Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.04.2021
21:17
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1353]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [442]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [124]
Юрьев [228]
Судогда [106]
Москва [42]
Покров [149]
Гусь [162]
Вязники [291]
Камешково [102]
Ковров [392]
Гороховец [124]
Александров [255]
Переславль [112]
Кольчугино [78]
История [39]
Киржач [87]
Шуя [108]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [140]
Промышленность [90]
Учебные заведения [127]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [250]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 30
Гостей: 30
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Воины-интернационалисты

Воины-интернационалисты земли владимирской во Вьетнаме (Часть 2)

Воины-интернационалисты земли владимирской во Вьетнаме
Часть 2

Начало »»» Воины-интернационалисты земли владимирской во Вьетнаме (Часть 1)


Так замаскирована кабина управления ЗРК

Выполняя свои задачи, нашей группе приходилось часто выезжать на стартовые позиции. При интенсивных налетах выезды совершались только ночью, а при снижении интенсивности налетов - днем. Обычно выезжала большая часть группы. Каждый специалист имел каску советского образца, как средство защиты. Выезды происходили на автомашинах ГАЗ-69. Стартовые позиции очень тщательно маскировали. Пусковые установки превращались в шалаши из бамбука. Кабины радиолокационных станций, кроме маскировки еще покрывались щитами из твердых пород деревьев или бамбука для защиты аппаратуры и личного состава от шариковых бомб и осколков. Даже антенный пост, обычно стоящий на возвышении, был тщательно замаскирован и обнаруживался только с близкого расстояния. Быстро строились и новые позиции вручную с использованием женского труда. Вьетнамские женщины в маленьких корзинах с помощью бамбукового коромысла носили грунт для обваловки окопов. На обваловках высаживались бананы, которые очень быстро растут, и буквально через пару недель окопы были готовы и замаскированы. Кстати с помощью бамбукового коромысла, которое пружинит, вьетнамцы носят воду по два ведра и другие грузы. Идти при этом надо спортивным шагом, так легче и вода не расплескивается. Наши попытки проделать то же успехом не увенчались.
В окрестностях Ханоя мало мест, где можно разместить ЗРК. Часто разворачивались не все пусковые установки. Однажды при передислокации ЗРДН, о которой мы не были извещены, дивизион частично расположили на складе металлолома. Во время стрельбы пущенная ракета разметала весь металлом и была повреждена соседняя пусковая установка. При этом был сбит американский самолет, а пусковую установку починили прямо на позиции.
В апреле месяце заканчивался так называемый сухой сезон, когда стоит в основном пасмурная погода с мелкими моросящими дождями, и начинался сезон тропических дождей. В этот сезон стоит солнечная жаркая погода, но вдруг появляется туча и начинается тропический ливень, который льет около часа. Льет с такой силой, что через несколько минут, находясь в маленьком помещении, становится трудно дышать, так как дождь вытеснил воздух от поверхности земли. Затем туча проходит, светит солнце, начинается испарение при температуре выше +30°С, влажность достигает 100% и все пространство превращается в огромную парилку. Константин Симонов, посетивший Вьетнам в 1970 году, так написал о местном дожде:
"Льет трехэтажный
Вьетнамский дождик".
В этих условиях работать становиться труднее как людям, так и технике. Очень важным стало соблюдение каждым членом группы правил личной гигиены. Мыться приходилось дважды в день, из них один раз с мылом. Один раз в неделю - помывка в бане, обычно ездили в зону "Б". Не менее важным был контроль за приготовлением пищи. Условия приготовления пищи: низкая санитарная культура поваров и обслуживающего персонала (из числа вьетнамцев), отсутствие холодильного оборудования - все это могло привести к пищевым отравлениям и различным инфекционным заболеваниям. Врачу группы Дегтяреву В. приходилось денно и нощно работать по этим вопросам.
Продукты питания закупались работниками бюро обслуживания в определенных пунктах снабжения, так как свободной торговли в ДРВ в то время не было. Мы платили за продукты из расчета 7 донгов в сутки. Кухня, благодаря нашему врачу, была почти русской и вполне достаточной. Для сравнения, вьетнамские военнослужащие в подразделениях питались из расчета 0,7 донга в сутки (только рис и чай).
Использование противомоскитных сеток было обязательным, несмотря на невозможность уснуть из-за духоты.
Здесь мне хочется сказать теплые слова начальнику бюро обслуживания тов. Вьен, который инициативно и добросовестно выполнял свои обязанности. Так с наступлением жары все специалисты нашей группы были обеспечены электрическими вентиляторами. К каждой кровати была проведена розетка. Вентилятор ставился под москитной сеткой-пологом со стороны ног. Когда ложишься спать, забравшись под сетку, включаешь вентилятор и под сеткой становится прохладнее и не так душно. Перед тем как заснуть вентилятор выключаешь.
Следует сказать, что в г. Ханой и его окрестностях электроэнергия практически не отключалась, несмотря на состояние войны и бомбардировки. Объясняется это очень просто: ПВО ДРВ успешно вела боевые действия. По данным вьетнамского командования еще в 1967 году был сбит 2000 американский самолет, и определенное количество американских летчиков попало в плен. Эти пленные летчики работали на электростанции и размещались на ее территории. Это было показано журналистам и дипломатам. Поэтому американская авиация ударов по электростанции не наносила.
Периодически переводчики-вьетнамцы сообщали нам информацию о положении в Южном Вьетнаме. Эта информация была примерно такой: "Наши войска на Юге ведут успешные боевые действия, освобождено столько-то населенных пунктов, взяты большие трофеи и т.п.". в конце марта или начале апреля переводчики сообщили нам, что американские войска на Юге совершили акт вандализма: 16 марта 1968 года в общине Сонгми уничтожили несколько деревень и истребили около 600 стариков, женщин и детей. Общественности и американскому, народу об этом стало известно 20 месяцев спустя. Прошло судебное разбирательство. К ответственности были привлечены только двое: командир взвода Уильям Колли, который, что называется, хватил лишку: своей собственной рукой убил 109 человек, да еще один сержант, В свое время об этом событии много писали различные средства массовой информации. Юрий Жуков в книге "США на пороге 70-х годов" приводит разговор с корреспондентом американского телевидения участника казни в Сонгми:
У. Колли отступил на 3-5 метров (от вьетнамцев, которых солдаты усадили на землю) и начал стрелять в них. Он мне сказал, чтобы и я открыл огонь. Я начал стрелять.
- Сколько же человек вы убили?
- Я вел беглый огонь, как бы поливая их из лейки... Я мог убить что-нибудь 10-15 человек".
Как могли это сделать, казалось бы, цивилизованные люди?
Такими стали эти американцы, воспитанные на голливудских фильмах, воспевающих насилие, воспитанные на культе силы всем американским образом жизни. Война для них бизнес, и они очень деловито подходят к этому странному бизнесу.
Экраны наших телевизоров забиты низкопробными боевиками и фильмами ужасов сомнительного происхождения, в которых главный герой - бандит, потерявший человеческий облик и оставляющий после себя горы трупов и реки крови. Прилавки книжных магазинов завалены детективами, где главный герой - преступник.
Сейчас в нашу жизнь внедряется пресловутый американский образ жизни. Чтобы убедиться в этом, достаточно в любом городе посмотреть на вывески магазинов и послушать разговор молодежи.
Не воспитаем ли мы таких же "У. Колли", которые способны поливать огнем из автомата, как из садовой лейки, безоружных людей?
Из анализа имеющейся информации и событий во Вьетнаме стало очевидным, что США увязли во вьетнамской войне и пытаются выйти из тупика не только военными способами. Кроме того, приближались выборы президента США в ноябре 1968 года. В самих США росло недовольство политикой во Вьетнаме.
Вьетнамский народ устал от войны. Участники конфликта стали искать возможность для установления контактов.
В апреле 1968 года США объявили о прекращении налетов на Ханой и Хайфон и ограничили бомбардировки 4-ой военной зоной, то есть зоны, прилегающей к 17-й параллели.
В районе Ханоя нашим специалистам стало работать менее напряженно, хотя работа шла своим чередом. Шли доработки техники, поэтому главным стало обучение вьетнамских военнослужащих. Проводились занятия по материальной части доработанных ЗРК и особенностям их боевого применения, Для подготовки наших специалистов использовалась откорректированная техническая документация. Специалисты сами разрабатывали и изготовляли схемы, по которым проводили занятия. Большую помощь специалистам группы оказывала научно-исследовательская группа в составе представителей конструкторских бюро и НИИ ПВО.
Также оказывалась помощь вьетнамским военнослужащим в совершенствовании методики проведения регламентных работ и подготовки материальной части к боевой работе.
В районе г. Ханой продолжались полеты разведывательных самолетов США, в основном беспилотных на средних и малых высотах.
Но все понимали, что это лишь временная передышка.
Появилась возможность усилить противовоздушную оборону объектов в 4-й зоне. Наш подшефный полк получил боевую задачу передислоцироваться в 4-ю зону, то есть в район бомбардировок и оборонять аэродром, на котором базировались истребители МиГ-21. До этого времени аэродром обороняла только зенитная артиллерия.
Полку было дано время для подготовки к маршу. Специалисты нашей группы оказали помощь в планировании и организации марша, так как вьетнамские расчеты не имели достаточного опыта в совершении марша на большие расстояния. На время подготовки к маршу полк не был снят с боевого дежурства. При работе в одном из дивизионов нам представилась возможность наблюдать на экранах станции наведения ракет (СИР) сигнал от новейшего самолета-разведчика США SR-71. Этот разведчик совершал свои полеты с аэродрома в Таиланде с большой скоростью и на большой высоте, что было на границе возможностей ЗРК СА-75. К этому времени специалисты научно-исследовательской группы разработали особую методику стрельбы по SR-71, которая позволяла повысить вероятность его поражения. Методика была изучена с вьетнамскими расчетами. Нам было известно, что проводилось несколько стрельб по SR-71 и все неудачные. В основном из-за того, что вьетнамские расчеты нарушали рекомендации методики. Они говорили, что ЗРК СА-75 не может бороться с SR-71, и им нужен более совершенный комплекс.
К сожалению, в рассказанном случае, SR-71 не входил в зону поражения, и нам не удалось принять участие в стрельбе и полностью выполнить методику.
Передислокация полка прошла успешно. Вперед была выслана группа рекогносцировки, в том числе и от бюро обслуживания, которая подготовила для группы временное жилье.
Вслед за полком переезжала и наша группа. Было назначено время выезда - раннее утро. Мы должны были переезжать на двух машинах ГАЗ-69, а наши вещи личные и общественные перевозились на грузовике ЗиЛ-130. Перед выездом переводчик сообщил, что надвигается тайфун "Агнесса". В Юго-Восточной Азии всем тайфунам присваиваются женские имена. По информации синоптиков тайфун должен был подойти к побережью Вьетнама поздним вечером. По нашим расчетам к вечеру мы должны быть на месте. Решено было выезд не откладывать и ехать колонной. Раннее утро, на небе ни облачка и мы тронулись в путь. С особым вниманием осматривали новые места. Маршрут проходил в основном по дороге № 1 Ханой - Сайгон. Поражало то, что вокруг практически все было разрушено. Кое-где велись восстановительные работы, да крестьяне работали на рисовых полях. Переезжали одну реку по понтонному мосту, В качестве понтонов служили связанные канатами бамбуковые штабеля, а настил был из досок. Невдалеке стоял маленький речной катер, который разводил мост днем (во время интенсивных бомбардировок), а ночью - сводил.
По мере удаления от Ханоя на юг рисовые поля исчезали, появлялись холмы, стало больше деревьев. По пути мы обгоняли небольшие колонны грузовиков, которые везли грузы в Южный Вьетнам для обеспечения армии.
Наш путь проходил через знаменитый мост Хамронг. Это был железнодорожный мост через довольно широкую реку на железной дороге Ханой - Сайгон. Железная дорога не работала, так как была разрушена, и мост использовался как автомобильный. Значительность моста заключалась в том, что американская авиация не смогла его разрушить, несмотря на отчаянные попытки. Мы осмотрели мост, он был весь иссечен осколками, но был цел и функционировал, В данном месте река протекала среди довольно высоких сопок. Железная дорога, вернее то, что от нее осталось, проходила между сопок вдоль реки, круто сворачивая на мост, а после моста круто сворачивала опять вдоль реки. Мост оборонялся зенитной артиллерией малого калибра, расположенной на сопках и хорошо замаскированной. Совершить прицельное бомбометание в таких условиях под сильным огнем зенитной артиллерии было очень трудно, Этот мост был разрушен лишь в 1972 году бомбами с лазерным наведением.
В пути следования грузовик с имуществом отставал от ГАЗ-69, так как дорога была узкая и совершать обгоны даже "газику" было трудно. Мы останавливались и ждали свой грузовик. Ближе к вечеру грузовик отстал часа на три. Оказалось, что его задержала дорожная полиция для ликвидации пробки на дороге, вызванной аварией. Мы серьезно выбились из графика движения. Дождались грузовик и продолжили путь, хотя уже наступал вечер, так как сделать остановку на ночь было просто негде.
Вдруг подул сильный ветер, плотные тучи закрыли небо, и пошел тропический ливень. Это пришел тайфун "Агнесса". У нас был единственный выход - продолжать движение. Ветер дул поперек дороги справа. Вскоре нам пришлось остановиться, так как дорогу перегородило поваленное дерево. Дерево было небольшое. Мы надели плащи, подняли капюшоны, вышли и освободили дорогу. Наши прорезиненные плащи промокли насквозь через несколько секунд, Дождь при сильном, порывистом ветре проникал в любую щель плаща.
Через несколько километров уперлись в колонну стоящих грузовиков, Кое-как объехали колонну. Она стояла, так как дорогу перегородило большое дерево и, как оказалось, довольно твердое. Большинство вьетнамских водителей мирно спали в кабинах своих машин. Только небольшая группа, видимо наиболее ответственных людей, пытались мачетой отрубить дерево от корней, оставшихся в земле. У нас был топор. Мы стали помогать перерубать дерево топором. Ветер дул с такой силой, такими порывами и шел такой дождь, что попасть топором по одному и тому же месту было невозможно, даже просто стоять было трудно. Вьетнамцы подсказали, что надо встать плотным кругом вокруг рубящего, чтобы уменьшить влияние ветра на топор. Дело пошло быстрее.
Около полуночи ветер стих совсем и дождь прекратился, Но через несколько часов все повторилось, только ветер теперь дул слева. Так мы и ехали всю ночь, освобождая дорогу от деревьев. Если нельзя было объехать колонну грузовиков, стоящую у следующего поваленного дерева, то приходилось вытаскивать из кабин водителей-вьетнамцев, заставлять их съезжать на обочину и освобождать дорогу. Кстати более действенным оказался русский выразительный язык с примесью отдельных вьетнамских слов, чем убеждения наших переводчиков.
С рассветом ветер и дождь утихли, а потом прекратились совсем, тучи ушли, и засветило солнце. Тайфун "Агнесса" покинул территорию Вьетнама. Завалов на дороге стало меньше, так как их начали расчищать дорожные службы.
К полудню следующего дня мы прибыли к временному месту расположения. Это были помещения на территории, которую занимала буддистская церковь (пагода). После короткого отдыха занялись просушкой вещей и имущества и приведением себя в порядок.
Дивизионы уже заняли боевые позиции. С нашей помощью материальная часть была приведена в боевое состояние. Полк заступил на боевое дежурство в новом районе.
Через некоторое время мы переехали на новое место жительства, ближе к расположению полка. Мы были размещены в помещении полуразрушенной и частично отремонтированной школы, Здание было одноэтажное, кирпичное с широкой верандой вокруг всего здания. В этом же здании расположилось бюро обслуживания и переводчики. Это было самое комфортное помещение. Прикрываемый объект, стартовые позиции и наше место жительства располагались в предгорье. Время года было самое жаркое, но так как воздух был заметно суше, чем в долине под Ханоем, жара переносилась легче. Электроэнергии в районе расположения не было, бани тоже. Водоемы (речки и озера) были значительно чище.
Баню построили совместными усилиями с бюро обслуживания. На берегу близлежащего водоема выкопали колодец, в котором вода отфильтровывалась естественным путем. Соорудили импровизированную печку. Выкапывалась узкая яма, на которую ставилась бочка из-под горючего. В бочку заливалась вода, а в яме под бочкой разводился костер: получалась горячая вода. Рядом стояла вторая бочка для разбавления воды до температуры, пригодной для мытья. Душ состоял из банки из-под смазки, в дне которой гвоздем пробивались отверстия. Банка устанавливалась немного выше роста человека на деревянном кронштейне. Под душ были положены деревянные решетки. Стены были из бамбуковых щитов. Вот и вся баня.
Для того, чтобы мыться, из второй бочки ручной помпой качали воду в банку, и получался прекрасный душ. Правда в баню ходили по два человека: один качает воду, другой моется. Налитая утром в бочки холодная вода так нагревалась на солнце, что ее приходилось разбавлять водой из колодца.
У нас был свой термометр и именно в это время была зафиксирована температура +43 °С в тени. В тропиках день примерно равен ночи весь год. В полдень солнце находится в зените и если выйти на солнце, то собственная тень только закроет ноги, можно сказать, что тени нет. Голову от солнечных лучей хорошо защищал вьетнамский шлем, которым был обеспечен каждый член группы. Наилучший вид одежды - это хлопчатобумажные брюки да наша военная рубашка, неоднократно постиранная. При такой жаре, повешенное утром для просушки выстиранное белье, высыхало только после полудня из-за высокой влажности.
Работа группы в новом районе проходила в обычном режиме. Несмотря на то, что мы находились в зоне бомбардировок, непосредственных ударов по позициям полка и нашему расположению не было. Только однажды на рассвете в 1-1,5 км от нашего расположения американские штурмовики разбомбили автомобильную колонну. Земля содрогалась, но стекла не дрожали, так как в большинстве вьетнамских зданий стекол нет, а окна закрываются деревянными решетками.
Полеты над территорией проводились в основном самолетами-разведчиками. Видимо американцы думали, как им выйти из тупика этой войны. А залетать в зону зенитных ракетных войск американские летчики все же боялись.
Из профессиональной работы группы хочу рассказать о двух случаях.
Однажды в районе обороняемого аэродрома пролетел беспилотный разведчик на малой высоте. Зенитная артиллерия открыла по нему безрезультатный огонь. Мы выбежали из здания, чтобы посмотреть обстановку, я успел захватить с собой бинокль. Мы видели, что разведчик - это был 147j, облетел довольно высокую сопку и направляется в сторону одного из дивизионов. Дивизион пустил одну ракету, которая хорошо видна невооруженным глазом. Ждали сбития самолета. Но ракета шла по прямой в вершину сопки, а разведчик летел к дивизиону, находясь ближе сопки. Ракета вдруг пошла вверх и самоликвидировалась на большой высоте. Пуска второй ракеты не было.
Мы решили немедленно выехать в этот дивизион, разобраться, в чем дело и разъяснить боевому расчету происшедшее.
Сами мы уже знали, что произошло. Дело в том, что на ЗРК была проведена доработка по защите наземных объектов в случае промаха ракеты. Когда идет стрельба на малых высотах, то в случае промаха ракета самоликвидируется, то есть подрывается низко над землей или на земле. Боевая часть ракеты весит без малого 200 кг. Такие случаи во Вьетнаме были и были с жертвами. Суть доработки в том, что в случае промаха на ракету выдается команда "вверх" и ракета самоликвидируется на большой высоте, практически не нанося вреда наземным объектам. По этой доработке в каждом дивизионе были проведены занятия, но вьетнамские расчеты, видимо, посчитали ее несущественной, т.к. она не повышала эффективности стрельбы и действовала автоматически при промахе.
Нашу поездку нужно было согласовывать с вьетнамским командованием. Переводчик, к которому мы обратились с просьбой об организации поездки, доложил, что выехать невозможно, т.к. автомашина в ремонте. На следующий день машина также оказалась в ремонте. И только к вечеру мы смогли выехать в дивизион.
На позиции дивизиона собрался весь инженерно-технический состав полка. Начался разбор стрельбы. Вели его командир полка майор Котт и наш командир подполковник Калюкин Л.Н.
Сначала выступали вьетнамцы. Они говорили, что видели, и высказывали свое мнение о причине неудачной стрельбы. Характерно, что все выступающие "видели" не то, что они могли видеть, находясь на своем рабочем месте, а "видели" то, что мог видеть только командир дивизиона и офицер наведения. Причины выдвигались самые нелепые. Но приходилось их вежливо отклонять. Выводы большинства вьетнамцев сводились к тому, что ЗРК морально устарел, не может вести эффективную стрельбу по современным американским самолетам. Поэтому СССР должен поставлять более совершенные и новые ЗРК.
Наш командир дал заключительное слово мне, вьетнамский командир согласился. Я напомнил об указанной доработке и сказал, что ЗРК работал так, как работал боевой расчет. Во время поиска цели самолет-разведчик находился рядом с сопкой. Расчет ошибся, взял на сопровождение местный предмет - сопку и пустил по ней ракету. Во время полета ракеты расчет обнаружил самолет, перевел СИР с сопровождения сопки на самолет. Ракета же в это время уже была дальше самолета, т.е. произошел промах, ракета автоматически получила команду "вверх” и ушла на самоликвидацию.
Совещание было закрыто. Вьетнамский командир пригласил нас к себе и попросил еще раз подробно ему все рассказать. Мы попросили показать боевые документы, которые подтвердили нашу правоту.
Больше подобных попыток в полку не было.
Второй случай. Командир вьетнамского полка сообщил, что дивизион, находящийся за аэродромом, провел стрельбу по высотному разведчику SR-71, но самолет не был сбит.
Мы выехали в этот дивизион. Командир дивизиона очень правдиво рассказал, как прошла стрельба. Он выполнил все наши рекомендации. Только замешкался на несколько секунд и пустил не три ракеты очередью, а только две. Обе ракеты взорвались вблизи самолета, который американцы считали недосягаемым для наших ракет. Или самолет был поврежден, или летчика напугали разрывы ракет, но полеты SR-71 были прекращены на длительное время.
При очередном посещении данного дивизиона мы узнали, что командир дивизиона переведен на другую должность. Эти случаи подтверждают то, что было сказано об отношениях с Вьетнамом выше.
Полковая группа очень много времени проводила в разъездах, в том числе и ночью. Довольно часто видели вьетнамских военнослужащих, шедших в направлении на юг, а иногда встречались колонны людей в полувоенной форме и с учебным (деревянным) оружием, шедших в произвольном направлении. Из бесед с переводчиками мы узнали, что все эти люди или идут в Южный Вьетнам, или готовятся туда пойти. В нашем понятии сложилась определенная система подготовки войск для Южного Вьетнама.
Новобранцев разбивали на мелкие группы и распределяли по подразделениям, расположенным на территории ДРВ. В этих подразделениях с новобранцами проводился первоначальный курс военного обучения: изучалась материальная часть стрелкового оружия уставы и другие предметы. Даже охрана нашего бюро обслуживания, а это отделение из пяти человек, проводила начальное военное обучение новобранцев.
После начального курса обучения новобранцев отправляли на сборные пункты, где из них формировали взводы и роты. И начинался второй этап - тактическая подготовка. В этот период изучались и отрабатывались способы ведения боевых действий в конкретных условиях, стрельба из стрелкового оружия, организация и совершение марша и т.д. Обмундированы были в полувоенную, бывшую в употреблении форму, оружие было учебное, выкладка из песка. Настоящим был только рис - основной продукт питания. Стрельба проводилась на специальных стрельбищах. Одно из таких стрельбищ находилось недалеко от места нашего проживания (школы) в 4-й военной зоне. Когда мы спрашивали переводчиков: "Что делают эти люди?" Они отвечали: "Учатся ходить".
По окончании тактической подготовки подразделения новобранцам выдавали настоящее оружие, обмундирование и с боевой выкладкой отправляли в Южный Вьетнам, где с обеих сторон велась диверсионно-партизанская война.
На тактическую подготовку отводилось три месяца, за это время нужно было совершить марши общей протяженностью 3000 км.
Именно 3000 км за три месяца нужно было пройти пешим маршем из ДРВ в долину реки Меконг Южного Вьетнама, где велись боевые действия. Этот марш из ДРВ в Южный Вьетнам проходил по так называемой трапе Хо-Ши-Мина. Эта тропа представляла собой систему пешеходных троп и автомобильных дорог, оборудованную пунктами отдыха личного состава, пунктами питания, медицинскими, ремонтными и заправочными пунктами и т.п. Вся тропа была хорошо замаскирована. Сначала тропа шла по территории ДРВ, затем уходила в Лаос и выходила в дельту реки Меконг.
Руководству ДРВ удавалось поддерживать численность своих войск в Южном Вьетнаме около 1 млн. человек. Эти войска были хорошо вооружены, в основном автоматическим оружием советского и китайского производства, и были приспособлены к ведению боевых действий в конкретных природных условиях.
Содержание такой армии - большая нагрузка для страны и ее народа. Вьетнамский народ стойко перенес все трудности, выпавшие на его долю, и в конечном итоге победил.
Для примера приведу несколько фактов, сохранившихся в памяти с того времени.
Каждому военнослужащему на территории ДРВ по нормам снабжения полагалось: одно летнее и одно зимнее обмундирование на два года, соответственно - одна пара летней обуви (сандали) и одна - зимней (кеды). Такие же нормы существовали для гражданских лиц мужчин и женщин. Женщине еще полагалось 5 м. ткани в год. Продовольственный ежедневный паек военнослужащего составлял 300 грамм рисовой крупы и чай. Операторам, работающим за индикаторами, дополнительно несколько конфет - карамели. Каждому военнослужащему полагалось 500 грамм мяса на месяц. Из этого количества мяса готовилась только подлива к рису.
Личному составу подразделений ЗРВ разрешалось иметь личное подсобное хозяйство: кур, уток, собак. Все это хозяйство, помеченное меткой хозяина, паслось по стартовой позиции и питалось в основном подножным кормом. Если при посещении дивизиона увидишь, что солдаты ловят кур и уток и сажают их в корзины, то это однозначно определяло, что дивизион получил приказ на смену позиции. На марше корзины с птицами подвешивались снизу на кабины радиолокационных станций, пусковые установки и транспортно-заряжающие машины с ракетами.
Важное значение в работе и жизни полковой группы имела организация и проведение свободного времени. Какие возможности были по организации досуга и чем занимались в свободное от исполнения прямых обязанностей время?
Библиотека Советского посольства в ДРВ обеспечила нашу группу небольшой библиотекой с научно-технической и художественной литературой, книги периодически обновлялись. В нашей группе существовал кружок по изучению теории вероятностей, в который входили все.
Использование научно-технической литературы и своих знаний обеспечило разработку графиков, с помощью которых можно было определить возможность стрельбы по самолету - носителю ракеты типа "Шрайк" после пуска "Шрайка" и недопущения при этом поражения дивизиона. Эта разработка после уточнения в НИИ ПВО нашла отражение в боевых документах.
Один из наших товарищей - Яблонский Геннадий - в свое время закончил курсы киномехаников. Поэтому культурный отдел Посольства обеспечил нашу группу узкопленочной переносной киноустановкой. Мы смотрели советские фильмы, в основном новые, регулярно заменяя их (1 раз в неделю). И только во время пребывания в 4-й зоне фильмы заменялись 1 раз в месяц, ввиду удаленности от Ханоя. Однажды, по согласованию с командованием вьетнамского полка, мы получили фильм на вьетнамском языке "Ленин в Октябре" и показали его не только военным, но и местному населению. Собралось очень много людей. Фильм показывали на току, где обмолачивали рис. Скамейки поставили только нам и командованию полка, все остальные сидели на земле и смотрели очень внимательно.
В группе имелось несколько транзисторных радиоприемников, в том числе один приемник "Спидола". Только на этот приемник с использованием специально изготовленной антенны, ориентированной на Москву, можно было принять передачи из Москвы, да и то только в ночное время. Поэтому все собирались около "Спидолы" и слушали Москву поздним вечером.
Более доступными были радиостанции иностранные, вещавшие на русском или своем языке. Так, например, о вводе войск Варшавского Договора в Чехословакию 20 августа 1968 года мы узнали из сообщения радиостанции "Голос Америки". Хорошую музыку и эстрадные концерты на английском языке передавала радиостанция авианосца "Энтерпрайз". Одна индонезийская радиостанция свои позывные сопровождала русским романсом "Ехали на тройке с бубенцами". Романс исполнялся полностью, на национальном языке, но очень хорошо.
Буквально весь эфир был забит китайскими радиостанциями, вещавшими на русском языке. Передачи определялись идеологией культурной революции в Китае. Воспринимать эти передачи серьезно было нельзя. Так, например, было сообщение о пожаре на химическом заводе. Пострадали несколько рабочих, которых в бессознательном состоянии доставили в реанимационное отделение больницы. Один из рабочих, придя в сознание (называлось имя этого рабочего) потребовал, чтобы ему дали цитатник Мао Цзэдуна. Он стал читать указания великого кормчего, быстро выздоровел и приступил к работе.
Общий интерес был к фотографированию. В группе было несколько фотоаппаратов. А Корчагин Евгений занимался фотографией почти профессионально. И у каждого члена группы имелось по несколько фотографий на память об этой незабываемой командировке. Во Вьетнаме практически нечего было купить, в том числе и фотоматериалы. Приходилось нашим родственникам пересылать фотоматериалы в письмах или с офицерами, прибывающими в ДРВ из наших частей.
Несмотря на трудное военное время, мы несколько раз приглашались в театры г. Ханоя на праздничные эстрадные концерты, Посетили исторический музей и музей армии, ближе познакомились с трудной судьбой вьетнамского народа. Также была организована поездка в ароматную пагоду - культурно-исторический памятник. Путь к пагоде был неблизкий: сначала ехали на автобусе, затем по реке на весельных лодках и, наконец, по горной тропе пешком в джунглях. Пагода очень древняя и действительно под ее сводом присутствует своеобразный аромат.
Несколько впечатлений о самом пути. Вьетнамцы гребут веслами, стоя лицом к направлению движения, На маленьких бамбуковых лодках гребут, сидя лицом к направлению движения, и гребут не руками, а ногами. На концах весел крепятся специальные поперечные площадочки, которые удерживаются ногами при поднимании весел и служат опорой для ног, когда веслом отталкиваются от воды. Проделывают такие гребки ногами босиком или в носках. Руки при этом свободны. Рыбаки в движении ловят рыбу, а женщины в движении могут заниматься рукоделием. Маленькие ребята катаются по реке, стоя на спинах, плывущих буйволов и управляя ими, По джунглям нельзя идти так, как мы ходим по лесу без всяких троп. Деревья и кустарники очень густые и переплетены лианами. Чтобы пройти, нужно или искать тропу, или топором прорубать новую. Проходя по горной тропе среди джунглей к пагоде, наблюдали фрагменты подсечной системы земледелия, известной из истории древней Руси. Местные жители сжигали участок леса и превращали его в плодородное поле.
По традиции мы праздновали все государственные праздники. На советские праздники в посольском магазине закупались дополнительно деликатесные продукты и все, что полагалось на личные средства членов нашей группы, что называется в складчину, устраивался торжественный ужин, на который приглашались офицеры вьетнамского полка. Как обычно, произносились речи и тосты, соответствующие празднику. Гости отведывали наши деликатесы, но должное отдавали рису. На вьетнамские праздники роли менялись: хозяевами были вьетнамцы, а мы - гостями.
Отмечались в группе и дни рождения: организовывался праздничный ужин, и именинник получал памятный сувенир.
В 1968 году по данным вьетнамского руководства в небе Вьетнама был сбит трехтысячный американский самолет. Это событие праздновал весь Вьетнам. Обломки этого самолета стали экспонатом музея армии, а также были расположены на наиболее оживленных улицах и площадях г. Ханой. На новый 1969 год Министр Обороны СССР, Маршал Советского Союза Гречко Андрей Антонович прислал каждому советскому специалисту поздравительную открытку с личной подписью и личный подарок.
Полковые группы систематически инспектировались старшим группы советских военных специалистов во Вьетнаме, а также офицерами его штаба. Во время пребывания нашей полковой группы старшим группы советских военных специалистов во Вьетнаме был генерал-лейтенант Абрамов В.Н., а затем его сменил генерал-лейтенант Стольников Б.А.
Инспекции, проводимые старшими начальниками в ДРВ, существенно отличались от таких же инспекций в СССР. В СССР инспекции или проверки старших начальников в большинстве случаев заканчивались разносами из-за каких-либо мелких недостатков, а иногда и состояли из одних разносов и указаний устранить к такому-то сроку.
В ДРВ старший начальник изучал положение дел в полковой группе. Старший полковой группы докладывал о проделанной работе, о нерешенных вопросах и проблемах, ничего не скрывая. Старший начальник указывал на недостатки и, одновременно, рекомендовал, как перестроить работу группы, чтобы недостатков не допускать и таким образом разрешить возникшие проблемы. Обязательно беседовал с каждым членом группы, обычно в неофициальной обстановке, о личных проблемах. Вообще личный состав полковой группы получал конкретную помощь и моральную поддержку. Обстановка была доброжелательная, на разносы не было намека. Мы чувствовали, что все мы, как говорится от солдата до генерала, являемся военным коллективом, защищающим интересы нашей Родины в Юго-Восточной Азии.
США продолжали искать выход из развязанной ими грязной войны во Вьетнаме. Делались какие-то попытки использовать путь переговоров.
Интенсивность налетов на объекты ДРВ была невысокой. Подшефный полк и наша группа возвратились из 4-й военной зоны в ханойскую группировку. Материальная часть была приведена в порядок, и полк заступил на боевое дежурство по обороне г. Ханоя.
Наша группа работала в обычном режиме. Командир вьетнамского полка майор Котт, с которым у нас сложились доверительные деловые отношения, был переведен на другую должность. В полк был назначен новый командир, отношения с которым были более прохладными, хотя внешне все проходило как обычно.
Приближался конец нашей почти годовой командировки. Группа успешно справилась с поставленной задачей. На служебных совещаниях старшим начальником наша, группа отмечалась в числе лучших. Несмотря на тяжелые климатические и бытовые условия, оторванность от своей Родины, группа работала с полным напряжением. Личный состав имел высокую профессиональную и моральную подготовку. За все время пребывания в группе не было серьезных заболеваний, кроме потницы. Также не было психических срывов. Коллектив работал дружно и целеустремленно. В этом несомненная заслуга старшего группы Калюкина Л.Н. и врача группы Дегтярева В.А.
Наступил "сухой" сезон: пасмурно и идет мелкий дождь, не поймешь, то ли он есть, то ли его нет. Термометр зафиксировал самую низкую температуру +8°С. Это очень холодно, так как помещения, в которых мы жили, естественно не отапливались и в окнах не было стекол. Вот тут и пригодилось теплое нательное белье. Кроме того, бюро обслуживания обеспечило нас ватными одеялами и теплыми китайскими куртками-бушлатами военного образца.
Наконец был определен день вылета нашей группы и специалистов из других групп на Родину -10 февраля 1969 года. Как говорится, "были сборы не долги". Командование ВНА устроило прием для всех советских военных специалистов, вылетающих на Родину. Был торжественный ужин, на котором к советским специалистам с благодарной речью обратился Командующий ПВО и ВВС ВНА старший полковник Ле-Ван-Чи. Все советские специалисты были награждены вьетнамскими медалями "За солидарность в борьбе с американским империализмом", а также грамотами Председателя Совета Министров ДРВ Фам-Ван-Донга.
Вот, наконец, и 10 февраля 1969 года. В аэропорту г. Ханой - Нойбай ожидаем самолет, на котором в ДРВ прилетает очередная группа советских специалистов, температура воздуха в Ханое +20°С. Командир нашей полковой группы Калюкин Л.Н. оставался в ДРВ для того, чтобы встретить новую группу и обеспечить для нее быстрый ввод в нормальный режим работы и передать свой опыт.
Наконец прибывает самолет, мы тепло прощаемся с нашим командиром и уходим на таможенное оформление и посадку. Через некоторое время самолет взлетает и берет курс на г. Гуанчжоу (Кантон). В Кантоне все происходит обычно, без каких-либо осложнений. Ночлег в гостинице аэропорта. В аэропорту поражает непривычная тишина. За все время, кроме нашего самолета, в аэропорту Кантон совершил посадку один небольшой транспортный самолет, да взлетел один МиГ-19, разукрашенный иероглифами.
Утром вылетали в Пекин. В аэропорту нас встретили, как и год назад, те же сотрудники Советского посольства и помогли быстро оформить все выездные документы. В беседе сотрудники посольства сказали нам, что оголтелая антисоветская истерия в Китае за истекший год утихла, но она дала свои результаты и возможны серьезные осложнения в отношениях наших государств.
Рейс, на котором мы возвращались через Китай, действительно, оказался последним. Последующие рейсы проходили через Бирму. Вскоре произошли военные столкновения на о. Даманский.
В Пекине группа советских специалистов, прибывшая из Вьетнама, была разделена на две части. Одна часть группы отправлялась в Москву ближайшим рейсом. Вторая часть группы должна была ждать следующий рейс Пекин - Москва. Я оказался в первой группе. Места наших товарищей в самолете заняли румыны, которые предлагали купить у них китайский ширпотреб. У Китая и Румынии в то время были очень хорошие отношения.
К исходу дня 11 февраля 1969 года самолет рейса Пекин - Москва совершил посадку в аэропорту г. Иркутск.
После почти годового отсутствия мы вступили на землю своей Родины. Иркутск встретил нас снегом и температурой воздуха -37°С.
Впереди были встречи с родными и близкими, отдых и дальнейшая служба в зенитных ракетных войсках ПВО страны.
В дальнейшем, по имеющимся у нас сведениям, мы внимательно следили за обстановкой во Вьетнаме.
В октябре 1972 года возобновились Парижские переговоры "О прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме”. 13 декабря американцы сорвали переговоры, чтобы заставить вьетнамское правительство подписать соглашение на своих условиях. Воздушная война США против ДРВ вступила в новую, более жестокую фазу.
Для решения поставленных задач и достижения политических целей американское командование с 18 по 30 декабря 1972 года провело специальную операцию под кодовым названием "Лайнбеккер-2" с привлечением всей стратегической, тактической и палубной авиации, дислоцировавшейся на юго-восточном театре военных действий (ТВД). Эта операция являлась самым мощным испытанием нового оружия, новых методов ведения боевых действий.
Для войск ПВО и ВВС ВНА эта воздушная операция ВВС США не была неожиданной ни в стратегическом, ни в тактическом планах.
Войска ПВО и ВВС ВНА были готовы к данной операции, а боевая техника и вооружение показали в целом высокие боевые качества и способность поражать современного воздушного противника. За 12 суток операции был уничтожен 81 самолет (34 самолета В-52 и 3 FB-111 в том числе).
Анализируя опыт вьетнамской войны и учитывая накопленный за время службы опыт под углом зрения основных направлений реформирования российской армии, следует напомнить аксиому, которую знали все офицеры, окончившие нормальные средние военные училища: "Сила вооруженных сил любого государства в гармоничном развитии всех видов вооруженных сил и всех родов войск".
Из анализа вьетнамской войны (в которой ПВО ВНА победила авиацию США), а также локальных последующих войн следует вывод: уже сегодня, а в будущем тем более, боевой потенциал первого удара все более перемещается в воздушно-космическое пространство, которое превращается в своеобразный театр военных действий. Происходит закономерное возрастание зависимости хода и исхода военных действий от результатов противоборства в воздушно-космическом пространстве.
В заключение уместно привести слова талантливейшего советского полководца, четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова:
"Война показала исключительное и первостепенное значение ПВО страны и войск. Надежная ПВО способна отразить удары противника. Особенно в начале войны, создать не только благоприятные условия для вступления в войну вооруженных сил, но и дает стране возможность более организованно перестроиться на военные рельсы, не говоря уже о том, что не будет серьезно поколеблено моральное состояние народа. В современных условиях, когда, как и у нас, в руках нашего вероятного противника имеется межконтинентальное средство вооружения с термоядерной начинкой, значимость ПВО, безусловно, стала номером один.
Тяжкое горе ожидает ту страну, которая окажется неспособной отразить удар с воздуха". (Цитируется по выступлению генерал-полковника Хюпенена Анатолия Ивановича, доктора военных наук, профессора на научно-практической конференции "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ". 2000 год).
К сожалению, это положение, высказанное нашим великим полководцем, мягко выражаясь, проигнорировано.
Исторический опыт, подтверждает, что главной военной силой становятся войска и силы, действующие из воздушно-космического пространства. Успешная борьба с ними возможна при наличии заблаговременно созданной системы воздушно-космической обороны.

Источник:
Шмуратко Н.А. Воины-интернационалисты земли владимирской. ООО “Принт Стайл”, г. Владимир, 2003 г.

1. Воины-интернационалисты земли владимирской на войне в Корее
2. Воины-интернационалисты земли владимирской на о. Куба
3. Воины-интернационалисты земли владимирской во Вьетнаме
4. Воины-интернационалисты земли владимирской в Чехословакии
5. Воины-интернационалисты земли владимирской в Египте
6. Воины-интернационалисты земли владимирской в Эфиопии, Сирии, Анголе, Перу

Категория: Воины-интернационалисты | Добавил: Николай (22.03.2021)
Просмотров: 16 | Теги: Владимир, Воины-интернационалисты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru