Главная
Регистрация
Вход
Вторник
28.05.2024
03:43
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Фабрика имени Карла Либкнехта в 1986-1996 годах

Фабрика имени Карла Либкнехта в 1986-1996 годах

Назад »»» Фабрика имени Карла Либкнехта в 1969-1985 годах

«Бригадная форма организации и стимулирования труда в коллективе ткацкого отдела фабрики имени Карла Либкнехта начала внедряться с 1981 года. Первоначально создавались малочисленные бригады, объединяющие рабочих двух-трех комплектов одной смены. С развитием хозяйственного расчета были созданы сквозные бригады, в состав которых вошли текстильщики тех же комплектов, но всех трех смен. Таким образом число бригад сократилось в три раза. Но руководить такими коллективами стало гораздо труднее, ведь все члены совета бригад и звеньевые работали в разных сменах.
С переходом на новые условия хозяйствования, когда повысилась ответственность каждого работающего за план и качество выпускаемой продукции, возникла необходимость перейти от сквозных бригад к укрупненным, в начале января в нашей смене было проведено общее рабочее собрание, на котором было принято решение создать в третьей смене единую комплексную бригаду. Такие же бригады созданы и в двух других сменах.
Переход от сквозных бригад к укрупненным дает нам возможность лучше использовать человеческий фактор, быстрее делать перестановки в интересах дела. Так, в условиях самофинансирования бригаде выгоднее, чтобы не простаивали станки, выпускающие более дорогой миткаль. И при нехватке ткачих мы стараемся в первую очередь пустить в работу станки АТПР-100, на которых вырабатывается миткаль.
Коллектив нашего цеха неплохо начал новую пятилетку. Сверх плана 1986 года выпущено более 1 миллиона 600 тысяч метров первосортной ткани. Успешно, стартовали мы и в январе второго года пятилетки. Все ткачихи и поммастера заключили между собой договоры на соревнование, приняли повышенные обязательства. Взять, к примеру, ударницу коммунистического труда ткачиху А.X. Зеленову, имя которой занесено на районную Доску почета. Вызвав на соревнование ударницу коммунистического труда ткачиху Н.П. Кирьянову, она обязалась завершить годовое задание 27 октября и выпустить дополнительно более 66 тысяч метров первосортной ткани. Обе ткачихи — многостаночницы. А.X. Зеленова обслуживает 26 пневморапирных станков АТПР-100, а Н.П. Кирьянова 27 вместо 21.
Ткачиха А.И. Меньшикова, вызвав на соревнование Л.Н. Кузьмину, дала слово выполнить годовое задание 2 октября, дать сверх плана свыше 366 тысяч метров марли. Повышенные обязательства в честь 70-летия Великого Октября приняли также соревнующиеся между собой ткачихи В.И. Яковлева и Г.Г. Разумова, В.Ф. Марова и В.М. Кириллова, Т.А. Ковалева и В.В. Сухарникова. Я буду в этом году соревноваться с помощником мастера А.П. Ульяновым. Мое обязательство — завершить годовое задание 26 сентября. Одна из главных задач нашей бригады — увеличить выпуск первосортной продукции. В конце прошлого года взамен миткаля артикула 23, не пользующегося спросом, мы освоили более плотный миткаль артикуле 45. Большинство ткачих быстро освоили выпуск нового ассортимента. Но есть еще и трудности — высокая обрывность нитей в кромках ткани. Над устранением возникших трудностей и работает сейчас коллектив нашей бригады.
В. КАСЬЯНОВ, поммастера, бригадир комплексной бригады» («Знамя», 15 января 1987).
«Летом нынешнего года текстильщикам фабрики имени Карла Либкнехта предстоит заготовить для подшефного совхоза «Родина» 300 тонн сена, а для совхоза «Искра» — 30 тонн. С хозяйствами заключены взаимные договоры, решены все вопросы оплаты труда.
На предприятии в июне было скомплектовано три бригады косцов. Две из них под руководством начальника РМО В.А. Сударикова и мастера С.Н. Кузьмина начали сенокос с 15 числа и уже заготовили около двадцати тони сена. А с 23 июня в совхозные луга вышла еще одна бригада фабричных косцов во главе с помощником мастера К.Н. Клоковым. Бригады поставили перед собой цель заготовить сено в лучшие сроки, хорошего качества.
И. ЦАПЛИНА, и. о. директора фабрики» («Знамя», 7 июля 1987).
В 80-годы фабрика состояла из трех производственных участков. Два участка ("Прогресс" и фабрика им. Фрунзе) удалены от головного соответственно на 20 и 5 км. Фабрика оснащена высокопроизводительными ткацкими станками марки АТПР-100, в количестве 749 единиц, вырабатывающих ткани: миткаль арт. 23 и марлю арт. 6471, станки марки П-105 в кол-ве 380 единиц, вырабатывающих марлю арт. 6485 и 6471.
Показатели, характеризующие работу фабрики в 1985 году:
- объем выпуска продукции всего: 91000, в том числе миткаль – 15000, марля – 76000;
- рост производительности труда с учетом встречного плана 2,6%;
- затраты на 1 рубль товарной продукции – 95,0;
- прибыль – 1069.
В своем составе фабрика имеет следующие цеха и отделы:
- основные:
- ткацкий – мощностью 1129 станков;
- приготовительный – где установлены шлихтовальные высокоскоростные машины ШБ-11/140 – 2 шт., ШБ-140-2 – 10 шт.;
- мотальная машина – М-150-2 – 1 шт.;
- узловязальные машины – УП-125 – 9 шт.
Приемно-контрольный участок оснащенный браковочно-учетными машинами – БУ – 6 шт.; механическими браковочными столами – 3 шт.; мерильными машинами – 3 шт.
Вспомогательное производство состоит из паросилового хозяйства:
- отдела промышленной вентиляции и увлажнения;
- ремонтно-механического отдела;
- механической мастерской;
- электроцеха;
- ремонтно-строительного цеха;
- топливно-транспортного цеха.
Фабрика занимает площадь 1,5 га. Численность ППП – 872 чел., в том числе: рабочих – 741; ИТР – 49; Служащих - 32; МОП – 4 ; Охрана – 26 ; Ученики – 20.
Фабрика работает на привозном сырье. Сырьем является пряжа на валах, на бобинах с машин БД-200 и кольцепрядильных машин. Основными поставщиками являются прядильно-ткацкая фабрика имени Я. Свердлова, Гусь-Хрустальный комбинат, фабрика Лакина.
Основными потребителями являются Струнинское производственное объединение по выпуску хлопчато-бумажных тканей, Городищинская отделочная фабрика.
«Растут за коттеджем коттедж
В первых числах июля шесть семей текстильщиков фабрики имени К. Либкнехта справили новоселье.
Двухквартирные коттеджи будущие жители строили сами, как говорится, с нуля. Их новым квартирам можно только позавидовать: удобное размещение комнат, большая, что, считаю, самое главное, кухня...
Семья Максимовых уже обжилась в новой квартире: вся мебель стоит на своих местах. Супруги Нина Ивановна, табельщица фабрики имени К. Либкнехта, и Николай Константинович, рабочий строительного отдела, не скрывают своей радости. Ждали они этого дня долго, и вот, наконец, есть где детям своими делами заняться, не мешая взрослым, и на кухне просторной «поколдовать» с удовольствием.
Вот-вот начнут Максимовы строительство подсобного помещения, чтобы можно было и скот держать. ...Скоро отстроятся еще несколько коттеджей и прибавится в поселке счастливых семей!» («Знамя», 1 августа 1992).
«Наше общество находится в положении «больного, лежащего на операционном столе»,- сказала я в беседе с директором фабрики имени Карла Либкнехта Сергеем Анатольевичем Кленовым, как бы извиняя время, в котором так трудно всем живется...
- A мне от этого не легче, — сердито говорил Сергей Анатольевич. — Приехал я со съезда промышленников из Суздаля, где почти единодушно пришли к мнению, побыстрее сформировать стабильную законодательную базу, обеспечивающую государственным предприятиям подлинную экономическую свободу. С нами, директорами, почти и не считаются. Не советуются, не подключают к экспертизе проектов правительственных решений.
Не хочу быть собственником, по-старому, фабрикантом. И ищу выход для фабрики, для работающих.
Разговариваю с начальником отдела труда и зарплаты Августиной Михайловной Беловой.
— Положение неважное, хотя и небезвыходное. Мы так хотим верить в лучшее будущее, в то же время, анализируя сегодняшнюю ситуацию, приходим к выводу, что нас долгое время приучали сидеть и ждать указаний, которые потом и исполнять. Пришла пора действий. Кто-то быстро сориентировался в такой обстановке. И уже тот зажил хорошо, кто занялся сделками. Все равно какими; для выживания. Ведь недаром газеты пестрят заголовками: «Спасет предпринимательство». Значит, действительно, нужен закон об экономической самостоятельности. Пока же за девять месяцев мы сработали на 74 процента.
У нас полно должников, среди них Городищенская фабрика, Струнинский комбинат, но и им должны. Так что все идет по цепочке.
Денег на счету нет. Правительство дало разрешение на кредиты. Сейчас все кинулись их набирать. Взяли и мы 15 миллионов рублей и попали в кабалу. «Хлопок» каждый день накручивает цены, отсюда пряжа подскакивает в цене. Должны и мы свое суровье тоже продавать в несколько раз дороже, а дорогим у нас его никто не берет. Выходить напрямую на хлопковые предприятия? Дело в том, что мы не выполним их условия. У них сырье одно — хлопок, а взамен они требуют несколько наименований товаров, среди них и лес, картофель, электротовары и т.д. Но как сказал наш директор, мы ищем пути, принимаем все меры, чтобы найти сбыт продукции, пока же фабрика работает вполсилы. Подали документы на приватизацию, выбрали второй вариант. Нас пока не зарегистрировали.
***
Такому пополнению рады
ПРОХОЖУ цехом. Привычный ритмичный шум станков. Останавливаюсь около Елены Девяткиной. Она замечает меня, но делает вид, что не видит. Еще энергичней скользят ее руки вдоль нитей, находят и устраняют обрыв.
Также быстро она обходит свой ряд машин. Как заботливая хозяйка, видит малейшую оплошность, погрешность в работе, наводит порядок. Испытующе взглядывает на меня, так ли, мол, делаю. Я киваю в ответ. Но уходить не тороплюсь. Очень мне нравится, как работает Елена. Всего-то у нас на головном предприятии трудится два года, а я ее считаю по мастерству незаменимой.
Станки всегда чистые. Находит время прибрать вокруг них. Это же обязательно скажется на качестве ткани. Ее всегда видишь только за станками, не то, что некоторые, пустят станки, а самих-то идти надо искать где-нибудь в укромном уголке, или в беседе с подружкой с соседнего комплекта. У Елены же весь день уходит на работу. При норме 28 метров, она нарабатывает 30-31 метр.
В августе выполнила месячное задание на 111,2 процента. Соответственно и зарплата была ей начислена высокая 11 тысяч 250 руб. лей. Работает же наш цех неполный рабочий день из-за нехватки пряжи. У Елены смена длится пять часов. Надо сказать, что в связи с тяжелым положением на фабрике с сырьем, пришлось проститься с ткачами, проработавшими на предприятии много лет. И хоть сил еще хватало и могли бы немало дать стране нужного для каждого из нас товара, но их всех сократили. И пришла на фабрику молодежь. Такому пополнению, как Елена Девяткина, мы очень рады. Она еще только начинает, но я уверена, хорошая ткачиха из нее получится.
М. УСТИНОВА, сменный мастер фабрики имени Карла Либкнехта» («Знамя», 24 октября 1992).


Елена ДЕВЯТКИНА

За 1992 год сокращено 107 человек.
«Если нас поддержит правительство...
А. БЕЛОВА, начальник отдела кадров и зарплаты АО «Сергеихинская ткацкая фабрика»
За благо считается в настоящее время работа. Каждый день приходят текстильщики на фабрику, но не каждый день все они становятся на свои рабочие места. Менее, чем на 50 процентов занято оборудование пряжей. Но администрация все-таки старается найти всем работу на предприятии. Некоторые переведены в охрану, другие чистят территорию. Людей надо занять хоть каким-либо делом. Те, кто трудится на оборудовании, получают до 100 тысяч рублей в месяц. Остальные по 35-50. В основном работаем по заказам. Большие долги у фабрики. «Сидим» на картотеке. Кредиты брали под 213 процентов. Платить по кредитам нечем, значит, растут проценты. Увеличиваются за неуплату различные пени за электроэнергию, за неплатежи в бюджет. Мазут съедает огромные деньги. Одна надежда на то, что правительство все-таки найдет выход помочь текстильщикам» («Знамя», 30 апреля 1994).
«На днях редакция получила письмо следующего содержания:
«Обращаемся к вам с просьбой о помощи. Дело в том, что у нас в поселке Сергеиха закрыли детский комбинат, так как из-за повреждения линии водопровода в нем отключили воду.
Ни директор фабрики, ни глава местной администрации, которые не могут найти общий язык, толкового разъяснения нам не дают. А мы не знаем, куда пристроить своих детей, ведь не у каждого есть бабушки-пенсионерки.
Когда же наконец наши руководители в первую очередь будут думать о детях, которые в недалеком будущем придут работать на ту же фабрику, в организации и учреждения поселка?
Родители».
Буквально на следующий день после получения этого письма, мы выехали в поселок Сергеиха. Оказалось, родители были далеки от истины, указывая причину закрытия детского дошкольного учреждения. Если бы все дело было в повреждении водопроводной линии...
В кромешной тьме коридора Сергеихинской администрации я все-таки нашла ручку двери кабинета А.П. Мохова. Поинтересовалась у главы, чем вызвана такая строжайшая экономия электроэнергии. В ответ Александр Павлович показал письмо директора АО «Сергеихинская фабрика», направленное в его адрес. Вот небольшая выдержка из этого письма: «В связи с неоплатой администрацией счетов за коммунально-бытовые услуги, оказанные АО по заключению договора на 1995 год, с 13 февраля 1995 года будет прекращена подача электроэнергии на все объекты, находящиеся на вашем балансе, в том числе детский комбинат, Дом культуры, здание местной администрации...»
— Подачу электроэнергии в детский комбинат прекратили значительно раньше, — говорит Александр Павлович, — не в понедельник, как указано в письме, а в пятницу. Хорошо, что вечером сторож поставил в известность заведующую о том, что электричество отключено, успели вовремя разгрузить холодильные камеры. Воду в детском комбинате отключили еще раньше. Я пытался найти общий язык с С.А. Кленовым, просил дать электроэнергию хотя бы на дошкольное учреждение. Бесполезно. Директор упрямо твердит одно: учреждения на вашем балансе, вы и платите. Однако ни внешние сети водопровода, электропередачи, ни канализацию, ни очистные администрация не принимала на свой баланс. С Кленовым работаем только через районную администрацию. Взаимопонимания нет.
... С Сергеем Анатольевичем разговаривали на пороге его кабинета, освещенность которого, кстати, была отличной. Директор срочно уезжал. Ситуацию объяснил четко, твердо настаивая на своей позиции:
— У нас огромные долги энергосистеме. Ни в детский комбинат, ни в клуб подачи электроэнергии не будет до тех пор, пока администрация не заплатит свои долги. Пусть берут все коммунальные службы на свой баланс. Нет денег? Пусть ищут в области. А у меня их тоже нет...
Прокомментировал инцидент и Е.П. Сипатов, заместитель главы администрации района:
— Районная администрация готова подать в прокуратуру иск на директора АО «Серегихинская фабрика», который отказывается выполнять постановление Правительства Российской Федерации «О дополнительных мерах по повышению ответственности потребителей за своевременное проведение расчетов за топливно-энергетические ресурсы». Пункт третий постановления гласит: «Не подлежит ограничению и прекращению отпуск (отгрузка) топливно-энергетических ресурсов, предназначенных для объектов жилищно-коммунального хозяйства, предприятий и организаций социального и культурно-бытового назначения населения...»
Ну, а пока суд да дело, крайними остаются дети, родители которых в подавляющем большинстве — рабочие АО «Сергеихинская фабрика», единственной «живой» в районе и единственной, чье руководство объявило малышей заложниками в решении своих проблем.
А. АНТОНОВА» («Знамя», 24 февраля 1995).
«Выставляя свою кандидатуру на должность главы Сергеихинской сельской администрации на выборах 17 декабря 1995 года, Николай Павлович Вавилов знал, что в случае победы его на этой должности не ждут ни манна небесная, ни реки с кисельными берегами. А ждет его в первую очередь огромная забота о людях большой территории с их неизменными вопросами о земле, работе... Он загодя готовился к выполнению задач, которые поставит перед ним жизнь селян.
В 1988 году я приехал в сергеихинскую зону на постоянное жительство, поселился в деревне Плясицыно, — рассказывает Николай Павлович. — За это время поработал и в совхозе, и на фабрике имени Карла Либкнехта, даже чуть в фермеры не записался. То есть я воочию, на конкретных делах познал, чем живет-дышит труженик села, как выживает наша текстильная промышленность при всеобщем останове этой отрасли. А в предвыборную кампанию старался побывать почти в каждом населенном пункте нашей территории, побольше послушать людей, меня окружающих.
- Наверное, давали обещания, или авансы, как говорят?
- При нашей-то жизни да прослыть говоруном и только — это несерьезно. Да и население наше уже и не требует никаких обещаний, из-за невыполнения ранее выданных. Людям уже не нужен журавль в небе, держать бы синицу в руках. То есть они требовали от меня конкретных дел.
- С чем столкнулись на первых порах, придя в кабинет главы местной администрации?
- Никого не хочу обвинять, ни предшественников, ни систему. Надо «разгрести» упущенное: знаете, как хозяйка получила квартиру от ранее там живущего и от накопленного годами чужого мусора ей приходится избавляться. Так и мне. Положили передо мной счета, не оплаченные за прошлые годы… На прием уже пошли жители, мои избиратели с требованиями о наведении порядка. Вдруг начал бить фонтан из трубы водонапорной башни, заливать подъезды близлежащих домов. Срочно принимали меры с генеральным директором АО «Сергеихинская фабрика» Сергеем Анатольевичем Кленовым. В администрации собрали все денежные крохи, а Сергей Анатольевич выделил большой экскаватор. Ночами работали. Устранили.
— Сейчас, только прекратились жалобы из Сергеихи на отсутствие электроэнергии, тепла, телефонной связи. Или свыклись с положением, или что-то изменилось к лучшему? У Вас в кабинете и радио говорит, свет горит и не так уж холодно.
— Были острые критические моменты. Сидели и без света, чуть теплились батареи. За неуплату были отключены телефоны, молчало радио. Очень многое для поселка делает Сергей Анатольевич Кленов. Все-таки он некоторые ситуации просчитывает вперед, старается предотвратить многие критические моменты. Ни для кого не секрет, у нас такое же положение с отоплением, как, например, на фабрике имени Володарского. Мы топимся, «с колес» на привозном мазуте. Одной цистерны — 55 тонн — хватает на 5-6 дней.
У нас три котельных. Распределяем.
— Люди обращались за помощью, негде помыться, фабричная баня не работает. А как сейчас?
— Постоянная работа бани требует больших затрат. Поэтому-то С.А. Кленов пускает ее периодически. Вот решил помыть людей на Рождество, а чтобы растопить баню нужно 10 тонн мазута. Все-таки он пошел на такие расходы. Население благодарно директору фабрики и за это, и за то, что не закрыл предприятие. Головной цех работает. Хоть и нет высокой зарплаты у текстильщика сегодня, но и на такую, которую он сейчас зарабатывает, кормит себя и семью. Много вопросов решает фабрика и по социальной сфере поселка.
— Чувствую, что Вы уже работаете в контакте с администрацией фабрики?
— Иначе нельзя. Все, конечно, еще будет впереди. Но в какой семье живут без ссор, споров. Только надо помнить, что задачи у нас одни и цель тоже, чтобы создать для населения достойные условия жизни, никак не более низкие и убогие, чем те, в которых живет городское население.
— Сформировали уже бюджет на 1996 год? Что в первую очередь «заложили»?
— Сформировали «расходную» часть бюджета. Заложили средства на жилищно-коммунальное хозяйство, на социальные нужды, на ремонт колодцев, дороги...
— Вы говорите, что на территории администрации более десяти населенных пунктов, какие проблемы в первую очередь Вы хотели бы разрешить непосредственно на местах?
— Не успел сказать, что в бюджете предусмотрены средства на восстановление линий связи. Нужно чтобы в каждой деревне, селе работал хотя бы один телефон или радиотелефон, чтобы было освещение на столбах, чтобы работали магазины, ФАПы, клубы, чтобы все, что нужно для нормальной жизни, функционировало и люди бы не обижались на людей, не ссорились с соседями по пустякам, не разводили склок. Это тоже наша работа. Конечно, потребуются средства. Сейчас пока у нас сплошные неплатежи, картотека…
— У вас есть гример такого администратора, у которого есть чему поучиться?
— Хорош тот администратор, у которого большой мешок с деньгами, или хотя бы он знает, где можно заработать деньги на самые насущные нужды. Пока этого нет, в ход идут связи, добрые отношения, договоренность. Сейчас у нас пока договор с администрацией фабрики. Мы будем работать по взаиморасчетам.
В заключение нашей беседы Николай Павлович Вавилов поделился своей «голубом» мечтой:
— Только в восьми километрах от нас, около деревни Кирюшино, проходит газопровод. Может подвернется случай или так сложатся обстоятельства, которые помогут нам «врезаться» в этот газопровод и подвести от него к нам ветку. Тогда многие проблемы поселка будут ликвидированы. Конечно, выборного срока — двух лет — для главы местного самоуправления не хватит на воплощение в жизнь всех этих чаяний, но задумка хорошая. Сейчас наш поселок Фрунзе имеет емкостный газ. Но вы же знаете, чтобы заполнить одну емкость, надо пять миллионов рублей. Эти деньги заплатил С.А. Кленов. Но его доброта не безгранична. Поэтому надо хлопотать о проведении природного газа, тем более, как подсказал заместитель главы районной администрации Е.П. Сипатов, есть проект сметы на газопровод в Сергеихинскую зону.
— Значит, дел невпроворот?
— Да, я добровольно выбрал себе такую долю. Буду стараться работать так, чтобы ничего не откладывать на завтра. Сделать как можно больше за короткий отпущенный срок — вот моя цель. Работы не боюсь. Надеюсь, что сил хватит.
— Успехов Вам, Николай Павлович!
— Спасибо.
А. ШИЦ» («Знамя», 12 января 1996).


Н.П. Вавилов

«Пели, ели, веселились…
В деревне Сергеиха прошел старинный русский праздник Масленица. Организатором массового гуляния была директор Дома культуры Любовь Ивановна Цирина. Она сумела так подготовить праздник, что он на самом деле удался на славу. Было катание на лошадях детворы, игры, аттракционы, в которых участвовали все от мала до велика. Торговля представила на праздничную площадь разные сладости. И, конечно, по русскому обычаю на Масленицу были жирные блины. Торговали и пивом. В сторонке «стояла» грустная зима (чучело), ожидая своей участи. И эта минута настала. Под звонкие крики детей устроители праздника подожгли чучело и через некоторое время пепел от него был развеян ветром. Еще долго шумели, веселились на празднике люди.
А. СУДАРИКОВА, жительница поселка им. Фрунзе, д. Сергеиха» («Знамя», 15 марта 1996).
«В ночь на 1 марта из товарной конторы АО «Сергеихинская ткацкая фабрика» было похищено 772,2 метра марли и 174,5 метра фланели на общую сумму более 1,5 млн. рублей.
5 марта с территории АО «Сергеихинская ткацкая фабрика» при погрузке гр-н Ц. похитил двойник миткаля длиной 34 м.» («Знамя», 29 марта 1996).

ОАО "Сергеихинская Ткацкая Фабрика" действует с 20 июня 1996 г.
«С.А. Кленов, генеральный директор АО «Сергеихинская ткацкая фабрика»
— Для решения любого вопроса естественно, нужна финансовая база. А ее ни у кого нет. Что-то и мы делаем собственными силами, например, центральную котельную стали готовить уже с января этого года. Проблемы у нас по улице Фрунзе, где нужны в новые электрические линии. Обещал помочь В.В. Машкин. С сельской администрацией у нас взаимопонимание. Мы стараемся помочь друг другу. Думаю, что надо обязательно решить вопрос по передаче электросетей. И надо на зиму уже сейчас завозить мазут, чтобы был запас его хотя бы 1000 тонн. Надо нам ремонтировать теплосети, где хомут на хомуте, заниматься коммуникациями... А люди работают бесплатно. Начисленная зарплата не выплачивается с февраля. Это самый больной вопрос. Работать без зарплаты рабочие не хотят» («Знамя», 5 июля 1996).
КЛЕНОВ Сергей Анатольевич родился в 1952 году в д. Сергеиха Камешковского района. В 1972 году закончил Владимирский строительный техникум по специальности техник-строитель. С 1972 по 1974 год проходил службу в Советской Армии. С 1974 г. работает на фабрике имени Карла Либкнехта сначала мастером, прорабом, затем начальником строительного отдела. С 1981 по 1985 год работал секретарем партийного бюро фабрики имени Карла Либкнехта. В 1987 году получил высшее образование, окончив Горьковскую высшую партийную школу. С 1985 года — заместитель директора фабрики имени Карла Либкнехта. В 1989 году назначен директором данной фабрики, затем собранием акционеров избран директором акционерного общества. Сергей Анатольевич Кленов в 1994 году общим собранием акционеров избран генеральным директором акционерного общества «Сергеихинская ткацкая фабрика».


КЛЕНОВ Сергей Анатольевич

«— Сергей Анатольевич, поговорим о Вашем родном предприятии - Сергеихинской ткацкой фабрике. Что изменилось к лучшему за время Вашего пребывания на посту директора фабрики?
— Построили очистные сооружения, без которых поселок и фабрика не могли существовать. С их пуском значительно улучшилась экологическая обстановка. Построены детский комбинат, много жилья для текстильщиков. Начали строить коттеджи для молодых семей. Разработали документацию для строительства больницы, а также для газификации фабрики и поселка, близлежащих населенных пунктов. И если изберут меня камешковцы в Законодательное Собрание, я буду добиваться газификации района и, в частности, поселка и фабрики.
— Ваше предприятие не простаивало так, как стояли другие наши фабрики. Что тут сказалось: мудрое руководство или фортуна улыбнулась?
— Остановы были. Иногда полезно остановиться для того, чтобы осмотреться, оглянуться: правильно ли идем? Но долго мы не стояли, сокращением тоже, практически, не занимались. Сейчас у нас трудится 450 рабочих. До приватизации было 900, но тогда у нас работало три участка. Правильное решение было принято по участку в пос. им. Фрунзе. Сейчас там налажено производство мебели. На участке «Прогресс» намечали строительство кирпичного завода, но за неимением средств в бюджете идея не была воплощена в жизнь.
— Есть, значит, у приватизации и положительные стороны?
— Конечно, есть. Хотя в одночасье нельзя сделать всех хозяевами. Нужна постепенная ломка сознания человека. Я сейчас предлагаю отдать в частные руки наши строительный отдел, пилораму, столярную мастерскую, хлебопекарню, отдаю в аренду машины, чтобы водители зарабатывали и себе на жизнь, и предприятию. Желающих, правда, работать самостоятельно мало.
— Как же Вам все-таки удается держаться на плаву?
— Приходится много работать: по 12-14 часов. Домашние — жена, дочки ворчат, что не видят меня дома. До вхождения «в рынок» были налажены связи. Они сохранились. Стараюсь с заказчиками, потребителями работать так, чтобы их не подводить. И у них о нас сложилось положительное мнение. Я сторонник компромиссных решений. При любых обстоятельствах ищу такой выход, который бы не ущемил ничьих интересов. Чиновничий аппарат большой и в области, и в Москве. Надо уметь лавировать. Нахожу подходы. Живу по принципу: если не я, то кто же. По знаку Зодиака я — Стрелец, поэтому, наверное, у меня в характере такое: поменьше ныть, а больше работать. У нас небольшое предприятие, а как говорится, в маленьком доме навести порядок легче, чем в большом. Но у нас, я уже говорил, несовершенна налоговая политика. Надо наводить в ней порядок. Люди должны получать заработную плату в первую очередь, как во всем мире. Налоги должны платиться от прибыли, но от прибыли, которая остается от оставшейся прибыли. Нас за опытом отправляют на Запад и говорят, чтобы мы по их образцу работали, но тогда давайте и жить по западному образцу и налоги платить так же, как на Западе.
А. ШИЦ» («Знамя», 6 декабря 1996).
«Для решения вопроса выхода текстильных предприятий из кризиса и наработки соответствующих мероприятий постановлением главы самоуправления от 9 октября 1996 года № 374 при самоуправлении района создана рабочая группа под руководством главы самоуправления В.Н. Шатрова, заместителя — генерального директора ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика» С.А. Кленова. В нее вошли директора, главные-инженеры, экономисты, юристы, работники комитета по экономике и прогнозированию администрации района. Были организованы три подгруппы: технологическая, возглавляемая главным инженером ОАО «Камешковотекстиль» Ю.И. Бухарестовым, финансовая, под руководством Н.А. Перевезенцевой с ОАО «Камешковотекстиль», юридическая - под руководством юриста с ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика» Т.Н. Волозиной.
5 декабря на Струнинском хлопчатобумажном комбинате проходило совещание руководителей текстильных предприятий области с участием министра промышленности Беспалова. От нашего района на совещании присутствовали внешний управляющий ОАО «Камешковотекстиль» А.А. Серегин и генеральный директор ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика» С.А. Кленов. Наш район был подвергнут резкой критике со стороны В.К. Ворожейкина, руководителя текстильного союза области.
В настоящее время положение таково, что в районный комитет по экономике и прогнозированию ни одно из текстильных предприятий района, кроме ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика», не представило свои бизнес-планы. От внешнего управляющего ОАО «Камешковотекстиль» А.А. Серегина было услышано такое заявление: «Ничего у вас из этой затеи не получится». Только на АО "Сергеихинская ткацкая фабрика» и АО «Медтекс» за последнее время численность работающих стабилизировалась и даже наблюдается ее рост, также и по заработной плате» («Знамя», 12 января 1997).
«В.А. КЛЕНОВ, генеральный директор АО «Сергеихинская ткацкая фабрика»:
— В текстильной промышленности продолжается спад производства. На 1997 год он планируется от 17 до 25 процентов. Для нашей продукции нет рынка. Были директора текстильных предприятий у министра Ю. Беспалова. В министерстве тоже не знают, что делать с нами. Ведь у нас в области нет примеров, чтобы в текстиль кто-то вложил свои инвестиции. Район у нас полностью дотационный. Живем за счет доноров, северных областей, где добывают нефть, газ. А если доноры откажутся нам это давать. Тогда Николай Владимирович Виноградов скажет нам: выкручивайтесь сами. Таки хочется обратиться к министру с предложением: пусть посчитают, сколько на страну нужно нашего текстиля. Если 30 процентов, пусть будет столько, остальное закрыть, рабочих распустить. Примеров перевода акционерных предприятий в муниципальные мы не имеем. Надо создавать учредительные документы. Думаю, что это длительный процесс. Но сидеть сложа руки тоже нельзя. Надо работать» («Знамя», 24 января 1997).
«ТАТЬЯНА АЛЕКСЕЕВНА ШАХОВА, главный врач Сергеихинской участковой больницы.
— Наша главная беда — здание больницы. Состояние его ужасное. В любой момент здесь что-нибудь может обрушиться. Население крайне возмущено этим и все время спрашивает: «Мы налоги платим регулярно, а вы почему не можете открыть больницу в человеческих условиях?» Что на это ответить? Один из возможных вариантов — перевести больницу в здание одного из двух детских комбинатов, но вот беда: они друг от друга слишком далеко расположены, следовательно родители будут возмущаться.
Не знаю, как быть дальше. Ну год еще продержимся, а там все равно больницу придется закрывать...» («Знамя», 21 февраля 1997).
«Оштрафована фабрика
В течение всего мая текущего года на территории Сергеихинской ткацкой фабрики проводилось сжигание отходов производства, что вело к загрязнению атмосферы. Причем эти выбросы не предусмотрены разрешением, выданным предприятию областным комитетом по охране природы. Таким образом, сразу были нарушены три статьи - 27-ая, 45-ая и 54-ая — Закона Российской Федерации об охране окружающей среды. За нарушение природоохранительного законодательства фабрика оштрафована на 400 тысяч рублей. На первый раз» («Знамя», 25 мая 1997).
«Что с нами будет?»
На этот вопрос, который задают сегодня работники ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика» администрации предприятия и самим себе, пока нет ответа.
Эта новость взбудоражила всю Сергеиху, да и район тоже. С.А. Кленов, директор ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика», предприятия, которое дольше других держалось на плаву, рост производства на которой в 1996 году по отношению к 1995-му составил 105 процентов, фонд оплаты труда возрос в 2 раза, не было сокращения рабочей силы, заявил о невозможности дальнейшей работы предприятия в полной объеме. 28 июля т.г. Сергей Анатольевич издал приказ о сокращении 77,3 процента работников предприятия, или 310 человек, «в связи с сокращением объема производства, отсутствием финансовых средств». Согласно приказу сокращению подлежат вся хозяйственная служба, аппарат управления — также в объеме 100 процентов от списочного состава, швейный цех и половина рабочих ткацкого цеха. Перед людьми, получившими уведомление о том, что через два месяца они будут выброшены за ворота фабрики, встал один-единственный вопрос: «А что с нами будет дальше?»
В прошлую пятницу в кабинете С.А. Кленова состоялось собрание, в котором, кроме администрации ОАО и работников предприятия, участвовали представители районной и областной администрации, районного центра занятости, обкома профсоюзов текстильной и легкой промышленности, фонда по управлению имуществом областной администрации.
Поднимать с места никого не пришлось: с болью и тревогой говорили сергеихинцы о своем будущем, о своих проблемах.
— Бороться надо за свое предприятие, надо как-то выживать,— то и дело раздавалось с мест.
С требованием отменить незаконный приказ обратилась к С.А. Кленову председатель профкома Г.П. Самсонова. Кстати, незаконность приказа и необходимость его отмены доказывала на собрании не только Г.П. Самсонова, но и юрист ОАО Т.Н. Волозина, ведущий специалист Камешковского центра занятости С.Н. Ясковец, инструктор обкома профсоюзов работников текстильной промышленности В.Н. Решетникова.
ДЛЯ СПРАВКИ. В соответствии с Российским законодательством о труде, приказ о массовом сокращении работников предприятия считается незаконным, если с ним не согласен профсоюзный комитет предприятия.
Согласно постановлению правительства РФ от 5.01.97 г. «Об организации работы по содействию занятости в условиях массового высвобождения», если уровень безработицы в районе составляет более 11 процентов, то возможно поэтапное сокращение — а течение 6-10 месяцев. Но это при условии, что финансирование по приостановке или поэтапному высвобождению рабочих осуществляется за счет средств соответствующего бюджета.
А как известно, в районном бюджете достаточно дыр.
— Нас обманули, — говорила Галина Петровна, — когда продавались акции предприятия, нам объясняли — у вас будет хозяин, вы будете регулярно работать, регулярно получать зарплату. Вместо этого мы получаем приказ о массовом сокращении. Что будет с нашим предприятием? Сколько людей будет занято в производстве? Как мы будем выживать? На все эти вопросы мы еще ни разу не получили ответ от нашего директора. Хотя в марте на собрании акционеров мы голосовали за реорганизацию производства. Как сейчас помню слова директора ОАО «Медтекс», С.П. Фрейдорфа, который обещал создать у нас новое акционерное общество, с сохранением основного производства. Новое АО, говорил он, позволит открыть новые счета в банке, получить кредиты и обеспечить работу предприятия. Большую помощь, и это тоже слова Сергея Петровича, окажут фирмы, представители которых выбраны в состав совета директоров предприятия. Оказалось, это все слова, и реорганизация у нас начинается с массового сокращения.
ДЛЯ СПРАВКИ. В состав совета директоров ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика», кроме С.А. Кленова и С.П, Фрейдорфа, входят М.И. Антонова (ОАО «Медтекс») представители ОО «Калита» и «Тециал», А.Б. Мартынов (частный предприниматель, Московская область), Щербаков, генеральный директор Городищенской отделочной фабрики. Коллективу Сергеихинской фабрики принадлежит 34 процента от общего количества акций, доля комитета по госимуществу областной администрации составляет 6,2 процента. Остальные акции принадлежат вышеперечисленным предприятиям и фирмам и частным лицам.
Вспомнил о том мартовском собрании, на котором тоже присутствовал, и Г.В. Заботин, председатель комитета по экономите и прогнозированию районной администрации:
- Деловым и рабочим был настрой и у С.А. Кленова, который говорил о том, что надо создавать мелкие предприятия, заключать договоры, вырабатывать миткаль и марлю. Мы в свою очередь тоже пытаемся что-то сделать для фабрики: написали письмо в райфинотдел с просьбой о корректировке районного бюджета на этот год в сторону увеличения на 300 млн. рублей, чтобы эти деньги направить на конкретную реструктуризацию предприятия — организацию швейного цеха, мини-пекарни, участка шлакоблоков. За 7 месяцев текущего года между районной администрацией и ОАЛ «Сергеихинская ткацкая фабрика» произведено зачетов на сумму 266,7 млн. рублей.
Что же произошло за столь короткий период после мартовского собрания, и как мог С.А. Кленов, всю жизнь проработавший на фабрике, коренной житель Сергеихи, хорошо знающий, как нелегко живется людям в этом поселке, как мог издать он этот приказ? Подумал ли он о тех, кто, выйдя за ворота фабрики, окажется нищим? Эти вопросы не раз звучали на собрании.
- С совета директоров надо спрашивать, а не с Кленова,— мнение главы Сергеихинской сельской администрации Н.П. Вавилова.
- Совет директоров правит предприятием, — вторила ему юрист ОАО Т.Н. Волозина. — И не в голове Кленова родился этот приказ.
И тем не менее, директор — вот он, за своим рабочим столом, и под приказом о сокращении 310 человек стоит его подпись. И сколько обиды было высказано в его адрес: и что слушать не хочет, и дверь перед носом закрывает, и на цеховые собрания не ходит — словом, как подменили человека...
Дальше — больше. Фабрика была да и сейчас является здесь предприятием, от нормальной работы которого зависит жизнь всего поселка. Стабильно работала фабрика — и поселок жил неплохо. Пришло в упадок предприятие — и в поселке жизнь становится невыносимой. Об этом и говорили на собрании сергеихинцы — о том, что наболело на душе.
— Сначала закрылась баня, — говорила В.К. Солодихина, заведующая столовой, - потом прекратилось отопление на улице Подречной. Затем оказались без воды — 5 недель во время летней жары. В больницу ходить уже незачем — лекарств нет, в самом больничном здании пройтись страшно — полы проваливаются. Магазин пустой, клуб давно на грани закрытия. Мусор не собирается, канализационные колодцы не чистятся... Пилораму и ту продали, и даже гроб заказать теперь негде.
Кстати, о старенькой фабричной пилораме, которая, тем не менее, приносила немалую пользу жителям поселка, упоминал не один выступающий. В ходе собрания выяснилось, что налоговая полиция наложила на нее арест за долги в федеральный бюджет. Она же, по словам зам. директора Л.В. Халявкиной, нашла клиента, который купил ее и быстренько увез. Хотя вопросы, связанные с имуществом предприятия, должны бы решаться вместе с акционерами...
Тему, начатую В.К. Солодихиной, продолжил Н.П. Вавилов, который говорил о том, что в поселке процветает пьянство, молодежи заняться совершенно нечем. Пожарка закрыта, школа требует серьезного ремонта. Глава районного самоуправления В.Н. Шатров подписал приказ о передаче жилья и объектов соцкультбыта в муниципальную собственность, создается муниципальное предприятие. Нерешенных проблем очень много. А ведь скоро зима, и времени на подготовку к ней не остается.
И снова разговор вернулся к тому, с чего начался. Фабрика, долгие десятилетия бывшая кормилицей для поселка и всей его округи — что будет с ней? И снова те же вопросы посыпались на С.А. Кленова и Л.В. Халявкину: где будем работать, чем кормить семьи, на что собирать детей в школу?
— Нет у нас другого выхода, — так сказала, когда снова встал вопрос о сокращении, Л.В. Халявкина. — Несмотря на то, что мы пытаемся выжить — заключаем договора, ездим за пряжей, ничего не получается: у нас нет средств для того, чтобы обеспечить работу фабрики в целом. В течение двух лет мы работаем на давальческом сырье на кабальных условиях. До 15 июля т.г. содержали жилье и социальную сферу да еще платили налог на содержание жилья. В первом полугодии убытки составили 1 млрд. 169 млн. рублей. Душат налоги: рубль вырабатываем — отдаем рубль две копейки.
— Все, я банкрот, — в сердцах заявил С.А. Кленов собранию.
Конечно, все собравшиеся, несмотря на резкость высказываний, прекрасно понимали и понимают, как тяжело живется предприятию, несмотря на то, что оно еще "скрипит", тужится из последних сил, работает, пусть не на полную мощность, в то время как другие фабрики района стоят. Немалую роль в том, что в ОАО все больше осложнялась обстановка, сыграли и не зависящие от предприятия причины. Да, наконец вышли в свет в июле т.г. постановления райсовета «О предоставлении отсрочки на налог на имущество» и «О предоставлении долговременной отсрочки по уплате пени по налогам в областной бюджет на 5 лет». Но как долго ждали текстильные предприятия района эти постановления. Да, наконец подписано главой районного самоуправления постановление о приемке жилья и объектов соцкультбыта фабрики в муниципальную собственность. Но, пожалуй, уже все соки высосало из предприятия содержание этого жилья и уплата налога на него в последние годы.
— Ну откуда эти пени на пени?— с возмущением говорил Сергей Анатольевич. — Почему государство индексировало только основные средства производства и не делало того же по отношению к оборотным? Откуда эти абсурдные решения — например, о том, что на два работающих на фабрике лифта надо оформлять лицензию? Что трубопровод, оказывается надо паспортизировать, а для этого нужен проект, разработка которого в проектном институте стоит 18 млн. рублей? Где кредиты для текстиля?
Много на собрании прозвучало вопросов, решение которых не было в его компетенции. Однако разговор велся и о чисто рабочих моментах.
— Три месяца проработали — а где метры? — спрашивал директор. — Ни одна ткачиха не выработала за это время свою норму, брака идет достаточно. Мало того — воруют на предприятии, и немало.
Разучились работать — да, пожалуй, говорилось на собрании. Нестабильность предприятия, безусловно, внесла в режим его работы свою долю расхлябанности и безответственности. Однако строгий учет и контроль за поступающий пряжей и наработанной продукцией, обеспечение порядка, по-моему, всегда были делами наипервейшей важности на текстильных предприятиях. Надо снова налаживать эту работу - это решение было одним из главных на этом собрании.
По мнению Ю.А. Соловьева, председателя Фонда по управлению имуществом области, разучились не только работать, но и элементарно общаться.
— Сколько вопросов прозвучало сегодня директору ОАО, — говорил Юрий Анатольевич, — и на каждый из них люди давно могли бы получить ответ на собрании — общем, профсоюзном — назовите его как угодно.
Если бы С.А. Кленов чаще объяснял ситуацию, складывающуюся на предприятии, рассказал о причинах появления приказа о сокращении — в какой-то мере, по мнению Ю.А. Соловьева, это снизило бы напряженность на фабрике.
— А с предприятием надо что-то решать, - сказал Юрий Анатольевич. — Может быть, действительно объявить ОАО банкротом (произвести санацию) а это, кстати, один из элементов помощи предприятию; москвичи в этом случае уйдут. Или жить и работать вместе, но не допустить того, чтобы только Москва получала прибыль.
С предложениями, которые внес Ю.А Соловьев, были согласны все. Во-первых, необходима юридическая проработка директорского приказа о сокращении, во-вторых, в ближайшее время собрание акционеров должно все-таки решить дальнейшую судьбу предприятия.
В конце собрания С.А. Кленова спросили, не думает ли он отменить свой приказ. Нет, ответил он, и незаконным его не признаю. Каким он видит будущее предприятия, Сергей Анатольевич тоже не сказал.
«С.П. ФРЕЙДОРФ, директор ОАО «Медтекс»:
Пригласил нас Сергей Петрович и для того, чтобы высказать свое мнение по поводу сложившейся в ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика» ситуации. В нашем разговоре с директором принимала участие также Мария Ивановна Антонова, главный инженер ОАО «Медтекс», также член совета директоров ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика».
— Когда наши акционеры купили на Сергеихинской фабрике пакет акций, когда мы начали там размещать свои заказы, естественно, мы были заинтересованы в качестве получаемой оттуда продукции, — рассказывал С.П. Фрейдорф. — Однако при разбраковке сергеихинского товара наши работники только руками разводили — шел полный брак. Естественно, нас заинтересовало, как идут дела на фабрике, и мы стали разбираться, как решаются там вопросы технологии, учета, как формируется себестоимость, из чего складываются затраты. Недели три мы ездили в Сергеиху, чтобы выяснить все это. И выяснилось, что затраты электроэнергии у них на единицу продукции составляют 50 процентов, на нашей фабрике — 30. Наша ткачиха вырабатывает в среднем 25-30 м. в час на одном станке (при плановом показателе — 20), в Сергеихе — 18-20, а то и 10.
Увидели, что не занимаются на фабрике вопросами лимита потребления электроэнергии, а ведь за этим надо постоянно следить, делать корректировки, которые могут выливаться в десятки миллионов рублей экономии. Конечно же, нас заинтересовало также, как формируется зарплата у рабочих, если ни одна ткачиха с начала года не выполнила план. Оказалось, фонд зарплаты у них такой же, как у нас, хотя продукции мы вырабатываем в три раза больше, чем в Сергеихе. И почему все-таки ткачихи не выполняют плановые задания, в чем причина? А в том, что каждый месяц отдел труда и зарплаты корректирует нормы выработки, эти изменения не доводятся до совета директоров, не согласуются с профкомом. Словом, на предприятии создаются условия, которые расхолаживают людей: а зачем особо стараться, если зарплату все равно получишь, независимо от того, выполнена норма или нет.
Начали говорить инженерно-техническим работникам о непорядках в технологическом процессе, о неправильной организации производства, о том, что толкает предприятие к пропасти — не понравилось. А предприятие действительно в очень тяжелом положении. Во-первых, не хватает продукции, чтобы расплатиться за газ, электроэнергию, выдать людям зарплату. Во-вторых, идут огромные хищения. Все это приводит к тому, что фабрика начинает залезать в карманы своих клиентов. Нам должны 30 тысяч метров ткани, а Москва тоже ничего пока не получает с предприятия, а только вкладывает: фирмы, представители которых входят в состав совета директоров ОАО, купили сергеихинцам сновальную машину, оснастку на станки. С нами Сергей Анатольевич работать теперь не хочет, предпочитает сотрудничество с ивановской фирмой, которая проплачивает сейчас долги фабрики за электроэнергию в сумме 1 млрд. рублей. Эта «услуга» повесит на предприятие еще большие долги.
Мы считаем, что политика директора С.А. Кленова приведет руководимое им предприятие в тупик. Ведь когда-нибудь ивановская фирма приедет и спросит — когда будете отдавать долги и чем. Встанет вопрос об имуществе фабрики.
- Вы, конечно, в курсе, что планировалась реорганизация Сергеихинской фабрики - открытие швейного цеха и цеха шлакоблоков, мини-пекарни. На последнем заседании райсовета районная администрация выходила с предложением выделить на эти цели из райбюджета 290 млн. рублей...
- Кстати, те 290 миллионов, если бы их Сергеиха получила, все равно пришлось бы отдавать, это тот же самый кредит. Зачем вешать на себя еще долг на организацию, к примеру, мини-пекарни, если Камешковский хлебокомбинат снижает свои объемы? По-моему, это непродуманно.
По-моему, главная беда Сергея Анатольевича Кленова как директора — в том, что он не объясняет людям ситуацию, складывающуюся на предприятии, не заставляет работать с людьми своих ИТР, Если бы сокращение на его фабрике произошло года два назад — сегодня он уже собрал бы вновь рабочих.
- И все-таки, Сергей Петрович, в марте на собрании акционеров ОАО «Сергеихинская ткацкая фабрика» Вы говорили, что поможете предприятию.
- От своих намерений помочь фабрике я не отказываюсь. Да, то, что хотели сделать наскоком, не получилось, не прошел тот вариант создания на базе основного производства нового АО. Но уверяю, что есть план помощи фабрике. Правда, не хотелось бы, чтобы люди думали, что предприятие возможно вытащить из ямы в очень короткий срок, что кто-то придет и все сделает в течение нескольких дней — такие иллюзии существуют у многих. Фабрика в очень тяжелом положении, она увязла в долгах, и на сегодняшний день сокращение — это попытка остановить растущий ком долгов и неплатежей» («Знамя», 12 сентября 1997).

Муниципальное образование Сергеихинское

См. Муниципальное образование Сергеихинское
Категория: Камешково | Добавил: Николай (01.05.2024)
Просмотров: 29 | Теги: Фабрика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru