Главная
Регистрация
Вход
Пятница
22.10.2021
12:05
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1408]
Суздаль [432]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [449]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [237]
Судогодский район [108]
Москва [42]
Петушки [156]
Гусь [167]
Вязники [315]
Камешково [105]
Ковров [398]
Гороховец [125]
Александров [273]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [93]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [56]
Муромские поэты [6]
художники [34]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1891]
архитекторы [8]
краеведение [54]
Отечественная война [257]
архив [6]
обряды [20]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 29
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Собинка

Жуковский Николай Егорович

Жуковский Николай Егорович

Николай Егорович Жуковский (5 [17] января 1847, Владимирская губерния — 17 марта 1921, Москва) — русский учёный-механик, основоположник гидро- и аэродинамики.

Усадьба Орехово

Орехово — деревня в Собинском районе Владимирской области России, входит в состав Толпуховского сельского поселения.
Деревня расположена на берегу речки Вежболовка (бассейн Клязьмы) в 12 км к западу от центра поселения деревни Толпухово и в 26 км к северу от райцентра города Собинка.
Дворянская усадьба в Орехово была заложена ещё в начале XVII века.
Патриарший сын боярский Василий Петрович Всеволоцкой (Всеволожский) в 1608 году получил от патриарха Гермогена поместье во Владимирском уезде (сельцо Орехово с пустошами), закреплённое в 1621 году патриархом Филаретом за сыновьями его Григорием, Петром и Романом в вотчину.
В XVIII веке хозяином усадьбы был Михаил Алексеевич Всеволожский.
В конце XVIII века праправнук его младшего сына Лариона, комиссар Государственной Коллегии экономии Матвей Алексеевич Всеволоцкой, продал свою половину (его старший сын, родившийся в 1769 году в Орехове, будущий герой Отечественной войны 1812 года генерал А. М. Всеволожский впоследствии приобрёл имение под Елисаветградом), и единственным помещиком, продолжавшим жить в Орехове, остался его пятиюродный брат, праправнук старшего сына Петра Всеволоцкого Афанасия — Николай Михайлович Всеволожский, секунд-майор, позднее надворный советник, Покровский уездный предводитель дворянства.
После смерти Николая Михайловича усадьба перешла по завещанию к его вдове Марии Ивановне. Всеволожские в конце XVIII - начале XIX в. обстроили усадьбу.
В Орехове был создан великолепный усадебный комплекс – один из интереснейших на Владимирской земле. Деревянный отштукатуренный усадебный дом, отличающейся благородной простотой, флигеля, оранжереи, конюшни, регулярный липовый парк, подъездная березовая аллея – все было мастерски вписано в окружающую природу, образовав удивительный по гармоничности ансамбль.
В 1839 году имение унаследовал зять Н. М. Всеволожского дворянин Н. А. Ляпунов, немедленно заложивший его во Владимирский приказ общественного призрения на 26 лет за 15 тысяч рублей серебром. В усадьбе были деревянный дом с 22 комнатами, два флигеля, конюшня, три сарая, амбары, погреба, скотный и птичий дворы, ветряная мельница, прекрасный парк, три беседки.
После окончания Петербургского корпуса военных инженеров Егор Иванович Жуковский был направлен на строительство шоссейной дороги от Москвы до Нижнего Новгорода. Бравый офицер, дворянин вскоре женился на Анне Николаевне Стечкиной. Воспитанная в знатной небогатой семье, она имела прекрасное домашнее образование. Свободно общалась на французском и немецком языках. Знала и латынь. Одевалась в красивые платья, накидки, жакеты.
Первое время после венчания молодые супруги жили на съёмных квартирах, поблизости от строящейся дороги.

В 1841 году Ореховскую усадьбу выкупил Егор Иванович Жуковский. Кроме самой усадьбы, к Жуковским перешло 112 гектаров земли, 56 крепостных душ. В усадьбе им достался большой деревянный дом на четыре крыльца. К нему прилегали липовый парк, яблоневый сад, пруды Тавлинский и Чистый. Чуть поодаль располагались конюшня, скотный двор и другие хозяйственные постройки. [2]
После рождения дочки Маши перебрались жить в Ореховскую усадьбу. [2]
От усадьбы по берёзовой аллее дорожка в лес Сосёнки горбатым мостиком пересекает неглубокую речку Вежболовку. Ниже по течению мельничную плотину подпирает омуток. В нём водятся окуни, вьюны, пескари, ерши, огольцы и щуки. На заводи красуется домик для лебедей.
Жить в деревенской барской усадьбе новосёлам понравилось. Дом, срубленный из сосновых тёсаных брёвен, отапливался печами. В уютных комнатах с большими окнами располагались хозяева, прислуга - в хозяйственной половине. Всюду дорогая мебель - кровати, столы, стулья, комоды и зеркала. В детской хозяйничает няня Арина Михайловна. Вечерами комнаты освещались керосиновыми лампами и свечами. Временами тишину большого дома нарушает музыка. Барыня Анна Николаевна играет на рояле.
Крепостные дворовые мужики и женщины работают по хозяйству в усадьбе. Кормят и доят коров, ухаживают за лошадьми, гусями, курами, утками, поросятами и прочей живностью.
Барин Егор Иванович Жуковский, одетый в офицерский мундир, на работу ездит на рессорном тарантасе, запряжённом одной лошадью. А по бездорожью - и двумя лошадьми. Строящаяся шоссейная дорога уходит всё дальше и дальше за город Владимир. При дальних разъездах растут и дорожные расходы.
В семье родился сынок Ваня. Жуковский принимает решение уйти в отставку и серьёзно заняться хозяйством. К тому же его пригласил на работу управляющим имениями богатый сосед - граф Зубов. Егор Иванович приглашение принял. С большим удовольствием опытный военный инженер включился в новую работу в усадьбе Зубовых в Жереховое. [2]
Усадьба Орехово не приносила дохода. Денег всегда не хватало, и усадьбу несколько раз закладывали.
В 1846 году усадьба была капитально перестроена, а в 1911—1912 гг. к западному фасаду здания была сооружена пристройка с балконом и террасой.
Далее » » » Усадьба Орехово

5 января 1847 года родился второй сынок, Коля Жуковский. У Егора Ивановича и Анны Николаевны было шестеро детей.

Жуковский Николай Егорович

Жуковский Николай Егорович родился 5 января 1847 года в усадьбе Орехово.
В 1858 г. старшие дети Егора Ивановича Жуковского должны поступать в Московскую гимназию. Подвернувшийся устойчивый заработок рядом с имением был весьма кстати. Переехав в Москву, старшие дети Маша, Ваня и Коля с Анной Николаевной поселились на первое время в гостинице «Лондон». Мальчики поступали в четвёртую гимназию. Она располагалась в доме Пашкова. Оглушённые городом и дворцовой обстановкой гимназии, с трудом сдали вступительные экзамены. С целью экономии средств переехали жить в скромную съёмную квартиру. Дружная, непривычная компания школяров не сразу приняла в свою стихию застенчивых Ваню и Колю. На рекреациях-переменах новеньким гимназистам пришлось подраться с родовитыми, богатыми лоботрясами. Их вызывающее поведение, насмешливые упрёки и прозвища «деревенщиной» скоро прекратились. Прошедшим летом кадет Иля упреждающе разучил с мальчишками несколько приёмов рукопашного боя.
Деревенская закалка и выдержка состоявшихся выносливых охотников и рыбачков помогла им сыскать в гимназической среде уважение. Строгая дисциплина в гимназии с экзекуциями пучком длинных тонких розог в порочной каморке полностью совпадала с воспитательным порядком и в Илином корпусе.
Кадеты дружно тянули солдатскую лямку на казарменном положении. Что касается гимназистов, они, пребывая в пансионате, делились на благородных и разночинцев. И естественно, благородные имели больше поблажек от преподавателей и дядек-воспитателей. Мальчишки учились легко и хорошо. Коля, как младший, донашивал Ванину гимназическую форму и обувь.
Егор Иванович за обучение сыновей в гимназии оплачивал как за разночинцев по 450 рублей. Вот когда пригодились Анне Николаевне заработанные мужем деньги на лесопилке, гужевых работах и продаже пиломатериалов. Она не раз с благодарностью вспоминала дружественную помощь и компаньонство со стороны андаровского соседа. Частенько из-за нехватки денег для нужд семьи, стесняясь попросить у кого-либо из соседей, Егор Иванович взаимообразно брал требуемую сумму у Ивана Андреевича в счёт будущих заработков. Тяготили платежи за в рассрочку купленное имение. При крупных платежах приходилось его и закладывать.
Работа управляющим у графа Зубова закончилась. Граф без разбору менял своих крепостных на породистых собак и всякую всячину у князя Адоева, зная о будущей отмене крепостного права. Напоследок он подарил Егору Ивановичу своего крепостного Никиту, который влюбился в горничную девку Жуковских Анисью.
Год за годом проходила учебная пора. На каждое долгожданное лето до осени приезжали дети с Анной Николаевной в Орехово. Родные, знакомые каждым деревцем, кустиком и омутком на речках места посещались с душевным благоговением, так присущим с малолетства русским людям. Новая неукротимая страсть проснулась в подростках - верховая езда на лошадях. Безоговорочным заводилой был кадет Иля. Верховую выучку экзаменовал сам Иван Андреевич, постепенно доверяя ребятам всё более и более строптивых и гордых скакунов. Будучи управляющим андаровских лесов, он обещал ребятам доверить патрулирование дальних угодий. Мальчишки, сидя на лошадях, рубили кусты лёгкими саблями, по очереди стреляли из старого турецкого пистолета.
С отменой крепостного права жизнь в ореховском имении осложнилась. Крепостная, дармовая рабочая сила, приносившая доход, вышла из подчинения Егора Ивановича. Реформа 1861 года не затронула крупного помещичьего землевладения: у прежних хозяев оставались лучшие земли и часть крестьянской запашки. Они их продавали или сдавали в аренду. В этот период подорожали луговые и лесные угодья. Крестьяне должны были за своё освобождение от крепостной зависимости и землю платить выкупные платежи, не уплатившие оставались временнообязанными. Несмотря на плохое материальное положение семьи, Жуковский при выходе своих крепостных на волю оставил им прежние закреплённые земельные наделы и отказался от выкупа. Вольные крестьяне и без этого несли многочисленные повинности, платили поземельный государственный налог, земские волостные и мирские сборы. В собственности Жуковских остались 32 десятины пахотной земли, необходимый инвентарь и пять лошадей. Материально частично поддерживали ранее налаженные денежные отношения с крестьянами. Многие освобождённые крепостные перешли работать по найму в Семёновское к скотопромышленнику Кузанкову. Часть людей, с меньшим доходом для семьи Жуковских, продолжала работать на лесопилке и на подряде у своего бывшего барина Егора Ивановича на перевозке дров, леса, пиломатериалов, навоза и торфа. Содержать усадьбу с парком и хозяйство в прежнем виде стало накладно.
В 1861 году открылось движение на железной дороге Москва - Владимир. Доходы семьи от торговли лесом, дровами, пиломатериалами увеличились.
В 1864 году заканчивался последний класс обучения Николая в гимназии. Наступившая весна и лето сулили новые перемены. Аттестат об окончании гимназии с серебряной медалью давал право Николаю поступления в университет без экзаменов. И он подал прошение на физико-математический факультет Московского университета.
Имея приличный заработок, Егор Иванович всё же постоянно нуждался в деньгах. На содержание студентов и гимназиста Валерьяна он по-прежнему одалживал денег у своего компаньона. Свою часть долга за восстановление лесопилки возвращать пока не имел возможности. Андреевич не торопил соседа: он знал, что старшие дети Жуковских подрабатывают репетиторством, живут очень скромно в дешёвой студенческой квартирёнке в одном из переулков Арбата. Жить на два дома семье было накладно. Егор Иванович изредка делился с компаньоном семейными тайнами. Коля влюбился в Сашеньку Заболоцкую, свою кузину. Она окончила пансион и мечтает жить и работать самостоятельно. Анна Николаевна осуждает увлечение сына и грубо обрывает его ухаживания за двоюродной сестрой. Вскоре длительное расставание и деревенская, привычно текущая жизнь успокоила его душевную страсть.
Московский университет Николай Егорович окончил в 1868 г.
Весной 1869 года после окончания университета Николай Жуковский поселился в ореховском имении. Он готовился к сдаче магистерских экзаменов. В это же время, вернувшись из служебной поездки с Кавказа с ранением в левое плечо, находился в Андарове Ивлей.
У хозяина андаровского леса Осипа Аврамовича Загулина была дочь Марфа. Многие годы при парализованном отце хищная, жадная, враждующая между собой богомольная орава ранее молилась за здоровье отца и возвращение блудницы-матери.
Перед смертью хозяин андаровского леса Загулин завещал своему управляющему Морозкину Ивану Андреевичу пожизненно выборочно, без ограничений пользоваться дальним лесом, продавая деловую древесину и дрова от Глушенского гона и до створа Омофорово — Крутец - Нераж с последующей передачей своих прав и полномочий сыну. Этим завещанием он надеялся сохранить лесные угодья от разграбления. Их точные границы с учётом спорных территорий и вклинивавшихся чужих лесов управляющий знал, и за годы работы собрал документальное подтверждение. С его мнением безоговорочно считались. За счёт доходов от продажи леса с подконтрольных ему по завещанию территорий он имел свой заработок и проплачивал работу сторожей, смотрителей, заготовщиков и учётчиков.
Неграмотная взбалмошная и жадная Марфа в лесные дела никогда не вникала. Была полностью зависима от своего делового управляющего. Стабильный доход от продажи строевого леса и дров позволил накопить отцу и ей приличное состояние. В свои двадцать лет, находясь в окружении бродячих монашек, богомолок и постоянно пьяненьких распутных мошенниц, она разговаривала и одевалась, как старушка.
Окружавшие ее «святоши» подбивали Марфу то построить в деревне церковь, то сделать в лесу скит. И Марфа купила срубленную в карельских лесах из лиственницы небольшую деревянную церковь, но разрешения на её постройку в Андарове духовенство не дало.
Черкутинский приход, выкупив её, установил на кладбище, вместо сгоревшей церкви Успения. Деревенские женщины были недовольны этим «святым» сообществом пьющих горькую бездельниц, заглядывавшихся на их мужей. В отместку богомолки подстрекали Марфу беречь для Божьей церкви каждый сучок в лесу. Марфа нагло отнимала вязанки хвороста у старушек.
Управляющий, вникнув в ситуацию, объявил:
- Всё, что делается в лесу - с его ведома, а за уборку хвороста и валежника вообще надо платить людям деньги, чтобы предохранить лес от пожаров. Он напомнил, что согласно завещанию может заниматься охраной леса и продажей древесины с дальней части территорий, и коли она желает подменить его в ближайшем лесу, он готов удовлетворить её желание. Попросил её не срамить себя и не обижать людей.
Появились претенденты на дружбу с Марфой. Среди них было несколько купцов, лесозаготовителей и даже сам Василий Семёнович Кузанков.
Однажды утром Иван Андреевич Морозкин по настоятельной просьбе хозяйки представил нового смотрителя леса. Молодой рослый парень с нежной тёмной бородкой и усами, с выразительными чёрными глазами на смуглом лице смутил её. Встряхнув головой с длинными волосами, он посмотрел ей в глаза удивленным изучающим взглядом. Она не слышала, как его зовут и кто он. Слова управляющего не доходили до её сознания.
Словно заворожённая, Марфа не в силах была произнести ни слова. Лишённая с детства родительских ласк и уроков реального восприятия жизни, её душа металась в непонятном неосознанном волнении. Дикарка, видевшая себя по настоянию святых отцов церкви и окружающих «божьих сестёр» монашкой, дрожала от охватившего её непонятного чувства. Женское начало и желание быть любимой ещё оставалось в ней.
Перед своей кончиной Иван Андреевич Морозкин продал компаньону за один рубль свою долю в совместном производстве с личным земельным наделом.
Зимой 1870 года после простудного заболевания состояние здоровья Ивана Андреевича ухудшалось. Болезнь дала осложнение на сердце. Частые деловые поездки не позволяли окончательно долечиться. Однажды лошадь привезла его в возке в беспамятстве. Ольга Петровна, своими лечебными травами подняв его на ноги, отъезжать из дома одному не разрешала.
2-го мая Иван Андреевич Морозкин тихо ушёл из жизни. Похоронили его на кладбище за Ундолом, рядом с родителями.
Василий Семёнович Кузанков просил Егора Ивановича Жуковского продать ему лесопилку с землёй. Но не продавал им ореховский барин выгодное производство. Не привыкла Мила Тихоновна отступать от своих планов. Неожиданно для себя Егор Иванович оказался втянутым в интригу. Подкупленный закупщик покупать у Марфы лес вообще отказался. Ночной порой в Семёновском сгорели скотный двор и запарник. Все ждали развязки в действиях скрытно враждующих сторон. И она наступила. Ночью перед сильной грозой сгорела андаровская лесопилка. Восстановить её в одиночку Жуковским было не под силу.
Егор Иванович, тяжело переживая обиду и потерю лесопилки, оставаться на зиму в имении не пожелал. Этой же осенью он переехал на жительство к старшему сыну Ивану, в его имение под Тулу.
После отъезда отца на проживание к сыну Ивану старшим в ореховском имении, а затем и его хозяином стал Николай Егорович Жуковский.
В 1870 году Николай Жуковский с матерью и сёстрами переезжает в Москву. Летом 1870 года Николай Жуковский поступил преподавателем физики во вторую Московскую женскую гимназию. Вскоре сдал экзамены на звание магистра, это давало ему право преподавать в высших учебных заведениях и прилично зарабатывать.
В 1872 году, он одновременно становится преподавателем математики в Московском техническом училище, а через два года, в 1874 году, Николая Егоровича утверждают доцентом по кафедре аналитической математики. Следующие 47 лет Жуковский будет преподавать механику в этом же училище.
Преподавательская и испытательская работы в Москве не позволяли молодому учёному заниматься сельским хозяйством. К тому же при отсутствии в имении рабочих лошадей и людей не попашешь, не посеешь и не уберешь. Заготовкой сена для коровы и двух лошадей занимался конюх-кучер. Доставшиеся ему в наследство 32 десятины пахотной земли до возвращения со службы друга Ивлея Ивановича Морозкина сдавал в аренду под пастбище соседу скотопромышленнику Кузанкову. Сдача в аренду земли дохода приносила мало. Хотя подобным образом на жизнь после отмены крепостного права зарабатывали деньги многие землевладельцы. Имея достаточное количество лошадей и необходимый инвентарь, будучи в отставке, Ивлей Иванович предпочёл сдавать безлошадным крестьянам лошадей на личные нужды и на заработки без оплаты.
В ответ на его добрые намерения его земли и земли Жуковского обрабатывались, засевались и убирался урожай. Деньги за проданное зерно и другие культуры размещались под проценты в совместном торговом деле семьи Морозкиных на ундольской торгово-закупочной базе. Возглавлял торговлю и закупки Степан Андреевич Морозкин под контролем и помощью имеющей большие связи жены покойного брата известной лекарши Анны Ивановны Морозкиной. Доход у семьи Жуковских от имения вырос. Появились свободные деньги.
В 1876 г. получил степень магистра прикладной математики. Первая опубликованная работа Николая Егоровича - его магистерская диссертация "Кинематика жидкого тела" (1876 год). Диссертацию Жуковский успешно защитил в марте 1877 года и был командирован в Берлин и Париж для дальнейшего обучения.
По возвращении из-за границы в 1879 году Николай Егорович назначается сверхштатным профессором механики в своём же Техническом училище. В 1882 году появляется в печати докторская диссертация Жуковского "О прочности движения", которую он успешно защищает в этом же году и получает степень доктора прикладной математики.
С 1885 года Николай Егорович начинает преподавать в Московском университете, и только теперь он оставляет преподавание физики в женской гимназии.
В 1886 г. утвержден профессором Московского университета.
Его непрерывная преподавательская деятельность помогла сделать абстрактную механику живой и понятной. Работы Жуковского посвящены самым различным областям науки, например, теории вычислении планетных орбит и теории кометных хвостов; теория влияния реакций втекающей и вытекающей жидкости; теории упругости; теории подпочвенных вод и т.д. Круг научных вопросов, интересовавших Николая Егоровича, постепенно расширялся, главным оставалось стремление решить задачи технические, чисто прикладные методами теоретической механики. К этому же можно отнести его увлечение строительством моделей.
Он всегда стремился провести отпуск в Орехово. В кабинете усадьбы создал многие свои труды.
В 1890 году появляется первая работа Жуковского по механике полёта в воздухе - "К теории летания". Следом за ней он публикует статьи "О парении птиц", "О летательном аппарате Отто Лилиенталя", "О наивыгоднейшем угле наклона аэроплана" и другие. В первые же годы ХХ века Жуковский приступает к систематическим опытам над движением крылообразных тел в воздухе. В 1902 году в механической лаборатории Московского университета Николай Егорович строит первую в России и одну из первых в мире аэродинамическую трубу закрытого типа. По результатам этих опытов в 1904 году Николай Егорович создаёт ставший классическим и вошедший во все учебники труд "О присоединённых вихрях", который открыл совершенно новую эру в гидромеханике.
В 1904 г. в поселке Кучино под Москвой открыт первый в Европе Аэродинамический институт. Разработанное Николаем Егоровичем и его единомышленниками уникальное по тому времени оборудование позволяло добиваться при проведении опытов новых результатов. В свободное от преподавательской работы время и по выходным Жуковский лично руководил опытами. Кроме надёжных крыльев и других элементов самолёта пришлось серьёзно заняться и винтом. Не раз куски разрушившихся лопастей могли покалечить или убить отважных испытателей. Необходимо было научиться тщательно выверять винты, чтобы обезопасить лопасти от возрастающей на больших оборотах разрушительной вибрации. На форсаже - работе на максимальных оборотах - винты взрывались, в бешеном центробежном вращении срывая крепёж двигателей.
Одновременно с научной деятельностью, отнимающей очень много времени, Жуковский занимается педагогической работой и даже отказывается от действительного членства в Академии наук, так как не хочет расставаться с преподаванием.

Лето Николай Егорович всегда старался проводить в Орехове, отдыхая от напряжённой "зимней" работы; ловил рыбу, охотился, много ходил пешком по окрестностям. Однако и здесь он не забывал о науке, обязательно привозя осенью очередную объёмную работу для напечатания.
Тревожной зимой 1905 года Жуковский работал дома в кабинете. Студенческие волнения парализовали нормальную работу учебных заведений. В городской тревожной жизни нарастало ожидание зловещих событий. Разносились слухи о готовящемся вооружённом восстании рабочих. На построенных на Пресне баррикадах звучат стрельба и взрывы. Рабочие и студенты собирают по городу оружие для боёв. Взволнованный этими событиями, Николай Егорович спрятал ружья и боеприпасы.
Затаившаяся ночная Москва погрузилась в полнейшую темноту. С опустевших улиц исчезли экипажи. В необычной для огромного города тишине раздавались далёкие гулкие выстрелы, изредка слышались крики ограбленных. Бессонными тревожными ночами и в последующие дни к Жуковскому заходили и уходили студенты. Прятались у него евреи-преподаватели, найдя надёжное убежище у авторитетного русского профессора. Из их рассказов стало известно о героических кровавых боях на Пресне. Сопротивление сражающихся на баррикадах сломлено Семёновским гвардейским полком, переброшенным из Петербурга. Во всех учебных заведениях проходят студенческие сходки. Университет окружён полицией. Наводя порядок, полиция проводит аресты и облавы по городу.
Несмотря на события революционных дней, Жуковский со свойственным ему азартом и трудолюбием продолжал исследования в Кучине. Его интересовало, чем обусловлено сопротивление воздуха, скользящего по поверхности конструкций самолёта. Почему трудно двигаться против ветра? Какой формы предмет продолжает дольше лететь, врезавшись в струю воздуха? Опытным путём удалось установить, что подъёмная сила в воздушном потоке возникает на крыле, имеющем слегка вогнутую форму и поставленном под некоторым углом. Из этих исследований родилась новая научная работа «О присоединённых вихрях», давшая возможность точно рассчитывать подъёмную силу крыла.
Николай Егорович общедоступно доказал, что подъёмная сила возникает благодаря круговой циркуляции потоков воздуха вокруг крыла. Срываясь с верхней поверхности, воздушный поток ускоряется сильнее, чем на нижней. Разность давлений сопутствует подъёмной силе, на основании этого и формулируется теорема Жуковского о подъёмной силе крыла. Эта работа подтолкнула к новому открытию. Он доказал, что если некий условный вихрь поместить в воздушный поток вместо крыла, он будет обладать такой же подъёмной силой, как и крыло. Был найден ответ на извечный вопрос: почему в воздухе летает птица?
Сподвижник Жуковского Чаплыгин, опираясь на исследования Николая Егоровича, высказал интересную гипотезу. При чётком обтекании профиля крыла, на острие задней кромки воздушные потоки срываются с нижней и верхней плоскостей. На основании этой гипотезы появилась возможность теоретически подсчитать величину циркуляции и, используя теорему Жуковского, - подъёмную силу крыла. Так, благодаря гению и трудолюбию Николая Егоровича Жуковского, появилась русская теория авиации.
Весной 1905 года Жуковский переехал с семьёй на другую квартиру, в Мыльниковском переулке. Квартира была в доме из семи проходных комнат. Окна кабинета выходили в тихий дворик с садом. Там удобно было гулять Леночке и Анне Николаевне. Рядом - Чистые пруды, зона отдыха горожан. Не любивший домашних хлопот, вечно занятый научной работой, он прожил там до своей кончины. С ранних лет Николай Егорович стремился воспитать из дочери помощницу себе. Его трогательная отцовская любовь находила тёплый отклик в душе рано осиротевшего ребёнка.
С начала русско-японской войны в стране было неспокойно и тревожно. Давно лучшая в мире армия не несла столь значительных потерь. В мае 1905 года в Цусимском проливе из-за бездарности и халатности командования погибла не подготовленная к боевым действиям эскадра. Затонул и броненосец «Князь Суворов», похоронив на чужбине экипаж. На этом броненосце служил племянник Николая Егоровича - мичман Жорж Жуковский, сын Ивана Егоровича. Страницы газет потерпевшей поражение в войне России пестрели от известий о восстаниях крестьян, забастовках и еврейских погромах.
Анна Ивановна с матерью встретили Жуковского с Леной в церкви. Всю службу он простоял задумчивый, с покрасневшими от бессонницы глазами, временами торопливо крестясь.
Приметив в его поведении несвойственную ему перемену, Анна без слов, нутром почувствовала: добрались и до него бандиты с наганом. После службы, не оставшись побродить среди торговых развалов на базарной площади, Николай Егорович, с трудом скрывая волнение, сообщил: ему необходимо съездить срочно в Москву.
- Что стряслось, Николай, - спросила Анна.
- Телеграмма пришла, Ани. Дела неотложные объявились.
- Догадываюсь, какие дела у тебя объявились, Николаша. Поедем-ка чайку моего с медком да баранками попьём и поговорим о твоих делах. Мама дочку твою посмотрит. Лечение назначит, коли мои предложения не подходят.
Жуковский взглянул на молчаливую гордую, в чёрных, траурных одеждах Софью Александровну. Она в знак согласия кивнула ему головой. Коляска, а за ней тарантас пылили по тракту среди зеленеющих полей к Андарову. У обочин, как истуканы, редкие верстовые столбы отчитывали вёрсты.
- Ну, рассказывай Николя, хорошо ли спалось тебе этой ночью, - спросила Анна за чаепитием.
Кивнув головой в сторону дочери, он кашлянул.
- Говори, Николя, не стесняйся, здесь все свои, а дочка пусть привыкает к таким нюансам жизни.
- Чувствую, от вас ничего не утаишь, наперёд без слов всё знаете. Были у меня вчера вечером три бандита. На шесть тысяч рублей ограбили. Обещали дом с постройками подпалить и дочь обидеть, коли не заплачу им двадцать пять тысяч рублей. Для революции им деньги понадобились. Три дня на поездку в Москву дали и не более. Вот и собрался я за деньгами к Рябушинскому съездить. Свои небольшие сбережения на закупку оборудования для лаборатории вложил. Коли не обернусь за три дня, к головешкам приеду. И над дочерью надругаются. По всей стране непорядки, имения грабят идейные борцы за свободу народа. Но ко мне ночью приходили бандиты. С теми я бы ещё поговорил, среди них много и студентов знакомых, от арестов и каторги скрывающихся. Вчерашние мне бороду лампой палить сразу начали. Двое из них наркоманы.
Прав Николя... Приехавши с Ундола Степан Андреевич подсказал, что по приметам это боевики революционера - члена РСДРП Михаила Лакина. Кучкуются у него при вокзальном кабаке. Ни за что не платят. Бандиты и наркоманы. На словах деньги на революцию с проезжих и окрестных богатеев собирают. На деле награбленное делят с драками и стрельбой. Дня не проходит, что бы покойник при путях не объявился.
Через несколько минут Николай Егорович был в курсе деревенских событий последних дней. О причастности бандитов к Миле Тихоновне у него нашлись свои предположения. Осенью Кузанковы настойчиво просили продать землю, тоже по заниженной цене. Молчавшая Софья Александровна приняла неожиданное решение:
- На третью ночь ты, Николай, с дочерью заночуешь здесь, у Анны. Я, коли не возражаете, поговорю с ними, чайку попью в твоих хоромах в ожидании тебя с ночного поезда из Москвы. Твоей матерью назовусь. Лучше всего тебе от нас вообще не уезжать. Погостишь, отдохнёшь, подлечишься. Кучер твой, возвернувшись домой, пусть скажет прислуге: в Москву барин уехал за деньгами, и про мой визит пусть сообщит. На том и порешим.
Пока Николай Егорович в кабинете покойного друга рассматривал книги и альбомы с зарисовками, травницы приступили к лечению Лены и приготовлению средства для психической обработки будущих гостей. Для гарантии при групповом внушении Софья Александровна сочла это необходимым. В её планы входило после угощения грабителей напитками с добавлением психоподавляющих средств, сделать стойкое нужное внушение. Приехавший из Москвы внук Андрей напросился помочь бабушке деятельным участием. У Глухова, под Наташиной горой, расположился цыганский табор. Он предложил, выведав, куда поставят бандиты экипаж Кузанковых, подарить его на продажу знакомому цыгану.
Что и как в подробностях происходило в тот вечер в доме Жуковских, Софья Александровна не рассказывала. Вернулась к дочери очень довольная, вручила ей двадцать тысяч рублей ассигнациями и шесть тысяч Николаю.
От немногословного Андрея узнали: проводила она шумную компанию за полночь до хозяйского тарантаса с кучером Прохором. Он, доставив подвыпивших бандитов до места их дневной лёжки, в теплушку пустующего скотного двора, вернулся домой.
На кузанковском экипаже Андрей подвёз бабушку до андаровского моста и подарил его цыганам на продажу, не опасаясь, что его будут разыскивать хозяева.
Этой бессонной ночью авантюристы по неизбежности - Николай Егорович и Анна Ивановна - в коляске на смирной лошадке неторопливо ехали из Андарова в Орехово, минуя Анциферово. Тихая тёплая ночь пленила запахами наступающего лета. Трели невидимых соловьёв, как по эстафете, сопровождали экипаж с пожилыми пассажирами. Николай Егорович был счастлив, но заговорить о будущем с Ани не отваживался. Решил не ранее чем через год после смерти Ивлея Ивановича попросить её руки.
Для полной правдоподобности ночных событий кучер и служанка были осведомлены: хозяин, вернувшись из Москвы, расплатился с поджидавшими его господами. Вскоре они уехали в коляске с караулившей их за усадьбой женщиной.
Через два дня в Семёновском ночью заполыхали три скотных двора. Чуть позже, находясь в гостях у Марфы, расстроенный Василий Семёнович поделился своим горем. Оказывается, бандиты обобрали его на очень приличную сумму, заявив, что давали деньги в рост под большие проценты на покупку коров Миле Тихоновне. В придачу угнали дорогой экипаж. Травмированная горем супруга, потеряв смысл жизни, целыми днями в пруду на удочку ловит карасей и купается, одетая в сарафан, с папиросой в зубах. Просит посадить вокруг усадьбы большой фруктовый сад, а скотину убрать как можно далее, чтобы её своим мычанием не раздражала.
Через неделю Жуковский уехал на работу в Москву, оставив дочь на попечение удивляющих своей стойкостью и умением женщин. События последних дней ещё более сблизили его с этой семьёй.


Н.Е. Жуковский. Около 1911 года.

В 1912 году в Москве была организована Военная школа авиации, в ней начинали заниматься всего 10 офицеров, будущих военных лётчиков. Николай Егорович читал им лекции по элементарному курсу аэродинамики и динамики полёта.
С началом Первой мировой войны в 1914 году под руководством Жуковского было организовано Авиационное расчётно-испытательное бюро, проводившее расчёты и испытания самолётов, их лётных качеств и прочности. Также Николай Егорович вошёл в Московский военно-промышленный комитет, в котором занимался разработкой формул для определения устойчивости снарядов; в этом же комитете он возглавил Отдел изобретений и стал экспертом изобретений механических, авиационных, гидравлических. он был назначен.
После Октябрьской революции по предложению ученого был создан Центральный аэродинамический институт (ЦАГИ), руководителем которого он был назначен.
В начале 1920 года Николай Егорович тяжело заболел воспалением лёгких, однако упорно боролся за жизнь, несмотря на преклонный возраст, и даже стал поправляться. Однако его подкосила смерть любимой дочери, Елены. В течение следующих нескольких месяцев его здоровье постепенно угасало и утром 17 марта 1921 года Жуковский скончался в "Усове", подмосковном санатории. Похоронен Николай Егорович в Донском монастыре.

Именем Жуковского назван наукоград в Подмосковье, центр современной российской авиационной науки. Своё название он получил 23 апреля 1947 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР (преобразован из поселка Стаханово).

В 3 километрах от Орехово, у церкви Ильи Пророка бывшего погоста Санницы, что на Ворше (с. Глухово), расположен некрополь дворянских родов Всеволожских и Жуковских.

Мемориальный дом-музей Н.Е. Жуковского


Мемориальный дом-музей Н.Е. Жуковского

Существует легенда об основании музея: после смерти Николая Жуковского усадьбу занимала его сестра — Вера Александровна с дочерью. На приусадебном пруду по ночам появлялся силуэт женщины, исчезающей на середине пруда. После того, как по желанию Веры Жуковской пруд почистили, на его дне был обнаружен полный драгоценностями сундук. Вера Александровна сдала клад государству, за что и были выделены деньги на открытие музея.
Мемориальный дом-музей Н. Е. Жуковского основан Верой Александровной Жуковской (1893—1955 гг.) 27 марта 1937 года и открыт 1 октября 1938 года в том самом доме, где в 5 января 1847 г. родился Николай Егорович Жуковский.
«Уголок Н.Е. Жуковского в музее. Государственный музей великого русского ученого Н.Н. Жуковского, находящийся на его родине – в дер. Орехово, Собинского района, в числе мероприятий по увековечиванию его памяти, устроил выставки в Иванове и Собинке.
Сейчас из Москвы прибыла бригада. В составе художника-оформителя К.И. Домбровского и художника В.Г. Третьякова, для устройства такой же выставки во Владимирском музее, отведшем для этой цели особую комнату.
Владимир непосредственно связан с историей жизни Н.Е. Жуковского – отца русской авиации. Сюда он часто приезжал, когда во Владимире жила сестра его Вера Егоровна Микулина, вышедшая замуж за ученика Николая Егоровича – Александра Александровича Микулина . Во Владимире же, на бывшей Троицкой улице (ул. им. Подбельского), в доме бывшем Андриевича, 2 февраля 1895 года родился у Микулиных Александр Александрович младший – будущий Герой Социалистического Труда, конструктор знаменитого мотора АМ-34.
На выставке в прекрасных фотоработах известного фоторепортера Е. Игнатовича будет представлена жизнь и научная деятельность Николая Егоровича, показаны его наследие, ученики, достижения советской авиации. ЦАГИ дал на выставку винты и модели. В центре выставки будет стоять бюст Жуковского.
Цель выставки – познакомить тех, кто не имеет возможности посетить Ореховский музей, с местом родины Н.Е. Жуковского, его жизнью и научной работой.
Зав. Музеем Жуковского В. Жуковская» «Призыв» 4 апреля 1941).
С 1 июля 1974 г. Владимиро-Суздальский музей-заповедник был реорганизован в Государственный объединенный музей-заповедник. На правах филиалов в его состав вошли восемь районных музеев области, в том числе и Дом-музей Н.Е. Жуковского.
В 1978 г. в доме-музее открыта экспозиция “Научное наследие Н.Е. Жуковского”.

На настоящий момент усадьба Всеволожских-Жуковских представляет собой старый парк площадью 12 Га, в котором располагаются одноэтажный дом с мезонином, балконами и террасами и два пруда.


Музей разделён на 11 залов, 7 из них отведены под мемориальный комплекс, 4 посвящены научному наследию Жуковского.
Проводятся тематические экскурсии — «Жизнь и научная деятельность Жуковского», «История усадьбы Жуковских» и «История развития авиации и космоса». Представляются дополнительные услуги, например, лекторий и кинозал. Кроме того, в усадьбе действует барская гостиная с чаепитием на 50 человек.
Общая площадь: экспозиционно-выставочная — 336 м², фондохранилищ — 27м², парковая — 10,8 гектар. Среднее количество посетителей в год — около 11000. В архивах музея 5291 единиц хранения, из них 3284 предметов основного фонда, в том числе, 280 единиц — начала XIX века, 14 единиц — фотодокументы конца XIX — начала XX веков и 3 единицы — научно-техническая документация XIX — начала XX веков]. Самые ценные из них — уникальная коллекция личных вещей семьи Жуковских, коллекция книг — библиотека семьи Жуковских и коллекция марок по теме «Авиация» и «Космос» — 1147 ед.
Кроме самых различных черновиков великого ученого, исписанных аэродинамическими уравнениями, в музее есть небольшая ученическая тетрадка, в которую Жуковский записывал пословицы и поговорки, переделанные им в часы досуга на «авиационный» лад. Вот лишь некоторые из них:
- со свиным крылом в калашный ряд;
- курица не птица, а у братьев Райт не самолет;
- самолет всегда падает летчиком вниз;
- левое крыло не знает, куда машет правое;
- любишь летать, люби и в гипсе ходить;
- семь раз взлети, один раз сядь;
- первый самолет комом;
- слово не самолет – вылетит не посадишь;
- у летчиков мысли сходятся;
- у семи конструкторов самолет без крыльев;
- что русскому хорошо, то немцу штопор.

Во дворе усадьбы один из самых замечательных экспонатов - военный самолет "МИГ-17", который не раз совершал боевые вылеты в годы войны.

В коллекции музея есть токарный станок с ножным приводом, который Николай Егорович приобрел в Мальцевском ремесленном училище во Владимире и использовал для моделирования в своих научных исследованиях.


В усадьбе Николая Егоровича Жуковского есть зал с разными моделями самолетов. Есть там и два огромных пропеллера, один из которых Жуковский собственноручно выточил на токарном станке. Но есть там один маленький, игрушечный пропеллер, которому цены нет. Этот пропеллер маленькому Коле выпилил лобзиком его крепостной дядька Варфоломей Усатов. Коля был ребенком упитанным и не очень поворотливым. Вот Варфоломей и придумал ему пропеллер, который называл просто вертушкой. Сначала вертушку прибили на палочку для того, чтобы Коля бегал с ним и развивался физически, а уж потом не по годам сообразительный мальчик попросил закрепить ему пропеллер на спине, на лямках штанов. Когда мать Коли увидела, как ее сын в штанах с пропеллером приготовился прыгнуть с крыши сарая, то, прежде, чем упасть без чувств, успела крикнуть:
- Руки расставь! Руки…

Как у любого музея с длинной историей, у мемориального дома-музея Н. Е. Жуковского есть свои памятные даты, по которым ежегодно проводятся праздничные мероприятия. В первую очередь это даты основания — 27 марта 1937 года и открытия музея — 1 октября 1938 года. Кроме этого особые мероприятия проводятся 18 мая (международный день музеев), 12 апреля (день космонавтики), 17 января (день рождения Николая Егоровича Жуковского), 17 марта (день памяти Николая Егоровича) и 8 июля (День Петра и Февронии).
Специальные праздничные программы проводятся на Троицу, Масленицу, Крещение и под Новый год.

«Вечер, посвященный Н. Е. Жуковскому
Исполнилось 35 лет со дня смерти нашего земляка, великого русского ученого, основоположника современной гидроаэромеханике Н.Е. Жуковского.
В минувшее воскресенье. В читальном зале областной библиотеки им. М. Горького состоялся вечер, посвященный русской авиации. Участники вечера с интересом прослушали доклад о жизни и научной деятельности Н.Е. Жуковского, сделанный членом Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний П.И. Шихтиным. Доклад сопровождался показом диапозитивов.
Начальник Владимирского аэроклуба Оводов рассказал о заслугах Н. Е. Жуковского перед советской авиацией, о той огромной работе, которую провел ученый по подготовке авиационных кадров. Интересным было выступление курсанта аэроклуба, учащегося IV курса строительного техникума Н. Подъемного, который рассказав об учебе в аэроклубе, поделился своей заветной мечтой - после окончания аэроклуба поступить учиться в военно-воздушную академию имени Жуковского.
Участники вечера осмотрели выставку музея Н. Е. Жуковского, посвященную великому ученому. В заключение был показан художественный фильм «Жуковский» «Призыв», 1956. 21 марта.).

Источники:
2. Морозкин Александр Александрович. Ореховские игры. / А. Морозкин. – 3-е изд. – Владимир: Изд-во «Транзит-ИКС», 2014. – 72 с.
3. Морозкин Александр Александрович. Красный закат. Повесть / А.А. Морозкин - Владимир: Изд-во ООО «Транзит-ИКС», 2013. - 184 с.
Владимирцы – члены академии наук
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Музеи Владимирской области.
Категория: Собинка | Добавил: Николай (06.09.2017)
Просмотров: 2275 | Теги: Владимирская область, Музеи, Собинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru