Главная
Регистрация
Вход
Среда
23.05.2018
10:09
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 466

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [882]
Суздаль [299]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [219]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [111]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [94]
Вязники [175]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [146]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Суздальские мастера-реставраторы, их роль в возрождении Суздаля

Суздальские мастера-реставраторы, их роль в возрождении Суздаля

Город Суздаль поражает всякого, кто приезжает сюда, обилием памятников архитектуры, их красотой. Суздальские панорамы завораживают. А прихотливое направление суздальских улочек и заулков даёт представление о древней планировке русских городов, поскольку регулярный план 1788 года здесь так и не был реализован, за исключением изменения направления главной улицы и двух площадей: ныне Красной (бывшей Конной) и Торговой (бывшей Хлебной). Отчётливо видны границы трёх составных частей древнерусского города: кремля, посада и монастырей с прилегающими к ним слободами. И хотя до сих пор славятся суздальские огородники, владеющие необыкновенным искусством возделывания плодородной суздальской земли, жива ещё память об иконописцах, мастерах медного, серебряного и золотого дела, а также других профессий.
Несомненно, что суздальские строители, особенно каменщики, получили общерусскую известность. Так, сгоревшую в 1812 году Москву отстраивали и суздальские мастера. А среди крестьян-отходников Суздальского уезда в конце XIX века каменщики составляли около 70%. Уходили они и в Московскую губернию, и в другие города России. Славу суздальских строителей поддержали уже в наше время реставраторы, благодаря труду которых суздальским постройкам и ансамблям возвращён их первоначальный облик.
Сейчас трудно себе представить, что в памятнике архитектуры XVI века — Ризположенском соборе одноимённого монастыря находилась электростанция, а во Входоиерусалимской церкви XVIII века — гараж. Справедливости ради стоит отметить, что перестройка и искажение первоначального облика древних сооружений начались ещё в прежние времена.
Так, ансамбль суздальских Архиерейских палат, который начал возводиться ещё в XV веке, в XVIII веке приобрёл уже законченный вид, включая величественную Крестовую палату и ведущие в неё парадные сени, перекрытые сводами. Однако после ликвидации самостоятельной Суздальской епархии и подчинения её Владимирскому архиепископу в конце XVIII века в здании Архиерейских палат расположилось Духовное Училище, которое стало приспосабливать здание под свои нужды. Тогда была уничтожена Крестовая палата. На её месте возникло несколько комнат с плоскими перекрытиями. Исчезли парадные сени, перестроены другие помещения. Восстановить первоначальный облик этого грандиозного ансамбля поставил своей жизненной задачей Варганов А.Д., отдавший Суздалю более 30 лет жизни.


Алексей Дмитриевич Варганов (1905-1977 гг.).

Начало исследовательских и восстановительных работ относится к 40-м годам XX века, т. е. к послевоенному времени. 4 июля 1945 г. создана согласно решению Владимирского облисполкома Владимирская научно-реставрационная мастерская, куда входил и Суздальский реставрационный участок. Понятно, что это было очень тяжёлое время для нашей страны — надо было восстанавливать разрушенное в годы Великой Отечественной войны хозяйство, большое количество памятников архитектуры, попавших в зону боевых действий, находилось в руинах. И тем не менее повсюду в стране возникали реставрационные мастерские, которые начинали проводить ремонтно-восстановительные и даже реставрационные работы.
Однако практические работы сталкивались с отсутствием их научно обоснованной методики. В её разработку внесли значительный вклад Столетов Александр Васильевич (1896—1966) и Алексей Дмитриевич Варганов (1905—1977).


Александр Васильевич Столетов (1896-1966 гг.).

Александру Васильевичу Столетову принадлежит честь спасения от разрушения Дмитриевского собора XII века во Владимире в 1941—1947 годах и разработка методики укрепления, реставрации и реконструкции памятников владимиро-суздальского белокаменного зодчества. Алексею Дмитриевичу Варганову пришлось работать как по белокаменным сооружениям, таким, как церковь Бориса и Глеба XII века в Кидекше и Рождественский собор XIII века в Суздале, так и по кирпичным постройкам.
Опыт своей работы оба реставратора обобщили в статьях, опубликованных в 1958 году в сборнике «Практика реставрационных работ», изданном в Москве. Там, в частности, А. Д. Варганов дал научное определение «ремонтно- восстановительных работ, имеющих целью укрепление памятника, предохранение его от дальнейших разрушений и ликвидацию причины деформации отдельных его частей», которые он считал предварительными, предшествующими реставрационным работам, «имеющим целью полное восстановление памятника, восстановление стиля той эпохи, формы которой наиболее сохранил памятник, или, в некоторых случаях, воссоздание только его отдельных частей». Алексей Дмитриевич отмечал, что те и другие работы требуют тщательного исследования, включающего изучение памятника по имеющимся литературным и архивным источникам, археологические исследования и обмеры, поскольку археология уже имела «метод послойного раскрытия памятника по квадратам с фиксацией местоположения всех находок». Этот метод позволяет выявлять «наличие дошедших до нас, но скрытых под культурными напластованиями архитектурных форм». И далее А. Д. Варганов призывал к тщательному анализу архитектуры здания, конструктивных приёмов, использованных при его строительстве, и технологии строительных материалов, из которых он сооружён, обмеров кирпичей, толщины связующего раствора между ними и т. д. Он отмечал, что всестороннее исследование памятника может быть проведено лишь в процессе производства работ, поэтому проект реставрации является итогом проведения всех работ, а не предшествует им, как при новом строительстве.
Именно эти принципы были положены в основу реставрационных работ по северному корпусу Архиерейских палат, начиная с 1947 года. Во-первых, были восстановлены оконные проёмы в прежних формах с воссозданием фигурных наличников, для чего опытные мастера-каменщики Ф.И. Герасимов, И. И. Архиереев и В. Ф. Климычев вытёсывали из большемерных кирпичей необходимые профили. Далее перешли к исследованию лестницы бывшего парадного крыльца, раскрыв его от позднейших наслоений: абрис ступеней пришлось восстанавливать путём расслоения следов побелки. При тщательном исследовании завалов мусора удалось обнаружить обломки кирпичей, «имеющих тёсаные замочки, употребляемые при выкладке стрел распалубков и углов при сомкнутых и крестовидных сводах», обнаружены и следы этих сводов, перекрывавших парадную лестницу и обрушенных в XIX веке.
Восстановить свод, имеющий диаметр около 9 метров и высоту свыше 4 метров, из кирпича не представлялось возможным: его распор не смогли бы выдержать обветшавшие стены здания. Решено было восстановить его из железобетона, поставив на железобетонную раму, заложенную в стену здания. Расчёт вновь возводимого свода был сделан инженером Владимирской научно-реставрационной мастерской В.Т. Игумновым. Работы по воссозданию свода парадных сеней были произведены в 1951 году. Впоследствии этот способ устройства железобетонных сводов, вместо разрушенных кирпичных, нашёл широкое применение в практике работ наших реставраторов. В 1953—1954 годах были проведены реставрационные работы по восстановлению западного корпуса Архиерейских палат с воссозданием утраченного крыльца.
В 40—50-е годы XX века реставрируются некоторые посадские храмы, в частности, Входоиерусалимская церковь XVIII века, откуда был выведен гараж; Воскресенская церковь XVIII века, автором реставрации которой являлась Е. М. Караваева. Козьмодемьянская церковь XVIII века и ряд других приобрели свой первоначальный вид. В эти же годы в Суздале работали архитекторы-реставраторы М.В. Рудько, М.А. Фирсов, Е. А. Архипов.
Судя по чертежу XVII века Покровского монастыря, обнаруженному автором в Государственном архиве Владимирской области, монастырские стены имели тесовое покрытие, а башни — шатровое завершение, тоже, вероятно, тесовое. При этом две из них завершались даже двумя шатрами. К 40—50-м годам XX века монастырские стены были на грани разрушения, а часть стен уже рухнула. Наши реставраторы применили весьма оригинальный способ подъёма упавших стен, разработанный прорабом И. П. Задворновым. Этот способ был впервые применён при подъёме стен юрьевского Михаило-Архангельского монастыря и повторён при реставрации стен Покровского. Вот как это описывалось: «Эта сильно наклонившаяся стена была отделена от своего фундамента в совершенно нетронутом виде, повёрнута с помощью рычагов и домкратов около своей горизонтальной оси и поставлена вертикально на сваи, давшие возможность подвести под неё новый фундамент и одновременно с этим восстановить в первоначальных формах обработку цоколя».

В 1958 году директором Владимирской реставрационной мастерской, куда входил и Суздальский реставрационный участок, стал Анатолий Макарович Рощин, который сделал очень много за свои почти 25 лет пребывания в этой должности. Впервые мастерская сумела освоить те средства, которые отпускались на реставрацию. Стала создаваться производственная база, появился свой участок по заготовке леса, в Суздале построен кирпичный завод, где стали выпускать большемерный кирпич, так необходимый для реставрации древнерусских сооружений. Приобретались машины, трактора, экскаваторы и другая техника. Главное же — увеличился объём производимых работ за счёт привлечения средств арендаторов и других заказчиков, помимо органов охраны памятников.
К 1967 году в Суздале было отреставрировано и приведено в состояние музейного показа около 40 памятников архитектуры. Потянулись туристы, желающие познакомиться с удивительным городом и его шедеврами древнерусского зодчества, которых встречали сотрудники Владимиро-Суздальского музея-заповедника, созданного в 1958 году. К этому же времени появился разработанный группой архитекторов московского института «Гипрогор» во главе с В.Н. Выборным проект генерального плана города Суздаля, в котором главное внимание было обращено на организацию туризма в городе.
Благодаря всем этим обстоятельствам и появилось в 1967 году Постановление правительства РСФСР об организации на базе Суздаля и его памятников первого в стране туристического центра. В связи с этим перед реставраторами были поставлены новые задачи, требовавшие неординарных решений. Принимать эти решения выпало на долю нового главного архитектора реставрационной мастерской, потомственного реставратора Игоря Александровича Столетова, проработавшего уже к этому времени 10 лет — сначала в качестве рядового архитектора, потом руководителя проектной группы.
Чтобы принимать и обслуживать большое количество туристов, Суздаль должен был иметь развитую сеть гостиниц, ресторанов, кафе, магазинов и т. п. В значительной степени эта проблема решалась в связи со строительством туристического центра, однако и его возможности оказались не безграничными. Тогда появилась мысль использовать под эти цели некоторые старые постройки. Опыт работы наших реставраторов показал, что отреставрированные, но не используемые памятники архитектуры ветшают гораздо быстрее, чем приспособленные под какие-то нужды, и к ним приходится возвращаться снова и снова. Наиболее приемлемым способом является приспособление памятников архитектуры, вернее, их интерьеров, под музейные экспозиции. Однако тут же возникали проблемы отопления, вентиляции, освещения, пожарной безопасности.
Появилась нужда в специалистах инженерной квалификации, и они пришли в реставрацию. До этого по предложению главного архитектора И. А. Столетова в реставрационной мастерской появились археологи, историки, искусствоведы. Возник отдел прикладного искусства, куда вошли художники-реставраторы, керамисты, резчики по дереву, кузнецы, мастера других профессий. Владимирская мастерская получила статус специальной экспериментальной научно-производственной мастерской. А на Суздальский реставрационный участок в 1964 году был назначен прорабом М.М. Шаронов, проработавший здесь же 9 лет мастером.
Участники Всероссийского совещания реставраторов, состоявшегося 15—18 июля 1958 года во Владимире, дали высокую оценку проведённым в 1940-е годы А. В. Столетовым по владимирскому Дмитриевскому собору XII века инженерно-укрепительным работам, позволившим сохранить этот уникальный памятник от разрушения. Тот же подход и научная обоснованность были применены им в укреплении надвратной церкви Благовещения XVI века в суздальском Покровском монастыре, где «была применена та же закладка в толщину стен железных и железобетонных связей и косвенное армирование каменной кладки в местах возникновения растягивающих усилий». Участники совещания отметили вклад наших реставраторов в науку — создание научной методики реставрации памятников архитектуры.
Высокий уровень производства ремонтно-реставрационных работ был связан с профессиональным мастерством рабочих-реставраторов, причём особенно отличались суздальские рабочие, что проявилось и в последующие времена.
К началу 60-х годов XX века Суздальский реставрационный участок насчитывал 51 человека. В эти же годы пришло новое поколение архитекторов-реставраторов, таких как Л.С. Филиппова, М.М. Субботина, В.М. и Л.В. Анисимовы, К.С. Лимонова. Опираясь на опыт своих предшественников, они продолжили реставрацию памятников архитектуры Суздаля. Пришла пора так называемой аналитической реставрации, когда проводится всестороннее исследование памятника. При производстве работ определяется характер его искажений, поздних наслоений и определяется отношение к их сохранению, или, наоборот, удалению, чтобы вернуть памятнику по возможности первоначальный вид.
Такие работы были проведены по реставрации Зачатьевской церкви Покровского монастыря по проекту архитектора Е.А. Архипова и Покровскому собору того же монастыря по проекту архитектора И.А. Столетова. Поздняя четырёхскатная кровля, скрывавшая древнее посводное покрытие, была заменена новой, с восстановленными закомарами и кокошниками, скрытыми поздней кровлей и частично разрушенными. Удалены поздние барабаны и главки, надстроенные над первоначальными и искажавшие как архитектуру, так и пропорции здания, освобождены от поздних кирпичных закладок арочные пролёты галереи-гульбища. Однако пристроенное в более поздние времена крыльцо оставлено без изменений, поскольку оно не нарушает эстетического восприятия здания.
Столь же значительные работы были проведены по проекту архитектора О. Г. Гусевой по памятнику архитектуры XVI века — Ризположенскому собору одноимённого монастыря, приспособленному в 1923 году под электростанцию. В нём были растёсаны оконные и дверные проёмы, сломан барабан с главкой, поздняя четырёхскатная кровля скрывала древнее позакомарное покрытие. Здание собора было окружено различными пристройками, появившимися в связи с новыми функциями, несвойственными этому редкому по архитектуре сооружению. После их сноса открылась удивительно красивая западная паперть собора, с фигурными наличниками окон, цветными изразцами и другими декоративными элементами.
Надо отметить, что начало 60-х годов XX века было далеко не лучшим временем для реставрации памятников архитектуры. Н. С. Хрущёв, обидевшись на литовских реставраторов за то, что они фактически заново воссоздали замок в Тракае, посчитал необходимым сократить объём вложений в реставрацию памятников архитектуры и в других регионах. И тем не менее в 1963 году, например, во Владимирской области проводились реставрационные работы по 39 памятникам архитектуры, из них по 15 — в Суздале. В этом — несомненная заслуга прораба М.М. Шаронова.
Благодаря его прекрасным организаторским способностям, природной смекалке и мастерству, удавалось проводить очень сложные работы, в том числе и по приспособлению памятников архитектуры под современные функции. В отечественной реставрации этими проблемами мало кто занимался, и поначалу опыт работ в Суздале был воспринят неоднозначно. Особенно когда в здании бывшего ломбарда появился так называемый «Погребок» (автор проекта О. Г. Гусева), а в помещении Архиерейских палат — «Трапезная» (архитектор К. С. Лимонова) со стилизованной мебелью, посудой, и даже напитками типа «медовухи», и блюдами старой русской кухни. Известный писатель и публицист О. Волков опубликовал в «Литературной газете» довольно резкую статью под названием «Реставрация или ресторация?». Реставраторы в полемику не вступили, стараясь делами доказать свою правоту. Время подтвердило правильность этого пути, тем более что в те же годы предстояло провести в Архиерейских палатах чрезвычайно сложные работы по восстановлению Крестовой палаты.


Крестовая палата в начале реставрационных работ.

Интерьер ресторана «Трапезная».

Графическую форму уникального так называемого зеркального свода представил А.Д. Варганов, исходя из разработанной им же методики. Однако практически перекрыть бесстолпную палату, длиной свыше 20 метров, было почти невозможно, во всяком случае, воссоздать такой свод из кирпича. Решено было соорудить его из монолитного армированного железобетона. Расчёт свода был сделан инженером В. В. Пластининым. И только необычайное мастерство суздальских реставраторов, возглавляемых М.М. Шароновым, позволило выполнить эту единственную в своём роде реконструкцию. Воссоздание интерьера палаты проходило при участии архитектора К. С. Лимоновой, музейных работников, мастеров отдела прикладного искусства, инженеров. Здесь было осуществлено воздушное отопление с подачей тёплого воздуха через специальные решётки, расположенные в полу и стенах и не привлекающие к себе внимание (проект инженера С. И. Шеметова). Мебель частично использовалась из музейных фондов, частично изготовлена вновь реставраторами, то же самое относится и к светильникам. Реставраторы-керамисты перенесли из другого помещения одну из старинных изразцовых печей, другая была отреставрирована на месте. Заново были сделаны паркетные полы, устроены новые оконные заполнения.
Однако превращение Суздаля в туристический центр требовало от него определённых жертв. Так, на Торговой площади города предполагалось возвести новое здание универмага, используя привычные в то время материалы: железобетон, стекло и т. д. Понятно, это было бы полным диссонансом с окружающей старинной застройкой. И. А. Столетовым был предложен, а О. Г. Гусевой претворён в проект другой вариант: достройка утраченных в наше время фрагментов торговых рядов. Благодаря этому решались проблемы общепита и торговли с размещением в воссоздаваемых помещениях ресторанов, магазинов, а также градостроительные аспекты, поскольку город вновь приобретал благоустроенную Торговую площадь с торговыми рядами, т. е. свой утраченный центр. Не сразу удалось убедить всех в преимуществах такого варианта. Сейчас, по прошествии времени, все плюсы этого решения несомненны, а суздальская Торговая площадь не случайно привлекает кинематографистов. Вспомним хотя бы, как лихо выплясывал на ней Бальзаминов в фильме режиссёра К. Н. Воинова «Женитьба Бальзаминова».
Суздалю пришлось в эти годы принять во имя их спасения многие памятники из других регионов Владимирской области. Так, в бывшем Томилове заулке возник Музей деревянного зодчества (автор проекта В. М. Анисимов при участии Л. В. Анисимовой). На место несохранившейся церкви Дмитриевского монастыря был поставлен многоярусный храм Преображения из села Козлятьево Кольчугинского района, где он бы не смог сохраниться. Дома и другие постройки из сёл Илькино, Лог и др. воспроизводят улицу, а мельницы из села Мошок и других селений заняли те места, где когда-то находились суздальские мельницы, запечатлённые на старых фотографиях. В Музее деревянного зодчества научные сотрудники музея создали прекрасные этнографические экспозиции.
Музейным комплексом стал и ансамбль Спасо-Евфимиева монастыря, хотя из него, освободив от колонии для малолетних преступников, предполагалось сделать туристический комплекс. Реставраторам удалось доказать нецелесообразность такого решения, так как сооружения монастыря представляли большую архитектурную ценность в случае возвращения им их первоначального облика. Старинные жилые корпуса были сильно перестроены в XIX веке, получив при этом маловразумительные архитектурные формы. Были обрушены своды, заменённые плоскими перекрытиями, изменена внутренняя планировка, фасады лишились непременного для древних сооружений декора в виде фигурных наличников, да и сами окна чаще всего были пробиты вновь и получили стандартный вид. Плоские металлические кровли не украшали эти помещения. Требовалось провести огромные исследовательские работы, что и сделали авторы проектов реставрации И. А. Столетов и М.М. Субботина, археолог В. П. Глазов, историк Л. В. Дудорова. В Центральном историческом архиве (бывший ЦГИАЛ), в Центральном историческом архиве древних актов (РГАДА), во Владимирском областном государственном архиве, в Государственном историческом музее удалось найти большое количество ранее неизвестных планов, рисунков, чертежей, гравюр, фотографий, документов в виде монастырских описей, приходо-расходных книг и других источников, позволивших восстановить историю строительства и перестроек монастырских сооружений.
Работы начались в 1968 году с Братского корпуса. Долгое время считалось, что этот корпус заново построен в XIX веке. Однако натурные исследования в процессе раскрытия памятника, а также данные исторических документов позволили определить три строительных этапа, каждый из которых оставил свой след: первоначальный, относящийся к XVII веку, ремонт 1762 года и основательная перестройка 1839—1842 годов. Проектом реставрации (авторы: И. А. Столетов, М.М. Субботина, В. М. и Л. В. Анисимовы) было предложено восстановить в первоначальном виде наиболее хорошо сохранившийся двухэтажный корпус наместнических келий, а в примыкающем к нему Братском корпусе лишь в нижнем этаже возможно было восстановить древнюю планировку, сводчатые перекрытия, оконные проёмы с фигурными наличниками, что и было выполнено. Здесь вновь был использован уже имевшийся опыт воссоздания сводов из армированного монолитного железобетона, как когда-то в Архиерейских палатах. Благодаря реставрационным работам, проведённым по этому корпусу, в научный оборот вошёл ранее не известный исследователям памятник древнерусской архитектуры.
Стала очевидной нецелесообразность приспособления этих сооружений под гостиницы и другие функции туристического центра. Весь ансамбль Спасо-Евфимиева монастыря был передан Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику под экспозиции. При этом проводились работы по отоплению, освещению, вентиляции всех этих сооружений. Иногда приспособление здания под новую функцию музейной экспозиции требовало устройства дополнительных пристроек в виде тамбуров, сеней и т. п., как это произошло с реставрацией и приспособлением под музейную экспозицию Никольской церкви с больничными палатами. Во время исследования удалось установить точную дату её основания: 1669 год. В древности церковь была покрыта тёсом и имела главу, покрытую осиновым лемехом, увенчанную деревянным крестом, опаянным белым железом, — обычный в то время приём. До нас Никольская церковь дошла обезглавленной, с поздней металлической кровлей, скрывавшей как остатки барабана, так и части окаймлявших его кокошников. Были растёсаны оконные проёмы. Восстановить их первоначальную форму удалось с помощью зондажей: были найдены следы откосов, притолок, подоконников, декоративного оформления в виде фигурных наличников.
Самые большие неожиданности встретились при реставрации больничных палат. Оказалось, что плоское междуэтажное перекрытие, устроенное в XIX веке, совершенно исказило первоначальные пропорции здания. Ещё в 1798 году владимирский губернский архитектор Чистяков, осматривавший больничную палату для приспособления её под жительство арестантов, которых по указу Екатерины II стали помещать в монастыре, отмечал: «...в верхних покоях оной части этажа покоев, удобных к житию, не имеется за несделанием внутри печей, полов и потолков, но и сделать оные за недостатком надлежащей к жилым покоям высоты неудобно». Как было обнаружено исследованиями И. А. Столетова, М. М. Субботиной, В.М. и Л. В. Анисимовых, действительно, высота верхнего помещения равнялась примерно двум метрам, и то время как высота нижнего помещения от пола до шелыги свода составляла пять с половиной метров. Оба этажа соединялись внутристенной лестницей — очень редким элементом, тоже восстановленным в ходе реставрационных работ.
Во время проведения археологом В. П. Глазовым археологических раскопок удалось найти фундаменты одноэтажных сеней и двухэтажной паперти, подробно описанных в монастырских документах. Их восстановление было необходимо для нормального функционирования музейной экспозиции под названием «Золотая кладовая».
После завершения работ по реставрации и приспособлению Никольской церкви с больничными палатами в 1969—1970 годах реставраторы перешли к исследованию так называемого архимандритского корпуса, где прежде размещалась казначейская, или казённая палата, и Успенской трапезной церкви с келарской палатой. Эти работы, в том числе и реставрация с приспособлением под музейные экспозиции, проводились в 1971—1972 годах по проектам архитекторов И. А. Столетова и М. М. Субботиной. Вот как была определена концепция эскизного проекта методическим советом Министерства культуры РСФСР, рекомендовавшим проект в производство: «Эскизный проект включает восстановление архимандритских палат и церкви Успения в первоначальном виде на основе древних фрагментов, сохранившихся в достаточном количестве и давших основание документированной реставрации». Эти древние фрагменты были обнаружены с помощью 20 шурфов и 57 зондажей. Были проведены тщательные археологические и исторические изыскания. Наибольшую техническую сложность представляло восстановление одностолпной трапезной церкви: цилиндрический свод с повышенным на один ряд центром и высотой от уровня пят в 304 см. был выполнен по деревянной опалубке из железобетона, толщиной в 12—15 см. А центральный столб до уровня пят свода и распалубков был выполнен из кирпича, причём в центре этого столба устроен вертикальный канал для подачи тепла и устройства вентиляции, чтобы создать микроклимат, необходимый для музейной экспозиции. Восстановлены сени и входное крыльцо, устроена деревянная галерея и такая же лестница, ведущая в верхние покои, воссоздано завершение одноглавого древнего Диомидовского придела при Успенской шатровой церкви, восстановлены высокие деревянные кровли, изменившие силуэт здания. Реставрация этих построек обогатила эстетическое восприятие монастырского ансамбля. Интересно, что реставрационные работы подтвердили сведения, содержащиеся в монастырской описи 1660 года: «...трапеза подписана стенным иконным письмом». Фрагменты этой редкой для XVI века росписи обнаружены. Эта же опись позволила раскрыть и элементы наружной живописи главного монастырского храма — Спасо-Преображенского собора, построенного в том же XVI веке: «с монастыря у церкви по стенам со всех четырех сторон в киотах стенное письмо ветхо», — сообщала опись. Действительно, на фасадах собора были обнаружены заложенные кирпичом киоты, а в них — живопись XVI века. Однако для раскрытия этих чрезвычайно редких для этого времени фрагментов пришлось пожертвовать живописью XIX века, покрывавшей почти всю поверхность каждого из трёх фасадов (работы реставраторов под руководством А. П. Некрасова).
Весьма интересными стали работы по реставрации ещё одного редкого по архитектуре памятника XVI века — столпообразного храма во имя Рождества Иоанна Предтечи: девятигранный столп был увенчан ярусом звона и получил завершение в виде главы, как это и было в древности. Впоследствии к этому столпу была пристроена основная часть монастырской звонницы. Между прочим, музейные работники решили озвучить колокольню, повесив собранные в разных местах колокола. Однако у колоколов отсутствовали языки, позволяющие производить звон. Выковать языки, нужные по размерам колоколов, и подвесить их также пришлось суздальским реставраторам, в частности это удалось кузнецу Павлу Ивановичу Николаеву. Эти работы проводились в 1978—1980 годах.
Ещё раньше удалось привести в первоначальный вид так называемый Питиримовский братский корпус, Благовещенскую надвратную церковь. В начале 1980-х годов приступили к реставрации стен и башен монастыря. Здесь предстояло провести довольно сложные инженерные работы, прежде всего, по подъёму накренившейся части монастырской стены. При этом был использован уже ранее испытанный метод, о котором говорилось выше. Подобные работы были прекрасной школой для молодого инженера С. Ю. Шугаева (1956—1997). Было проведено серьёзное инженерное укрепление и реставрация входной 12-метровой башни. Эта башня была поражена разрядом молнии ещё в XVIII веке, её хотели разобрать, да вовремя вмешался суздальский купец А. Жинкин, на средства которого башню укрепили металлическими связями. Уже в советское время она использовалась в качестве водонапорной башни, отчего тоже изрядно пострадали её стены и своды.
Работы по реставрации стен и башен Спасо-Евфимиева монастыря так и не были закончены в XX веке, поскольку прекратилось финансирование не только этого удивительного по красоте ансамбля, но вообще памятников культуры почти по всей России.
Пожалуй, последней работой суздальских реставраторов стала реставрация церкви Покрова на Нерли — всемирно известного памятника архитектуры XII века. Требовала ремонта поздняя церковная кровля. Возникла альтернатива: восстанавливать её в том виде, который искажал пропорции древнего сооружения, хотя за многие годы этот облик стал привычен, или же попытаться вернуть прежнее позакомарное покрытие. Предпочтение было отдано последнему варианту, однако он требовал филигранного мастерства, обращения к работам А. В. Столетова и всему тому бесценному опыту, который был накоплен за все предшествующие годы. Такую ответственную работу могли выполнить только суздальские реставраторы во главе со своим руководителем М. М. Шароновым, а авторами проекта были И. А. Столетов и М. М. Субботина, для которой эта работа оказалась последней на Владимирской земле.

Признанием заслуг владимирских и суздальских реставраторов и музейных работников стало присуждение им в 1977 году Государственной премии РСФСР «за реставрацию и музеефикацию памятников архитектуры города Суздаля». Среди удостоенных этой награды был директор реставрационной мастерской А. М. Рощин, её главный архитектор И. А. Столетов, прораб Суздальского реставрационного участка М. М. Шаронов, художник-реставратор по живописи А. П. Некрасов, реставратор резьбы по дереву И. И. Федотов, директор Владимире-Суздальского музея-заповедника А. И. Аксёнова, заведующий Суздальским филиалом того же музея Т. И. Лапшина, главный хранитель фондов Г. Б. Шлионский.
Хотелось бы назвать и тех рабочих — суздальских умельцев, без которых была бы невозможна вся эта работа на благо спасения памятников отечественной культуры. Прежде всего — это каменщики. Помимо упоминавшихся ранее И. И. Архиереева, Ф. И. Герасимова, В. Ф. Климычева, трудившихся ещё в 1950—1960-е годы, это — Г. Ландышев, Н. П. Мартьянов, В.Ф. Максимов, а в 1970—1980-е годы это — В. А. Кузнецов, Е. В. Харлампиев, Д. Н. Ананьин, М.А. Сизов, А. Ф. Васютков, В. Д. Калякин, А. П. Халява, Л. Н. Мещихин, Н.И. Гаврилов, К. А. Сомов. Эти мастера не только могли восстановить древний свод по деревянной опалубке, но и выложить из кирпича сомкнутый и цилиндрический своды, так называемую скуфью, или коробовый. Не знаю, сохранились ли где в России такие умельцы. Ясно только, что это будет забытым мастерством, если они не успели передать его молодым.
Плотники восстанавливали и памятники деревянного зодчества, и тесовые кровли и деревянные крыльца во главе со своим бригадиром Виктором Григорьевичем Шуваловым. Вот их имена: А. А. Андреянов, В. А. Кокин, В. П. Захаров, Ю. С. Кисляков, Г. Г. Ветошкин, М. А. Ломакин, Г. В. Тирюков, В. С. Шориков, А. Н. Назаров.
А суздальские кузнецы-реставраторы, как уже упоминавшийся П. И. Николаев, могли и языки к колоколам выковать, и фигурные решётки к окнам сделать, и кресты выковать, и связи, и другие металлические конструкции. Это — Р. Г. Григорьев, В.И. Кузнецов.
Под стать им кровельщики, которые научились не только железом, но и медными листами покрывать сводчатые кровли древних памятников. Вот их фамилии: П. Сидоров, М.И. Шолохов, П.С. Шувалов, П.Я. и А. Я. Марьюшкины, П.А. Романов, И. И. Кручинин.
Мастера-отделочники, штукатуры и маляры: бригадир Виктор Васильевич Конов, В. И. Плаксин, А. В. Кашин, А. В. Фёдоров, А. А. Фролов, А. Я. Шубин, Н. Н. Владимиров, С.И. Лукьянов, В. А. Лященко, К. В. Манойло, В. С. Лукьянов.
Трудно было бы реставраторам без механизаторов: шофёров, экскаваторщиков, бульдозеристов, таких как Б. И. Шалилов, В. А. Ширяев, В. С. Егоров, В. П. Романов, Е. А. Макаров, Ю.Е. Родионов, В.Ф. Башкин, А. Н. Евстифеев.
Некоторых из перечисленных мастеров уже нет в живых, другие ушли на пенсию, третьи перешли на другую работу, поскольку уже много лет у реставраторов часто нет работы.
Сначала появилась мода на иностранных реставраторов, а наши мастера оказались не у дел. Потом вообще забыли о такой проблеме — и российская реставрация тихо умирает. Гибнут памятники архитектуры, иногда не только от отсутствия необходимых средств, но и от непрофессионального вмешательства. Реставраторов невозможно воспитать в отрыве от самой реставрации — это всё равно, что учиться плавать в бассейне без воды. Тем более что здесь особенно важна преемственность, передача опыта от одного поколения к другому. К сожалению, эта связь времён сейчас порвалась, и хотелось бы верить, что в ближайшие годы удастся что-либо восстановить.
PS: Суздальской реставрационной мастерской уже несколько лет не существует, и многовековые семейные традиции суздальских умельцев-строителей, к глубокому сожалению, не удалось сохранить.
04.09.2015 г. А.В. Дудорова

Краткие биографический сведения о реставраторах, архитекторах

АНИСИМОВ Валерий Михайлович (род. в 1937 г. во Владимире) — архитектор-реставратор. Наиболее значительные работы — разработка проекта Музея деревянного зодчества в Суздале, перенос и восстановление Спасо-Преображенской церкви из с. Козлятьево Кольчугинского района.
АНИСИМОВА Лола Васильевна (род. в 1936 г. в Ленинграде) — архитектор-реставратор, автор проекта переноса и реставрации деревянной Воскресенской церкви из с. Патакино Камешковского района, ряда деревянных домов и мельниц, установленных в Музее деревянного зодчества, автор материалов обследования гражданской архитектуры г. Суздаля.
ВАРГАНОВ Алексей Дмитриевич (1905—1977 гг.) — искусствовед, архитектор-реставратор, заслуженный деятель искусств РСФСР, почётный гражданин г. Суздаля. После окончания Ленинградского института истории искусств (1930 г.) направлен в Суздаль, где до 1958 г. работал директором краеведческого музея, одновременно занимаясь исследованием и реставрацией памятников архитектуры. С 1959 г. занимался этой работой, уже будучи сотрудником Владимирской специальной экспериментальной научно-реставрационной производственной мастерской.
ГУСЕВА Ольга Гавриловна — реставратор, член СА СССР. В 1957—1976 гг. работала в ВСЭНРПМ и одновременно в институте «Владимиргражданпроект». По проектам О.Г. Гусевой были реставрированы отдельные памятники архитектуры г. Суздаля, а также произведена реконструкция гостиного двора 1811 г. и древней рыночной площади.
ДУДОРОВА Лидия Васильевна родилась в г. Владимире в 1936 г. В 1954 г. окончила школу № 1 г. Владимира с серебряной медалью. В 1954—1959 гг. училась на истфаке МГУ. В 1959—1965; 1980—1984 гг. работала научным сотрудником и заведующим отделом архитектуры Владимире - Суздальского музея-заповедника. В 1966—1980 гг.; 1984—1991 гг. — научный сотрудник Владимирской специальной научно - реставрационной мастерской, где занималась историческими исследованиями, необходимыми для обоснования проектов реставрации и приспособления памятников архитектуры, реконструкции застройки исторических поселений Владимирской области. Среди работ Дудоровой — материалы по архитектурной истории многих монастырей Владимирского края, справки о садово-парковых ансамблях усадеб — Храповицкого в с. Муромцеве (Судогодский р-н) и Воронцовых в с. Андреевском (Петушинский р-н). Имеет значительное количество публикаций в местной прессе (а также в «Архитектурном наследстве» № 20, 1972 г. и «Советской археологии», № 4, 1980 г.) — по вопросам популяризации и охраны архитектурного наследия края. Исследования Дудоровой по истории застройки Владимира легли в основу проекта реконструкции его исторического ядра в пределах древних земляных валов («Владимирская энциклопедия», 2002, с. 154—155). Автор книги «Старый Владимир», 1998. С 1991 по 2000 г. — преподаватель Владимирского колледжа культуры. 1998 г. — лауреат областной премии в области культуры, искусства и литературы. С 2004 по 2007 г. — преподаватель кафедры культурологии ВлГУ.
КАРАВАЕВА Елизавета Михайловна (1924—1978 гг.) — архитектор-реставратор, автор проектов реставрации ряда памятников архитектуры в Суздале, Ярославле, Москве. Защитила кандидатскую диссертацию, посвящённую градостроительной истории г. Суздаля.


К.С. Лимонова, заслуженный архитектор РСФСР

ЛИМОНОВА Кира Сергеевна (род. в 1939 г. во Владимире) — архитектор-реставратор, член СА СССР (1970 г.), заслуженный архитектор РСФСР (1991 г.), автор проектов реставрации и приспособления ряда памятников архитектуры Суздаля, Владимира, Гусь-Хрустального и др., является одним из ведущих авторов проекта реконструкции исторического ядра г. Владимира.


РОЩИН Анатолий Макарович

РОЩИН Анатолий Макарович (1919—1999 гг.) — директор Владимирской специальной экспериментальной научно-реставрационной производственной мастерской (ВСЭНРПМ) в 1958—1982 гг. Лауреат Государственной премии РСФСР (1977 г.) за огромные заслуги в организации реставрации памятников архитектуры, формировании научной и производственной структуры ВСЭНРПМ.
СНЕГИРЁВ Владимир Михайлович (1888—1977 гг.) — учитель, краевед. После окончания Суздальского духовного училища (1903 г.) и Владимирской духовной семинарии (1909 г.), поступил в Киевскую академию, окончив которую в 1913 г., получил степень кандидата богословия. Служил в Петербурге при Синоде. Одновременно посещал лекции на естественном факультете Петербургского университета. В 1913 г. вернулся в Суздаль, 42 года преподавал физику в средней школе, где своими силами оборудовал физический кабинет, начиная от мебели и заканчивая приборами. Был награждён орденом Ленина за педагогическую деятельность. Оказывал консультационную помощь архитекторам, реставраторам, музейным работникам, поскольку был прекрасным знатоком истории Суздаля («Владимирская энциклопедия». Владимир, 2002).


И.А. Столетов и М.М. Шаронов во время реставрации

СТОЛЕТОВ Александр Васильевич (1896—1966 гг.) — инженер-архитектор, реставратор. Окончил в 1925 г. Ленинградский институт гражданских инженеров. С 1936 г. — член Союза архитекторов СССР. В 1925—1930 гг. проектировал ТЭЦ и прядильную фабрику во Владимире, такую же в Лакинске, там же жилой посёлок и клуб текстильщиков. В 1942— 1944 гг. участвовал в восстановлении городов, разрушенных во время Великой Отечественной войны. В 1944—1949 гг. — главный архитектор г. Владимира, принимал участие в разработке проекта перепланировки города. С 1950 г. — главный архитектор Владимирской реставрационной мастерской. А. В. Столетов разработал научную методику реставрации и реконструкции белокаменных памятников архитектуры XII—XIII вв.
СТОЛЕТОВ Игорь Александрович (1931—2014 гг.) — архитектор-реставратор, действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук. Член-корреспондент Московского отделения Международной Академии архитектуры, трижды лауреат Государственной премии РФ, почётный гражданин г. Владимира. С 1965 г. — главный архитектор ВСЭНРПМ, ныне ОАО «Владимирреставрация». Автор многочисленных проектов реставрации памятников архитектуры Владимирской области как самостоятельно, так и в соавторстве (с А.В. Столетовым, М.М. Суботиной и др.), возглавлял авторский коллектив в разработке проекта реконструкции исторического ядра г. Владимира. Выпустил в соавторстве, возглавляя творческий коллектив, книгу «Владимиро-Суздальская школа реставрации». М., 2011.
СУББОТИНА Мария Михайловна (1934—1997 гг.) — архитектор-реставратор памятников архитектуры, автор проектов реставраций более 40 архитектурных объектов, в том числе в соавторстве с И. А. Столетовым, заслуженный работник культуры РСФСР, лауреат Всероссийского смотра лучших архитектурных проектов (1984 г.).
ФИЛИППОВА Лидия Степановна (род. в 1938 г. в Ленинградской области) — архитектор-реставратор, автор проектов реставрации памятников архитектуры Александрова (Успенский монастырь), Гороховца (дом Сапожникова), усадьбы Воронцовых в с. Андреевском и других. В Суздале — автор проекта реставрации церкви Иоанна Предтечи XVIII в.


ШАРОНОВ Михаил Михайлович

ШАРОНОВ Михаил Михайлович — мастер, прораб Суздальского реставрационного участника ВСЭНРПМ, в 1991—1997 гг. — директор АОЗТ «Суздальреставрация», участник и организатор всех реставрационных работ, проводившихся в Суздале с 1933 г. Лауреат Государственной премии РСФСР (1977 г.).

/Л.В. Дудорова. Суздаль из века в век. Владимир 2015./
Развитие Суздаля как туристического центра в послевоенное время
«Побеждая время» - "живой" музей реставрации.
Город Суздаль

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Jupiter (11.12.2017)
Просмотров: 156 | Теги: Суздаль, Музеи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика