Главная
Регистрация
Вход
Вторник
23.04.2024
16:52
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Деревня Волковойно Камешковского района Владимирской области

Деревня Волковойно

Волковойно (Волковойня) – деревня в Камешковском районе Владимирской области. Входит в состав Второвского сельского поселения.
В старину называлось оно и «Волкобойня».


Пруд в дер. Волковойно

История Волковойны уходит в начало XVII столетия, когда эта деревня вместе с окрестными селениями была пожалована царем Василием IV Шуйским в вотчину дворянину Тихону Ивановичу Траханиотову.
В 1750-е годы надворный советник Николай Иванович Траханиотов отдал петербургскому чиновнику действительному статскому советнику (чин, равный генерал-майору) Александру Федоровичу Шувалову в счет уплаты долга свою вотчину из сельца Волковойна и деревни Коромыслово. В 1763 году за Шуваловым там состояло 183 крестьянина мужского пола, не считая женского населения. Новый помещик принадлежал к дворянскому роду, который прославился как раз в XVIII веке благодаря близости его представителей к императрице Елизавете Петровне.
В Экономических примечаниях к Генеральному межеванию, проведенному в 1770-х гг., указывалось, что в Волковойне «земля иловатая с песком, хлеб средственный, хлеб и покосы хороши; лес строевой еловый, сосновый, осиновый, а дровяной — березовый и ивовый, крестьяне на пашне (то есть на барщине)». В состав того же имения входила деревня Коромыслово. Про нее говорилось, что там «земля иловатая с песком, хлеб средственный, покосы худшие, крестьяне на оброке». Данное имение тогда состояло за Анной Ивановной Шуваловой — вдовой А.Ф. Шувалова, и их детьми — Петром Александровичем и Ольгой Александровной Шуваловыми.
Петр Александрович Шувалов окончил Артиллерийский и инженерный шляхетский кадетский корпус и служил офицером в артиллерии. После того, как он умер, имение унаследовала его сестра Ольга Александровна Шувалова. Она замуж так и не вышла, постоянно проживала в Волковойне, была очень богомольной, занималась благотворительностью и делала большие пожертвования в церкви и монастыри.
Как явствует из архивных документов, Ольга Шувалова жила в волковойновской усадьбе со своими племянницами Еленой Николаевной и Елизаветой Николаевной Шуваловыми. В 1844 году умерла Елизавета, а в 1845-м и Ольга Александровна — ей было 82 года. Барышня и барыня Шуваловы были похоронены в Боголюбовском монастыре, который патронировали при жизни. После них усадьба в Волковойне досталось Елене Николаевне Шуваловой, которая, очевидно, и стала последней местной помещицей до отмены крепостного права в 1861 году.


Усадебный дом Шуваловых

До революции дом у наследников Шуваловых выкупило земство. Оно устроило там деревенскую школу. Нынешняя двухэтажная часть здания – это и есть прежний барский домик.
Старожилы помнят, что прежде там находилась деревенская школа, после закрытия которой примерно два десятка лет назад здание отдали под квартиры переселенцам из бывших советских республик. Сегодня там проживает три семьи.

Дер. Волковойно (писалась, как сельцо) в XIX - нач. ХХ вв. входила в состав Эдемской волости Ковровского уезда, в приходе села Горки (до 1860-х гг. Волковойна состояла в приходе Дмитриевского погоста).
В 1886 г. в с. Горках и дер. Волковойне была возвратная горячка, где переболело всего 31 человек, из них один умер – первый распространивший болезнь и не пользовавшийся медицинской помощью. Мерами к прекращению болезни были: запрещение сообщений между домами (зараженными) и постоянный надзор фельдшера за больными (он ездил через день), а затем соответствующие медикаменты, назначаемые врачом.
1891 г. «По разъяснению губернском управы относительно приема на страх построек в дер. Волковойне. Распланирование селений Ковровского уезда, довольно успешно развивавшееся до настоящего времени, за последние 2 — 3 года совершенно почти прекратилось. Так еще в 1887 году было распланировано 25 селений, в 1888 г. — 23, а затем в 1889 г. распланировано всего 2 и в 1890 г. — только одно селение; в текущем году новых распланирований произведено несколько больше, а именно шесть. А между тем, если не считать 12 селений, признанных управой находящимися в исключительном положении, распланирование коих задерживается различными трудно-устранимыми внешними условиями, в Ковровском уезде остается в настоящее время еще 50 не расплавированных селений, некоторые из которых, как напр.: Волковойна, Тынцы, Чертовики, Филяндино, Яковлево, Машки и пр. принадлежат к числу самых многолюдных в уезде, а следовательно и наиболее опасных в пожарном отношении.
Причину уклонения вышеуказанных селений от распланировали управа усматривает, главным образом, в том исключительно-привилегированном положении, каким пользуются не распланированные селения на основании выработанных Владимирским губернским земством — Положения о взаимн. страховании и Обязательных Постановлений о постройках.
Многочисленные случаи привлечения отдельных домохозяев распланированных селений к уголовной ответственности за починку старых и за возведение новых несогласных с планом построек, а затем еще более частые случаи взаимных пререканий и жалоб крестьян по поводу выхода на запасные места и т. п., наглядно свидетельствуют о том тяжелом положении, которое переживает всякое, селение, на которое составлен уже план, долго еще спустя после его составления, если всему этому не положит конца случайно возникший опустошительный пожар. Никаких подобных указанным затруднений не испытывает население не распланированных сел и деревень, пользующееся в то же время в деле застрахования своих построек одинаковыми правами с населением деревень распланированных, так как по 2-му допол. к ст. 20 Полож. о взаимн. страх. лишь несколько увеличена высшая норма страхового обеспечения для селений распланированных и расстроенных уже по плану, процент же страховых платежей установлен один.
В виду вышеизложенных соображений и озабочиваясь дальнейшим развитием дела распланирования селений в уезде, уездной управой, при возобновлении страховых списков на трехлетие с 1890 г., предположено было приравнять селения, умышленно уклоняющиеся от распланирования, к селениям, находящимся в исключительном положении, применив к ним ст. 17 Полож. о взаимн. страх., по которой постройки в селениях, в исключительном положении находящихся, подлежат только страхованию обязательному, по нормальной оценке, с возвышенной на 50 % премией, но губернская управа, в виду обжалования означенного распоряжения уездной управы поверенным от крестьян села Волковойны крестьянином Никифором Корниловым, уведомила управу, что ст. 17 Полож. может быть применяема лишь к селениям, находящимся в исключительном положении, и при том спустя только год после предъявления крестьянам утвержденного на их селение плана, а так как на сельцо Волковойны плана еще не составлено, то поэтому постройки в означенном селении могут быть принимаемы и по возвышенной оценке.
Вышеприведенный случай, еще более убеждая управу в высказанном ею предположении, что главнейшею причиною, тормозящей успешность распланирования селений, является отсутствие побудительных к тому постановлений в Полож. о взаимн. страх., вынуждает уездную управу обратиться к настоящему очередному земскому собранию с предложением ходатайствовать перед губернским земским собранием о том, чтобы Положение это дополнено было правилами относительно селении, нежелающих подвергаться распланированию,— если не вполне приравнивающими эти селения к селениям, находящимся в исключительном положении, означенным в прим. к ст. 17, то хотя отчасти приближающими их, в отношении норм страхования и по размеру страховой премии, к означенным селениям» (Журналы очередного Ковровского Уездного Земского собрания 1891 года).
В 1892 г. было ассигновано губернской управой в ссуду из страхового сбора на очистку прудов и вырытие колодцев крестьянам с. Зименок 145 р. и кр. сельца Волковойны 200 р.

Волковойновская школа в дер. Волковойне открыта в 1890 г. Располагалась в доме учителя. В 1898 г. «учащихся – 14 мальч. и 4 дев. Учитель солдат, имеет домашнее образование, свидетельства не имеет».

По переписи 1897 г. в сельце Волковойно – 743 чел.
«Шел 1914 год. Мы, молодые деревенские парни, готовились к отправке в солдаты. Однажды к нашему сверстнику Илье Петровичу Циклину приехал из Москвы незнакомый нам человек. Вечером я и Мокеев пришли к Циклину.
— Валентин,— представился незнакомец.
Сели за стол. Выпили. Сидим, закусываем. Валентин спрашивает:
— Ну, как, ребята, скоро на войну?
— Да, — говорим, — наша очередь.
И тут Валентин стал говорить, что война нужна капиталистам и помещикам, что есть такая организация, которая ведет борьбу против войны, против царя, чтобы передать власть народу, отобрать землю у помещиков и раздать ее крестьянам.
— Как думаете, можно так сделать?
— Можно, — говорю я.
— Ну, коли так, давайте действовать вместе. Работа ответственная и опасная, но пользы принесет много.
С того дня он через И.П. Циклина стал передавать нам листовки, а, мы по ночам расклеивали их. Листовки призывали к свержению царя, помещиков и капиталистов. Были даже стихотворные: «Царь не бог, царя не надо, вся Россия будет рада». Или: «Россия, Россия, жаль мне тебя, чиновники-министры разграбили тебя». Наш новый товарищ приезжал почти каждый месяц. Как-то он представился нам полностью:
— Моя фамилия Иванов. Я член Российской социал-демократической рабочей партии.
Иванов навестил нас и в г. Александрове, где мы с Циклиным находились некоторое время в учебной команде перед отправкой на фронт. С маршевой ротой, которой командовал подпоручик Чертищев из Владимира, нас отправили на фронт. 16 июля 1916 года я был ранен и контужен. Циклин вынес меня с поля боя и помог доставить в госпиталь в г. Рыбинск…
Отряд камешковских красногвардейцев существовал до подписания В.И. Лениным декрета о создании регулярной Рабоче-Крестьянской Красной Армии. 23 февраля 1918 года он был распущен.
Я вернулся в Волковойно, где был избран председателем партийной ячейки. После декрета от 14 июня 1918 года о создании в деревнях комитетов бедноты такой комитет в конце июля был создан и в Волковойне. Меня избрали его председателем, членами комитета стали И.Г. Сбиткин, Е.И. Овчинников, С.В. Савин, С. Комков, последнего назначили секретарем.
В первые месяцы на комбеды возлагались определенные задачи: разыскивать скрытые запасы хлеба у сельской буржуазии и передавать их продовольственным органам. Комбеды не допускали нарушений закона о хлебной монополии, боролись со спекуляцией, с внутренней контрреволюцией. По мере роста и укрепления комбедов на них возлагались новые обязанности: наблюдение за сохранением порядка в деревне, участие в организации Красной Армии и в уборке полей, принадлежавших семьям красноармейцев.
Уже на третий день после создания комбеда мы приступили к выполнению поставленных перед нами задач.
В первую очередь составили списки жителей деревни, имеющих излишки хлеба. Стали вызывать их в комитет и просили добровольно сдать хлеб для рабочих и Красной Армии. Таким образом в течение дней было собрано около двух сот пудов. У кулаков хлеб приходилось брать в принудительном порядке. Так мы забрали 185 пудов у А.Л. Лобанова, 40 — у Г.П. Кулыкова, 20 – у П.О. Пантелеева. Всего комитет собрал около 500 пудов.
Само собой понятно, что кулаки не хотели добровольно отдавать хлеб и яростно сопротивлялись этому. Помню, подошли мы к сараю Лобанова, а там кучей стоят кулаки, ждут нас с вилами в руках. Но мы не испугались. У меня был старенький «маузер». Я достал его и крикнул:
— Кто подойдет к сараю, застрелю на месте!
Кулаки продолжали стоять. Только когда я дважды выстрелил в воздух, они ушли, и мы смогли забрать хлеб. Некоторые из кулаков после этого случая сами привезли излишки на ссыпной пункт. Часть собранного хлеба, примерно 50—60 пудов, по разрешению Упрода, была роздана деревенской бедноте.
Комитет бедноты существовал в Волковойне до ноября 1918 года. Потом его функции перешли к сельскому Совету. Я был взят на работу в уком и назначен агитатором-организатором. На этой должности я состоял до 19 апреля 1919 года.
Иван Иосифович ТВОРОГОВ».
«Волковойнский Союз Коммунистической Молодежи работает более или менее удовлетворительно. А когда пришел кризис с топливом, стало нечем отапливать помещение союза молодежи, то члены союза молодежи устроили коммунистический воскресник и топливом союз обеспечен» («Красная молодежь», 6 февраля 1920).
«В 1921 году меня поставили заведовать агитпунктом станции Новки. Надо было вести агитационную работу среди красноармейцев и пассажиров, едущих по железной дороге. Одновременно я был командиром отряда особого назначения и секретарем партийной ячейки на станции. В 1923 году отряд расформировали, агитпункт закрыли, а я был демобилизован.
В Волковойне меня избрали секретарем партячейки и председателем сельского Совета. В 1929 году партячейка и комсомольская ячейка, которую возглавлял Ф.И. Гудков, начали работу по организации колхоза. Вскоре колхоз из 25 хозяйств был создан. Первыми в него вошли И.Г. Лобанов, В.В. Судаков и другие. Председателем избрали В.Ф. Кузнецова.
Иван Иосифович ТВОРОГОВ».
Славный путь прошел двадцатипятитысячник В.Ф. Кузнецов, работавший на предприятии плотником. В 1930 году Василий Федорович создал в родной деревне Волковойно колхоз «Завет Ленина» и был его бессменным председателем вплоть до ухода на пенсию.
«Повысить внимание конской силе. Колхоз им. Сталина, Волковойновского сельсовета семенами, инвентарем и конской силой обеспечен. За семена отвечает завхоз Морозов.
Но в колхозе на все в порядке с конями. Несмотря на обеспеченность фуражом, кони все же упитанны плохо потому, что они стоят во дворах прежних владельцев и те плохо за ними ухаживают.
Правлению колхоза надо подумать о сведении лошадей на общий двор.
Ефремов» («Рабочий клич», 12 марта 1933 года).
Жертвы политических репрессий:
КУЛЬКОВ Гордей Дмитриевич, род. 1877, д. Волковойно. Проживал там же. Крестьянин-единоличник. Арестован 17.10.1929. Осужден к расстрелу.
КУЛЬКОВ Иван Гордеевич, род. 1902, д. Волковойно. Проживал там же. Крестьянин-единоличник. Арестован 29.10.1929. Осужден к расстрелу.
МАКАРОВА Надежда Васильевна, род. 1885, д. Волковойно. Проживала там же. Монахиня. Арестована 28.10.1933. Осуждена на 2 года высылки.
КРАСНОВА Евдокия Филипповна, род. 1894, д. Сосновка Ковровского р-на. Проживала д. Волковойно. Без определенных занятий. Арестована 28.10.1933. Осуждена на 2 года высылки.
БУРЦЕВ Герасим Васильевич, род. 1899, д. Волковойно. Проживал ст. Новки. Табельщик. Арестован 06.11.1936. Осужден на 4 года тюремного заключения.
Г.В. Бурцев находился в заключении во Владимирской тюрьме. «...Причина ареста — донос бригадира бригады станции Новки. Он был завербован ОПТУ как способный доносчик. Подробности ареста: 6 ноября 1933 года - утром чуть свет ко мне постучали. Я жил во дворе казармы. Когда я вышел из квартиры, у одной калитки стояли два оперуполномоченных, а у другой — два из ОГПУ. Двое вошли ко мне, а два остались у калиток. Первый вопрос: Как живет мастер? Я ответил, что хочет меня выселить и перейти в мою квартиру. А они мне: Мы найдем ему квартиру. Один стал делать обыск у меня, в квартире, в мастерской. После чего увезли в следственный изолятор. Следствие проходило только ночью. Допрашивали перекрестным огнем: с угрозами, револьвером и кулаками. Изматывали по 5-6 часов каждую ночь посменно. Когда, наконец, закончили следствие, вынесли обвинительный приговор (ст. 58-10 — пропаганда и агитация, призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти). Позже узнал, что арестован мой отец» (из автобиографии).
БУРЦЕВ Василий Иванович, род. 1871, д. Волковойно. Проживал там же. Крестьянин. Арестован 20.12.1936. Осужден на 2 года тюремного заключения.
МЕДВЕДЕВ Иван Егорович, род. 1912, д. Волковойно. Проживал там же. Весовщик ст. Новки. Арестован 01.02.1937. Осужден на 2 года лишения свободы.
ПАВЛОВ Михаил Александрович, род. 1910, д. Волковойно. Проживал там же. Крестьянин. Арестован 07.08.1937. Осужден на 8 лет лишения свободы.
«25 декабря 1942 года я был мобилизован и отправлен на фронт в 147-ю отдельную стрелковую бригаду, находящуюся тогда под городом Деменском… После демобилизации я вернулся в свой колхоз, работал секретарем парторганизации, председателем ревизионной комиссии, потом председателем колхоза имени Чапаева.
Иван Иосифович ТВОРОГОВ».
«В свои шестнадцать лет волковойновский паренек Николай Щавлев гордо сидел за рулем трактора первой сельскохозяйственной коммуны, созданной на хуторе в 1927 — 28 годах. Со сноровкой, с комсомольским задором трудился юноша почти шесть лет и на полях организованного затем колхоза «Завет Ленина».
Война оторвала тракториста от мирного труда. В армии Николаю Васильевичу Щавлеву довелось служить в авиации. Будучи старшим техником звена, он ремонтировал и готовил в бой самолеты, на которых советские летчики героически громили врага в воздухе и на земле. Старший техник-лейтенант Щавлев участвовал во многих боевых операциях на фронте Отечественной войны, удостоен двенадцати правительственных наград.
После демобилизации Николай Васильевич вернулся в родную деревню Волковойно. Состояние здоровья за войну несколько пошатнулось. За выслугу лет офицеру назначили хорошую пенсию. Однако коммунист Щавлев не стал сидеть сложа руки, постоянный отдых его не устраивал. В 1957 году бывший военный техник стал работать в мастерской колхоза токарем, одновременно выполняя самые разнообразные слесарные работы по ремонту техники.
Среди механизаторов Н.В. Щавлев пользуется большим авторитетом. Каждый раз, когда что-либо не получается при ремонте машин, особенно при сборке, обращаются к нему.
Бережно относится Николай Васильевич к старому «Вулкану» - токарно-винторезному станку, хорошо налажен и сверлильный станок.
В дни подготовки к весеннему севу колхозный токарь работает особенно напряженно. К тракторам, например, недостает многих запасных частей. Но Николай Васильевич изыскивает способы изготовления их на месте. Обточить реставрированные ось, втулку или валик с необходимой точностью ничего не составляет для умельца. Сотни мелких недостающих деталей изготовил за зиму Н.В. Щавлев. Недавно он нашел способ реставрации катков к трактору ДТ-54, а при монтировании тракторных саней из рельсов быстро изготовил соединительные металлические детали.
Когда возникает неисправность в водопроводах или в другом оборудовании животноводческих ферм, и тут к колхозному токарю идут за советом и помощью.
Сейчас в колхозе всю прицепную технику подготовили к выезду на поля. Отремонтированы плуги, культиваторы, бороны, лущильники, сеялки, сценки. В этой большой кропотливой работе немалая заслуга принадлежит коммунисту Н.В. Щавлеву» («Знамя», 15 марта 1966).
«Вырастим хороший урожай картофеля
Волковойно. Наша первая полеводческая бригада обязалась в юбилейном году вырастить урожай картофеля по 135 центнеров с каждого из 120 гектаров. Площадь под этой культурой по сравнению с прошлым годом увеличивается на 23 гектара. В основном будут выращиваться более ранние сорта. Поэтому сейчас труженики бригады заблаговременно развернули подготовку к предстоящей ранней посадке картофеля. Прежде всего начали вывозку накапливаемых на фермах торфонавозных компостов. К этой работе привлекаем конный транспорт. Ежедневно используется семь-восемь лошадей. По-ударному работают на вывозке колхозники П.В. Макаров, В.С. Прохоров, И.И. Жирнов, Д.А. Барулин, А.И. Гудков и другие, ежедневно доставляя на поля по 20 — 25 тонн удобрений. На погрузке старательно трудятся К.Ф. Дудорова, А.Д. Бушуева, В.М. Масыгина, Н.С. Кузнецова.
С. ЕРМИЛОВ, бригадир колхоза «Завет Ленина» («Знамя», 12 марта 1967).
«Кандидатом в депутаты районного Совета по Волковойновскому избирательному округу № 67 окружная избирательная комиссия зарегистрировала доярку колхоза «Завет Ленина» Тамару Николаевну Антонову» («Знамя», 20 февраля 1969).
«Труженики Волковойновской бригады колхоза «Завет Ленина издавна славятся в нашем районе получением хороших урожаев зерновых культур и картофеля. Бригаду возглавляет опытный практик колхозных полей коммунист-орденоносец С.Ф. Ермилов, четко организующий труд людей.
Недавно постановлением Владимирского областного управления сельского хозяйства и обкома профсоюза рабочих и служащих сельского хозяйства и заготовок коллективу Волковойновской полеводческой бригады — победителю в социалистическом соревновании — присвоено почетное звание «Коллектив высокой культуры земледелия» с вручением соответствующего диплома.
Бригадир Степан Филиппович Ермилов награжден значком «Отличник социалистического соревнования сельского хозяйства РСФСР» Министерства сельского хозяйства РСФСР и ЦК профсоюза рабочих и служащих сельского хозяйства и заготовок» («Знамя», 4 марта 1969).
«Хороший подарок получили колхозники сельхозартели «Завет Ленина» в текущем году — шоссейную дорогу, которая связывает Камешково с деревней Волковойно, селом Горки и деревней Мишнево. Теперь автобусы в любую погоду могут следовать по этому маршруту.
Удобно это колхозникам. Спасибо вам, строители!
Но есть в этом деле запятая, хотя и небольшая, но для нас важная. На одном из участков во время весеннего разлива скапливается много воды, так как не приложена труба для ее стока. В результате этого дома жителей Кутузова и Синягина, расположенные по одну сторону дороги, оказываются затопленными, а пруд, находящийся по другую сторону, остается на лето без воды.
Об этом мы много раз говорили мастеру дорожного участка тов. Рыжову, но наши замечання остались без внимания. Ответ был один: «Ищите трубы сами». Но где нам их искать?
Просим положение на этом участке исправить.
ЛЕБЕДЕВ, ЛОПУХОВСКИЙ, КУРИКОВА, КУТУЗОВА, ПАПАЕВ, СИНЯГИНА. д. Волковойно» («Знамя», 21 октября 1969).
«Не узнать наше Волковойно
Вспоминается мне д. Волковойно сороковых годов. Я тогда первый год преподавала в школе. Сама улица представляла другую картину: в одном ряду с хорошими домами стояли дряхлые, покосившиеся. Мало было молодежи, которая училась бы в высших учебных заведениях. Грамотным считался тот, кто кончал четыре класса.
Сейчас не узнать Волковойно. На улице добротные, уютные дома. Идет культурное строительство (продовольственный магазин, клуб). Намного улучшилось благосостояние моих земляков. Почти в каждом доме радиоприемник, телевизор, мотоцикл.
С гордостью вспоминаю учеников, получивших в нашей школе путевку в жизнь. Зоя Зюрикова окончила пединститут, работает в г. Владимире, Галина Судакова учительствует в далекой Якутии, Вячеслав Корнилов — летчик, Вадим Макаров учится в военной академий им. Фрунзе и другие.
Многие из моих воспитанников закончили училище механизации и сейчас трудятся трактористами, комбайнерами в нашем колхозе «Завет Ленина»: Юрий Андрианов, Александр Творогов, Александр Мокеев и другие.
Идет время... С каждым годом наша страна становится богаче. А с ней хорошеют и моя родная деревня и люди, ее населяющие.
А. ЗУБОВА, директор Волковойновской начальной школы» («Знамя», 19 ноября 1970).
«Двадцать лет вместе трудятся свинарками на Волковойновской ферме колхоза «Завет Ленина» Лидия Ивановна Лобанова, Лидия Павловна Котунова и Анастасия Гавриловна Федотова. Подруги успешно выполнили свое обязательство, получив 969 поросят. От каждой основной свиноматки в среднем их вышло по 16,3 и от разовой — по 6,5.
— Рано начинается наше рабочее утро, — говорит Л. И. Лобанова. — Еще деревня спит, а мы спешим к своим питомцам. По дороге делимся впечатлениями, заранее планируем, как лучше управиться с делами.
Обычно свинарки начинают свою работу с очистки хлевов, потом кормят свиноматок и поросят. Нелегко приходится подругам. Но накопленный опыт и знания помогают им добиваться успехов из года в год.
Славно трудится на свиноферме и Людмила Александровна Шмакова. Она ведет откорм поросят. 1970 год принес ей высокие показатели труда. 520 свиней было снято с откорма из ее группы. Вес каждой головы составил более центнера. На государственные заготовительные пункты колхоз за минувший год отправил 53 тонны свинины. Л.А. Шмакова за свой безупречный труд на недавнем районном совещании передовиков была награждена ценным подарком и Почетной грамотой.
Волковойновские свинарки сейчас прилагают все свое старание к тому, чтобы закрепить достигнутые успехи и встретить предстоящий съезд партии новыми трудовыми подарками.
В. КОНЮХОВА» («Знамя», 30 января 1971).
«На центральной усадьбе колхоза «Завет Ленина» в деревне Волковойно сдано в эксплуатацию новое здание сельского Дома культуры. В красивом современном помещении имеется зрительный зал, комнаты для кружковых занятий» («Знамя», 4 января 1972).
«А в нагрузку — морскую капусту
С нетерпением ждали волковойновцы открытия в своей деревне нового магазина. И вот он открыт, большой, красивый. Тут и промышленные товары, и продовольственные, даже такие, какие раньше были большой редкостью. Прямо-таки душа радовалась, когда приходилось заглядывать сюда.
Только с некоторых пор странные дела стали в новом магазине твориться. Залежались, видать, кое-какие товары. Дни идут, продавцам план выполнять надо, а товары эти лежат и лежат, никто их почему-то не берет. Зато другие, как, например, комбикорм, «Горный дубняк», так и исчезают с полок и витрин.
«А не соединить ли нам их?» — задумались продавцы. И соединили.
Купила мол жена Н. Крайнова 26 января комбикорм, и в нагрузку — ставриду по цене первого сорта. Принесла домой, а эту самую ставриду в пищу употреблять нельзя: испортилась она давно. Мне в нагрузку к бутылке «Горного дубняка» продали поллитра сухого вина и банку морской капусты. И капусту пришлось выбросить — она тоже испорченной оказалась. Подобные нагрузки достались Ф. Пичугиной, М. Пичугиной, М. Мазновой и другим жителям нашей деревни.
Нам кажется, что эти самовольные действия продавцов являются нарушениями правил советской торговли.
И. КРАЙНОВ, мастер обувной мастерской Камешковского KБO. д. Волковойно» («Знамя», 26 февраля 1972).
«Как в сказке
Жил-был зайчик. Пришла лиса, попросила хвостик положить да и выжила совсем косого из своего домика.
По мнению К.И. Павлова, из деревни Волковойно, у них произошла история, напоминающая русскую народную сказку.
Построили в этом населенном пункте сельский Дом культуры. Видный такой: в два этажа, с парадным подъездом. Внутри помещения — зал, фойе, множество комнат. По идее в них должны найти себе место разные кружки для тружеников села, молодежи, детей. Но с завистью поглядывало на новое сооружение правление колхоза «Завет Ленина». Собственное помещение много лет не ремонтировали, запустили, так что не только гостей в нем принять неприлично, но и самим-то смотреть на развалюху неприятно стало. Подобно той самой лисице договорились сначала хвостик положить, потом... Да потихоньку и заняли весь второй этаж. Сельскую молодежь так прижали, что в своем клубном здании от тесноты хоть караул кричи. Организован при ДК фотокружок для школьников. Очень увлеклись этим делом ребята. Только беда в том, что дальше лекций дело в кружке нейдет. Дли практических занятий нужна лаборатория, а комнаты под нее нет, все занято правлением колхоза. Бегают ребята за членами правления, просят их потесниться, я те, чтоб неприятных разговоров избежать, стали от ребятишек прятаться.
В сказке, как вы помните, исход был благополучный. Выгнал петушок лису из домика зайца. А как закончится неприглядная история в Волковойне?» («Знамя», 1 февраля 1973).
«В связи с переносом центра Тереховицкого сельсовета в д. Волковойно сессия депутатов сельского Совета вынесла решение об изменении названия Совета и впредь его именовать Волковойновский» («Знамя», 20 октября 1973).
«Банкротство. Нет, оно еще не произошло. Но до него «Завету Ленина», можно сказать, рукой подать. На самом деле, по словам бывшего председателя колхоза М.Т. Прасолова, нет даже денег на зарплату колхозникам. Да притом на картотеке 65 тысяч. И сначала их надо уплатить, прежде чем можно будет взять ссуду или кредит.
Сказал Михаил Тимофеевич эти слова на отчетно-выборном собрании. Сказал, еще будучи колхозной «головой». А через несколько часов ему в доверии отказали, избрав председателем другого претендента.
Итак, с еще неполным банкротством хозяйства полное поражение потерпел М.Т. Прасолов, который, увы, не смог удержать на плаву колхозный «корабль», отягощенный долгами, а «Завет Ленина» должен более трех миллионов рублей по ссудам, да еще четверть миллиона фабрикам района. Он перестал слушать «руля» и в последнее время фактически двигался к финансовому краху.
В самом деле, хозяйство не выполнило планов производства ни одного из основных видов продукции полей и ферм. Вот конкретные данные на сей счет. Зерна было получено 97 процентов к плану, картофеля — 52, молока — 88, привесов крупного рогатого смога — 86 процентов. Валовое производство продукции в сопоставимых ценах уменьшилось к уровню 1989 года на 11 процентов, на столько же сократилась и общая ее продажа, то есть колхоз двигался не вперед, а вспять. Как следствие, сократились и доходы. Прибыль составила 589 тысяч рублей, или уместилась на 284 тысячи, рентабельность снизилась с 32,7 до 22,4 процента. А такой ее уровень явно не обеспечивает устойчивое развитие производственных отраслей, не дает возможности решать социальные вопросы…» («Знамя», 28 марта 1991).
«Что случилось с лучшим хозяйством района
Два ровных ряда аккуратных, небольших с виду коттеджей. Это улица Садовая, которая как бы прилепилась сбоку к деревне Волковойно. Здесь живут молодые люди, работающие в колхозе «Завет Ленина». Вернее, молодые семьи: здесь, на Садовой, растет 35 ребятишек.
Третий с краю, на солнечной стороне — дом Николая и Светланы Морозовых. Однажды позвонила сюда в 5 часов вечера в надежде поговорить с хозяином дома. Светлана только засмеялась в ответ: «Что вы, к восьми бы приехал». Так что застать Николая днем — затея была еще более бессмысленной. Но мне повезло: жена, Светлана, сейчас в отпуске, и вместе со своей мамой, Антониной Михайловной, занималась делами по хозяйству.
А хозяйство у Морозовых немаленькое. Жить в деревне и не держать живность, — на это способны, по их мнению, только лентяи. Поэтому в хлеву у них — теленок, свинья с восьмью маленькими, розовыми поросятами и вместе с ними — еще один, привезенный из свинокомплекса, что в Лесном, — рыжий, с черными пятнами. Рядом с домом — огород и участок для картошки, работы здесь тоже хватает и весной, и летом, и осенью.
В доме — три комнаты. Каждая хозяйка знает: чтобы навести в них чистоту и порядок, нужен не один час. Света справляется. Да только все равно не обойтись без мужской руки. Со стен в коридоре и прихожей содраны обои: дом ждет ремонта, которого давно не было. А мужу все некогда.
— Мы его совсем не видим, — говорит Антонина Михайловна. — Сейчас приезжает чуть пораньше, а во время посевной Николай на работе с пяти до одиннадцати. Уезжает — спим, приезжает — тоже спим.
Верно говорят, что сапожник всегда без сапог. Так и здесь: Николай, целыми днями мыкающийся по колхозным полям, со своим небольшим участком возле дома справиться не может — нет времени. Вот и приезжают, чтобы помочь Светлане, ее мама да отец Николая из недалекой деревни Высоково. Словом, мужской голос в этом доме звучит не так уж часто. А так его не хватает: ведь живут здесь, кроме Николая и Светланы, еще две девчушки — трехлетняя Лена и шестилетняя Ира.
— Папа едет! - кричат обе и подбегают к окну, только заслышав шум машины. Бывает и так, что дождаться отца девочкам не удается. Но уж если дождутся значит целый вечер наполнен для них радостью и весельем. Или наоборот — тишиной и покоем: как любят Ира с Леной, когда папа им что-нибудь читает.
У Николая со Светланой, которая тоже работает в колхозе, диспетчером в гараже, уговор: о работе дома не говорить. Правда, уговор этот не всегда выдерживается. Бывает, вернется Коля не в настроении, — что-то не ладится, и уже нет сил, чтобы таить в душе то, что накопилось за день. Но случалось, что жене приходилось не просто говорить о делах мужа, но и вмешиваться в них. «Уходи», — сказал однажды Николай одному их механизаторов, не выдержав его пьянок. Пришел тот механизатор к Светлане: «Света, пойдем к нему, не хочу в другое звено, только к Морозову». Отказать она не смогла, — как не помочь человеку, — и поехала вместе с трактористом к мужу. Потом жене «попало» от мужа.
Но все это временные размолвки. Как бы там ни было. Света понимает, что Николаю, звеньевому одного из арендных звеньев колхоза, нелегко. Поэтому восемь лет, а очередная годовщина со дня свадьбы исполнилась совсем недавно, 1 октября, царят здесь мир и согласие. Светлана понимает, что навсегда они связаны с землей, с работой на ней. Николай получил профессию механизатора еще до армии, учился в Суздальском техникуме. После службы предлагали должность завмастерскими. Отказался, ушел на трактор, работал на зерновом комбайне: хотелось подзаработать. А сейчас второй год руководит арендным звеном, дотемна пропадая на полях.
Редкий выходной Николая, — праздник в доме. Нет, никто здесь в этот день сложа руки не сидит: хозяин спешит сделать самую что ни на есть мужскую работу по дому, которая, бывает, ждет его месяцами, жена торопится помочь мужу. Праздник — в настроении. А если выдается свободный час, идет Коля собирать народ на печеную картошку. Шумная, веселая компания собирается на озере Томзино, долго здесь звучат песни и смех, звонкие голоса детворы.
Вот так живут в третьем доме с краю на улице Садовой.
С неба летела мелкая изморось, но костер, возле которого грелись механизаторы, все еще горел. Ждали Морозова: он привозит их сюда утром на работу, он доставляет им обед, он же вечером развозит всех по домам — кого в Горки, кого в Берково, кого в Камешково, кого в Тереховицы. Сам приезжает домой, конечно, позднее всех.
Александр Николаевич Сизяков. У этого степенного, не любящего суеты человека свой дом в Беркове, до которого тоже зачастую не доходят руки. Александр Илюхин молодой парень, еще не успевший завести семью. Вместе с родителями живет в Кижанах. Уважают Сашу в звене за его трудолюбие и добросовестность. Весной в звено пришел его брат Василий, семнадцатилетний парнишка. Сначала взяли сеяльщиком на сеялку, потом оформили слесарем, а осенью Василий собирается учиться на тракториста. Тоже еще не подводил тех, с кем работает вместе. «Сын звена», — по-доброму смеются земледельцы над Василием.
Борис Иванович Куликов и его сын Алексей, Юрий Петрович Андрианов и Алексей Наумов... Каждый проработал друг с другом не один год, каждый хорошо знает слабости и сильные стороны друг друга, у каждого дома те же проблемы, что и у Николая: надо подремонтировать дом и подготовить к зиме участок, надо накормить детей, обуть их и одеть — а эта проблема сегодня одна из самых трудноразрешимых.
За звеном Морозова закреплено 1095 гектаров пашни. Земли — самые отдаленные в колхозе, а значит, и самые неудобренные. Звено выполняет все работы, начиная с подготовки почвы и кончая уборкой. Каждый из членов звена работал при различных структурах организации труда в сельском хозяйстве. Не оправдал себя бригадный подряд: зарплата распределялась в коллективе с учетом выполнения нормы и сложности работы, классности и стажа и других критериев, а контроля за затратами не было. Не было и ответственности. Предположим, работал человек на тракторе, привел такой пример Морозов, потом ушел на комбайн. На этот трактор садится другой механизатор. С кого спросите за техническое состояние сельхозмашины?
Яснее ясного было то, что с этого пути надо было сворачивать. И вот три года назад в колхозе создаются три арендных звена земледельцев. Сейчас, сравнивая аренду с тем, что было до нее, колхозники доказывают, что она имеет неоспоримые преимущества.
— Раньше один специалист скажет одно, другой на следующий день пошлет совсем на другую работу, — говорят они. — Сегодня у нас один командир — Морозов. Теперь за нами закреплены определенная площадь, техника, за которую мы несем ответственность, а свой труд мы организуем сами. Сами же контролируем и качество своей работы, ведь делаем для себя. Плохо сработаем — мало и получим в конце года.
— Звеном, конечно, легче работать, — соглашается с ними Николай. — Каждый знает свою работу, знает, за что отвечать. Поэтому и отношение к работе становится иным, меняется в лучшую сторону.
Конечно, не все гладко в звене Морозова. Хромает трудовая дисциплина, и этого не скрывают сами земледельцы. Да и зависит работа звена от многих подразделений в колхозе — от монтерской, от семенной службы, от других коллективов. Не выполнят они свои функции как положено — и арендное звено не даст тех результатов, каких хотелось бы.
— Если 6 лет не менялись семена, а урожайность планируется — как быть? — говорит Морозов. — Конечно, стараемся работать с этими семенами, но по сути, плановую урожайность мы не получаем.
— Кто сколько намолотил зерна, кто сколько вспахал, сколько собрали картошки, — ничего мы не знаем, — и на это были нарекания у земледельцев. — Работаем вслепую.
Нынешней осенью морозовцы неплохо сработали на картошке, собрав на своих землях по 102 центнера с гектара. Летом сено заготовили высшего качества, а урожайность зерновых составила у них 17,1 центнера, по сравнению с 21 центнером в прошлом году. Словом, успехи скачкообразны; сегодня — хорошо, завтра похуже. По словам главного экономиста В.И. Васильевой, экономические показатели работы земледельцев не улучшились с переходом их на аренду. Но не улучшились они и по всему колхозу в последние годы, наоборот, становятся все ниже и ниже.
Итак, хозрасчет и подряд, работа на кооперативной основе, аренда. Все это те хозяйственные рычаги, которые воспитывают в людях чувство хозяина, заинтересованности в производстве продукции высокого качества с наименьшими затратами труда и средств. И все же колхоз из передовых в районе, имевший всего лишь несколько лет назад лучшие результаты по всем показателям, превратился в одно из отсталых хозяйств. Что случилось с лучшим хозяйством района?
В прошлом году колхоз отмечал свое 60-летие. Что изменилось за это время? Количество крупного рогатого скота увеличилось только на 119 голов, а надой повысился лишь на 348 кг (сопоставляются данные 1930 года и на 1 января 1990).
После образования колхоз располагал 7739 гектарами сельхозугодий, сейчас имеет 5959. Куда разбазарили около двух тысяч гектаров? Урожайность зерна в первый год существования колхоза составила 15 центнеров, в последние годы составляет в среднем 17. И это при условии, что в тридцатые годы жали серпами, сегодня на полях не обходятся без современной техники. Картофеля было собрано 54 центнера с гектара, в 1989 году — 100. Овощей производилось по 44 центнера, причем колхозники выращивали морковь и свеклу, капусту и лук, фрукты. Теперь на полях колхоза выращиваются только корнеплоды и овощи…» («Знамя», 5 октября 1991).
«КЛУБ. Осенью прошлого года «аппетит» солдат был намного умереннее: попортили одну электрогитару стоимостью в 500 рублей. На свои деньги ремонтировали ее ребята из «Варианта». Кроме того, пребывание в клубе солдат остановило работу учреждения в целом.
— С меня спрашивают выполнение плана, а я не могу даже дискотеку провести, — говорит А. Ефремов.
Колхозу привозная рабочая сила помогает, колхозный клуб — разоряет.
Было бы несправедливым, однако, сказать, что колхозный клуб довели до его сегодняшнего состояния только солдаты. Впечатление заброшенности и бесхозности он производит, стоит лишь посмотреть на него снаружи. Большое двухэтажное здание в центре села привлекает внимание отлетевшей во многих местах штукатуркой, неустроенностью территории возле него.
Заходим внутрь. В фойе — несколько сломанных стульев и старый, с облезлой краской, стол для игры в бильярд. В танцевальном зале на высоких стенах красуются разноцветные бесформенные пятна. Причина проста: протекает крыша. На сцене, на одной из стен от пола до потолка — огромная трещина. Возле другой стены — два полуразвалившихся шкафа для школьных принадлежностей, которые перекочевали сюда из Патакинской школы: они ей стали не нужны по простой причине — школа закрылась.
— 17 лет живу в Волковойно — и 17 лет болтаются на сцене одни и те же занавески,— с горечью говорит Олег Родионов, член вокально-инструментальной группы.
Вывод из всего этого напрашивается один: в колхозе лишь изредка вспоминают о клубе — когда нужно провести в нем колхозное собрание или какое-то торжество.
— На 50-летие колхоза клуб красили, белили, стены обивали рейками, — вспоминает председатель профсоюзного комитета Н.Н. Кунтикова.
После этого прошло несколько лет, а от того ремонта, кроме деревянных реек, ничего не осталось.
ПОЗНАКОМЛЮ вас с содержанием одной бумаги, которая пришла в райисполком в августе этого года из областного управления культуры. Сначала в ней упоминается о том, что в облисполком обращался обком профсоюза работников агропромышленного комплекса с просьбой о передаче 47 клубов и 27 библиотек из их ведения в государственную сеть. В числе этих 47 клубов значится и Волковойновский. Затем управление культуры доводит до сведения исполкома, что таковая передача возможна и должна осуществляться при обоюдном согласии обеих сторон: местных Советов и соответствующих профсоюзных органов.
Суть бумаги ясна: те колхозы и совхозы, которые уже не в состоянии содержать учреждения культуры, решили «сплавить» их на баланс местных Советов.
— Ни за что не примем клуб в таком состоянии, — таково мнение председателя Волковойновского сельсовета С.Б. Широковой. — Мы сами сидим на дотациях, где же нам взять деньги на ремонт? А ремонт там нужен капитальный.
Что деньги на капитальный ремонт клуба нужны немалые — 100—120 тысяч — подтвердил и председатель правления колхоза «Завет Ленина» А.И. Пряхин.
— Только, честно сказать, не до клуба нам сейчас, — сказал Александр Иванович. — У колхоза долгов три с половиной миллиона, еще не закончили ремонт скотных дворов, да и других проблем множество. Косметический ремонт сделаем, но не больше...
Недавно я снова встретила Алексея. Говорит, что дали в колхозе краску, кое-какие стройматериалы, бригаду маляров хотят снять на работы в клубе. Видно, что и настроение у парня повысилось. Только согласия сторон, о котором говорилось в бумаге из управления культуры, пока нет. Чьим будет этот сельский клуб, в чьи руки перейдет, кто наконец возьмется за его обустройство — этот вопрос еще открыт» («Знамя», 5 октября 1991).
««Живые истоки» — так назвали работники районного отдела культуры фильм, снятый Владимирским телевидением о венчальном обряде, который проводит фольклорная группа девушек отдела культуры, о празднике деревни Волковойно и нашем знаменитом «капустнике», с которым опять же наша фольклорная группа побывала на празднике в Юрьев-Польском «Золотое кольцо России» («Знамя», 24 июля 1993).
«Сельскохозяйственное предприятие «Волковойновское» (бывший колхоз «Завет Ленина») — единственное хозяйство в районе, располагающее очистными сооружениями. Честь и хвала бывшим руководителям, осуществившим их строительство для охраны близлежащей территории, прекрасного озера Урдых и его поймы.
Но что получилось? Очистная установка была сдана под пуско-наладку еще в 1987 году. Прошло уже шесть лет, однако до сих пор она не работает в своих проектных параметрах.
В первый же год своего образования районный комитет по охране природы обратил внимание на эту зону, которая подала сигнал «SOS» в связи с массовой гибелью рыбы в озере Урдых в 1989 году. Подключились и специалисты области: рыбинспекция, проектировщики, инспекторы облкомприроды. Много спорили, решали, как помочь природе, определяли меры по ликвидации опасных очагов загрязнения, одним из которых стали неэффективно работающие очистные сооружения, сбрасывающие неочищенные стоки в пойму озера.
Выполняя эти меры, руководство хозяйства закрепляло приказами ответственных лиц по контролю за работой очистных сооружений. Но тем самым практически все и ограничивалось. К тому же эти «контролеры» нередко снимались на другие «срочные производственные дела». Так, например, «ответственное лицо» В.В. Прунь длительное время работал в сельсовете при подготовке к очередным выборам, по окончании которых был отправлен в помощь работникам Горкинского комплекса КРС. Таким образом, очистная установка, действующая на живой биологической окислительной массе, очень часто находилась без присмотра.
Такое безответственное отношение со стороны руководства отрицательно сказывалось на очистке очистных вод, комитет ограничивался предписаниями, штрафами, налагаемыми на руководство. Иск был предъявлен в целом и колхозу «Завет Ленина». Наконец, хозяйство решило серьезно заняться этим объектом и в июле 1992 года было заключено третье по счету трудовое соглашение с пусконаладочной организацией. Казалось, что дело сдвинулось с места. Были ликвидированы многие дефекты в конструкции, проведено наращивание активной биомассы и т. п. Согласно техотчету пуско-наладочной организации, к апрелю 1993 года был налажен технологический режим очистки сточных вод, в результате эффективность очистки стоков стала соответствовать нормам.
Какое же разочарование и огорчение ждало инспекторов райкомитета и охраны природы, приехавших на объект в августе! Поступления стоков по аварийным причинам практически не было. Однако равномерность перемешивания аэрируемой массы оказалась нарушенной, в отстойниках шел процесс загнивания ила. Одним словом, биологический процесс не действовал, очистные в который раз были выведены из строя.
Анализы отобранных проб показали, что сброс сточных вод характеризуется завышенным содержанием азота аммонийного почти в 28 раз по сравнению с предельно допустимыми нормами, фосфатов — в 23, железа — в 17,5 раза, а также высоким содержанием органических веществ, что ив соответствует требованиям «Правил охраны поверхностных вод».
Новый ответственный за работу очистных сооружений А.В. Павлов большую часть рабочего времени, так же как и его предшественник, тратил на выполнение возложенных на него руководством СХП других дополнительных обязанностей — работал на зернотоке.
Работа инженера-наладчика оказалась оплаченной без согласования его техотчета в органах охраны природы, а сам техотчет на время проверки находился все еще в черновом варианте. Что заставило свернуть работу по наладке в ее завершающей фазе? Как получилось, что через три месяца очистные сооружения вновь вышли из строя? Почему так безрезультатно хозяйство в который раз тратит значительные суммы денег? Как выдержит прилегающая биосфера бесхозяйственное отношение производителей? Вот незаконченный перечень вопросов, на которые так необходимо ответить.
За нарушение требований Водного кодекса и Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» СХП «Волковойновское» на тот раз постановлением райкомитета оштрафовано на сумму 200 тысяч рублей с параллельным выполнением необходимых предписаний до ноября этого года.
Н. ГРУДЯНОВА, госинспектор районного комитета по охране природы» («Знамя», 9 октября 1993).
«Мы долго думали, чем бы украсить дискотеку. Решили открыть бар. Правда, сделали мы это на свой страх и риск. Выпечку готовили сами, у себя дома. За неимением белой муки Любовь Васильевна пирожные пекла из ржаной муки и добавляла к ней свои... секреты. Пирожные быстро раскупали и все нахваливали. В баре продавали соки, чай и даже мороженое, которое закупали в Камешково в кафе.
Каждую дискотеку продумываем, как бы прокручиваем, когда, какую музыку включать, когда сделать перерыв, если по телевизору показывают мультфильмы, когда включить музыкальное поздравление с днем рождения, узнав заранее, кто родился именно сегодня.
Мы получаем удовлетворение от того, что наша работа и забота об отдыхе молодежи многим пришлась по душе.
Елена ЛУКИНА, художественный руководитель Волковойновского Дома культуры» («Знамя», 15 февраля 1992).
«Из Горок мы заехали на строящуюся школу в деревне Волковойно. Со мной разговаривал прораб Константин Федорович Мешков.
— Без денег школы не построить. Мы работаем последний день. Побывав на планерке, я понял, что финансировать строительство нечем, поэтому мы уходим на новый объект в совхоз «Камешковский». Строителям нужна зарплата.
А школа строится большая и должна быть — красивой, со спортзалом, столовой, теплицей, которая, кстати, почти готова, но саму школу еще строить и строить» («Знамя», 15 августа 1992).

С 1929 по 2005 гг. Волковойновский сельсовет Камешковского района.
Администрация Волковойновского Сельского округа действует с 28 июня 2002 г. Деревня Волковойно, д. 39. Организация ликвидирована 21 сентября 2006 г.

Численность населения: в 1859 г. – 584 чел., в 1897 г. – 743 чел., в 1905 г. – 870 чел., в 1926 г. – 1198 чел., в 2002 г. – 593 чел., в 2010 г. – 552 чел. (261 муж. и 291 жен.).


Дома в дер. Волковойно

Муниципальное учреждение культуры Камешковского района "Камешковская централизованная библиотечная система", Волковойновский сельский филиал.
Почтовое отделение

Артиллерийская установка СУ-100. Памятник жителям дер. Волковойно, погибшим в Великой Отечественной войне.
В начале 90-х один из местных жителей выкупил "Сушку" у Ковровской танковой части. Там её планировали использовать как мишень для тренировок. Более того, сюда она дошла своим ходом и уже после с неё военные демонтировали все узлы, оставив лишь остов.

2 сентября 2020 г. в д. Волковойно открыли обновленный мемориал в честь павших односельчан во время Великой Отечественной войны и посадили 10 яблонь – по числу гранитных плит.

Композиция «Сельская жизнь».

Муниципальное дошкольное образовательное учреждение Камешковского района "Детский сад "Ромашка" действует с 24 сентября 1998 г. Заведующая - Ломакина Лариса Михайловна. Деревня Волковойно, д. 33а

Тренажерная площадка


Куранов Виталий Сергеевич

Куранов Виталий Сергеевич (15 апреля 1937 г., д. Волковойно – 21 мая 1997 г., г. Владимир).
Окончил в Москве курсы при центральном Доме народного творчества им. Н.К. Крупской в 1960 году. Работал учителем рисования и черчения в школах г. Камешково.
В 1970 году переехал во Владимир, где руководил областной студией самодеятельных художников и работал художником областной газеты «Призыв». Его рисунки заметно украшали газетные полосы. С 1960 года Виталий Куранов – участник областных, зональных и республиканских выставок. В 1989 году принят в члены Союза художников СССР. Графические работы и живописные пейзажи художника полны любви к родной сторонке – Камешковскому району, который он никогда не забывал, часто навещал. Здесь, по его признанию, он «черпал свои силы и искал вдохновение…». В фондах Камешковского историко-краеведческого музея хранится картина В.С. Куранова «На Нерли» (1994).


В. Куранов «На Нерли» (1994)

ПРЕДПРИЯТИЯ


СПК "Волковойновский" действует с 24 октября 2001 г. Организация ликвидирована 17 октября 2005 г.
ООО Агрофирма "Волковойновская" зарегистрирована 31 января 2007 г. Директор - Юркевич Анатолий Михайлович. Деревня Волковойно, д. 39. Основным видом деятельности является «Животноводство». Организация ликвидирована 12 сентября 2016 г.
Агрофирма "ООО "Завидово-с" действует с 13 октября 2002 г. Генеральный директор - Бирюлин Валерий Алексеевич. Организация ликвидирована 14 сентября 2011 г.
ООО "Винтез" зарегистрирована 9 декабря 2009 г. Деревня Волковойно, Садовая улица, д. 200. Основным видом деятельности является «Производство стальных изделий, железных порошков». Организация ликвидирована 28 июня 2012 г.
ООО "Стройкерамика" зарегистрирована 23 марта 2005 г. Основным видом деятельности является «Производство кирпича, черепицы и прочих строительных изделий из обожженной глины». Организация ликвидирована 2 сентября 2009 г.
ООО "Инжкомсервис" зарегистрирована 29 июня 2009 г. Деревня Волковойно, Садовая улица, д. 9. Основным видом деятельности является «Разборка и снос зданий». Организация ликвидирована 8 февраля 2016 г.
Художественная Мастерская действует с 1 февраля 1995 г. Организация ликвидирована 15 апреля 2011 г.

Фирма ООО «НПО «Вояж»


Фирма ООО «НПО «Вояж»

ООО НПО "Вояж" зарегистрирована 15 августа 2008 г.
С 2009 г. в деревне Волковойно фирмой ООО «НПО «Вояж» совместно с немецким концерном Siemens производятся детали интерьера и создаются в пластике и металле комплектации вагонов в едином дизайне от пола до потолка вместе с багажными полками и раздвижными створками дверей на электропоезда различных серий производства Демиховского машиностроительного завода, а также, в ближайшей перспективе — для скоростных электропоездов Siemens Desiro «Ласточка», которые обслуживали Зимние Олимпийские игры 2014 г. в Сочи, а впоследствии будут эксплуатироваться в различных регионах России в качестве межобластных электропоездов). Продукцией завода также являются стеклопластиковые моноблочные кабины машиниста, наружный обвес и детали интерьера для электроподвижного состава Московской монорельсовой дороги.
Технологии компании постоянно совершенствуются. За последние два года интерьер вагонов пережил уже около десяти модификаций. Предприятие постоянно разрабатывает и осваивает новые модели комфортного, безопасного и эргономичного интерьера, соответствующие высокому уровню качества с учетом тенденций развития современного вагоностроения. Это подтверждает, что выбранный «ВОЯЖЕМ» путь развития и выстраиваемая им стратегия управления, в первую очередь в области качества, отвечает самым современным требованиям, применяемым лучшими компаниями во всем мире.


С начала 2017 г. ООО НПО «ВОЯЖ» наладило серийные поставки кабин электропоездов ЭП2Д. Объем поставок в 2017 г.: 6 кабин в месяц (более 60 кабин машиниста за 2017 год).

Дорога из с. Горки в д. Волковойново


Город Камешково.
Дер. Тереховицы
Село Второво
Село Горки
Деревня Берково
Категория: Камешково | Добавил: Николай (17.05.2017)
Просмотров: 4652 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 kiselevava62 • 22:40, 03.02.2021
Спасибо за историю родного края. Мой родственник Гусев Александр Сергеевич - герой - подводник, участник ВОВ родился в д. Волковойно. Похоронен в Эдемском.
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru