Главная
Регистрация
Вход
Суббота
10.12.2016
11:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 195

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [400]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [24]
Гусь [31]
Вязники [86]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [38]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [18]
Религия [1]
Иваново [11]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 15
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ведизм

Ягорий в "Ярилиной Книге"

ЯГОРИЙ
«ЯРИЛИНА КНИГА»

6 мая (16 ладня). Ярила Вешний. Рождество Ярилы. Ярила сражается с Суровой Ламией и освобождает Ярину (Песни III, 1, Коляда X 6, 7). Троица. Ягорий Весенний. На севере проходит звезда Альдебаран.

9 декабря (19 овсеня). Ярила Зимний. Ягорий Зимний. Проходит звезда Вега.

Болезнь и смерть Корс-яра. Спасение от преследований детей Яранака Парнского – Ярия в Ромее и Сурияра в Алании (287 г.).

Тогда ближние бояре унесли царя Корс-яра с воплями и плачем в его дворец. Но в нём ещё было дыхание, и он ещё жил, страдая больше от яда, проникшего в рану. И, созвав бояр, царь поручил им сына своего малых лет Триедара, и раздал каждому сокровища и титулы, и определил каждого правителя в своём уделе, а род лже-Яранака велел истребить.
И в то время, как истреблялся род Яранака, один из их родственников по имени Бусодар успел спрятать детей – Ярия и Сурияра, сыновей князя Яранака. И сам перенёс одного из них, Сурияра, через перевалы в Кияр-град, к дяде его Дажень-яру, а жена Бусодара по имени София, что исповедовала веру крещенскую, младшего брата Ярия тайно унесла в пределы ромеев, где тот был укрыт при дворе августа Востока и крещён именем Ягорий. И случилось это провидением Вышнего, по примеру сыновей его Овсеня и Коляды, которые в годы стародавние, изначальные, в корзинке из тростника были спасены от дракона-царя в водах Смородины, дабы вывести роды ариев от тьмы заблуждений и неверия.
И так подобный Коляда и спасённый от меча ненависти и мести младой Ярий, поименованный ромеями также Георгием, был сохранён для спасения всех Арийских земель, как избранная стрела, прибережённая в колчане, пронзённый которой, враг невидимый был затем истреблён.
И возрос Ягорий и стал потом близок семье Августа и владыки Восточных провинций Ромеи, и прославился там, как великий воин и полководец.
А брат его Сурияр был избран Судьбою ещё во чреве матери как благовестник и святитель для спасения всего Востока, всех земель Синьских и вплоть до Восточного моря-океана и островов Великой Радовесты, где Солнце восходит на небеса хрустальные от златых чертогов Сиян-горы.

О сыновьях Яранака Сурияре и Ярии.

В то время, когда Вышний-бог посетил род человеческий и сделал Аланию цветущей через великого князя Дажень-яра и сына его Света Предвечного Буса Белояра, у колыбели Младенца Святобожьего стоял сам Сурияр, коему предстояло скоро просвещать истингою весь Восток.
Ведь тот Сурияр обратил в Бусову веру все Восточные страны, где в те годы лишь отчасти были осведомлены о рождении Буса Белояра – истинного Солнца Спасения. И они, жители Востока, первый раз были просвещены через Великого Будая-сака. А второй раз, и совершеннее чем прежде, были озарены через Буса Белояра сродником его Сурияром Яранаковичем. Ведь в Бусе, пресветлом сыне Дажень-яра, обрёл рождение сам Спаситель, насшедший от Вышнего-бога, как и прежде в Крышне-царе из рода Буса Дивного.
И все эти чудеса были сотворены Вышним Дажьбогом в старые годы. Ибо князь Бус в великих битвах снискал себе славное имя. И воздвиг он Крест Спасения на вершине Алатырь-горы в чертогах Солнца Суряного, вознеся его как Меч Победы над смертью и тленом.
И был Бус Белояр озарён сиянием предвечным, и стал он Будаем Святой Руси, и просвящал он русколан. И так до конца своего пребывания на земле оставался Бус Белояр – Сыном Предвечного Света.
А ещё у того Сурияра был брат Ярий, который в ту пору, как и Триедар, сын Корс-яра, был отправлен к императору ромеев. И теперь тот Триедар стал полководцем в ромейском войске. А Ярий был в Лиде-граде под Русалимом крещён именем Ягорий, и потому никто не ведал о его происхождении от Яранака, объявленного убийцею Корс-яра, отца Триедара. И не открылось ещё, что убийцею царя Корс-яра был не сам Яранак, ибо по козням Каранджеля занял место его – брат Маран. Однако всё ведомо Вышнему и сокрытое открывается прозорливым, и потому по крещении Ягорию была дана святыня – сулица бога Луга Велесича, хранившаяся легионерами римскими, ведь той сулицей пронзили тело бога кельтов Езуса Кристоса. И взял ту святыню Ягорий, ибо ему предстояли подвиги во славу Сварги.
И так Триедар с Ягорием стали сами легионерами. И случилось так, что они прославились своей доблестью в войске ромеев при вторжении готов, ибо Ягорий в славном бою пронзил коня вождя готов Атала-реха, а Триедар пленил его и отвёл императору. И так они были отличены в войске Диоклетиана.
И была затем война с парсами (см. Династия Сасанидов. Наир-сар), и великое поражение от римских легионов принял вождь Наир-сар. И так в граде Низбане был заключён между Парсийским царством и Ромеей мир на сорок лет. И по договору тому Ромее перешли земли вавилонские, а на трон в Арийстане Арменском великий император Диоклетиан возвёл Триедара Корсовича.
Легатом же провинции и главой над римским войском, стоявшим в долине Айрарат, у Ярхат-града, стал Ярий, которого ромеи прозвали - Георгием Победоносцем за ту победу.

Ягорий возводит на трон Арийстана Арменского царя Триедара. Война против Морияра и Вольги. Гибель Вольги и землетрясение 297 г.

И было в ту пору так, что князь Ягорий (римляне) возвёл на трон Арийстана в Армении Великой царя Триедара, сына и наследника Корс-яра. И при венчании на царство вручил ему Ягорий меч - крест Корс-яра и кольчугу Сварожью, что сохранила Корсуня в пещерах Арарат-горы. И тогда римские когорты во главе с Ягорием и рати нахаров, присягнувших Триедару, разбили войска Наир-сара (парсы). И в той битве под Низбаном Ягорий один святым копьём своим рубил с плеча, а затем, потеряв коня, один и пеший разогнал внушающим ужас оружием Моры стадо снаряжённых к бою слонов.
И так гнали они рати Наир-сара до Тузбан-града, и вернулись в Низбан, ожидая воинов в легион от императора ромеев или знаков покорности от поверженного царя парсов. А потом, заключив договор о мире на сорок лет с Наир-саром, двинули Триедал с Ягорием рати на полночь, дабы смирить земли Иверии и Альвании, которые отпали от Арийстана и, против договора, не подчинились ромеям, ибо властвовал там свергнутый с арийского трона Морияр. И тогда сей Морияр бросил клич о помощи ко владыкам севера, но в то время остался с предателем и отступником один отец супруги его Навны - Вольга-царь с конницей булгар туранских.
И даже берендеи не пошли за Вольгою, а с племянником Асеня Старого князем Греднем отошли за Аланские врата к князю Дажень-яру.
И не привёл на зов аланские рати сам Дажень-яр, разорвавший договор о братстве. А послал туда владыка алан вестников к Ягорию, но не как к наместнику ромеев, а как к Ярию, сыну Яранака,- племяннику своему, для заключения союза против отступника Морияра. И был среди вестников брат его родной Сурияр-оба они сыновья Яранака-царя (отец Ягория).
И призвал Дажень-яр к союзу против Морияра также зятя своего, вождя готов Атала-реха с супругою его Аскиньей. Ведь та Аскинья - дочь Дажень-яра от первой его жены Корсуни Златгорки. И была она отдана замуж за море синее в страну готов.
И было за несколько лет до того, что вождь готов Атал в войне ромеев в земле голядей и кимеров в горах Ясурских был пленён свояком своим, братом жены, Триедаром, но потом был отпущен, ибо присягнул ему и признал над собою власть ромеев. И сейчас сей Атал-рех ждал согласия на союз от царя Арийстана и императора Ромеи.
И так не подошли ещё готы, и не успели получить ответ на послание Дажень-яра и Атала-реха. А уже вышли на битву римские когорты, ведомые Ягорием, а также и рати нахаров, ведомые Триедаром, против конницы гуннов и булгар.
И была та битва на поле славы близ устья Аракса у моря Волынского. И был сей царь Триедар сильномогучим воином и ростом исполин, и обладал он крестом-мечом, что поверг Ярбана-царя и возвёл на златой трон род Саксаниянский.
И вот сошёлся царь Триедар с Вольгою-царём. И тут Вольга набросил на Триедара аркан из бычьих жил. Но сей Триедар крепкой рукою сам притянул к себе Вольгу, и поразил он царя булгар мечом-крестом, даром Каранджеля.
И сотряслись горы от сего удара, и море Волынское отхлынуло, а потом обрушилось на берег, поглощая орду булгар. И все ужаснулись сему чуду и тому, что могучий воин Вольга пал от сего меча-креста. И тут остатки рати булгар обратились в бегство.
И так Триедар преследовал булгар, гоня их за Аландом и вплоть до Ра-реки. И говорили про него так: "Гордый Триедар, гордо ступая, сокрушил рек берега и гордыней своей осушил пучины морей..."
А легион ромеев, обременённый пленниками и скотом, не стал преследовать гуннов, а занял Иверию и разбил лагерь у Мосхет-града. И явилась тогда к Ягорию царица Навна, и упала в ноги его, прося отдать почести отцу своему. И Ягорий преклонил слух свой к тем мольбам. И тогда, по обычаю ариев, сожгли на великой краде тело князя Вольги вместе с павшим конём его, и сожгли тела всех погибших героев, и насыпали над ними большой курган.
А в память князя, отца Навны и деда Буримира Вольговича, Ра-реку поименовали Вольгою-рекой. И с тех пор в память о сём князе Вольге берендеи и булгары поют поминальную песнь, что спел на тризне той волхв Свияжар.

Георгий сражается с Морияром. Морияр вымаливает прощения и принимает крещение в 297 году.

И так расскажем о том Ярии, который стяжал воинскую славу, за что греки и ромеи его прозвали Георгий Победоносец, а на Руси его почитают возрождённым Святым Яром, ибо был он сыном Яранака и внуком Вересеня-яра из рода Будая.
И его спасли от козней Каранджеля, когда отец его Яранак был объявлен убийцей Корс-яра, но повинны в том злодействе были иные – Маран, выдавший себя за погибшего Яранака, а также Морияр, что предал всех. И так потом пресёк Морияр нить жизни Марана тем кордом Мары, подойдя коварно со спины, и потому теперь лишь он ведал правду о сём. И сего Морияра сам легат Ягорий почитал убийцей отца и желал отомстить за кровь его. И потому легион его взял в осаду Морабан-град, в то время как конница Триедара преследовала конницу булгар, что утекла за Ра-реку.
И вот под стенами Морабан-града сошлись Ягорий и князь-змей Морияр. И тогда легат Ягорий святым копьём своим поверг коня Морияра, и выбил из его рук корд Седыев. И уже хотел поразить Ягорий князя-дракона, как вдруг Морияр стал о пощаде молить. И так рёк он, что сам Кристос, коего чтит Ягорий, велит миловать кающихся. И также шипел он князю, что знает он тайну великую об отце его и поведает оную, коли сохранят ему жизнь. Услышав то, Ягорий опустил копьё своё, дабы узнать правду об отце. И тот рёк, что Яранака оклеветали, и не убийца он Корс-яра, а его самого отравили в Нижнем Асъ-граде. И рёк князь-дракон, что место его отца занял Маран, и это Маран убил братьев своих, стремясь занять златой трон, вот как были предательски убиты и смежили ясные очи Яранак и Корс-яр. И значит, Морияр поразил убийцу Марана, а не отца Ягория.
И так все злодеяния он приписал одному лишь Марану. И клялся Морияр, что отныне он будет верен Ягорию, и что во спасение души примет от него святое крещение, вместе с войском присягнув на верность императору.
И дивился Ягорий тому коварству и козням, но поверил словам сим и крестил его со всеми пленёнными в бою. А потом отпустил их, говоря, что они должны благодарить за свободу свою Спасителя, милосердного Сына Вышнего.
И явилась тогда к Ягорию царица Навна (соборная душа русского народа) и упросил дать ей на попечение раскаявшегося в грехах своих мужа её – князя Морияра. И стало так по слову её.
Отпуская же Морияра, молвил ему Ягорий: «Иди с миром, и не греши отныне, и помни, коли ты теперь преступишь покаяние, твои грехи станут и моими грехами, ибо мною был ты отпущен и мне равно с тобою нести тяжесть их…»
И был тогда рядом с Ягорием брат его Сурияр, и сказал он Ягорию о том, что напрасно он поверил Морияру, поскольку сей всегда ходил кривыми путями и преследовал верных, а ныне восстал и против Сына Вышнего, явившегося в роду Белояров.
Но отвечал Ягорий, что следующему заветам положено прощать врагов, и ине один раз, и не семь раз, но семьдесят раз и более, дабы быть во всём подобным Богу Милосердному. На что Сурияр возразил, что заветы были с хитростью змеиной перетолкованы теми, кто блуждает по путям кривды, и что Вышний Бог не только Всепрощающ, но и Справедлив, и прощение заключено в забвении зла и отрицании мести после справедливого воздаяния. И так простое покаяние не избавляет от искупления за содеянное. И ещё говорил он брату, что ныне явился Бус Белояр, который очистит замутнённое, и выпрямит кривое, и так поведёт по Стезе Прави.

Ягорий идёт с братом Сурияром и волхвами на поклонение младенцу Бусу. Собор семидесяти семи народов в Пятигорье (298 год).

И так говорил в то время Сурияр брату Ягорию: - Бус Белояр не есть только сын князя Дажень-яра, но сын Света Предвечного! И он же был у кельтов Езусом, коего греки и ромеи именуют Кристос и которого ты чтишь, брат! И он Сын Бога истинный, ибо явился со звездою, что блистала от одного края неба до другого. И птицы Ирия служили ему, укрыв от ярости змея-царя!
И Ягорий сердцем почувствовал истину сих слов. И замечал он вокруг многие знамения, и цветение весны, и пение птиц. И устремился вместе с братом своим и малым отрядом всадников чрез Аланские врата в Великий Кияр-град.
И вот сошлись в Кияр-граде в царском тереме златоверхом – Ягорий и Сурияр, сыны Ярнака. Также пришёл от Райн-реки и князь Атал-рех с готскими вождями. И были там вожди и волхвы семидесяти семи родов русколанских, славянских и ильмерских. И принимали их Дажень-яр и Милида в палатах царских, как подобает по правде и заслугам их.
И оттуда, от святого Кияр-града они с великою пышностью восшествовали затем в стольный Яр-град к Пяти горам, в зимнее местопребывание русколанских царей, ибо узкие долины и ущелья, ведущие к крепости святого Кияр-града у Алатырь-горы не могли пропустить, а стены града не могли вместить сотни тысяч странников, стекающихся сюда, дабы преклониться пред грядущим царём мира.
И тогда в Яр-граде во широких палатах гостиных был созван собор семидесяти семи народов, куда сошлись вожди и волхвы племён со всех сторон света. И увидели все, что не в обычной мере, но несравнимо более римских, персидских и синьских владык озарены были царским величием Дажень-яр, Милида и сын их младой Бус свет Белояров.
И там все сошедшиеся узрели у златого трона русколанских царей удивительную птицу, именем Гамаюн, явившуюся от Алатырь-горы. И золотые перья её отливали зеленоватыми и синими всполохами, а красный ореол полыхал вокруг шеи, а затем все цвета рассыпались огоньками по дворцу, как будто везде сияли перлы, или росинки, которые весенним утром висят на золотистых колосьях. И так ярко сверкали зрачки глаз чудной птицы, что озаряли светом дивным палаты царские. И горбатый клюв нависал над ртом её. И, высунув острый, как меч, кончик языка, она вещала и прославляла многосчастливое семейство Дажень-яра.
И все с восхищением смотрели на те чудеса, а также дивились златогривому коню-единорожцу, грацизному, гордому и скачущему быстрой рысью по цветущим лугам, и взмывающему над вершинами Пятигорья. И сверкал единорожец острым рогом, и звенел алмазными подковами и золотой уздечкою, и сверкал сбруей с камнями драгоценными, каждый из которых был ценнее любого в казне царей и императоров.
И хоть многие дивились тем чудесам, иные же, в простоте сердца, ещё более изумлялись, когда князь Дажень-яр с супругою и младым Бусом свет Белояром выходили из стен града на прогулку, окружённые пышной свитой. И в это время, как бы на поклонение царю, выступал слон, животное, не виданное в полночных странах. Возвратясь же в свои края, волхвы рассказывали о нём, и не верили им, будто есть такой зверь. Ведь слон – велик, как гора, а ноги его толсты, как брёвна, и носят они тело его. И со лба его, будто полоз горный, свисает хобот. И им слон то машет направо и налево, то поднимает его вверх, то обвивает им себя, а когда выпускает воздух чрез ноздри, то трубит и мотает головой. И тем подобно бегемоту, чудищу древних лет, приводит всех в трепет.
Провидением со дня Рождества Буса для величия был предназначен род Дажень-яра, которому сам Вышний бог дозволил быть всеславным. Вот почему у Дажень-яра всего было в полной мере: несметное количество золота и серебра, не меньше самоцветов и перлов, прекрасные одеяния, пышный двор.
И сам Вышний соделал князя Алании победоносным, весьма почитаемым всеми властелинами народов, и ничуть не меньшим, чем сами эти владыки, ибо он во всём прославен. Потому-то мы его вправе сравнивать не только со вскоре взошедшими на троны мира императором ромеев Константином или владыкою парсов Шапугом, но ставить превыше их. И не только потому, что Дажень-яр владел всем Востоком, вплоть до Великого океана и островов Радовесты, но потому, что семью его почтил своим рождением Спаситель Мира, повелевший отречься от грехов и идти по Стезе Прави, дабы было благо с родами праведными, истекающими от него.
И вот собравшиеся в Яр-граде поклонились пресвятому Сыну Вышня, ибо сей, ещё младенец, был более велик, чем все земные владыки на свете. Ибо он, как обретённый Вышень-бог, сам поставлял на царство и прославлял, и он же отнимал власть и обращал в тлен вечный царей, царства и народы, если те уклонялись от Стези Прави. И так почтили те князи Буса свет Белояра, и любовь и ревность к Вышнему поселилась в сердцах их. И когда возвратились они к родам своим, то без промедления повели их по Стезе Вышнего, и так сбросили тягостное ярмо заблуждений и рабства, встрепенулись и воспряли, окрылились, вспорхнули и взлетели душою к Сварге сияющей.

Ягорий принимает мучение от Триедара и Морияра (Трдата и Мириана III) по велению императора Диоклетиана (303 год).

Смирив же непокорных кимеров и голядь, и казнив воинов крестиан в Голядмких землях, и отразив нападение пришедших к ним на помощь готов Атала-реха, император Диоклетиан послал вестника к царю Арийстана Арменского.
И так призвал его к повиновению, ибо уже идёт к нему новый и верный легион римский и возведёт слугу своего император на златой трон всей Арийской земли. Но в знак покорности приказал он также покарать Ягория, вступившего в сговор с аланами, как свидетельствует о том Мориан, царь Иверии. И так отписал в послании император царю Триедару:
«От императора Диоклетиана царю Армении Великой, Триедару, владыке парсов и всех народов Востока. Смотри и знай царь, что без меня и римских когорт ты – ничто. И так я сокрушил непокорных кимеров и голядь, а теперь вот веду войска в Арийстан. И я повелел своим войскам растоптать копытами лошадей готов Атала-реха, владыки севера, и так были они рассеяны. Почему же не спас их младенец, сын князя Алании, на которого они надеялись, и которому принесли дары и поклялись в верности, и коего лелеяли на груди, как сына родного? Они все были повержены и пали ниц пред силой и властью Рима!
Теперь же готы и аланы думают о вас, как о трусах, ибо не преступили вы клятв верности императору и не повернули оружие против нас, но в сердце своём они сами затаили надежду унаследовать славу Арийской страны. И так привлекли на свою сторону отступника Георгия, который скрывает также, что он сын того Яранака, что убил отца твоего Корс-яра. И как отец хотел взойти на трон ариев, так и сын его мечтает о том же и тайно плетёт против всех нас козни, как о том свидетельствует верный нам царь иверов Мориан».
Узнав о том, люто вспылил Триедар и приказал схватить Ягория и всех его тысяченачальников и повергнуть их пыткам и казням.
И так повесили Ягория на дыбе и стали жечь под ним огонь и жестоко избивать розгами. И затем десять человек истязали его по приказу Триедара семь дней, пока сами не изнемогли. И угрожали ему смертью, если он не откроет все свои замыслы против царя, ибо принял он клятву верности Бусу. И, будучи подвешен над огнём, Ягорий восславил Вышнего, говоря:
«Угрожая мне смертью, вы причисляете меня в священный легион Езуса Кристоса, в небесное войско Буса, где уже пребывают воины, казнённые в Голяндии!»
И ещё говорил он: «Славлю тебя, Вышний! Ибо испытывает меня казнями и истязаниями на древе сём, как был принесён в жертву на древе Спаситель! И вы подвергли тело моё мучительному горению, но одряхлевшее тело и само разрушится, пока не придёт Строитель и не вдохнёт жизнь в него. И чьи души Господь найдёт в благостной радости, тех обновит и украсит, а богоненавистников бросит навеки в неугасимый огонь пекла!» И тогда явился в темницу царь Триедар. И тут после многих пыток, огня и дыбы, Ягорий с великим терпением воспринял известие о ведании царя, что он на самом деле Ярий, сын Яранака Парнского, коего признали убийцей Корс-яра.
И воззвал Ягорий к царю, и рёк ему, что это клевета, и что убийцею был Маран, брат Яранака, и в подтверждение привёл клятву в сём царя Морияра. И тогда Триедар призвал Морияра, но тот отрёкся от слов своих, глядя в глаза Ягорию с усмешкой.
И тогда рёк Ягорий: «Предавший меня, предаст потом и тебя, государь гордый! Но моя вина велика и достойна казни, ибо выпустил я из рук змею, а она вновь набралась яда и стала жалить всех вокруг! И мне теперь также искупать грехи его!»
И рёк тогда Триедар: да будет так! И принял Ягорий мучение от Триедара и Морияра, как Перун Сварожич от лютого Скорпия, ибо повелел царь бросить Ягория в глубокую яму, наполненную змеями, и заложить вход в темницу камнями в башне грозной на горе близ Ярхат-града.

Восхождение на трон Персии шаха Шапуга II. Триедар борется за трон ариев в союзе с Морияром. Гибель и мучения невесты Бусовой Римии, после – освобождения Ягория из заточения по воле Буса в 310 году, затем о служении Ягория до 330 года.

Царь же Триедар исступленно преследовал верных, и был он - как серп-меч Смерти для всех. И так, с помощью князя-дракона Морияра, объединил он северные роды, и привлёк гуннов и иверов и, поддерживаемый ратями ромеев, непрестанно воевал с парсами.
И вот на тринадцатом году его правления умер царь Парсиян-стана сам Ярсака II (Ормизд II), прозванный Мудрым, и на златой трон ариев сел сын его Шапуг (Шапур II). Триедар же заявил свои права на престол и двинул войска в пределы парсийские. И захватил он земли обширные вплоть до семистенного Гамаюн-бана, стольного града Мидии.
И были Триедар, владеющий крестом - мечом Каранджеля, а также Морияр, владетель серпа Седыева, неодолимы в бою. Но могут ли быть прочны завоевания, если не сделаны они десницей Божьей? И вся власть их рушилась, и наместники бежали, только лишь уходили их рати. А Шапуг, отступая, затем вновь занимал оставленные крепости.
И лютовал и безумствовал всё более царь Триедар. И среди прочих грехов его помнят о том, как им была замучена юная ромейская царевна, именем Римия. Та царица прославлена была красотою своей, и сам кесарь Ромеи воспылал к ней любовью, но она отказала ему, ибо тот был старик, а почили её за княжича Буса Белояра.
И бежала она из Ромеи в Арийстан к родственнице своей Корсунье, что была своячницей Триедара-царя и первою супругою Дажень-яра. И здесь, восхитившись красой Римии, воспылал к ней любовью также Триедар-царь, но она отвергла и его, и не дала овладеть собой силою, ибо возлюбила млада Буса более жизни своей.
И тогда Триедар, обезумев, повелел казнить её и всех, кто был с нею. И замучены были тогда также её няня Ганна вместе с тридцатью её юными подругами. И тела их были брошены под открытым небом, а души голубками улетели к Алатырь-горе.
И открылись пред ними врата Ирия, где облеклись они в белые одежды, и принял их с любовью и усадил на златые престолы вокруг себя сам пресветлый Бус Белояр, пребывающий и в Яви, и в Вышней Прави.
А затем Бус свет Белояр посетил во сне и ободрил Ягория, и рёк ему, что близок конец испытаний и свобода его. И тут по воле Буса сам Сварог-отец наслал кару великую на Арийстан. Но и та кара была также милостью, ибо также с любовью отец наставляет детей своих.
И вот Ягорий в узилище своём узрел очами духовными, как разверзлись небеса, и явилось бесчисленное светозарое войско Сварожичей, и крылья их были как огонь. А впереди ратей тех видел он самого Сварога со златым молотом, и одесную его – Перуна, а ошую – Семаргла Сварожичей. И парили они подобно Орлам. И вот спустились, и Сварог ударил молотом посреди Велияр-града у хором царских. И расселась земля, и из пропасти пекла послышался вой невыносимый.
И тогда по Божьему попущению разгорелась свара великая в стране, и весь город обезумел, и стали люди нападать друг на друга в ярости. И сам царь Триедар лишился разума, он рыскал по горам и ревел, будто кабан дикий. И ужас объял всех, и ждали люди конца мира.
А покуда все были объяты страхом, своячнице царя Корсунье во сне явился сам Бус Белояр как огненный Вестник. «Нет и не будет спасения всей вашей стране,- рёк он.- Разве исцелит вас десница святого Ягория. Пойдите, освободите его из ямы, где он томится!»
Проснувшись, Корсуня рассказала свой сон, и стал укорять её: «Возможно ли теперь хотя бы кости его обрести?» Но всё же пришли к узилищу, куда пятнадцать лет назад был брошен Ягорий. И, отвалив камни и бросив конец цепи в ту яму, кликнули: «Ягорий, коли жив ещё, выходи, ибо Вестник Вышнего повелел нам вывести тебя на свет!»
И Ягорий, встав на ноги, потянул за верёвку и ухватился за неё. И подняли его, и увидели, что тело его стало как уголь, в глазах же сиял свет благодатный. Тут же принесли ему одежды, и с ликованием направились все из Ярхат-града в стольный град Велияр.
А в это время Триедар, страдая от боли и подгоняемый духами чёрной немочи, выскочил из болотных зарослей, и заскрежетал зубами, и, испуская изо рта пену, двинулся навстречу Ягорию. Но тут Ягорий повелел ему: «Исцелись!»
И тот сразу просветлел очами, а затем, пав ниц, стал обнимать колени подвижника и говорить: «Умоляю, прости всё, что содеял я против тебя…» И в ответ рёк Ягорий: «Признай теперь Творца Мира и единого с ним Сына Божьего – Буса свет Белояра, ибо лишь в Его власти карать и миловать».
А затем Ягорий также исцелил весь город и потом попросил, чтобы его пустили к телам Римии и её сомучениц, ибо ещё в темнице пророческим оком видел их смерть. И пошёл на место скорби Ягорий, и затем повелел уложить их тела в упокоище.
И затем, рассеяв над Арийстаном мрак невежества светом богопознания, избрал святой Ягорий своим пребыванием область пустынную и безлюдную среди тысячи гор в глубокой пещере Торба у подножия Алатырь-горы.
И так решил он соделаться хранителем сокровищ Дажень-яра в сей пещере у подножия Алатырь-горы и там, оставаясь наедине с самим собой, быть также рядом с Бусом Белояром и безраздельно предаваться беседе с Вышним. А Бус Белояр тогда сам сошёл в пещеру и рёк, что брошена ему была цепь в его узилище для того, чтобы он служил людям.
И потому в годы грядущие Ягорий, всегда возвращаясь к службе Стража Тайн рода Яров, вновь и вновь спускался с гор и обходил Арийские страны. И так ходил он по Руси Великой вместе с Дажень-яром и Бусом, везде поражая зло необоримым копьём своим. И он оставил себе преемником в Арийстане сына Яристу, владетеля меча духовного, и тот был на соборе в Никей-граде, а затем был убит неправедным царём Архелием. А вскоре та же печальная участь была уготована и царю Триедару, который отдался служению Вышнему. И выстроил он алтари Римии и сомученицам её из камней, принесённых им самим с вершины Святой Арарат-горы. А затем, по завершении многих благих дел, решил он оставить трон и последовать за Ягорием, но был отравлен заговорщиками из ближних бояр своих.
И тогда Ягорий решил навеки покинуть людей, изрекши с горечью: «Теперь да остановится слово моё, утомлённое тем, что было обращено к ушам мертвецов». И ушёл он в пещеру Торба, и многие годы провёл там сокрытым от людей, пока не настал последний срок его. И говорят, что пастухи нашли его тело бездыханным, и завалили ту пещеру камнями, не ведая, кто он. А потом весною нашли ту пещеру вскрытой, но не было там тела его.
И видели пастухи, как восходил Ягорий на Алатырь-гору. И так был он причислен к Вышнему Сонму, ибо благодаря Ягорию занялась заря правды, и озарил нас духовный луч, и зацвёл цветок любви и веры в саду Вышнего Бога.

И доселе помнят о том берендеи и по весне в дни Ярилины поют песнь, сложенную Сурияном-песнопевцем.

Гимн певца Сурияна Ягорию Храброму.
Было так при царе Триедаре,
да во том святом Ярхат-граде,
там Ягория мучали, пытали,
отрекаться от Буса принуждали.
Отвечал Ягорий мучителям
то, что душу его не сгубить им.
Он умрёт за веру православную,
сложит так головушку славную.
Стали тут Ягория пилами пилить,
стали тело его белое палить,
только зубья у пил тех ломалися
и огонь напрасно старался.
И тогда Ягория сковали,
и во яму глубокую бросали,
и каменьями ту яму забросали,
и песками жёлтыми засыпали.
Засыпали её и притаптывали,
как притаптывали, приговаривали:
«На Святой Руси Ягорию не бывать,
Света Белого не видать!»
Как тут по весне цветы распускалися,
от Кияр-града ветра подымалися,
И пески рудожёлтые разносили,
все каменья тяжёлые отвалили.
Выходил тогда Ягорий на Святую Русь!
Рёк он: «Славься же вовеки,
князь наш Ярый Бус!»
И его Солнце Красное обогрело,
и обмыли дожди его тело.
И поехал он ко граду Кияру,
прославляя Буса Белояра!

Древнерусский календарь

Святой великомученик Георгий Победоносец.
Кияр-град.
Русколания.
Рождение Буса Белояра.
Бус Белояр - правитель Русколани.
Распятие Буса Белояра (368 г.)
Сурожская Русь.
Русский каганат.

Copyright © 2015 Роза Мира


Категория: Ведизм | Добавил: Jupiter (17.05.2015)
Просмотров: 507 | Теги: ведизм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика