Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
26.02.2024
17:45
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [161]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [113]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Спектакль «Дело, которому ты служишь» (1970 год)

Спектакль «Дело, которому ты служишь»

«Дело, которому ты служишь» - Спектакль областного театра драмы по мотивам трилогии Ю. Германа. Пьеса А. Музиля. Режиссер спектакля Р. И. Нагорничных.

«Премьера спектакля
В областном театре драмы им. А. В. Луначарского состоялась премьера спектакля «Дело, которому ты служишь» (инсценировка А. Музиля по трилогии Ю. Германа).
Спектакль поставил главный режиссер театра Р. Нагорничных. В постановке заняты артисты В. Кимборович, А. Архангельская, заслуженный артист РСФСР В. Теньгаев, заслуженная артистка РСФСР Денисова О., заслуженный артист ТАССР В. Плешунов, артисты Василий Павлович Ляскало, Ю. Бодров, Л. Степанова, И. Мартемьянова, С. Соловьёва, Соломонов Б., А. Наумова и другие.
Спектакль тепло принят зрителями» («Призыв», 1970 год).

В новом спектакле Владимирского областного театра драмы «Дело, которому ты служишь» есть такая сцена. Студент-биолог идет по больничному двору. Совсем недавно врачи вынесли ему приговор — рак. Но ««командир жизни», врач Владимир Устименко не согласен с этим диагнозом, ставит другой. Саша выздоравливает. Теперь он обращается с извечным вопросом всех поколений: «В чем смысл жизни?» — к пожилому человеку, хирургу Богословскому.
— Смысл жизни — быть необходимым людям, — отвечает тот…
Весь спектакль — это рассказ о твоей необходимости людям, о служении своему делу. И сам ход повествования, и согласованный актерский ансамбль, и художественное оформлений спектакля — все подчинено этой единой задаче.
В инсценировке А. Музиля две основные сюжетные линии. Труд, почти аскетическое самоотречение Устименко во имя этого труда, борьба с бюрократизмом, пошлостью — высокая гражданская тема, которая тонко переплетается с лирической любовной линией.
Дебют артиста В. Кимбаровича на сцене Владимирского театра явился удачным. Его Устименко честен, прям, где-то, быть может, излишне суховат. Вероятие, актер намеренно подчеркнул это в первых действиях, чтобы в финале предстать перед нами несколько оттаявшим, человечным, даже лиричным.
После войны приезжает Устименко в Унчанск, чтобы начать работу в полуразрушенной больнице. Вместе с фронтовым другом Богословским, с медицинскими работниками они начиняют восстанавливать больничное хозяйство, преодолевая на пути бюрократические преграды.
На авансцене Устименко и заведующий облздравотделом Степанов (артист Ю. Бодров). Они друзья с детства. Однако это не мешает Устименко сказать, перейдя на вынужденный официальный тон:
— Товарищ Степанов, не суйте нoс не в свое дело.
Кимбаровичу — Устименко не свойственно удобное приспособленчество. Даже с тем, кого он называл всю жизнь «Женька», он решителен и категоричен. На вопрос: что же дальше? Устименко отвечает:
— Драка с тобой, пока тебя нe снимут.
Эта сцена проведена сдержанно, без патетики, без выделения акцентов: вот положительный герой, вот отрицательный. Правдоискательство главного героя не ходульно, не искусственно, оно естественно для такого характера. Поэтому категоричные утверждения Устименко: «Не надо организовывать успех», «Каждого ли человека щадить надо и каждый ли человек — человек?» не только убеждают в силе его личности, но и заставляют размышлять сидящих в зале.
В Кимбарович скромно пользуется средствами внешней выразительности. Иногда интонационной паузой, иногда поворотом головы он передает зрителю тончайшее движение души. Веришь, что его герой — человек дела, а не фразы.
Антипод Устименко —Степанов. Cвою роль Ю. Бодров играет выразительно. Его Степанов не просто подлец. Это обаятельный подлец. Абсурд? Но именно так мы воспринимаем его, потому что Бодров не ставит своей целью, чтобы его героя ненавидели (это слишком много для степановых), он достоин жалости, презрения. Рисуя отрицательный образ, актер не старается его шаржировать, и тем убедительнее он получается.
То же самое можно сказать и о роли Веры Николаевны, которую исполняет С. Соловьёва.
Жена Устименко решает покинуть его в трудную минуту. Она собирает вещи. Происходит диалог с сестрой Любой (И. Мартемьянова). Люба бросает ей:
— Дрянь! Какая же ты дрянь!
Да, зритель согласен с этим. Да, зритель осуждает ее за то, что она хотела руками мужа поймать синюю птицу — несбыточную мечту, купаться в лучах славы своего мужа. Но зритель в какой-то степени и понимает Веру Николаевну. Верит в искренность ее слов. И в этом заслуга артистки С. Соловьёвой.
Интересен образ врача Богословского, созданный артистом В. Ляскало. Особенно запоминается он в сцене, когда вместе с Устименко Богословский осматривает студента Сашу. Внешне актер сумел передать огромное внутреннее обаяние своего героя. Вот он ходит, нервничает и говорит ложь во имя спасения, но это получается у него с юмором, дабы, во-первых, поддержать юношу, а во-вторых (видимо, режиссерский прием), обнадежить зрителя, что приговор о неизлечимой болезни произносить рано. «Медики-медники — злые жестянщики» должны быть и целителями души. Так думает Богословский-хирург. Таким рисует его нам В. Ляскало.
В этой же сцене занят В. Плешунов. Он играет роль секретаря обкома, отца Саши. Зритель является свидетелем, как постепенно — слово за словом, жест за жестом, нагнетается чувство. Чувство радости.
Отец узнает, что вовсе это не рак у сына, а кровоподтек, оставшийся после несчастного случая в детстве.
В. Плешунов скупо, сдержанно, но очень впечатляюще передает чувство вдруг явившейся неожиданно радости. Пауза. Отец подходит к сыну и выдавливает сквозь слезы:
— Симулянт ты, Сашка!
Общая разрядка. И на сцене, и в зрительном зале.
В. Плещунов рисует образ не только заботливого отца, но и создает характер коммуниста, подлинного выразителя идей партии. И это главное. Артист не лакирует своего героя, показывает его и будничным, и раздражительным, и уставшим. И эта правдивость позволяет нарисовать человечный характер. Мы видим секретаря обкома волевым, строгим, справедливым.
Он принимает живое участие в судьбах людей, стараясь понять правых, разоблачить неправых.
Один Устименко с его категоричностью, неуживчивостью, вероятно, не достиг бы того успеха, если бы не помощь секретаря обкома Золотухина. Потому что Золотухин понимает, что за ершистостью врача стоит подлинная убежденность, бескорыстное служение людям.
Образ, созданный В. Плещуновым, помогает раскрыть главную тему спектакля.
Менее выпуклой явилась в спектакле любовная линия. Быть может, это объясняется в первую очередь драматургическим материалом, которым располагали актеры. Но тем не менее артистка А. Архангельская очень лирично преподнесла нам свою героиню. Варя, «всю жизнь влюбленная и одного человека», верит в счастье, стремится к нему.
— Счастье есть, хромай отсюда!— говорит она журналисту Губину, прогоняя его.
«Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры» — эти слова Станиславского вспоминаются, когда смотришь спектакль «Дело, которому ты служишь». Хорошо справилась с ролью Кати Закадычной артистка А. Наумова, которая появляется на сцене трижды, но успевает полно раскрыть характер хитрой, умелой интриганки. Убедительно сыграли и совсем второстепенные роли Г. Сергеев (официант), О. Мансветова (санитарка).
Оригинально и художественное оформление спектакля (художник В. Вохмин). Условная декорации на вращающемся круге в обрамлении занавеса вводит зрителя в обстановку действия (изображение разрушенной, а потом построенной больницы). Но иногда эта условность навязчива. Особенно это заметно в сцене, происходящей в кабинете главного врача, когда на станке мы видим в вертикальном порядке изображения лаборатории, операционной и т. д.
Можно, конечно, говорить и об отдельных режиссерских и актерских просчетах. Но не они определяют характер спектакля.
В книге отзывов в театре я прочитала: «22 апреля 1970 года.
Спасибо вам большое за спектакль «Дело, которому ты служишь». Спектакль хороший».
С. БАРАНОВА» («Призыв», 1970 год, 29 апреля).

«К итогам театрального сезона
Закончился очередной сезон Владимирского областного театра драмы им. А.В. Луначарского. Об итогах его можно говорить очень много. Поставлено девять премьер! В них участвовали десятки артистов, о каждом из которых также можно немало рассказать. Но мы ограничим свои задачи главным - анализом репертуара и некоторыми замечаниями о режиссерской трактовке спектаклей.
Поставленные в театре пьесы разнообразны по тематике, по жанрам, по художественному осмыслению действительности. Всякие сравнения и аналогии, говорят, рискованны. Но, нам думается, что репертуар можно сравнить с эскадрой, состоящей из самых различных кораблей. Как известно, у эскадры должен быть главный, ведущий корабль — флагман.
Вот с этой точки зрения и хочется поговорить о репертуаре нашего театра.
Одни из поставленных пьес лучше, другие хуже. Не об этом сейчас речь. Присматриваясь к их художественным достоинствам, можно найти у них некую общую черту. Это, пожалуй, некоторая камерность их звучания.
Для того, чтобы подчеркнуть это понятие, вспомним, к примеру, пьесы широкого диапазона, скажем, «Короля Лира» В. Шекспира, «Любовь Яровую» К. Тренева, «Оптимистическую трагедию» В. Вишневского. В этих драматургических полотнах рисуется не только образ одного или нескольких людей, но и образ народа, образ эпохи. Вот такого монументального произведения, которое бы явилось «флагманом», и нет в репертуаре. Содержание пьес, поставленных нашим театром, обычно ограничивается локальными социально-психологическими конфликтами. Емкого полотна народной жизни нет. А оно особенно было необходимо в этот сезон, сезон юбилейного года, когда весь народ готовился отметить великое знаменательное событие — столетие со дня рождения В.И. Ленина.
Разговоров о необходимости включить в репертуар «ударное» произведение советской драматургии было немало и на заседаниях художественного совета, и в печати. Но руководство театра не прислушалось к этим предложениям. Правда, расчет делался на «Последний выстрел» — инсценировку известного рассказа Б. Лавренева «Сорок первый». Но инсценировка не давала возможности поставить по-настоящему, ведущий, боевой спектакль. Он опять-таки свелся к «камерным» взаимоотношениям Марютки и поручика Говорухи-Отрока. Фон — матросы, солдаты революционного отряда — показал в инсценировке весьма бледно.
И, конечно, нельзя умолчать о том, что в репертуаре отсутствует русская и зарубежная классика. Совершенно непонятна в этом отношении позиция театра, в традициях которого всегда было внимание к лучшим образцам классической драматургии.
Видимо, в будущем сезоне театру необходимо более строго и целенаправленно планировать свой репертуар.
Но основной разговор нужно, наверное, вести не о том, чего не было, а о том, что есть. И прежде всего о режиссерской работе. Пьесы, идущие на нашей сцене, ставили разные режиссеры: Р. Нагорничных (главный режиссер театра), Л. Елшанкин, В. Тищенко, Г. Кондрашова, Н. Теньгаев, В. Апананский. У них разное творческое лицо, по-разному они подходят к трактовке драматургических произведений. Думается, что Р. Нагорничных и В. Тищенко тяготеют к условной манере, к емкому толкованию образа. К сценическому подтексту, к театральной яркости стремится в своих постановках Л. Елшанкин. Точное прочтение авторского замысла, строгая реалистичность и даже, пожалуй, излишняя скромность постановочных средств характеризуют работу Н. Теньгаева.
Наибольшей оригинальностью, думается, отличаются спектакли «Соловьиная ночь» (режиссер В. Тищенко) и «Последний выстрел» (режиссер Р. Нагорничных). Уже отмечалось тяготение Тищенко к определенной символике в этой постановке. Заявка дается в самом начале спектакля, когда немым движениям, играм солдат придается значимость, выходящая за рамки их непосредственных действий. Фигуры солдат воспринимаются как ожившие статуи.
Еще более подчеркивается театральная условность в «Последнем выстреле». Почти полное отсутствие декораций. Лишь частичное использование одежды тех времен. Комментарий ведущего по ходу действия... Все это как бы говорит: да, это не непосредственная действительность, это не срисованные с натуры картины жизни. Художник не хочет создавать иллюзию жизни. Он полностью откровенен, заявляет прямо: это артисты перед вами, артисты, старающиеся воссоздать образы прошлого.
Своеобразен по режиссерскому решению спектакль «Однажды в новогоднюю ночь» (режиссер В. Апананский). Комедию положений, очевидно, рассчитанную авторами на откровенное форсирование, он поставил, как комедию раздумий над жизнью, над теми ситуациями, которые предлагает автор. С этим можно соглашаться и не соглашаться. Но, может быть, проигран несколько в «количестве» смеха, спектакль выиграл в его «качестве».
Театр поставил две пьесы современных зарубежных драматургов: «Требуется лжец» Д. Псафаса (режиссер Л. Елшанкин) и «Уступи место завтрашнему дню» Д. Дельмар (режиссер В. Тищенко). Это разные по жанру пьесы: комедия и драма. Но их объединяет одно - разоблачение буржуазной лжедемократии, показ подлинного, не фасадного лица так называемого «свободного мира». Обе пьесы содержат прогрессивные мотивы, и режиссеры верно акцентируют их.
С высоким театральным вкусом поставлена комедия «Требуется лжец». Но вот какая мысль возникает, когда смотришь спектакль. Не увлекаются ли порой режиссер и актеры юмором, не следовало ли бы здесь лучше применять острое оружие сатиры, не следовало ли бы добавить злой, сатирической краски в образ депутата парламента, не слишком ли безобидным выглядит он?
В последние годы появился и прошел на московской сцене ряд пьес, где личное явно превалирует над общественным, где основное внимание уделяется обязанностям общества перед отдельным человеком. Спору нет, общество должно заботиться о человеке. Но оно сможет это сделать только тогда и прежде всего тогда, когда человек будет заботиться об обществе и умножать его материальные и духовные богатства, когда свое личное счастье он видит в служении народу.
В этом смысле заслуживает одобрения постановка на сцене нашего театра спектакля по мотивам трилогии Ю. Германа «Дело, которому ты служишь» (режиссер Р. Нагорничных). Владимир Устименко, главный персонаж этого спектакля — подлинный герой нашего времени. Для него не существует разницы между личным и общественным. Они слились в его сильной и волевой натуре в единое целое. Во имя облегчения страданий человека он проводит на себе рискованный эксперимент. И в этом не чувствуется никакой жертвенности. Ощущается лишь борьба во имя светлой цели. Артист Кимбарович, дебютирующий на сцене нашего театра, в основном верно трактует этот образ. Но, на наш взгляд, хотелось бы, чтобы поменьше было в его игре некоих минорных оттенков, которые иногда проскальзывают в отдельных эпизодах. Устименко - человек сильный, это богатырь духа. И нечего стесняться показывать его таким. Пусть придет, наконец, на сцену настоящий советский человек без червоточины! Пусть отхлынут маленькие людишки с их мизерными горестями и радостями, выведенные в инкубаторах сторонников так называемой дегероизации.
Проблема: личное и общественное лежит, по существу, и в основе пьесы «Дом, который приносит счастье», написанной драматургами А. Даниловым и В. Иокаром по заказу театра (режиссер Г. Кондрашова). Советская девушка Вера полюбила бельгийского коммерсанта, приехавшего по делам в Москву, вышла за него замуж, уехала в Бельгию. Оказывается, вопреки утверждениям абстрактных гуманистов, нет любви вообще. Она тоже является социальной категорией. Любовь капиталиста и советской девушки не состоялась. Общественные мотивы заставляют Веру вернуться на Родину.
Хороший замысел! Но, к сожалению, слабость пьесы, в которой образы советских людей выписаны схематично, недостаточная работа режиссера не позволили спектаклю стать каким-либо заметным явлением в репертуаре.
В этом отношении выигрывает спектакль «Под каштанами Праги» по пьесе К. Симонова (режиссер Н. Теньгаев). Уход доктора Прохазки в личную жизнь, отрыв его от борьбы привели к трагедии — к гибели сына.
Преисполнен большого значения в пьесе образ советского полковника Петрова. Да, мы видим, что он полюбил чешскую девушку. Но в сложившихся обстоятельствах он считает, что не должен проявить свое чувство. На первом плане у него — выполнение высшего долга воина и освободителя...
Таковы наши соображения о репертуаре театра в минувшем сезоне. Конечно, они не претендуют на какую-либо категоричность и бесспорность. Искусство многозначно, и спектакли, вероятно, могут вызвать и многие другие суждения. Но ясно одно: театру необходимо уделять больше внимания классике, наряду с камерными ставить и масштабные спектакли, ярко отражающие советскую действительность.
Шерышев П.» («Призыв», 9 июня 1970).


Диплом второй степени заслуженному артисту ТАССР Плещунову Виктору Ивановичу за создание образа секретаря обкома Золотухина в спектакле «Дело, которому ты служишь». 1970 г.


Владимирский областной театр драмы им. А.В. Луначарского
Категория: Владимир | Добавил: Николай (25.09.2018)
Просмотров: 919 | Теги: театр, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru