Главная
Регистрация
Вход
Суббота
26.09.2020
04:51
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1298]
Суздаль [412]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [109]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [131]
Гусь [151]
Вязники [276]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [244]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Столетов Игорь Александрович

Столетов Игорь Александрович

Столетов Игорь родился 26 марта 1931 года во Владимире, в семье инженера, архитектора, реставратора Александра Васильевича Столетова (1896-1966). В профессию реставратора он влюбился ещё в школьные годы. В августе 1941 года его отец Александр Васильевич получает ответственное (кажется, странное по военным временам) задание: заняться укреплением Дмитриевского собора. Храм стремительно разрушался. Игорь вместе с отцом взбирался на леса, наблюдал, как шли работы.


1948 год. Семья Столетовых на берегу Нерли: Игорь, мама Наталья Сергеевна, отец Александр Васильевич

В 1956 г. окончил Московский архитектурный институт.
Первой серьёзной работой Игоря Александровича было в 1960 году исследование и реставрация Владимирского Успенского собора Княгинина монастыря XVI века.


Успенский собор Княгинина монастыря до реставрации

Успенский собор Княгинина монастыря

Выполнил проекты реставрации и использования памятников, а также осуществлял научное руководство реализацией проектов: во Владимире - Богородицкая церковь (1962, работа с А.В. Столетовым), в Суздале - собор Покровского монастыря (1962), Рождественский собор (1964), Успенская церковь в с. Небылое Юрьев-Польского района (1963), Собор Благовещения Пресвятой Богородицы и церковь Спаса в Киржаче (1965).


Собор Суздальского Покровского монастыря до реставрации

Собор Суздальского Покровского монастыря

Суздальский Рождественский собор до реставрации

Рождественский собор

Успенская церковь в с. Небылое

Под его же началом владимирские реставраторы восстановили жилые палаты Гранатного дворца возле Никитских ворот и палаты Тверских архиереев на Кузнецком мосту (Москва), Николо-Зарецкую церковь в Туле.
С 1965 г. главный архитектор Владимирской специализированной экспериментальной научно-реставрационной производственной мастерской.


Спасо-Евфимиев монастырь

Успенская трапезная церковь Спасо-Евфимиевского монастыря.

В 1971-1984 гг. Столетов вел работы в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре: палаты архимандрита (с М.М. Субботиной), Братский корпус и Никольская больничная церковь (с Л.В. и В.М. Анисимовыми), Успенская трапезная церковь, Преображенский собор, тюремный корпус, Благовещенская надвратная церковь, стены и башни монастыря.
7 января 1976 года – присвоено почётное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР» — за заслуги в области советской культуры
Лауреат Государственной премии РСФСР в области архитектуры (27 декабря 1977 года) — за реставрацию памятников истории городов Владимира и Суздаля, создание музейных экспозиций и широкое использование их в культурно-просветительных и туристических целях.
В 1975-1982 гг. под руководством Столетова авторским коллективом Владимирской специализированной экспериментальной научно-реставрационной производственной мастерской разработан проект реконструкции исторического ядра г. Владимира, имеющий принципиальное значение для создания методик реконструкции крупных градостроительных образований. Реализация этого плана началась с Георгиевской улицы.


Георгиевская улица

В 1985 г. проведены реставрационные работы по Дмитриевскому и Успенскому соборам во Владимире, Георгиевскому собору в Юрьеве-Польском, в 1986 г. реставрирована церковь Покрова на Нерли, в 1987 - Золотые ворота (все - с М.М. Субботиной).


И.А. Столетов во время реставрации Покрова на Нерли. 80-е годы

М.М Субботина и И.А. Столетов

Александр Васильевич Столетов, Мария Михайловна Субботина, Игорь Александрович Столетов

С М.М. Субботиной, К.Е. Кудрявцевым, B.C. Петровым выполнены приспособление и реставрация Александровского монастыря в Суздале.
В 1988 г. Столетов во главе авторского коллектива создал концепцию приспособления и реставрации Боголюбовского монастыря под Центр перспективных проблем архитектуры (идея не осуществлена, монастырь возвращен епархии).
В 1990-х гг. выполнена реставрация палат Гранатного двора XVII в. в Москве (в соавторстве).
В 1985-1991 гг. - председатель правления Владимирского отделения Союза архитекторов СССР.


Столетов Игорь Александрович

20 мая 1991 года вручена почётная Грамота Президиума Верховного Совета РСФСР — за многолетнюю плодотворную работу в области советской культуры.
9 марта 1996 года награжден орденом «Знак Почета» — за заслуги перед государством, успехи, достигнутые в труде, и большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между народами.
Звание «Почетный гражданин города Владимира» присвоено Владимирским городским Советом народных депутатов 31 октября 1996 года за заслуги в области архитектуры, большой вклад в дело восстановления памятников русского зодчества, архитектурных ансамблей в городе Владимире и в связи с 40-летием трудовой деятельности.
9 июня 2000 года вручена Государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства — за сохранение и возрождение культурного наследия, творческое развитие музейного дела.
В 2001 году от РПЦ получил орден «Преподобного Андрея Рублева». В 2001 году – звание Почетный архитектор России.
13 февраля 2004 года - Премия Президента Российской Федерации в области литературы и искусства 2003 года — за выдающийся творческий и научный вклад в художественную культуру России.
В 2012 году вышла в свет его книга «Владимиро-Суздальская школа реставрации», ставшая итогом 50-летнего периода деятельности. Книга Столетова «Владимиро-Суздальская школа реставрации» - об уникальных памятниках зодчества, об удивительной профессии реставратора, а также о людях, сохранивших и вернувших памятникам их первозданную красоту. В ней впервые названы имена большого числа специалистов-реставраторов, сохранивших пласт культуры, без которого невозможно было бы представить Россию.


Академик Игорь Столетов принимает поздравления

В 2014 году Президент РФ Владимир Путин подписал Указ о награждении владимирцев государственными наградами. В списке обладателей наград - главный архитектор «Владимирреставрации» Игорь Столетов, актер театра драмы Николай Горохов, директор владимирской школы № 5 Татьяна Синюкова и плотник ковровского ООО «Фабрика Дверей Импекс» Владимир Щепетков. Академик Столетов награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (31 марта 2014 года). Игорю Александровичу - 83 года, но он еще продолжал активно работать.
Скончался ночью 12 августа 2014 года в хирургическом отделении больницы «Красный Крест». Похоронен на Аллее Почёта городского кладбища Высоково (Улыбышево).

***

Рогожанская Э.М. Столетов Игорь Александрович / Э.М. Рогожанская // Почетные граждане города Владимира. – Владимир, 2003. – С. 123-128.
«Моя работа уже давно стала частью меня, переплетена со мной, с моей жизнью, с моей семьей. В сумме моя семья - отец, моя жена, я - отдали сто лет реставрационной деятельности. Теперь я остался один, и должен продолжать любимое дело. Остановиться, уйти уже не смогу...
Мы беседуем с одним из самых известных современных российских реставраторов. Игорь Александрович Столетов более полувека восстанавливает памятники русского зодчества, которых на владимирской земле более трех тысяч. Их - эти храмы и ансамбли - разрушало время, а еще более - люди. Люди же их и созидали, а время - сохраняло. Вот в чем парадокс.
Поражающий воображение факт. Всего лишь за жизнь одного человека - с 1150 по 1237 год - возникли белокаменные храмы владимирского края. Период расцвета этой особой ветви на древе архитектуры увенчался созданием шедевров. Половина тех храмов дошла до нашего времени. Только в каком виде: ...разрушенные, разграбленные, потерявшие первоначальную прелесть. Просто развалины. Такими они и многие другие архитектурные памятники попали в руки реставраторов, и произошло чудо.
- Недавно мне пришла в голову мысль, которую никто, по-моему, еще не высказывал. Я подумал об удивительной роли архитектуры в жизни народа, общества, страны. В XII веке, когда было так же сложно, трудно, как и сейчас, шли войны и разборки, когда Киев не выдерживал нагрузок центра государства, - именно в такой момент князья увели народ в леса - непроходимые и глухие. Выбрали место - удивительное, мы здесь сейчас живем. И построили уникальные храмы. На фоне серых неказистых жилищ белокаменные строения казались чудом. Греция столетиями создавала свою культуру, а здесь все возникло за такой краткий период. Успокоились люди, все обрело гармонию.
Не понимайте буквально это сравнение, но разве не заметно, как влияет архитектура на человека? Для интереса сравните владимирцев, окруженных этой красотой, с ивановцами, где таковое отсутствует. Тула, например, тоже древний город, но там все сломано и растерзано: не знаешь, куда идти, на что смотреть и к какой стене прислониться...
Он любит «прислониться» душой к своему первенцу - Успенскому собору Княгинина монастыря. Когда на сердце хорошо или, наоборот, плохо, - приходит сюда. Там была реставрационная мастерская его отца. Александр Васильевич проработал в ней до конца своей жизни. Там сменил отца сын. 29 октября Столетов-старший ушел на пенсию, а 1 ноября того же 1956 года его сменил Столетов-младший. Успокаивает его особая аура храма Покрова на Нерли. А вот к давней своей любви - Дмитриевскому собору - он не может сегодня даже подойти. Там произошло, по его мнению, недопустимое: новоделы испортили вид храма, исказили его. Но это настолько больная тема, что мы стараемся в разговоре ее обойти, хотя она напрямую связана с главной мыслью этого очерка - город и его историческая память, которую должны хранить люди.
Первой серьезной работой Игоря Александровича было исследование и реставрация Успенского собора Княгинина монастыря XVI века. Храм обрел свою первозданную стройность благодаря тому, что были восстановлены три яруса килевидных позакомарных покрытий и кокошников.
Характер большинства утрат и относительная сохранность архивных материалов требовали тщательного изучения памятников. В реставрации есть одна особенность: никто не помнит, как было «до того». Огромная фототека реставрационной мастерской содержит снимки, на которых храмы представлены в неказистом виде, какими они попали в руки специалистов. Собраны поистине уникальные исследования по истории буквально каждого памятника.
- Что для меня важно сейчас? Передать другому поколению, - а среди реставраторов много молодых людей, - свою философию. Почему я иногда кричу, как от боли, видя, что рушится самое ценное, относящееся к владимиро-суздальской школе реставрации? Да потому, что хочу быть услышанным. Когда мы поймем, что все, происходящее с обществом, зависит от того, что мы отрываемся от своих корней, становимся перекати-полем? Мы мало внимания обращаем на логику процесса. Во всем. Если бы культура так глубоко проникла в нас, как держатся за древнюю землю фундаменты храмов, - мы были бы другими...
Эти высокие слова проиллюстрируем вполне земным примером. Вместе с женой Марией Михайловной Субботиной, своим постоянным соавтором и сподвижником, Игорь Александрович отреставрировал около десяти объектов уникального комплекса - Спасо-Евфимиевского монастыря. Этот ансамбль строился в Суздале во времена митрополита Ионы. Розово-красные стены и башни монастыря, Преображенский собор, звонница, с которой сегодня ежечасно льется музыка колоколов. Никольская больничная церковь... Все это, кроме прочего, еще и часть древнего города, его уникального пейзажа. Как сочетать одно с другим? Как восстановить первоначальный вид в сочетании с современными строениями, улицами?
Такая работа требует и досконального изучения объекта, и исторических знаний, и профессионального чутья. А еще более - чутких и любящих рук. Рядом с архитектором-реставратором трудятся практики: каменщики, плотники, кровельщики. Они - сотворцы, соавторы, если хотите. Вот почему Игорь Александрович не приемлет иных отношений, когда реставрацией занимаются «кооператоры», пусть и умелые, но временные люди, не принадлежащие к единому организму реставрационной школы. «Музыка не получается», - говорит он горько, вкладывая в эти слова многое. И неприятие временщиков, и подход, при котором храмы («по сути, они, как больные люди») излечиваются по деталям, отдельными специалистами, не видящими всю «болезнь» в комплексе.
Большой урон памятникам наносится тем, что все делается отрывочно. Если бы в свое время реставрация Георгиевской улицы во Владимире не стала первым - и единственным - шагом в воссоздании облика исторического ядра, сегодня мы видели бы старый город совсем другим. Нужна выстроенная политика городских властей по отношению к реставрационным работам, а этого пока нет.
Столетов с гордостью говорит о владимиро-суздальской школе реставраторов. Он имеет на это право. Если только перечислить восстановленные более чем за полвека объекты, и то получается впечатляющая картина. Но мы дополним ее кратким обзором - он разбивает эти полвека на этапы, показывает не просто работу некоей мастерской, а создание Школы.
Первый этап: 1945-1955 годы. Это было просто спасение храмов, которые находились на грани разрушения. Было не до раздумий об их исторической ценности, нужно было просто спасать. Варганов, Столетов, Сычев - специалисты, относившиеся друг к другу с большим доверием, и главной приметой школы Игорь Александрович считает благодарность предшественникам.
На втором этапе (1955-1965 годы) уже появилась возможность заниматься храмом в целом, а не «залатывать» дыры. В это время были отреставрированы Успенский собор Княгинина монастыря, Покровский собор в Суздале, Благовещенский - в Киржаче.
В 1965-1975 годах уже вышли на ансамблевые работы. Реставраторы в какой-то мере подготовили появление известного постановления по Суздалю, когда древний город обрел вторую жизнь. Восстанавливали не только внешний и внутренний облик храмов, это полдела. Отопление, вентиляция, главы и своды - всем занимались реставраторы. Они впервые стали сдавать отреставрированные храмы, где было все, - тепло, вода, электричество. А параллельно развивалась их собственная база, и не было города в области, где бы подразделение реставраторов ни имело веса. Около тысячи человек уже работало в мастерских...
И вот - середина 1980-х. Реставраторы поняли, что, не обращая внимания на город, просто не имеют права заниматься ансамблями. Без исторической среды эти храмы просто не нужны. Поэтому вплоть до 90-годов они занимаются проблемой, которая становится ведущей: памятники и среда. А потом - развал СССР, и как в капельке воды - его отражение: развал мастерских.
Был у Игоря Александровича и его коллег московский период творчества. Невостребованные в родном городе, они принимают предложение московских властей. Почти восемь лет основной состав владимирских реставраторов работал за пределами области. Под руководством И.А.Столетова были восстановлены такие сложные памятники архитектуры, как жилые палаты Гранатного двора возле Никитских ворот и палаты Тверских архиереев на Кузнецком мосту (Москва), Николо-Зарецкая церковь (Тула).
В сложнейших условиях были вновь продемонстрированы высокий профессионализм и мастерство, умение работать комплексно и быстро. Эти качества всегда были присущи владимиро-суздальской реставрации. ...И все же они вернулись в родной Владимир.
Вот уже два года, потеряв многочисленные коллективы, преданные владимиро-суздальской школе, реставраторы отстаивают свое право профессионалов заниматься тем, что предназначается только для профессионалов. Они отстояли (пока частично) свое авторство на реставрацию исторического ядра Владимира.
- В новом тысячелетии реставраторы, как и прежде, будут доказывать свою правоту лишь очевидными аргументами - восстановленным обликом древнего бесценного города, - говорит Игорь Александрович.
Общественное и государственное признание заслуг этого человека, большого мастера вылилось в целый ряд почетных званий, премий, наград. И.А. Столетов - лауреат двух Государственных премий России, действительный член Академии архитектуры и строительных наук, член-корреспондент Российской Академии художеств, действительный член Международной академии архитектуры (Московское отделение), действительный член Академии архитектурного наследия, заслуженный работник культуры и заслуженный деятель искусств России, кавалер ордена «Трудового Красного Знамени» и ордена «Знак Почета», член Комитета по Государственным премиям при Президенте России, председатель Союза реставраторов «Золотое кольцо».
Звания «Почетный гражданин города Владимира» он удостоен в день, когда отмечали несколько дат. Главная - столетие его отца А.В.Столетова. Вторая - 40-летие деятельности самого Игоря Александровича во Владимирских реставрационных мастерских. Есть полное основание говорить о том, что это звание - на двоих. Оно вполне заслужено.
Я в огромной степени продолжаю дело отца. Это надо мной парит и меня возвышает. Начиная с детских лет и до сегодняшнего дня, я живу только этим делом. По самому большому счету считаю себя коренным владимирцем. Всей жизнью отдаю сыновний долг городу.

Зодчество – душа народа, зодчий – ее хранитель

Стрелецкая, О. Зодчество – душа народа. Зодчий – ее хранитель / О. Стрелецкая // Призыв. – 2001. – 22 марта.
В город, в котором как в один день выросли белокаменные храмы, Иван Грозный выслал чем-то не угодивший суровому русскому царю род Столетовых. Именно с этого времени начинается созидательная деятельность всех последующих потомков Столетовых. На бывшей Варварке в семье талантливого архитектора Столетова Александра Васильевича 70 лет назад родился будущий реставратор с большой буквы, зодчий, главный архитектор Игорь Александрович Столетов.
Первым храмом, принявшим под свои своды десятилетнего Игоря, был знаменитый Дмитриевский собор. Дмитриевский собор не только памятник архитектуры Древней Руси, но и памятник са-моотверженности тех, кто, невзирая на горящую Москву 1941 военного года, любовно собирал по камушкам символ нации. Это было поручено тяжелобольному Столетову Александру Васильевичу. А сын забирался под самую крышу на леса, чтобы практически больше оттуда не спускаться.
Отец был увлечен любимым делом, он чувствовал свою значимость в этой жизни, в этой стране. Это стало истоком творчества его сына - продолжателя династии владимирских реставраторов Столетовых. Через год после окончания Московского архитектурного института Игорь Александрович встречает женщину, которая будет идти через все трудности и pрадости рука об руку с ним в течение сорока лет. Субботина Мария Михайловна, так же как и отец, сгорела, по словам Игоря Александровича, отдав все силы людям и делу.
Игорь Александрович бережно раскладывает фотографии зданий, с которыми пришлось работать. В этих фотографиях история его жизни, его города, его страны. В 1956 году после института Столетов-младший приходит работать в мастерскую, в которой уже наработаны практикой методы восстановления и реставрации, философия, которую способны понять только настоящие мастера.
В 1960 годы Игорем Александровичем был отреставрирован свод Княгинина монастыря. Если учесть то обстоятельство, что здание было поставлено на основаниях храма, близкого плану Дмитриевского собора, то это символично. Ведь именно с Дмитриевского собора началась творческая и трудовая биография юбиляра. С этим памятником связаны взлеты и падения во сне и наяву.
- Когда мне хорошо жить, я во сне летаю с Дмитриевского собора как птица, а если пришла черная полоса, я падаю с него.
Камень за камнем и в жару, когда крыша нагревается так, тяжело дышать, и в стужу, когда пальцы не держат инструменты, владимирские мастера воссоздавали первозданную красоту владимиро-суздальской земли.
В 1965 году всплеск интереса к реставрации резко возрастает. Иностранцы валом валили в Суздаль как на вновь открытые земли нового материка культуры. Россия открывает двери миру и показывает самое ценное и самобытное. Суздаль и Владимир в центре внимания. За 10 лет упорного труда Владимирская реставрационная мастерская завоевала себе всемирную славу. Была, создана знаменитая, по сей день империя владимирской реставрационной школы.
О Суздале Игорь Александрович говорит с особой теплотой. Суздаль и небо Ополья органически дополняют друг друга. В Суздале своя особая энергетика, созданная и местным ландшафтом, и менталитетом, и особенностями архитектурного строя. Поэтому нельзя допустить, чтобы на фоне суздальского неба, устремившиеся, ввысь купола Покровского монастыря соседствовали с серыми, убогими, с точки зрения мастера, современными пятиэтажками. И это относится не только к Суздалю, но и к другим старым русским городам.
В 1975 году начинается битва с чиновниками за эту гармонию природы и городов. То, что составляет, по словам Игоря Александровича, суть нашей нации и нашей культуры. Сверху приходит постановление о реконструкции центральной части городов «Золотого кольца». Столетов со своей командой бросается в бой. Форма отстаивания своей точки зрения - созидание. Под его руководством создается новый проект, реализация которого позволила из всех городов мира выделить наши Владимир или Суздаль. Заслуга наших талантливых мастеров-реставраторов и в том, что за пять лет до 1985 года благодаря их работе и пропаганде идей реставрации и реконструкции не только отдельных объектов, но и среды в целом изменилась концепция реконструкции старых городов.
90-е годы переломали многие судьбы. Для реставрационной ма-стерской наступили не лучшие времена. Землякам вдруг показалось, что забота о прошлом - это не самые насущные проблемы в жизни. Конечно, это неправильно. Мы не должны быть Иванами, не помнящими родства. В этом глубоко убежден человек, у которого всего лишь одно место жительства - город Владимир, одна запись в трудовой книжке - главный архитектор, одно место работы. И свою временную невостребованность на родной земле Игорь Александрович заполняет все той же работой. Москва, руины Гранатных жилых палат. Никто, как и за многие объекты, с которыми приходилось работать, не берется за их восстановление. Но Столетов не привык сдаваться перед временем и человеческой неспособностью беречь то богатство, которое нам досталось от предыдущих поколений. Он, несмотря ни на что, созидает, потому что не может иначе.
Мы окружены с вами зодчеством. А это, по убеждению Столетова, - сама культура, душа народа, овеществленная в зданиях и храмах. Это самые глубинные корни нашей истории. И владимирцы - обитатели этой среды, должны нести в мир гармонию, созданную зодчими Столетовыми.

Реквием по прошлому пусть обернется светлым аккордом

Баранова, С. Реквием по прошлому пусть обернется светлым аккордом / Светлана Баранова // Призыв. – 1998. – 24 января.
Архитектор-реставратор Игорь Александрович Столетов в 1997 году избран действительным членом Академии архитектурного наследия России. До этого Игорь Александрович уже состоял действительным членом, (академиком) Российской Академии архитектуры и строительства, кроме того - членом корреспондентом Российской Академии художеств и Международной Академии архитектуры в Москве.
… Как будто они всегда такими были - суздальские шедевры, будто не было здесь запустения, обшарпанных стен, будто не располагалась здесь колония для малолетних преступниц, будто не гулял ветер по проломанным церковным кровлям. Когда решено было выделить на реставрацию Суздаля достаточно крупную сумму, когда кто-то умный понял, что это такое для Суздаля и для России, то понаехало, сюда множество специалистов и было предложено - 12 российских реставрационных служб из разных городов будут возрождать Суздаль. Тогда и задумались владимирцы из реставрационной мастерской: а нужна ли такая подмога? И решили, что не нужна - сами справимся.
И действительно справились, и действительно восстановили удивительный город. И озарила мысль современного человека: в такой красоте жил народ! И потянулись заморские гости сюда из самого далека.
Столетов считает 60-80-е годы золотым веком для владимирской реставрации: Спасо-Евфимиев монастырь, Покровский женский, белокаменные соборы Владимира, Кидекша - все это постепенно восстанавливалось и возрождалось.
Непосвященные думают: чего проще - взять и отремонтировать здание. Если бы! Представьте, что нет чертежей, нет архивных данных по объектам. И первый этап реставрационного проектирования - гипотетический. Грубо говоря, путем риска и тыка реставратор определяет, как выглядело строение прежде. Весьма трудно выявить ори-гинал, весьма трудоемко установить, как замыслил древний автор, скажем, перекрытия или лестницу, или окно, или другой строительный элемент.
И тогда на помощь приходит интуиция, творческая догадка. Бессонные ночи, бытовые лишения - их и не замечали. Игорь Александрович рассказывает, как шла работа в Спасо-Евфимиеве, в зда-нии, где сейчас находится золотая кладовая. Он вспоминает всю команду, которая трудилась здесь. И в первую очередь следует сказать о Марии Михайловне Субботиной, верном друге, сподвижнике, жене, которая всегда была рядом и исполняла самую сложную и ответственную работу.
... Смущала необыкновенная ширина одной из стен. И непонятно было, где находился вход, лестница, которая должна вести на второй этаж. Сейчас уже трудно сказать, кто первый сказал: «А-а-а!» Но все сразу поняли, что именно та стена таит в себе разгадку и, скорее всего, на ее месте и находится вход на второй этаж.
Начались работы - не сразу, не с ходу, еще обсуждали, обмеряли, просчитывали. И все-таки обнаружили здесь ту старинную лестницу, даже деревянные ступеньки, по которым ходили монахи два столетия тому назад...
Работа реставратора подобна работе скалолаза. Чтобы информация о прошлом была достоверной, необходимо своими руками произвести обмеры - объем барабана, на котором зиждется купол, закомар, креста, наконец.
Хрупкая девушка Мария Субботина, пришедшая в мастерскую после техникума, не страшась высоты, поднималась вверх и проводила эти обмеры и сама записывала данные, и сама выполняла чертежи. Все говорят о ней как о самом добросовестном человеке их команды, о ее альтруизме во имя прошлого и во имя любимого дела.
И сейчас, когда ее не стало, все ее единомышленники вспоминают о ней с восхищением и любовью: человек отдал себя архитектуре, которая и... погубила ее.
Представьте тридцатиградусную жару и раскаленную металлическую крышу, и вы влезаете на эту крышу вопреки правилам страховки и на-чинаете свои промеры и обмеры, и дышите воздухом, настоянном на, простите, птичьем помете, который десятилетиями и столетиями копился под сводами старинных церквей. Часами пропадаете на той зловонной крыше и потом радуетесь, что работа удалась и все данные верны, и проект скоро будет закончен...
Проектировщики обычно уходят, так сказать, со сцены, когда чертежи сданы, и рабочие приступают к материализации этих чертежей. Это у строителей. У реставраторов иначе. С начала до конца архитектор-реставратор вместе с рабочими.
Однажды случилось так, что рабочий вел кирпичную кладку и отклонился на три сантиметра. Не тридцать, а три. И Мария Михайловна попросила его переделать. Тот не заартачился, не отнекивался, а взял и переделал.
Ее уважали. Потому что знали, что она бескорыстна и предана делу. «Нам не надо денег, нам дайте работу» - эта фраза часто не произносилась в команде Столетова, но она суть характеров этой команды, она как особая метка современных праведников.
Он был автором проектов, идеологом, мозговым центром, вдохновителем, она - исполнителем, чертежником, вся архитектура, как они выражаются, была на ней. Сейчас в архиве мастерской лежит тысяча всевозможных чертежей, половина их выполнена ее руками.
Начинали они с Княгинина монастыря, дневали и ночевали на объекте, не романтизируя свою профессию, потом был Суздаль, потом Киржач, владимирские соборы.
Любая работа начиналась с исторического исследования, с изучения среды, в которой обитали люди, строившие культовые и гражданские здания.
У Столетова есть своя теория по истории храмов. Храм домонгольского периода, когда Русь еще не топтала конница иноземцев, - церковь в Кидекше 1152 года. Небольшой храм, не очень изукра-шенный резьбой по камню. И где-то на стене архитекторы обнаружили рожицу. Да, содеем детский рисунок того пращура, который, может быть, строил эту церковь. Робкий рисунок гвоздем.
Наверное, в этом рисунке было зашифрованное обещание зодчего -второй храм я изукрашу каменными фигурами. И на Дмитриевском соборе появился декор - каменные барельефы.
Следующий период в русском зодчестве - еще более величавый храм. Конечно, это был уже другой человек, другого времени, но он продолжал дело своего предшественника. И вскоре вырос Георгиевский собор - новое слово в строительстве храмов.
«Потом - нашествие. И на Георгиевском храме, что в Юрьев-Польском, возле самой земли мы не обнаруживаем тех рисунков, которые украшают каждый камень на соборе: не успел мастер, чуть-чуть недоделал - к городу приближались татары…» Так развивает свою теорию Столетов и почти патетически говорит: а если бы не было этого нашествия, каких бы высот достигло архитектурное искусство наших предков!
В начале XII века Владимиро-Суздальские земли представляли пустыню, где не было тех архитектурных красот, что были в Киеве, и эпоха Андрея Боголюбского началась именно со строительства белокаменных храмов, которые почему-то в наше время кто-то обозвал памятниками. При чем тут памятники? Это наша история, это красота и совершенство, которое и до сих пор оказывает воздействие на людей.
«Когда расчистишь поздние наслоения, доберешься до камня, чувствуешь, что от него исходит энергия. Я - не мистик. Но происходит нечто мистическое. На меня влияет камень - внушает что-то доброе и светлое. Возвращается от моих предков очень многое. И я начинаю верить, что иностранцы приезжают сюда для того, чтобы эту энергию получить. От старых стен она исходит. Может быть, они, туристы, понимают и чувствуют это интуитивно. Время ларьков короткое, время старинных строений вечно, только...»
Столетов-философ, Столетов-художник хочет представить другое время - то, которое было бы удобно для возрождения красоты, для воз-рождения настоящего. Он и его команда еще живы. Он верит в своих людей, с которыми он трудился. И считает, что все-таки возрождение начнется. Он очень расстроен тем, что в течение пяти-шести лет ничего не делается в плане реставрации на Владимирщине, и приходится уезжать в другие города.
Они уезжали в Москву и Тулу. Там знают цену владимирским мастерам - слава ходит впереди человека. Палаты Гранатного двора и жилые палаты тверских архиереев в Москве получились на диво красивыми. Работали напряженно: с восхода до заката питались из полевой кухни, спали тоже не в номерах - где придется: условия походные.
К 850-летию Москвы успели отреставрировать почти заброшенные здания, и сам Лужков отметил их - получили они дипломы за лучшую реставрационную работу.
Наверное, именно здесь, на этих палатах начиналась болезнь профессиональная - астма. Через несколько месяцев Марии Михайловны не стало. Не стало верного друга и помощника, любящего человека и прекрасного, наверное, незаменимого специалиста.
«Работали вместе и были счастливы. Золотой век владимирской реставрации, наверное, позади. И многие шедевры будут рушиться - нет никакой поддержки... Знаете, почему в стране такой хаос? Потому что к власти пришли люди, которые выросли в хрущевках... Среда воспитывает и наносит отпечаток на характер. Вот почему следует забо-титься о прошлых строениях, о нашей истории. Сейчас такой заботы нет. Сейчас все направлено на обогащение, и никто не задумывается, что памятники... не люблю это слово - культовые и гражданские здания могут погибнуть, если их вовремя не отреставрировать. Реставраторы - люди неприхотливые, но им надо чем-то питаться, а денег порой не выдают. Одна наша работница, очень хороший специалист, ушла торговать в хлебный магазин. Я поговорил с ней - не всегда же будет так плохо. Возвращайтесь. Она говорит - подумаю...»
Он сетует на жизнь, и я понимаю, что его личная утрата усугубляется общим социальным хаосом, и он не видит просвета, несмотря на все званая и поздравления. Надежда, как известно, умирает последней, и Столетов продолжает работать. Сейчас он думает над программой, как обустроить центр города Владимира, как возродить собор Рождества во Владимире.
Игорь Александрович состоит в комиссии по возрождению храма Рождества, но с грустью говорит о том, что целесообразнее было бы ре-монтировать белокаменные соборы, которые требуют экстренной помощи. Он не уверен в том, что нужно было восстанавливать храм Христа Спасителя, лучше было бы направить средства на российские святыни, разбросанные, по России и позабытые - позаброшенные.
Теперь следует назвать его команду - тех, кто работал когда-то и работает сейчас во «Владимирреставрации»: А. Рощин, М. Шаронов, Л. Дудорова, К. Лимонова... Среди них теперь нет Марии Михай-ловны. Память о ней будут хранить Спасо-Евфимиев монастырь, Дмитриевский, Успенский, Георгиевский соборы, Покров – на - Нерли, Золотые ворота, строения Александровского монастыря, Благо-вещенского собора и церкви Спаса в Киржаче, Княгинина монастыря...
Этот список можно продолжать. Грустно, что приходится прощаться, отрадно, что они были - единомышленники, сподвижники, бессребреники. Это в первую очередь о Марии Субботиной, труженице и талантливой женщине, без которой Столетов не представляет своего творчества и своих успехов.

Город воспитывает тех, кто в нем живет

Белан, И. Красота спасет мир / Ирина Белан // Новая вечерка.- 1996.- 11 октября.
На днях Игорю Александровичу исполнилось 82 года. Поздравить знаменитого архитектора с днем рождения пришли представители Владимирского государственного университета имени А.Г. и Н.Г. Столетовых, музыканты Центра классической музыки, приготовившие музыкальный подарок для именинника, а также друзья и коллеги.
Игорь Александрович - один из тех специалистов, которые на протяжении нескольких десятилетий «стоят стеной» за сохранение исторического центра Владимира. И особым провинциальным изяществом, неповторимыми архитектурными знаками из глубины тысячелетий, что современные горожане могут наблюдать, мы обязаны в том числе и ему. Однако непоправимых градостроительных ошибок избежать все же не удается.
В интервью нашей газете Игорь Александрович рассказывал о тех проблемах, которые волнуют его больше всего. В частности, это касается застройки территории напротив «белого дома», на пересечении улицы Мира и Октябрьского проспекта.
- Еще в послевоенное время генпланом закладывалось сразу два центра, - отмечал академик. - Исторический центр надо было «лелеять». Очень многие города совершенно потеряли свой облик в то время, посмотрите, что сделали плохого с Тулой, Рязанью... Владимир остался национальным достоянием. А вот строительство нового его центра, современного, как раз напротив здания областной администрации, до сих пор не начато. Там сейчас пустыня. Задача ее освоить - интересная, необычная и очень трудная.
Надо отметить, что об этом мы говорили с академиком почти два года назад. И до сих пор дело не сдвинулось с мертвой точки. Многие владимирцы по-прежнему против строительства очередных торговых центров, напротив, хотели бы видеть в этой зоне лишь парк для отдыха.
- Просто парком не решить вопрос, - отмечал Игорь Александрович. - Те, кто ищет решение, надеюсь, понимают свои задачи. Там вполне может быть интересный блок застройки. Огромное пространство нужно формировать. Центр без людей - не центр. Он должен иметь соответствующую загрузку, решать и административные функции. Там это возможно. Офисные помещения вполне могут быть. Должны быть разные элементы, притягивающие людей сюда. Современный центр должен иметь насыщенную полнокровную систему.
Будем надеяться, что слова почетного гражданина города Владимира не останутся без внимания застройщиков. Ведь в нашем городе немало зданий, возведенных не по закону. По мнению Игоря Александровича, среди них - дом напротив ликеро - водочного завода, а также два жилых дома за кинотеатром «Мир», абсолютно бездарные.
- Их там не могло быть, а они стоят, - удивлялся академик.
Мнение профессиональных архитекторов должно побороть очень мощное лобби заказчиков с их большими денежными возможностями.
- Вы слышали идею построить аквапарк в Клязьменской пойме, что простирается от Владимира до Коммунара? - интересовался Игорь Александрович. - Не дай бог, там начнется застройка. Мы создадим то, что с ужасом воспринимают в Москве, мы создадим там владимирскую Рублевку. Богатых людей много, и им не важны те вещи, о которых мы говорим. Они построят там свои особняки, причем такого вида и характера, что это будет кошмар. И если эта пойма превратится в то, что я называю Рублевкой, надо будет кричать «караул».
Архитектурный фон влияет на мировоззрение горожан, убежден академик. И то, что люди становятся сегодня равнодушными к внешнему облику города, напрямую связано с теми градостроительными ошибками, которые допускать нельзя.
И нам, владимирцам, очень повезло, что усилиями таких талантливых людей, как Игорь Столетов, историческое ядро все же удалось спасти в свое время.
Столетов Александр Васильевич
Варганов Алексей Дмитриевич (1905—1977 гг.) — искусствовед, архитектор-реставратор, заслуженный деятель искусств РСФСР, почетный гражданин г. Суздаля.
Суздальские мастера-реставраторы, их роль в возрождении Суздаля
Уроженцы и деятели Владимирской области

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (15.04.2020)
Просмотров: 122 | Теги: архитектор, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика