Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
26.02.2024
17:29
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [161]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [113]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Деревня Подболотье Муромского района

Деревня Подболотье

Подболотье (Подболотня) – деревня в Муромском районе, вошедшая в состав поселка Вербовский.

Согласно окладным книгам 1676 г. в селе Лазарево имелась «церковь Архистратига Михаила, у тое церкви двор попа Илариона, пономарев, да в том селе приходских дворов: три двора помещиковых, 15 дворов крестьянских и 1 бобыльский, да деревня Подболотная, а в ней 4 двора помещиковых, а в них живут дворовые люди, 25 дворов крестьянских и 2 бобыльских, да мельница Жемчужина, а в ней 4 двора крестьянских, да мельница Подболоцкая, в ней 6 дв. крестьянских, да мельница Антипина, в ней 2 дв. крестьянских и 1 бобыльский, мельница Потехина, в ней 4 дв. крестьянских, 1 бобыльский…»
В кон. XVIII века генеральное межевание оставило нам сведение, что в сельце Подболотье было 25 дворов, 75 муж., 72 жен., всего 147 душ. В примечании сказано: «речки Чермной на правой и по обе стороны отвершка безъимяннаго, дом господский, деревянный; а дачею – на левой стороне реки Илемны; на речке же Черной мучная мельница о двух поставах; земля иловатая, хлеб и покосы – средственны, лес строевой и дровяной, крестьяне на пашне». Общего владения Бориса Макаровича Бестужева (р. ок. 1740 г., Секунд-майор в отставке. Сызранский уездный предводитель дворянства. Помещик Сызранского, Курмышского и Костромского уездов. Ум. 22.07.1785), Александра Ивановича фон-Мильнера, Феклы Осиповны Венюковой и Авдотьи Федоровны Панятиной (Панютиной).


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

В 1871 г. открыто маслобойное и картофельно-терочное заведение потомственного почётного гражданина Николая Прокопиевича Зворыкина, в дер. Подболотне. В 1890 г. «2 водяных колеса. 5 сил; освещение керосином; 10 рабочих» (Свирский В.Ф. Фабрики, заводы и прочие промышленные заведения Владимирской губернии. 1890).
До революции сельцо входило в состав Карачаровской волости Муромского уезда.
В приходе села Лазарево.
В кон. XIX века дома господского нет; в сельце дворов 57, муж. 154, жен. 175, всего 329 душ. Последний вотчинник г. Панютин.
Крестьяне хлебопашцы; на посторонние заработки в столицы и важнейшие города России отправляются: каменщики, кровельщики, маляры.
Возле деревни посторонний владелец имеет на реке Илемне мукомольную мельницу, картофельно-терочное и декстринное заведения; кроме того настроен летние помещения для дачников.
От Мурома и камеры Земск. Нач. – 7 ¾ вер., села Карачарова – 7 вер., пунктов: Булатникова – 22 вер. и Климова – 27 ½ вер.

В 1908 году открыто земское начальное училище в деревне Подболотня в 6 верстах от храма. Учителем по Закону Божию и прочим предметам состоял диаконский сын Владимир Иванович Малеин, окончивший курс Владимирской духовной семинарии в 1908 году. Обучалось 21 мальчик и 18 девочек.

«Еще В 1919 году (наверное) в дер. Александровку из Зворыкинской дачи (около Подболотни) был привезен дом для «культурки». Затем в нем помещался кооператив…» («Луч», 15 июля 1922).
1922 г. «Электростанция в д. Подболотни работает от мельничной установки с турбиной Жонваля».
«Электрофикация. д. Подболотня, Карачаров. вол. Электростанция при картофельно-терочном заводе, используемая для освещения всего селения с 1919 г. (112 дворов — 130 ламп). Работает динамо от нефтяного двигателя в 25 л. с., в зимнее же время от водяной турбины в 16 лош. смл. Мощность динамо-машины 11 киловатт. В момент обследования (в июне) станция не работала в виду неисправности плотины. Кроме домашнего освещения имеется 5 уличных фонарей. Станция находится в ведении картофельно-терочного товарищества, на котором лежат все расходы по содержанию плотины и станции, а т. к. членами товарищества состоят члены сельского общества, то и пользование освещением для граждан д. Подболотни бесплатное. Отношение населения к электрофикации доброжелательное, принимаются меры к устройству специальной постоянной электро-станции)» («Луч», 22 августа 1923).
«Свои запрещены — к другим ходят! (д. Подболотня, Карачаровской вол.). У вас в деревне запретили „кельи". Молодежь в лице Костакова и Жукова стали ходить в соседнюю деревню Мишино в «келью» Порфиловой.
Неужели не стыдно Жукову, который служит на транспорте в должности ст. конторщика 9-го уч. Тяги М.-Каз. ж.д., а поэтому имеет достаточную развитость и сознание» («Луч», 16 января 1924).
«В дер. Подболотне молодежь организовала драм. кружок. Соответствующий инвентарь для постановок спектаклей кружок имеет, но беда в том, что нет помещения» («Луч», 19 февраля 1924).
«8-го июня культпросветительным обществом, начата постановка летней сцены, в лесу на бывших дачах, где постоянно скопляется молодежь пролегающих деревень. Общество хорошо отзывается на разные вопросы культурной организации» («Луч», 13 июня 1924).
«Спектакль в лесу. В дер. Подболотне, Муром. у., 15 июня на оборудованной летней сцене в лесу культурно- просветительным кружком дан спектакль» («Луч», 20 июня 1924).
«28 августа в деревне Подболотне, Муромской вол. было общее собранно беспартийной молодежи и комсомола, где представитель городской ячейки РКП (б) сделал; доклад о работе комсомола. Все присутствующие решили обратить особое внимание на деревенских детей, тесно связаться со шкрабами и кооперативом» («Красный Луч», 31 августа 1924).
«В дер Подболотне, Муромской вол. состоялись первые Октябрины. Шеф деревни горячейка РЛКСМ провела торжество октябрин.
Представитель ячейки дал клятву подготовить маленького КИМ-а быть достойным членом РЛКСМ.
Крестьяне благодарят шефа, который познакомил их с новым бытом и немного рассеял религиозный дурман, царивший в нашей темной деревушке» («Красный Луч», 1 окт. 1924).
«В д. Подболотне, Муром вол. имеется картофельно-терочный завод с хорошим техническим оборудованием, принадлежащий с./х. коопер. т-ву. Т-во отремонтировало завод и произвело расход 500 руб. Но, благодаря плохому составу заводоуправления, завод до сих пор не пущен в ход, тогда как другие терочные заводы работают.
Загляните сюда—кому следует» («Красный Луч» 2 окт. 1924).
Подболотский картофеле-терочный завод Муромского картофеле-терочного товарищества, 10 рабочих (1929).
«Сегодня 13-я годовщина великого Октября. Сегодня день итогов борьбы за новое народное хозяйство, за новую жизнь. Рабочие, батрацкие, бедняцкие массы с энтузиазмом бились неустанно на всех фронтах грандиозного строительства страны во втором году пятилетки и также победоносно вступили в третий год.
Ни один завод, ни одна фабрика, ни один колхоз района, за истекший год не были в стороне от боевой работы за выполнение решений партии и правительства.
Еще не так давно колхозы района можно было считать по пальцам, теперь же их насчитывается 77. Вce они объединяют 3855 бедняцко-середняцких хозяйств, которые за период своего существования достигли блестящих результатов.
Колхозы успешно закончили весенний и осенний севы. На основе социалистического соревнования и ударничества сумели значительно расширить посевные площади. Своевременно произвели уборочные работы и т. д.
Праздник дня коллективизации и урожая в районе прошел с большим подъемом. Колхозы путем отчетных собраний, путем показа преимущества коллективного труда перед индивидуальным сектором - всколыхнули бедняцко-середняцкие массы района, которые исполнили существующую армию колхозников.
В день коллективизации и урожая, по инициативе парт'ячейки совхоза «Зименки» организован из 17 хозяйств колхоз в поселке Караулово—Ермаки. В существующие колхозы влилось свыше 160 новых хозяйств. В ряде селений: Бердишево, Петряево, Левашиха, Лесниково, Спас-Сечино, Безверниково, Бабурино, Антоново, Саксино, Степаньково, Антоново, Глебовка, Мастихино, Занино, Макарово и Кутарино созданы инициативные группы с общим количеством 113 хозяйств.
Таким образом, за две недели с 3855 хозяйств колхозы увеличились до 4243 хозяйства.


Ударница Подболотского колхоза «Восход», бригадир 1-й бригады тов. Мурындина Н.

Кроме общих достижений каждый колхоз в отдельности имеет свои победы, свои гигантские шаги вперед, к новой жизни.
Подболотский колхоз «Восход» встречает 13-ю годовщину Октября — полностью ликвидировав среди колхозников неграмотность.
Петроковский колхоз имени «13 Октября» имея недостачу рабочей силы блестяще закончил все полевые работы. Своевременно сдал государству излишки урожая и т. д.
С такими же достижениями, как Петроковский колхоз встречают 13-ю годовщину Октября и другие колхозы районы: Малотицкий, Пестеньковский, Тереховицкий, Мордвиновский, Прудищенский и Ковардицкий.
Все они являются молодыми колхозами, но яростными борцами за новую деревню. Однако эта борьба должна быть еще ожесточенней, еще яростнее. 3-й год пятилетки требует утроенных темпов работы в строительстве новых заводов и фабрик, утроенных темпов работы в колхозном строительстве.
Ни один завод, ни одна фабрика не один колхоз района не должны забывать этого.
В день великой годовщины, надо еще крепче сомкнуть свои рады вокруг стальной Ленинской партии, вокруг Ленинского ЦК.
Нужно шире развернуть социалистическое соревнование в цехах заводов и фабрик и на колхозных полях.
Только при этих условиях можно выполнить «Пятилетку в 4 года» и достигнуть еще больших побед на всех фронтах великой пролетарской стройки.
А. САМОЙЛОВ» («Муромский рабочий», 7 ноября 1930).
«Выполняем обязательства всесоюзного конкурса
Участник всесоюзного конкурса — Подболотский колхоз к 13-й годовщине Октябрьской революции успешно выполняет пункты своего обязательства. Колхозом закончена силосная яма емкостью в 9 тонн. На огородах колхоза убрана вся капуста, в количестве 275 тонн, 220 тонн колхозом сдано государству: задание было 195 тонн. Колхозники капустой обеспечены полностью.


Зав. производством Подболотского колхоза «Восход» тов. ЖУКОВ Д.

Задание по зяблевой вспашке выполнено на 50 проц. Колхозные телята обеспечены хорошим помещением. Все они в количестве 40 голов переведены в общий скотный двор.
В ознаменование Октябрьской годовщины колхозники организовали красные обозы по сдаче капусты и картошки. Картофелем колхозники полностью обеспечены, на каждого едока распределено по 20 мешков.
Подболотский колхоз полностью уплатил страхплатежи и задолженность по кредитам.
Вот наш предварительный итог по выполнению рапорта» («Муромский рабочий», 7 ноября 1930).

Подболотский сельский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и его исполнительный комитет возник в 1918 г. после победы Великой Октябрьской социалистической революции, как новый орган государственной власти на территории низовой административно-территориальной единицы (Постановление ВЦИК от 2 декабря 1918 г. "О порядке перевыборов волостных и сельских Советов".)
Входил в состав Муромской волости Муромского уезда Владимирской губернии.
Постановлением ВЦИК от 10 июня 1929 г. образован Муромский район в составе Муромского округа Нижегородской области. Подболотский сельский Совет вошёл в состав Муромского района.
14 августа 1944 г. по указу Президиума Верховного Совета СССР была образована Владимирская область. Муромский район включен в состав Владимирской области. Муромский район делился на шестнадцать сельских советов - Борисоглебский, Булатниковский, Дмитриевско-Слободской, Зименковский, Ковардицкий, Молотицкий, Панфиловский, Пестенькинский, Подболотский, Польцовский, Прудищенский, Савковский, Стригинский, Талызинский, Татаровский, Чаадаевский.
В 1954 г. объединены сельские Советы - Кривицкий, Лазаревский, Левашихинский и Подболотский - в Подболотский (решение Муромского райисполкома от 28 июля 1954 г. "О порядке сдачи дел ликвидируемых сельсоветов").
В 1960 г. в связи с упразднением Карачаровского сельского Совета, населенные пункты - Орлово и Панфилово были переданы в состав Подболотского сельского Совета.
В 1965 г. в связи с образованием Панфиловского сельского Совета из состава Подболотского сельского Совета было передано село Панфилово.
На основании решения Владимирского облисполкома от 18 сентября 1972 г. "О расширении черты рабочего поселка Вербовский", решения Муромского горисполкома № 6, протокол № 1 от 24 января 1973 г., деревня Подболотня перешла в черту поселка Вербовский.
В 1977 г. сельский Совет переведен в пос. Муромский.

Посёлок Муромский

Совхоз «Муромский» образован в 1959 г. на базе нескольких колхозов. В апреле 1959 года к совхозу присоединились колхоз им. Сталина, имени Менжинского, "Восход", "Путь к новой жизни".
Основное направление совхоза - племенное.
Совхоз "Муромский" подчинялся производственному управлению сельского хозяйства исполкома Муромского районного Совета депутатов трудящихся.
Поселок совхоза «Муромский» центральной усадьбы, Подболотского сельсовета, решением № 1091 от 23.09.1965 и № 151 от 14.02.1966 г. переименован в пос. Муромский.
«Вчера предвыборное собрание состоялось в совхозе «Муромский» Муромского района. Выступавший первым директор хозяйства М.С. Тюрников предложил поддержать предложение о выдвижении кандидатом в депутаты Совета Союза Верховного Совета СССР М.А. Пономарева — кандидата в члены ЦК КПСС, первого секретаря Владимирского обкома партии. Его назвали своим кандидатом по Муромскому избирательном у округу № 133 коллективы Муромского завода им. Дзержинского и судогодского завода «Красный химик».
Выступившие на собрании труженики совхоза горячо поддержали эту кандидатуру.
Единодушно проникается постановление — поддержать предложение о выдвижении кандидатом в депутаты Совета Союза Верховного Совета СССР по Муромскому избирательному округу № 133 товарища М.А. Пономарева» («Призыв», 30 апреля 1970).
«И ВОТ ПОЯВИЛСЯ «КОЛОСОК»
В памятный день 100-летия со дня рождения В.И. Ленина переступили порог детского комбината ребятишки в совхозе «Муромский».
Со всех отделений их подвозил автобус «Кубань». Принимала детей воспитательница Евгения Самарина, секретарь комсомольской организации совхоза.
Двухэтажное здание комбината, рассчитанное на 140 мест, оборудовано всем необходимым. Полностью укомплектован штат работников. В основном это выпускники Муромского педучилища.
Открытие детского комбината «Колосок» явилось радостным событием в жизни коллектива.
А. КУКИН, инспектор по кадрам совхоза «Муромский» («Призыв», 1 мая 1970).
«Сколько надо на раскачку?
Разыскать клуб в совхозе «Муромский» — дело не из легких. Раз пять прошла я мимо этого, типа коровника, здания, пока один из прохожих не растолковал, что в нем-то и располагается очаг культуры хозяйства.
Собственно говоря, сам клуб, как и вся клубная работа интересовали меня мало. К его заведующему шла постольку, поскольку он является в то же время и человеком, ответственным за спортивную работу в совхозе. Подтверждение тому нашлось сразу же. Эдуарда Павловича Очкалова я застала в комнате столь же убогой и неопределенной по назначению, как и внешний вид здания, но в которой тем не менее шли жаркие спортивные баталии: группа мальчишек играла в настольный теннис, а рядом ребята постарше забивали «козла».
— Секции занимаются? — поинтересовалась я.
— Да нет, так ребята развлекаются, — пояснил Эдуард Павлович, — а секции мы создали волейбольную, легкоатлетическую, теннисную, борьбы и тяжелой атлетики. Скоро начнем строить спортивный городок, в который войдут волейбольное, футбольное и баскетбольное поля, дорожка для бега и яма для прыжков.
Не правда ли, радужная картина! Однако позже выяснилось, что в ладоши бить рано. Да, секции такие числятся. Но числятся даже не на бумаге, ибо еще не занесены на нее, а просто на словах физорга. Как оказалось дальше, ходят в них во все одни и те же люди, в общей сложности человек десять.
- У нас в совхозе молодежи мало, комсомольцев-то человек тридцать пять, — объясняет Очкалов.
Ну, предположим, тридцать пять. Все же не десять. А потом, почему бы не привлечь к спортивной работе юношей и девушек, живущих в совхозах, а работающих на заводах в городе. Домой им добираться недолго, так что свободного времени у них много. Надо только поговорить с ребятами, рассказать им о секциях, что будут работать в совхозе. Наверное, желающих заниматься в них найдется немало. Даже можно объявления, приглашающие заниматься тем или иным видом спорта, развесить по совхозу. Благо художника для этого приглашать не надо. Да и притом необходимо же знакомиться физоргу с людьми, а то ведь он ни одного своего спортсмена не знает.
Создается такое впечатление, что Очкалов просто не хочет как следует работать, думает, что все придет со временем.
Недавно на пленуме райкома профсоюза разбирали спортивную работу совхоза. Отметили ряд недостатков, в том числе указывали дирекции на то, что необходимо освободить Очкалова от должности директора клуба, библиотекаря и художника, а оставить только физоргом. До сих пор, хотя прошел уже месяц, этого не сделано. Сам же Эдуард Павлович в разговоре ссылается на большую загруженность работой, отчего он не в силах заняться вплотную спортом. Но позвольте спросить, о какой загруженности идет речь? Как художник зав. клубом не делает фактически ничего. Даже вывеску, свидетельствующую о том, что это очаг культуры, а не скотный двор, написать не смог. Нет в совхозе самодеятельности, не организуются вечера. Остается один спорт. Но и здесь за месяц после пленума Очкалов сдвигов особых не сделал.
Разве нельзя было составить расписание занятий секций, чтобы спортсмены твердо знали, когда и чем заниматься. Да и плана тренировок нет. Вся работа пущена на самотек. Бегают парни и девчата, ну и ладно. Возьмут мяч, поиграют в футбол или волейбол, вот и хорошо. От такого спорта до спорта настоящего далеко.
Пора и мечту о спортивном комплексе в совхозе сделать хоть на одну треть явью. Дело это не из легких. Наскоком его не осилишь. Поэтому на пленуме и дали два месяца срока. Но прошел месяц, a воз и ныне там.
Хочется спросить Очкалова, сколько же времени надо ему на раскачку? Когда же молодежь в совхозе «Муромский» станет полноправным участников хотя бы районных спортивных состязаний?
Л. МАУРОВА» («Муромский рабочий», 24 июня 1970).

«Самокритично по-деловому
В летнем театре парка культуры и отдыха им. Ленина необычно оживленно. Собрались лучшие люди района — председатели колхозов и директора совхозов, механизаторы и животноводы, собрались для того, чтобы рапортовать о прошедшем весеннем севе и решить задачи сегодняшнего дня.
Открывается совещание. С докладом об итогах проведения весеннего сева и мерах по улучшению ухода за посевами выступает начальник управления сельского хозяйства В.Г. Кротов.
— Сев ранних зерновых в нашем районе был в основном завершен к двенадцатому мая, — говорит он, — а посадка картофеля во всех хозяйствах — до пятого июня.
Наравне с общими успехами докладчик отметил и крупные недостатки в руководстве отдельными хозяйствами. Например, в колхозе им. 1 Мая и в совхозе «Стригинский» на поля вывозился торф в чистом виде, что несовместимо с правилами земледелия. Тревожит и положение дел в госплемзаводе «Зименки», где при посадке картофеля в Михалевском отделении при попустительстве управляющего отделением тов. Гамаюнова на двенадцати гектарах семенные клубни оказались на поверхности. Кроме того, из двадцати запланированных гектаров под огурцы на семена не засеяно ни одного, а вместо трех гектаров, отведенных под лук, засеян всего лишь один.
— В весенне-посевной кампания во многих хозяйствах района, — говорит докладчик, — отсутствовали механизированные звенья. А ведь они своей экономичностью и эффективностью уже давно зарекомендовали себя, как лучшая форма обработки земли.
На трибуне — председатель одного из лучших колхозов района А.И. Моржаков.
— Критика сейчас, на важном участке борьбы за урожай, очень своевременна, — говорит тов. Моржаков, — дела в отдельных хозяйствах идут далеко неблагополучно. Из-за несоблюдения агротехнических правил мы часто вместе с органическими удобрениями вывозим на поля сорняки, а это снижает урожайность. Мало уделяется внимания и боронованию.
— Да, ошибок и трудностей у нас еще хватает, — включается в разговор бригадир овощеводов совхоза «Муромский» Е.А. Мокрова. — Всем известна возрастающая потребность населения города в свежих овощах. Мы, овощеводы совхоза «Муромский», — одни из основных поставщиков. А в нашей бригаде всего пятнадцать человек. Тринадцать из них работают в теплицах и лишь два человека — на всех открытых площадях. Намного увеличила бы производство овощей и теплотрасса от котельной до парников, а мы ждем ее уже не первый год...
— Давно уже стало традицией вручать победителям весенних пятидневок Почетные грамоты и подарки, — говорит тов. Антонова. — В этом юбилейном году мы ввели еще одну форму поощрения — флаг трудовой славы, который поднимался каждый вечер в честь лучшего тракториста дня.
Председатель Чаадаевского сельского Совета Ю.В. Сумин рассказал о работе депутатов во время весеннего сева, звеньевой мехзвена совхоза «Плодовый» Л.Ф. Фролов на примере своей работы убедительно доказал преимущество обработки земли, закрепленной за каждым звеном.
— Сейчас главная забота для земледельцев — уход за посевами, — говорит механизатор колхоза им. Ленина М.К. Сухов, — но нужно готовиться и к сеноуборке, и уборке зерновых. Основная трудность — отсутствие запасных частей для комбайнов, а это мешает в подготовке техники.
Но вот самое торжественное — вручение переходящих Красных знамен за успехи в социалистическом соревновании на весенней посевной страде. Под громкие аплодисменты присутствующих и звуки духового оркестра знамя вручается полеводам колхоза им. Коминтерна, ставшим победителями района. Второе место заняли земледельцы колхоза им. Дзержинского и третье — полеводы совхоза «Плодовый». Лучшим в районе по животноводству был признан колхоз им. Дзержинского, по строительству — совхоз «Плодовый». Им также были вручены переходящие знамена.
О. ТАГУНОВ» («Муромский рабочий», 26 июня 1970).
Сельхозугодья занимали 6803 га. Специализировался на молочном животноводстве. Построен комплекс по производству молока. В совхоз входили 13 нас. пунктов.
В 1977 г. сельский Совет переведен в пос. Муромский. С 7 октября 1977 г. - сельский Совет народных депутатов.
На основании ст.145 Конституции РСФСР в 1990 году разделяется деятельность Подболотского сельского Совета народных депутатов и его исполнительного комитета. В соответствии с Указом Президента РСФСР от 22.08.1991 № 75 "О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР" считать прекращенными с 3 декабря 1991 года полномочия исполнительного комитета Подболотского сельского Совета народных депутатов. Вместо исполнительного комитета Подболотского сельского Совета действует новый орган исполнительной власти - администрация Подболотского сельского Совета.
Подболотский сельский Совет народных депутатов действовал до 17.10.1993. Упразднен согласно Указу Президента РФ № 1617 от 09.10.1993 "О реформе представительных органов власти и органа местного самоуправления в РФ". В связи с реформой местного самоуправления в 1996 году администрация Подболотского сельского Совета с 15.12.1996 именуется администрация Подболотского сельского округа.
В связи с изменением структуры органов местного самоуправления в соответствии с Законом Владимирской области № 58-ОЗ от 13 мая 2005 г. "О наделении соответствующим статусом вновь образованного муниципального образования Муромский район и вновь образованных муниципальных образований, входящих в его состав, и установлении их границ" администрация Подболотского сельского Совета ликвидирована.
С 2006 года посёлок Муромский в составе городского округа Муром.
СПК «Муромский» действует с 26 ноября 1999 г. «Разведение молочного крупного рогатого скота, производство сырого молока». Председатель - Трифонова Екатерина Михайловна (с 20 ноября 2017 г.). Адрес: Муромский район, поселок Муромский.

История посёлка Вербовский началась с постройки Муромского Приборостроительного Завода (настоящее название), строительство которого было обусловлено тяжёлой и напряжённой международной обстановкой 30-х годов. Началом становления завода считается 1936 год. До мая 1943 года посёлок «Вербовский» был «приложением» к заводу и не имел названия. Начиналось всё с трёх бараков, но населённый пункт постепенно приобретал черты обустроенности.
Поселок Вербовский основан 28 мая 1943 года.

Грунтовый могильник Подболотьевский

86. Грунтовый могильник Подболотьевский (7-11 вв.) расположен в Южной части посёлка Вербовский, юго-западная окраина д. Подболотье, входящей в черту поселка, мыс левого коренного берега р. Илевна, образованный отрогами оврага, урочище Бабий березняк. Площадь не определена. Территория памятника частично застроена. Непотревоженные погребения могут сохраниться в северной, распаханной части могильника.

В 7 верстах от гор. Мурома, возле деревни Подболотни найден древний могильник. Открытие его произошло совершенно случайно. Осенью 1909-го года и весной 1910-го, по большой дороге, ведущей из Мурома в Меленки, земство проводило шоссе. При выемке земли для возвышения и утрамбовки середины дороги, рабочие в одном месте, на глубине около 1 аршина, стали находить рядом с человеческими костями разные позеленевшие бронзовые вещи, напр. спиральные кольца, пряжки, подвески и т. п. украшения головы и одежды. О находках доведено было муромской полицией до сведения Владимирского Губернатора, по распоряжению которого были приняты меры к охранению этого места от произвольных раскопок и расхищений со стороны спекулянтов-скупщиков, которые за высокую цену вскоре же начали сбывать вещи в Муроме местным любителям старины. Вместе с тем о том же сообщено было Председательнице Императорского-Московского археологического общества, графине П.С. Уваровой, которую в начале мая месяца откомандирован был сюда для производства правильного расследования места хранитель Исторического музея в Москве В.А. Городцов. Последний прибыл в Муром 21 мая в сопровождении двух слушателей археологического института — В.В. Гольмстен и Д.Н. Фон-Эдинг и с 22 числа приступил к делу.
Предварительно им обследован был южный берег дороги, спускающийся к оврагу, против того участка, где ранее встречались в земле вещи, при чем было проведено несколько траншей в различных направлениях, главным же образом параллельно дороге, длиною в 32 аршина, шириною в 4 аршина и глубиною в 1 ¼ — 1 ½ арш. Прорытие первых же траншей показало, что здесь находится могильник с богатым культурным содержанием. Затем Городцов перенес раскопки на северную сторону, проводя траншеи указанной величины в том же параллельном дороге направлении. При этом вскрыто было еще более погребений, что давало право предполагать, что могильник тянется на значительное расстояние и дальше к северу. Такое предположение вполне подтвердилось, когда в первых числах июня стали копать траншею сажен на 28 севернее дороги, вблизи кустарника. Но вырытые потом еще севернее в одну линию две траншеи зато ничего не дали, что означало то, что здесь могильник уже кончается. Весь этот участок к северу от дороги, занятый, несмотря на песчаную почву, крестьянскою пашнею, возвышается сравнительно с ближайшим пахотным полем и отделяется от него с запада неглубоким долком, который и может быть признан границей могильника с этой последней стороны. Что касается востока, то проведенные здесь перпендикулярно дороге две траншеи дали очень немного — всего одно или два погребения, из чего можно было заключить, что сюда могильник также не распространяется. Ориентировавшись таким образом в местоположении его, Городцов повел потом раскопки опять к югу, придерживаясь при этом несколько западной стороны, чтобы исчерпать содержание промежутка от северных траншей до дороги. Необследованной им осталась одна лишь западная часть могильника, занимающая довольно значительную площадь (см. на пл. лит. А).

С 22 мая по 12 июня, когда все работы были закончены, Городцовым проведено было всего до 40 траншей, при чем вскрыто 260 человеческих погребений. Из животных найдено небольшое количество костяков коней и коров. Один из конских костяков оказался особенно хорошо сохранившимся. При нем оказались стремена и удила, а также остаток ремня или подпруги, обложенной бронзовыми пластинками и украшенной подвесками. Среди человеческих погребений трупосожжений сравнительно не особенно много — не свыше 50. Так как золы и пепла возле костей не встречалось, то нужно думать, что сожжение производилось в другом месте. Трупы обвертывались в лубок или бересту, полуистлевшие остатки которых не трудно было отличить. Одно погребение найдено в сидячем положении, остальные же костяки лежали. Значительная часть из них принадлежит младенцам, что служит показателем высокого процента смертности последних. Клались умершие головой почти исключительно к северу или западу. Остатков, имеющих христианское значение, никаких не нашлось. Большинство костяков сохранилось лишь в частях,— встречаются главным образом черепа и в наиболее цельном виде найден всего один костяк, богато украшенный почти всеми характерными бронзовыми принадлежностями древнего убора.
Переходя затем к описанию вещей могильника, следует заметить, что полный и точный перечень всего громадного количества их может быть сделан лишь в Московском Археологическом обществе, куда все они Городцовым отосланы и где будут разобраны и зарегистрированы по номерам погребений. Мы кратко опишем только те предметы, которые нам удалось видеть во время производства раскопок и у местных любителей старины. Часть таких же вещей, отобранная муромской полицией у скупщиков и крестьян, представлена во Владимирскую Губернскую Ученую Архивную Комиссию. Кроме сего, проживающий в г. Муроме действительный член Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины, художник И.С. Куликов заявил нам, что он пожертвует в Музей Комиссии несколько экземпляров находок и из своей коллекции.
Кроме костей, в могильнике были находимы:
1. Спиральные бронзовые кольца, разной ширины (от ¼ вер. и до 1 вер. в диаметре), лежавшие большей частью на черепах и служившие украшением волос, часть которых сохранилась в них; встречались они на пальцах рук и ног, на руках, в виде браслетов, а также в качестве привесок.
2. Головные кожаные ремешки в ¼ вер. ширины и более, обложенные с той и другой стороны бронзовыми пластинками и спиральными колечками.
3. Прикрепляемые к этим ремешкам височные бронзовые кольца, от 2 до 5 дюймов в диаметре, сделанные из круглого прута, один конец которого несколько расплюснут и оканчивается дырочкой, а другой снабжен крючком, вдеваемым в эту дырочку.
4. Сделанные из бронзовых пластинок подвески в виде полудуны (лунницы), 3 дюйм. в ширину, привешиваемые также к головным ремешкам; к нижнему краю их иногда прикреплялись на колечках узенькие четырехугольнички.
5. Шейные гривны в виде кольца из толстого бронзового прута, на одном конце которого сделана петля, а на другом крючок в форме пуговки; в диаметре имеют до 8 и более дюймов; концы их иногда для украшения обертывались плоской проволокой.
6. Находимые при черепах серебряные фибулы, на подобие трех крестообразно расположенных полукружий, с постепенно расширяющимся к низу концом и с небольшими круглыми выпуклостями в средине, длиною в 1 вер., шир. — ¾ вер.
7. Браслеты из толстого бронзового прута, концы которого иногда отворачивались, или из тонких, в ¼ вер. ширины, бронзовых пластинок.
8. Бронзовые привески, иногда очень высокой ажурной работы, имеющие разнообразную форму, напр., в виде палочек, обмотанных поперек проволокой, коньков, звездочек, четырехугольников, нескольких вместе спаянных колец и др.; вверху и внизу к ним прикреплялись колечки, а в них вдевались (особенно снизу) трехугольные и ромбовидные пластинки или различные бубенчики: иногда к нижним колечкам привешивались еще цепочки из витой проволоки, заканчивающиеся такими же побрякушками.
9. Серебряные монеты, величиною в нашу гривну (3 к.), с арабскими надписями (так называемые диргемы), употреблявшиеся и в целом виде, и в половинчатом, в качестве привесок.
10. Бронзовые пряжки, носимые на поясе и на груди для застегивания одежды, нередко очень тонкой, даже художественной, работы, украшенные различными вышеописанными привесками, с отверстиями в средине и без них.
11. Остатки поясных кожаных ремней, шириною в 1 верш. и меньше, обложенных с той и с другой стороны бронзовыми пластинками и обвешанных различными привесками.
12. Остатки убора ног из полотняной или шерстяной материи, обшитой несколькими рядами тонких ремешков с разного рода привесками.
13. Остатки кожаной обуви (башмаков) с тонкими бронзовыми обоймицами вверху в виде загнутых и закругленных на концах пластинок и привесками наподобие звездочек.
14. Железные ножи, тыльная сторона которых прямая, б. ч. при поясных ремнях, с истлевшими частями деревянной рукоятки, до 4 вер. длины.
15. Железные топоры с круглыми отверстиями и с двумя отростками по бокам отверстия на той и другой стороне, 8 дюймов в длину и 2 ½ — 4 д. в ширину.
16. Железные топоры со втулкой вместо отверстия, древней кельтообразной формы, 6 ½ д. в длину и 2 д. в ширину.
17. Небольшие топоры без отростков и круглого отверстия с расширяющимся к низу концом, различн. величины, от 5 д. в длину и более.
18. Железные молотки наподобие кирки с круглым отверстием и постепенно суживающимся, почти заостренным верхом, дл. в ¼ арш. и шириною 1 ½ д.
19. Железные пешни со втулкой сверху, 9 ½ дюйм, в длину и 1—2 д. в ширину.
20. Железные копья, дл. 9 ½ дюйм. и шириною около 1 дюйма; у некоторых концы имеют форму стрел, а втулка украшена сверху бронзовым кольцом.
21. Железные мечи, прямые, обоюдоострые, дл. 1 арш. 5 вер. с рукоятью, шир. от 2 до 4 дюйм.; длина рукояти 3 ½ вер.
22. Железные пряжки (вероятно от конской сбруи), дл. около вершка.
28. Железные конские удила.
24. Железные стремена.
25. Глиняные чашки и горшки, разной формы, без каких либо знаков, лежащие в головах и ногах костяков, даже у животных.
26. Бронзовые и оловянные чашки, величиною с нашу чайную полоскательницу, имевшие, очевидно, то же назначение, что и глиняная посуда.
27. Небольшие формочки, в виде двух накладываемых одна на другую четырехугольных или трехугольных глиняных плиток (до 2 вер. длины, 1 ½ вер. шир. и ½ вер. толщ.), для литья бронзовых трехугольных или ромбовидных пластинок (привесок) и при них глиняные чашечки, которыми черпалась и затем выливалась в эти формочки расплавленная бронза.
28. Железные клещи, дл. до 11 вер.
29. Железная наковальня, выш. до 2 ½ вер. и шириною у основания до 2 вер.
Сравнивая все перечисленные предметы по их форме и стилю с инвентарем других, уже научно обследованных приокских могильников, кажется, с большею вероятностью можно отнести вновь открытый Подболотский могильник к типу Максимовского и признать его финским, именно принадлежащим племени мурома, которое занимало нынешний город Муром и вообще жило по нижнему течению Оки. Бронзовые украшения, найденные здесь, свидетельствуют о богатстве, высокой культурности и развитом вкусе этого племени. Но на финскую культуру, как известно, влияли славянская и восточная, причем носителями первой являлись славянские колонисты, приходившие с северо-запада, запада и юга, а вторая проникала через восточных болгар, часто входивших с финскими племенами средней России в такие или иные отношения. Следы таких влияний отразились и в могильнике, что доказывается здесь, между прочим, с одной стороны, обилием височных колец и лунниц, особенно распространенных у кривичей, присутствием прямых, скандинавского типа, мечей, занесенных с севера, от славян новгородских, и расположением костяков, по славянскому обычаю, головою на запад, с другой — нахождением восточных (арабских) монет и погребением коней.
Действительный член Н.П. Травчетов. Подболотский могильник близ гор. Мурома. 1910

Исследованы В.А. Городцов (1910) 260 погребений людей, 14 захоронений лошадей, одно коровы. Среди погребений людей 63 мужских, 63 женских, остальные не определены. Разновременные погребения часто перекрывают друг друга. Подавляющее большинство погребений - трупоположения, преимущественно с северной ориентировкой. В пяти случаях зафиксировано положение умерших головой на восток, в четырех на юг, в трех на запад. В 14 могилах обнаружены остатки трупоположений. Последние в большинстве случаев совершались в могилах тех же размеров и формы, что и трупоположения. Сожжения умерших осуществлялись вне могил. Конские захоронения имели преимущественно северную ориентировку. В мужских погребениях найдены орудия труда, ножи, топоры-кельты, пешни, шилья, серп, инструменты кузнеца, оружие, в т.ч. наконечники копий и мечи, а также некоторые украшения, шейные гривны, браслеты, височные кольца и др. В женских погребениях обнаружены спиральные головные жгуты, налобные венчики, височные кольца, накосники, гривны, ожерелья из бус, спиралей и шумящих привесок. Различного рода привески крепились также по краю одежды, к рукавам и на обуви. Частой находкой являлись спиральные и пластинчатые браслеты, перстни, различные застежки и пряжки. Обычной принадлежностью мужского и женского костюмов были пояса с пряжками и бронзовыми обоймицами, причем у женщин к поясу крепился еще боковой ремень, сложенный вдвое и свисавший вдоль правой ноги. Нередки шумящие поясные украшения. В некоторых погребениях сохранились остатки одежды из ткани и меха, а также кожаной обуви. Из бытовых предметов в женских погребениях встречены ножи, шилья, пряслица, льячки и литейные формочки для отливки украшений. В могилы ставили от одного до четырех глиняных сосудов, иногда берестяные или лубяные коробочки с вещами приношениями, клали части туш домашних животных, в одном случае медведя. В 1990 г. одно погребение было обнаружено В.Я. Чернышовым при прокладке траншеи у домов поселка. Могильник отнесен к муроме, датирован 7-11 вв. См. Племя Мурома.

Источник:
Археологическая карта России Владимирская область. Под редакцией Ю.А. Краснова. Москва. 1995.

Волжская археологическая экспедиция ИА РАН в течение двух лет исследовала один из самых известных погребальных памятников летописной муромы – Подболотьевский могильник, расположенный в окрестностях г. Мурома Владимирской области. Памятник находится на коренном берегу р. Илевна (левый приток р. Ока), на южной окраине современного поселка Вербовский, в 150 м. к северу от синхронного ему селища, от которого он отделен боковым овражком овражной системы «Бабий березняк», являющейся его естественной границей.
Могильник был открыт в нач. XX в. во время строительства дороги из Мурома в село Меленки. Тогда же в 1910 г. были проведены первые спасательные археологические раскопки памятника под руководством В.А. Городцова, в ходе которых в 38 траншеях общей площадью 2154 кв.м. было исследовано 260 погребений людей, 14 конских и одно захоронение коровы. Публикация результатов исследований в 1914 г. автором работ явилась важной вехой в исследовании финских древностей, а могильник на долгие годы стал эталонным памятником для изучения муромы.
Новые исследования могильника состоялись через 100 лет, когда в связи со строительством объездной дороги вокруг г. Мурома вновь возникла необходимость в спасательных археологических раскопках этого памятника.


Раскоп после разбора погребений. Вид с востока.

В 2012-2013 гг. Волжской экспедицией ИА РАН на площади около 1500 кв.м. исследовано 134 погребения, в том числе 6 конских и одно захоронение собаки. Погребения грунтовые, расположены рядами, которые тянутся с юго-запада на северо-восток. Большинство захоронений совершены по обряду ингумации (116 – 91%), умершие положены вытянуто на спине, головой в северном направлении и сопровождались многочисленным погребальным инвентарем.


Захоронение коня

Из исследованных погребений 11 (9%) совершены по обряду кремации. Сожжения осуществлялись на стороне, кальцинированные кости рассыпались по дну могилы или компактно помещались в ее центральной части. Вещи, как правило, размещались в порядке ношения. В двух погребениях вещи располагались в беспорядке среди кальцинированных костей и угля, причем их состояние указывает на то, что они побывали в погребальном костре.


Женское захоронение.

Женские захоронения отличались сложным комплексом металлических украшений костюма, который включал этнокультурные маркеры: спиральные головные жгуты, браслетовидные височные кольца так называемого «муромского типа», височные привески-лунницы, налобные венчики. В состав женских украшений входили шумящие подвески, гривны, ожерелья из шумящих привесок или стеклянных бус, бисера, пронизок и спиралек. Традиционный женский убор включал пластинчатые дисковидные нагрудные бляхи, ажурные бляхи, сюлгамы, спиральные и дротовые браслеты и спиральные перстни. Яркой деталью муромского женского костюма был боковой ремень с ажурными шумящими пряжками.


Височное украшение-лунница, ажурная поясная пряжка.

Мужской костюм из украшений включал только браслеты, перстни и редко поясные наборы из железных накладок. Из сопровождающего инвентаря обычно присутствуют орудия труда и оружие: железные наконечники копий, дротиков, стрел, ножи, кресала, кремни и фитильные трубки. Частой находкой являются топоры и пешни.


Наконечник копья и топор.

Анализ инвентаря позволяет предварительно датировать основной массив погребений VIII–X вв. Сопоставление опубликованных материалов В.А. Городцова и результатов наших раскопок показывает, что наиболее ранние погребения, датирующиеся VII-VIII в., расположены в центре могильника. Именно в этой части памятника в раскопе 2012 г. в переотложенном состоянии зафиксированы ременные геральдические накладки, и здесь же расположено наиболее раннее погребение – с нагрудной бляхой с прорезями и гривной с застежкой-лодочкой. Отсюда в течение VIII–X вв. могильник развивается во все стороны, сохраняя рядность и определенные группировки внутри рядов.


Нагрудная бляха, фрагменты поясного набора.

Раскопки 2013 г. охватили западную окраину могильника, где исследованы погребения, датирующиеся кон. X – XI в. и относящиеся к последнему этапу функционирования памятника. Захоронения этого времени несколько отличаются своим обликом от традиционных муромских. Женский убор становится более скудным и практически утрачивает этнические маркеры, за исключением некоторых элементов. В поздних захоронениях из украшений присутствуют, как правило, только височные кольца «муромского типа» и кольца-лунницы, браслеты, перстни и ожерелья из бус.
С поздним этапом функционирования могильника связаны погребения, отличающиеся не только инвентарем, но и обрядностью от традиционно финских древностей Поочья. На участке работ 2013 г. был выявлен полностью распаханный курган. Его удалось идентифицировать по центральному грунтовому захоронению, ориентированному по линии запад - восток и окруженному по периметру ровиком, заполненным углистым грунтом, и округлой в плане частокольной канавкой от оградки. Данное мужское погребение сопровождалось инвентарем, который имеет аналогии в материалах Владимирских и Тимеревских курганов.
Помимо отмеченного захоронения за два года исследовано 10 погребений с западной ориентировкой, среди которых выделяется женское с бусинными височными кольцами и височными кольцами с эсовидным завитком, являющимися чуждым элементом в наборе украшений муромы, и связанными своим происхождением со славянским населением.


Подвеска «гнёздовского типа», височные кольца с S-овидным концом, подвеска, браслеты.

Появление захоронений с западной ориентировкой и сложным погребальным обрядом является отражением колонизации Нижнего Поочья славянскими племенами. Исследованные в 2013 г. погребения позволяют более детально проследить процессы взаимодействия пришлого и аборигенного населения, а также процессы формирования новой общности, что выразилось в появлении захоронений с синкретическим погребальным обрядом и инвентарем. Так, в окраинной части могильника зафиксированы женские погребения с костюмом, включающим муромские элементы – височные кольца, дисковидную нагрудную бляху и предметы инокультурного происхождения – ожерелье из бус и монетовидных привесок, плетеный браслет. Отличается данное погребение и западной ориентировкой. Очевидно, такие же процессы заимствования традиций демонстрирует грунтовое мужское захоронение с северной ориентировкой, совершенное под курганной насыпью, о наличии которой свидетельствуют сохранившиеся ровики и округлые канавки от оградки.
Еще одним открытием 2013 г. стала локализация траншей В.А. Городцова, которые располагались на наиболее насыщенной захоронениями центральной части могильника. Вскрытие траншей первого исследователя памятника позволило реконструировать методику его работ, а самой интересной находкой стал совочек из далекого 1910 г.
к.и.н. О.В. Зеленцова, к.и.н. С.И. Милованов

Источник:
Из новейших открытий археологов ИА РАН: [Электронный ресурс] // Институт археологии: [сайт]. – 2013. – URL: https://www.archaeolog.ru/press/articles/n243
Город Муром.
Село Лазарево
Памятники города Мурома
Категория: Муром | Добавил: Николай (06.10.2019)
Просмотров: 1613 | Теги: Муром, Муромский район | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru