Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
20:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [54]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирский приказ общественного призрения

Владимирский приказ общественного призрения

Первой государственной структурой социальной поддержки населения Владимирской губернии стал Приказ общественного призрения.
2 июня 1779 г. Наместный генерал-губернатор Владимирского Наместничества Воронцов Р.И. «по совершении божественной литургии благоволил открыть Приказ Общественного Призрения». Председателем Приказа Общественного Призрения стал Правитель Наместничества, д.с.с. Самойлов.
Главным органом Приказа было его общее присутствие, для которого характерно коллегиальное решение вопросов и принцип всесословного присутствия. В общем присутствии Приказа принимали участие владимирский губернатор или вице-губернатор, два заседателя, избираемые из своего состава сословными судебными инстанциями – Верхним земским судом, Губернским магистратом и Верхней расправой.
По указу от 9 сентября 1801 г. состав общего присутствия приказов был расширен за счет заседателей совестного суда. Согласно «Регистру входящих дел владимирского приказа» от 1802 г. в его общее присутствие были направлены заседатели совестного суда – дворянский заседатель прапорщик гвардии Алексей Нестеров, купеческий заседатель Яков Литвинов и сельский заседатель Иван Тезиков.
С 1818 г. в заседаниях общего присутствия Владимирского приказа общественного призрения, посвященных медицинским вопросам и проблемам деятельности подведомственных лечебных учреждений, присутствовал губернский инспектор врачебной управы. Необходимо отметить, что врачебные управы были организованы в 1797 г. с целью медицинского обслуживания населения, контроля над деятельностью врачей, наблюдения за эпидемиями и эпизоотиями. В состав врачебной управы входили доктор, выполнявший обязанности инспектора медицинской службы, хирург и акушер.
Предводитель дворянства Владимирской губернии должен был ежедневно присутствовать в Приказе общественного призрения, «наблюдая за всеми благотворительными заведениями». А в расширенных заседаниях Владимирского приказа, посвященных основанию заведений общественного призрения, присутствовали уездные предводители дворянства, городские головы, а также председатель и советники гражданской палаты, губернский прокурор, советники палаты уголовного суда и губернского правления.
В 1832 г. в связи с усложнением системы заведений Владимирского приказа общественного призрения состав его общего присутствия был расширен за счет участия непременного члена, должность которого утверждалась министром внутренних дел. Непременный член осуществлял проверку приходно-расходных книг, ежемесячно представлял общему присутствию приказа сведения о поступлении денежных средств и проведении кредитных операций. Непременный член занимался составлением отчетов о деятельности Владимирского приказа, которые направлялись в Министерство внутренних дел. В течение 1842 – 1866 гг. непременным членом Владимирского приказа являлся Михаил Иванович Софронович.
Заседатели Владимирского приказа общественного призрения, основываясь на правительственных указах, циркулярах и предписаниях министерства внутренних дел, принимали решения об основании и порядке содержания подведомственных учреждений, назначали для них служащих. Общее присутствие решало вопросы распределения нуждающихся в подведомственные заведения, выделяло средства на их питание, лечение и обеспечение всем необходимым. Заседатели Владимирского приказа раз в месяц выслушивали смотрителя подведомственных заведений, который сообщал о количестве призревавшихся в этих заведениях и «необходимости выделения для них порционной суммы, средств на приобретение одежды и медикаментов». Заседатели Владимирского приказа в конце каждого года рассматривали приходно-расходную смету приказа на следующий год, которая направлялась для утверждения в Министерство внутренних дел. В смете сообщался предполагаемый доход Приказа от проведения кредитных операций, хозяйственная прибыль и добровольные пожертвования. Также указывались необходимые расходы на содержание заведений, находившихся в ведении приказа, в соответствии с количеством призреваемых в них и тарифами Министерства внутренних дел. В течение следующего года средства на содержание подведомственных заведений выделялись в соответствии со сметой, утвержденной министерством, и рапортом смотрителя заведений приказа, причем деньги выдавались только на определенные цели: приобретение продуктов, одежды, медикаментов, на освещение и отопление. «Дозволение приказу расходов сверх годовой сметы» находилось в компетенции губернатора.
Общее присутствие Владимирского приказа регламентировало финансовую деятельность: проведение кредитных операций, поступление средств из различных источников и их расходование. Например, в соответствии с протоколом заседания Владимирского приказа от 4 января 1810 г., «заседатели слушали уведомления о поступлении в приказ штрафных, апелляционных и исковых сумм, приняли решение о записи этих доходов в приход». Кроме того, общее присутствие приказа, губернатор, вице-губернатор и губернский прокурор «по наличным документам ежемесячно освидетельствовали денежную кассу приказа».
Все учреждения, находившиеся в ведении Владимирского приказа общественного призрения, возглавлял смотритель заведений, должность которого утверждалась Министерством внутренних дел. Смотритель управлял учреждениями, давая во всем отчет общему присутствию Приказа.
Из документов Владимирского приказа узнаем, что 26 февраля 1852 г. смотрителем заведений приказа был утвержден коллежский асессор Семен Петрович Попов. На основании указа императора Николая I от 11 ноября 1854 г. С. П. Попов в числе 53 чиновников Владимирской губернии был пожалован знаком отличия «За беспорочную службу». После выхода в отставку в 1860 г. Министерство внутренних дел назначило ему пенсию в размере 85 рублей 80 копеек в год.
Непосредственное наблюдение за порядком в подведомственных учреждениях Владимирского приказа общественного призрения вверялось надзирателям этих заведений. На все учреждения приказа по штату полагался старший врач, младший врач, штаб-лекарь, два старших и два младших фельдшера, аптекарь, священник, дьякон и дьячок.
Необходимо отметить, что 1862 – 1865 гг. жалование всем 43 работникам Владимирского приказа составляло 6 582 рублей в год. Помимо жалования все служащие приказа получали квартиры при заведениях с бесплатным освещением и отоплением, а также форменную одежду. Чиновники, служившие в Приказе, после выхода в отставку получали небольшие пенсии. Например, канцелярским служащим назначались небольшие пенсии в размере 28 рублей в год. За хорошую работу служащие Приказа получали правительственные награды и премии. Например, в 1864 г. непременному члену Приказа статскому советнику Софроновичу был «высочайше пожалован орден Святого Станислава 2-ой степени с императорской короной, старшему врачу Приказа коллежскому советнику Либеру была пожалована денежная награда в размере 200 рублей, младшему врачу Вейсу – 150 рублей и контролеру приказа коллежскому секретарю Снегиреву – 175 рублей».
Тем не менее для деятельности Владимирского приказа, как и для всех приказов общественного призрения, было характерно формальное отношение к решению многочисленных вопросов и излишняя бюрократизация системы оказания социальной помощи. Например, для того, чтобы нуждающийся был помещен в подведомственное заведение Приказа, ему требовалось написать прошение на имя губернатора с указанием причин, по которым он действительно нуждался в помощи, получить разрешение общего присутствия Приказа, предписание Конторы благотворительных заведений, смотрителя подведомственных учреждений Приказа и непосредственно надзирателя заведения, а также представить свидетельство о состоянии здоровья, выданное главным врачом приказа.
Финансовыми вопросами Владимирского приказа общественного призрения занималась канцелярия, в штат которой входил «прикомандированный из губернского правления губернский секретарь», бухгалтер, помощник бухгалтера, два столоначальника, регистратор, писцы и канцеляристы, а также заведующий архивом. По данным 1819 г. в составе канцелярии находились 8 человек, а в 1862 г. – 28 человек. Вначале канцелярию Приказа возглавлял губернский секретарь, а с 1841 г. «руководство над ведением дел в канцелярии было возложено на непременного члена». Необходимо отметить, что штат канцелярии Владимирского приказа утверждался Министерством внутренних дел, а столоначальники назначались «по усмотрению непременного члена».
В обязанности губернатора входили «все распоряжения по делам отчетности приказа». С 1831 г. губернаторы должны были составлять «на имя императора рапорты по годичному обозрению губерний с указанием денежных сумм, доходов и расходов приказов общественного призрения, количества подведомственных учреждений и числа содержащихся в них призреваемых». В соответствии с «Наказом гражданским губернаторам», главам губерний было предписано направлять в Министерство внутренних дел данные о капиталах приказов общественного призрения, подробные приходно-расходные сметы, а также сведения о состоянии больниц, находившихся в ведении приказов.

Первое в городе медицинское учреждение – подведомственная Владимирскому приказу - Губернская Больница была открыта в марте 1782 г. при выезде из Владимира на левой стороне Большой нижегородской дороги.

22 апреля 1783 г. в построенных от Приказа деревянных домах, близ так называемого Потанина моста, открыты: 1) больница на 24 койки (Предназначалась для бесплатного лечения неимущих больных. Туда могли принимать и крепостных людей при условии, что едой их будут обеспечивать хозяева.); 2) дом для сумасшедших; 3) смирительный дом для воздержания развращенных людей обоего пола от пороков, а также по инициативе графа Воронцова было решено завести школу для обучения юношества российской грамоте, правописанию, французскому языку, арифметике, геометрии, истории, географии, катихизису и начальным основаниям гражданских прав. Кто были ее учителя и ученики, остается неизвестным. Судя по тому, как Приказ Общественного Призрения относился и к Главному народному училищу, особенно в первое время его существования, скорее всего, что в 1783 г. Приказ приготовил лишь помещение для проектированного уже правительством училища, а само училище едва-ли открылось.

Из документов Владимирского наместнического правления узнаем о том, что для учреждаемых заведений здравоохранения «граф Роман Илларионович Воронцов пожертвовал 500 рублей, а также одежду и посуду».
Общее управление больницей и отделением душевнобольных было возложено на смотрителя заведений Приказа. Все вопросы, касающиеся внутреннего распорядка и размещения пациентов в медицинских заведениях, решались главными надзирателями больницы и дома душевнобольных. В обязанности старшего врача больницы входило наблюдение за лечением больных, проверка «материальных книг» и их представление на рассмотрение общего присутствия Приказа.
Вначале в больнице содержалось 24 человека, в то время как обслуживающий персонал состоял из 11 человек. По данным 1853 г. это медицинское заведение было рассчитано на 120 пациентов, а в штате сотрудников числилось 19 человек. Больница и отделение душевнобольных находились на полном обеспечении Владимирского приказа, который выдавал деньги на приобретение медикаментов, продовольствия и одежды больным, а также выплачивал жалование обслуживающему персоналу. По данным 1865 г. заработная плата всем 19 служащим больницы составляла 1 390 рублей в год. Согласно законодательству бесплатное лечение в больнице за счет средств Владимирского приказа общественного призрения предоставлялось только лицам бедного состояния: нижним канцелярским служащим и отставным различных казенных ведомств, крестьянам государственного ведомства, а также местным купцам и мещанам. За счет отчислений из казны в лечебные заведения приказов принимали увечных нижних чинов всех родов войск, сыновей нижних почтовых служителей, а также лишенных средств существования солдатских жен и вдов.
Указом от 27 июля 1808 г. в подведомственные приказам больницы предписано было принимать по направлению полиции больных арестантов, причем «плата за оказание медицинской помощи производилась из казны». Деньги за лечение в больницах лиц, находившихся под надзором полиции, поступали во Владимирский приказ из казенной палаты три раза в год.
Военнослужащие получали лечение в больницах приказов общественного призрения за счет средств Военного министерства. Например, Московской комиссариатской комиссией за содержание «больных нижних воинских чинов» в подведомственной Владимирскому приказу городской больнице было выплачено от 12 копеек до 841 рубля в месяц за каждого пациента.
Правом медицинского лечения в больнице приказа за счет сумм комиссариатской комиссии пользовались жены и дети отставных военных нижних чинов. Согласно циркуляру Министерства внутренних дел от 14 января 1843 г. за содержание в лечебных заведениях нижних чинов морского ведомства приказы должны были получать деньги из Комиссариатского департамента Морского министерства и Комиссии экспедиции Черноморского флота.
В лечебные заведения, находившиеся в ведении Приказа, по направлению владимирского полицмейстера поступали «женщины и девки, промышляющие на жизнь распутством, подлежащие медицинскому осмотру и при наличии сифилитической болезни» их предписывалось помещать на лечение в больницу. Причем, плата за лечение в городских больницах женщин из публичных домов взималась с содержательниц этих заведений. Состоятельные лица (дворяне, купцы 1 – 2 гильдий) и владельческие крестьяне принимались в больницы приказов общественного призрения за умеренную плату и в случае наличия свободных мест.
Согласно «Настольному реестру Владимирского приказа от 1786 г.» со статского советника Е. Баранова взималось 4 рубля 80 копеек за содержание в больнице в течение одного месяца «его девки Ивановой», что составляло 16 копеек в сутки. В 1850-х гг. плата за «пользование» состоятельных людей и владельческих крестьян была уже 25 копеек за сутки. Необходимо отметить, что деньги за лечение в подведомственных заведениях Владимирского приказа служащих государственных ведомств, состоятельных людей и помещичьих крестьян поступали в Контору заведений приказа. Но очень часто эти суммы вовремя не выплачивались. В частности, к январю 1852 г. общая сумма недоимок составила 25 288 рублей серебром. По этой причине Конторе заведений приходилось направлять прошения в губернское правление о взыскании сумм в судебном порядке.
Среди пациентов больницы, находившейся в ведении Владимирского приказа, преобладали военнослужащие нижних чинов. Например, в течение 1829 г. в больнице Владимирского приказа содержалось 29 человек бедного состояния, платных пациентов – 59 человек, а больных военного ведомства – 927. Только в марте 85 1838 г. в больнице приказа «находилось на излечении 23 человека гражданского ведомства, 5 арестантов и 69 воинских чинов», из них нижних чинов Владимирского внутреннего гарнизона – 32 человека, представителей владимирского и уездных пехотных полков – 18, егерских полков – 7, инвалидных команд – 5, этапных команд – 5, а также 2 человека из владимирской жандармской команды.
В связи с угрозой распространения во Владимирской губернии эпидемии холеры в 1853 г. из Министерства внутренних дел поступило предписание об учреждении при больнице приказа холерного отделения, рассчитанного на 25 человек. Согласно последующим циркулярам министерства все расходы на устройство холерного отделения «были отнесены на счет сумм приказа». Владимирским приказом общественного призрения было выделено 560 рублей на приобретение белья, одежды и обуви. Были куплены кровати, сделанные арестантами рабочего дома Приказа. Контора заведений приказа поручила инспектору Владимирской врачебной управы и смотрителю заведений Приказа приобрести для бесплатной больницы необходимое медицинское оборудование. Кроме того, общее присутствие Владимирского приказа приняло решение объявить сбор вещей для холерного отделения. Так как для размещения такого рода больных необходимо было отдельное здание, Приказ арендовал дом с прилегающими хозяйственными постройками (амбаром, ледником, кухней и баней) у чиновницы Алины Францевны Ворониной за 50 рублей в месяц. Конторой заведений приказа был принят на работу медицинский персонал, который в течение двух месяцев получал жалование.
Холерное отделение городской больницы Владимирского приказа было закрыто 28 октября 1853 г. в связи с окончанием эпидемии.

Богадельня

Помимо бесплатных больниц в системе учреждений социальной помощи Владимирской губернии были созданы богадельни для содержания престарелых и увечных. Богадельня как форма призрения обездоленных была известна и раньше, но как учреждение, подведомственное государству, была открыта во Владимире 22 апреля 1783 г. в здании больницы Приказа общественного призрения.
См. Богадельня Приказа общественного призрения.

21 апреля 1789 г. Владимирский приказ общественного призрения открыл инвалидный дом на 25 человек для призрения «увечных военнослужащих, не имеющих средств существования». Он разместился в одном здании с больницей и отделением душевнобольных, но помещение это уже не могло вместить всех нуждающихся.

Главное народное училище

Указ от 12 августа 1786 г. об открытии Главного народного училища на имя генерал-губернатора, графа Ив. П. Салтыкова получен был во Владимире 21 августа 1786 г. По именному указу Императрицы Екатерины II от 12 августа 1786 г., Главное народное училище открыто во Владимире 22 сентября 1786 г.

Первый гражданский губернатор Пётр Гаврилович Лазарев (1787-1796), задумал построить на главной улице несколько зданий для Приказа общественного призрения, целью которых было призрение, то есть присмотр увечных, престарелых, больных людей и детей-сирот. В мае 1797 г., не успев отделать главный корпус зданий Приказа (ул. Большая Московская, д. 24), губернатор П.Г. Лазарев покинул г. Владимир. Преемник П.Г. Лазарева губернатор Павел Степанович Рунич получил в декабре 1797 г. от императора Павла I разрешение передать все постройки Приказа в казенное ведомство для жительства губернатору. Приказ общественного призрения был вынужден для Главного народного училища купить в 1798 г. дом у купца Паркова, и по предложению владимирского губернатора П.С. Рунича недалеко от больничного здания началось строительство нового корпуса инвалидного дома.
Инвалидный дом был рассчитан на 50 человек, а в центре здания должна была разместиться церковь Петра и Павла. По другую сторону от церкви – больница, в которой предполагалось открыть несколько отделений. Кроме того, согласно проекту, часть здания планировалось отдать под сиротский приют и во флигеле открыть аптеку. План госпитального дома лично одобрил Павел I во время пребывания во Владимире 4 – 5 июля 1798 г.

Аптека

Здание будущей «Старой Аптеки» изначально входил в ансамбль зданий Приказа общественного призрения. Весной и летом 1791 г. кровля флигеля была покрыта железом, здание оштукатурено, а к ноябрю 1791 г. расписаны потолки, стены и печи. Одновременно велась постройка главного корпуса ансамбля. В 1793 г. во флигель была куплена и привезена из Москвы мебель.
В черновике письма директора народных училищ Владимирской губернии А.А. Цветаева к губернатору П.М. Долгорукову от 18 ноября 1806 г. сообщается: «флигель, отделенный от губернаторского дома под Аптеку… в вышеупомянутом флигеле жили два губернатора, первый (П.Г. Лазарев) еще во время бытности генерал-губернатора…, а второй (П.С. Рунич) перед переходом своим из того флигеля в главный корпус… получил на окончательную отделку оного 8000 рублей». В мае 1797 г., не успев отделать главный корпус, губернатор П.Г. Лазарев покинул г. Владимир. Преемник П.С. Рунича князь Иван Михайлович Долгоруков вступил в должность Владимирского губернатора в 1802 г. По его ходатайству во флигеле (Ул. Георгиевская, д. 3) была открыта аптека.
15 июля 1804 г. Приказ общественного призрения в заседании постановил: «Флигель отделить от Губернаторского дома и построить лабораторию, губернскому архитектору предписать, чтоб он сделал всему тому подлежащую смету во что именно: перегородка, а равно и постройка лаборатории, и приведение внутреннего состояния дома в исправность, стоить будет. Лекарю при Инвалидном доме сделать список всем инструментам, нужным для составления при той аптеке хирургического кабинета, и представить для апробации инспектору врачебной управы».
15 сентября 1805 года во флигеле при бывшем губернаторском доме по распоряжению губернатора Долгорукова была открыта Аптека от приказа общественного призрения.
См. Аптечное дело в гор. Владимире. Музей "Старая Аптека".

Смирительный и рабочий дома

Владимирский приказ общественного призрения использовал различные формы работы. Среди них принудительно-воспитательные заведения.
Первым исправительным учреждением Владимирского приказа стал смирительный дом, для воздержания развращенных людей обоего пола от пороков, который был открыт 22 апреля 1783 года.
В смирительный дом помещали людей для отработки различных взысканий «по приговору судебных мест» и для исправления поведения. Вначале речь шла о бродягах, совершивших незначительные преступления, и профессиональных нищих. Но наиболее многочисленной группой обитателей смирительного дома являлись владельческие крестьяне, направляемые своими помещиками «для исправления поведения» и дети, помещенные с этой же целью своими родителями. Во Владимирский приказ в 1858 г. поступило прошение генерал-майора Базина о заключении его крестьянина Дерябина в смирительный дом «за неповиновение – по грубому своему характеру дерзнул нарушить права помещика». В контору заведений приказа поступали решения суда о беглых крестьянах, которых после поимки направляли в смирительный дом. Так, согласно рапорту Юрьевского земского суда крестьяне помещика Жеребцова Иван Федотов и Кирилл Иванов содержались в течение 2-х недель в смирительном доме. Правда, в этих случаях содержание заключенного осуществлялось за счет поместившего его лица.
Владимирская удельная контора также направляла в смирительный дом крестьян своего ведомства за различные нарушения и с целью возмещения нанесенного ущерба. 28 октября 1849 г. крестьянин Леонтьев был заключен в исправительное учреждение Владимирского приказа за то, что «неоднократно был замечен в порубке леса, принадлежащего императорскому двору».
В соответствии с указом Екатерины II от 1781 г. рабочие дома необходимо было учреждать при приказах общественного призрения для лиц, совершивших маловажные преступления и приговоренных к наказанию.
В 1802 г. был основан рабочий дом.
Традиционно считается, что на месте владимирского централа находился в XVIII в. рабочий дом. Однако помимо рабочего дома во Владимире существовал еще смирительный дом. Оба они упомянуты в «Топографическом описании Владимирской губернии, составленном в 1784 г.» Эти учреждения располагались в двух разных деревянных зданиях. Местоположение домов обозначено на плане Владимира конца XVIII в. По плану рабочий дом находился на противоположной от будущего централа стороне улицы, ближе к современной площади Фрунзе (район хлебокомбината). Смирительный дом размещался на той же стороне улицы, что и централ, но тоже ближе к площади Фрунзе.
Как свидетельствуют документы Владимирского приказа, в подведомственный ему рабочий дом по направлению полиции поступали лица, задержанные за попрошайничество, нищие – за совершение преступлений, а также крепостные крестьяне и дворовые люди за кражу имущества, нанесение телесных повреждений и неповиновение помещикам. В зависимости от преступления срок заключения составлял от одного месяца до 15 лет.
Смирительный и рабочий дома являлись формами принудительно-исправительных заведений и сопровождались лишением свободы.
Ввиду того, что эти заведения выполняли схожие функции, рабочий и смирительный дома Владимирского приказа в 1810 г. были объединены и существовали впредь как отделения.
См. История «Владимирского централа»

Суконная фабрика

Используя разнообразные формы социального призрения, и желая найти дополнительные источники финансирования, правительство разрешило губернским приказам основывать фабрики, которые фактически являлись разновидностью работных домов. Учреждаемые предприятия отчасти должны были способствовать оказанию трудовой помощи людям, оказавшимся в силу ряда причин без средств существования. К работе на фабриках привлекались профессиональные нищие и бродяги, неоднократно задерживаемые полицией. В случае недостатка людей, уездные исправники направляли на предприятия осужденных за кражу имущества с целью возмещения причиненного ущерба.
Решение об открытии фабрики было принято общим присутствием Владимирского приказа общественного призрения 5 августа 1809 г. Для размещения предприятия была сооружена пристройка к зданию, которое занимали рабочий и смирительный дома. Смотрителем рабочего дома было приобретено 500 пудов шерсти в Московской губернии, а также необходимое для фабрики оборудование. Ответ на вопрос о том, какое предприятие открывать, заключался в предписании Министерства внутренних дел: «Россия испытывала крайнюю необходимость в простом солдатском сукне».
Суконная фабрика владимирского приказа заработала в сентябре 1809 г.
В 1810 г. производилась перестройка рабочего и смирительного домов, которые, по умножающемуся числу содержащихся, оказывались тесны. С ними губернатор Долгоруков Иван Михайлович соединил суконную фабрику на 8 станов.
В 1810 г. под руководством четырех мастеров на предприятии трудились 24 заключенных, а 1811 г. – 48 человек. Первая партия в 1120 аршин сурового сукна была выпущена 4 июня 1810 г. Но ткань была плохого качества, так как производство было еще не налажено. Однако императорский указ от 4 ноября 1809 г. настоятельно требовал увеличить объемы производства. В виду того, что тесное помещение флигеля владимирского работного дома не позволяло выполнить это предписание, общим присутствием Приказа было принято решение о строительстве более просторного здания, где должны были разместиться все исправительные заведения – фабрика, работный и смирительный дома. Была составлена смета на постройку «особого деревянного на каменном фундаменте дома с двумя каменными флигелями».
Суконная фабрика была выгодна Владимирскому приказу общественного призрения, так как часть сукна шла на изготовление одежды для постояльцев богадельни и инвалидного дома. Кроме того, приказ продавал ткань, и вырученные средства поступали в его собственный капитал. Например, в 1811 г. было продано 340 аршин сукна. Но по мере развития мануфактурной промышленности эти предприятия оказались нерентабельными, и правительство отдало распоряжение об их закрытии.
Согласно указу императора от 10 мая 1812 г. суконная фабрика при Владимирском приказе была упразднена. Здание предприятия было отдано под лазарет для отставных военных, а оборудование и пряжа были проданы «с публичного торга».

В 1826 г. в губерниях были созданы «попечительные о тюрьмах комитеты». Владимирский тюремный комитет был основан 20 марта 1834 г. В его состав вошли члены городской администрации (губернатор и вице-губернатор, председатели уголовной и гражданской палат, советники Казенной палаты и губернского правления, владимирский полицмейстер, управляющий удельной конторой, губернский архитектор), представители церкви (епископ Владимирский и Суздальский, архимандриты муромского Спасского и суздальского Спас-Ефимьева монастыря), служащие учреждений здравоохранения (инспектор врачебной управы), образования (директор училищ) и социального попечительства (непременный член Владимирского приказа общественного призрения), а также «благотворительные лица» – купцы города Владимира и уездных городов.
В 1834 г. владимирский губернатор приказал губернской строительной комиссии освидетельствовать деревянный дом бывшего военного госпиталя, находившийся рядом с кладбищем и принадлежавший Приказу общественного призрения. Его предполагалось временно приспособить под рабочий дом, пока не будет построено новое каменное здание. Проведя осмотр, губернский архитектор Е.Я. Петров пришел к выводу, что перестроить его из-за ветхости невозможно, «что прочнее и надежнее для казны выстроить вновь рабочий дом весь каменный». Тем не менее, здание бывшего госпиталя перестроили под временный рабочий дом к декабрю 1834 г.
В начале 60-х гг. XIX в. во Владимире у рабоче-смирительного дома уже не было своего здания. Из записки 1863 г. М.М. Ранга — члена Попечительного о тюрьмах комитета, известно, что временное деревянное здание этого дома сломали и заключенных его поместили в зданиях городской больницы. Мужское отделение — в подвальном этаже главного корпуса, женское — в прачечной.
Согласно предписанию Министерства внутренних дел от 1865 г. подведомственные приказам исправительные заведения были переданы в ведение попечительных о тюрьмах комитетов. Работный и смирительный дома окончательно вышли из ведения владимирского приказа 11 июня 1866 г.

Воспитательный дом

Следующей задачей, которую решал Владимирский приказ общественного призрения, была организация воспитательных домов для детей-подкидышей и сирот. Обычно «подброшенных неизвестными младенцев» отдавали в полицию города Владимира, а затем направляли в приказ общественного призрения. Содержались они сначала в помещении рабочего дома, а с 1803 г. – в новом корпусе инвалидного дома, где также было открыто родовспомогательное отделение для бедных.
В 1807 г. для призрения «несчастнорожденных младенцев» правительство распорядилось организовывать воспитательные дома. На средства, отпущенные правительством, Владимирский приказ с апреля по август 1807 г. вел строительство здания воспитательного дома, представлявшего собой деревянную на каменном фундаменте пристройку к новому зданию инвалидного дома. На строительные работы было затрачено 3 387 рублей.
1 октября 1807 г. воспитательный дом принимал «сирот мужского и женского пола, оставшихся после родителей без пропитания».
Воспитательный дом возглавлял главный надзиратель инвалидного дома. Собственный персонал воспитательного заведения состоял из десяти человек: главная смотрительница, четыре няньки, две прачки, две кухарки и повивальная бабка. Кроме того, от инвалидного дома содержались лекарь и священник, который учил детей чтению, письму, началам арифметики и толковал катехизис. После достижения 11-летнего возраста мальчиков в течение 5 лет обучали различным ремеслам, а девочек – рукоделию.
Из «Настольного регистра прихода и расхода владимирского приказа» узнаем, что в 1808 г. для прокормления сирот воспитательного дома были куплены три коровы. Всего на содержание заведения в 1808 г. Владимирским приказом было израсходовано 1207 рублей 63 копейки. Причем, на питание и одежду одного младенца требовалось 16 рублей 55 копеек в год, на содержание ребенка в возрасте от 3 до 7 лет было необходимо значительно больше – 38 рублей 40 копеек, не считая затрат на отопление, освещение, приобретение мебели и прочее. Кроме того, на выплату годового жалования обслуживающему персоналу требовалось 770 рублей.
По данным Министерства внутренних дел во Владимирском воспитательном доме в 1816 г. содержалось 256 сирот. Но средств, которые отпускались на содержание такого числа воспитанников, не хватало. Выход был найден в новой форме призрения сирот. По решению общего присутствия приказа и смотрителя заведений большая часть детей воспитательного дома «была отдана по уездам губернии добропорядочным лицам на временное воспитание или с причислением к семейству по общим правилам об усыновлении». На содержание каждого ребенка Владимирский приказ выплачивал пособие приемным родителям или опекунам в размере двух рублей 94 в месяц. Содержание же одного ребенка в воспитательных домах обходилось приказам намного дороже: от 115 до 150 рублей серебром в год.
Как свидетельствует «Отчет владимирского губернатора за 1828 год» наиболее значимой статьей расхода Владимирского приказа в течение года являлось содержание в подведомственном воспитательном доме незаконнорожденных детей.
По указу правительства от 18 июля 1828 г. воспитательные дома, находившиеся в ведении приказов общественного призрения, следовало закрыть, а их питомцев отдать на воспитание частным людям. Принятие такого решения было продиктовано экономическими соображениями – нехваткой средств, а также ростом смертности младенцев в заведениях. Так, например, в воспитательный дом владимирского приказа в 1815 г. поступил 121 младенец, из них в том же году умерло 102 ребенка. Таким образом, смертность среди грудных детей составляла 84,3 %. Правда, этот показатель среди воспитанников в возрасте от 3 до 7 лет был значительно ниже – 13,2 %.
После закрытия в 1829 г. Владимирского воспитательного дома подброшенных младенцев относили в полицию губернского города и уездных городов и затем направляли во Владимирский приказ общественного призрения, который отдавал их «добродетельным людям для содержания и воспитания». Приказ, как и ранее, выдавал пособия на содержание сирот приемным родителям или опекунам в размере 24 рублей в год, хотя необходимая сумма, как уже отмечалась, составляла 30 – 40 рублей. Например, в 1864 г. на эти цели заседателями Приказа «было отпущено 250 рублей». Кроме того, круглые сироты временно содержались при богадельне Владимирского приказа, находившейся во Владимире.
На приказы общественного призрения также была возложена забота по оказанию помощи сиротам и детям из малоимущих семей в обучении грамотности и получении образования.
Задачу учреждения народных школ впервые в истории России возглавил специальный государственный орган, но уже в 1809 г. в виду большого количества обязанностей и недостатка средств у приказов общественного призрения, учебные заведения были переданы в ведение Министерства народного просвещения.
Владимирский приказ общественного призрения помимо содержания нуждающихся в подведомственных заведениях (то есть деятельности в рамках закрытого призрения) занимался развитием так называемого открытого призрения, что заключалось в выплате денежных пособий вдовам, опекунам незаконнорожденных детей и помещении за счет своих сумм пансионеров из малообеспеченных семей в учебные заведения. Владимирский приказ общественного призрения выплачивал годовое содержание в размере от 15 до 20 рублей вдовам нижних военных и штатских чинов: прапорщиков, капралов, сержантов, унтер-офицеров, поручиков, регистраторов и канцеляристов. А в случае наличия несовершеннолетних детей пособие увеличивалось до 25 рублей в год.
Известно, что в 1805 г. на содержании Приказа находилось 26 вдов нижних военных и штатских чинов, а в 1864 г. – 53. Владимирский приказ на содержание одного подкидыша в течение одного года выделял 24 рубля, хотя необходимая сумма по самым скромным подсчетам составляла 30 – 40 рублей в год. Так, в 1834 г. только в губернском городе число «отданных владимирским приказом на воспитание за плату питомцев» составляло 35 детей, а в 1837 г. – 50 воспитанников.
Согласно предписанию Министерства внутренних дел тем, кто не имел средств существования и не мог поступить в богадельни и инвалидные дома из-за отсутствия свободных мест, приказы должны были назначать из своих сумм денежные пособия в размере 60 рублей в год (требовалось не менее 80 рублей ежегодно). Например, в 1864 г. на содержании Владимирского приказа находилось в общей сложности 228 человек (вдовы, подкидыши и бродяги), которым в течение указанного промежутка времени было выдано 765 рублей, что составляло 2, 6 % годового дохода приказа. Кроме того, оставшиеся без родителей несовершеннолетние крепостные крестьяне, отпускаемые на волю своими помещиками, поручались ведению приказов общественного призрения вплоть до их совершеннолетия.
Специальная «Книга записи малолетних детей, поручаемых попечению владимирского приказа до их совершеннолетия» свидетельствует о том, что в течение 1851 – 1857 гг. на содержании находилось 334 крестьянских ребенка, которые впоследствии были либо усыновлены, либо отданы под временную опеку.
Как и другие приказы, Владимирский приказ из своих сумм имел право выдавать пособия на содержание крайне бедных семей, но сумма не должна была превышать 5 рублей в месяц на одно лицо. Но получение пособия сопровождалось составлением подробной ведомости о просящем, где указывались данные о состоянии здоровья, семейном положении, составе семьи, занятиях, промыслах, доходах, наличии движимого и недвижимого имущества, причинах бедственного положения, необходимой помощи (медицинской, материальной или содействии в обучении детей). Общее присутствие заседателей приказа принимало решения о выдаче пособий нуждающимся, подходя сугубо индивидуально. Например, во Владимирский приказ поступила просьба вдовы секретаря Прасковьи Красносельской, оставшейся после смерти мужа с двумя дочерьми. В своем прошении вдова сообщила о том, что ей недостаточно денег, выплачиваемых приказом. Но Владимирский приказ отказался повысить размер материальной помощи, аргументировав ответ тем, что «она и ее дети могут зарабатывать себе на жизнь рукоделием». Сохранилось прошение вдовы регистратора Акулины Егорьевской, оставшейся после смерти мужа с пятью детьми. Владимирский приказ регулярно выплачивал ей пособие в размере 18 рублей в год. Но после того как городской полицией было установлено, что «Егорьевская сверх законных детей прижила незаконного одного младенца, за ее такое неблагопристойное житие в производстве жалования было отказано».

Владимирский приказ общественного призрения оказывал материальную помощь не только частным лицам, но и различным организациям и учреждениям. Так, например, в 1797 г. общим присутствием приказа было отпущено 100 рублей «священнику здешнего города и старосте Егорьевской церкви на окончание делавшегося иконостаса по бедности той церкви».

Сберегательные кассы

Приказ общественного призрения стал первым банковским учреждением в губернском городе. Получив из государственной казны в качестве начального капитала сумму в 15 тыс. руб., Приказ стал выдавать эти средства помещикам Владимирской губернии под залог имений в виде ссуд в размере от 500 до 1000 рублей под 6% годовых. В результате за 1779–1782 годы было отпущено займов на сумму в общей сложности более 34 653 руб. серебром.
Кроме выдачи ссуд Владимирский приказ осуществлял прием вкладов «с целью приращения их процентами». Вклады поступали на срок до 3 лет от частных лиц, общественных и государственных организаций, причем количественно преобладал первый вид вкладов. Например, по данным 1852 года, капиталы частных лиц составляли 58%, а вклады государственных организаций — 26%. По частным и общественным суммам выплачивалось 5% годовых, на государственные вклады — 2%, при этом 1% поступал в доход Приказа.
Следующими банковскими учреждениями, созданными в губерниях, стали сберегательные кассы.
В 1844 году во Владимирский приказ был прислан министерский циркуляр с проектом сберегательной кассы, согласно которому это кредитное учреждение должно функционировать «под непосредственным наблюдением Приказа и состоять из непременного члена Приказа, секретаря, бухгалтера и кассира“. Секретарь должен был регистрировать вкладчиков, бухгалтер начислять проценты по вкладам, кассир осуществлять прием и выдачу вкладов, а непременный член проверять действия последнего и осуществлять контроль над всеми суммами».
Сберегательная касса Владимирского приказа общественного призрения начала свою работу 6 сентября 1849 года в здании Присутственных мест.
См. Владимирского отделения Государственного банка.

25 июля 1866 г. была учреждена Владимирская губернская земская управа. 12 ноября 1866 г. Владимирский приказ «закрыл свое присутствие за передачею в ведение земства своих капиталов, книг, денежных документов и богоугодных заведений». Все подведомственные приказу заведения, кроме работного и смирительного домов «с оными имуществами, домами, шнуровыми книгами и наличными деньгами», были переданы в губернскую земскую управу. Документы о суммах и заведениях приказа за 1865 – 1866 гг. были приняты членом губернской земской управы Антоном Федоровичем Вокачем. Контора заведений также перешла в ведение губернской земской управы и находилась в подчинении последней до 1916 г.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (02.03.2018)
Просмотров: 249 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика