Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
06.07.2020
14:10
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1276]
Суздаль [392]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [150]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [244]
Переславль [108]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [105]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Столетов Александр Васильевич

Столетов Александр Васильевич

Род Столетовых во Владимире ведет свое начало из Новгорода Великого. Как известно, Иван IV, борясь с давним демократическим правлением этого свободолюбивого торгового города и его населения, выслал многие знатные новгородские семьи в разные места Русской земли. Столетовы попали во Владимир. Среди документов сохранилась «Книга записи купчих и иных крепостей владимирской приказной избы за 1762 г.» В ней записана купчая крепость, из которой следует, что «...Иван да Григорий Несмеяновы дети Зловидова продали в Володимери на посаде за рекою за Лыбедю свое купленое белое дворовое место без хором с огородом и вишенником и с яблоньми посацкому человеку Потешке Столетову...».
Жили Столетовы в патриархальном Владимире, занимаясь огородничеством — типичным для горожан российского Нечерноземья делом. Есть и более близкий к нашему времени документ, касающийся быта семьи Столетовых. Это «Выкопировка из плана губ. г. Владимира 1865-66 гг.» — «Чертеж на постройку деревянного одноэтажного дома и такового же сарая с брандмауэром на усадьбе земли, показанной на плане под лит. «А», принадлежащей владимирскому мещанину Василию Ивановичу Столетову (1841 г.р.), находящейся во 2-й части Владимира, угол Воскресенской и Подъяческой улиц». На чертеже изображен небольшой бревенчатый домик в три окошка с «парадным» крыльцом. В этот домик и переселилась семья Василия Ивановича, в которой уже рос его сын Александр.
Столетовы с 70-х годов XVI века строили на Варварке свои дома, пос-тепенно отделяя сыновей по мере их взросления и обзаведения собственными семьями. Так и отец Александра Васильевича Василий Иванович Столетов (1841 г.р.) на участке своего дома (угол ул. Воскресенской и Подьяческой) еще 19 августа 1903 года испросил разрешение городской управы на постройку «деревянного одноэтажного флигеля и... деревянных служб». Дом разрешен одноэтажный в три окна и «парадным» (крыльцо-вход) по фасаду на Подьяческую улицу, а сарай имел бы в сторону соседа брандмауэр выше конька крыши.
В этом самом доме по улице Менделеева, 1, и прожил потом свою жизнь Александр Васильевич с женой Наталией Сергеевной и сыном Игорем. Теперь на месте дома участок нового корпуса школы № 3 имени Н.К. Крупской.
Александр Васильевич родился во Владимире 27 октября 1896 г., крещен на третий день в Ильинской церкви.
В 1907 году Александр поступил во Владимирское реальное училище. Из-за материальной необеспеченности с 14 лет стал подрабатывать уроками, которые давал своим неуспевающим однокашникам. Это воспитывало у него чувство ответственности за свое дело и умение постоянно и упорно трудиться. Училище он успешно окончил в 1913 году.
В 1915 году Александр Васильевич стал студентом Петроградского института гражданских инженеров. Однако, в начале 1917 года учение пришлось прервать — студента призвали в армию. Его служба началась с должности войскового техника-строителя 7-й Строительной партии Юго-Западного фронта. Но эта служба длилась недолго. По демобилизации в феврале 1918 года Столетов вернулся в родной Владимир. Работы по специальности не было. После недолговременной работы помощником лесничего и лесничим, в 1919 году Александр Васильевич подал заявление с просьбой зачислить его на работу по строительной специальности в Красную армию и с 1920 года служил техником, а затем помощником начальника строительного отдела Военно-инженерной дистанции г. Владимира. Здесь он познакомился со своей будущей женой Натальей Сергеевной Тихонравовой.
В 1921 году А.В. Столетов получил направление для продолжения образования в Петроградском институте гражданских инженеров. Учебу приходилось совмещать с тяжелым трудом по разгрузке барж с зерном, что привело к серьезному заболеванию легких, которое преследовало его всю жизнь.
В 1925 году окончил инженерно-архитектурный факультет Ленинградского института со званием гражданского инженера-архитектора, получив высшую оценку за дипломный проект здания музея. Проработав архитектором три месяца в ленинградской мастерской проф. А.С. Никольского, он вернулся в родной Владимир.
Вступил в Союз архитекторов СССР в 1936 году, с 1937 года стал членом правления Ивановского отделения Союза и возглавил как уполномоченный владимирскую группу Союза архитекторов, а позже многие годы стоял во главе Владимирского областного отделения СА СССР.
Проектировал ТЭЦ и прядильную фабрику во Владимире, жилой поселок и клуб текстильщиков в поселке Лакинский, жилые дома для рабочих в Муроме и Собинке, участвовал в разработке проектов планировки Владимира, Коврова, Вязников.
Накануне войны было создано Владимирское проектное бюро, в котором было всего три человека. С началом войны оно потеряло свое здание на улице Ленина (Гагарина). Руководителем бюро был Столетов Александр Васильевич. Столетову пришлось разместить свое бюро в одной из комнат своего дома (улица Менделеева). Проектное бюро работало над генеральным планом города.
В августе – декабре 1941 года руководил неотложными работами по укреплению Дмитриевского собора во Владимире. Построенный владимирскими мастерами еще до татаро-монгольского нашествия, собор со временем ветшал. Сгнили дубовые связи, заложенные в процессе строительства в конце XII века на уровне пола хор, по периметру стен и осям пилонов. Попытки укрепить храм предпринимались и ранее. Но они были недостаточными и скорее нанесли зданию собора вред. Определенную роль в разрушении памятника сыграла разборка в 1838-40 гг. в процессе «реставрации» пристроек к храму и угловых башен. Очистив наружные стены от поздних пристроек, реставраторы того времени невольно способствовали ослаблению сопротивления стен, постепенно терявших прочность, и действию сил внутреннего распора арочно-сводчатых конструкций, несших тяжесть огромного цилиндра-барабана и купола. Замена сгнивших деревянных связей стен храма слабыми металлическими была недостаточной для предотвращения действия разрушающих сил. Появление трещин и деформаций в основных конструкциях собора заставило Наркомпросс приступить к его укреплению в 1930 году. Однако начатые работы, проводившиеся без серьезного обследования и анализа причин, не были способны предотвратить процесс разрушения, и в 1939 году собор был поставлен на коренные леса — на них опирались каменные своды. Были приняты и другие меры. Однако лишь в начале 1941 года, когда состояние собора было рассмотрено Комиссией по охране и реставрации памятников архитектуры при Академии архитектуры СССР, за его спасение взялись всерьез. Война потребовала быстрейшего проведения первоочередных работ. И тогда они были поручены Александру Васильевичу Столетову, бывшему в то время архитектором Владимирского проектного бюро и имевшему богатейший опыт проектирования, ведения расчетов и инженерных работ. Ему пришлось оставить прежнюю должность, заключив договор с Владимирским краеведческим музеем.
Трудно сейчас представить себе те условия, в которых пришлось вести работы по проекту, утвержденному Ученым советом Комиссии Академии архитектуры 31 августа 1941 г. Это было грозное время. Враг приближался к Москве. Наступали осенне-зимние холода. Было трудно с продуктами. Над Владимиром пролетали вражеские самолеты. Они шли бомбить заводы г. Горького. В сбрасываемых ими листовках выражалась уверенность в скорой победе фашистских войск. Но Александр Васильевич постоянно думал о том, как лучше подступиться к делу, с двумя-тремя рабочими каждодневно взбирался наверх шедевра русского зодчества, скрупулезно анализировал состояние его конструкций, заменяя пришедшие в ветхость камни, устанавливая металлические и железобетонные связи (это была его собственная конструктивная разработка).
В 1942–1944 годах в качестве проектировщика принимал участие в восстановлении городов Калининской (ныне Тверской) области, разработал проект реконструкции г. Торжка.
В 1944–1946 гг. Александр Васильевич работал главным архитектором г. Владимир.
8 апреля 1945 г., Совет народных комиссаров СССР постановлением № 706 «О проведении работ по благоустройству г. Владимира и сохранению памятников архитектуры во Владимирской области» придал новый импульс работам по охране памятников архитектуры в городе. Материалы постановления были скрупулезно подготовлены и содержали конкретные задачи по всем позициям городского строительства.
В списке памятников, нуждавшихся в первоочередных Неотложных ремонтных работах (Приложение 4), оказалось 11 названий:
«1. Успенский собор с Георгиевским приделом и колокольней,
2. Дмитриевский собор с фресками (реставрация в 1946-1947 гг.),
3. Золотые ворота с пристройкой XVIII в.,
4. Земляной вал и рвы,
5. собор Княгинина монастыря с фресками,
6. Богородицкая (Семинарская) церковь,
7. церковь Николы на Галлеях с колокольней,
8. Спасо-Златовратская церковь,
9. Дом б. Дворянского собрания и гимназия,
10. Рождественский монастырь,
11. Георгиевская церковь с остатками построек».
Они нуждались в починках кровли, водостоков, остеклении окон и общем текущем ремонте, включая и мелкий.
Постановление предписывало в 1945 г.:
- разработать в 1-м полугодий общий план и методику проведения реставрации памятников архитектуры во Владимирской области;
- обеспечить все работы по реставрации проектами, научно-техническим руководством и консультациями;
- во втором полугодии при областном отделе по делам архитектуры создать проектно-реставрационную мастерскую (что и было сделано) и т.д.
4 июля 1945 г. решением Владимирского облисполкома была создана Владимирская научно-реставрационная мастерская. Ее главным архитектором стал А.В. Столетов.
По Постановлению № 706 следовало выполнить подготовительные работы к реставрации наиболее ценных памятников — Дмитриевского собора XII в., Княгинина монастыря и Суздальского кремля. Осуществление этих работ намечалось на 1946 - 1947 гг. Кроме проектной реставрационной мастерской, ответственной за исследование памятников и подготовку документации, следовало организовать во 2-м квартале 1945 г. специализированное строительное управление по реставрации памятников архитектуры и реставрационную мастерскую (не менее 30 человек мастеров-исполнителей), организовать профессиональное обучение кадров для этих организаций. \
Будучи после войны главным архитектором города Владимира, Александр Васильевич участвовал в рассмотрении и обсуждении проектов генерального плана 1947 г.
В заметках к разрабатываемому институтом «Гипрогор» послевоенному генплану Владимира (утвержден в начале 1947 г.) А.В. Столетов отмечает: «... среди главнейших факторов, определяющих размещение и организацию главного городского центра западнее Золотых ворот, за пределами исторического ядра,— наличие исторически сложившегося существующего центра города и памятников древнерусского зодчества». Далее он пишет: «... размещение городского [центра] за Золотыми воротами подкрепляется не только пересечением проспекта им. Сталина (ныне Октябрьский проспект), ведущего к ВТЗ, но и продолжением традиционно линейного развития города». К тому же, положение центра «учитывает природные особенности, оставляет в неприкосновенности ценные памятники русского зодчества XII — XVII вв., трактует старый центр [с Успенским собором] как исторический заповедник», «... часть Козлова вала, выходящая на площадь, должна быть оформлена с тем, чтобы придать ей значение памятника, позволяющего ввести вал в ансамбль площади». Решение центра было поддержано академиком Г.П. Гольцем.
Снос Троицкой старообрядческой церкви и считавшихся ветхими 1-2-этажных зданий от Золотых ворот до ул. Гоголя был предрешен. Кроме того, по проекту, от Кремля до Студеной горы по улицам III Интернационала и Большой Московской здания выборочно надстраивались, а новая застройка заменяла ветхую. Улицы озеленялись, бровку к Клязьме предстояло очищать и благоустраивать в пределах будущей площади. Там предполагался общегородской бульвар, а территория вокруг памятников древнего зодчества расчищалась, открывая их обзор.
В разделе тех же заметок «Памятники архитектуры в генеральном плане г. Владимира», написанном по материалам доктора исторических наук Н.Н. Воронина, А.В. Столетов отмечал, что «авторы ставили своей задачей всемерно сохранить в неприкосновенном виде, как ансамбли старого города, так и его архитектурные памятники. Эти установки и реализованы в проекте в полной мере: а) памятники города полностью сохранены (за исключением аркады Торговых рядов, о чем ниже); б) городской центр размещен вне черты валов XII в. за Золотыми воротами; в) кремлевская часть мыслится проектом как историко-архитектурный заповедник». И еще в панораме западной части древнего города «существенным новым элементом явится открытый и крупный объем городского центра, намеченного на месте современной базарной площади в связи с необходимостью разгрузить застройку нового административного центра города за Золотыми воротами (где и предполагалось первоначально поставить театр). В связи с этим должен быть разобран центральный участок Торговых рядов, боковые трети которых удачно связываются своими аркадами со строгим портиком театра. Это единственная в проекте планировки Владимира жертва. Театр виден в панораме через большой разрыв в застройке южной стороны главной улицы, который образуется после слома б. Пятницкой церкви, уже потерявшей ныне, после переделок, всякий историко-художественный интерес». И далее: «Широкая лестница связывает этот участок улицы с нижележащим по склону Летним театром. Нужно отметить, что этот новый кусок панорамы города хорошо увязан как с Успенским собором, так и с корпусом Присутственных мест, а, с другой стороны,— с ансамблем Нового городского центра. Это удачно найденное звено перехода и органической связи старого и нового.
Церкви Спаса и Николы вместе со смежным домиком в стиле деревянного ампира введены в парковую зону с расчетом их лучшей видимости и освобождены от окружающей застройки.
Церковь Георгия точно также открывается со всех сторон и становится вторым историческим уголком в данной зоне городского парка», возможно использование этих памятников под нужды подсобных предприятий летнего театра, «они являются ведущими элементами в этой трети панорамы города». «Хребет Козлова вала с его насаждениями остается в неприкосновенности, создавая выразительную границу нового правительственного центра города. Его конец, обращенный к Золотым воротам, вместе с отрезком рва, оформляется торцовой архитектурно-оформленной стенкой и боковой аркадой, удачно найденной в эскизе: она как бы дополняет аркаду торговых рядов, то же относится к мотивам аркад, использованным в зданиях облисполкома и гостиницы».
В разделе своих заметок «Новый центр города и его исторические ансамбли» Александр Васильевич еще раз подчеркивает: «Старая панорама города, имевшая центром соборы, как бы «затухала» по мере удаления от него [от них]; теперь доминирующая роль должна перейти к новому центру и в месте понижения объемов они теперь нарастают от Успенского собора через фасад нового городского театра к домам облисполкома и гостиницы с их башней.
Таким образом, настоящий проект вполне удовлетворяет и наиболее трудному требованию — сохранению и раскрытию древнего архитектурного ансамбля города».


Александр Васильевич Столетов

С 1950 года А.В. Столетов – главный архитектор Владимирской специализированной экспериментальной научно-реставрационной производственной мастерской. С этого времени главным делом А.В. Столетова стало изучение и реставрация памятников древней Владимиро-Суздальской архитектуры.
По его проектам реставрированы во Владимире: Дмитриевский собор XII в. (1941–1956), Успенский собор XII в. (1953–1955, 1957, 1966), Успенский собор Княгинина монастыря XII в. (1955–1960 с И.А. Столетовым), палаты Андрея Боголюбского XII в. в пос. Боголюбово (1953–1954, 1956, с Л.С. Филипповой), церковь Покрова на Нерли XII в. (1951, 1954, 1956, 1963), церковь Бориса и Глеба в Кидекше XII в. (1953–1956, 1966, с М.М. Субботиной), собор Покровского монастыря XVI в. в Суздале (1956, 1960–1961).
Сохраненные благодаря его стараниям памятники домонгольской архитектуры бесценны в истории отечественного зодчества, всей нашей культуры. Предложенное А.В. Столетовым в результате его исследований рассмотрение архитектуры домонгольских белокаменных храмов в хронологическом ряду позволяет проследить зарождение и развитие технических и художественных особенностей, сделать вывод о самобытной русской традиции их создания.
И не только в возрождении памятников древнего белокаменного зодчества заключено важнейшее значение деятельности Александра Васильевича в области реставрации. Он не был самым первым среди отечественных реставраторов XX века. В этой области работали А.В. Щусев и И.Э. Грабарь, Д.П. Сухов и П.Д. Барановский, Н.Н. Воронин и А.Д. Варганов и др. При этом важно заметить, что А.В. Столетов был одним из первых, кто подошел к решению вопросов возрождения памятников архитектуры строго методично, по ходу дела внося свой вклад в разработку научной методики реставрации конструктивных и декоративных форм памятников архитектуры. Ведь в то время еще только нащупывался научный подход к реставрации памятников зодчества.
Хотелось бы еще остановиться здесь на характеристике личности Александра Васильевича, человека благородного, патриотичного, очень трудолюбивого, обладавшего мягкими душевными свойствами и до чрезвычайности скромного. Очень много в его профессиональной деятельности значило хорошее знание инженерных дисциплин, умение рассчитывать конструкции, собственноручно вести работы на стройке и при этом обладать глубокими архитектурными знаниями и умениями. Работа на строительных лесах вместе с рабочими во время реставрации делала его наблюдения и выводы особо ценными для науки и практики. Вот почему, в полемике с видными учеными и искусствоведами преимущество чаще оставалось на его стороне.
Особую ценность имеет то обстоятельство, что А.В. Столетов на протяжении более двух десятилетий пропустил возрождаемые им памятники сквозь свою творческую жизнь, ощупал их руками, измерил и в метрической системе, и в древнерусских мерах, вживаясь в самую сущность техники и мастерства безымянных древних строителей — художников, временами перевоплощаясь в прямого их последователя. И в этом сила его анализа и обобщения семидесятилетнего опыта возведения этих сооружений, прерванного татаро-монгольским нашествием.
Последние годы жизни А.В. Столетова были посвящены разработке научной системы реставрации и реконструкции памятников белокаменного зодчества, им предложен вариант реконструкции Георгиевского собора XIII в. в Юрьев-Польском (1962–1966), выполнен проект реконструкции Золотых Ворот XII в. во Владимире (1956, 1958, 1966).
Занимал должность главного архитектора до ухода на пенсию в 1956 году. Но и после этого он ежедневно работал за чертежной доской или за письменным столом.
В 1960–1962 годах А.В. Столетов – председатель правления Владимирского отделения Союза архитекторов СССР.
Скончался 8 августа 1966 года во Владимире.

Награды:
— медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»,
- Почетная Грамота Президиума Верховного Совета РСФСР,
- Грамота Народного комиссариата коммунального хозяйства РСФСР, врученная ему в военную пору и другие.


Памятник Столетову Александру Васильевичу на Князь-Владимирском кладбище гор. Владимира

Средняя школа № 3 переехала в новое красивое трехэтажное здание (улица Луначарского, д. 13б), построенное на месте снесенного в 1978 г. одноэтажного деревянного дома, принадлежавшего семье Столетовых.


«В доме, стоявшем на этом месте, жил и работал архитектор-реставратор Александр Васильевич Столетов. 1896-1966 г.»
Мемориальная доска из белого камня установлена в 2002 г. на здании гимназии № 3 вместо прежней гранитной доски, которая была открыта 26 октября 1996 г.

Стены домика были настолько крепки, что их перевезли в Суздаль и восстановили на новом месте, на спокойном, удивительно красивом, высоком берегу реки Каменки. При этом в доме сохранились дух и обстановка прошлых лет.

В 1996 году было широко отмечено столетие со дня рождения Александра Васильевича не только владимирской общественностью. Два дня длилась программа торжеств во Владимире и Суздале с выступлениями специалистов и представителей творческой интеллигенции Владимира и Москвы.

О РЕСТАВРАЦИИ ДМИТРИЕВСКОГО СОБОРА

Столетов, И.А. В военные годы / И.А. Столетов // Старая столица. - 2015. - № 9. - С. 17-19.
Быстрое продвижение вражеских войск в первые недели войны несло огромные разрушения городов и сёл страны, гибель многих тысяч солдат и мирных жителей. Над государством нависла страшная опасность. И в это-то грозное время во Владимире, находящемся не в таком уж глубоком тылу у наших войск, начались интенсивные работы по реставрации одного из красивейших и ценнейших памятников древнего зодчества - Дмитриевского собора... Появление трещин и деформаций в основных конструкциях собора заставило Наркомпрос (Народный комиссариат просвещения) приступить к его укреплению в 1930 году. Однако начатые работы, проводившиеся без серьёзного обследования и анализа причин, не были способны предотвратить процесс разрушения, и в 1939 году собор был поставлен на коренные леса - на них опирались каменные своды. Были приняты и другие меры.
Однако лишь в начале 1941 года, когда состояние собора было рассмотрено Комиссией по охране и реставрации памятников архитектуры при Академии архитектуры СССР, за его спасение взялись всерьёз. 31 августа 1941 года Учёным советом Комиссии Академии архитектуры был утверждён проект спасения собора. Война потребовала быстрейшего проведения первоочередных работ. Проведение этих работ было поручено моему отцу Александру Васильевичу Столетову, бывшему в то время архитектором Владимирского проектного бюро и имевшему богатейший опыт проектирования, ведения расчётов и инженерных работ.
Трудно сейчас представить себе те условия, в которых пришлось вести работы. Это было грозное время. Враг приближался к Москве. Наступали осенне-зимние холода. Было трудно с продуктами. Над Владимиром пролетали вражеские самолёты. Они шли бомбить заводы г. Горького. В сбрасываемых ими листовках выражалась уверенность в скорой победе фашистских войск.
Но Александр Васильевич постоянно думал о том, как лучше подступиться к делу, с двумя-тремя рабочими каждодневно взбирался на верх шедевра русского зодчества, скрупулёзно анализировал состояние его конструкций. Он пришёл к выводу, что причиной разрушения является давление сверху: барабан главы давил на подпружные арки, опиравшиеся на стены и давившие их. Александр Васильевич понял, что причиной такого давления является состояние дубовых связей, спрятанных в стенах собора. Исследование их состояния показало, что дубовые связи полностью сгнили, превратившись в труху. Задача состояла в том, чтобы извлечь эту труху и вместо прежних деревянных связей скрепить тело собора новыми металлическими связями. Это была нелёгкая работа. На «Автоприборе» умельцами был изготовлен специальный бур, с помощью которого сантиметр за сантиметром из стен извлекали деревянную труху, чтобы потом установить металлические и железобетонные связи. Это была собственная разработка Александра Васильевича. Тот высочайший уровень работы, который тогда был выполнен, никогда больше не был повторён.
Нередко их сопровождал и я. Со своим товарищем иногда вылезал на крышу и долго смотрел в сторону Москвы, у которой шли тяжёлые оборонительные бои. Незабываемое реставрационное крещение в суровых условиях зимы 1941-42 гг. запомнилось на всю жизнь, и я тоже заболел этой нелёгкой, но романтической профессией, ставшей впоследствии смыслом всей моей жизни.

О ЖИЗНИ СЕМЬИ в годы войны

Столетов, И.А. В военные годы / И. А. Столетов // Старая столица. - 2015. - № 9. - С. 17-19.
Условия жизни в нашей семье во время войны были такие, как у всех горожан. Наш дом находился на улице Менделеева, там, где сейчас построено новое помещение третьей школы, в которую я пошёл учиться, однако с началом Финской войны школу занял госпиталь. Нам пришлось учиться на квартире учительницы в её небольшой комнатке на улице Ильинской Покатой.
С началом войны Александру Васильевичу, как единственному архитектору города, поручили заниматься созданием бомбоубежищ. В садах, во дворах, на огородах жители рыли зигзагообразные траншеи. У кого были возможности, делали землянки с накатом.
Улица Менделеева на окраине города была тёмной, электричество давали не всегда. А отцу приходилось много чертить. Дело в том, что созданное накануне войны Владимирское проектное бюро, в котором было всего три человека, с началом войны потеряло своё здание на улице Гагарина (тогда Ленина). В нашем доме было три комнаты, и отцу, который был руководителем этого бюро, ничего не оставалось, как разместить своё бюро в одной из комнат. Проектное бюро работало над генеральным планом города. Осенью и зимой быстро темнело. Чтобы использовать для работы и тёмное время суток, мы с отцом ходили к моей бабушке, которая жила в коммунальной квартире на улице Ленина, в автоприборовском доме. В доме жили специалисты завода, и электричество там было. Как только темнело, мы шли туда, и отец работал часов до 12-ти, а потом тёмными улицами мы шли к себе домой, на улицу Менделеева.
Трудно приходилось маме, Наталье Сергеевне. Отец в юности заболел туберкулёзом, который не удалось вылечить. Чтобы поддерживать его здоровье, прокормить нас, маме приходилось нелегко. Для армии она шила варежки и чехлы для фляжек на старинной машинке «Зингер». Готовую «продукцию» большой кипой относили, а зимой на санках отвозили в артель, которая давала материал для работы. На маме лежала вся работа на огороде около дома и на двух участках. Один был прямо перед окнами: раскапывали улицу до самой дороги, сажали картошку. Второй участок находился там, где сейчас Центральный парк на улице Мира. Наш участок находился на месте нынешнего центрального павильона парка. Надо было запасти не меньше двенадцати мешков картошки. Квасили капусту, делали разные заготовки из того, что выращивали. В пищу шло всё, в том числе, очистки от овощей. Держали двух коз. С ними тоже было немало хлопот. Летом собирали всех коз, которые были на улице Менделеева, и мы, мальчишки, гнали их пастись на Марьинку, к склону Содышки. Утром приходилось вставать очень рано, весь день пасли коз, а вечером возвращали их хозяйкам. Расстояние было немалое, и бедные козы уже на улице Зелёной с трудом передвигались, но когда подходили к своей улице, резво бежали домой. Женщинам приходилось и сено для коз запасать. Собирались по 3-5 человек (в одиночку было опасно) и шли туда же, на Марьинку. Оттуда носили траву мешками, сушили её и складывали на сеновал. Всё это домашнее хозяйство было заботой мамы. И если работу отца я воспринимал как обычный профессиональный труд, то труд мамы казался и кажется до сих пор чем-то необычайным, невероятным...
Запомнился холод. Ночью замерзала в доме вода. Трудно было найти топливо. Помню, что проектной мастерской, которая расположилась в нашем доме, из Иванова присылали на покупку дров 11 рублей. Я ездил с санками на базар в центр города, покупал на эти деньги дрова и вёз их домой.
В 1942 году, когда освобождались от оккупации города Калининской области, отцу поручили проектирование восстановления разрушенных городов. Он уезжал туда в командировки, практически входил в освобождаемые города вместе с наступавшими войсками, с сапёрами, которые разминировали дорогу воинским частям. |4з этих командировок он привозил первичные материалы для будущих разработок. Наше проектное бюро сразу приступало к использованию этих материалов для предложений по реконструкции разрушенных городов Калининской области.
Когда отец уезжал в командировки, мама очень боялась воров. На ночь мы старались покрепче запереть двери дома, запирались в одной комнате, а окна заставляли планшетами, которые были в проектной мастерской. Так что проектное бюро сослужило нам ещё одну службу.
В 1944 году, с образованием Владимирской области, Александр Васильевич был назначен главным архитектором города. После окончания войны, учитывая огромные потери культурных ценностей, Сталин подписал Указ о создании реставрационных мастерских.
Во Владимире тоже была создана реставрационная мастерская, а её главным архитектором стал Александр Васильевич.
«Побеждая время» - "живой" музей реставрации
Варганов Алексей Дмитриевич (1905—1977 гг.) — искусствовед, архитектор-реставратор, заслуженный деятель искусств РСФСР, почетный гражданин г. Суздаля.
Суздальские мастера-реставраторы, их роль в возрождении Суздаля
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Столетов Игорь Александрович (26.03.1931 – 2014) - архитектор-реставратор.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (23.04.2018)
Просмотров: 955 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика