Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.04.2021
19:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1353]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [442]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [124]
Юрьев [228]
Судогда [106]
Москва [42]
Покров [149]
Гусь [162]
Вязники [291]
Камешково [102]
Ковров [392]
Гороховец [124]
Александров [255]
Переславль [112]
Кольчугино [78]
История [39]
Киржач [87]
Шуя [108]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [140]
Промышленность [90]
Учебные заведения [127]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [250]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 32
Гостей: 32
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Воины-интернационалисты

Воины-интернационалисты земли владимирской в Эфиопии, Сирии, Анголе, Перу

Воины-интернационалисты земли владимирской в Эфиопии, Сирии, Анголе, Перу

ЭФИОПИЯ

Проценко Виталий Федорович

Родился 30.04.1941 года в г. Москве.
Поступил в Тульское артиллерийское училище в 1959 году, окончил - в 1962 году.
С августа 1962 по ноябрь 1969 г. проходил службу в Группе Советских войск в Германии. 1962-1966 - командир взвода. 1966-1969 - командир батареи.
В ноябре 1969 года переведен для дальнейшего прохождения службы в Дальневосточный военный округ.
1969-1970 - командир батареи.
1970-1972 - начальник штаба отдельного дивизиона.
1972-1975 - командир артиллерийского дивизиона.
1975-1982 - командир артиллерийского полка.
Звание полковника присвоено 25.07.1980 года.
Август 1982 - август 1985 года - спецкомандировка в Эфиопию. 1985-1989 - заместитель начальника 1 отдела Владимирского областного военного комиссариата.
1989-1991 - Военный комиссар Липецкой области.
Уволен в ноябре 1991 года.
В спецкомандировке я находился в должности советника командира пехотной дивизии по боевому применению артиллерии и средств ПВО. Пехотная дивизия держала оборону на юге страны Сомали.
Со стороны Сомали постоянно, через 3-4 дня, проводились провокации на границе. Вглубь территории постоянно засылались диверсионные группы с задачами: нарушения управления, угона скота, нападения на боевые порядки (минометные взвода, батареи, отдельные огневые точки), ликвидации руководящих работников и активистов партии.
Главной задачей советника являлось укрепление боевого порядка дивизии, постоянный маневр средствами артиллерии и ПВО, обучение командного состава боевому, применению огневых средств при обороне, отражение нападения диверсионных групп, постоянная разведка полосы обороны противника.
Трудности:
В Эфиопии 377 языковых национальностей, двойной перевод - с амхарского на английский - с английского на русский.
Основное население провинции Сидамо - выходцы из Сомали.

Добров Валентин Петрович

1934 года рождения, родился в селе Толстовка Краснопартизанского района Саратовской области. Призван в ряды Советской Армии в 1953 году. В 1956 году окончил Саратовское танковое командное училище им. генерал-лейтенанта танковых войск Волох.
Проходил службу на должностях: командир взвода, командир роты, секретарь комитета комсомола части, помощник по комсомолу начальника политотдела, заместитель командира батальона по политической части, заместитель командира полка, заместитель начальника политотдела соединения, начальник политотдела.
С 1965 по 1969 год слушатель ВПА имени Ленина.
В 1963 году направлен в социалистическую Эфиопию советником начальника Политуправления соединения, советник начальника Политуправления Арабского сектора, возвратился на родину в 1987 году. Уволен в запас в 1987 году. После увольнения занимал руководящие должности на предприятиях Владимирской области. Награжден двумя орденами, Советского Союза и 12 медалями, а также орденом Эфиопии "За защиту завоеваний Революции".

Дмитриев Владимир Иванович

Родился 24 января 1935 г. в с. Братки Терновского района Воронежской области в семье крестьян. В 1953 г. после окончания 10 классов в г. Орджоникидзе, СО АССР, поступил во 2-е военное Автомобильное училище в этом же городе.
В 1956 г. окончил Саратовский государственный университет им. А.Г. Чернышевского.
С 1956 по 1972 гг. служил в Дальней Авиации на командно-политических должностях авиационно-технических баз.
С 1972 по 1986 гг. служил заместителем начальника Владимирского гарнизонного госпиталя по политчасти, зам. начальника политотдела инженерно-строительной бригады.
С февраля 1978 г. по январь 1979 г. выполнял интернациональный долг в Эфиопии.
После службы работал 12 лет во Владимирском Союзе потребительской кооперации области.
Полковник в отставке.

ВОЕННЫЕ МЕДИКИ НА ОГАДЕНСКОМ ФРОНТЕ

Русский поэт А.С. Пушкин считается в Эфиопии и эфиопским поэтом. Ведь его знаменитый предок, арап Петра Великого, Ибрагим Ганнибал родился в Эфиопии. Установлено как будто даже место, откуда он, еще мальчиком, был вывезен, прежде чем после долгих мытарств появится при дворе российского императора.
С именами русских офицеров Л.К. Артамонова и прежде всего А.К. Булатовича связаны исследования в конце XIX века о малоизученных областях Эфиопии. Тогда же состоялось и открытие в Аддис-Абебе первого русского посольства в странах тропической Африки, и сбор по всей России пожертвований для отправки в Эфиопию медицинского отряда.
Традицию русских медиков продолжили военные медики 70-х годов 20 века. Пятый отдельный медицинский отряд (в дальнейшем 5 ОМО) выполнял задачу на огаденском фронте в г. Хараре в 1978-79 гг. Бои за Харар носили ожесточенный характер.
С октября 1977 до января 1978 года главные усилия сомалийских войск были направлены на захват этого исторического и административного центра Восточной Эфиопии. Город многократно обстреливали. Сомалийские патрули иногда проникали чуть ли не на его улицы. Об отчаянном желании овладеть Хараром говорили неоднократные объявления радио Могадише о том, что город-де уже находится в руках сомалийцев. Под Хараром, особенно вдоль шоссе, соединяющего его с городом Джиджигой, в январе-марте 1978 года развертывались самые крупные сражения огаденской войны. 5 ОМО формировался в Наро-Фоминском гарнизоне. Начальником назначен полковник м/с Лебедев А.П., руководителем Московского гарнизонного военного госпиталя, заместителем по политчасти - я, Дмитриев В.И. - заместитель начальника Владимирского военного госпиталя. Офицеры-медики - из гарнизонных военных госпиталей Московского военного округа. Младший медицинский персонал из числа фельдшеров и санитарных инструкторов воинских частей МВО, всего 88 человек, в том числе 21 врач, из них 11 хирургов.
Руководство МВО с большим вниманием и заботой отнеслось к комплектованию медицинского учреждения всем необходимым. Ведь госпиталь планировался для работы в полевых условиях. После погрузки техники, имущества и инвентаря в железнодорожный эшелон, стало известно, что в предполагаемом месте для развертывания ночные температуры могут опускаться до -3 градусов по Цельсию, эшелон задержали, и из Грузии срочно доставили несколько десятков печей "Апсны" для отопления палаток.
Эшелон убыл с группой сопровождения во главе с майором Решетниковым НА в морской порт Николаев.
Личный состав отправлен с двумя спецрейсами Аэрофлота. Взлетели с подмосковного аэродрома. Путь на Киев. Полет над Черным морем. Заснеженные горы Турции. Багдад. Много света. Рядом с нами американские "Боинги". Мигающие огни заправщиков и через 1,5 часа снова в воздухе. В салонах люди спят. Прекрасное зрелище над Персидским заливом в огне. Горит газ. Индийский океан. Приземление в Адене. Короткая остановка и снова в путь. Желтое море и пустынные берега. И вот летим над Эфиопией. Горы, горы и ни одного населенного пункта. Аддис-Абеба встретила легкой прохладой, только прошел дождь. Встретились со своими, прилетевшими ранее. Февраль 1978 года, идет война. А столица живет своей жизнью. Работают кафе и рестораны, проходят футбольные матчи, задействованы волейбольные площадки. Из отеля "Харагве", где мы проживали, прекрасный вид. Аллеи пальм и множество машин со всего света. Приятно, что и наши "Волги", "Жигули" и "Москвичи" здесь есть. Рядом с роскошью - убогость и нищета. На каждом перекрестке у остановившейся машины с протянутой рукой просят люди: "Мистер анд цент", особенно много детей. На тротуарах сидят прокаженные и больные слоновостью. Все это в центре столицы.
Младшие специалисты размещались на окраине города в коттеджах, где раньше жили американцы, которые ушли в сентябре прошлого года.
Получив форму эфиопской армии, начали собираться к месту дислокации госпиталя.
Организационные вопросы решали в МО, Минздраве, ЦВМУ Эфиопии, а также у главного военного советника. Но не везде встречали дружелюбие и радушие, понимание целей и задач военных медиков. По понятиям ряда должностных лиц, притом высокого ранга, наши врачи с санитарными сумками должны оказывать помощь непосредственно на поле боя, в том числе и по прибытии на место развертывания госпиталя.
Из эфиопского порта Асад техника, медицинское имущество и хозяйственный инвентарь были погружены на 10 "фиатов" с прицепами и 13 машин отряда. В сложной боевой обстановке водительский состав совершил тысячекилометровый марш без потерь. Личный состав в течение 3 дней развернул на базе педагогического института многопрофильное лечебное учреждение на 400 коек (штатная емкость 100 коек). И госпиталь начал массовый прием раненых и больных. За весь период пребывания в госпиталь на лечение поступило более 6000 человек, проведено более 2100 оперативных вмешательств различной степени сложности (в том числе специализированные операции - нейрохирургические, глазные и другие). Госпиталь стал специализированным лечебным учреждением, куда направлялись наиболее тяжелые раненые и больные и проходили лечение от момента поступления до полного выздоровления.
Сразу же была начата поликлиническая работа всеми специалистами - оказана помощь в поликлинике более 15000 пациентам.
Наряду с лечебной работой среди раненых и больных проводилась большая информационно-пропагандистская работа, организовывались: радиопередачи на амхарском языке, фотовитрины к знаменательным датам, просмотры кинофильмов, вечера вопросов и ответов, оборудование выставок о достижениях нашей страны, медицины и культуры. Проводили совместные торжественные собрания, посвященные Дню Победы, годовщине революции в Эфиопии.
Раненые и больные, особенно из числа рядового состава, ничего не знали о нашей стране. В их понимании фашизм во второй мировой войне победили американцы и японцы. Огромные жертвы, понесенные в войне нашим народом, по их мнению, не могут быть, т.к. такого количества населения в стране нет и т.д. и т.п. Нас строго предупредили не проводить агитации, даже слово "коммунист" не употреблять в общении с местными жителями. Поэтому в нашей среде коммунисты - члены профсоюза, комсомольцы-физкультурники.
Врачи отряда курировали все местные учреждения города Харара и провинции (всего 11 госпиталей), неоднократно выезжали в гарнизоны. За этот период из числа персонала отряда местной стороны подготовлено 12 средних медицинских специалистов разного профиля.
Несмотря на большой объем работы, в первый период по плану кадровых органов в апреле 1978 года часть личного состава была сокращена. 20 июня из состава отряда была выделена хирургическая группа в составе 17 человек и направлена на работу в г. Аксум на севере страны, где активизировались боевые действия.
Со дня формирования и весь период каждый из нас интересовался страной пребывания, изучали нравы, традиции и обычаи местного населения. Среди переводчиков были представители местной стороны. Среди них - доктор Негу, закончивший Киевский институт физкультуры и хорошо владевший русским языком. Он доброжелательно относился к нашей стране. Во многом помогал и способствовал взаимопониманию между нашими специалистами и сотрудниками местной стороны, ранеными и больными.
Однажды подходит ко мне и говорит: "Доктор Владимир, Айналем на Вас обижена. Вы не поздоровались с ней". Я ответил, что я уже здоровался. Оказывается в этой стране сколько раз встречаешься, столько и здороваешься. Притом руку подают независимо от старшинства. А если другой рукой поддерживают за локоть, чтобы не обременять тяжестью своей руки - это означает уважение.
Тесный контакт младших специалистов с ранеными и больными, их постоянное внимание и забота, своевременное выполнение назначений, информационно-пропагандистская работа с находящимися на излечении укрепляла и поднимала авторитет системы здравоохранения и в целом нашего государства.
А в каких условиях проходили операции: температура плюс 35°, не помогали кондиционеры, стрельба, особенно в ночное время. Хирурги выходили из операционной попить чайку и снова за стол.
Хотя госпиталь охранялся двойным кольцом, мы организовывали собственную караульную службу. Так было спокойнее. А когда демонстрировались фильмы, то дополнительно выставлялись посты местной охраны на крышах зданий, окружающих наш летний кинотеатр.
Вот в таких условиях более 200 кинофильмов посмотрели выздоравливающие и наши гости кубинцы. Перед началом фильма на амхарском языке транслировали краткое содержание кинофильма. Среди кубинцев большинство знали русский язык.
Так мы пережили два сезона дождей - малый и большой. С апреля до конца мая дождь идет только раз в неделю. Зато с мая до конца сентября - ежедневно и притом несколько ливней в день.
И за это время столько впечатлений, столько встреч непосредственно в госпитале… Член правительства Эфиопии, глава провинции Харай, министр здравоохранения, командующий войсками Восточного фронта, представители генерального штаба и советского посольства. Запомнились встречи с делегацией Москвы во главе с первым заместителем исполкома Красного Креста профессором Даниловым и начальником 4 управления Минздрава РСФСР Ваулиной Н.Н. Ее я просил позвонить на службу и домашним. Позже я узнал, что она очень добросовестно к этому отнеслась.
Особое впечатление осталось от посещения госпиталя председателем ВВАС - верховным главнокомандующим Эфиопии Менгисту Хайле Мариамом. О дате прибытия мы знали и, естественно, готовились. В вестибюле портреты Л.И. Брежнева, Менгисту Х.М., Ф. Кастро, флаги государств и цветы. Усилена охрана. Встречаем вчетвером - начальник госпиталя, начмед, главный хирург и я. После доклада - поздоровался со всеми. Медсестра Айналем вручила букет цветов. Другая девушка вручила петицию об оплате их работы в госпитале, т.к. они, волонтеры 15-18 лет не получают ничего, кроме тех, которые работают в палате так называемых "смертников". Затем начался обход госпиталя - аптека, ленкомната, палаты 1 хирургического отделения, встреча с ранеными, операционный блок. Перед входом во 2 операционное отделение я обратился с просьбой к министру здравоохранения Тефера, что наши сотрудники хотят сфотографироваться с главой государства. Он сказал: "Можете объявить своим людям, что это будет сделано".
За период пребывания мы трижды отправляли группы специалистов на Родину. Первую группу провожали из числа местных только девушки. Вторую - провожали и мужчины, а девушки плакали. Третью - провожали все, плакали даже мужчины, заявляя, что теперь с ними будет.
Авторитет и слава госпиталя распространялась по всей стране. Этому подтверждение выдержки из донесения Минздрава штабу Национальной революции Эфиопии:
"Мне бы хотелось особенно отметить ту помощь, которую оказали советские товарищи в деле обеспечения боевых действий. Советский медицинский отряд из 88 специалистов прибыл в Харар в тот момент, когда военные действия достигли своей кульминации...
Менее чем за неделю отряд превратил здание бывшего педагогического института в один из самых современных госпиталей и был готов к приему раненых...
Советские доктора выезжали в различные госпиталя Харара и даже Диде-Дауа для проведения сложных операций и консультаций. Советский отряд оказывал огромную помощь не только раненым, но также и гражданскому населению Харара и его окрестностей...
Такая работа с прекрасной организацией была невозможна без грамотного руководства со стороны доктора Александра Лебедева и его заместителей: доктора Владимира Малахова и доктора Владимира Дмитриева, а также руководителей отделений...
Должен отметить, что все они, а также весь остальной личный состав советского медицинского отряда, с честью выполнили свой долг и заслуживают высокой оценки и благодарности".
Прошло четверть века, как завершилась годовая командировка в Эфиопию. Нет Советского Союза, нет единой Эфиопии. Мир стал другим. Наша страна - другой. Но остались люди, которые честно и добросовестно выполняли интернациональный долг. Они его выполнили с честью. О чем свидетельствую лично.
И есть немало людей в Эфиопии, которые помнят бескорыстную помощь военных медиков из Советского Союза.

СИРИЯ

Дымников Сергей Иванович

Родился в 1933 году в Ворошиловградской области Украины.
В 1937 году семья переехала на Урал, где в 1947 году закончил 7 классов средней школы и поступил в Свердловский Политехникум. В 1952 году закончил техникум по специальности техник-технолог по обработке металлов резанием, одновременно получив 6 разряд слесаря и 5 разряд токаря. После окончания техникума работал на Новосибирском металлургическом заводе, а в июне 1953 года поступил в Иркутское Военное Авиационно-техническое училище. После его окончания проходил службу в авиационном полку Ленинградского Военного округа. С 1958 по 1963 год учился в Харьковской Артиллерийской Радиотехнической академии имени маршала Советского Союза Говорова Л.А. После ее окончания служил на государственном испытательном полигоне, а с 1967 года - во Владимире, на Центральных офицерских курсах РТВ ПВО Страны, пройдя все должности: преподавателя, старшего преподавателя, начальника цикла.
С 1978 по 1980 год находился в спецкомандировке в Сирии. Уволился из армии в 1983 году в звании полковника.
С ранних лет увлекался живописью и в настоящее время состоит во Владимирском городском клубе художников "Колорит". В помещении ЦОК работает постоянная персональная выставка Дымникова С. И., на которой представлена живопись, графика, акварель, портрет, натюрморт.

ВЫПОЛНЯЯ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОЛГ

Дымников Сергей Иванович, полковник в отставке, бывший старший преподаватель ЦОК РТВ ПВО Страны, в 1978-1980 гг. преподаватель Военной Инженерной академии имени Хафеза Асада Сирийской Арабской Республики.
В первых числах сентября 1978 года на ТУ-154 я пересек границу Сирийской Арабской Республики.
- Первый раз в Сирии? - спрашивает сосед в самолете.
- Первый.
- А я возвращаюсь из отпуска. Будем подлетать к аэродрому, обрати внимание на землю с высоты птичьего полета.
Действительно, земля казалась покрытой только что выпавшим снегом. Но как объяснил сосед, это десятки тысяч полиэтиленовых пакетов, гоняемых ветром по земле. В дальнейшем стало ясно, что до нормальной санитарии в государстве еще далеко.
Основной задачей Сирии на международной арене была борьба за освобождение оккупированных Израилем в 1967 году арабских земель и обеспечение законных прав арабского народа Палестины. Выступая за урегулирование ближневосточного кризиса политическим путем, Сирия оставляла за собой право использования и других средств для освобождения оккупированных территорий. В том числе и военных. Для этого Сирия с помощью дружественных стран всемерно укрепляла свои Вооруженные Силы. Советский Союз также помогал ей в этом как вооружением, так и военными специалистами. В середине семидесятых годов Сирия решила создать свою военную академию для подготовки инженерных кадров. Советский Союз считал, что для Сирии это не целесообразно ни с экономической, ни с военной точек зрения. Мы предлагали готовить инженерно-технический состав в Советских военных ВУЗах.
Однако за создание такой академии и организации учебного процесса взялась Венгрия. Они имели в академии своих военных советников, а для изучения конкретной военной техники советского производства венгры обратились за помощью к Советскому Союзу.
Так для проведения занятий по радиолокационной технике в академию были направлены я и начальник лаборатории из Одесского радиотехнического училища Коршук Евгений Сергеевич. Я до этого был старшим преподавателем Владимирских Центральных офицерских курсов РТВ ПВО Страны.
Курс изучения радиолокаторов был рассчитан на последние два года обучения в академии. Задача стояла не только изучить конкретные образцы локаторов по принципиальным схемам, но и привить слушателям навыки практического применения, обслуживания и ремонта техники. Задача усложнялась еще и тем, что занятия приходилось проводить с помощью переводчика. Мы поставили перед собой задачу в минимальной степени овладеть арабским языком с тем, чтобы хоть практические занятия на технике проводить самостоятельно, без переводчика. Ко второму году обучения это сделать удалось. Правда следует отметить большую способность арабских учащихся к овладению иностранными языками, в том числе и русским. Поэтому многие курсанты помогали преподавателям в проведении занятий. Должен отметить стремление слушателей изучить технику и ее боевое применение.
Это позволило осуществить в 1980 году первый выпуск лейтенантов инженеров по радиолокации, способных свернуть, развернуть РЛС, подготовить к боевому применению, организовать ее эксплуатацию и ремонт. В 1982 году мне приходилось встречаться на ЦОКе с группой офицеров, прибывших из Сирии для переподготовки на новую радиолокационную технику. Среди них были и первые выпускники Сирийской инженерной академии имени Хафеза Асада и многие из них были повышены в воинских званиях.
Особенность проведения занятий состояла еще и в том, что знания оценивались по стобальной системе. Оценка знаний в академии проводилась на так называемых контрольных занятиях, зачетах. Они проводились раз в месяц-два. Мы же на своих занятиях по технике ввели в практику краткий опрос слушателей на каждом занятии с выставлением текущих оценок в журнал. Во-первых, это сильно стимулировало учащихся в изучении материала, а во-вторых, позволяло составить картину знаний каждого учащегося. Нужно сказать, что каждый курсант старался получить как можно больший балл еще и потому, что по ним определялся так называемый "первый" ученик, который с нового учебного года автоматически становился командиром группы.
Как-то примерно через месяц после начала занятий меня спросили:
- Товарищ, Вы кем работаете в России?
- Преподавателем.
- А какое у Вас образование?
- Высшее.
- Нет, какое ученое звание?
- Никакое.
- А как же Вы преподаете? Почему же, имея высшее образование, Вы не имеете ученого звания?
Оказывается, в Сирии, как во многих государствах, окончившие высшее учебное заведение автоматически получали звание доктора. И только им разрешалось проводить занятия. Однако уже через месяц все слушатели официально обращались к нам как докторам. Все же знание предмета, методика обучения, требования к учащимся сделали свое дело. Забегая вперед, нужно сказать, что командование Академии через Генштаб САР официально запросил продления нашего пребывания в стране, и только семейное положение не позволило мне остаться на следующий срок.
Военные специалисты готовились в САР в нескольких колледжах и академиях. В столице страны Дамаске находилась командная академия генерального штаба. В древней столице страны Алеппо (Халеб), расположенной на севере САР в 350 км от Дамаска, находилась Инженерная академия имени Хафеза Асада, Колледж вооружения, Артиллерийский колледж, Пехотный колледж и Авиационный колледж. На полпути между Дамаском и Алеппо, в городе Хомсе находился радиотехнический колледж.
В каждом из этих учебных заведений работали советские советники и специалисты. Кроме того советники и специалисты были в крупных частях ЗРВ и авиации, расположенных в окрестностях Алеппо и Дамаска.
Нужно сказать, что специалисты многих родов войск показывали достаточно высокое мастерство. Израиль особенно старался вывести из строя артиллерию Сирии. Курсанты артиллерийского колледжа имели очень высокую стрелковую подготовку. Достигалось это парадоксальным способом. Учебные стрельбы боевыми снарядами или ракетами "Стрела" проводились на полигоне. Если снаряд накрывал цель, курсант получал поощрение. Если же допускался промах, из жалования курсанта высчитывалась стоимость снаряда. Естественно каждый старался овладеть мастерством стрельбы так, чтобы не платить денег.
Недаром летом 1979 года в артиллерийском колледже произошла трагедия. После 14 часов, когда после занятий в колледже остается минимум офицеров, сирийский капитан, как потом оказалось, связанный с израильскими спецслужбами, от имени начальника колледжа приказал всем курсантам собраться в клубе. Пропустил на территорию колледжа нескольких боевиков, которые через окна клуба забросали собранных там курсантов гранатами и расстреляли из автоматов. Тогда погибло около 300 человек. Об этом писала и советская пресса. Правда, через некоторое время этот капитан был пойман, расстрелян на плацу колледжа, а затем каждый военнослужащий прошел мимо, пнул ногой в голову и плюнул. После такой процедуры от головы бандита в полном смысле слова осталось мокрое место.
С командованием академии, факультета и курса у нас сложились хорошие отношения. Начальник академии в свое время закончил Харьковскую Артиллерийскую Радиотехническую академию имени маршала Советского Союза Говорова Л.М., а начальник факультета - Одесское радиотехническое училище. Они хорошо знали организацию учебного процесса в советских учебных заведениях и полностью нам доверяли. Помимо сирийского командования по вопросам учебного процесса в академии мы подчинялись и венгерским советникам. С ними также были очень хорошие отношения. Многие из них закончили советские высшие военные учебные заведения. Таким образом, на работе нашими начальниками были арабы и венгры, а после работы - советское командование гарнизона.
Как и дома, все военнослужащие подчинялись советникам начальников колледжей, начальнику гарнизона и замполиту гарнизона. В то время все были членами КПСС, хотя официально партийная организация называлась профсоюзной. Я был избран секретарем профсоюзной организации и вместе о начальником гарнизона и замполитом ежемесячно присутствовал на подведении итогов и совещании у главного военного советника в Дамаске.
Однажды пришлось иметь разговор с главным военным советником по поводу моего поведения в нерабочее время. Дело в том, что по прибытии в Сирию все мы сдавали заграничные паспорта и получали их только при убытии в отпуск или по завершении командировки. Фактически мы находились в стране пребывания без каких-либо документов. Поэтому с целью исключения каких-либо эксцессов советским специалистам запрещалось покидать тот город, в котором он работал. Но венгры имели на руках паспорта и очень часто организовывали различные поездки с семьями по стране. Естественно, они приглашали и нас двоих, как работающих вместе. Мы не могли сказать, что, мол, нам поездки запрещены. И мы принимали в них участие. Так удалось побывать во многих интересных местах: на гидротехническом комплексе, построенном советскими специалистами на Евфрате, в древнем городе Пальмире, основанном в 2000 г. до н.э., в "мертвом" городе Ариха, на побережье Средиземного моря в городе-порте Латакия, в древнем городе Хама, в котором в 3000 г. до н.э. был построен один из первых в мире городской водопровод. Кстати, ежегодно, 8 марта в празднование Дня организации партии Арабского Социалистического Возрождения (ПАСВ) мы открывали купальный сезон в Латакии, в доме отдыха Сирийской армии.
Вот об этом и состоялся разговор с главным военным советником. Нам было разрешено принимать участие в мероприятиях венгров. Кроме того, мне часто приходилось быть в гостях у венгров, принимать гостей и у себя.
Жил я в квартире, предоставленной командованием академии. Квартира, как правило, имела две-три комнаты с мебелью, постельными принадлежностями и посудой. Дома в Сирии каменные, и только двери и оконные рамы - деревянные. Зимой достаточно холодно и приходилось топить "буржуйки". Летом же для охлаждения квартиры поливали балконы, стены квартиры водой. При ее испарении становилось немного прохладнее. Хотя говорить о прохладе при 45-градусной жаре не приходится.
Как упоминалось выше, рабочий день длился с 7 часов утра до 14 часов дня. После этого, если не было никаких мероприятий в гарнизоне или советском генконсульстве, каждый занимался своими делами. Умея немного рисовать, я сделал более 200 этюдов и рисунков как в городе, так и местах, где мы были с экскурсиями. (В 1993 и 2000 годах во Владимире прошли мои персональные выставки графики.)
Простой народ Сирии принимал нас хорошо. Мне приходилось бывать в гостях у местных жителей. Надо было привыкнуть к тому, что в гостях встречал и проводил с нами время только хозяин. Его жена не имела права находиться вместе с незнакомыми мужчинами. Пришлось познакомиться со многими другими обычаями поведения в арабском обществе, в общественных местах, во взаимоотношениях с женщинами, мужчинами, стариками.
В январе 1979 года спокойной жизни пришел конец. В декабре 1978 года СССР ввел войска в Афганистан. В январе реакционная партия "Братья мусульмане" начала борьбу с представителями Советского Союза в Сирии. И не только с военными специалистами, а и с гражданскими лицами - строителями железной дороги, строителями завода, мелиораторами. Заодно эта борьба распространялась на Вооруженные Силы САР, спецназ (мухабарат). Это были не только различные провокации, но и просто убийства. Сирийские власти вынуждены были организовать круглосуточную охрану квартир советских и венгерских специалистов, выдать личное оружие каждому специалисту. Однако через короткое время мы приняли решение это оружие сдать. Оно ничем бы не помогло при внезапном нападении на улице или в транспорте, но была опасность утери его. К маю 1979 года из советских специалистов в академии остался один я, мой товарищ уехал по окончаний срока командировки. В академии был представитель мухабарата. Однажды он пригласил меня к себе.
- Я знаю, что советские специалисты не имеют при себе документов. Время опасное. Поэтому принесите мне свою фотографию, и я выдам Вам временный документ.
Позднее я попросил переводчика перевести мне этот документ. В нем значилось, что представителю сего надлежит оказывать всемерную помощь как полиции, мухабарату, так даже представителям оппозиции. Правда мне так и не пришлось им воспользоваться, но такая забота вызвала уважение к властям. Однажды, прибыв автобусом в академию, я встретил свою учебную группу. Трое из курсантов были в гражданской одежде.
- Почему не в форме? - спрашиваю. - До начала занятий осталось 15 минут.
- Товарищ, они уже не курсанты, они - "братья мусульмане" и исключены из академии. Будут доучиваться в Алеппском университете.
- Так я и поверил! Если они "братья мусульмане", меня бы уже давно не было.
- Нет, Вас никто не тронет. Вы приносите пользу нашему государству.
Как я узнал позже, начальник академии был руководителем одного из подразделений "братьев мусульман", которое поддерживало руководство страны, и без его команды никто бы меня не тронул.
В феврале 1979 года в городе вспыхнуло настоящее восстание: горели машины, слышалась автоматная стрельба, взрывы. Начальник академии на своей машине с замененными номерами отвез нас домой и приказал не появляться на работе, пока за нами не приедет эта же машина с этим же водителем. Но ведь нужны продукты, хлеб. Я удивился, когда в дверь позвонили и на пороге оказался мальчик лет десяти.
- Товарищ, меня прислал Хоалит (владелец продуктовой лавки из соседнего дома). Что нужно из продуктов?
Через 15 минут он принес все, что было заказано и сдачу до последней копейки. Понимая, что я практически не могу появляться вне дома, в это тяжелое время он еще не раз так выручал меня.
Борьба против советских специалистов вначале была в Алеппо, затем в Хомсе и к осени появились случаи стрельбы и убийств в Дамаске. Русский человек может находиться в таком стрессовом состоянии день, два, три. Потом привыкает ко всему. Даже жены наших специалистов, несмотря на строжайшие запреты, умудрялись бывать в лавках, магазинах и базарах, правда по три-четыре человека. Хотелось же что-то купить и привезти домой на память. И в этом помогали мои охранники: у одного из них отец торговал на базаре. Через него я купил все, что хотел.
Странно устроен человек. Очень хотелось побывать в спецкомандировке, посмотреть как живут люди за рубежом, познакомиться с культурой, бытом, обычаями народа. Но буквально через полгода уже тянет домой, как бы разнообразным и интересным пребывание за рубежом не было. Так ровно через два года, день в день, я пересек границу САР в обратном направлении и через 3 часа полета топал по земле аэропорта Внуково. На этом закончилась моя командировка.
Я до сих пор вспоминаю сирийских офицеров, гражданских, соседей по дому, своих учащихся, венгерских друзей и особенно советских советников и специалистов, с которыми пришлось работать в Сирии.

АНГОЛА

Бондарев Михаил Федорович

Родился 5 июня 1954 г. в г. Владимир.
Окончил в 1975 г. Ленинградское высшее артиллерийское командное училище.
В войсках прошел путь от командира взвода до начальника артиллерийской бригады.
Уволен из Вооруженных Сил в 1999 г.
В настоящее время работает в Управлении судебного департамента при Верховном суде РФ во Владимирской области администрации Фрунзенского района г. Владимира, советник юстиции 2 класса.

МОЯ «НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА»

В июле 1986 года меня, в то время майора, начальника штаба гаубичного дивизиона большой мощности артиллерийского полка Сибирского военного округа вызвали в Москву в 10-е главное управление ГШ МО СССР. Так как я готовился к убытию в 40 армию в Афганистан, мне была предложена более интересная служебная командировка в одну из стран Африки. Я дал согласие и начал подготовку самостоятельно по предполагаемой будущей paботе специалиста по боевому применению противотанковых артиллерийских систем. В июне 1987 года окончательно стала известна страна пребывания - Народная Республика Ангола. 30 июня того же года нашу группу советников и специалистов спецрейсом доставили в столицу Анголы город Луанда. Буквально на следующий день главный военный советник в Анголе генерал-лейтенант Гусев поставил перед нами задачу. Задача оказалась боевой. С 13 июля намечалась крупномасштабная операция по освобождению юго-востока Анголы от регулярных войск ЮАР и военных формирований УНИТА. Мне было предложено убыть в 6-ой военный округ в город Менонге, который преобразовывался в юго-восточный фронт. По прибытии на место я был назначен на должность заместителя советника начальника штаба военного округа. Все операции по освобождению юго-востока планировались "сверху", поэтому нам отводилась роль исполнителей. Группировка войск 6-го военного округа на тот момент состояла из 8 бригад и группировки авиации в составе 8 СУ и МиГ и 8 вертолетов. Кроме того, в тылу стояли части и подразделения кубинской бригады.
Чтобы перейти к описанию боевых действий, необходимо вспомнить историю Анголы.
11 ноября 1975 года на карте Африки появилось новое независимое государство - Народная республика Ангола. Национально-освободительное движение началось с созданием в 1956 году народного движения за освобождение Анголы (МПЛА). Кроме этого движения, с подачи США и Португалии, появилось еще две организации: ФНЛА и УНИТА. Между этими организациями шло ожесточенное соперничество за будущее Анголы. В феврале 1961 года началась вооруженная борьба за освобождение Анголы. МПЛА оказалась более сплоченной и организованной и к 1974 году контролировала в основном 11 провинций из 16-ти. В том же 1974 году ФНЛА и УНИТА пытались с помощью войск ЮАР развязать гражданскую войну. Но МПЛА при поддержке кубинских войск и поставок вооружения из СССР частично погасил гражданскую войну, и в ночь с 10 на 11 ноября 1975 года председатель МПЛА Аугостиньо Нею провозгласил рождение 47-го независимого государства Африки - Народной республики Анголы. С тех пор гражданская война вспыхивала с подачи ЮАР, формирований ФНЛА и в основном - УНИТА. Вторжения регулярных войск ЮАР происходили в 1974 году, в 1975-76 гг., в 1981 году (операция "Протей"), в 1983, в 1985 годах и последнее (на тот момент) в 1987 году. Для спасения от неминуемого краха военных формирований УНИТА под Мавингой и пришлось нам участвовать в последнем отражении агрессии ЮАР. Кроме того, как нам стало известно позднее, от успеха операции на юго-востоке Анголы напрямую зависело подписание протокола о независимости Намибии - южного соседа Анголы, так как ЮАР теряла военный плацдарм под Мавингой.
С самого начала операции оказалось, что она была спланирована бездарно и что-то исправить при помощи наших советников на первом этапе не удалось. Пять бригад пошло в наступление от линии фронта в районе Кукто-Куановале. Каждой бригаде были поставлены индивидуальные боевые задачи, в результате которых все пять по отдельности выполнили ближайшую задачу, с боями вышли в междуречье, оказались изолированными друг от друга, истратив весь боезапас, вынуждены были отступить на исходный рубеж - реку Куито и закрепиться на нем. Второй этап операции, который начался в августе 1988 года, был более подготовлен и спланирован. К этому моменту я уже был назначен советником начальника артиллерии 1 (59) МПБР (как ее назвали - президентской бригадой). Но нес полную ответственность и командовал артиллерией, как ее штатный начальник. Наиболее запомнившийся бой - это танковое сражение под Куито-Катновале, которое можно сравнивать с Курской дугой и от которой, как оказалось впоследствии, зависел весь успех операции по освобождению юго-востока Анголы от войск ЮАР. В этом сражении участвовали: со стороны регулярных войск ЮАР - до двух танковых бригад (в основном тяжелые танки "Алифант", "Центурион"), со стороны войск ФАПЛА - 3 бригады (одна МПБР, две ППБР) со штатной и приданной артиллерией. По времени сражение продолжалось двое-трое суток, бригады ФАПЛА уничтожили большое количество танков и перешли в наступление. По результатам этого сражения была учреждена медаль "Героическая оборона Кунто-Котновале", которой в частности были награждены и граждане СССР в количестве 93 человек, несколько человек посмертно.
В результате успешных боев, к концу 1988 года войска ЮАР были отброшены за границу Анголы. В мае 1989 года нас вывезли в СССР. Так закончилась моя "необъявленная война" в Анголе.

ПЕРУ

Пестерев Федор Михайлович

Я прослужил в рядах Советской Армии 38 лет, 16 из них - с 1964 года - преподавал на Центральных Офицерских Курсах РТВ ПВО Страны. Работал там же инженером по охране труда.
Полковник в отставке.

КОМАНДИРОВКА В ПЕРУ

За три года до увольнения из рядов ВС мне пришлось побывать в служебной командировке в Республике Перу. Группа специалистов РТВ обучала солдат, сержантов и офицеров Перуанской армии, расчеты КП и ПУ, создавала радиолокационную систему. Были выбраны позиции и развернуты РЛС и ПРВ, оборудованы КП радиотехнической части и ПУ радиотехнических подразделений, совмещенные с ПН авиации. Западная часть Перу, на которой создавалась радиолокационная система страны, расположена вдоль хребта гор Анд (Кордильер) (от 0 до 18 градусов ю.ш.). Очень сложный горный рельеф, который серьезно влияет на зоны видимости РЛС (РЛК). Это первая особенность и даже трудность.
А вторая состояла в том, что не на всех площадках можно было развертывать РЛС (РЛК) из-за угрозы уничтожения их дельцами наркобизнеса.
Например, идеальная позиция в ответственном секторе - водная поверхность озера Титикака. Но станцию развертывать нельзя, так как на берегу озера плантация наркосырья.
Третья особенность эксплуатации радиолокационного вооружения - пустынная полоса Тихоокеанского побережья страны с резкими перепадами температур, что требует по времени двойной профилактики.
Несмотря на все сложности работы в той далекой стране (только летных часов от Москвы до Лимы - 24), моя группа с честью выполнила интернациональную задачу.
Формирование группы было необычным, не таким, как принято в нормальных условиях. Сбор, представление группы, постановка задачи и порядок ее выполнения в нашем случае происходили так: на сборе было 50% состава группы. Остальные не оформили документы, другие уже проходили службу в Перу. Таким образом, не познакомившись персонально с каждым специалистом и переводчиком, я должен был доложить председателю отборочной комиссии Генерального штаба: "С данным составом задачу выполню”.
В трудных бытовых и моральных условиях приходилось работать специалистам моей группы. Многие из них работали постоянно по одному человеку (и это в чужой стране), рядом нет старшего начальника. Моя группа была рассредоточена по 1-2 человека по всей стране пребывания в отличие от групп ЗРВ, авиации, сухопутных войск. И это усложняло обстоятельства работы с подчиненными.
Мои инструктажи, возможно, были очень редкими и случайными. Плановые поездки на места работы специалистов были редки. Общение с подчиненными происходило при проезде их в отпуск через г. Лиму, при прибытии специалистов по замене, при случайных командировках специалистов с рабочих мест в г. Лиму, по письмам, иногда по радио в микрофонном режиме.
Была проведена воспитательная работа с офицерами-переводчиками - выпускниками военных кафедр институтов, не прошедших армейскую службу в частях.
Несмотря на такие сложные условия, группа РТВ выполнила поставленную задачу. Замена специалистов и переводчиков была, в основном, плановая. Не выдержали такой физической и моральной нагрузки только два прапорщика, которые были отправлены в СССР досрочно без неприятных последствий, позорящих русского человека.
В командировке в нашей группе был подполковник Гапанович Л.И. - ветеран ЦОК. Он работал на севере страны. На базе ВВС Перу № 11 г. Талара базировались истребители-бомбардировщики СУ-22 советского производства. Для их наведения на самолеты-нарушители Эквадора был оборудован ПН в выносном прицепе ПЛС П-14Ф АП-3. Отрабатывались боевые задачи по назначению, осуществлялся контроль полетов всех летательных аппаратов в воздушном пространстве.
Учитывая время обучения специалистов Перу, подполковник Гапанович Л.И. постоянно находился на КП (ПН), оказывая помощь командованию ВВС № 11 в боевой работе. Полеты авиации были почти ежедневно. Особенно большая нагрузка на советских специалистов была во время конфликта между Перу и Эквадором с января по апрель 1981 года. Приходилось выезжать в любое время суток для ремонта и восстановления РЛВ, так как техника работала по 12 часов в сутки.
В срочном порядке были развернуты КП (ПУ) подразделения в г. Чиклайо, где базировались французские "Миражи".
Оценкой моего труда в специальной командировке является положительная служебная характеристика, которая дана командованием военных специалистов в Республике Перу.

Источник:
Шмуратко Н.А. Воины-интернационалисты земли владимирской. ООО “Принт Стайл”, г. Владимир, 2003 г.

1. Воины-интернационалисты земли владимирской на войне в Корее
2. Воины-интернационалисты земли владимирской на о. Куба
3. Воины-интернационалисты земли владимирской во Вьетнаме
4. Воины-интернационалисты земли владимирской в Чехословакии
5. Воины-интернационалисты земли владимирской в Египте
6. Воины-интернационалисты земли владимирской в Эфиопии, Сирии, Анголе, Перу
7. Воины-интернационалисты земли владимирской в Алжире и Афганистане

Категория: Воины-интернационалисты | Добавил: Николай (23.03.2021)
Просмотров: 25 | Теги: Воины-интернационалисты, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru