Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
20.05.2018
16:55
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 466

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [879]
Суздаль [299]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [219]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [111]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [94]
Вязники [175]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [146]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Город Владимир, улица Георгиевская ("Владимирский Арбат")

Улица Георгиевская

Улица Георгиевская расположена от ул. Большая Московская до ул. Спасской, Фрунзенский район.
Свое название улица получила от Георгиевской церкви построенной в 1157 г. В те времена здесь был двор великого князя Юрия Долгорукого.
Верхняя и Нижняя Георгиевские улицы были объединены в одну улицу, которая постановлением президиума горсовета от 08.11.1923 г. получила название улица Красный Профинтерн - в честь международной организации профсоюзов. В 1929 г. все бывшие домовладельцы как «нетрудовой элемент» были выселены. В середине 1930-х годов бывшая Нижняя Георгиевская улица стала называться Владимирским спуском.
В 1949 году улица Красный Профинтерн была заасфальтирована, а в 1953 году было проведено техническое обследование домов №№ 1,2, 11 и 13 для возможного сноса в рамках разработанного Гипрогором проекта перепланировки исторического центра. По плану 1953 года на улице ещё стоял дом № 5 Протопопова, а со стороны Большой улицы - дом № 2 священника Сперанского и два двухэтажных дома № 4 и № 8 Краснощёкова. В последующее время эти дома были снесены, и в настоящее время мы видим зияющие провалы в домовой нумерации.


Попытка создания "Владимирского Арбата"

Старая аптека. Фото 2014 года

Начало Георгиевской улицы в 1986 г. было стилизовано под улицу XIX века: булыжная мостовая и старинные фонари, в прежнем виде предстала Старая Аптека. Булыжники для мостовой возили со старой Судогодской дороги. Проект был подготовлен коллективом управления "Владимирреставрация", руководителем которого был главный архитектор И.А. Столетов.
Так же была реконструирована и Георгиевская церковь. Реконструкцией собора также занимались работники предприятия "Владимирреставрация". Были восстановлены белокаменные цоколи и основания наружных пилястр, обновлены все козырьки, приведены в порядок двери, ворота, покрыт мраморной крошкой пол. А бригада художников под руководством А.П. Некрасова привела в первозданный вид живопись внутри собора.
Решением Горсовета от 19.09.1990 г. переименована и названа ул. Георгиевская.
Улица неоднократно перестраивалась и реконструировалась. В начале 2000-х был представлен проект устройства на ней пешеходной зоны - «Владимирского Арбата».

Георгиевская улица идёт от Георгиевской церкви по направлению к Спасской церкви, вдоль гребня береговой террасы высокого плато, на котором князь Юрий Долгорукий в 1152 году выстроил каменную церковь св. Георгия на своём дворе, а князь Андрей Боголюбский построил около 1164 года церковь Спаса на своём княжеском дворе.

По Георгиевской улице в XVII веке стояли усадьбы монастырской слободы.
Впервые Георгиевская улица документально упоминается в писцовой книге города Владимира 1625-1626 гг., где переписчики перечисляют «в Егорьевской улице дворы» и «дворы на Егорьевской земле», в которых проживал причт и бобыли Княгинина монастыря, причём исследователь документа указывает, что эта улица (наряду со Спасской) отходила к югу от Большой улицы. Эта улица, как большинство других городских улиц, представляла собой дорогу с деревянной мостовой шириной около 2-3 метров, но которой и совершалось движение.
Выпись из Владимирских писцовых книг 7176 (1668) года: «земля Пречистенская в Егорьевской улице: двор Пречистенского свечника Меншечка Степанова: вдоль – 6 сажень с полусаженью, поперек – 3 сажени, земля Пречистенская двор Пречистенского сторожа ивашки Максимова: вдоль – 8 сажень, поперек- 4 сажени, двор Пречистенского бобыля Васьки Хмылова: вдоль – 7 сажень, поперек – 3 сажени».


«Чертеж» Владимира 1715 г.

На рубеже ХII-ХIII вв. при церквах Георгия и Спаса возникли монастыри, которые просуществовали до первой трети XVIII века: на «чертеже» города 1715 года обозначены два монастыря - Георгиевский и Спасо-Златовратский с церквами и окружающими их слободами. На «чертеже» видно, что от Большой улицы в сторону Клязьмы спускается улица, с левой стороны которой отходит дорога, огибающая Георгиевский монастырь по краю плато и вновь выходящая у церкви Пятницы на Большую улицу. Между монастырём и Большой улицей показана застройка Георгиевской слободы. Между Спасским и Георгиевским монастырями нет прямого сообщения.


План А. Бунина

Нет прямой улицы между Спасским Златовратским и Георгиевским монастырями и на плане, составленном А. Буниным на основе плана генерального межевания 1769 года. Здесь улица огибает кругом Георгиевский монастырь.
Только на плане города Владимира 1781 года мы видим улицу, соединяющую Георгиевскую и Спасскую церкви: здесь прямой выход современного Владимирского спуска на Большую улицу оказывается перекрыт застройкой и выходит на Большую улицу двумя боковыми проходами - Спасской улицей и проулком за Георгиевской церковью.


Введенский придел с колокольней Свято-Георгиевского храма

Георгиевская церковь после упразднения в 1712-1715 гг. монастыря стала приходской, рядом с которой в 1761-1778 гг. был выстроен каменный Введенский придел с колокольней. Главный вход в церковь находился не с нынешней западной, а с южной стороны. Вокруг церкви было большое кладбище. Весь склон плато до самого берега Клязьмы был занят вишнёвыми садами.

Постепенно территория сгоревшего монастыря стала застраиваться, поскольку плана церковной земли не существовало и границы её не были определены.
Священник Николо-Галейской церкви Андрей Михайлов в 1778 году отмечает, что церковную землю начали застраивать: «а завлажено оной церковной и усадебной и дворовой землёй в двух местах, а именно справа и со стороны церкви, в ней вдоль и поперёк 33 сажени». Причт - священник Митрофан Павлов, дьячок Василий Васильев и пономарь Лев Иванов - жили в деревянных домах на церковной земле, но только у священника при доме имелся сад и огород.


Ул. Б. Московская, д. 24

В первую очередь церковная земля была занята под комплекс зданий Приказа общественного призрения, строительство которых началось в 1787 году. Во дворе главного здания Приказа (ныне ул. Большая Московская, д. 24) были к осени 1790 года выстроены три каменных флигеля: один на красной линии Большой улицы (ныне ул. Большая Московская, д. 26), а два других совсем близко с Георгиевской церковью.


План 1804 г.
Георгиевская церковь обозначена крестом, Спасская вообще не обозначена, а прямо напротив Владимирского спуска со стороны Большой улицы показан зеленым цветом большой участок незастроенной (садовой или огородной) земли.

Состояние застройки этого участка показано на плане 1-й части города 1804 года - монастырская территория вокруг отмеченной знаком креста церкви ещё почти пуста.
В страшном пожаре 28 июля 1778 года церковь и все постройки сгорели, верх церкви упал и стены дали трещины. Только к 1796 году Георгиевская церковь была восстановлена из старого материала на прежнем фундаменте по новым планам, расписана и освящена. По-видимому, церковь была вновь устроена в качестве домовой церкви Приказа, а позже - губернатора - в 1800 году в богослужениях принимали участие губернатор Павел Степанович Рунич с женой и семью детьми, крестили детей дворовые люди губернаторов Петра Гавриловича Лазарева, Павла Степановича Рунича и Ивана Михайловича Долгорукого, служащие Приказа общественного призрения, чиновники губернского правления, казначейства, консистории. А после того, как в 1807 году губернаторский дом был передан Владимирской гимназии, - церковь стала приходской и для преподавателей и гимназистов. В 1820-1830-е годы её прихожанами были губернский директор народных училищ Д.И. Дмитревский и директор гимназии Ф. Ф. Калайдович, учителя Ф. А. Боголепов, Ф.П. Збоев, П. И. Остроумов, К.Е. фон Коббнох, И. С. Сиротинский, отставные военные, дворяне, канцеляристы, учителя семинарии, вдовы офицеров, солдатки, приказные и дворовые.
Из записей в метрических книгах видно, что на кладбище при церкви продолжали хоронить умерших до 1802 года, а затем прихожан погребали на Казанском кладбище Ямской слободы и на городском Князь-Владимирском кладбище, хотя в 1803 году при церкви был погребён заштатный священник Митрофан Павлов. Когда и как исчезло кладбище вокруг церкви и его надгробные памятники – неизвестно.

Населяли эту слободу сначала монастырские, затем посадские люди, которые после городовой реформы 1780 года стали купцами и мещанами: в исповедной ведомости 1825 года среди прихожан Георгиевской церкви значатся купцы Лапотниковы, мещане Позднеевы, Козиоровы, Колодезниковы, Серебрениковы, Романовы, Баженовы, Георгиевские, Садовниковы, Романчиковы, Ляпины, Грабочкины, Рафаиловы, Наумовы, Летаевы, Жемчуговы, Соколовы, портной Семён Михайлович Колесников и его 8 учеников-отроков 14-18 лет и отдельно - «мещанские дочери девицы» возрастом от 31 до 61 года, образовывавшие, по-видимому, нечто вроде сестричества при церкви.
Частное объявление во Владимирских губернских ведомостях 1838 года: «Золотошвейка, мещанка Матрена Никифорова, жительствующая в г. Владимире, в Егорьевской улице, сим объявляется, что она вышивает, разные церковные вещи и мундирные воротники наилучшим образом, занимаясь сим мастерством 25 лет».


Вид на Георгиевскую улицу с Пушкинского сада

Георгиевская улица в архивных документах называется по-разному - иногда Георгиевская, иногда Егорьевская (Юрий, Георгий и Егорий - это три варианта одного имени). Нынешний Владимирский спуск тоже назывался иначе - улица Нижняя Георгиевская. К концу XIX века установились названия: Верхняя Георгиевская и Нижняя Георгиевская улицы. Участок от Большой улицы до аптеки назывался Георгиевским проулком, видимо, из-за своей узости.
Сейчас на Георгиевской улице осталось всего шесть жилых домов, но в XIX веке улица была застроена каменными и деревянными домами городских обывателей, прихожан Георгиевской церкви.
Егорьевская верхняя улица от Спасской ул. до Егорьевской нижней улицы (Владимирский спуск) (1899 г.).
21. Дом Ремесленной Управы, 19. Дом Пестрово, 17. Дом Харизоменова, 15. Дом купца 2-й гильдии Михаила Петровича Титова.

До середины XIX века участок улицы от нынешнего Владимирского спуска до Спасской церкви был узким и неудобным, пока в 1859 году живший на улице купец Ефим Шаров не испросил разрешения «выпланировать» его и «всю Георгиевскую улицу» из-за «значительно возвышенной местности и склона на одну сторону, в особенности против Спасской церкви и Пожарного двора» и «опасности при проездах». Под присмотром городского архитектора Тидена улица в 1860 году была выровнена.


Улица Георгиевская, д. 15.

Ближе к Спасской церкви, стоял двухэтажный каменный флигель (ныне разрушенный) и рядом ныне существующий двухэтажный полукаменный дом № 15, в которых в 1896 году и до революции размещалось Ремесленное общество.
Владимирская Ремесленная Управа считала датой своего основания 1828 год. 30 августа 1901 г.


Улица Георгиевская, д. 13а. Дом Пестрово (1899 г.)

Это дом мирового судьи Егора Васильевича Пестрово (было два жилых каменных дома). Дома выстроены были в нач. 1890-х гг. В 1896 г. здесь стояли трёхэтажный каменный дом, двухэтажный каменный дом и полукаменный флигель во дворе. В 1903 году они были куплены у вдовы Анастасии Петровны Пестрово крестьянином Даниилом Тимофеевичем Соколовым, а после революции получили номера 17, 17а, 17б. В марте 1926 года эти дома были закреплены за его вдовой Ксенией Николаевной Соколовой, которая продала каменный флигель (д. 17б) Шитову, дом № 17а - Сотникову, а в апреле 1930 года, вынужденная непомерным налогом, подала заявление в Окрфинотдел о передаче своего дома № 17 в фонд индустриализации.


Улица Георгиевская, д. 11. Дом Харизоменова (1899 г.)

Дом был построен между 1879 и 1888 годами и принадлежал жене штабс-капитана Евдокии Александровне Харизоменовой. В 1914 году он перешёл к жене коллежского регистратора Олимпиаде Георгиевне Златовратской, а после революции был муниципализирован и получил номер 15. 11 марта 1930 года бывшие владельцы - А. В. Златовратский с семьёй из 4-х человек были вынуждены покинуть свой дом, в котором продолжал жить пролетариат: Бобров, Сергеевы, Бородины, Гиацинтовы и др.


Владимирский спуск, д 2. Дом Титова (1899 г.)

В 1864 году здесь стоял деревянный двухэтажный дом с садом купца 2-й гильдии Михаила Петровича Титова, выстроенный около 1840 года. Михаил Петрович Титов умер в 1886 году и дом с садом перешёл к его сыновьям Алексею и Александру. Александр Титов был купцом, торговал «шорным товаром» и вместо обветшавшего деревянного выстроил двухэтажный каменный дом, который в 1896 году значится как дом купцов Алексея и Александра Михайловичей Титовых.
27 ноября 1906 года Титовы продали свой дом крестьянину села Никологоры Алексею Вакховичу Рукавишникову, который в 1907 г. устроил под домом подвальный жилой этаж. В разрешении городской управы на перестройку по проекту городского архитектора Якова Ревякина указывалось, что владелец должен «выходящие на тротуар углубления у окон подвального этажа оградить металлическими решётками не ниже полтора аршина от уровня тротуара», очевидно, для безопасности движения пешеходов.

Улица Егорьевская верхняя от ул. Егорьевской нижней (Владимирский спуск) до Большой Московской улицы (1899 г.).
Левая сторона: 13. Дом Соболевой, 11. Дом Соболевой, 9. Дом мещанина Алексея Герасимовича Жинкина (9 мая 1903 года это домовладение купил владимирский 2-й гильдии купец Илья Петрович Философов.), 7. Дом Протопопова (Ал. Протопопов - диакон Георгиевской церкви), 5. Георгиевская церковь, 3. Дом Мацкевича (Аптека), 1. Бок дома Вострухина.


Владимирский спуск, д 1. Дом Соболевой (1899 г.)

Рядом с домом Философова сейчас стоят два дома - полукаменный двухэтажный дом в 3 окна (д. 9) и угловой деревянный дом на каменном фундаменте (Владимирский спуск, д. 1). Это дома мещанина Гавриила Алексеевича Соболева, построенные до 1896 года. Перед революцией они были куплены Философовым и позже получили номера 9 и 1. В 1923 году в доме № 11 в нижнем этаже жил владелец П. В. Иванов с семьёй в 7 человек, а в верхнем этаже проживал священник Михаил Сперанский. В феврале 1925 г. по решению губсуда дома перешли к П.В. Иванову и М.В. Максимову, но уже в октябре 1925 года дом № 9 был продан торговцу мясом и бакалеей В. В. Сидорову, который поселился в нём с семьёй, сдав 1-й этаж кондитеру А. И. Тарасову под кондитерскую мастерскую.


Дом Соболева

Сейчас угловой дом Соболева (Владимирский спуск, д. 1) перестроен почти до неузнаваемости.


Скульптура «Филёр, следящий за шалопаем»

Улица Георгиевская, д. 9.

Улица Георгиевская, д. 7. Дом купцов Философовых.

В XIX веке на этом месте стоял выстроенный купцом Петром Козловым в 1840 году каменный дом с подвальным жильём, с деревянной мансардой и балконом, с садом площадью 114 кв. сажен. Дом был продан в 1842 году купцу Андрею Ивановичу Сабурову.
Справа от дома, через проезд во двор, находились каменные двухэтажные службы, примыкавшие к соседнему владению Соболева. В 1890-х годах этим домом владел мещанин Алексей Герасимович Жинкин, который сдавал часть дома под квартиры и под портняжную мастерскую. Жинкин происходил из суздальских мещан и был известен тем, что ссужал нуждающихся деньгами и иногда получал по закладным имущество несостоятельных должников.
9 мая 1903 г. это домовладение купил владимирский 2-й гильдии купец Илья Петрович Философов, переселившийся в него со своей семьёй. Философов происходил из старинного владимирского купеческого рода и торговал мукой в Гостином ряду, где имел лавку с галереей и погребом. Вскоре новому хозяину дом показался тесным, и 18 декабря 1906 года Философов просил Городскую управу разрешить расширить деревянную мансарду за счёт балкона, а под сводом проезда во двор сделать подъездные ворота. Однако строительство затянулось, и в 1911 году Илья Петрович уже решает полностью перестроить тесный дом, сломав ветхий деревянный второй этаж. По плану всё будущее здание соединялось в одно целое с каменными службами, из кирпича надстраивался общий второй этаж, посреди дома устраивалась проездная арка во двор длиной в 13 сажен, «над крыльцами» устраивались металлические навесы. 14 декабря 1911 года разрешение управы на перестройку было получено, и в 1912 г. ныне существующий дом № 7 на улице Георгиевской был построен. В доме было устроено центральное паровое отопление с печами в подвальном этаже.


Дом Философова

«Комиссия с санитарным врачом в лавке И. и Пет. Философова обнаружила большое количество тухлой рыбы, которая продавалась Философовым. Комиссия составила протокол и уничтожила протухший товар с привлечением купца к ответственности. Городской судья присудил Философова к 300 руб. штрафа» (газета «Старый владимирец», 3 мая 1917 г.).
«До сведения Владимирского городского продовольственной управы дошло, что известному местному крупному рыбному торговцу Илье Петровичу Философову адресована из Астрахани телеграмма от 31 августа 1917 г. следующего содержания: «Выезжаю перваго Москву буду четвертаго, впредь товар не продавайте, цены повышаются Философов». Усматривая из означенной телеграммы стремление повысить цены на рыбные товары, являющиеся предметом первой необходимости, городская продовольственная управа произвела по содержанию телеграммы соответствующее дознание и все собранные при этом материалы препроводила губернскому комиссару. Ныне от последнего городской продовольственной управой получено сообщение, что копия протокола управы по делу Философова передана прокурору Владимирского Окружного Суда для надлежащего распоряжения» (газета «Владимирская жизнь», октябрь 1917 г.).
В 1919 г. дом Философова был муниципализирован и заселён пролетариатом. Илья Петрович с семьёй в 5 человек был выселен и снимал квартиру в 11,4 кв. м. в соседнем доме № 17а с оплатой в 15 рублей в месяц. В мае 1926 года Илья Петрович добывал средства к существованию тем, что «клеил пакеты» с патентом на личный промысел, а в октябре того же года он уже записан как безработный и вскоре умер.
Сейчас в доме располагаются:
Магазин «Антиквариат»;
«Трикотаж из бамбука»;

Арт-галерея авторских кукол и медведей Teddy "Плюшкина и ДочЪ".


Индивидуальная творческая мастерская «ЗОДЧИЙ»

Индивидуальная творческая мастерская «ЗОДЧИЙ» пос. Мстёра. Режим работы: с 12.00 до 21.00, выходной понедельник.

Дом Протопопова. Когда-то между домом № 7 и «лаболаторией» («кузница Бородиных») на небольшом участке церковной земли стоял деревянный в 3 окна дом причта Георгиевской церкви. В XIX веке здесь жили диакон Фортунатов, затем диакон Иван Чижов, а в 1895 году диакон Алексей Протопопов сломал обветшавший флигель и построил двухэтажный деревянный дом. Дом не сохранился.

Вторая смотровая площадка на Георгиевской улице


Вид на мкр. Коммунар

Световая инсталляция – шар

Веранда

«Чайный домик»

Валентин Николаевич Суховский читает свои стихи на смотровой площадке Георгиевской улицы г. Владимира. Межрегиональный фестиваль "Музыка души".

Межрегиональный фестиваль "Музыка души"

Межрегиональный фестиваль "Музыка души"

Кузница Бородиных

Кузница Бородиных.. Ул. Георгиевская, д. 3г

Первая смотровая площадка на Георгиевской улице

Вид на ул. Георгиевскую из парка Пушкина. Фото 2008 г.

Смотровая площадка на Георгиевской

29 августа 2015 г. на день города настоящим подарком стало для горожан и гостей Владимира открытие пешеходной зоны на улице Георгиевской. При её создании асфальт был полностью заменен на брусчатое покрытие, а возле старой аптеки обустроена смотровая площадка с уникальными видами - на Успенский и Дмитриевский соборы, Клязьму и заклязьминские дали. На площадке установлены удобные скамейки, стилизованные под старину фонарные столбы и урны.


Скульптура «Художник на пленэре».
Собирательный образ владимирского художника, представителя известной во всем мире Владимирской школы живописи – уникального явления в отечественном художественном искусстве, основоположниками которого явились Ким Бритов, Владимир Юкин, Валерий Кокурин.

Большой интерес у горожан вызывают скульптуры малых архитектурных форм – «Художник» на смотровой площадке и «Аптекарь» у старой аптеки.


Вид на смотровые площадки с парка Пушкина


Флористическая скульптура - контрабас

Старая аптека

Здание будущей «Старой Аптеки» изначально входил в ансамбль зданий Приказа общественного призрения. Ансамбль зданий начал строиться по инициативе губернатора Петра Гавриловича Лазарева, который отвел место между Большой улицей и Георгиевской церковью для строительства заведений Приказа (народного училища, либо больницы). Георгиевская церковь предназначалась быть приходским храмом для заведений.
Строительство ансамбля из главного корпуса и трех флигелей началось в начале 1789 г. под присмотром приглашенного П.Г. Лазаревым из Москвы архитектора Протаса Ивановича Козлова, ученика знаменитого зодчего М.Ф. Казакова. Для выделки кирпича был построен казенный кирпичный завод в Гончарах.
Весной и летом 1791 г. кровля флигеля была покрыта железом, здание оштукатурено, а к ноябрю 1791 г. расписаны потолки, стены и печи. Одновременно велась постройка главного корпуса ансамбля. В 1793 г. во флигель была куплена и привезена из Москвы мебель.
В черновике письма директора народных училищ Владимирской губернии А.А. Цветаева к губернатору П.М. Долгорукову от 18 ноября 1806 г. сообщается:
«флигель, отделенный от губернаторского дома под Аптеку… в вышеупомянутом флигеле жили два губернатора, первый (П.Г. Лазарев) еще во время бытности генерал-губернатора…, а второй (П.С. Рунич) перед переходом своим из того флигеля в главный корпус… получил на окончательную отделку оного 8000 рублей».
В том месте, где улица Гагарина пересекается с Манежным тупиком, располагался дом гражданского губернатора, где в 1788 г. родился будущий адмирал Михаил Лазарев. В 1793 г. семья Лазаревых перебралась на Георгиевскую улицу, а ветхий дом на Царицынской в 1794 г. сломали.


На доме № 26 по ул. Большой Московской висит памятная доска «Адмиралу Михаилу Петровичу Лазареву»

В 1794 г. к флигелю по проекту архитектора А. Вершинского были пристроены «полуциркульное крыльцо» и деревянная галерея.
В мае 1797 г., не успев отделать главный корпус, губернатор П.Г. Лазарев покинул г. Владимир. Преемник П.Г. Лазарева губернатор Павел Степанович Рунич получил в декабре 1797 г. от императора Павла I разрешение передать все постройки Приказа в казенное ведомство для жительства губернатору. Приказ общественного призрения был вынужден для Главного народного училища купить в 1798 г. дом у купца Паркова, а для больницы (Инвалидного дома) построить в 1802 г. здание за Нижегородской заставой.

Преемник П.С. Рунича князь Иван Михайлович Долгоруков вступил в должность Владимирского губернатора в 1802 г. Подлинным устроителем аптеки явился Владимирский губернатор Долгоруков. Возможно, мысль о необходимости открытия во Владимире аптеки была вызвана болезнью его горячо любимой жены Евгении Сергеевны, у которой в марте 1804 г. «открылась чахотка» и княгиня умерла во Владимире 12 мая 1804 года. В то время вольная аптека находилась в «расстройстве» из-за смерти аптекаря, публика жаловалась на негодность и дороговизну лекарств, и за нужными лекарствами приходилось посылать в Москву.
22 апреля 1804 г. он направил первому министру внутренних дел Российской империи графу Виктору Павловичу Кочубею письмо:
«… Прежде нежели приведен был к окончанию существующий ныне во Владимире губернаторский дом, построен был на время другой небольшой каменный флигель с деревянным наверху этажом, который с того времени как губернатор имеет жительство в новом, оставлен впусте и только считается в числе казенных строений. Он не только не приносит казне никакой выгоды (так как и Казенная Палата в ответ на запрос мой ответствовала, что он для нее ни на что не надобен), но даже и употребления из него для жительства кому-нибудь сделать невозможно, потому что находясь на одном дворе с новым губернаторским домом, он составляет только как бы отдельный флигель и не имеет ни кухни, ни служб, ниже каких-либо необходимых к полному дому принадлежностей. Таковое его состояние, в котором он в скором времени, конечно, придет в совершенное повреждение без малейшей для казны пользы, подало мне смелость представить на благорассмотрение Вашего Сиятельства следующее:
Жители Владимира претерпевают крайнюю нужду в том, что за неимением здесь хорошей аптеки лишаются они самонужнейших способов к излечению нередко случающихся болезней. Невыгода сия, столь ощутительная и с толиким вредом сопровожденная, распространяется и на все уездные города Владимирской губернии, в коих лекаря принуждены будучи довольствоваться лекарствами, получаемыми из губернского города, не могут иметь средств с пользой употреблять знания свои и искусство. Хотя же во Владимире и есть аптека, но как оной управляет вольная содержательница, которая естественно не столь в попечениях о доброте лекарств, сколько о получаемом ею от продажи оных прибытке, тем более что кроме сей аптеки во всей губернии нигде оных застать не можно, то и лекарства сии отпускаются по большей части не одинаковой и не настоящей доброты, да и те продают за цену весьма неумеренную, отчего от обывателей, требующих врачевства, бывает ропот и правильная досада. (Сверх того самый дом аптеки, будучи весь деревянный и окружен со всех сторон деревянным же строением, подвергается всегда опасности от пожара, в каковом несчастном случае отняты будут и последние средства к вспомоществованию страждущим в болезнях).
Приказ общественного призрения… давно желал прекратить уже сие неудобство содержанием аптеки от себя, но не имея для того готового и приличного дома, не мог произвести сего в действо, ибо потребовалась бы на то новая сумма, которая за многими же его издержками на разные общественные заведения не соответствовала бы настоящим его доходам.
Поелику же ныне казенные строения препоручены непосредственному ведомству начальников губерний, то я не желаю с одной стороны чтобы упомянутый дом погиб безо всякой для казны пользы и употребления, а с другой, ища содействовать к столь человеколюбивому и общественному намерению, всепокорнейше прошу Ваше Сиятельство исходатайствовать позволение, отдать его Приказу в полное его распоряжения, исключив навсегда из числа строений казенных, в коем случае Приказ в скором времени постарался бы приискать от себя знающего и искусного аптекаря и, отделив его от губернаторского дома, построил бы на свой счет при нем маленькую каменную лабораторию (к чему сей дом единственно способен, не имея ни кухни ни сараев и прочих принадлежностей, в которых аптека не имеет никакой нужды). Через таковое приобретение Приказ общественного призрения не только доставил бы городу способ получать дешевые и добрые лекарства… но и получил бы прибыль…)».
По ходатайству В.П. Кочубея император Александр I рескриптом от 24 июня 1804 г. разрешил передать из ведомства казны пустующий флигель в ведение Приказа для открытия в нем аптеки:
«Господину тайному советнику Владимирскому гражданскому губернатору князю Долгорукову. Министр внутренних дел донес мне по преставлению вашему о состоящем во Владимире при губернаторском доме флигеле, который до построения существующего ныне дома, быв выстроен на время для жительства губернатора, ныне по положению своему на дворе и по недостатку служб ни к какому употреблению неспособен. Находя основательным предположение ваше о заведении аптеки, повелеваю означенный флигель как ненужный в никакое для казны употребление, исключив из ведомства ее, согласно предположению вашему обратить в приказ общественного призрения для заведения в оном аптеки.
В Санкт-Петербурге
июня 24 дня 1804 года
Александр»
9 июля 1804 г. губернатор И.М. Долгоруков получил рескрипт императора, а 12 июля направил его в Приказ общественного призрения и в Казенную палату.
15 июля 1804 г. Приказ общественного призрения в заседании постановил:
«Флигель отделить от Губернаторского дома и построить лабораторию, губернскому архитектору предписать, чтоб он сделал всему тому подлежащую смету во что именно: перегородка, а равно и постройка лаборатории, и приведение внутреннего состояния дома в исправность, стоить будет. Лекарю при Инвалидном доме сделать список всем инструментам, нужным для составления при той аптеке хирургического кабинета, и представить для апробации инспектору врачебной управы».
Также Приказ постановил просить губернатора о ходатайстве перед министром внутренних дел о присылке из экспедиции Государственной медицинской управы казенного аптекаря. Однако в ответ на обращение Е.М. Долгорукова министр дал ответ, что свободного аптекаря в экспедиции не имеется.
7 сентября 1804 г. Приказ опубликовал в газетах извещение о вакансии аптекаря. Явился аптекарь Христофор Калкау, бывший содержатель партикулярной (частной) аптеки в Москва на Тверской улице. Он представил данное ему из Московской медицинской конторы свидетельство, и с ним заключен был контракт, положено жалованье 1000 руб. в год, и Аптека ему отдана со всеми принадлежностями. Калкау приступил к отправлению должности с 1 января 1805 г. Кроме аптекаря в штат аптеки был нанят гезель (помощник) - кандидат фармации Петр Даниель с оплатой 450 руб. в год.

$IMAGE18$

Губернский архитектор Алексей Никитич Вершинский в ноябре-декабре 1804 г. составил проект перепланировки флигеля под Аптеку и смету.
При аптеке вниз по склону до Пятницкого переулка был разбит ботанический сад для выращивания лекарственных трав.

В июне 1805 г. была выстроена каменная лаборатория с горном (сейчас там находится кузница Бородиных). На постройку лаборатории Приказ употребил 2682 руб. 31 коп., на покупку в Москве материалов и медикаментов 7000 р. 81 коп.
18 августа 1805 г. И.М. Долгоруков сообщил во Владимирскую врачебную управу, что «заводимая от Приказа аптека приближается к своему открытию», для нее уже куплено материалов на 6580 рублей и просил управу проверить количество и качество.
12 сентября 1805 г. губернатор циркулярно уведомил городничих для объявления «господам пекарям, и вольно практикующим в городах господам помещикам» и населению об открытии во Владимире казенной аптеки, из которой можно выписать «самые лучшие и самые свежие медикаменты».
15 сентября 1805 года казенная аптека была открыта. Как вспоминал позже Долгоруков в своих мемуараха, «после обедни приехал архиерей, окропил святой водою дом, банки, склянки и вещества, принадлежавшие латинской этой кухне, а потом, как водится, руссая приспешня накормила и пастыря и отборных овец стада Господня хорошими пирогами».
21 сентября И.М. Долгоруков писал министру внутренних дел:
«Сентября 15 дня аптека сия открыта, и продажа медикаментов в ней производится, о чем Вашему Сиятельству донести честь имею».
10 ноября 1805 г. в журнале Приказа общественного призрения записано: Аптека открыта 15 сентября, и продажа в оной лекарств начало свое восприяло. Закуплено материалов посуды и медикаментов на 6509 рублей 64 коп., однако отпущено Приказом 6500 рублей. Итого лишних 9 рублей 64 коп. и сам Калкау из своих собственных денег израсходовал на разные пробки, банки, три чугунных котла со ступкой, ситы, пузыри, бочки, короба, травы, ножи и прочие надобности с провозом 164 руб. 61 коп., за провоз от Мальцова стеклянной посуды 20 руб., за два воза песку, за свечи... итого 197 руб. 91 коп. Подарено Аптеке и доставлено господами содержателями заводов железного Андреем Баташовым железных вещей на 503 рубля и стеклянного Николаем Мальцовым из зеленого и белого стекла посуды всего 6752 судна на 750 руб. 50 коп.
Приказ снабжал Аптеку дровами, углем, вином и постным маслом. Здание охраняли ратники из гарнизонной команды.
По условиям контракта аптекарь должен был изготовлять по выписанным врачами рецептам лекарств и продавать их, записывая в рецептурную книгу, выданную из Врачебной управы за шнуром и печатью. Без рецептов продавались: магнезия, курительные порошки, унгарская водка, разные духи, цветки ромашки и бузины и тому подобное – это тоже записывалось в особую книгу. Рецептурную книгу и вырученные от продажи лекарств деньги аптекарь должен был каждые три месяца представлять в Приказ. Аптекарским уставом аптекарю строго запрещалось самому прописывать больным лекарств, а также продавать их знахаркам и акушеркам кроме миндального масла, коричной воды, розмариновой травы и ревенного сиропа, а также «по просьбе посторонних людей водку двоить из хлебного вина или из виноградного».
Аптекарь Калкау оказался хитер – уже через год он добился, чтобы Приказ скупил вольную аптеку Карла Весселя и закрыл ее.
Согласно составленной 5 сентября 1806 г. дворянским заседателем Приказа Л.Г. Щепочкиным описи аптеки и лаборатории, в здании находилось:
1. Зал для аптеки: «стол для весов о 54-х ящиках с обоих сторон с железными скобками», «стол для провизора о 24 ящиках с железными скобками», 12 шкафов с ящиками и латинскими надписями, 2 голландских печи, одна люстра хрустальная, резная деревянная крашенная ширма, 3 окошка с двойными рамами и 2 двери с медными замками и задвижками.
2. Медикаментная: 4 шкафа для хранения ядовитых медикаментов со стеклами и замками, под ними подставы с полками, между окон 3 шкафчика с полками, 8 шкафов по стенам с попками, «под ними лавочки с закраинами для поклажи трав», 2 окошка и 2 двери.
3. Материальная: 9 шкафов с 300 ящиками, 2 окошка, 1 печь голландская и 1 дверь.
4. Конториум: 1 очаг для варки трав.
5. Комната для жительства гезеля: 2 окна и 1 печь.
6. Прихожая: 2 окошка и 2 двери.
7. Верхний этаж, где живет аптекарь: 3 печи голландских, 14 окон и 2 балконных двери.
28 февраля 1809 г. Приказ постановил ввиду больших расходов на содержание аптеки «отдать ее с платежом процентов за 16 тысяч рублей в 5-летнее содержание аптекарю, который выгоднейшие предложит кондиции».
6 мая 1809 г. в газетах было объявлено о вызове желающего взять аптеку в аренду аптекаря. Однако еще до наступления торгов в Приказ явился приехавший из Москвы аптекарь Иван Штрейтер со свидетельством из Смоленской врачебной управы, где он в г. Вязьме содержал вольную аптеку с 6 января 1806 г. по 17 сентября 1807 г. «в соблюдении всех правил Аптекарского устава».
Из каталога лекарств 1809 года можно узнать, чем лечили в ту пору – еловыми шишками, полынью, чесноком, медом, табаком, ягодами вишни и тому подобными народными средствами.

5 августа 1809 г. Приказ постановил отдать Аптеку в 4-хгодовую аренду Ивану Штрайтеру (прибыл из г. Вязьмы) за 16 тысяч рублей со всей посудой и инструментами и «садом ботаническим, называемым Фитовой сад», что и было сделано.
Будущий проезд от главной улицы к старой аптеке, между домами Славнова и Философова, составлял тогда часть гимназического двора. Помещение аптеки внутри гимназического двора было, конечно, крайне стеснительно. В 1810 году возникла мысль переместить аптеку и Уездное училище (ул. Б. Московская, д. 37) — одно на место другого, но проект этот был оставлен за недостатком средств необходимых для его осуществления.
В 1810 г. в Аптеке была переделана «светлая дверь» на круглый балкон, построены конюшня и сарай, а вся территория обнесена забором и палисадом.


Сохранившиеся ворота. Справа Кузница Бородиных.

Вскоре аптекари выкупили здание с землей и имуществом и аптека перешла в частное ведение, т.е. стала «вольной».
В 1835 г. аптекой и землей под домом 325 кв. сажен владел аптекарь Андрей Антонович Попке. В начале 1840-х гг. аптеку, пострадавшую от пожара 1839 г., приобрел Самуил Иванович Бренейзен. Он окончил курс наук в Дерптском университете, и 25 января 1839 г. был утвержден Императорским Московским университетом в звании провизора.
14 мая 1842 г. Губернская строительная и дорожная комиссия разрешила аптекарю Владимирской вольной аптеки Самуилу Бренейзену выстроить вновь деревянную на каменном этаже пристройку к зданию Аптеки (окончено в июне 1844 г.), а 28 апреля 1848 г. - выстроить при его доме ворота «в параллель станы дома, обращенной на север, так что один столб ворот будет примыкать к дому».



Улица Георгиевская, д. 3а. Деревянный на каменном этаже дом-флигель Мацкевича.
В 2015 г. прежнее деревянное здание было снесено и на этой основе архитектор Штоль «восстанавливает» здание в «первозданном виде».

Согласно формулярному списку о службе С.И. Бренейзена, в 1846 г. он был избран почетным членом Владимирского Попечительства о детских приютах и бесплатно поставлял лекарства в учрежденный в 1844 г. Александрийский детский приют, за что заслужил искреннюю благодарность императрицы. В 1855 г. С.И. Бренейзену объявлена признательность Министра внутренних дел за благотворительность и «за содержание Вольной Аптеки в отличном благоустройстве».
В «Обывательской книге г. Владимира» за 1842 г. значится дом Самуила Ивановича Бренейзена - «дом в два этажа исключая подвального, нижний каменный, а верхний деревянный, окон по улице 15,3 окна с северной стороны и парадная. Флигель, лаборатория и каретный сарай».
В 1861 г. аптекарь С.И. Бренейзен умер. 19 января 1862 г. его вдова Анастасия Федоровна Бренейзен продала Старую Владимирскую аптеку аптекарю Ивану Михайловичу Яману.
Согласно его формулярному списку о службе за 1862 г. И.М. Яман родился в 1832 году и происходил из мещан, лютеранского исповедания. В 1853 г. по экзамену Советом Императорского Московского университета удостоен звания аптекарского помощника и определен на службу по его прошению управляющим аптекой в один из военно-временных госпиталей в Придунайских княжествах. За сбор туземных лекарственных растений и изготовление из них лекарственных препаратов, 11 апреля 1856 г. ему объявлена признательность Военного Министра. 20 марта 1858 по экзамену Совета Императорского Дерптского университета удостоен звания провизора с отличием. С 1 июля 1859 по 1 ноября 1861 гг. был содержателем Вольной Аптеки в местечке Обер-Пален Лифллядской губернии.
В 1873 г. аптекарю Старой Владимирской аптеки Яману принадлежал в Георгиевской улице двухэтажный на каменном жилье дом, одноэтажный флигель, каменная лаборатория и деревянное надворное строение - оценкой 6000 руб. серебром.
Начиная с 1870 года, благодаря жертвам аптекаря Яман, женскому Епархиальному училищу уже не приходилось нести расходы на покупку медикаментов: в феврале 1870 года содержатель Владимирской аптеки Иван Михайлович Яман заявил совету училища, что, доколе у него будет аптека, лекарства для училищной больницы на сумму до 120 р. в год им будут доставляться бесплатно. В течение первых пяти лет, начиная с 1870 года, им доставлено было бесплатно лекарств для воспитанниц училища на сумму свыше 400 р. Ценя эту жертву Яман, благодаря которой небогатое средствами училище имело возможность соблюдать значительную экономию по общему содержанию больницы, училищный совет ходатайствовал перед преосвящ. Антонием о поощрении жертвователя наградой. По справке оказалось, что Яман не оставлял своею благотворительностью и другие духовно-учебные заведения г. Владимира. По сообщению правления семинарии он отпускал лекарства для семинарской больницы с 1862 года со скидкой от 25% до 30% и общая сумма этих уступок к 1875 году простиралась уже до 500 р., а по сообщению правления мужского духовного училища им же, через скидку 25% с цены медикаментов, пожертвовано было в пользу училища до 303 р. 82 к. За означенные жертвы преосв. Антоний ходатайствовал в 1875 году перед Св. Синодом о награждении жертвователя орденом св. Анны 3-й ст. Но ходатайство это оказалось запоздалым: И.М. Яман получил тот же орден по ведомству IV отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии за службу в звании почетного члена Владимирского губернского попечительства детских приютов. Тогда представление отложено было до будущего ближайшего срока. Через три года совет училища вновь просил ходатайства епархиальной власти о награждении Яман за жертвуемые им в училищную больницу медикаменты.
Преосвящ. Антоний сделал распоряжение «собрать надлежащия сведения о жертвах г. Яман и представить ему без замедления». Общая сумма жертв Яман в пользу одного женского училища к этому времени простиралась уже до 1000 р. Ходатайство епархиальной власти, направленное, за смертью преосвящ. Антония, временно управлявшим тогда Владимирской епархией преосвящ. викарием епископом Иаковом, было удовлетворено: И.М. Яман награжден был орденом св. Станислава 2 ст.
Умер И.М. Яман около 1893 г. и здание Аптеки с усадьбой перешло к его вдове Амалии Федоровне Яман. Управлял аптекой провизор Карп Христофорович Матисен, его аптекарским помощником был Любим Иванович Яман. На 1893 г. во Владимире было две аптеки - Старая аптека провизора Ямана, и Новая аптека провизора Брандта (с 1914 г. Левковича).
Всего в губернии на 1893 г. имелось 26 аптек с правом вольной продажи лекарств.
В 1896 г. наследникам И.М. Ямана на Георгиевской улице принадлежал двухэтажный полукаменный дом с надворным жильем, кухней и прачечной, каменная лаборатория, надворное строение, фруктовый сад и деревянная беседка - оценкой в 4970 руб.
15 декабря 1898 г. Амалия Федоровна продала Аптеку и все впадение провизору Михаилу Константиновичу Мацкевичу, владевшему до этого аптекой в г. Москве, а во Владимире открывшему Аптекарский магазин на Б. Московской улице (дом № 7). В штате Старой Аптеки на 1899 г. состояли: управляющий Аптекой провизор Вацлав Адольфович Паздзерский (белорус, католик), 2 аптекарских помощника (католики литовец Буковский и белорус Грибовский) и 1 ученик (русский Иван Богословский).
В 1915 г. аптекой владел еврей Сточик, который летом 1916 г. продал ее провизорам Исааку Марковичу Татарскому и Иосифу Ивановичу Маяковскому.
«В аптеке И.М Татарского возник конфликт со служащими, предъявившими требования, в случае неудовлетворения которых они грозили прекратить работу, г. Татарский обратился по этому поводу в Губернский Исполнительный Комитет, который и сообщил г. Татарскому и служащим, что для улажения конфликта должна быть составлена примирительная камера по равному числу от обеих сторон, постановлению которой должны будут подчиниться стороны» (Известия Владимирского Временного Исполнительного Комитета. Суббота 13-го мая 1917 года).
В 1929 году была снята вывеска «Старая аптека» и заменена новой: «Аптека № 1». Долгие годы работала как аптека № 1, но среди старожилов города бытовало название «Старая аптека».
Возле старой аптеки в 1964 году снимался фильм «Женитьба Бальзаминова».
Аптека работала до 2011-го года на первом этаже дома.
См. Аптечное дело во Владимире.


Старая аптека. Фото 2015 года


Скульптура «Аптекарь» у Старой Аптеки

«Зонт» и «Аптекарь» у Старой Аптеки

Световая инсталляция – зонт

Новогодний зонт

Ансамбль народной музыки "Владимирские рожечники"

В День города, 26 августа 2017 года, на пешеходной Георгиевской улице в здании аптеки открылся музей «Старая аптека».


Музей «Старая Аптека»


Музыкальный лицей (Владимирская хоровая капелла). Фото 2014 года.

Ул. Георгиевская, д. 1. Фото 2015 года

Славнов на своей земле начал строить этот «двухэтажный корпус», который в 1864 году ещё был не достроен и стоял без крыши. Купец Вострухин купил его в 1894 году у наследников владельца углового дома купца Ивана Славнова. Богатый купец, бывший крестьянин, Василий Иванович Вострухин отделал здание, украсив карнизом, поясками и сандриками, сделал к нему в 1903 году каменную двухэтажную жилую пристройку со двора, а позже приобрёл у Славновых и угловой дом.



Коновязь

За территорией Пожарного двора со стороны Георгиевской церкви в XIX – нач. ХХ вв. находился проход с конюшнями постоялых дворов Большой улицы (ныне район «Дома фольклора»). Неотъемлемым атрибутом таких мест была коновязь, служащая для привязывания лошадей.


Дом Вострухина (1899 г.).
Ул. Большая Московская, д. 26

Музей-Сказка «Бабуся-Ягуся». Ул. Большая Московская, д. 26

Егорьевская верхняя улица от Большой Московской ул. до Спасской улицы (1899 г.).
Правая сторона: 2. Бок дома Город. Обществ. Управл. (бывший дом Философова), 4. Дом Багриновского, 6. Дом Виноградова (Деревянный дом с садом священника Виноградова выстроен в 1853 году прямо напротив входа в колокольню Георгиевской церкви.), 8. Дом Соколовой, 10. Дом Соколовой, 12. Зад конюшен пожарного депо.


Дом Багриновского
Улица Георгиевская, д. 2б


Деревянная композиция в виде телеги во дворе Областного Центра народного творчества.

Улица Георгиевская, д. 2г. Центр хоровой музыки

Дом № 2г («Центр хоровой музыки») и дом № 2б («Дом фольклора») были построены в 1844 г. владельцем бывшего губернаторского и гимназического дома купцом Петром Ильиным.
К середине XIX века обывательские постройки так близко подошли к церкви, что обеспокоенная опасностью пожара консистория писала в Городовой магистрат: «Георгиевская церковь очень плотно облегается строением частных лиц. От церковного алтаря до аптеки» между коими пролегает узенькая дорожка, заключается только две сажени; по правую сторону частные дома отстоят от оной на семь сажен, а от паперти на четыре сажени; с левой же стороны, огороженной дощатым гимназическим забором, всего пространства имеется не больше полутора аршин (около 1 метра), где по причине чрезвычайной тесноты встречаются даже затруднения в шествии во время крестных ходов вокруг церкви». Сейчас с северной стороны церкви до «Центра хоровой музыки» расстояние несколько больше, чем показала в 1843 году консистория, но, тем не менее, старый и перестроенный до неузнаваемости флигель Приказа с пристроенным к нему гаражом подходит очень близко к зданию храма.


Улица Георгиевская, д. 2а. Свято-Георгиевский храм.

Световая инсталляция – три снеговика-музыканта у Свято-Георгиевского храма


Свято-Георгиевский храм

Ул. Спасская 5б. Пожарная охрана

Столб таможенный. История таможенного дела в России ведет свое начало с появлением торгового обмена и зарождением товарного хозяйства. Важным этапом в становлении и развитии элементов таможенного режима являются XII-XIII века. В это время отмечено возникновение таможенных застав, которые представляли собой прообраз современных пунктов пропуска через таможенную границу. По всей видимости, именно в это время впервые была сделана попытка упорядочить дорожное строительство, организовать установку указателей и пограничных столбов.

Скульптура «Филёр и шалопай»

Скульптура «Шалопай».
«Шалопаевка» - старое простонародное название района от Золотых ворот до Соборной площади, которое произошло от «задворок» улиц. На таких «задворках» среди торговых лавок и прилавков старого Владимира промышляли мальчишки-шалопаи. Менее проворные из них нередко попадались доблестным работникам сыскной полиции.

Скульптурная композиция «Пожарный»

Напротив домов Харизоменовой и Пестрово на углу со Спасской улицей находится большой Пожарный двор. Рядом с ним со стороны Георгиевской церкви был проход к конюшням постоялых дворов Большой улицы, стоял деревянный с двумя флигелями и садом дом суздальского мещанина Ивана Николаевича Краснощёкова и выстроенный в 1853 году церковный дом с садом жены протоиерея Михаила Сперанского Елизаветы Алексеевны Сперанской.


Улица Спасская.
Улица Большая Московская. Правая сторона

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (09.05.2015)
Просмотров: 5605 | Теги: Владимир, улицы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика