первого производственного корпуса (большой корпус или корпус «А»). Одновременно из Копенгагена через Стокгольм и Балтийское море, а далее по железной дороге в Ковров были отправлены первые партии станков и оборудования для завода.

1 сентября Ковровское полицейское управление сообщило, что оно не имеет препятствий к постройке в пожарном отношении. 2 сентября ковровский городской голова В. Мытарев дал ответ, что завод строится вне черты города на городской выгонной земле, а 20 сентября свое согласие выразило железнодорожное ведомство.
28 октября 1916 г. доверенное лицо строителя Ковровского завода инженера И.Н. Квиля инженер С И. Оршанский направил в Строительное отделение дополнительные чертежи и расчеты железобетонных конструкций здания. После поверки чертежей младший инженер Строительного отделения Л. Шерер сообщил, что в техническом отношении препятствий к постройке не имеется, за исключением необходимости увеличить для железобетонных изделий запас прочности и провести после постройки испытание всех частей сооружения.

Император Николай II, которому был направлен «Особый журнал Совета Министров» № 151, поставил на нем «собственноручный Его Императорского Величества знак рассмотрения» в царской Ставке 8 сентября 1916 года.
9 сентября 1916 г. Совет министров по представлению Министерства торговли и промышленности рассмотрел вопрос «Об учреждении «Первого русского акционерного общества ружейных и пулеметных заводов» и в «Особом журнале» № 176 постановил разрешить учреждение общества «на основании составленного для него и исправленного» проекта устава.
В этом документе пофамильно названы все четыре учредителя акционерного общества: отставной генерал от артиллерии Гиппиус, купец 1-й гильдии Лурье и датские подданные Винтер и Иенсен.
Решение было направлено на утверждение Николаю II, и 9 октября 1916 г. в царской Ставке «собственною Его Императорского Величества рукою начертано: «Согласен».
Согласно параграфу 1 Устава акционерного общества, его основной целью было создание завода в городе Коврове: «Акционерное общество под наименованием: «Первое русское акционерное общество ружейных и пулеметных заводов», имеет целью учреждения устройство и экстоатацию в городе Коврове Владимирской губернии завода для изготовления всякого рода оружия [...] и приобретение, перепродажу и экстоатацию изобретений, связанных с военным делом».
18 ноября 1916 г. разрешение на постройку корпуса мастерских Пулеметного завода было выдано, однако строительство было начато ранее, так как 17 октября 1916 г. на строящийся ружейно-пулеметный завод в Коврове прибыли из Копенгагена для постановки машин датские подданные Андерсен Эскильд Вольмар Фрейкер Слив и Шауфус Ганс Готфрид Бишорд, чьи паспорта были явлены в Российском генеральном консульстве 11 октября 1916 года.
Поскольку шла война, власти уделяли особое внимание пресечению диверсионной деятельности неприятеля на военных заводах страны. 23 октября 1916 г. владимирский губернатор В.Н. Крейтон сообщал министру торговли и промышленности о том, что в пределах Владимирской губернии замечаются новые австрийские и германские подданные, которые поступают на заводы и фабрики, работающие на оборону, в качестве специалистов.
Обязанность по противопожарной охране военных заводов была возложена на губернаторов Высочайше утвержденным 6 августа 1916 г. постановлением Совета Министров, а 3 сентября МВД издало общие правила противопожарной безопасности на заводах. 12 декабря 1916 г. В.Н. Крейтон опубликовал обязательное постановление, которым предписывалось фабрикантам и заводчикам немедленно устроить на военных заводах пожарные гидранты, приобрести химические огнетушители, заменить деревянные потолки и лестницы на несгораемые. В помощь заводовладельцам из губернского правления посылались губернский архитектор, инженеры и техники. Контроль над реализацией мероприятий был передан особым комиссиям городских управ.
Меры по охране военных заводов от пожаров власти осуществляли вместе с мерами по охране от поджога или подрыва диверсантами. 27 ноября 1916 г. командующий войсками Московского военного округа генерал Мрозовский предписал губернатору и начальникам гарнизонов Владимирской губернии принять меры по охране на взрывчатых, снаряжательных и других заводах, ввиду сведений о готовности немцев их уничтожить путём пожара или взрывов, установить вокруг заводов охранную зону в 10 верст с целью исключить проникновение на заводы военнопленных и военнообязанных враждебных государств, а также проверить политическую благонадежность работающих на этих заводах и установить наблюдение за окрестными жителями.
Исполняя это распоряжение, губернатор В.Н. Крейтон 5 декабря 1916 г. телеграфировал генералу Мрозовскому: «предполагаю посетить лично заводы, имеющие особое значение для обороны: Кольчугина медно-прокатный Юрьевского уезда, Афанасьевский удушливых газов и снаряжательный Рдултовского Александровского уезда, пороховой Барановского Покровского уезда, строящийся пулеметный в Коврове, некоторые заводы Иванова и Шуи».
В документах Канцелярии владимирского губернатора сохранилась машинописная копия отчета В.Н. Крейтона о посещении им строящегося Ковровского пулеметного завода. Документ датирован 15 декабря 1916 года.
«Секретно.
Командующему войсками Московского военного округа.
Вследствие циркуляра Вашего Высокопревосходительства от 27 ноября с. г. за № 537 я посетил города Ковров и Вязники.
Из совещаний с Начальниками гарнизонов и Начальниками полиции выяснилось, что в этих пунктах негласное наблюдение за служащими, рабочими и окрестными жителями должно всецело лечь на чинов жандармской и общей полиции, участие же гарнизона желательно в двух отношениях. Во-первых, должна быть установлена прямая и непосредственная связь между конторой завода и гарнизоном для по возможности незамедлительного прибытия дежурной части в случае несчастия, пожара, взрыва или открытых беспорядков для охраны зданий, где сосредоточена главная работа на оборону. В обоих этих уездах находится ряд фабрик, на которых часть мастерских выделывает различные части снарядов. Охрану этих мастерских и желательно было бы возложить в случае необходимости на воинскую часть. Конечно эта мера применима только в местах нахождения гарнизона.
Вторая мера, на которой остановилось совещание, это учреждение должностей военных наблюдателей над каждым производством на оборону. Из состава господ офицеров гарнизона желательно избрать лиц вдумчивых и серьезных, коим необходимо предоставить право в любое время посещать производство и наблюдать за успешностью работ, за принятием мер в предупреждение посягательств на искусственную остановку работ и за порядком охраны изготовленных уже материалов. Обо всем замеченном военные наблюдатели могли бы сообщать начальнику гарнизона, который если потребуется по соглашению со мной, мог бы отдать соответствующее распоряжение. Такое наблюдение представляется мне особенно желательным, так как из личного опыта я убедился, что в большинстве случаев со стороны администрации заводов проявляется непростительная беспечность даже в наблюдении за устанавливаемыми ими самими правилами, например, о месте хранения, допуске посторонних к машине, которую брошенной горстью песка можно на долгое время сделать негодной. Возложение подобного наблюдения на чинов полиции, полагаю, даст менее удовлетворительные результаты в виду особого отношения к полицейскому мундиру со стороны рабочих и служащих.
По мере объезда наиболее важных пунктов по работе на оборону я буду и в дальнейшем иметь честь сообщать Вам результаты моих совещаний с начальниками гарнизонов, ныне же просил бы не отказать в сообщении мне Вашего мнения возможно ли учреждение должностей подобных военных наблюдателей. Желательно, конечно, чтобы наряду с ними сам Начальник гарнизона посещал заводы по мере возможности.
В частности, считаю крайне необходимым обратить внимание Вашего Высокопревосходительства на строящийся пулеметный завод в г. Коврове.
Положение дела на этом заводе произвело на меня и на начальника гарнизона крайне тревожное впечатление. Во главе Правления и во главе строителей стоят в высшей степени какого-то международного типа люди, говорившие между собой и со мной по-английски. Компания эта называется датским ружейным синдикатом, но предпринимает уже меры о каком-то переименовании под флагом «Русское». По имеющимся сведениям компания получила субсидию в несколько миллионов и ведет дело очень широко. Возводятся гигантские здания, заарендована большая площадь, сравниваются высокие холмы. Работа производит впечатление лихорадочной быстроты. Ради спешности до возведения окончательных железобетонных зданий строятся большие временные постройки с громадным количеством деревянных частей. Бревен, досок и теса свезено на несколько сотен тысяч и при этой массе дерева, среди которого устанавливаются ценные электрические машины и стоит свыше тысячи станков для производства, нет никаких противопожарных мер. Я не говорю о тех мерах, которые вводятся обязательными постановлениями и с которыми один из представителей компании был ознакомлен еще до опубликования их в Губернских ведомостях, но даже о простых мерах, подсказываемых здравым смыслом. О пожарном обозе только предполагается отправиться в Петроград в Центральное правление с докладом; никакого распределения обязанностей на случай пожара не сделано; рабочие никаких указаний на случай несчастья не получали; ни о каких соглашениях с вольной пожарной дружиной Железнодорожных мастерских, находящихся не особенно далеко, администрация не подумала. Все противопожарные меры сводятся к воспрещению курить, что при 2 тысячах рабочих вряд ли легко достижимо, к установлению ночной стражи из 10 человек и существованию 8 огнетушителей, которые, как известно, пригодны только для внутренних помещений.
При таком отношении к делу пожар должен уничтожить всё, сделанное с такими большими затратами и энергией. В особенности опасен пожар ночью, когда десять сторожей могут разве только сообщить о пожаре, но тушить последний придется лишь случайными средствами.
После выяснения изложенного я потребовал от главного Управляющего доклада в трехдневный срок обо всем, что им будет предпринято согласно моих замечаний. Исправнику поручил пригласить Заведующего железнодорожными мастерскими и совместно с Управляющим заводом выработать условия помощи польно (так в документе) пожарной железнодорожной дружины; администрации завода предложил на другой же день сорганизовать дружину среди служащих и рабочих, распределив между ними обязанности на случай пожара; установить прямое телефонное сообщение с казармой рабочих на 200 человек, расположенной в полуверсте от завода и наконец тотчас же просил разрешения Начальника гарнизона [для] администрации непосредственно по телефону обращаться за помощью [к]дежурной части в случае несчастья, не выжидая сношения через гражданские власти. О точном выполнении этих требований я установлю соответствующее наблюдение.
Если принятые мною меры и уменьшают отчасти опасность, то во всяком случае то обстоятельство, что только теперь приступают к установлению противопожарной охраны я считаю весьма показательным и отношение администрации завода к делу считаю непростительным и внушающим тревогу. Губернатор, двора Его Императорского Величества камергер» (Ф. 14. Оп. 5.Д. 3513а. Л. 24-25 об. Копия. Машинопись).
Таким образом, согласно этому отчету В.Н. Крейтон посетил Ковровский завод в начале декабря 1916 г., в это время руководство завода вместо долговременной постройки каменных корпусов спешно строило деревянные корпуса для скорейшего выпуска пулеметов, так нужных русской армии в намечаемое весенней кампанией 1917 г. наступление.


Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1917 год

Малый завод начал работу 15 февраля 1917 г., о чем говорит рапорт жандармского унтер-офицера Елфимова помощнику начальника Владимирского губернского жандармского управления в Шуйском и Ковровском уездах Лызлову 16 февраля 1917 г.: «ружейно-пулеметный завод в г. Коврове 1-го Русского акционерного общества «Синдикат», часть завода один корпус, 15-го сего февраля приступил к работе».
22 февраля 1917 г. было получено формальное разрешение на строительство главного корпуса завода после поверки чертежей проекта губернским инженером С. Федоровым и младшим инженером Л. Шерером. Строительство продолжалось, несмотря на то, что в связи с острым продовольственным кризисом рабочие покидали стройку. По данным на конец февраля 1917 г., на заводе работало 45 иностранцев.
Уже 9 марта 1917 г. губернский комиссар Временного правительства С.А. Петров предложил создать комиссию для проверки построенных зданий и освидетельствования электроустановки, что и было выполнено 8 мая 1917 года.
12 августа 1917 г. состоялась приемка первых четырех ружей-пулеметов системы датского конструктора Мадсена.
В конце 1917 года Ковровский пулеметный завод, дирекция которого находилась в Петрограде и состояла из датчан, оказался в сложных условиях. Администрация перестала платить рабочим зарплату, те голодали и стали открыто выражать недовольство. Тогда Ковровский Совет рабочих и солдатских депутатов решил послать делегацию в Петроград для решения судьбы завода и получения денег на зарплату. В составе делегации оказался и А.Н. Барсуков – тогдашний комиссар просвещения. Побывав в разных инстанциях и ничего не добившись, делегация дошла до Смольного. После встречи с В.И. Лениным она уже через день получила деньги на зарплату рабочим в Госбанке.


В.Г. Федоров

Бюст В.Г. Фёдорова в сквере Оружейников

6 января 1918 года в Ковров предписанием Главного артиллерийского управления направляется в Ковров на пулеметный завод для общего руководства видный ученый и конструктор В.Г. Федоров (1874–1966, в Коврове работал в 1918–1931 гг.), автор разработки первого в нашей стране промышленного образца автоматического оружия.
В это время прежние хозяева — петроградские и датские предприниматели приняли решение о прекращении производства и закрытии завода. Занимавшие руководящие посты на предприятии представители Датского оружейного синдиката, покидая Ковров в 1918 году, увезли с собой в Данию значительную часть служебной документации. В.Г. Федоров и В.А. Дегтярев смогли спасти предприятие и наладить здесь производство отечественного оружия. С этого времени завод от пулеметов Мадсена в основном переходит на выпуск автоматов Федорова. Опытную мастерскую возглавил ученик Федорова Выдающийся русский ученый Василий Алексеевич Дегтярев, приехавший из Сестрорецка.


Василий Алексеевич Дегтярев

Государственный завод № 4

В 1919 г. завод был национализирован. Первым директором завода стал Бурухин Андрей Михайлович. В 1931 году, оставляя этот пост, в связи с отъездом на учебу в Промышленную академию, он сказал своему преемнику Семену Васильевичу Савельеву: «Большие дела тебе предстоят, Семен. Главное, действуй смелее, по-большевистски». 26 декабря 1932 г. Андрей Бурухин скончался в Ленинграде в возрасте всего лишь 44 лет и был похоронен на коммунистической площадке Александро-Невской лавры.
Летом 1920 г. были изготовлены первые образцы автоматов серийной партии. Они получили высокую оценку главкома С.С. Каменева и Реввоенсовета республики.
Первое объединение молодых металлистов в яч. Р. К. С. М. на заводе № 4 состоялось 4-го ноября 1920 г. при деятельном участии тогдашнего управл. зав. т. Бурухина (Взяла Весенний Уездный Конкурс на звание лучшей ячейки и заняла третье место примерной ячейки на Губернском Конкурсе.) и Пред. Уездно—Гор. К-та тов. Зараховича.
«(Завод № 4). В нескольких саженях от г. Коврова, через линию железной дороги, стоит окруженный лесом металлообрабатывающий завод № 4—гордость Республики. Завод еще молод — он выпускает свою производительность только с 1916 г. С 8 утра слышится грохот заводских станков и кузниц. 15-минутный перерыв прерывает эту музыку, а там снова работа до 4-х часов пополудни.
Состояние производства. Завод работает полным ходом. Производительность высокая — всегда превышает 100 проц. задания.
В десяти верстах от завода имеется принадлежащий ему лесопильный завод, который обеспечивает все нужды завода.
На заводе в 1919 г. был пожар, от которого погорел самый производственный корпус, но в настоящее время во дворе завода строятся новые большие корпуса.
В мастерских. Завод разделен на цеха. В мастерских чисто, светло. Свет проходит через стеклянную крышу. Воздух везде свежий; только в кочегарке кузнице несколько спертый, но все же чище, чем в других кочегарках заводов. В заводе есть три бака с кипятком, т. ч. рабочие могут пользоваться чаем. Одно только плохо, что нет остуженной кипяченой воды и рабочим, желающим пить холодную воду, приходится брать ее из под крана в сыром виде.
Как живут рабочие. При заводе работает до 1200 чел. Часть Ковровских, часть приезжих из других городов (напр. Петрограда), часть деревенских. Рабочие из деревень приезжают ежедневно на поезде к началу работ. Часть рабочих живет в рабочем поселке при самом заводе, часть в б. женском монастыре вблизи завода. В рабочем поселке рабочие живут в казарме, разделенной на 70 каморок. В квартирах проведено электричество, есть квартиры хорошо оборудованные.
При заводе имеется амбулатория, которая обслуживает рабочих и их семьи. Медицинская помощь оказывается рабочим также и на дому. Скоро у рабочих будет баня, которая уже достроена.
Взаимоотношения рабочих с райкомом металлистов хорошие. Со всеми нуждами рабочие обращаются в райком. Райкому удалось ввести твердую трудовую дисциплину. Взаимоотношения же самих рабочих требуют того, чтобы на них остановиться. Среди рабочих сильно развита матерщина. Особенно в этом отношении отличаются деревенские. Некоторые мастера не отстают от рабочих и тоже кроют их матом. Особенно заметно это в инструментальном цехе.
Культурная работа. Металлисты имеют свой клуб им. Воровского, в котором постепенно развертывается широкая работа. Клуб оборудован очень уютно, но определенно мал, не хватает помещения для целого ряда секций. В клубе ведется ликвидация неграмотности.
Связь с ячейками РКП и РКСМ. Связь с ячейками тесная. Партячейка проводит открытые партийные собрания, которые охотно посещают рабочие. Ячейка РКП дает рабочим газеты и принимает участие, вместе с ячейкой РКСМ, в клубной работе» («Призыв», 6 января 1924 г.).
«Рабочие заботятся о клубе. У ковровских металлистов в клубе обстоят все довольно благополучно, не ладилось только вот со светом, так как станция очень часто не работает. Решили металлисты провести электричество к себе со своего завода (№ 4). Недавно было получено на это разрешение от заведующего. Рабочие устроили воскресник, укрепили столбы. Скоро будет оборудована и линия» («Призыв», 4 марта 1925 г.).
«Ha ковровском госзаводе № 4 рабочим приходится работать при сильной жаре - не могут открыть рам в стеклянной крыше.
Так же фрезировщики никак не могут добиться получения спецодежды» («Призыв», 20 мая 1925 г.).


Выставочная галерея ОАО ЗиД - 100 лет на службе отечеству

В 1921 г. В.Г. Федоров на Ковровском заводе создал первое в советской России проектно-конструкторское бюро (ПКБ) по разработке автоматического оружия. В коллективах ПКБ и отдела главного конструктора завода начинали свою трудовую деятельность известные конструкторы-оружейники: В.А. Дегтярев, Шпагин Георгий Семенович, С.Г. Симонов, С.В. Владимиров, П.М. Горюнов, Воронков Василий Ефимович, М.М. Горюнов.


Гор. Ковров, ул. Лепсе, д. 2

В 1920 году, после демобилизации, Георгий Шпагин поступил слесарем в опытную мастерскую Ковровского оружейно-пулеметного завода, где работали в это время В.Г. Фёдоров и В.А. Дегтярёв. Примечателен случай, произошедший в это время: Шпагин был занят на работах по сборке магазинов для автоматов Фёдорова. Там он предложил новый вариант расположения заклёпок, который при уменьшении их количества никак не отражался на прочности магазина. А в 1922 году Шпагин уже занимался собственной разработкой — создал шаровую установку для спаренного пулемета конструкции Фёдорова.


Памятник Г.С. Шпагину в Коврове. Пересечение прсп. Ленина с ул. Лепсе.

Автоматы Федорова находились на вооружении Красной армии вплоть до 1928 г.
В 1927 г. на вооружение Красной Армии был принят сконструированный на заводе ручной пулемет Дегтярева ДП. С этого времени завод становится базой по разработке и производству ручного автоматического вооружения всех видов.
Главным делом для заводского коллектива было производство автоматического стрелкового оружия. Но, одновременно с этим в 1920—30-х годах завод постоянно выпускал разнообразные товары народного потребления, от простейших предметов домашнего обихода, таких как ведра, корыта, мебель, лейки, до запасных частей к сельскохозяйственной технике (в частности, к первым тракторам отечественного производства), стартеров для автомобилей Нижегородского автозавода, деталей к патефонам. Важным направлением был выпуск режущего и мерительного инструмента, а с 1930-х годов — металлообрабатывающих станков как для собственных нужд, так и для других предприятий оборонной промышленности.

Инструментальный завод №2

В 1930 году меняется название завода: бывший «Пулеметный завод» стал именоваться «Инструментальным заводом № 2».
С 15 мая 1930 г. ковровский инструментальный завод начал ударную кампанию по борьбе с потерями в производстве. Его примеру последовала фабрика „Красный Профинтерн"…
«НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ИНЗ-2 НЕБЛАГОПОЛУЧНО. Дать решительный отпор рвачеству и разгильдяйству
Строительство на ковровском инструментальном заводе является крупнейшим в нашем округе и программа этого строительства определяется свыше 3 миллионов рублей.
Казалось бы, что именно сюда, на это строительство надо было обратить максимум внимания и обеспечить его всем необходимым. Однако, факты говорят обратное.
Начнем со строительных материалов. Цементом строительство обеспечено всего на 21 процент, железом кровельным — на 50 процентов, кирпичом на 80 процентов и только лесоматериалами — полностью. Совершенно нет 2-х тавровых балок № 24.
Качество материалов, особенно кирпича, неудовлетворительное. Кирпич не стандартного типа - вместо 25 сантиметров, имеет 26, недожженный, легко впитывает в себя влагу и быстро разбивается.
Рабочей силой постройки сейчас обеспечены, но из-за отсутствия рабочих чертежей, которые задерживаются областной конторой Ивстройтреста, темп работ недостаточен, возникает немало недоразумений, толчеи и сумятицы.
Очень плохо с жилищами и другими видами бытового обслуживания рабочих. На всех рабочих имеется только один барак и помещение закрытого теперь нового собора. Оба помещения перегружены сверх всякой нормы.
На постройках нет кипяченой воды, не хватает аптечек, уборные у барака загрязнены, умывальники худые, вблизи построек до настоящего времени не открыты продуктовые ларьки т рабочим приходится ходить за продуктами в городские лавки ЦРК и подолгу простаивать в очередях. Большой недостаток спецодежды. Бригадиры видели как каменщики, работая без рукавиц, до крови изранили себе руки.
Все эти „мелочи" нервируют рабочих и некоторые из них угрожают уйти с построек.
Не укомплектованы постройки техническим персоналом: не хватает инженера-рационализатора, четырех техников и девяти десятников. Пользуясь этим, некоторые из инженеров проявляют рваческие настроения. Например, инженер Акимов потребовал, чтобы ему платили 560 рублей в месяц и дали бесплатную квартиру. Когда ему в этом отказали, он ушел и поступил на железную дорогу. Позорно сбежал инженер Плуховский, хотя по договору между стройтрестом и ИНЗ он должен был бы работать на постройке.
До сих пор работы не рационализированы. Возникает немало путаницы. Телефонной связи между конторой и участками нет. Много времени уходит у руководителей на бесцельную беготню. Личный состав служащих подобран неудачно. Например, бухгалтер Грачев со строительной бухгалтерией знаком очень плохо и еще в 1927 году был уволен за непригодностью из владимирской артели «Экономия». Заведующий расчетным отделом Пенкин чрезвычайно груб и заносчив в обращении с рабочими. На него уже имеется заявление за подписью 11 человек. Нашел приют на постройке делопроизводитель Магницкий, перед этим уволенный с завода по чистке.
Неудовлетворительно поставлена денежная отчетность и учет материалов. Формы отчетности громоздки, материалы учитываются по способу простого счетоводства без цен и сумм. В материальных карточках нет отражения затрат материалов по объектам построек.
На постройках много других недостатков: плохо поставлена массовая работа, нет деловой увязки между стройтрестом и ковровскими организациями, редко созываются производственные и технические совещания в так далее. Все это отзывается на темпе работ, их качестве и требует решительных мер для оздоровления общего положения на строительстве.
Бригада «Инструментальщика» Афонин, Карабанов, Павлов, Иванова, Судаков, Доронин» («Призыв», 11 июня 1930).
В апреле 1931 года Дегтярёв перешёл на должность конструктора-изобретателя, передав дела по руководству опытной мастерской Б.А. Мешкову. К этому времени ПКБ завода разработало около 90 видов образцов стрелкового вооружения.
За достигнутые заводчанами успехи в 1932 г. председатель ЦК ВСРМ К.О. Киркиж вручил предприятию переходящее Красное Знамя. С этого же года завод стал называться «Инструментальный завод № 2 имени К.О. Киркижа». Так заводчане увековечили память председателя ЦК Всероссийского Союза рабочих машиностроения Куприяна Осиповича Киркижа, погибшего в автомобильной катастрофе по дороге из Коврова во Владимир.

Вместе с первыми производственными корпусами пулеметного завода началось строительство заводского поселка – «Красный металлист».


Строительство Клуба рабочих-металлистов

В 1930 г. в Коврове был построен Клуб рабочих металлистов, в котором разместили радиоузел с аппаратурой, что позволило радиофицировать все дома и квартиры заводского поселка. Архитектор П.И. Клишев.
«ЗАБОТА О НУЖДАХ РАБОЧИХ-ГЛАВНОЕ в ПРОФСОЮЗНОЙ РАБОТЕ
Заводской комитет завода им Киркиж сегодня, выходя с отчетом в цеха, на участке борьбы за улучшение бытовых условий рабочих имеет целый ряд достижений, характеризующих то, что профсоюзная организация завода упорно билась за выполнение установок 9-го съезда профсоюзов.
В области общественного питания в течение 32 года, заводской комитет добился следующего: если в 31 году было 3 цеховых столовых, то в течение истекшего 32 года еще организовано 4 столовых: столовая ИТР, столовая ударников, столовая вредных цехов и при ФЗУ. Это громадный плюс в деле обслуживания рабочих масс. Как видим количественно выросло общественное питание в два раза. Вместе с количественным ростом заводской комитет проводил борьбу и за качество обслуживания рабочих, для этого к контролю за состоянием работы столовых привлечено 145 человек рабочих разных цехов.
Общественное питание снабжается и снабжалось в значительной степени из своей базы, в борьбе за создание которой заводской комитет, как массовая организация, занимал решающую роль.
Стадо кроликов при непосредственном участия профсоюзных организаций доведено до 1814 штук и перспективная наметка в 33 году стадо кроликов довести до 3000 шт. племенного и забить в течение 33 года 2400 кроликов с расчетом на 42 тонны мяса. Свиней в наличии имеется 267. По плановым наметкам, в 33 году стадо должно быть доведено до 490 штук. Не меньшее внимание профорганизация сосредотачивала на вопросах культурного обслуживания рабочею класса и их семейств. Хозяйственные организации и профсоюз завода им. Киркиж в течение истекшего года сдали в эксплуатацию жилой площади 5058 кв. метров. В течение года открыто красных уголков 12, из них в цехах 6, в многоквартирных домах 4, 1 в ВОХР и 1 в ВПК. Колоссальное внимание уделено обслуживанию инженерно-технических работников. Для них организован специальный магазин, открыта столовая, на 94,1 проц. инженерно-технические работники имеют вполне удовлетворительную жил-площадь. В течение года заводским комитетом послано на курорты 54 человека, в санатории - 112 чел., в дома отдыха — 1108 чел.
По цехам выделены тройки и пятерки по сбору рабочих предложений, по улучшению профсоюзной работы. Таких предложений завком уже получил 150, среди которых есть очень ценные.
Слабо к перевыборам ведет подготовку клуб» («Рабочий клич», 1933).

В 1949 году клубу было присвоено имя великого конструктора-оружейника Василия Алексеевича Дегтярёва.
В годы второй пятилетки в городе была построена новая больница. На ее базе в 1934 г. был создан диспансер завода имени Киркижа. Позднее диспансер был преобразован во 2-ю городскую больницу (нынешняя Центральная районная больница).

В 1934 г. на зарод им Киркижа перешел из Тулы оружейник С.В. Владимиров, наладивший здесь серийный выпуск пулеметов ШВАК. В 1935 г. на заводе начался выпуск авиационных пушек, а в 1938 г. — производство крупнокалиберных пулеметов тульского конструктора М.Е. Березина. В 1940 г. на Ковровском заводе конструктором Г.С. Шпагиным был разработан пистолет-пулемет ППШ — один из самых популярных в армии образцов оружия своего времени.
30 июля 1940 г. за успешное выполнение производственного плана Ковровскому заводу имени Киркиж было вручено переходящее Красное Знамя обкома ВКП (б).

С 1.02.1938 по 23.08.1938 директором ИНЗ №2 им. К.О. Киркижа был Медведев Сергей Кириллович.
23 июня 1941 г. коллектив Ковровского завода им. Киркиж обратился с призывом ко всем трудящимся области об отчислении средств для подарков бойцам Красной Армии. Рабочие и служащие Коврова в течение первой недели войны внесли на эти цели 146000 рублей.
2 июля 1941 г. на цеховом партийном собрании Ковровского завода им. Киркиж было принято решение: «Всем коммунистам беспрекословно выполнять задачи, поставленные на время военного положения». После собрания они считали себя военнообязанными на трудовом фронте. Их примеру последовали и беспартийные рабочие. С производства все рабочие уходили домой только после выполнения задания (см. Фронтовые комсомольско-молодежные бригады инструментального завода имени К.О. Киркижа).
21.08.1941 по 06.1947 года – директор завода - Фомин Василий Иванович (11.12.1899 – 15.07.1960).
С началом Великой Отечественной войны вскрылся крупный стратегический просчёт советского командования — с вооружения практически были сняты противотанковые ружья и малокалиберная артиллерия, так как считалось, что немецкие танки будут иметь броню толщиной не менее 60 мм, против которой это оружие было бы неэффективно. В начале июля 1941 года, когда стало понятно, что основу немецкой бронетехники составляют танки с бронёй тоньше 60 мм, Дегтярёв получил задание в кратчайшие сроки спроектировать и начать производство противотанкового ружья. К концу месяца им были представлены для испытаний два варианта магазинного ружья под патрон 14,5 × 114 мм. По итогам испытаний Дегтярёву было предложено переделать один из вариантов в однозарядный для упрощения и удешевления производства, что и было им сделано. На вооружение 29 августа был взят образец под наименованием противотанковое ружьё Дегтярёва. В декабре 1941 года Дегтярёв из кандидата стал членом ВКП(б), а в 1942 году за разработку ПТРД Дегтярёв второй раз удостоен Сталинской премии.
Ковров и ковровцы накануне и во время Великой Отечественной войны


Противотанковое ружье Дегтярева ПТРД

В декабре 1941 г. для обеспечения станками предприятий области обком партии предложил организовать производство станков Ковровскому заводу им. Киркиж и Владимирскому заводу «Автоприбор». Ковровцы выпускали свыше 50 типов станков, автоприборовцы изготавливали полуавтоматы и другое оборудование.

Государственный Союзный Ордена Трудового Красного Знамени завод № 2 имени К.О. Киркижа

18 января 1942 года за образцовое выполнение заданий Правительства по производству и освоению новых видов вооружения выполнение заданий Правительства по производству и освоению новых видов вооружения Ковровский завод № 2 имени К.О. Киркижа был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а большая группа рабочих, специалистов и руководителей получила ордена и медали. Завод стал именоваться - «Государственный Союзный Ордена Трудового Красного Знамени завод № 2 имени К.О. Киркижа».
К зиме 1942—1943 годов, в связи с захватом вермахтом Донбасса, Ковровский завод был переведён на местное топливо. Для этого была построена газогенераторная станция, а рабочие стали заготавливать дрова на субботниках, в которых, несмотря на возраст, принял участие и Дегтярёв.
Уже в ходе войны на заводе продолжали модернизироваться ранее разработанные и конструироваться новые образцы стрелкового оружия, в частности, на вооружение Красной Армии были приняты станковый пулемет Горюнова СГ-43, крупнокалиберный Владимирова КПВ (КПВТ).
В период Великой Отечественной войны работники завода были в числе первых инициаторов распространившегося по всей стране движения фронтовых бригад. «Завод в наркомате важнейший», — так оценивали роль предприятия руководители Народного комиссариата вооружения СССР. Специалисты по истории оружия и оборонной промышленности отмечают, что большая часть пулеметов всех типов, выпущенных за годы войны в нашей стране, была изготовлена в Коврове, и их число сравнимо с количеством пулеметов, изготовленных всей германской промышленностью. Всего в этот период завод выпустил и отправил на фронт 1 млн. 202 тыс. 481 единицу различного вооружения. Работники завода сражались с врагом на всех фронтах, более тысячи из них не вернулись с поля боя.
В мае 1943 г. комсомолка Ковровского завода им. Киркиж Екатерина Шумакова выступила инициатором за овладение несколькими профессиями. Ее почин был широко подхвачен на предприятии. Так, уже к концу года более 800 комсомольцев завода владели двумя и более профессиями.
В августе 1943 г. в области начали создавать школы рабочей молодежи. Первая такая школа открыта на Ковровском заводе им. Киркиж на 400 человек.
В декабре 1943 г. на Ковровском заводе им. Киркиж число фронтовых бригад достигло 2125 с количеством 13675 рабочих. Это в 2,5 раза больше, чем в 1942 г. За год завод освоил два новых вида стрелкового оружия.
В 1945 г. с помощью коллектива Ковровского завода им. Киркиж был восстановлен Тихорецкий завод.
16 сентября 1945 года за успешное выполнение заданий Государственного Комитета Обороны по обеспечению Красной Армии авиационным и пехотным стрелковым вооружением завод награжден орденом Ленина.

В послевоенный период завод продолжил конструирование и производство стрелковопушечного оружия. Именно здесь при активном участии ковровских специалистов и рабочих М.Т. Калашников подготовил к успешным испытаниям первые образцы автомата АК-47.


Гор. Ковров, ул. Лепсе, д. 4

С 29.06.1948 по 1951 г. директором ИНЗ №2 им. К.О. Киркижа был Медведев Сергей Кириллович.
В 1949 г. скончался известный конструктор стрелкового оружия В. А. Дегтярев. В целях увековечения его памяти Совет Министров СССР постановил присвоить имя Василия Алексеевича Дегтярева Ковровскому заводу № 2 имени К.О. Киркижа.

Далее » » » ОАО «Завод имени В.А. Дегтярева»

Категория: Ковров | Добавил: Николай (11.12.2021)
Просмотров: 158 | Теги: Ковров, Промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru