Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
24.02.2020
17:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [138]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1199]
Суздаль [359]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [379]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [9]
Собинка [86]
Юрьев [200]
Судогда [86]
Москва [42]
Покров [113]
Гусь [134]
Вязники [244]
Камешково [70]
Ковров [302]
Гороховец [104]
Александров [225]
Переславль [102]
Кольчугино [64]
История [39]
Киржач [69]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [29]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [73]
Писатели и поэты [94]
Промышленность [86]
Учебные заведения [78]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [47]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [42]
Муромские поэты [5]
художники [19]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [15]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Учебные заведения

Воскресная школа при Владимиpской духовной семинаpии

Воскресная школа при Владимиpской духовной семинаpии

В 1867 году при Владимиpской духовной семинаpии была открыта Воскресная школа.

«Пожертвование в пользу Воскресной школы Владимирской семинарии в 1867 году
Недавно в Воскресную школу, открытую при нашей семинарии прислано из Петербурга пожертвование от г. Щербины, состоящее в трех изящно переплетенных экземплярах «Пчелы», сборника для народного чтения и для употребления при народном обучении, составленного и изданного самим же г. Щербиной. Честь имеем благодарить достопочтенного издателя «Пчелы» за его сочувствие к нашей школе. При скудности средств и малочисленности учебных пособий нашей школы, для нее немаловажно приобретение «Пчелы», такого прекрасного и всецело проникнутого православием и народностью и притом весьма искусно составленного сборника. Но для нас особенно ценно усердие и сочувствие к нашему делу истинно просвещенных людей и ревнителей православного народного образования. По пословице- не дорог подарок, дорога любовь,- а ее то, признаться, нам духовным не всегда приходится встречать в людях светского образования, несмотря на всю благонамеренность наших целей и даже на успешные плоды наших трудов. Ученики нашей семинарии, практикующиеся в педагогической школе, не встречавшие до сих пор в своем ближайшем владимирском обществе никакого особенного внимания к своей бескорыстной, и уже начавшей приносить благие плоды, педагогической деятельности, приняли пожертвование г. Щербины с истинным удовольствием и благодарностью. На днях же, к особенному удовольствию наших молодых педагогов получено в семинарском правлении формальное извещение о единовременном отпуске 100 рублей серебром из губернского казначейства, на приобретение всех нужных учебных пособий и классических принадлежностей для воскресной школы при нашей семинарии, по представлению г. Обер-Прокурора св. Синода и по сношению онаго с министром финансов. Итак средства нашей школы неожиданно обогатились, и открылась возможность расширить в ней учебно-педагогическую деятельность. Воспитанники семинарии приняли такое распоряжение начальства, как новое побуждение к усилению своих педагогических трудов в воскресной школе и свое усердие заявили тем, что решились, несмотря на крайне тяжелое для них время экзаменов, не прекращать занятий в школе по крайней мере по воскресным дням.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 14 (15 июля 1867 г.).

Вот уже год, как существует Воскресная школа при нашей Семинарии. Живо помнятся нами все обстоятельства ее открытия, и в особенности памятны нам та робость и смущение, с которыми мы, при всей горячности усердия к делу, принимались учить грамоте бедных обывательских детей нашего города Владимира. Лестно было слышать нам, что нас призывают к делу серьезному, что мы удостаиваемся общественного и правительственного доверия, что на нас возлагаются большие надежды. Все это возвышало нас как-то в собственных глазах наших, и вот в феврале истекшего года вступили мы в непривычную нам дотоле, хотя и очень лестную для нас, должность народных учителей. Весьма натурально, при наступлении нового года, оглянуться несколько назад, и дать себе отчет: сделали ли мы хотя что-нибудь, что доказывало бы нам самим и обществу не бесполезность наших трудов, не бесполезность существования нашей Воскресной школы.

Прежде всего считаем долгом откровенно признаться, что наше усердие к делу обучения, особенно на первых порах, встречало не мало трудностей и препятствий. Не говорим уже о том, что обучение детей, по самой новости для нас этого труда, требовало от нас на первый раз не мало времени; а наши занятия по делу собственного образования оставляли нам для этого мало досужных часов.
При других благоприятных условиях в данном случае, и в короткое время можно сделать немало и с успехом. Но, с одной стороны, наша неопытность (искренно сознаемся в том) с другой – непостоянство посещения нашими учениками классов, а главным образом крайняя их неразвитость и неподготовленность много затрудняли ход дела обучения и задерживали порывы нашего усердия к нему. Мы имели дело большей частью с такими детьми, от которых еще нескоро можно было услышать и слов; не мало требовалось усилий и хлопот, чтобы только расположить их к себе и заставить говорить, нисколько не стесняясь. Во всяком однако случае справедливость требует сказать, что мы имеем кое что и такое, чем можно и похвалиться. С удовольствием спешим заявить это, и поделиться со всеми сочувствующими нашему делу.

Одно уже то, что число учеников Воскресной школы все более и более возрастает и что не было случаев, чтобы кто-нибудь из записавшихся учиться без каких-нибудь особенных (например семейных) причин совсем оставлял посещение классов, много говорит в пользу Воскресной школы при нашей Семинарии. Даже ученики приходского училища, переставши было ходить к нам, снова начинают посещать нашу школу. Хотя дело, как говорится, не в количестве, а в качестве, но в этом случае и количество весьма много может говорить в нашу пользу. В нашу школу поступали мальчики и девочки безграмотные и несколько умеющие читать. Сообразно степени развития и по различию пола, у нас существует четыре отделения:
1-е отделение безграмотных мальчиков;
2-е отделение мальчиков умеющих читать;
1-е отделение девочек безграмотных;
2-е отделение девочек умеющих читать.
Преподавателей-воспитанников семинарии неопустительно занимающихся своим делом по собственной охоте, считается 34, и они все большей частью лучше из воспитанников семинарии высшего класса. Учеников же и учениц Воскресной школы считается около 70-ти. Определенно цифру приходящих учиться впрочем нельзя поставить, так как число их постоянно изменяется, то возвышаясь, то уменьшаясь. Нет сомнения, что число учеников Воскресной школы было бы много более, если бы семинария находилась в центре города. Мы видим, что нашу школу посещают только живущие в той части города, в которой находится семинария. С мальчиками первого класса и параллельных классов девиц учители наши исключительно занимались обучением их грамоте и за тем письму. При обучении чтению они руководствовались способом звуковым (Стефани), заимствуя не мало и из буквосочетательного способа Пельмана. На такое смешение способов натолкнула их, так сказать, сама практика. Оказалось на деле, что при первоначальном ознакомлении с буквами, буквы всего лучше усвояются по аналитическому и описательному способу Пельмана. Первоначально заставляли детей изучать гласные буквы в генетическом порядке; затем, знакомили их с согласными, имея при этом ввиду не столько название букв, сколько звук их и составление из них слогов. Позанимавшись достаточное время составлением слогов прямых и обратных, посредством подвижных букв, переходили к чтению слогов по азбуке, и сим как-бы проверяли свои предварительные занятия на деле. Ученики сами, без подсказов учителя, называли буквы, произносили их звуки и из этих звуков первоначально составляли слоги и за тем целые слова и так незаметно переходили к связному чтению. Правда, на первых порах, слишком медленно дети выговаривали слова при чтении; но за то ни от нас, ни от наших учеников, не требовалось таких трудов при этом деле, какие, конечно, неизбежны были бы при составлении слогов и слов по старинному буквосочетательному способу, совершенно непрактичному и не состоятельному, каким он признан в настоящее время. Чтобы занятие с буквами, слогами и словами не было для детей слишком однообразно и дети не потеряли бы охоты к учению, им прочитывались статейки из «Родного Слова» Ушинского или книга для чтения Паульсона; прочитанные статейки ученики повторяли, а учитель поправлял рассказ, пополнял и объяснял. Когда ученики привыкли свободно составлять и разбирать слова, то переходили к связному чтению разных правоучений и молитв, какие находятся в букварях и потом стали читать по книге «Родное Слово». При связном чтении ученикам было объясняемо: где нужно повысить и где понизить голос, где нужно остановиться и сколько времени (о значении знаков препинания при чтении).
Таким образом, из поступивших в нашу школу 28 мальчиков и 20 девочек безграмотными свободно читают «Родное Слово» 22 мальчика и 17 девочек; прочие, уже слишком недаровитые, читают, очень медленно, но все-таки читают. В тех же отделениях ученики и ученицы обучаются письму по методу Миссера. Для этой цели в нашу школу приобретено достаточно бумаги разграфированной по означенному методу в типографии. Таким способом обучения письму довольно облегчен труд учителя.
Обучение письму начато недавно, потому еще немного видно успехов в этом деле: впрочем почти все обучающиеся довольно правильно пишут буквы. Письму обучают исключительно воспитанники семинарии, которые сами пишут изящно.

Во 2-м классе мальчиков и параллельном отделении девиц преподается: Священная История, Арифметика и Русская грамматика; продолжается обучение и чтению и письму, так как некоторые поступают прямо во 2-й класс, между тем читают довольно неправильно и без понимания. Кроме того в этих классах в Воскресные и Праздничные дни объяснение Евангелия составляет начало урока. Во 2-м классе мальчиков из Свящ. Истории пройдено до Царей, а во 2-м классе девиц до вступления Евреев в землю обетованную. Преподавание Истории состояло в живом и подробном рассказе священных событий, и очень многими преподанное усвоено довольно основательно. Из Арифметики одним преподавалась первая часть, другим вторая, из последней пройдено до дробей, в классе девочек преподается до настоящего времени первая часть.
Из русской грамматики преподается о правописании, больше конечно, практическим, чем теоретическим способом.

Вот пока весь успех нашей Воскресной школы, успех, конечно, небольшой, но и немалый, если вспомнить краткость времени существования нашей Воскресной школы. Как бы то ни было, но мы с помощью Божией свое дело делали, и уверены что делание наше было не бесплодно.

Высокое покровительство г. Министра Народного Просвещения к Воскресным школам при семинариях, а в том числе и нашей Владимирской, внимание к нашим посильным трудам и радует и поощряет нас в одно и тоже время; а главное – уверяет нас, что есть плоды и от наших скромных трудов. Кроме присланного от него в прошлом году денежного пособия нашей школе в количестве 100 руб. сер., им же прислано еще несколько брошюр «Житие Св. равноапостольного Кирилла и Мефодия», с иконами сих Угодников, для раздачи лучшим ученикам и ученицам в нашей школе,- каковая раздача к общей радости детей, и произведена самим о. Ректором семинарии вместе с преподавателем Педагогики о. Михаилом Херасковым. Наконец в нынешнем году г. Министр прислал еще 160 руб., как в пособие нашей школе, так и в награду собственно нам за наши учительские труды в Воскресной школе. Чувствуя глубокую искреннюю благодарность к такому высокому вниманию к нашему скромному деланию, спешим заявить о сем всем ревнителям народного образования и приглашаем обывателей города Владимира отдавать в нашу школу своих детей, и поощрять их, чтобы они не опустительно ходили к нам учиться. С нашей стороны все будет сделано.

Один из преподавателей Николай Ястребцов.
/«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 6 (15 марта, 1868 год)/

***

Два года с-лишним существует при нашей семинарии воскресная школа, — и чтобы там ни говорили про воскресные школы при семинариях, мы можем смело заявить о своей и с удовольствием указать на добрые плоды ее, не вымышленные и не сочиненные, а действительные. Что много еще есть людей, не сочувствующих ничему выходящему из семинарий и подвергающих сомнению всякое в них благое предприятие на том лишь основании, что в тех заведениях может ли что доброе быть, — в этом мы не сомневаемся, и потому в свою очередь не слишком доверяем тем толкам и рассказам, будто воскресные школы при семинариях суть мифы, что там нет ни ученья, ни учителей и проч... Да и то впрочем надо сказать, что самим нам не приходилось ни видеть, ни наблюдать, как идут воскресные школы при других семинариях; поэтому ни опровергать ни защищать кого-нибудь мы не намерены, а просто хочем сказать кое-что о своей только воскресной школе.
Во-первых наша школа не есть собственно воскресная школа, а школа в более широком смысле, или даже просто семинарская школа с правильными классами, с постоянными учителями, со всеми нужными учебными пособиями и с надлежащим расписанием учебных часов и учебных занятий, и лишь потому за нашей школой можно оставить обычное название «воскресной», что ученье в ней идет между прочим и в воскресные дни. У нас с самого почти открытия школы семинаристы заявили, что одних воскресных дней недостаточно для успеха школы, и что они готовы заниматься учительством еще по четвергам и субботам, а в самое последнее время решили на общем своем совете — учить приходящих детей, кроме воскресных, еще и по праздничным дням, — что конечно с удовольствием им и дозволено. Один курс молодых педагогов уже выпущен, теперь учат их преемники с не меньшим усердием и успехом. Но и окончившие курс педагогики не совсем еще прекращают с нами свои прежние связи, продолжая кое-где по селам свою педагогическую профессию и обращаясь к нам то за советами, то за некоторыми пособиями. Недавно мы имели случаи встретиться в селе Кл…ве с одним из молодых педагогов, выпущенных из нашей семинарии в прошлом году. Живя в доме одного замечательно дельного и замечательно развитого крестьянина того села П.А. Ни…а, и занимаясь обучением его детей и других односельных мальчиков и девочек, молодой человек в короткое время успел приобрести себе имя превосходного учителя своим трудолюбием, уменьем вести дело и примерно добрым поведением. «Это ангел, а не человек» — так отзывались благодарные крестьяне об этом юноше. Лично видя его школу и добрые плоды его трудов, мы обещались заявить о его полезной деятельности, где только случится. С удовольствием пользуемся настоящим случаем, чтобы сдержать свое слово. Юношу этого зовут — Г.М. Архангельский. Но возвратимся к своей воскресной школе.
Всякому проходящему мимо семинарского корпуса в субботу или четверток в двенадцатом часу дня вероятно приходилось замечать, как по разным направлениям и из разных концов близь лежащих улиц появляются мальчики и девочки, с завязанными в платочках книжками, и направляясь по одиночке или попарно к семинарскому двору соединяются здесь в резвые группы. Это ученики нашей «воскресной школы» идут к нам учиться в семинарию. Собираясь сюда задолго до начала своего учения, пестрые и оживленные группы мальчиков, в ожидании пока семинаристы опростают им классы, поднимают на семинарском дворе беготню, и веселыми криками громко дают знать о своем прибытии своим учителям, еще сидящим в классах. Особняком держатся и сторонятся от мальчиков девочки, робко пробираясь к семинарскому дому, и дожидаясь первой возможности, чтобы пробраться в сени семинарского корпуса и скрыться за дверями отведенной им для ученья комнаты. Возможность эта настает для них сейчас, как только пробьют семинарские звонки. Едва только семинаристы успеют густыми и торопливыми толпами выдти из классов, как девочки забираются в свою комнату и размещаются за парты, скидая свою одежонку и кладя ее возле себя. Между тем мальчики в том расчете, что не сейчас же придут к ним учителя, всенепременно пользуются случаем побывать в каждой из опустелых классических комнат. Особенно резвы приходские ученики приходящие учиться к нам в семинарию; они неохотно подчиняются школьной дисциплине. Но прибегать к строгим мерам по отношению к ним не представляется особенной нужды, тем более что грубых каких-нибудь и неприличных со стороны их шалостей не бывает.
Пройдемтесь же теперь по классам нашей воскресной школы. Таких классов теперь у нас имеется три, а прежде было четыре. Четвертый класс назначался для уездников, т. е. учеников уездного училища, спервоначала ходивших тоже в нашу воскресную школу большими толпами, а теперь почти переставших ходить к нам по чьему-то будто распоряжению со стороны. Этому распоряжению, из каких бы оно побуждений ни произошло, семинаристы были отчасти рады и потому, между прочим, что оно возвратило им довольно много времени, тратившегося на уездников в ущерб прочим детям, или совершенно безграмотным, иль только начинающим учиться, для которых собственно и открыта «воскресная школа». Зайдем же сначала вот в эту боковую со входа комнату. Здесь помещаются самые крошечные и смирные мальчики, лишь начинающие изучать буквы родного алфавита, либо едва—едва разбирающие склады. Дети с напряженными лицами уткнулись в свои книжки, водя засаленными пальцами по еще более засаленным буквам. Здесь только и слышно: ба, бе, би, бо, бу или: ма — ша, са — жа, ка — ша; а некоторые едва только вкусившие горького корня учения, сидя рядом с своими учителями, вертят в руках какой-нибудь картонный квадрат с напечатанной на нем буквой, и стараются изо всех сил запомнить фигуру незнакомой каракульки, и произнести ее, как можно, яснее по приказанию учителя: с — сс! или м — м! или: вв — в! Иные же, сладивши с отдельными буквами, добиваются сказать: ам, ой, ссс — а, вв — ва и проч. … Есть впрочем и такие в этом же отделении, которые, одолевши наконец, скучные сочетания всевозможных гласных с согласными, принялись за связное чтение, и легонько бредут по «Родному Слову», разбирая какие-нибудь изящные и игривые пьески в роде: «дети в школу собирайтесь, петушок давно пропел...», или: «жарко, а в речке, в прибрежной тени, резвые рыбки стадами гуляют» и т. д. ... Если-бы спросили кого-нибудь из учителей, по какой методе идет обучение грамоте, то узнали бы, что нащет методы в школе господствует полное разнообразие. С теми детьми, которые поступают совершенно безграмотными, ученики семинарии имеют полную возможность и стараются выдерживать в чистом виде любимую ими звуковую методу, и применяют ее как при изучении букв (называя их чистыми звуками ббб, ввв, мм, ссс и т. д.), так и при сочетании букв в слоги (не бе, а — ба, не а — ва, а бб — а, вв — а и т. д.). Но в школу приходят дети и не совсем безграмотные, а заученные несколько дома. Иные из них уже привыкли читать: а, бе, ве, ге, де, — а другие заладили: аз, буки, веди, глаголь и проч.; и нет почти никакой возможности, да и не чувствуется большой нужды переучивать их сызнова, чтобы не терять напрасно на это переучиванье время, столь дорогое для мещанских мальчиков, и столь сокращенное в их учебном курсе. Упорно гоняться за какой-нибудь методой, и во что бы-то ни стало строго выдерживать ее — в Воскресной школе, кажется, не приходится; это можно делать с большею удобностию и с большим успехом где-нибудь на просторе в своей деревенской школе, в которой учатся постоянно одни и те же ученики, находящиеся притом же в полном, так. ск., нашем распоряжении. В том отделении нашей «Воскресной школы», где идет обучение грамоте, само собою — предмет преподавания один и тот же во все учебные дни, и по четвергам и по субботам и по воскресным и праздничным дням, т. е. стараются одолеть грамоту. Но к этому занятию по Воскресеньям и праздникам присоединяется то, что со слов учителей выучиваются некоторые главные и повседневные молитвы, к которым присовокупляется и посильное объяснение оных. В этих объяснениях нет, разумеется, ни системы какой-нибудь, ни прежде задуманного и рассчитанного порядка; при изучении наприм., детьми молитвы: «Богородице дево радуйся» рассказывается им что-либо о явлении Архангела Божией матери; о том, как Она родила сына в Вифлеемской пещере и проч. Когда они изучают молитву «Царю небесный», внушается им о Духе Святом, о благодати и милости Божией к грешникам. При изучении «Достойно есть» говорится об Ангелах хранителях, о том, как они святы, чисты и близки к Господу и Богу, и что Матерь Божия выше и святее их всех и т. д. Кто знает, может быть, эти святые семена, как бы случайно бросаемые на детскую почву, взойдут со временем и принесут свой плод?..
Но зайдемте и в другое соседнее отделение школы, к тем крикунам мальчикам, о которых мы заговорили сначала. Это все уже люди грамотные. О свободе в действиях этой группы мальчиков можно угадать отчасти, еще не отворяя к ним двери, а только приближаясь к ней — по тому глухому жужжанью, прерываемому отрывочными и звонкими возгласами, которые доносятся из их классической комнаты наружу. Этот шум и жужжанье охватывают вас совершенно, когда вы отворяете дверь; но не думайте, что с вашим появлением они прекратятся, и все замолкнет. Напротив ребята долго вас не заметят, пожалуй; а заметивши, может быть, сойдут с своих мест и с любопытством окружат вас, как незнакомца несколько нарушившего их обычные занятия. Какая неблаговоспитанность, какой беспорядок, подумает, пожалуй, иной сторонний и не привыкший к подобным вещам педагог. Но надобно заметить, что наша школа есть именно воскресная школа, куда приходят и уходят совершенно свободно и независимо от нас всякого рода мещанские мальчики, которых ни как после не заманишь в школу, если даже легонько пугнуть их и начать стеснять их свободу. И мы потому прежде и больше всего хлопочем о том, чтобы дети в нашу школу ходили и в ней учились, не заботясь много о подчинении детей строгой школьной дисциплине на первых, так сказать порах их обучения. Дурного, конечно, мы и не дадим и не позволим им ничего сделать. Другое дело вот в чем. Учительствует в классе ведь не один учитель, а несколько воспитанников вдруг, разделивши мальчиков на группы и рассыпавшись с ними по разным углам класса. Каждый знает свою группу, с ней ведет дело, и к ней держит речь. Следовательно, если бы даже и заставить ребятишек сидеть молча и руки держать по швам; то и тогда бы не обошлось без жужжанья и пискотни. Однакож, повторяем, и при такой свободе, дело обучения идет своим чередом и приносит добрые последствия. Мы делаем пока, что можем. Предметы обучения в этом отделении суть: письмо, т. е. списыванье с книг или под диктовку, арифметика и закон Божий, или точнее священная история. Письмо бывает по четвергам, арифметика по субботам, а священная история по воскресным и праздничным дням. В эти дни обыкновенно предпосылается чтение евангелия, слышанного в церкви. Руководством при преподавании священной истории служат, «Начатки Христианского Вероучения»; но при рассказах учителя стараются оживлять свою речь подробностями из священной истории, на том педагогическом основании, что дети любят именно подробности и хотят знать все до последней мелочи. Выслушавши подробный рассказ, напр., об Иосифе прекрасном, или об Аврааме, мальчик легче будет усвоять свой урок по сжатому, и вследствие сего более или менее отвлеченному учебнику. Рассказы учителей постоянно прерываются разными вопросами маленьких слушателей, и всевозможными с их стороны замечаниями, напр., что они это уже знают, или что они еще этого не слыхали, и что у них в книжке этого нет и т. д., — и все это сопровождается жестами и возгласами. Слушая рассказ учителя, всякий выбирает себе какое угодно положение, какое только покажется удобнее и ловчее. Но особенно оживленны классы письма и арифметики. «Ну дяденька, я написал», - кричит один мальчик своему учителю, - «что же дальше?» И не получая ответа, нагибается к своему соседу и замечает в слух его ошибки: «ишь ты соврал, е написал! чай ѣ надо»!.. «Что ты толкаешься?» - сердито отвечает сделавший ошибку своему указчику, и тут же жалуется на неотвязчивого соседа; и т. д. На классах арифметики, вместо тетрадей у всех доски с грифелями, и всякий делает свою задачу и считает непременно вслух. «Семью семь — сорок девять, да три в уме: пятьдесят, пятьдесят один, пятьдесят два!» - громко вскрикивает один мальчик, считая по пальцам, - «четыре из двух не вычитается, — говорит другой, — надо занять!» и в знак того, что надо занять, стучит грифелем по доске, делая точку над цифрой; и так далее. Учители, поминутно восстановляя порядок, полегоньку продолжают свое дело.
Отделение девочек самое скромное и самое исправное. Ни шуму, ни гаму такого, как у мальчуганов, здесь нет. Класс всегда почти полон посетительницами, разве какая-нибудь особенно дурная погода, или (зимой) стужа — задержит многих из них дома. То, что мы заметили сначала о благоустройстве школы и о правильности ее ученых занятий, относится по преимуществу к отделению девочек. В отношениях к учителям примечается деликатная скромность и повиновение, с оттенком некоторой робости, или пугливости детской, весьма впрочем свойственной маленьким девочкам, в особенности мещанским, приходящим учиться в чужой большой дом и к незнакомым лицам. Вполне понимая это чувство своих учениц, учители стараются быть с ними как можно ласковее и приветливее, одобряют их, поощряют в успехах, и вообще стараются сделать для них больше добра. И кажется не будет ошибки, если сказать, что наша воскресная школа больше всего и приносит пользы этим именно бедным мещанским девочкам, тем более что они исправнее и усерднее посещают нашу школу, чем мальчики. Хотя число мальчиков, обучающихся в обеих отделениях школы, в общей сложности и превышает число девочек, но большая часть этих мальчиков учатся между прочим и в приходском училище, а есть несколько и уездников, так-что ни тех ни других школа, собственно говоря, не может считать своими учениками уже по одному этому обстоятельству, а главное потому, что они посещают нашу школу чрезвычайно неисправно и случайно, так сказать, налетом и беспорядочными толпами. Иногда их соберется очень много (особенно в субботу, когда классы в приходском училище кончаются как раз пред началом учения в нашей школе), а иногда не больше десятка. Постоянных же учеников воскресной школы, безграмотных и грамотных, обучающихся в 1-м отделении школы, меньше девочек. Можно сказать, что школа наша не только ничего не потеряла бы, если бы ограничилась этими двумя отделениями, т. е. первым отделением мальчиков и отделением девочек, но даже многое приобрела бы — собственно в отношении школьного порядка и дисциплины, если бы лишилась всех приходских и уездников.
Девочки разделяются на два отделения, хотя учатся все в одном классе. Одно отделение безграмотных девочек, у которых, разумеется, один и тот же постоянный предмет обучения, как и у безграмотных мальчиков, — эта грамота; к ней однако же присовокупляется, по воскресным и праздничным дням, изучение наизусть, со слов учителей, важнейших и ежедневных молитв. Другое отделение девочек грамотных, которых учат еще и писать и арифметике. Обучение разделено так, что когда у мальчиков бывает письмо (в четверток), тогда девочки учатся арифметике, а когда у первых арифметика, вторые пишут. Здесь имеется в виду то, чтобы не вдруг в школе требовалось слишком много письменных, или арифметических принадлежностей. И во все эти учебные дни, т. е. по четвергам, субботам и воскресеньям, класс девочек бывает почти полон, и они с полным усердием стараются усвоить то, что им передают. Бедные дети, живущие по своим домам среди самой неприхотливой обстановки, и конечно видящие и слышащие там иной раз всякую всячину, и вообще привыкшие испытывать со всем другие к себе отношения своих воспитателей, заметно очень дорожат тем, что встречают в воскресной школе, и конечно несколько облагораживаются. Любимым чтением в школе, как у девочек, так и у мальчиков, служит «Родное Слово», превосходно составленное и примененное к детскому понятию Ушинским. Несколько десятков этого Родного Слова, вместе с другими учебными пособиями, приобретено школой на средства, дарованные ей министром народного просвещения, от которого в прошедшем году получено 160 руб. сер., и в настоящем 140 руб. сер. Из сих же денег отделяется некоторое количество для вознаграждения за труды тех воспитанников семинарии, которые с особенным усердием и успехом занимаются обучением детей в школе. Для отчетности — по всем сим расходам ведется запись, равным образом имеются списки всех детей, посещающих школу, с обозначением, чей кто сын или чья дочь, и кому дано какое учебное пособие для домашнего пользования. Кроме сего в каждом отделении воскресной школы имеются классические журналы, в которых обозначается, сколько каждый раз бывает в школе детей и сколько учителей, и кто именно.
Вот все, что имели мы сказать о своей воскресной школе. Стараясь изобразить дело так, как оно есть, не скрывая даже и того, что могло бы быть лучше в нашей воскресной школе, мы желали только одного — быть верными истине, и не сочиняли фактов, а заявляли только те, которые у нас есть. Пусть судит о них всякий, как кому угодно. Можем надеяться только на одно, что наша школа, при таком высоком покровительстве, на которое мы указали выше, будет устраиваться все к лучшему и к лучшему.
Свящ. Мих. Херасков. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 5-й. 1869 г.).

26-го января 1886 года при Семинарии открылась Образцовая церковно-приходская школа.
Образование в губернском городе Владимире
Владимиpская духовная семинаpия
Женская воскресная школа была открыта в 1893 г.
Владимиро-Суздальская епархия

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Учебные заведения | Добавил: Николай (07.02.2020)
Просмотров: 20 | Теги: учебные заведения, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика