Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
04.12.2022
08:30
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1501]
Суздаль [450]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [481]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [13]
Собинка [143]
Юрьев [247]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [168]
Гусь [187]
Вязники [343]
Камешково [114]
Ковров [426]
Гороховец [131]
Александров [291]
Переславль [116]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [91]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [119]
Писатели и поэты [188]
Промышленность [129]
Учебные заведения [155]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [63]
Муромские поэты [6]
художники [51]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2250]
архитекторы [30]
краеведение [69]
Отечественная война [267]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [37]
Оргтруд [40]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Промышленность

Завод «Электроприбор» в 1958-62 годах

Завод «Электроприбор» в 1958-62 годах

Начало » » » Завод «Электроприбор» в 1956-57 годах

Противоречия в руководстве

Трудно шла работа производства в те годы, часто из-за несвоевременного материально-технического обеспечения, особенно по новым изделиям. В июне 1958 года Чуб принял очень важное, возможно, самое разумное за время руководства заводом кадровое решение. Заместителем директора по общим вопросам был назначен Иван Иванович Афанасьев, работавший до этого на ВЗПО начальником цеха.


Иван Иванович Афанасьев

Сын деревенского суздальского кузнеца окончил перед войной авиамеханический техникум и почти двадцать лет трудился на ВЗПО мастером, начальником ПРБ. Три года он избирался председателем завкома профсоюза, а затем четыре года секретарем парторганизации завода. Это была хорошая школа, тем более что работать ему пришлось несколько лет с директором завода Поповым Георгием Михайловичем, человеком из высших эшелонов государственной власти сталинской эпохи, бывшим секретарём ЦК КПСС и Московского горкома, руководителем суровым, но мудрым. После парткома три года Афанасьев работал начальником цеха, но явно перерос эту должность и поэтому согласился на высокую и ответственную работу на «Электроприборе».
Встреченный старыми электроприборовцами настороженно, он, благодаря разуму, характеру, деловитости сумел быстро завоевать авторитет. В первую очередь он занялся наведением порядка в складском хозяйстве, транспортном цехе, на территории завода. Высокий, солидный, рыжеволосый он частенько своим характерным басом устраивал разнос по делу, по справедливости своим подчиненным и всем, кто не дорабатывал в подведомственных ему вопросах. Его побаивались, но и уважали за то, что он успешно решал задачи по обеспечению производства. Авторитет в городских и областных органах у него был еще с профсоюзной и партийной работы на ВЗПО, а вот в совнархозе и потом в министерстве ему пришлось завоевывать его своей оперативной работой, своей разумной настойчивостью и энергией. С руководителями предприятий - смежников он наладил деловые контакты, помогавшие решению самых сложных проблем. У заводского народа он тоже пользовался уважением, хотя в силу характера из-за настроения изредка бывал несправедлив. Но все понимали, что ноша, которую Иван Иванович взвалил на свои плечи, была одной из самых тяжелых. Сегодня, были бы деньги, возможно получить почти любые материалы и комплектующие. А тогда нужно было вовремя сделать заявку, защитить ее в совнархозе или в министерстве, получить разрешение на фондируемые, то есть дефицитные, материалы в Госснабе, получить наряды на предприятия-поставщики, согласовать с ними графики поставок. Номенклатура же материалов и комплектующих уже с конца пятидесятых была четырехзначной и каждый год росла. Конечно, это было делом не одного заместителя директора. Были отделы материально-технического снабжения, комплектации, какое-то время внешней кооперации. Но нерешенных вопросов, особенно в начале года, да и в конце, хватало на всех. Даже могучий организм Афанасьева выдерживал нагрузки с трудом, и после двадцати с лишним лет работы сердце стало подводить Ивана Ивановича. В Ивановском институте ему вшили стимулятор, и все-таки в 1981 году ему пришлось уйти на заслуженную персональную пенсию. Умудренный житейским и хозяйственным опытом, он много потом помогал советами новому руководству завода.

В мае 1958 года на заводе сменилась партийное руководство. Секретарем парторганизации, а затем парткома стал Евгений Семенович Волков, до того пять месяцев возглавлявший заводской профсоюзный комитет. Авторитет парткома при нем начал расти. Он был гораздо энергичнее своих предшественников, да и посамостоятельнее их.

5 июня произошло очень важное событие в жизни завода - вышел первый номер заводской многотиражной газеты «Сигнал», переименованной потом в «Луч». Редактором газеты, выходившей еженедельно по четвергам, была Вера Петровна Харламова. С первого номера газета показала боевитость - в правом углу крупным шрифтом был напечатан призыв: «Товарищи электроприборовцы! Государственный план мая заводом не выполнен. Приложим все силы на выполнение плана июня - решающего месяца первого полугодия!». Призывами не ограничиваясь, газета помещала материалы о людях труда, передовиках производства, их фото на рабочих местах, отображала производственную деятельность цехов и отделов, показывала партийную, профсоюзную, комсомольскую жизнь на заводе. Харламова сумела сплотить вокруг редакции боевой коллектив авторов. В редколлегии трудились Лобанов В.А., Суздальцев В.Н., Сураков В.П., Королёв И.Г., известные потом литераторы поэт Марат Виридарский и писатель Николай Сидоров. Литературную группу или студию возглавил Сураков В.П., который в первом номере опубликовал следующее пожелание:
«Пусть наша газета многотиражная
Поднимет вопросы большие и важные;
Пусть критикой бьет, невзирая на лица;
Пусть блёстками юмора ярко искрится;
Пусть нам помогает в движенье вперед;
Пусть в ногу со временем смело идет».
Многое из этих пожеланий сбылось в почти пятидесятилетней истории газеты. Были взлеты и были падения, была яркость, но бывала и сухость, бывала беззубость и чрезмерное увлечение «жареными фактами», но даже в труднейшие для завода времена газета была не только информатором, но и активно влияла на жизнь завода и политику его руководства. Успешно работала газета и при преемниках Харламовой - Юницкой Е.Д. и Ксенофонтове Н.И. И всегда главными героями газетных материалов были наши простые люди труда, рабочие и инженеры.

Летом 1958 года был построен заводской пионерский лагерь «Дружба». Скромно приютился он рядом с пионерлагерем ВЗПО в березовой роще за Ставровским поворотом (между д. Афанасьево и с. Бабаево). В 1972 году переименован из лагеря «Дружба» в лагерь «Пионерская республика «Икар». Он стал одним из самых крупных и популярных городков летнего отдыха детей. В свои лучшие годы он принимал 450-480 детей в каждую очередь. С 1971 года здесь ежегодно отдыхали 30 пионеров из Северочешского города-побратима Усти-на-Лабе. В 1997 г. лагерь передан из собственности завода «Электроприбор» в муниципальную собственность. С 1998 года лагерь "Икар" находится в ведении управления по делам молодежи Владимирской области.

На четвёртом году жизни завода кадровый костяк стабилизировался, люди уже начали осознавать себя электроприборовцами. К концу пятидесятых годов коллектив завода резко вырос по численности. Ежедневно шёл приём на работу новых рабочих, техников, инженеров. На рынке труда потребность превышала предложение. Во Владимире строились и расширялись все заводы, набирала мощности строительная индустрия.
Но «Электроприбор» был одним из престижных заводов, и уже тогда из лучших специалистов стала выкристаллизовываться рабочая гвардия.
О некоторых ее представителях стоит рассказать.


Константин Александрович Платонов

Много лет трудилась на заводе славная чета Платоновых.
Константин Александрович Платонов был родом из многодетной дружной рабочей владимирской семьи, где все с детства были приучены к труду. В 1934 году поступил он в школу ФЗО при заводе «Автоприбор», успешно ее закончил, став слесарем инструментальщиком. Но главные премудрости профессии он получил в экспериментальном цехе завода от немецкого специалиста Ф. Мароля, занимавшегося тогда разработкой спидометра. Мароль учил Костю быть внимательным, беречь каждый винтик, учил, что в каждой машине важны особенно мелочи, поэтому даже мелочи нужно делать качественно. В 1939 году Платонов был призван в Красную Армию и после окончания школы красных командиров был назначен в медсанбат и встретил 22 июня 1941 года под Кишеневом. В первые же дни попал под бомбёжку, был контужен и ранен и оказался в Николаевском госпитале, где и встретил свою судьбу - медсестру Шурочку, красивую и скромную южанку. Потом было путешествие в одной теплушке из Николаева на Северо-Западный фронт, война, разлука, но после войны он разыскал её и привёз во Владимир. Вернулся на «Автоприбор», туда же устроил Александру Филипповну, а затем оба перевелись на «Электроприбор». Какое-то время Константин Алексеевич в офицерском запале возглавлял штаб гражданской обороны, но рабочая жилка перетянула его в литейный цех, где он проработал плавильщиком более четверти века. Ушёл он на пенсию из слесарей, выработав на заводе стаж 34 года. Работал он добросовестно и не раз поощрялся и награждался за труд, а, кроме того, был очень активным общественником, пропагандистом в сети партийной учебы, и частенько горячо и умело выступал на заводских партийных мероприятиях. С 1983 года - он заслуженный ветеран завода.


Александра Филипповна Платонова

Скромная и трудолюбивая Александра Филипповна Платонова много лет работала сборщицей радиоаппаратуры в цехе № 7, работу свою выполняла образцово и была активной общественницей, агитатором, членом партбюро. Обаятельная женщина Александра Филипповна была прекрасной женой и матерью. Они с мужем вырастили и примерно воспитали дочь и сына. Дочь Светлана двадцать с лишним лет работала в заводской поликлинике врачом-стоматологом.
Когда в 1966 году на завод поступила команда выдвинуть кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР женщину-работницу, выбор пал на Платонову, и она четыре года добросовестно участвовала в работе главного законодательного органа страны, и, по отзывам, была в своем созыве на хорошем счету, функции депутата прилежно изучила и выполняла инициативно. В цехе она, как и прежде, оставалась такой же скромной, доброжелательной и заботливой. Через четыре года разнарядка выпала на другой завод, а Александра Филипповна продолжала свою общественную деятельность в других организациях, и только в 1985 году вместе с мужем ушла на заслуженный отдых, став «Заслуженным ветераном завода».


Виктор Иванович Калмыков

Таким же уважением пользовалась семья Калмыковых. Глава, Виктор Иванович, начинал свою трудовую деятельность на заводе в 1955 году гальваником. Окончив школу мастеров, какое-то время поработал мастером, но потом перешел наладчиком литейных машин в цех № 1, где и трудился до ухода на пенсию. По воспоминаниям ветеранов цеха, был он одним из лучших рабочих в истории цеха №1. Дисциплинированный, отзывчивый, добродушный, он пользовался уважением и у руководства, и у рабочих. Авторитет его по специальности был непререкаемым, а портрет заслуженно обосновался то на цеховой Доске почёта, то на заводской, то на Аллее Маяков. «Заслуженный ветеран завода» он был к тому же кавалером «Ордена Трудовой славы» третьей степени, а в 1986 году был признан лучшим наставником молодежи.


Людмила Павловна Калмыкова

А уж вот кто был общепризнанным лучшим наставником молодёжи не только завода, но и отрасли, так это жена Виктора Ивановича Людмила Павловна. Но это в будущем, а в конце пятидесятых она скромно начинала свою трудовую деятельность глазуровщицей на участке керамики в том же цехе № 1. Работа была интересной, но вредной для здоровья, и через пятнадцать лет пришлось Калмыковой подыскивать другую работу. Заместитель начальника цеха № 3 Шибеко Г.Т., знавший эту толковую и шуструю женщину, пригласил её на только что появившийся участок станков с числовым программным управлением. Она быстро освоилась с этой новой интересной и сложной профессией - оператор станков с ЧПУ. Там она и проявила себя настоящей русской женщиной, наподобие героини некрасовской поэмы. Но об этом в свое время.
Таких семей как Платоновы и Калмыковы, оставивших доброе имя в истории завода, на «Электроприборе» было немало. Аверьяновы, Слепневы, Шитовы, Гавриловы, Александровы и многие, многие славные фамилии.
Но если бы все зависело от рабочих рук! Увы! Были трудности объективного характера, да и от руководства завода зависело многое. Главное, что мешало работе завода и выполнению государственного плана 1958 года, было неудовлетворительное капитальное строительство завода. В тот год на строительстве прессового корпуса, который был нужен заводу как воздух, строители треста «Владпромстрой» выполнили 5 % (!) плана. Стройка практически была заморожена. Не приступили вовремя и к надстройке третьего этажа корпуса Б. Это сдерживало развитие и ОКБ, и производственных мощностей завода. Только в следующем году после вмешательства Совнархоза работа была активизирована.
В конце 1958 года ОКБ было выведено из состава завода и переведено на самостоятельный хозрасчет со своим лицевым счетом в банке.
Было необходимо, чтобы средства, выделяемые на НИР и ОКР, не тонули в общем котле хромающего завода, тем более, что государственные органы всерьез стали готовить для развившегося ОКБ новое направление работы.
В распоряжении Владимирского Совнархоза № 116 от 17.11.58 года говорилось:
Закрепить за ОКБ при заводе «Электроприбор» следующую тематику:
аэродромные станции для связи с авиацией;
радиолиниии для дальней связи с использованием тропосферного рассеяния;
унификация и нормализация трансформаторов для радиотехнических изделий, выпускаемых предприятиями Совнархоза.

Начальником самостоятельного ОКБ был утвержден Саломатин В.И. главным инженером Черемных Л.Ф.

Завод строился. В 1959 году был сдан в эксплуатацию корпус № 4, где разместились цехи № 2 и № 8, каркасно-штамповочный и автомонтажный. Появилась вторая столовая.
И всё-таки дела на заводе не ладились. Кроме объективных причин, была ещё существенная личная - взаимоотношения первых лиц завода. Кобин Иван Иванович продолжал работать с прежней энергией, но его горячность, взрывчатость, нетерпимость ко всякого рода расхлябанности, резко контрастировала со спокойствием, невозмутимостью нового внешне интеллигентного директора - Чуб гораздо меньше ходил по предприятию, чаще заседал в кабинете. Как вспоминает Рабинович Б.Г., он каждый день проводил совещания по выполнению графиков, никого не наказывая за срыв сроков, устанавливая новые сроки, которые тут же срывались. КПД такой работы был низким. Чувствуя недовольство Кобина и его сподвижников, Владимир Иосифович стал опираться на не самых здравомыслящих бывших автоприборовцев, недовольных горьковчанами. Потом жизнь расставит всех по своим местам, но тогда такое противостояние было на руку не совсем чистоплотным работникам и наносило большой вред общему делу.
Был освобождён от должности начальника производства Кукин Л.Н. Поработав недолго начальником техбюро цеха № 7, он уехал работать директором завода в Александров.
Участок сборки УТ был присоединён к цеху № 3 вопреки мнению начальника цеха Егорова А.К. И цех, и участок стали работать хуже, и Егорова, специалиста-механика, перевели начальником сборочного цеха № 6.
На парткоме по настоянию Чуба отказали в приёме в партию начальнику цеха № 8 Поднебеснову В.А., на том основании, что он в 1944 году был в плену.
Послушали на парткоме и вопрос о работе главного инженера. Кобин им рассказал о работе инженерных служб по всем направлениям деятельности, а в заключительном слове сказал: «Все на заводе знают, что я прихожу на работу к 8.00 и ухожу домой не ранее 20 - 21.00. Других увлечений, кроме работы, не имею. Работу свою знаю и люблю». С тем и ушёл с парткома без наказаний и порицаний.
Обстановка накалялась, и в конце 1959 года на завод пришла комиссия Горкома КПСС и вновь во главе с Шамцовой А.Ф. Бюро горкома на своем заседании 10 декабря 1959 года рассмотрело вопрос «О неправильном поведении директора завода «Электроприбор» Чуба В.И. и главного инженера Кобина И.И.». Бюро отметило, что сложились неправильные взаимоотношения, которые сказываются на работе завода. На протяжении полутора лет руководителями завода решались вопросы несогласованно, по неделям не заходили друг к другу, не советовались по основным вопросам производства.
Постановление бюро ГК КПСС:
«За непартийное поведение, выразившееся в игнорировании друг друга и необоснованных взаимных обвинениях, за созданную склоку в работе, что привело к резкому ухудшению работы завода и неправильному воспитанию кадров, директору Чубу В.И. и главному инженеру Кобину И.И. объявить по строгому выговору с занесением в учетную карточку. Просить Совнархоз рассмотреть вопрос об укреплении хозяйственного руководства завода».
Чуб был освобождён от работы на другой день и был направлен главным инженером ЦПКТБ Совнархоза, затем стал начальником этого ЦПКТБ, а в 70-е годы успешно работал управляющим областным ремстройтрестом.
Кобин полтора месяца спустя был направлен на завод «Точмаш» заместителем главного инженера.

В декабре 1959 года решением владимирского Совета народного хозяйства Илья Иванович Чернов был направлен руководить заводом «Электроприбор».

Илья Иванович Чернов - директор завода с декабря 1959 г. по август 1961 г.
План 1959 года был заводом провален почти по всем основным технико-экономическим показателям. Новый год заводчане встречали в ожидании грядущих перемен с новым директором.
На заводском собрании актива во время представления коллективу директора Чернов произнес “тронную речь”, в которой пообещал под аплодисменты собравшихся побороть разброд в коллективе, прекратить свару между “чубовцами” и “кобинцами“ и в кратчайшие сроки добиться успехов в соревновании с другими заводами. Аплодисменты и оптимистичные ожидания бывших автоприборовцев были оправданы биографией Чернова.
Хороший организатор, трудолюбивый, требовательный, жёсткий администратор, обладавший незаурядным чувством юмора, Илья Иванович активно взялся за наведение порядка и дисциплины на заводе. Это был типичный “красный директор”, выросший как руководитель в жестокие 20-е-30-е годы, чьим жизненным кредо было: «План производства - закон жизни завода». На “Электроприбор” был направлен Совнархозом после трехлетнего пребывания директором ВТЗ им. Жданова. В момент назначения ему исполнилось 57 лет, но был он отменного здоровья, физически крепок и дожил потом до 95 лет.
Жил Илья Иванович рядом с заводом на Всполье и на завод приходил раньше всех, как правило, до 6 утра. Он обходил территорию завода, цеха, зорким хозяйским оком подмечал непорядки, проверял выполнение вчерашних заданий. К моменту появления на работе большинства руководителей он уже владел полной информацией, обмануть его было невозможно. С теми, кто пытался это сделать, разговор был короток. Не терпел он недисциплинированности, неисполнительности и не любил, чтобы ему перечили. Попытался было проявить “самостийность” начальник ОКБ Саломатин В.И., заявив на одном из первых совещаний, что ОКБ подчинено Совнархозу, даже расчётный счет имеет самостоятельный. Илья Иванович спокойно заметил: “У меня все детские учреждения имеют свой расчётный счет: детсады, пионерлагерь, ОКБ”, и в течение двух месяцев подписал в Совнархозе приказ о переподчинении ОКБ директору завода “Электроприбор”.
Дела на заводе стали поправляться. Уже по итогам первого квартала 1960 года завод получил второе классное место в соревновании предприятий Совнархоза, а за 2-ой и 3-й квартал - первые места.
Активизировалось капитальное строительство. В начале 1960 года полностью был освоен корпус №4, был надстроен 3-й этаж самого старого корпуса “Б”. Был сдан в эксплуатацию детский сад №42. Укреплялась собственная строительная база.
Начальником строительного участка № 37 был принят опытный строитель Семён Александрович Закиров. Несмотря на очевидную слабость строительной базы, он сумел со своими помощниками Садовым Ю.И., Сухановым Е.А., Несмеловым А.А., Капустиной Н.А. и другими, организовать выполнение задач, стоящих перед заводскими строителями по обеспечению планово-предупредительного ремонта зданий, строительству пионерлагеря, жилья для работников завода и шефской помощи в городе и на селе.
Отдел технического надзора за капитальным строительством возглавил грамотный инженер-строитель Илья Егорович Ступин, и трудился он в должности начальника ОТН до конца 60-х годов.


Китов В.А.

Главным энергетиком завода стал Владимир Алексеевич Китов, приглашенный Черновым с ВХЗ. Эта служба в своем развитии в последние годы резко отставала от бурного строительства производственных зданий. Энергообеспечение завода осуществлялось двумя фидерами, один с подстанции тракторного завода, другой с ТЭЦ. Они суммарно с трудом справлялись с полной нагрузкой завода, а в случае выхода из строя одного из вводов, половина завода простаивала. Не лучше обстояло дело и с обеспечением другими видами энергии.
Воспитанный как специалист в условиях непрерывного производства Химзавода, где на энергетиках особая ответственность за бесперебойную работу, Китов, бывший фронтовик, как большинство его сверстников, эту ответственность принёс на новый завод и сразу занялся перспективой развития энергослужбы. Главным для себя и своих помощников он определил создание в ближайшие годы полного двукратного резерва по всем видам энергоснабжения. Хорошими помощниками ему в этом стали начальник электроцеха Чередков Николай Иванович и, поступивший на завод через два года, заместитель главного энергетика Горчаков Александр Андреевич.

Комплекс «Фаланга»

В конце января 1960 года произошло событие, капитально повлиявшее на судьбу завода, на судьбы многих руководителей цехов, отделов и, в конце концов, на судьбу Чернова И.И. Саломатин В.И., тогда начальник ОКБ, привез из Москвы сначала как предложение, ставшее вскоре решением, - освоить производство изделия, входящего в комплекс “Фаланга”. Владимир Иванович в кабинете Чернова руками показывал какое это небольшое, несложное, но чрезвычайно выгодное изделие, соответствующее профилю завода. Это была так называемая “головка”, устройство для управления по радио противотанковым реактивным снарядом. Очень скоро после получения от заводского руководства согласия “головка”, а вслед за ней и весь комплекс “Фаланга”, были включены в народно-хозяйственный план завода на текущий 1960-й год. Комплекс “Фаланга” представлял из себя бортовую аппаратуру управления (головку), получившую номер 907А, наземную аппаратуру управления - 907Б, пусковую аппаратуру - 907В, тренажер комплекса “Фаланга” - 907Г, контрольно-проверочную машину - 907Е и два изделия комплекса “Шмель” - 907Ж. Весь комплекс “Фаланга” был в тот год последним словом отечественной техники. Через двадцать лет коллектив разработчиков этого комплекса был удостоен Государственной премии. В числе лауреатов был один из работников ОКБ Снежков Борис Константинович.


Снежков Б.К.

Уроженец Гусь-Хрустального Снежков Б.К., едва исполнилось восемнадцать лет, ушёл на фронт несмотря на сильную близорукость и в 1943 году был тяжело ранен. В 1944 году после госпиталей, был уволен вчистую и поступил в Ленинградский институт киноинженеров. По окончании поработал в отделе кинофикации в родном городе, но в 1949 году по решению Обкома ВКП(б) был направлен в Челябинск-40, где десять лет работал на закрытом предприятии, в 1955 году окончил вечернее отделение МИФИ. В 1959 году по состоянию здоровья вернулся в родные края и был направлен Совнархозом на работу в КБ завода “Электроприбор”. Приехал он во Владимир с хорошим багажом знаний и богатым опытом работы на одном из важнейших военных предприятий страны. Его сразу направили на комплекс “Фаланга”. Тихий, скромный, исключительно доброжелательный, Снежков всего себя отдавал активной работе над 907 комплексом и в 1981 году стал в числе других разработчиков этого изделия лауреатом Государственной премии, а еще были орден “Знак Почёта”, орден Трудовой Славы 3-й степени и искреннее уважение товарищей по работе и всего коллектива завода.


Комплекс управления снарядом Фаланга
Комплекс “Фаланга” представлял из себя бортовую аппаратуру управления (головку), получившую номер 907А, наземную аппаратуру управления - 907Б, пусковую аппаратуру - 907В, тренажер комплекса “Фаланга” - 907Г, контрольно-проверочную машину - 907Е и два изделия комплекса “Шмель” - 907Ж.
Через двадцать лет коллектив разработчиков этого комплекса был удостоен Государственной премии.

Изделие 9Б373 без кожуха (Головка) комплекса “Фаланга”

Но в начале 1960 года комплексом “Фаланга” занимался отдел Главного конструктора завода во главе с Дорохиным В.П. Комплекс оказался для заводских служб сложным. Чернов и Саломатин, назначенный в апреле 1960 года главным инженером завода, не представляли всей технологической сложности изделий.
Илья Иванович частенько сам сеял шапкозакидательские настроения. Он самоуверенно заявлял: “Мы трактора выпускали, а это тебе не какие-то головки”. Для производства изделий был создан цех №16 на нескольких территориях: половина 3-го этажа корпуса “А”, часть вновь построенного 3-го этажа корпуса “Б”, часть первого этажа этого же корпуса над столовой и участок рядом с ЛКИ. Исполнение обязанностей начальника цеха возлагалось на ведущего конструктора изделия Гладкова Александра Дмитриевича, начальником техбюро цеха был назначен Кудачкин Борис Иванович. Но осваивать комплекс изделий предстояло не только цеху №16. Колоссальная нагрузка выпала на все механические цеха, инструментальный, опытный, а также все отделы, занятые подготовкой производства, и кадровые службы. Документация от разработчиков поступала вплоть до октября, а уже с сентября государственные и партийные органы требовали выпуска изделий и направления их в армию.


Радиостанция Р-834 Банан.
Аэродромная радиостанция предназначена для обеспечения ближней радиосвязи с радиостанциями соответствующего диапазона.
Диапазон частот – 220,0 – 389,95 МГц. Шаг перестройки – плавно, разнос 50 кГц. Вид работы – АМ. Чувствительность приемника не хуже 2 мкВ. Мощность – не менее 800 Вт. 75 Ом. Элементная база – радиолампы, в УМ ГС-7Б 2 шт. Питание – трехфазная сеть 220/380 В, мах. 11 кВт.

В то же время шло освоение изделия “Банан” в цехе №6 и нового унифицированного блока “АБ” в цехе №7, а также тропосферных станций «Лодка» и «Фрегат». Таким образом в тот год все службы завода и все цехи работали с огромным напряжением.


Владимир Николаевич Суздальцев

Среди множества проблем особенно остро вставала проблема квалификации кадров. Именно тогда на решение задачи подготовки кадров был направлен Владимир Николаевич Суздальцев. 1926 года рождения, он как и все его сверстники был в 1943 году призван в ряды Красной Армии, а после войны и демобилизации с отличием закончил Владимирский машиностроительный техникум, был направлен на филиал “Автоприбора” и с 1953 года его судьба неразрывно связана с одним коллективом. Какое-то время он поработал технологом, мастером в механическом цехе, но очевидные педагогические наклонности уже в 1956 году привели его на стезю подготовки кадров, а с начала 1961 года он во главе этой работы на заводе. Много кадровых перемещений произвел за время работы Чернов И.И., но в редких случаях попадал в “яблочко”. Суздальцев В.Н. да еще Китов В.А. оправдали в будущем все возлагавшиеся на них надежды. Как вспоминает Владимир Николаевич, в конце 50-х направлял политику технического обучения и подготовки кадров Иван Иванович Кобин. Он почти ежедневно беседовал с Суздальцевым, определял стратегию в кадровом обеспечении, учил заглядывать в завтрашний день, учитывать научно- технический прогресс. Такая школа послужила на пользу молодому начальнику отдела. С немногочисленным коллективом исключительно добросовестных, трудолюбивых инженеров Владимир Николаевич сумел решить возникшие проблемы и ситуация на заводе с квалификацией кадров резко улучшилась. С благодарностью вспоминает Суздальцев своих сотрудниц: Карасеву Л.А., Иванову М.И., Ильинцеву И.В., Бельскую А.Д., Соловьёву Л.М. и цеховых организаторов техобучения.
Значительно системнее, глубже, целенаправленней пошла работа, когда непосредственным руководителем Суздальцева в конце 1961 года стал Зайцев Ю.И. Все годы работы во главе отдела Суздальцев был активнейшим общественником, лектором, профсоюзным активистом, нештатным корреспондентом сначала заводских, а потом городских и областных газет. Уйдя на пенсию, он ни на один день не терял связи с родным предприятием. По его заметкам владимирцы узнавали о трудностях и успехах славного коллектива. Прекрасный семьянин, Владимир Николаевич до старости сохранил самые нежные чувства к своей жене Екатерине Михайловне, учительнице из семьи владимирских интеллигентов с дворянскими корнями, безвременно ушедшей из жизни. Нелепый случай взрыва гранаты в ресторане унес жизнь сына Михаила, талантливого музыканта, начинавшего свою трудовую деятельность на заводе, в цехе №14. Эти несчастья не сломили Владимира Николаевича и он продолжает активно участвовать в заводской жизни.

К концу 60-го года стало ясно, что завод не способен справляться со всей номенклатурой изделий. Кроме недостатка квалифицированных кадров, был дефицит площадей, прогрессивного оборудования. Явно отставала испытательная база. Не успевали готовить производство новых изделий отдел главного технолога и инструментальное производство. Надо отдать должное напористости Чекмарева П.Ф., занимавшегося изо дня в день подготовкой производства, но воз был чересчур тяжелым.
За 4-й квартал 1960 года завод получил 2-е классное место в соревновании по Совнархозу и это был последний на несколько лет вперед внешний успех. Вместо целенаправленной работы по расшивке узких мест (а их было много), методичного освоения новых изделий и технологий, Чернов сосредоточил все усилия на постоянной смене руководящих кадров. Не было цеха или отдела, в которых не сменился бы руководитель. Начальники цехов снимались и вновь назначались. В отдельных цехах за 1,5 года руководители менялись по 4-5 раз. Ясно, что неуверенность в завтрашнем дне только понижала ответственность. Подчас снятия с работы были откровенно необоснованны, надуманны, производились по капризу директора.
Вспоминает Алексеев М.И.:
“Работал я зам. начальника ОТиЗа. Однажды утром начальник мой Марценко Л.Г. не вышел на работу, как потом оказалось по болезни. Накануне вечером он был на совещании у Чернова по переводу участка сварки корпусов из цеха №6 в цех №2. В 10 утра взвинченный Илья Иванович собрал у себя совещание с проверкой выполнения. Я встал и сказал, что не в курсе дела, начальника отдела нет, задач никто не ставил. Чернов закричал: “Не в курсе? Задач не ставил? Вон из кабинета! Я вас снимаю с работы!”.
Я вышел. Не успел дойти до рабочего места, меня догоняют работницы канцелярии с приказом о снятии меня с работы и увольнении. А был конец месяца, наряды надо подписывать цехам, Марценко нет и меня освободили, нервотрепки всем добавилось. Утром привёл я в порядок свой стол, собираюсь в отдел кадров. Вышел в коридор покурить. Идёт Чернов, поздоровался, спросил, как дела. Я ответил, что увольняюсь. “Не торопись, говорит, зайди ко мне часов в 10”. Зашел в 10-00 в приемную. Ждать пришлось минут сорок. Вошел я к нему, сами знаете в каком настроении. Посадил меня Чернов, встал передо мной коленкой на стул и говорит: “Погорячился я вчера. Извини. Приказ я вчерашний отменяю, а начальника твоего я снимаю. С сегодняшнего дня ты ОТиЗом командуешь”.
Почти или примерно так снимались и назначались другие начальники. Ломались через коленку людские судьбы, страдали коллективы и в конечном счете завод. Передового мастера, руководителя первого на заводе участка коммунистического труда, миловидную женщину, Марию Павловну Дольникову, назначил начальником сложного сборочного цеха, с иронией заявил: “ Пусть она там мужикам кое-что крутит”. Мужики это и восприняли соответственно. Все сделали, чтобы “ помочь” Марии Павловне. Через три месяца снял её с работы под улюлюканье сильного пола. Самого талантливого конструктора, зам. начальника ОКБ Чернышова И.Н. назначил ответственным за 907 комплекс, но все время грозил направить мастером в цех №7. Нрав свой Чернов показывал ежечасно.
Вспоминает ветеран завода Суромкин Д.М., работавший в ту пору технологом сборочного цеха:
“Нужно было срочно сделать фидера для 907 комплекса. Сделали, но при проверке они оказались коротки - ошиблись конструктора. Утром рано пришел я в цех, идет Илья Иванович. Увидел меня и спросил: “Фидера сданы?” Я ответил, что нет. Взял Чернов стул за спинку, со всего размаха разбил его об пол и ушел из цеха”.
Об одном интересном свойстве Чернова рассказывает Говердовский Ю.А.: «Илья Иванович мог нормально, даже дружески разговаривать, шутить, вдруг в какое-то мгновение улыбка переходила в оскал, на тебя уже смотрели холодные, даже ледяные жестокие глаза. Это неожиданное превращение сбивало с толку и возникало взаимное отчуждение».
Авторитет Чернова падал катастрофически. К сожалению, секретарь парткома Волков Е.С. подыгрывал кадровой чехарде, подталкивал директора на эксперименты с людьми (тому есть свидетели), беспринципно вёл себя и помощник директора по кадрам Комолов А.И.
Летом 1961 года в Совнархозе и Обкоме созрело окончательное мнение об освобождении Чернова. Власти в это время были напуганы муромскими и александровскими событиями. Время “красных” директоров уходило в прошлое, особенно на таких интеллектуальных, наукоёмких производствах, каким стал “Электроприбор”. В начале сентября 1961 г. вышел приказ по Владимирскому Совнархозу об освобождении Чернова И.И. от должности директора в связи с уходом на пенсию и назначении директором завода “Электроприбор” Черемных Леонида Филипповича.

Черемных Леонид Филиппович - директор завода с сентября 1961 г. по декабрь 1962 г.
Леонид Филиппович родом был из крымского города Керчь, где он в 1941 году закончил среднюю школу. Уже ранней осенью Керчь станет ареной кровопролитных боев, но семнадцатилетний Черемных встретил эту осень на курсах ускоренной подготовки в Ленинградском артиллерийском училище. В декабре 1941 года младший лейтенант, командир батареи вступает в свой первый бой с фашистами. А потом были два тяжелейших года на передовой, где юный офицер показывал задатки будущего перспективного командира. Он был не по годам уравновешен, строг, серьёзен, разумен, смел. Одиннадцать боевых наград, девять медалей и два ордена за два года службы в артиллерии и в конце 1943-го года, когда наши войска уже уверенно шли на запад, - тяжелейшее ранение. Два года в госпиталях, одиннадцать операций, ампутация ноги и в конце 45-го года выписан инвалидом. И тоже стойкость и воля, воспитанные в том поколении перед войной и в войну, привели его в 1947 году на радиотехнический факультет Московского энергетического института, который он успешно закончил в 1952 году и был направлен в Горький на производство ГАЗ-900. Основательные знания, творческие способности, здоровый карьеризм очень скоро вывели его на первые роли в производстве ГАЗ-900. Это был прирожденный командир. Быстро стал начальником ОТК цеха, затем ведущим конструктором СКБ.
С переездом во Владимир назначается заместителем начальника ОКБ завода “Электроприбор”. Авторитет на заводе у него появился очень скоро. Волевой, требовательный руководитель, он сам мог заниматься рядовым инженерным трудом. Частенько, проходя по конструкторскому залу, он подсаживался к конструктору и помогал находить оптимальное техническое решение, увлекая исполнителей, зажигая в них творческую искру. Леонид Филиппович привлекал к себе людей своей высокой культурой, эрудицией, доброжелательностью, чувством юмора. Он был на несколько месяцев командирован в Китай, куда для освоения была передана документация на РАС-УКВ. С апреля 1960 года он - начальник ОКБ. Это было время многих важных новых разработок, время резкого численного и качественного роста ОКБ.
Черемных стал в те годы одним из видных и квалифицированных руководителей в отрасли. Возглавить завод ему пришлось в трудное время. Проводилась модернизация всех выпускавшихся заводом изделий. Общими усилиями конструкторов, технологов, цеховых работников, заводоуправления осваивался комплекс “Фаланга”.
Более продуктивно пошла работа по этому комплексу, когда главным конструктором по этому изделию был назначен ставший главным инженером ОКБ Чернышов И.Н., а начальником цеха №16 Рехтюк В.Ф. (первое назначение, произведённое Черемных). Цех №16 за полтора года получил четвертого руководителя.
А 17 октября 1961 года состоялось еще одно назначение, сыгравшее в дальнейшем важную роль в судьбе завода. Приказом начальника управления приборостроительной и радиотехнической промышленности Совнархоза был освобожден от работы А.И. Комолов. Помощником директора по кадрам был назначен Юрий Ианнуарьевич Зайцев, работавший до этого вторым секретарем Горкома КПСС. Выпускник Ивановского энергоинститута он в годы войны прошёл суровую трудовую школу в Коврове на заводе им. Дегтярева. В самое тяжелое время с 1942 по 1946 год он работал начальником термического цеха завода, был награжден орденом “Знак Почёта” в 1945 году, а вскоре был направлен на партийную работу. Человек высоких нравственных качеств, требовательный к себе и к другим, честный до скрупулезности, он сразу начал непримиримую борьбу с разного рода мелкими и крупными нарушениями трудовой дисциплины и морали. Его нетерпимость к пьянству стала “притчей во языцех”. С удовольствием на заводе смаковали случай, когда на комиссии по нарушениям Юрий Ианнуарьевич спросил провинившегося: "Сколько выпил-то?". Тот ответил: “четвертинку”. Юрий Ианнуарьевич вскочил, подбежал к сейфу, на котором стоял графин, запил какую-то таблетку и вскричал: “Это же четверть литра! Лошадиная доза! С ума сойти”.
Но конечно, главная заслуга Зайцева, это огромная организаторская работа по подбору, расстановке и воспитанию кадров, повышению их квалификации, улучшению качественного состава руководящих и инженерных кадров. Эта работа, превращенная Зайцевым через несколько лет в научно-обоснованную систему, одну из лучших в отрасли и едва ли не лучшую в области помогла заводу стать передовым в кадровой работе. Не без участия Зайцева в ноябре 1961 года произошло очень важное кадровое изменение в руководстве завода. По решению Бюро ГК КПСС главный инженер Саломатин В.И. за моральные прегрешения был снят с работы и исключен из партии. Главным инженером завода был назначен Иван Никифорович Чернышов, один из самых молодых подающих надежды специалистов ОКБ, которому едва исполнилось 30 лет. Крутолобый, по спортивному скроенный, физически крепкий, серьёзный, неулыбчивый, он вошёл в производственный коллектив не сразу. Притираться пришлось не один месяц.


Иван Никифорович Чернышов

Иван Никифорович, родом из Воронежских крестьян, закончил МГУ, получив диплом научного работника в области радиофизики. Направленный в Горький на ГАЗ в начале 1953 года, он быстро вырос до ведущего инженера СКБ. Талантливый исследователь, грамотный, творчески заряженный, он мог продолжать учебу в аспирантуре и стать учёным. Но увлечённый созданием РАС-УКВ, а затем её модернизацией, научную карьеру отставил.
Во Владимир он приехал начальником лаборатории №1 передающих устройств ОКБ. В идеологии всех первых разработок ОКБ большая доля принадлежит ему. Он вскоре стал заместителем начальника ОКБ, затем главным инженером ОКБ.
В 1961 году он в числе первых заводчан, награждённых правительственными наградами, получил орден Трудового Красного Знамени за осуществление технического руководства работами по переделке изделия “Фрегат” для системы “Восток”. Эта система обеспечивала работу телеметрии во время полётов Юрия Гагарина и Германа Титова в космос. Кстати, и сама работа, и награждение производились в обстановке строгой секретности и на заводе о награждении узнали со значительным опозданием. Конечно, Чернышов уступал своим предшественникам в знании производства, технологии, инфраструктуры и прочих подведомственных главному инженеру направлений деятельности. Но это был очень настойчивый, вдумчивый, способный разобраться в технических вопросах инженер. Он не терпел многословия, пространности рассуждений, обмана. Идти к нему нужно было хорошо подготовленным для обсуждения вопроса. Любил повторять фразу: “Не философствовать, а работать”. Человек он был не простой, держал дистанцию, панибратства не допускал и проявлял иногда высокомерие и грубость.
Вне завода он был гораздо более открытым, любил шахматы, волейбол, с удовольствием пел в компаниях. Но краткосрочное время отдыха проходило и на работе он вновь становился жёстким, серьёзным, даже неуживчивым, увлекаясь только одним - работой. Через шесть лет он будет переведен в Москву главным инженером 7-го главного управления Министерства радиопромышленности, затем станет начальником главка, а пока они в одной упряжке с Черемных Л.Ф. будут вытаскивать завод из трудного положения перегруженного предприятия и набираться опыта.
Главной задачей было освоить комплекс «Фаланга». Комплекс был разработан ОКБ 16 МОП (Начальник и главный конструктор Нудельман А.Э.). Завод начал изготовление аппаратуры уже в 1960 году. Первая серийная партия ракет комплекса «Фаланга» была поставлена на Гороховецкий полигон для контрольных испытаний. Техническим руководителем испытаний был представитель ОКБ 16 Вишневский Владимир Серафимович (ныне генеральный конструктор, лауреат Ленинской премии, академик). Результаты испытаний были таковы: из пяти пусков - пять отказов бортовой системы наведения. Естественно все партии головок, поставленные ранее с «Электроприбора» на Ковровский завод были возвращены назад во Владимир. Вишневский вспоминает:
«Результаты испытаний вызвали шок у руководителей ВПК. Контроль со стороны ЦК КПСС был жёстким, Хрущев Н.С. решил срочно направить на Кубу в дополнение к ракетам комплексы «Фаланга». Нудельман направил меня и начальника ОТК Васильева П.К. на завод с поручением в течение дня разобраться и доложить. К концу дня мы доложили руководству об основных причинах отказов: низкой технологической дисциплине, плохой организацией работ, недостаточным контролем отдельных узлов и аппаратуры в целом. Для оказания практической помощи на завод в мое подчинение прибыла бригада из 80 высококвалифицированных инженеров и рабочих из Москвы. В бытовых помещениях на территории завода были организованы для нас ночлег и питание. В ленинской комнате установили несколько десятков коек. Кормили даже по тем временам скудно: на первое суп с килькой, на второе килька жареная с макаронами, вечером бутерброд с салом и кофе с молоком, правда бесплатно. Работали с утра до поздней ночи, без выходных. За полгода я прошел все мыслимые служебные ступени на заводе: мастер, старший мастер, начальник цеха, главный инженер по заказу. При активном участии заводских специалистов директора Черемных Л.Ф., главного инженера Чернышова И.Н., вновь назначенного начальника цеха №16 Рехтюка В.Ф. с заданием мы справились и в канун нового 1962 года бригада возвратилась в Москву».
В конце 1961 года, да и весь 1962 год, руководству завода активно "помогали" Совнархоз и особенно Обком КПСС. Каждый день в цех №16 приходил Лапшин В.И., в то время инструктор, а затем зав. отделом Обкома, которого на заводе называли не иначе, как “диспетчером 16-го цеха”. В любое время его прихода начальнику цеха приходилось отрываться от своих дел и подробно докладывать на какой технологической операции находится каждое изделие и полный анализ производственной деятельности цеха. Партийные органы были обязаны контролировать выполнение заданий нархозплана по этому комплексу.
Владислав Федорович Рехтюк вспоминает: “К концу 1961 года цех №16, который вырос до 570 работающих и стал крупнейшим цехом завода, стал трудноуправляемым. Был он построен по максимально замкнутому циклу. В цехе был большой механический участок, практически цех в цехе, участок 100-процентных испытаний транзисторов, лаборатория входного контроля деталей заводского производства и др. Руководство завода приняло решение о разделении цеха. Появился цех №17 по сборке и сдаче изделий 907 - Б, В, Г, Е и Ж. Начальником назначили Бажанова Ю.Н., заместителем Печенина М.М. Затем из цеха 16 был выведен механический цех мелких серий №12, начальником стал Пахомов Д.С., заместителем Кольчугин Ю.И. А через год из двух участков моточных узлов цехов №6 и №16 был организован цех №10 по производству трансформаторов. Начальником цеха №10 был назначен Шеногин И.К., заместителем Челноков А.И. Цех №16 успешно справился с годовым планом 1961 года, но под давлением “партийных диспетчеров” к 31 декабря были подчищены все заделы и новый 1962 год цех начинал с нуля, а, учитывая цикл изготовления изделий, план января был провален вчистую и целый год потом цех, хотя и выполнял ежемесячно планы, не смог восполнить январский провал”.
Противотанковый комплекс реактивного управляемого по радио вооружения «Фаланга» состоял на вооружении более 40 лет; его отличали высокая боевая эффективность и практически 100% надежность.

Трудно начинался 1962 год и в других цехах завода. Отрадным был факт сдачи в эксплуатацию корпуса №8. В первую очередь были сданы строителями бытовки, где разместились партком, завком профсоюза, комитет ВЛКСМ. На третьем этаже бытовок, где сейчас располагается ЦЗЛ, был открыт зал совещаний и различных мероприятий общезаводского характера. Постепенно в корпусе №8 расположились цех №30 (инструментальный), цех №11 (по изготовлению и упаковке мачт), цех №13 (по изготовлению антенн и всей механики тропосферных станций), филиал цеха №17, испытательная станция и ряд отделов заводоуправления. Сдача корпуса помогла расшить многие узкие места с производственными площадями на заводе. Весной 1962 года был создан автоматноревольверный цех №4, начальником которого на долгие годы стал Виктор Петрович Саунин.
Летом 1962 года произошло еще одно очень важное в истории завода событие - общезаводское отчетно-выборное партийное собрание. К этому времени авторитет парткома стал падать. Только за последние два года трижды менялись по разным причинам заместители секретаря. Сам Волков Е.С. не отвечал критериям морального лидера коллектива, допускал прегрешения не достойные партийного вожака. Горком и Обком КПСС предложили коммунистам на пост секретаря парткома Беляева Валерия Анатольевича, работавшего до того секретарем парторганизации ВЗПО (“Техника”).


Беляев Валерий Анатольевич

Некоторые заводчане знали его по совместной учебе в авиамеханическом техникуме. И потом в те времена не было принято не избирать рекомендованного партийными органами человека. Скажем прямо, выбор был чрезвычайно удачным. Недолго, два с небольшим года побыл Валерий Анатольевич во главе заводских коммунистов, но, по мнению ветеранов, остался в истории завода лучшим секретарем парткома. В памяти людей его исключительная порядочность, доброжелательность, умение тактично слушать и разговаривать с людьми, и в то же время принципиальность, умение доказательно отстоять свое мнение. Память у него была феноменальная. Один раз познакомившись с человеком, коротко поговорив с ним, он через полгода встретив, обращался безошибочно по имени и отчеству. Обладал он широкой инженерной эрудицией, знанием производства и экономики.
Высокий, стройный, черноволосый с открытым симпатичным лицом он быстро расположил к себе всех электроприборовцев. Часто ходил по цехам, беседовал с рабочими, не уходил от острых вопросов, а остроты в жизни завода и страны тогда хватало.

В октябре 1961 года состоялся 22-ой съезд КПСС, на котором Хрущёв Н.С. громогласно возвестил, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Но в 1962 году стало плохо с молочными продуктами, белый хлеб выдавался только по талонам. Только что произошел расстрел рабочих в Новочеркасске, о котором слухи ходили. Трудно было и на заводе. В начале осени 1962 года из-за задержки заработной платы забастовали рабочие цеха №30, инструментальщики. Денег на счету завода не было, пришлось занимать. За эту забастовку были наказаны по партийной линии директор завода и секретарь парткома. Начальником инструментального цеха был тогда Дмитрий Иванович Хромов.


Хромов Д.И.

Это был первый практически выбранный коллективом начальник. Предыдущий начальник цеха был снят в начале года и руководство завода, тогда Черемных Л.Ф. и Зайцев Ю.И. пришли в цех, собрали актив, ветеранов, ИТР посоветоваться, кого ставить на такой важный для завода участок. Кто-то из старых рабочих неожиданно назвал фамилию Хромова. Дмитрий Иванович к тому времени был лучшим слесарем по формам в цехе, был очень авторитетным специалистом - инструментальщиком; к нему приходили и приезжали советоваться с других заводов. Уважали его и как человека, был он спокойным, рассудительным, серьезным. Все дружно поддержали эту кандидатуру и сразу начали уговаривать Хромова дать согласие, хотя у него всего было за плечами неполное среднее образование, плен у немцев, беспартийность, да и стремления командовать он не проявлял.
Но уж очень хорошо относились к нему в цехе и рабочие, и мастера, и технологи и согласие он дал. На его долю выпала организация переезда цеха в корпус №8. Сроки были кратчайшими. Уложились, в основном, в майские праздники. Но трудностей Хромову это, конечно, добавляло. Он пытался стать настоящим начальником цеха, но откровенно тянуло его к любимому слесарному делу и вскоре вернулся он к верстаку, передав цех в надежные руки Романова В.А., а уважать Дмитрия Ивановича от этого не перестали и с честью доработал он в цехе до пенсии, своими умелыми руками “выпекая“ самые сложные формы для всех заводских изделий.

В середине 1962 года по решению Владимирского Совнархоза завод и ОКБ получили задание на освоение производства новых тропосферных станций.


Радиостанция тропосферной связи Р-408 “Баклан”
Диапазон частот: 475-625 МГц. Протяженность линии: 1 км. Дальность связи на интервале: до 180 км. Число каналов/скорость передачи: 12 ТФ кбит/с. Кратность разнесения: 4. Транспортные единицы: 4 «ЗИЛ-157» + 2 прицепа. Мощность передатчика: 1000 Вт. Время развертывания: 300 мин.
Год принятия в эксплуатацию: 1964

К этому времени Московский научно-исследовательский радиотехнический институт (МНИРТИ) разработал станцию Р-408 (“Баклан”), предназначенную для обеспечения в наземных войсках многоканальной связи в диапазоне дециметровых волн на расстояние до 500 км с использованием принципа тропосферного рассеяния радиоволн. Автором разработки был к. т. н. Куланин В.С. Документация передавалась на завод для переработки под заводскую технологию. Сразу же начиналась модернизация с учетом результатов испытаний первых образцов. Завод обязан был в кратчайшие сроки начать серийное производство станций и поставку их в войска связи.
Тогда же министерством обороны было организовано на заводе военное представительство №1957, которое возглавил подполковник Богомольник Я.Л. Главным конструктором модернизации был назначен Зуев В.С., заместителем Костин А.В. Техника эта принципиально отличалась от той, что до этого разрабатывало КБ и производил завод. Но специалисты - электроприборовцы с честью справились с этой сложной задачей. Основными разработчиками Р-408 были Ефимов В.Ф., Батов А.К., В.И., Богданов Е.В., Жданов В.А., Щукина О.М. и многие другие. Особенно значительно было переработано передающее устройство.


Щукина О.М.

Класс наших специалистов не уступал московским и горьковским. Характерен пример Ольги Михайловны Щукиной.
Вспоминает Ю.В. Осиночкин: «С Ольгой Михайловной мне довелось встретиться еще в 1954 году, когда она и М.С. Хлюпков приехали из Владимира в Горький для ознакомления с изделием РАС-УКВ. Она сразу произвела впечатление своей пытливостью, рассудительностью, профессиональными вопросами, хотя до этого радиотехникой не занималась. Позже, уже на “Электроприборе” я понял, что она была конструктором от бога.
Опыт конструирования автоприборов, где при массовом производстве ошибки недопустимы способствовал воспитанию в ней особой инженерной ответственности, хотя и от природы была она очень аккуратной. Она тщательно прорабатывала конструкции приборов и блоков радиоаппаратуры, их дизайн, стремилась к тому, чтобы изделия были надёжны, долговечны и радовали глаз. Конструкторская группа, а затем сектор, которые она возглавляла, проектировали аппаратуру управления для всех станций. Многие конструкторы ОКБ прошли её школу. Она учила своих подчинённых: “Сделать сложную деталь очень просто, ума большого не надо, а вот чтобы сделать простую, технологичную деталь, выполняющую те же функции, необходимо поломать голову, много подумать. Но это окупится”. Поэтому Ольгу Михайловну очень уважали заводские технологи, а при освоении новых изделий прямо боготворили её, давая самую высочайшую оценку её разработкам. С молодежью, которая проходила через её школу, она носилась, как курица с цыплятами, жила с ними одной жизнью. Они отвечали ей любовью и искренним уважением. Самого высокого мнения о работе Щукиной был Черемных, он частенько ставил её в пример всем нам. Четверть века Ольга Михайловна проработала в моём подчинении и то, что я получил от общения с ней несравнимо ни с какими другими начальниками и подчинёнными. Она получила в 1966 году медаль “За трудовое отличие”. Но общее уважение, которым она пользовалась в КБ и на заводе, неизмеримо выше всяких наград. Она была творческим человеком, влюбленным в свою профессию и в жизнь”.
Работа над тропосферными станциями, их серийное сопровождение, общение со специалистами МНИРТИ много дали таким разработчикам КБ, как Ефимов В.Ф., Богданов Е.В., Малов В.И., Толчин Г.А., Батов А.К. Осиночкин Ю.В. и др.
На заводе же работа над Р-408 будет развёртываться в 1962 - 1964 годах, а в последующем тропосферная связь будет занимать более половины объемов производства.

Тогда же было принято Совнархозом решение о передаче производства оставшихся автоприборов на один из муромских заводов. Без охоты прощались заводчане с производством УТ. Во-первых, это производство было отлично отлажено. Всего два года назад заводские инженеры во главе с Тюковым Г.П., сыном первого директора, разработали замкнутый конвейер на сборке УТ, которым были основания гордиться. Во-вторых, каждый отправленный потребителям прибор давал реальную прибыль и ежедневное поступление денег на счет предприятия. В-третьих, на производстве УТ были заняты сотни рабочих, которых надо было переучивать, а многие из них были уже предпенсионного возраста.
Но необходимо было освобождать площади и оборудование под новые перспективные изделия радиотехнического профиля, хотя и через несколько лет многие руководители завода с неодобрением отзывались об этом решении Совнархоза. К концу года цех №10 - цех по производству УТ был расформирован. Начальник цеха Панько И.Л. был переведён начальником цеха изготовления мачт - цеха №11, а №10 стал цехом по производству моточных изделий.
Осенью Черемных Л.Ф. всё настойчивее начал ставить перед руководством Совнархоза и Обкома КПСС вопрос о возвращении на должность начальника ОКБ. Завод бурно строился, перемещались цеха, осваивались новые площади. Очень быстро вырастал на углу улиц Мира и Моторной корпус № 9, намеченный к вводу в 1963 году. Состояние здоровья, ранение Черемных не позволяли ему активно и энергично заниматься строительством, он очень уставал, часто использовал комнату отдыха и мужественно осознавал свою физическую неполноценность для такой хлопотной и напряженной должности директора завода. Ему пошли навстречу и в начале декабря в сопровождении секретаря парткома Беляева по цехам и территории быстрой и уверенной походкой прошел высокий черноволосый человек с внимательными живыми глазами, и никто тогда не предполагал и не понимал, что на молодом растущем владимирском заводе “Электроприбор” заканчивались времена и начиналась почти на четверть века эпоха - эпоха Рапопорта.

Продолжение » » » Завод «Электроприбор» в 1963-64 годах

Категория: Промышленность | Добавил: Николай (26.12.2021)
Просмотров: 198 | Теги: Владимир, Промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru