Главная
Регистрация
Вход
Суббота
16.12.2017
02:47
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 391

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [729]
Суздаль [266]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [187]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [53]
Гусь [46]
Вязники [122]
Камешково [46]
Ковров [137]
Гороховец [30]
Александров [132]
Переславль [84]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [74]
Религия [2]
Иваново [30]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [15]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [25]
Учебные заведения [9]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Село Клязьминский Городок Ковровского района

Стародуб-на-Клязьме

Стародуб на Клязьме — древнерусский город — столица Стародубского княжества (1218 г. - нач. XV в.) и центр Русского Ополья в XII—XIV вв.


Река Клязьма в с. Клязьминский Городок

Город располагался на берегу реки Клязьмы, в 12 км. к северо-востоку от современного города Коврова Владимирской области. В настоящее время здесь расположено село Клязьминский Городок Ковровского района Владимирской области.


Стела в селе Клязьминский Городок.

В 2002 г. в честь 850-летия Стародуба около бывшего городка, в селе Клязьминский Городок, была установлена стела.

Город Стародуб был основан в 1152 г. Юрием Долгоруким.
Подобно многим городам Залесья, был назван мигрирующим населением в честь южного Стародуба Северского, откуда, возможно, прибыли переселенцы.

Городище (Кляземский Городок, Стародуб), XI-XIII, XIV-XVII вв.. Территория села, мыс правого коренного берега р. Клязьма между двумя оврагами. Площадка подчетырехугольной в плане формы размерами ок. 176х136 м., площадью ок. 2 га., возвышается над рекой на 20 м., с трех сторон окружена валом высотой 4-8 м., а с напольной юго-восточной стороны, кроме того, рвом глубиной до 5 м. С напольной стороны в системе укреплений имеется разрыв от въездных ворот шириной ок. 20 м. Установлено, что вал был сооружен из глины и песка без внутренних деревянных конструкций.


Городище, вид на р. Клязьму (северо-запад)

Городище. Справа остаток северного вала.

Северный вал городища

Городище (вид с севера на юг)

Овраг с севера городища (городище слева)

Исследовано (А.И. Иванов, 1925 г.) ок. 100 кв. м. Культурный слой сильно нарушен позднейшими перекопами, строительными работами. Остатки его в западной части площадки имеют мощность 0.4-0.7 м., в южной, у вала - 0.8-1.2 м.
Керамика гончарная древнерусская, в том числе с линейным и волнистым орнаментом и клеймами на донцах, позднесредневековая XIV-XV вв., а также более позднего времени, обломки стеклянных браслетов, фрагменты цилиндрических замков домонгольского времени, ножи, рыболовные крючки, керамические грузила и т.п.
Городище связывается с остатками детинца древнерусского г. Стародуб Ряполовский, впервые упомянутого в летописи под 1218 г., как центр небольшого удельного княжества.
По результатам своих работ Алексей Иванович Иванов на месте прежнего города Иванов выпустил отдельную брошюру “Кляземский городок, бывший удельный город Стародуб” (Владимир, 1926). В ней он дал подробное описание городища:
«Кляземское городище расположено на правом высоком берег р. Клязьмы в 12 в. от г. Коврова, вниз по течению Городище занимает обширное плато, возвышающееся над Клязьмой четырехугольным мысом, который ограничен: с с-з стороны рекой, а с с-в и ю-з глубокими оврагами. Клязьма течет здесь по прямому направлению с ю-з на с-в, причем нынешнее русло отступило от древнего берегового массива приблизительно на 35 м. образовав между подошвой плато и современной рекой пологий скат, застроенный в ю-з части зданиями фабрики. Противоположный берег Клязьмы представляет собою пойменную низменность, простирающуюся верст на 10 в ширину и в значительной степени свободную от лесной поросли. Отсюда городище заметно издалека и имеет прекрасный вид с прилепившимися у его береговой подошвы фабричными строениями и с полукруглой каймой соснового леса, охватывающей линию укреплений с нагорной стороны. В свою очередь с городища можно наблюдать весьма на далекое расстояние живописные картины пойменных окрестностей…
Городище занимает удлиненную с с-в на ю-з площадку и должно быть отнесено к числу крупнейших во Владимирской губернии, так как ширина площадки, взятая вместе с укреплениями, доходит до 136 м., а длина до 176 м. Площадка городища представляет собой несколько покатую к Клязьме поверхность и весьма хорошо защищена со стороны реки и оврагов крутыми скатами, имеющими высоту от 13 до 33 м. По верху скатов идут земляные валы, в значительной части хорошо сохранившиеся. С юго-восточной стороны, не имеющей естественной зашиты, городище укреплено валом и рвом, пересекающими мыс почти по прямой линии и упирающимися концами в овраги. Все четыре вала имеют протяжение 506 м. и представляют собою форму удлиненного четырехугольника с овалами в южном, западном и северном углах.
Наиболее хорошо сохранился с-в вал. Он тянется в совершенно прямом направлении с ю-в на с-з по обрыву оврага на протяжении 95 м., а затем делает изгиб к западу протяжением в 32 м., образуя овал. Высота вала по внутреннему откосу 8-10 м., ширина в основании 8 м. В ю-в конце вала, на месте стыка с ю-в валом, находится древний проход или ворота, шириной 8 метров.
Ю-в вал также довольно хорошо сохранился. Высота его по внутреннему откосу в с-в части 8-10 м., а в ю-з 4-5 м. Внешний откос имеет глубину от 12 до 20 м. Вал тянется вначале на протяжении 105 м. совершенно в прямом направлении с с-в на ю-з, перпендикулярно к с-в валу, а затем делает почти правильный дуговой изгиб к западу длиной 60 м., до соединения с ю-з валом На расстоянии 50 м. от с-в конца вал перерыт в недавнее время для въезда на территорию городища. Проход имеет ширину до 8 м. Профиль обреза обнаруживает, что вал насыпан из глины и песка, вынутых, вероятно, здесь же при устройстве рва и углублении площадки.
Ю-в вал самый короткий. Он тянется прямо с ю-в на с-з, параллельно с-в валу и имеет в длину 74 м. Ширина в основании 8 м., а высота по внутреннему откосу от 3 до 5 м. Северо-западный конец вала несколько испорчен при постройке здесь фабрики.
С-з вал, обращенный к Клязьме, значительно разрушен обвалами и разработками при постройке у подошвы городища фабричных зданий. Сохранился только внутренний откос, который показывает, что вал имел те же очертания, что и юго-восточный вал: первоначально он шел почти по прямому направлению с с-в на ю-з на протяжении 80 м., а затем делал дуговой изгиб к югу длиной около 60 м. до соединения с юго-западным валом. Высота вала по внутреннему откосу 3-5 м., ширина в основании до 8 м. Внешний откос сохранился только в северо-восточной половине, а в юго-западной он весь почти уничтожен обвалами и разработками известкового камня. Профиль среза, обнаженный указанными разработками, великолепно обрисовывает геологическое строение берегового массива, на котором стоит городок. Сверху до глубины 0,7 м. идет серой окраски культурная почва с черепками, углем и другими признаками жилья. Ниже залегает желтая рыхлая глина, под которой выступают компактные пласты красной глины. С глубин 2-2,5 м. начинается известковая порода сначала рыхлого мучнистого строения, а затем на некоторой глубине переходящая в довольно твердый
Во время татаро-монгольского нашествия Стародуб Ряполовский был, вероятно, разгромлен, но довольно быстро восстановил свое значение местного центра.


Кистень. Их появление в Древней Руси связывается с влиянием кочевников и датируется Х в., а наибольшее распространение наблюдается в XII-XIII вв.

- Селище 1 (Егорий), XI-XIII вв. Северо-восточная окраина села Клязьминский городок.
Склон всхолмления, называемого местными жителями "Егорий", по обеим сторонам небольшого оврага. Размеры ок. 240х200 м., высота над поймой до 15 м.
Керамика гончарная древнерусская. Связан с остатками одного из посадов г. Стародуб, детинец которого является городище Клязьминский городок.
Народное предание говорит, что здесь стояла в древности церковь Георгия, построенная князем Юрием Долгоруким.
По данным А.И. Иванова, в XV в. протяженность валов города составляла 506 метров. А всего церквей в Стародубе по преданию было – 7-8. При них находились надгробия князей, бояр и торговых гостей. У стародубских князей был свой “двор”, свои бояре и дружина. В грамоте конца XIV — начала XV веков стародубского князя Федора II Андреевича упоминаются его бояре Константин Михайлов и Федор Михайлов. В то же время известно, что князей погребали в их вотчинах. Так, князья Ковровы покоились при храме села Коврово, князья Мезецкие — в своем селе Лучкино Стародубо-Ряполовского стана. Существует известие 1355 г. по погребении стародубского князя Дмитрия Федоровича “в своей отчине в Стародубе”. Все это подтверждает существование старинного кладбища. По свидетельству ковровского краеведа XIX столетия Николая Ильича Шаганова, оно было уничтожено при строительстве каменной Покровской церкви села Кляземского городка в конце ХѴIII века.


Гора Егорий

Гора Егорий

Овраг за горой «Егорий» называется «Просным», так как здесь происходила будто бы когда-то торговля просом. Другой овраг, расположенный еще дальше в том же направлении, называется «Коровий», это название произошло, по местному толкованию, от торговли в данном месте скотом.
Указываются и места древних пристаней, где останавливались прибывшие по воде барки с товарами.
Гора Монастырь образуется двумя верхними отрогами оврага, на ЮЮВ от городища. Она имеет по скату до 60 м. высоты и связывается с преданием о каком-то бывшем тут богатом монастыре. И якобы после одной кровопролитной битвы все павшие воины похоронены были около монастыря в одной братской могиле, доказательством чего служит нахождение в земле большого количества человеческих костей. Между горой «Монастрь» и городищем вступает продолговатй круглый холм, поросший кустарником.
Плато «Теремище» - возвшающиеся к ЮЗ от городища два небольших плато, которе связываются в воспоминаниях местного населения с какими-то теремами.
Так, говорят, что там, где находится вал, был терем какого-то князя столь высокий, что сверху его виднелись башни Суздаля. Когда этот терем рухнул, то верх башни ударился в землю на другом берегу Клязьмы, сделал в земле пробоину, вследствие чего образовалось озеро, место которого указывают между дубами.

- Селище 2 (Холодная заводь), XI-XIII вв.
4 км. к северо-востоку от села, к северо-западу от д. Княгинкино, 100 м. к юго-западу от турбазы Ковровского завода КБА, правый коренной берег р. Клязьма, урочище Холодная заводь. Размеры ок. 220х200 м. Керамика гончарная древнерусская с линейным и волнистым орнаментом.

- Курганный могильник 1 (Волотовы ямы, войтовы могилы, юкшинские могилы), XI-XIII вв.
Ок. 4.5 км. к юго-востоку от села, правобережье р. Клязьма, правый берег пересыхающего ручья. Сохранились три насыпи высотой 1.4-2.2 м., диаметром 20-30 м. Курганы поросли кустарником и отдельными деревьями, нарушены лисьими норами и подкопами. Исследован (А.Г. Бутряков, 1951 г.) один курган, содержавший женское трупоположение с западной ориентировкой, с четырьмя трехбусинными зернеными височными кольцами.

- Курганный могильник 2 (Клязьминский), XI-XIII вв.
0.2 км. к юго-западу от села, правый берег р. Клязьма. 13 насыпей высотой 0.30-1.25 м., диаметром 4-8 м. У девяти насыпей сохранились следы ровиков. Семь насыпей разрушены грабительскими ямами. По внешним признакам могильник может быть отнесен к древнерусским домонгольского времени. Памятник является одним из кладбищ древнерусского г. Стародуб.


Относительно промыслов жителей Стародуба А.И. Иванов предполагал, что ими были земледелие, скотоводство и рыболовство. Археологические находки позволили сделать вывод о наличии в городе развитого гончарного производства. Временем наибольшего расцвета Стародуба можно считать ХIII-ХIѴ века, когда он являлся столицей самостоятельного княжества.
Но в XV столетии этот город уже потерял прежнее значение местного административного и военного центра и запустел. Упадок прежнего стольного города начался уже после погрома летом 1411 г., когда на Владимирский край совершили набег татаский царевич Талыч и воевода нижегородского князя Даниила Борисовича Семен Карамышев. В Никоновском списке Русской летописи говорится, что татары и их пособники во Владимире и его окрестностях “людей избиша без числа много, и богатство их взяша”. Возвращаясь из набега на Владимир, татары спалили и Стародуб.
Следующий удар хиреющему центру прежнего Стародубского княжества нанесли события феодальной войны 1430-1450-х гг., когда великокняжеский престол у неудачливого правителя и никудышного полководца Василия II Васильевича Темного оспаривали его ближайшие родственники князья галицко-звенигородские. Во время десятилетиями тянувшихся междоусобных войн стародубская земля, князья которой активно поддерживали московского князя, не раз подвергалась разорению. К концу XV века Стародуб перестал считаться центром местной княжеской династии и окончательно потерял статус стольного города. По замечанию профессора А.А. Зимина, “остатки суверенных прав на Стародуб потомки князей стародубских потеряли где-то около 80-х годов XV века”. Однако другой советский историк В. Б. Кобрин обратил внимание, что великий князь Иван III Васильевич в 1504 г, перечисляя в духовной (завещании) как свои вотчины Тверь, Ярославль. Ростов, умалчивает о Стародубе-Ряполовском. Кобрин делает вывод, что “Акты стародубских князей XV в. подтверждают, что они в это время продолжали пользоваться княжескими правами”. Однако, при Иване Грозном Стародуб окончательно стал государевым владением.
Насколько поселение, известное под именем Стародуба, соответствовало статусу города сказать трудно. Возможно, что окончательно как город Стародуб был уничтожен зимой 1541 г., когда казанский царь Сафа-Гирей с 30-тысячным войском “муромские места и Стародуб-Ряполов и Пожарских князей отчину пусту чиниша, а людей много в полон поймали”. Зимой 1544-1545 гг. новый набег татар еще раз прошел по уже разоренной стародубской земле. Но и без того в грамотах 1521-1522 и 1526 гг. Стародуб именуется как “городище”. Именно в документе 1526 г. называются имена двух Стародубцев, подписавших грамоту: это городецкий староста Матюшка Есипов да его помощник Игнат Иванов сын Кушаков.
В 1566 г. царь Иван IѴ Васильевич Грозный “городища Стародуб-Ряполовской” отдал своему двоюродному брату князю Владимиру Андреевичу Старицкому в придачу к “вымяненному” Звенигороду. В. А. Старицкий выдвигался в качестве возможного претендента на престол группой знати, недовольной правлением Ивана IV. Находившийся под сильным подозрением со стороны московских властей, князь Старицкий имел немало сторонников в своем уделе, принадлежавшем еще его отцу, князю Андрею Ивановичу Старицкому, брату великого князя Василия III. Царь стремился ослабить потенциального претендента на престол, отобрав у него прежние удельные вотчины, дав взамен менее ценные города и села. В их числе оказался и Стародуб, имевший прежде статус удельного центра, но находившийся в полном упадке. Князь Владимир Старицкий владел Стародубом около двух лет. Вскоре и новые его вотчины были вновь отобраны царем, а сам неудачливый претендент на московский трон был казнен вместе с женой и сыновьями в 1569 г.
В конце 1568 — начале 1569 г. Иван Грозный передал Стародуб-Ряполовский “со всем уездом как было за князем Володимером Ондреевичем опроче вотчинников” князю Михаилу Ивановичу Воротынскому, “взяв на себя” вотчину последнего — города Одоев и Новосиль «со всем уездом тех городов». Князь Михаил Воротынский принадлежал к черниговской ветви князей-Рюриковичей. Его отец Иван Михайлович Воротынский был известен как “победоносный воевода” в войнах первой половины XVI века против литовцев и татар Князь Михаил Иванович Воротынский подобно отцу много раз отличался на ратном поприще, за отличие при взятии Казани был пожалован боярином со званием государева слуги. Однако в царствование Ивана Грозного никто не был застрахован от опалы. В 1561 г. М.И. Воротынский был сослан на Белоозеро, а его имения были конфискованы Только в 1565 г. царь вернул князя из ссылки и вскоре вместо прежних родовых вотчин дал Воротынскому новые — в том числе и Стародуб-Ряполовский. Сделано это было с той же целью, как и ранее с князем Владимиром Старицким, чтобы ослабить авторитетной и талантливого воеводу Стародубом М.И. Воротынский владел около трех лет. Летом 1572 г. крымский хан перешел Оку Дорогу крымцам преградил князь Воротынский и разбил неприятельское 120-тысячное войско в 50 верстах от Москвы на берегу реки Лопасни. После этой победы Воротынскому был пожалован город Перемышль взамен менее ценного Стародуба Вскоре, однако, воевода вновь попал в опалу и в 1577 г. умер от пыток.
Таким образом, в 1572 г. Стародуб вновь стал государевым дворцовым селением. В качестве владения Ивана Грозного он называется в духовной царя 1572 г., в числе вотчин, предназначенных царевичу Ивану Ивановичу. В данном документе 1572 г. Стародуб именуется городом. Последний раз в качестве города Стародуб называется в Книге Большому Чертежу — описании всего Московского государства, составленном в 1627 г. при первом царе из династии Романовых Михаиле Федоровиче. В разделе “О Клязьме” этого исторического памятника говорится: «...А ниже Володимеро 60 верст на Клязьме город Стародуб. А ниже Стародуба 30 верст пала в Клязьму река Теза, протоку реки Тезы 70 верст. А на реке на Тезе с левые стороны город Лух; от Стародуба до Луха 60 верст. ... А ниже Стародуба 150 верст, на Клязьме город Гороховец; а ниже Гороховца 25 верст Клязьма пала в Оку...»
Однако Книга Большому Чертежу хотя и составлялась с учетом данных первой трети XVII века, вобрала в себя также сведения так называемого "старого чертежа”, составленного еще на рубеже ХѴІ-ХѴII столетий при царе Борисе Годунове Таким образом, Стародуб мог именоваться в Книге Большому Чертежу городом именно в соответствии с данными конца XVI века. Стародуб был основан в качестве форпоста, защищающего с востока по Клязьме Владимир и Суздаль. Город выполнял функции крепости и административного центра княжества. Но его роль как экономического центра была, по-видимому, не более чем на уровне окрестных больших торговых сел. Когда прежняя пограничная крепость оказалась глубоко “в тылу” после завоевания Казанского и Астраханского ханств, а значение Стародуба как центра местного управления сошло на нет, то старый город практически перешел на положение села. От прежнего стольного града остались лишь одни предания, да валы старого городища.
Существовала устойчивая традиция, согласно которой считалось, что захиревший Стародуб, не раз именовавшийся “городищем” уже в XVI столетии, постепенно стал селом и, как бы в память о прежнем своем городском прошлом стал именоваться «Кляземский городок». Однако подобное изложение последовательности событий неверно. И Стародуб, и Кляземский городок существовали какое-то время одновременно. В писцовых книгах 1592 г. дьяка Якова Петровича Вельяминова говорится о взимании мыта на реке на Клязьме [платы за перевоз), “а ведают тот мыт на реке на Клязьме на государя городка Кляземского посацские люди”. Надо полагать, что Кляземский городок и возник как посад при городе Стародубе. Со временем Стародуб захирел окончательно, а прежний его посад стал селом.

В феврале 1609 г. Владимирский воевода Михаил Вельяминов доносил в Тушино, «Государю Царю и великому князю Дмитрию Ивановичу всея Руси холоп твой Михалко Вельяминов челом бьет. Велено, Государь, мне холопу твоему, по твоей Государевой грамоте, сбирати с Володимеря с посаду и с Володимерьского уезда твои Государевы сошные и полавочные и поголовные и поповские деньги; и я, холоп твой, собрал сошных и полавочных и поповских денег двесте рувлев, и те, Государь, денги я холоп твой послал к тебе Государю Царю и великому князю Дмитрию Ивановичу всея Руси, с патриаршим сыном боярским с Богданом Корякиным, февраля в 9 день. Да Ярополческая, Государь, волость и Балахонский уезд своровали, тебе Государю изменили и Шуйскому крест целовали. И в Володимерьском, Государь, уезде твои Государевы дворцовые села, село Сарыево и Осипово и Петровское и Кляземский городок, Шуйскому ко кресту приводили. И я холоп твой, на твоих Государевых изменников, Ярополческие волости на мужиков послал голову Ондрея Жюкова, и с ним Володимерцов и Юрьевцов дворян и детей боярских».
Из Владимира карательная экспедиция обходными путями добралась до крупного экономического села Коврова, обложили его данью и отряд, с целью получения дани, достиг города-крепости Стародуба. В то время у Стародубского воеводы находился на излечении его родственник знаменитый князь Д. Пожарский, получивший немало ран в битвах с интервентами. Он предложил воеводе - карателей перебить, а трупы побросать в реку Клязьму, что и было выполнено Стародубскими стрельцами. Но нескольким карателям удалось сбежать от расправы в город Суздаль.
В конце февраля 1609 г. против восставших стародубских сел выступил другой карательный отряд во главе с суздальским воеводой самозванца Федором Плещеевым.
Поляки шли по прямой дороге через Кидекшу-Ряхово-Тынцы-Арефино, чтобы по льду переправиться через реку Уводь в районе Городина.
Лазутчики (разведчики) донесли князю Стародубскому о движении карателей, и воевода г. Стародуба выступил навстречу врагу, чтобы дать бой на дальних подступах к Стародубу. Эта встреча произошла на левом берегу реки Тальши. Битва была жестокой, но силы оказались далеко не равными. Русская дружина потерпела поражение. Каратели без препятствий переправились через Уводь и 6 марта 1609 г. Плещеев с суздальцами, пан Жичевский с ротой поляков и голова Петр Опухтин с казаками после обстрела из пушек взяли штурмом Стародуб. Ворвались в оставшийся без защиты город, разграбили его, а затем сожгли дотла. Потом сожгли Холуй и все мятежные села.
На месте битвы русских дружин с польскими интервентами у д. Арефино, после захоронения и был насыпан местными жителями курган (см. с. Усолье).
11 марта 1609 г. суздальский воевода самозванца Ф. Плещеев послал польскому гетману Сапеге своего рода отчет о проделанном походе:
«Господину пану Яну Петру Павловичю Сапеге, канстеляновичю Киевскому, старосте Усвятцкому и Керепетуцкому, Федор Плещеев челом бьет. Ходили, госродине, в Суздальский уезд, на Государевых изменников, твоего полку пан Жичевски с ротою, да казачья голова Петр Опухтин м казаки, да я от себя посылал пана Мартына Собелского с казаки, которые воры были с собранье, на Холую на посаде и на городке на Кляземском: и Божиею, господине, милостью, и Государевым царевым и великикого князя Дмитриия Ивановчиа всея Руси сщастьем, и вашим рыцарским промыслом, в Холую на посаде и на городке на Кляземском, воров побили, а иных, в осаде, пожгли марта в 6 день; и пришли, господине, в Суздаль, воров побив, марта в 10 день, а на завтрее пошли в Ярославль, по твоей грамоте. А я тебе господину своему челом бью».
До сих пор в Клязьминском городке местные жители находят железные пушечные ядра, оставшиеся с того давнего мартовского боя. Любопытно, что найденные ядра принадлежат по крайней мере четырем различным орудиям. По весу ядер и их калибру можно выделить следующие:
1. Вес 50 грамм (0,12 фунта), калибр 23,4 мм.
2. Вес 150 грамм (0,37 фунта), калибр 33,5 мм.
3. Вес 585 грамм (1,43 фунта), калибр 52 мм.
4. Вес 750 грамм (1,83 фунта), калибр 56 мм.
Два первых ядра принадлежат орудиям типа волконеи медной или волконейки — распространенному в начале ХѴII века классу малокалиберных артиллерийских орудий. Третье ядро можно определить как относящееся к так называемой пищали железной скорострельной или волконее малой. Подобные скорострельные орудия были наиболее распространены в России в первой половине XVII века. Наконец, четвертое из ядер было выпущено из пищали волконей большой или просто волконей большой. Это также довольно распространенный тип орудия среднего калибра того времени. Известно, что в Суздальской крепости, откуда шел отряд приверженцев Лжедимитрия, имелась своя городовая артиллерия. Вероятно, именно оттуда и были взяты пушки для усмирения непокорных сел Стародубского края. Отряд Плещеева взял, в основном, скорострельные малокалиберные орудия, которые легче было перевозить в условиях плохих дорог и возможной распутицы в начале марта (6 марта ХѴII века — 16 марта по нынешнему стилю). В то же время представляется весьма примечательным то обстоятельство, что данный отряд не поленился тащить пушки из достаточно удаленного от места боев Суздаля против “мужиков”. Вероятно, сопротивление последних было достаточно упорным и бой на валах Стародуба был ожесточенным. Тому подтверждением является активное применение артиллерии, причем по-видимому поляки стреляли и калеными ядрами с целью вызвать пожар в крепости, в чем и преуспели. Защищавшие стародубскую крепость местные жители, среди которых едва ли было сколько-нибудь значительное количество ратных людей и, надо полагать, имелся недостаток даже в стрелковом огнестрельном оружии, не смогли устоять перед натиском хорошо вооруженного регулярного войска с пушками.

После Смутного времени почти вся территория бывшего Стародубского княжества оказалась в составе Суздальского уезда и Суздальской же епархии. По церковному делению село Кляземский городок вошло в состав Решемской десятины, с центром в слободе Решма на Волге. Живший в середине ХѴIII столетия ключарь суздальского Богородице-Рождественского собора Анания Федоров писал в 1754 г. о Решемской десятине: «Решемская десятина имя имеет себе по дворцовой слободе, сущей в той десятине Решме (на берегу реки Волги в 150 верстах от Суздаля), которая десятина от Суздаля лежит на равноденственный восток, смежна с полудни и востоку с владимирскою епархиею, Нижегородскою и Костромскою, земля песчаная и суглинистая також и болот и лесов и потных мест множество, с полунощную же страну прилегла к Дорской десятине».
В 1614-1619 гг. Стародуб-Ряполовский упоминается среди городов Владимирской чети, поставлявших хлебные запасы в Москву. Стародубцы должны были заплатить полный оклад — 100 четей хлеба с сохи (с одной единицы обложения).
Одновременно со Стародубом был восстановлен и Кляземский городок. В 1614-1619 гг. он упоминается как “Новый Кляземский городок", вероятно, такое название подчеркивало как раз то обстоятельство, что данное селение было выстроено практически заново. В межевой книге 1628/1629 г. между землями В.Б. Бутурлина и князя Д.П. Пожарского городок упоминается как “село Городище Кляземское”.
Заново местные крестьяне срубили и некоторые из сожженных старых стародубских храмов. В окладных книгах Патриаршего казенного приказа под 1628 г. упоминаются “церковь Святого Ивана Милостивого в селе в Стародубе Ряполовском” и “церковь Пречистые Богородицы в Стародубе в Отстрошке, что на Клязьме в вотчине боярина князя Григория Петровича Ромодановского”. Таким образом, прежде бывшее государевым дворцовым именем Стародуб и Кляземский городок оказались пожалованными вотчинникам. Случилось это, по-видимому, сразу после воцарения первого царя из новой династии Романовых — Михаила Федоровича. Молодой царь жаловал вотчины своим приверженцам и представителям старинных княжеских и дворянских фамилий, дабы упрочить свое положение на московском престоле.

Г.П. Ромодановский скончался в 1628 г. Стародубская вотчина отошла его второму сыну князю Василию Григорьевичу Большому Ромодановскому, носившего прозвание Гордый. В писцовой книге 1628/1629 г. бывший Стародуб уже упоминается среди вотчин князей Ромодановских как село Покровское. Подобное название возникло потому, что в “острошке” (т.е. в остроге — старом укреплении Старадуба) находилась церковь Покрова Пресвятой Богородицы.
У села же Кляземский городок после событий Смуты также появился новый владелец. Царь Михаил Федорович пожаловал его дворянину Василию Богдановичу Бутурлину. В писцовой книге 1628/1629 г. за ним значится село Кляземское Городище с озерами Круглое, Старица, Застрявка и Пурховское. В. Б. Бутурлин принадлежал к старинному дворянскому роду, происходящему по легенде от Радши — родоначальника многих известных в истории России фамилий, в том числе и Пушкиных. Василий Бутурлин был сыном Марко-Богдана Дмитриевича Бутурлина из ветви Кривых-Бутурлиных. В.М. Бутурлин, очевидно, отличился в событиях Смуты, почему и был пожалован вотчинами новым царем. Сам Василий Матвеевич служил в Москве в “московских дворянах”. В московском расписном списке 1638 г. упомянут двор В.Б. Бутурлина на Кулишках в Белом городе. В 1644 г. его тщанием в Кляземском городке была выстроена новая деревянная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Старый соименный новому храм или сгорел, или пришел в ветхость. Другая стародубская церковь в честь святого Иоанна Милостивого существовала в Кляземском городке вплоть до последней четверти XVII века. Где-то к 1640-м гг. и Стародуб, и Кляземский городок перешли к одному В.М. Бутурлину. Князья Ромодановские больше в числе вотчинников этих селений не фигурируют. Продали они свою вотчину соседу, или передали ее в силу каких-то родственных связей — пока неизвестно. В переписной книге 1646 г. упоминается вотчина Суздальского уезда Стародубского стана Василия Богдановича Бутурлина село Кляземский городок.

Князья Волконские

В 1658 г. Кляземский городок перешел от В.Б. Бутурлина к стольнику князю Владимиру Ивановичу Волконскому. По всей видимости, последний был женат на дочери Бутурлина. Род князей Волконских принадлежал к черниговской ветви Рюриковичей. Князь В.И. Волковский многие годы служил при царском дворе, в 1642 г. из стольников царицы Евдокии Лукьяновны был пожалован в государевы стольники, а в 1691 г. — в чин окольничего. От князя Владимира Волконского Кляземский городок перешел к его сыну князю Дмитрию Владимировичу Волконскому (ум. 1704), служившему при царском дворе стольником, и его супруге княгине Марии Львовне, урожденной Вельяминовой-Зерновой. После ранней кончины Д.В. Волконского Кляземский городок достался его единственному малолетнему сыну князю Александру Дмитриевичу Волконскому (1698-1743). Это были бурные времена царствования Петра Великого. Одной из важнейших петровских реформ было создание сильного военного флота. Молодых людей из знатных дворянских фамилий царь отправлял в европейские страны учиться морскому делу. В число недорослей, отосланных “в морскую науку” оказался и князь Александр Волконский. В 1716 г. в возрасте 18 лет он в чине гардемарина был отправлен “для науки” во Францию. Почти семь лет оставался он во Франции. Только осенью 1723 г. прибыл А.Д. Волконский в Петербург, откуда был направлен в Кронштадт “для экзаменации”. Выдержав успешно испытания, князь получил чин унтер-лейтенанта флота и стал служить на Балтийском флоте. В 1733 г. он был произведен в чин лейтенанта майорского ранга, а в 1735 г. вышел в отставку. Неизвестно, бывал ли А.Д. Волконский в Кляземском городке. В материалах ландратской переписи 1715 г. указывается, что в селе имелся “двор помещиков”. Использовался ли он проживания господ или служил лишь своего рода бурмистерской конторой, где квартировал управляющий и хранились всевозможные господские запасы — сказать трудно.
После кончины князя Александра Кляземский городок на время перешел в род Измаиловых. На дочери А.Д. Волконского, княжне Волконской, чье имя до нас не дошло, был женат поручик Николай Васильевич Измайлов, который в качестве зятя и получил клязьмогородецкое имение. Однако, вскоре его жена умерла, и Кляземский городок вернулся в род Волконских. Его владельцем стал второй сын А.Д. Волконского князь Петр Александрович Волконский (1724-1801).
П.А. Волконский в молодости служил в гвардии, затем перешел на гражданскую службу, состоял в Экспедиции Кремлевского строения в Москве в чине титулярного советника (1772), занимал посты рязанского губернского прокурора (1779), председателя 2-го департамента Рязанского верхнего земского суда (1786) и председателя Рязанской губернской палаты уголовного суда (1787-1791), достигнув чина статского советника. Помимо Кляземского городка, П. А. Волконский имел богатые имения в Рязанской и Московской губерниях. В Рязани он провел большую часть последних десятилетий своей жизни. Но Петр Александрович бывал и в Кляземском городке. По его распоряжению здесь в 1790-х гг. началось строительство новой каменной церкви (существующей до сих пор).


Князь Дмитрий Петрович Волконский

От князя Петра клязьмогородецкое имение перешло к его старшему сыну князю Дмитрию Петровичу Волконскому (1764-1812). Князь Д.П. Волконский с молодых лет находился на военной службе, служил в лейб-гвардии Преображенском полку, из гвардии капитанов был произведен в полковники (1789), награжден орденом св. Владимира III ст. и назначен командиром Московского гренадерского полка (1792). В 1804 г. в возрасте 40 лет князь достиг чина генерал-лейтенанта. Император Александр I назначил Д.П. Волконского генерал-интендантом всей русской армии и членом Военной коллегии. К 1807 г. генерал-лейтенант князь Волконский, помимо ранее полученного Владимирского ордена, был кавалером орденов св. Александра Невского, св. Анны I ст., св. Георгия III класса и командором ордена св. Иоанна Иерусалимского. Однако, карьера Волконского окончилась неудачно. По воспоминаниям князя Петра Владимировича Долгорукова, Д.П. Волконский “после Тильзитского мира... был за воровство уволен с должности и лишь благодаря обширным родственным связям избежал суда и Сибири”. Д.П. Волконский был женат на дочери ярославского и вологодского генерал-губернатора действительного тайного советника Алексея Петровича Мельгунова Екатерине Алексеевне (1770-1855).


Екатерина Алексеевна Волконская, урожденная Мельгунова. Портрет работы В. Боровиковского.

Про эту даму сохранился весьма язвительный отзыв того же князя П.Д. Долгорукова: “...Трудно было найти женщину более искательную перед придворными фаворитами, более подлую и более жадную: она была страшной взяточницей. Невзирая на свою знатность, на свое богатство, на свою влиятельное общественное положение, она брала взятки столь же усердно, как и жена письмоводителя любого городничего, не брезговала ничем, даже банкой помады, и про нее говорили, что “у нее всякое даяние благо и всяк дар совершен”. Данная чети Волконских жила, в основном, в своем подмосковном имении Суханово, где для них был выстроен целый дворец. В Кляземский городок они едва ли наведывались. После кончины Д.П. Волконского, вдова передала Кляземский городок во владение его племяннику князю Петру Михайловичу Волконскому (1776-1852), внуку строителя клязьмогородецкого храма П.А. Волконского.


Князь Петр Михайлович Волконский

Светлейший князь Петр Михайлович Волконский (1776-27.8.1852) потомок старинного княжеского рода, он с молодости был близок к императору Александру I и уже в 1810 г. занял пост генерала-квартирмейстера русской армии. В этой должности князь участвовал в войне 1812 года. Он очень походил на Наполеона Бонапарта, каковое сходство служило предметов для толков в обществе. Князь Волконский стал первым начальником Главного штаба в 1813 г. Позднее это учреждение преобразовалось в Генеральный штаб. С воцарением императора Николая I генерал Волконский в 1826 г. был назначен министром императорского двора и уделов. Этот почетный пост он занимал до конца жизни. Государь постоянно оказывал князю знаки самого лестного внимания. В 1834 г. в связи с установкой Александровской колонны в Петербурге Волконский получил титул светлейшего князя, а в 1843 г. — чин генерала-фельдмаршала, хотя выдающимися полководческими дарованиями не отличался. Кавалером высшего ордена империи, св. Андрея Первозванного, он стал еще в 1823 г. В конце жизни Волконский имел помимо всех российских 29 иностранных орденов и его уже стало просто нечем награждать. Поэтому для него изобретали специальные знаки отличия, вроде осыпанного бриллиантами фельдмаршальского жезла.
Волконский знал Пушкина еще со времени учебы поэта в Царскосельском лицее. В основном, их взаимоотношения ограничивались официальными контактами и общением в великосветском обществе. Язвительный князь П.Д. Долгоруков охарактеризовал Волконского как “человека необразованного, грубого, дерзкого, жестокого, весьма злого и мстительного, но на деньгу безупречно честного”.
В Ковровском уезде Волконскому принадлежали богатые села Кляземский городок и Хозниково.
Без сомнения, П.М. Волконского можно считать самой яркой фигурой среди всех клязьмогородецких помещиков. О П.М. Волконском, как о ковровском помещике, с почтением писал один из первых краеведов Коврова Николай Ильич Шаганов. В Кляземском городке князь на свои средства ремонтировал Покровскую церковь.
Женой князя была Софья Григорьевна, урожденная княжна Волконская (1785-1868), из другой ветви этого весьма разветвленного княжеского рода Родным братом княгини был известный декабрист генерал-майор князь Сергей Григорьевич Волконский. С.Г. Волконская была светской знакомой А.С. Пушкина, в ее петербургском доме на Мойке размещалась последняя квартира поэта. В 1854 г. светлейшая княгиня Волконская посетила в сибирской ссылке своего брата-декабриста. Император Николай I и высший столичный свет были раздражены таким поступком княгини. Она уехала за границу и скончалась за пределами России в Женеве.
Светлейший князь Петр Михайлович Волконский скончался 26 августа 1852 г. в Петергофе. В день кончины Николай I шесть раз посетил своего верного министра. Князь подарил императору свою шпагу, а тот поцеловал умирающему руку. Тело покойного было на пароходе перевезено в Петербург и погребено в Введенском соборе лейб-гвардии Семеновского полка.
Последним клязьмогородецким помещиком уже после отмены крепостного права стал второй сын П.М. и С.Г. Волконских светлейший князь Григорий Петрович Волконский (1808-1882). Он с 1822 г. находился на службе в Коллегии иностранных дел, к 1839 г. занимал пост помощника попечителя Петербургского учебного округа, затем был попечителем Петербургского (1842-1845) и Одесского (1845-1847) учебных округов, имел чин тайного советника и придворное звание гофмейстера. Профессор Александр Васильевич Никитенко в своем дневнике в 1842 г. дал такую характеристику князю при его назначении попечителем Петербургского учебного округа: “… Он человек, как говорится ныне, с европейским образованием, со свежей головой и честными стремлениями, еще не остывший к добру — только очень молод”. Через три года тот же А.В. Никитенко писал в дневнике о князе, получившем перевод в Одессу: “Мы много теряем. Князь не был усердным администратором, но он человек вполне благородный просвещенный, с европейским образом мыслей, а положение его при дворе таково, что он незаменим во всех затруднительных случаях по университету и по цензуре. Сколько раз отвращал он от нас беду своим влиянием!”
Князь Г.П. Волконский был женат на графине Марие Александровне Бенкендорф, дочери известного шефа жандармов генерала графа А. X. Бенкендорфа. От этого брака остались дочь и сын, но к концу XIX века последние земли прежней княжеской вотчины при селе Кляземском городке окончательно сменили владельцев. Местными землевладельцами стали, в основном, купцы и богатые крестьяне.



План города Стародуба. Составлен А.И. Ивановым после археологических раскопок в 1925 г.

Развалины фабрики «Коммунар» (быв. Носкова)

Начало роду Носковых положил крестьянин Иван Михайлович, живший в селе Кляземский Городок Ковровского уезда.
В 1909-1910 гг. Ф.И. Носков выстроил при Кляземском городке паровую бумаготкацкую фабрику. См. Клязьмогородецкие торговые люди Носковы.


Нательные кресты, металл. XVI-XIX вв.

Археологические находки, сделанные во время раскопок древнего г. Стародуба:
1. Ножи железные, X-XVI вв.
2. Шило железное, XIV-XVI вв.
3. Гвозди кованые железные, XIV-XVI вв.

4. Фрагменты горшков глиняных, XIII-XVI вв.
5. Фрагменты стеклянных браслетов, нач. XIII в.
6. Фрагмент тесла, XIII в.
7. Грузила глиняные от рыболовных сетей, XIII в.

При археологическом обследовании в 1925 году городища Стародуб была обнаружена глиняная игрушка, выполненная руками местного мастера не позднее XVI века.

Образованная в Клязьменском городке в советское время вместо прежней церковно-приходской школы восьмилетка 30 июля 1966 г. была преобразована в среднюю школу.


Школа в с. Клязьминский городок построена в 1983 г.

Памятник жителям села Клязьминский Городок, погибшим в ВОВ

Покровская церковь



Покровская церковь

Еще в ХII веке здесь появились храмы во имя св. Иоанна Милостивого и св. Георгия Победоносца. К XVII столетию в Стародубе и Кляземском городке имелись церкви во имя св. Иоанна Милостивого и в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В начале XVIII века этих храмов в Кляземском городке уже не было. Они или сгорели, что с деревянными строениями прежде случалось достаточно часто, или же были разобраны за ветхостью. В 1715 г. в Кляземском городке имелась лишь одна деревянная церковь в честь святителя и чудотворца Николая. Никольская церковь просуществовала в Кляземском городке вплоть до начала XIX века. Вероятно, за это время строением этот храм неоднократно обновлялся.
Наконец, в середине 1790-х гг. тщанием местного помещика статского советника князя Петра Александровича Волконского в Кляземском городке был заложен каменный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы с приделом св. Николая Чудотворца. Наименование престолов храма было дано в память о прежде бывших в Кляземском городке деревянных церквях. Строилась новая церковь, в основном, на средства князя Волконского, хотя и с использованием пожертвований прихожан. Строительство шло долго. Вначале возводился теплый (т.е. отапливаемый, зимний) Никольский придел. После его устройства, придельный храм был освящен и в нем началось богослужение. После того стоявшую рядом деревянную Никольскую церковь разобрали до основания, а материал ее использовали для обжига кирпичей для основного здания храма и колокольни. Затем артель каменщиков приступила к кладке стен холодной (летней) Покровской церкви. При строительстве каменного клязьмогородецкого храма было обнаружено много старинных надгробий стародубских князей бояр и купцов. Однако, эти ценнейшие исторические памятники никто не изучал, надписи на них прочитаны не были, а сами надгробные камни невежественные строители положили в фундамент возводимого ими храма.
К 1803 г. Покровская церковь была закончена постройкой и сделкой и по благословению епископа Владимирского и Суздальского Ксенофонта освящена. Колокольня же храма достраивалась и после его освящения. Храмоздатель князь П.А. Волконский не дожил до окончания строительства и скончался в 1801 г. Храм пятиглавый, типичный для своего времени. Своеобразие ему придает высокая колокольня. Ее восьмерик опирается на четыре столба, а на восьмерике стоит еще восьмерик с круглыми отверстиями для часов. Выше установлены 12 дорических колонн в честь двенадцати апостолов, а на своде, который эти колонны поддерживают, еще четыре колонны-столбика в честь четырех евангелистов. Венчает здание колокольни главка-луковица, а на ней высится шестиметровый крест.


Колокольня при Покровском храме

Престолов в церкви два: в холодной – в честь Покрова Пресвятой Богородицы и в теплом приделе – во имя Святителя и Чудотворца Николая.
Из старинных священных предметов в церкви хранились: икона Нерукотворного Спаса, икона Покрова Пресвятой Богородицы и напрестольный крест с частицами св. мощей разных угодников Божиих.
Церковные документы в церкви хранились в целости: копии метрических книг с 1803 года, исповедных росписей с 1829 г. и опись церковного имущества, составленная в 1894 г.
Церкви принадлежали три часовни: одна построена в церковной ограде, другая – в селе и третья – в поле близ села.
Земли при церкви: усадебной одна десятина, сенокосной 3 десятины и пахотной 30 десятин.
Причта по штату положено: священник и псаломщик. На содержание причт получал: Синодского пособия 392 руб., от земли 30 руб. и за требоисправления 250 руб., а всего в год 650 руб. Дома у причта собственные, построенные на церковной земле.
Приход: село и деревни: Хорятино, Ченцы, Чуткино, Близнино, Княгинкино, Репники, Бабириха и Голышево. Дворов в приходе в 1897 г. 149, душ муж. пола 440 и жен. пола 465; в том числе раскольников муж. пола 14 душ и жен. пола 23 души.


Бывшая часовня при Покровском храме

При церкви были выстроены каменная богадельня, таковая же часовня в связи с каменной оградой и еще одна отдельно стоящая часовня.
С 1891 г. в селе существовала церковно-приходская школа, находившаяся в специально для нее устроенном доме в церковной ограде. Здание для школы было выстроено старанием священника В.В. Фигуровского на средства бийского купца В.Н. Осипова. За благотворительную деятельность св. Синод преподал Осипову в ноябре 1891 г. благословение с выдачей специальной грамоты. Учеников в Городецкой школе насчитывалось в разные годы в среднем около 50, а учитель имелся только один.
В 1914 г. на средства ковровского уездного земства в Кляземском городке были устроены детские ясли для крестьянских детей.

Имен стародубских священно-церковнослужителей мы не знаем При церкви Кляземского городка с конца XVII века служили следующие священники:
1. Иван Афанасьев (р. ок. 1653 - ум. после 1715), священствовал в Кляземском городке в конце XVII века — и после 1715 г.
2. Стефан, священствовал ранее 1715 г. и “вышел к Москве”/
3. Лев Михайлов, священствовал в 1750 г.
4. Афанасий Яковлев (р. ок. 1734 - ум. ок. 1776), священствовал ранее 1767 — до 1776 гг.
5. Алексей Ананьев (р. ок. 1745 - ум. 1807), сын священника села Мисайлово Суздальского уезда Анания Михайлова, дьячjк села Кляземского городка (до 1776), священник того же села (1776-1804), при нем была выстроена каменная клязьмогородецкая церковь. Был женат на дочери священника села Троицкого Ковровского уезда Анне Егоровой.
6. Алексей Иванов (р. 1747 - ум. после 1796), священствовал ранее 1795 и после 1796 гг.
7. Иван Андреевич Парвицкий (р. 1783 - ум 1833), сын священника села Козьмодемьянского Юрьевского уезда, священствовал в Кляземском городке (1804-1833), погребен за алтарем клязьмогородецкой Покровской церкви. Был женат на дочери местного священника Алексея Иванова Елене Алексеевне.
8. Иван Егорович Крылов (р. 1810 - ум. 1855), священствовал в 1833-1855 гг., погребен за алтарем Покровской церкви. Был женат на дочери своего предшественника Татьяне Ивановне Парвицкой.
9. Григорий Ксенофонтович Преображенский (ум 21. 1.1865, погребен за алтарем Покровской церкви), священствовал в 1855-1865 гг. Был женат на дочери священника И. Е. Крылова Олимпиаде Ивановне Крыловой.
10. Василий Иванович Генерозов (р. 1836 - ум. после 1875), священствовал в Кляземском городке (1865-1875) и в селе Бутылицы Меленковского уезда (с 15.6.1875). Был женат на дочери священника И. Е Крылова Анне Ивановне.
11. Лавр Гавриилович Сокольский (р. 1830 - ум. после 1888), сын пономаря, священник сел: Матвейщево Юрьевского уезда (1857-1875), Кляземского городка (1875-1878), Мылых Всегодич Ковровского уезда (1878-1884), Котлучино Владимирского уезда (1884-1888), псаломщик с. Большие Всегодичи (с 1888), был награжден набедренником.
12. Василий Петрович Туторский (1822-1884), самый известный из клязьмогородецких священников. Родился в семье дьячка, учился во Владимирской духовной семинарии и окончил ее по II разряду. Архиепископ Владимирский и Суздальский Парфений 3 февраля 1846 г. — рукоположил студента семинарий В.П. Туторского во священника ко храму Святителя и Чудотворца Николая села Кувезино. Новопоставленный иерей женился на дочери прежнего кувезинского священника Никифора Тимофеевича Острова Прасковье Никифоровне. После семи с половиной лет службы в Кувезино о. Василий был переведен в Покровскую церковь села Якимово Ковровского уезда. Данное село фактически представляло собой погост недалеко от реки Клязьмы. Василий Петрович прослужил там 25 лет. Среди прихожан он получил известность, как проповедник, за ревностную службу был награжден набедренником и наперсным крестом на Владимирской ленте в память Крымской войны 1853—1856 гг. В ноябре 1857 г. была напечатана его статья по истории Коврова. О. Василию тогда минуло 35 лет. Публикация якимовского священника свидетельствовала о глубоком изучении автором множества документов по местной старине и истории всего Владимирского края. Для написания подобной статьи необходимо было немало поработать в архивах и на местах — в селах и деревнях с местными жителями. Надо полагать, что В.П. Туторский обладал куда большими сведениями по местной истории, нежели те, какие он использовал в своей единственной известной нам исторической статье. После продолжительного служения в Якимово, о. Василий 15 октября 1878 г. был перемещен на священническое место в село Малые Всегодичи, но почти сразу же вновь переведен в село Кляземский городок настоятелем тамошней Покровской церкви. Клязьмогородецкий приход считался трудным, так как в нем определенным влиянием пользовались раскольники-старообрядцы. Последнее обстоятельство стало причиной утверждения В.П. Туторского в 1879 г. катехизатором — проповедником истин православной веры. Хотя о. Василий на новом месте прослужил лишь пять с половиной лет, он успел приобрести любовь и расположение большинства своих прихожан.
Скончался В.П. Туторский 1 марта 1884 г. и был погребен за алтарем клязьмогородецкой церкви. Могила его до наших дней не сохранилась.
13. Василий Владимирович Фигуровский (р. 1830 - ум. после 1907), дьячок Князь-Андреевской церкви г. Переслааля-Залесского (1853), дьячок села Иванисово Переславского уезда (1853-1856), диакон Предтечинской церкви г. Переславля (1856-1860), диакон села Пьянгус (1860-1877), священник села Шульгино Муромского уезда (1877-1884), священник села Кляземский городок (1884—1907). Был награжден набедренником, скуфьей, камилавкой и наперсным крестом.
14. Флегонт Тихонравов, священник клязьмогородецкой церкви с 23.10.1907 — по ноябрь 1911 гг.
15. Алексей Васильевич Похвалынский (р. 1866 - ум. после 1919), сын чиновника, канцелярский чиновник Владимирского губернского правления в чине губернского секретаря (1892-1900), священник села Михалево (1900-1911), священник села Кляэемского городка (1911 - после 1919), собирал пожертвования для действующей армии в годы I мировой войны, награжден набедренником, скуфьей и камилавкой
16. Павел Александрович Виноградов (р. 1883 - ум в 1930-е гг.), последний священник храма села Кляземского городка в 1920-х — начале 1930-х гг. вплоть до его закрытия, репрессирован, реабилитирован в 1958 г.
Клязьмогородецкий приход считался небогатым. В 1873 г. годовые доходы местных священно-церковнослужителей составили всего 165 рублей. В 1893 г. причту Покровской церкви было назначено дополнительное казенное содержание в 392 рубля в год с выплатой из Ковровского уездного казначейства.
Однако, жертвователи на нужды храма никогда не переводились. О них сохранились данные конца XIX — начала XX веков. Так, в 1891-1899 гг. Бийский 2-й гильдии купец (Томской губернии), выходец из клязьмогородецких крестьян Василий Николаевич Осипов пожертвовал 2805 рублей на украшение приходской церкви и устройство церковно-приходской школы; в 1900 г. ковровский мещанин Михаил Филиппович Варламов пожертвовал 400 рублей на устройство железных ворот в церковной ограде, на окраску церкви, колокольни и ограды, а также покупку восковых свеч, в 1909 г. вдова капитана Мария Степановна Бодрова пожертвовала разных священных предметов на 30 рублей; в 1910 г. купец станицы Кринищенской Войска Донского Конон Иванович Китаев пожертвовал 100 рублей на ремонт церковной ограды, в том же 1911 г. змеивогорский (Харьковской губернии) купец Николай Николаевич Макаров пожертвовал 150 рублей на устройство новой печи в теплом придельном храме; тогда же ковровский мещанин Георгий Григорьевич Одинцев пожертвовал 50 рублей на окраску церковной ограды.
Сохранились также имена некоторых церковных старост Покровского храма. Это местный крестьянин Ефим Тимофеевич Махалов, бывший старостой с 1874 по 1881 гг. и крестьянин приходской деревни Голышево Михаил Осипов, староста в 1894-1902 гг.
Из местных церковных древностей наиболее примечательными были древние иконы Покрова Пресвятой Богородицы, Нерукотворного Спаса и Знамения Пресвятой Богородицы, а также животворящий крест, находившийся в часовне. В храме имелись все необходимые богослужебные книги, “церковная же библиотека книгами, служащими к назиданию народа, [была] скудна и малодостаточна”.

В советское время начались гонения на Церковь. Весной 1922 г. из Городецкого храма было изъято серебряных предметов весом на 7 фунтов 94 золотника. В 1937 г. по представлению заведующего Ковровским краеведческим музеем А.Г. Бутрякова решением Ковровского райисполкома из Покровской церкви Кляземского городка были изъяты так называемые “архивы”, видимо старинные церковные книги и документы. Тогда же арестовали последнего священника. Наконец, решением Ивановского облисполкома (Ковровский район тогда входил в состав Ивановской области)
15 апреля 1939 г. Покровский храм села Кляземский городок был закрыт. В церковном здании местные власти устроили хлебопекарню. Позднее оно использовалось как склад, было окончательно разорено, а в 1980-е гг. и в начале 1990-х гг. пребывало и полном запустении.
В 1992 г. началось возрождение клязьмогородецкого храма, который сегодня внешне уже во многом обрел свой прежний облик.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы открыт в Субботу с 15-30 до 18-30 в Воскресенье с 7-30 до 10-30, а также в тоже время в Великие, двунадесятые и почитаемые праздники.

В 1862 г., после образования волостей, село Кляземский городок входило в состав Санниковской волости Ковровского уезда. С 1890 г. село входило во 2-й земский участок. Оно же являлось центром 5-го участка 1-го полицейского стана и там постоянно находился полицейский урядник, выполнявший, примерно, функции нынешнего участкового. В 1918 г. был образован Клязьмогородецкий сельский совет, подчинявшийся Санниковскому волостному совету. К 1928 г. село было перечислено в Осиповскую волость, а в 1929 г. волостное деление было ликвидировано В годы гражданской войны и последующих лет разрухи и НЭПа население села значительно выросло и к 1928 г. составляло 500 человек (в 1904 г. — 175 жителей). Росту населения способствовало развитие в Кляземском городке ткацкой фабрики (бывшей Носковых), получившей название «Коммунар».
Возникший поблизости в деревне Глебово чугунолитейный 1 завод артели Молот (переименованный в имени Ворошилова в 1932 г. при разделе артели), проводившиеся в районе села лесоразработки также способствовали росту села, превратившемуся фактически, в крупный поселок.
В 1920-е гг. в Кляземском городке было открыто почтовое отделение. В 1930-е гг. оно именовалось “кляземское сельское агентство связи”.
В 1953 г был укрупнен за счет соседних мелких хозяйств местный колхоз “Красное Знамя". В 1954 г. в состав Клязьмогородецкого сельсовета вошли Репниковский и Стародеревнеский сельсоветы. Тогда же прежний Кляземский городок был переименован в Клязьминский.
В 2010 году численность населения – 410 муж. и 509 жен., всего 919 чел.

Используемая литература:
1. Стародуб городок над Клязьмой. Летопись Ковровского уезда. Впуск 4. Н.В. Фролов, Э.В. Фролова. Ковров 1997
2. Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: Вып. 5 и послед.: Шуйский и Ковровский уезды. Вязниковский и Гороховецкий уезды. - 1898. - 505, VII c.
3. Археологическая карта Росии. Под редакцией Ю.А. Краснова. Владимирская область. М. 1995.
1. Стародубское княжество
2. Стародуб-на-Клязьме
3. Каким было село Кляземский Городок
4. Клязьмогородецкие торговые люди Носковы
Город Ковров.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (05.04.2017)
Просмотров: 656 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика