Главная
Регистрация
Вход
Пятница
01.03.2024
23:18
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Поселок Долгая лужа

Поселок Долгая лужа

Долгая Лужа — поселок в составе муниципального образования город Владимир Владимирской области России.
Поселок расположен в лесной речной долине.
Численность населения в 2010 г. - 18 чел.

Поселок Долгая Лужа возник на базе бывших торфоразработок.
На месте выработок образовывались вытянутые в длину водные пространства. Возможно, в названии «Долгая лужа» и соединились два слова: долгая в смысле вытянутая, длинная водная поверхность - лужа.

Сначала торфоразработки эксплуатировались неким Жаровым, затем перешли в ведение губторфа.
«Если кто был на этих торфоразработках в 1922 году, то, вероятнее всего, видал, что там было 2 тесовых барака, предназначенных для сезонных рабочих-торфяников. Кроме того, имелось несколько отдельных домиков, напоминающих лесные сторожки. Около каждого барака были построены тесовые столовые и кухни. Как бараки, так и столовые имели довольно невзрачный вид. К тому же, бараки продувал сквозной ветер, крыши были худые: в дождливую погоду измученным тяжелой физической работой торфяникам приходилось среди ночи устраивать «перебежки» с одного места на другое, спасаясь от дождя.
Уборные были устроены на манер позиционных: помойных ям совершенно не было, помои выливались вблизи бараков. О бане и говорить не стоит: она не соответствовала ни количеству рабочих, ни гигиеническим условиям, в дверь ее с трудом можно было проползти.
Нетрудно заключить, в каких условиях находились в то время сезонные рабочие торфяники, не говоря уже о том, чтобы была сохранена, хотя бы до некоторой степени, нормальная кубатура или квадратура. Рабочие помещались друг на друге.
Не лучше, пожалуй, обстояло дело с самим производством. Часты были простои машин, из-за обрыва канатов и их соскакивания с блоков.
Соскакивание канатов с блоков можно, пожалуй, объяснить тем, что канаты были не весьма доброкачественны, быстро вытягивались и неправильно был поставлен пресс…» («Призыв»).
В 1923 году торфоразработки были взяты заводоуправлением фабрики «Оргтруд». Торфяная разработка «Долгая Лужа» была арендована фабрикой у Цуторфа на 12 лет.
«В 8-9-ти верстах от фабрики «Организ. Труд», с зимы текущего года, расположилась торфоразработка под кличкой «Долгая лужа».
Во имя чего ей приписано такое название сказать трудно, т. к. оно нисколько не отвечает действительности. Болото из небольших, как и все, с колеблющейся почвой, опоясалось кругом пышным ивняком с примесью березы, сосны и покрылось густой, высокой травой — пыреем.
Пара машин-локомобилей, с их специфическим (для новичка) пыхтеньем, последовательным стуком, вершит безукоризненно, точно, свое дело, при содействии 6-ти десятков Козельских крестьян (Калужской губ.) — искони спецов торфяников и 4-х десятков торфушек-крестьянок из деревень окружающих болотце.
Работа по добыче торфа носит сезонный летний характер, а потому естественно на количество выработки торфа обращается сугубое внимание.
Здесь сезон рассчитан на 2 ½ месяца.
С 21-го мая торфяники приступили к работе и к 16-му июня торф в штабелях; цифра показывала 475 кубов, да впереди надо ожидать столько же, что несомненно послужит большим плюсом в топливе текстильного предприятия.
Но зато, каково тяжеловато достается его производителям.
С раннего утра и до вечера с маленькими перерывами на обед, чай копаются «чумазые» торфяники в сырой, мерной земле, извлекая из нее тысячу за тысячей торфянок.
Вот они распластавшись по болоту на траве, в бесформенной массе, греются на солнце,— а машина шумит, готовит им смену.
— «И всем бы хорошо было на болоте: и мясцом, кашкой снабжают, не отказывают и в строительном материале. Принимаются срочные меры к ремонту жилых помещений и постройке новых и т. п.,— говорит завболотом, да беда в том, что контора немножко запаздывает от 1-х до 6-ти суток с выплатой зарплаты, что немножко коробит рабочих».
На последний счет я лично слышал выкрики торфяников.
— Эх! Сюда бы хорошего рабкора, авось это дело, да еще кое-что поднабрали и сдвинули с мертвечины,— проговорил с засученными до локтей рукавами коренастый пожилой слесарь» («Призыв», 7 июля 1923 года).
«С первых же дней перехода торфоразработок в ведение ф-ки «Оргтруд» начался кое какой ремонт зданий. В 1924 году, с начала строительного сезона, заботливая рука заводоуправления приступила к полному переустройству всего торфяного поселка.
К началу открытия сезона 1925 г. воздвигнут целый городок с теплыми срубчатыми бараками под жилье, с такой же просторной и светлой кухней. Устроены погреба для хранения продуктов. Возле бараков сделаны сушилки, построена новая баня с достаточной пропускной способностью, построена хлебопекарня, вырыты колодцы, устроены уборные, помойные ямы, оборудована небольшая, но отдельная прачечная, старые капитальные постройки отремонтированы.
По числу рабочих, занятых на торфоразработках, жилого помещения, согласно норм кубатуры и квадратуры НКТ, хватает.
И вот, если кто видел эти торфоразработки года два тому назад и посмотрит, каковы они в этом году, то, наверное, скажет, что это не поселок торфоразработок, а небольшой городок» («Призыв», 20 июня 1925).
«На Владимирской торфоразработке «Долгая Лужа» работа идет полным ходом. В этот сезон прибыли квалифицированные рабочие и дело быстро наладилось. В среднем заработок рабочего достигает четырех рублей в день. Ежедневная выработка бывает не менее 125 процентов нормы, а случается и 150 процентов и даже выше. Лучше, чем в прошлом году, и с пищей. Продукты — доброкачественные, хлеб — хороший. Ежедневно работает фельдшерский пункт.
Характерно для сезона в этом году и то, что нет конфликтных дел в РКК. Одним словом на «Долгой Луже» наконец-то создалась обстановка, необходимая для повышения производительности труда.
Плохо только одно — торфком все еще не развернул культработу. Ставятся 2 раза в месяц сеансы кино, а неграмотные (29 человек) все еще не обучаются — ликпункта нет и нет.
В красном уголке есть газеты, есть библиотечка, но нет ни бесед, ни лекций, ни громкого чтения. Предполагают издавать стенгазету, но еще не выпустили ни одного номера. Между тем на кино торфком затратил 100 рублей за 5 сеансов.
Не ведется работа и среди торфяниц. Всего актива женщин в комиссиях только 4 человека, а в торфкоме одни мужчины, женщин нет. Среди торфяниц — 13 неграмотных. Недаром укоризненно кричит в красном уголке плакат о борьбе с неграмотностью» («Призыв», 25 июня 1927).
«28 июля был выпуск обучавшихся в ликпункте на «Долгой Луже». В начале записалось на ликпункт 26 человек, но посещали занятия слабо и окончило ликпункт успешно только 12 человек. Занятия продолжались только месяц.
В июле был организован на «Долгой Луже» кружок по самообразованию. Рабочие очень им заинтересовались и посещали занятия хорошо. Кружок успел пройти дроби простые и десятичные, проценты и пр. Рабочие довольны, что торфком помог работе по самообразованию» («Призыв», 6 августа 1927).
«На болоте «Долгая Лужа» работает 45 подвод, а надо 130. Вывезено пока лишь 1230 тонн остается на болоте 8300 тонн» («Призыв», 3 февраля 1931).
«По вывозке торфа с болота «Долгая Лужа» работает 56 возчиков. Из них соревнуются 32 возчика — 14 уваровских и 18 кусуновских. За последнюю десятидневку — с 15 по 25 февраля — некоторые возчики вдвое перевыполнили план.
Передовыми идут среди уваровских возчиков: А. Хруполов, М. Архипов, Я. Хруполов, А. Спирин, М. Сабуров, И. Сергеев, Якушин. Эти возчики выполняют программу от 150 до 220 проц.
Из кусуновских возчиков передовыми идут: С. Родионов, И. Родионов, К. Володин, А. Корольков, А. Родионов, С. Бурснин, А. Ефремов. Они ташке выполняют норму от 150 до 220 проц.
С 1-го марта вступили в соревнование еще две ударные бригады — уваровский колхоз (21 чел.) и возчики села Доброго — 8 человек.
Позорно отстают в работе лишь возчики с. Лунёва, подвозящие торф к фабрике «Оргтруда». Среди них есть часть колхозников, которые отказываются от соревнования.
***
Уваровцы, принимая вызов возчиков торфа с. Кусунова, на своем производственном совещании 26-го февраля постановили:
Объявить себя ударниками и принять следующие обязательства:
Не допускать до окончания санного пути ни одного прогула в возке торфа.
Чище забирать торф с болота.
Большое количество торфа вывезти за оставшийся период.
Уваровцы вызывают последовать их примеру все другие артели, работающие по вывозке торфа» («Призыв», 10 марта 1931).
«На болоте «Долгая Лужа» не ведется никакой работы по подготовке к встрече сезонников. Между тем, часть сезонников прибудет к 1 мая. Торфком совершенно забыл об этой подготовке.
При торфоразработках имеется красный уголок. Стекла в окнах уголка выбиты. Уголок скорее похож на бойню, чем на место культурного отдыха. Дело в том, что в уголке рубили свежее мясо для засолки. До сих пор уголка не вымоют.
Имеется летняя сцена. Начали ее крыть толем, но закончить забыли. И теперь крыть ее никто не хочет, несмотря на то, что толь есть» («Призыв», 21 апреля 1931).
«На болоте «Долгая лужа» есть красный уголок. Есть и заведующая в уголке некая Куркина. Но работает она плохо. Общественное работы с торфяниками никакой не ведет, бесед не проводит. Весь день сидит в уголке, а вечером, когда рабочие приходят с работы — она закрывает уголок и уходит гулять до трех часов ночи.
Предторфкома Кузнецов с культработой тоже не интересуется» («Призыв», 25 июня 1931).
«Торфоразработки «Долгая Лужа» должны текущей зимой вывезу на фабрику «Оргтруд» 4000 тонн торфа и на районную электростанцию 12000 тонн.
В «Призыве» несколько раз уже сообщалось о неблагополучии с вывозкой торфа. Но положение до сих пор не изменилось к лучшему.
По плану, на вывозке торфа должно работать 150 лошадей, в том числе для РЭС-а 100 лошадей и для «Оргтруда» — 50 лошадей. Договоров же заключено всего только на 88 подвод. А фактически работает... 61 подвода. На 10 января на фабрику «Оргтруд» вывезено всего лишь 126 тонн торфа (тогда как по плану на это число должно быть вывезено 400 тонн) и на районную электростанцию вывезена 431 тонна, вместо следуемых на это число 1545 тонн.
Торфоразработки имеют в достаточном количестве тару для перевозки, фураж для лошадей, продукты для возчиков. Приняты были все меры для вербовки возчиков. Но деревенские организации прикрепленных к болоту леневского, новосельского, боголюбовского сельсоветов не оказывают помощи в организации вывозки торфа. Есть случаи полного отказа колхозов от заключения договоров на вывозку торфа, есть такие случаи, что колхозы и единоличники, заключив договора, не выполняют своих обязательств. Неоднократно болото обращалось за содействием в райколхозсоюз, но последний мер никаких не принимает.
Создавшееся положение с вывозкой торфа является чрезвычайно серьезным. Встает угроза срыва снабжения топливом «Оргтруда» и районной электростанции, а отсюда угроза перебоев в их работе.
Мы снова и снова бьем тревогу. Нужны немедленные меры со стороны районных организаций. Задание по вывозке торфа должно быть выполнено полностью во что бы то ни стало» («Призыв», 18 января 1932).
«На болоте «Долгая лужа» сейчас лежит 27 тысяч тонн торфа. По плану в течение декабря и января с болота надо было вывезти 23400 тонн. На сегодня же вывезено лишь... 32 тонны. Причем, вывезены эти 32 тонны еще давно, в декабре. Сейчас же вывозка совершенно не производится.
К болоту прикреплены давыдовский, новосельский, борисовский, лунёвский, богословский, злобинский, красносельский, боголюбовский, ямской сельсоветы. Из них только красносельский и борисовский в декабре дали по несколько подвод. Остальные же палец о палец не ударили, чтобы развернуть вывозку. По большинству сельсоветов (по ямскому и другим) даже контрольные цифры не доведены до селений и колхозов и вообще никакой массовой работы не произведено вокруг вопроса о вывозке.
Ничем иным, как преступным, оппортунистическим отношением к такой важнейшей кампании нельзя объяснить поведение руководителей перечисленных выше сельсоветов. Ссылки некоторых на плохую дорогу не выдерживают никакой критики. Дорога от болота до районной электростанции, то-есть до главнейшего потребителя торфа — достаточно хороша для вывозки. По этой дорога многие десятки подвод с успехом возят сейчас дрова.
Но виноваты не только руководители сельсоветов. Не в меньшей мере виноваты в срыве вывозки сами потребители, виноват гортоп, виноваты руководители болота, виновато, наконец, вообще само безобразное положение, создавшееся сейчас на болоте в связи с переходом его в ведение гортопа.
По постановлению СТО, с тех болот, где нет узкоколеек, вывозку торфа должны организовать сами потребители. Другими словами сами потребители — районная электростанция, «Оргтруд», кирзаводы имена Володарского и «Призыв», гортоп (последний должен доставать 6700 тонн торфа городским учреждениям) должны развернуть соответствующую массовую работу в прикрепленных сельсоветах, организовать массовый выезд на торф. Но ничего этого не сделано. Все потребители палец о палец не ударили, надеются исключительно на болото и гортоп. Гортоп же надеется на потребителей, болото надеется на потребителей и гортоп. В общем, все ссылаются друг на друга и никто ничего не делает.
И даже хуже того. До сих пор ни один потребитель, кроме лишь «Оргтруда», не удосужился еще заключить договор с болотом на покупку торфа. Собираются заключить сегодня — завтра, но никак не соберутся.
Отсутствие договоров с потребителями, отсутствие работы по вывозке привело к тому, что болото, имея у себя огромные ценности, в виде готовой продукции, находится без копейки денег.
Рабочие и административно-технический персонал болота с сентября — вот уже пять месяцев — не получают зарплаты. Торфяницам-сезонницам не выдана зарплата еще за август. Срывается, в результате, вербовка торфяниц на будущий сезон. Сейчас надо ехать вербовать торфяников, везти им задатки, но из-за отсутствия средств сделать этого нельзя.
Руководителя гортопа (Новиков, Фодяев) вот уже несколько месяцев дают рабочим обещания:
— В ближайшие дни погасим задолженность по зарплате...
Но обещания остаются пустым звуком.
***
В исключительно тяжелом положении находится торфоучасток «Долгая лужа». В настоящее время нужно вести подготовку к новому сезону, но подготовки никакой не ведется. Торфмашина и три трактора не отремонтированы, запасных частей и материалов для ремонта нет, нет и инструмента для мехмастерской. Горючее и смазочное для тракторов и машины также не завезено, отсутствует и тара для них.
Не выяснена программа добычи на 33 год, не разрешен вопрос и о том, какой способ добычи торфа будет вестись.
К вербовке рабсилы торфо-участок и не думал приступать. Нет заботы и об обеспечении «Долгой лужи» квалифицированной рабсилой: трактористами, десятниками, бригадирами.
Общежития для сезонных рабочих не подготавливаются, не чинится спецодежда, обувь и инструмент.
Продовольствие на сезон не завезено и не заготовляется, есть лишь один картофель, да и то недоброкачественный, хранится самым преступным образом в холодном помещении, в результате начинает промерзать.
Рабочие и служащие торфоучастка зарплату не получали с сентября. Имеется задолженность около 20 тысяч рублей торфяницам, работавшим в сезон 1932 года.
Гортоп, в ведении которого находится болото, проявляет преступную безответственность за общее состояние торфоучастка, нисколько не стараясь выправить тяжелое положение последнего. Администрация болота (Сидоров) удовлетворяется только тем, что переписывается с гортопом о создавшемся положении, не принимая со своей стороны энергичных мер по подготовке к сезону.
***
В прошлом году за мошенничество, растрату, хищения товаров и пьянку был снят с работы заведующий магазином «Долгой лужи» некий Козин. Собрание рабочих и служащих болота постановило привлечь Козина к суду.
Но все это Козину сошло с рук. Он спокойно устроился на работу заведующим столовой кирзавода имени Володарского. Отсюда его за пьянку, бесхозяйственность, злоупотребления также сняли с работы.
Но Козин не горюет. С помощью председателя второвского торфрабкоопа Толстова и нового заведующего болотом Сидорова Козин сейчас снова устроился... заведующим магазином «Долгой лужи».
Рабочие и служащие болота возмущены этим фактом. Надо срочно Козина с работы снять. А тех, кто устроил на работу этого пьяницу-растратчика — привлечь к ответственности.
***
Заведующий болотом «Долгая лужа» Сидоров еще в мае отправил на родину, в деревню (в Западную область) своего отца. Но все же паек на отца с мая и по январь аккуратно получал. А когда осенью, переводился из Второва на «Долгую лужу», то получил и подъемные на отца, в сумме 62 р. 50 к.
Надо срочно расследовать эти факты и за незаконное получение пайка и денег привлечь Сидорова к ответственности.
***
Еще в июле был приказ Ивгосторфа о том, чтобы болото «Долгая лужа» использовало для вывозки торфа имеющиеся на болоте три трактора, а также и устроило зимой ледяную дорогу.
Ледяные дороги дают хорошие результаты — очень велика подъёмность, возчика могут бесперебойно вести работу. Затраты же на устройство такой дороги незначительны — всего несколько сот рублей.
Но ни администрация болота, ни руководители гортопа до сих пор не подумали об этом деле. Не используются и тракторы на вывозке. Между тем, тракторы могли бы оказать в вывозке огромную помощь.
Надо немедленно взяться за устройство ледянки, сейчас же использовать тракторы. Ни одной тонны торфа на болоте не должно остаться» («Призыв», 17 января 1933).
«Ямской сельсовет должен в январе вывезти для города 1700 тонн торфа с болота «Долгая лужа». До сих же пор не вывезено ни одной тонны. Председатель сельсовета Мочалов и секретарь партячейки Логинов по-прежнему халатно относятся к этому делу и ссылками на разные «объективные» причины прикрывают свою бездеятельность» («Призыв», 29 января 1933).
«На болоте «Долгая лужа» в сезон 1933 года должно быть добыто машинно-формовочного торфа 4384 тонны и фрезерного 16000 тонн. Это потребует капитальных затрат в сумме 100 тыс. рублей, одну бригаду торфяников — 37 человек, 7 бригад торфяниц — 130 чел., одну бригаду пеньщиков и корчовщиков — 12 ч. и сезонного вспомогательного персонала 10 человек. Из приведенных цифр видно, какие громадные стоят задачи перед организациями болота «Долгая лужа».
Как уяснила партийная ячейка эти задачи? Как она развернула большевистскую борьбу за осуществление предстоящих огромных работ? Нужно прямо сказать: партийная ячейка (т. Александров) подготовкой к торфсезону не занимается. Обратимся к фактам: производственный план работ ячейка не обсуждала. К вербовке рабсилы не приступлено. С торфяницами за работу прошлого сезона расчет еще не произведен (задолженность составляет 11000 р.), постоянному штату рабочих зарплата не выплачена с декабря и задолженность составляет 10000 р.
К ремонту жилых помещений для рабочих, бани, пекарни не приступлено.
Имеющиеся три трактора на болоте находятся в ремонте во владимирской тракторной мастерской, но к ремонту их мастерская не приступала, ссылаясь на недостаток запасных частей.
На сезон потребуется горючего и смазочных веществ около 41 тонны, но к завозу их еще не приступлено.
Не приступлено и к заготовке продовольствия для питания, а из заготовленных осенью около 25 тонн картофеля сумели заморозить 5 тонн.
Всеми этими основными вопросами подготовки к сезону партячейка не занимается.
На болоте имеется 8 коммунистов, что они делают и как их воспитывает ячейки?
Кружок текущей политики за весь зимний период собирался два раза. Рабочие в сеть партпросвещения не втянуты. Рабочие газет не выписывают. Не выписывают и не читают их и коммунисты. В красном уголке массовая работа отсутствует. Производственные совещания срываются. Например, на 4-е марта было созвано производственное совещание с вопросом — проработка производственного плана 1933 года. Директор Корнилов, явившись на совещании, заявил: «я к докладу не подготовился, меня не извещали», тогда как его председатель торфкома поставил в известность за три дня до совещания. В результате совещание прошлось отложить. Директор Корнилов на болоте бывает редко, — он все время находится во Владимире, в гортопе.
Кооперация работает, как ей заблагорассудится. Зав. маг. Козин, он же и дпректор по снабжению, самозаготовками не занимается. Подсобных хозяйств (крольчатников, свинарников, огородного хозяйства) не организовано. Козин ежедневно обивает пороги райснаба и райпотребсоюза, добиваясь получения товара. Иждивенчество, надежда кто-то и чего-то даст — вот что в практике работы оппортуниста Козина.
Самокритика на болоте не в почете. Рабочие и служащие стараются указать на недостатки, но им приказывают молчать. Например, счетовод Зайцев указывал на ряд недостатков в работе дирекции, он мобилизовывал внимание о прорывах в подготовке к сезону через газету «Призыв», но директор Корнилов вместо устранения этих недостатков совершенно незаслуженно выносит в приказе Зайцеву строгий выговор с занесением в трудовой список. Но когда ему на партсобрании была указано на неправильные действия с его стороны, он этот выговор тут же снимает.
Десятник Крутояров несколько раз обращался к директору Корнилову, чтобы ему выдали спецовку — сапоги или дали-бы материал, на починку старых сапог, потому что ходить не в чем, сапоги худые. Корнилов, раз закричав на Крутоярова, заявил:
- Замолчать, и с этим вопросом ко мне больше не обращаться. А если будешь надоедать, прогоню и применю постановление правительства о прогулах...
Так на болоте «Долгая лужа» душится здоровая пролетарская самокритика, а партячейка в это дело не вмешивается и проходит мимо этих вопиющих фактов.
Надо немедленно оздоровить работу партийной ячейки на болоте «Долгая лужа», иначе подготовка к сезону будет сорвано» («Призыв», 9 марта 1933).
«Над торфоболотом «Долгая Лужа» шефствует «Химпластмасс». Но, что это за шефство? Горе. За все время шефства торфяники ни разу не видели никакой практической помощи по культбытовому обслуживанию со стороны «шефов».
Приехал, как-то раз культработник «Химпластмасса» Кокурин, побыв некоторое время и ничего не сделав, уехал обратно, пообещав выслать на болото драмкружок, оркестр духовой музыки. Но увы, прошло около месяца, а шефы не едут...» («Призыв», 23 августа 1933).
«Торфяники разработок «Долгая лужа» вполне удовлетворены бытовым положением. Столовая работает образцово. Не в пример второвцам у «Долгой лужи» не наблюдается недостатков в проводежде.
На «Долгой луже» на одной машине работают две бригады. Суточные задания перевыполняются. Но все это руководителям разработок не дает права думать о благополучии.
Еще много есть недостатков. Искажается принцип соревнования. Бригады одна перед другой стараются выработать больше и нередко оставляют машину не в порядке. Так, 27 мая бригада Соболева оставила смене Ермакова агрегат с вывернутой рельсой. Директор предприятия Потапов и парторг Морозова не разъяснили рабочим о значении соревнования.
Массовая работа отсутствует. В бараке бригады Елизарова не было ни одной беседы. Рабочие даже не слыхали о всесоюзном конкуров торфяников, им о нем никто из руководителей не рассказал. В конкурс разработки не включились. Отсутствие массовой работы сказывается на дисциплине — были случаи невыхода на работу многих торфяников.
Парторг тов. Морозова редко заглядывает в барак, не организует изучение решений 17 съезда партии, не разрешает вопросов, имеющихся у рабочих.
Весной еще организовали кружок безбожников. Руководить им взялся сам директор Потапов, но кружок так и не начинал работу.
Председателя торфкома Субботину рабочие знают только как раздатчицу хлеба, но ни в коем случае как руководителя.
В партгруппе пять коммунистов, но партработа отсутствует. Среди коммунистов даже не обсуждено постановление ЦК о партмассовой работе на торфоразработках» («Призыв», 2 июня 1934).
«Торфпредприятие ждет помощи
Слабо идет вербовка рабочих
В сезон 1941 года торфпродприятие «Долгая лужа» должно добыть на две тысячи тонн торфа больше прошлого года. Кроме того, с второго квартала начнется подготовка к эксплуатации болота в районе Львовского озера.
Как готовится предприятие к сезону?
Освобождаем поля от торфдобычи прошлого года, организован ремонт жилищ для торфяников.
Торфагрегаты отремонтированы, за исключением элеваторных цепей. Ремонт цепей задержался из-за недостатка материалов, которыми обязан нас обеспечить облместтоп. Парторганизация обратилась с просьбой к парторганизации облместтопа о том, чтобы она поставила вопрос об улучшении снабжения нашего предприятия материалами.
Заблаговременно приобретена спецодежда, как, например, рукавицы, бахилы, фартуки, нарукавники. Заготовлены продукты. Сейчас идет закупка инструмента.
В подготовке к сезону у нас есть один крупный недостаток, это плохо развернута вербовка рабочей силы. Предприятию дано разрешение завербовать 100 человек в Воронежской области, 30 человек в Судогодском районе и во Владимирском — 75 человек. Завербовано пока что немногим больше 30 процентов необходимого количества рабочих.
Как видно организованный набор рабочей силы под угрозой срыва.
Особенно неблагополучно с вербовкой по Владимирскому району.
В Злобинском сельсовете, где мы должны завербовать 40 человек, ни одного договора не заключено ни с правлениями колхозов, ни индивидуальных. Председатели колхозов этого сельсовета форменным образом тормозят вербовку, не хотят пустить излишнюю рабочую силу на торфдобычу, а она есть в колхозах, есть и желание у людей пойти к нам работать.
Председатель Уваровского колхоза тов. Самсонов заявляет, что он мог бы отпустить на болото человек десять, но... не отпустит. По вопросу о выделении рабочей силы Самсонов созывал два раза членов правления, которые аккуратно являлись, а сам Самсонов не захотел придти и заседания оба раза срывались.
Не лучше в Вилкинском колхозе, этого же сельсовета. Председатель колхоза тов. Васильев совершенно отказался выделить рабочую силу.
В Соколовском колхозе можно взять лишней рабочей силы 25—30 человек, но правление колхоза выделило только 10 человек.
Работники сельсоветов не оказывают никакой практической помощи вербовочному аппарату. Они обычно только разводят руками: «что мы можем сделать, если председатели колхозов не выделяют людей». То же самое заявляет и председатель районной плановой комиссии тов. Кудряшев.
Такие заявления не основательны.
Обсуждая вопрос о вербовке, парторганизация подложила директору торфпредприятия ускорить набор рабочей силы и указала, что сделать в этом направлении. Но этого недостаточно. Нам необходима помощь со стороны сельсоветов и районных организаций.
Мы обязаны по-большевистски реализовать рошения XVIII партсъезда и постановление CНK СССР и ЦК ВКП(б) от 9 января 1941 года о добыче и использовании местных видов топлива и, хорошо подготовившись к сезону, не только выполнить, но и перевыполнить план добычи торфа.
Секретарь парторганизации торфпредприятия «Долгая лужа» Н.И. Александров» («Призыв», 7 марта 1941).
«До сезона остались считанные дни. Как торфпредприятие «Долгая лужа» к нему готовится?
Четыре поля для стилки торфа освобождены от торфа прошлогодней выработки, торф вывезен, остались небольшие недоборы низов штабелей, которые к открытию сезона будут убраны.
Оборудование готово. Исключение составляет новый элеватор, сконструированный по предложению работников механического цеха. Этот элеватор более удобен для эксплуатации по сравнению со старым, но беда в том, что у него нет цепи. Приобрести ее можно только через Ивоблместоп. Последнему о цепи известно, но результатов пока еще нет.
Спецодежда для рабочих заготовлена. Из продуктов заготовлены пшено, сахар, капуста, картофель. Областные организации обещают дать на второй квартал наряд на мясо, но если он своевременно не поступит, то на первые дни сезона дирекция решила приобрести мясо на колхозном рынке.
Построена у нас новая баня для обслуживания сезонных рабочих, сейчас она вступает в эксплуатацию. Развернута работа по оборудованию жилищ, столовой, застекляются и обмазываются окна, производится побелка стен в общежитиях. После побелки общежитий, мы расставим в них койки, на каждой койке будут уложены матрац, подушка, простыня, одеяло.
По прибытии рабочих к каждой бригаде будут прикреплены товарищи из партийного и профсоюзного актива для проведения массово-политической работы.
Но в подготовке есть у нас и серьезные недочеты.
Это прежде всего относится к набору рабочей силы. Особенно неудовлетворительно проходит вербовка во Владимирском районе. Вместо следуемых 40 человек, по Злобинскому сельсовету завербовано пока лишь 20 человек. При исполкоме сельсовета два раза созывали председателей колхозов, председатели соглашались принять план выделения рабочей силы, но фактически рабочих не выделяют. Так, Уваровский колхоз заключил договор на 10 чел., а выделил 4, Соколовский колхоз заключил договор тоже на 10 чел., а выделил 2. Надо сказать, что рабочая сила в колхозах есть, а правления колхозов отпустить ее не хотят.
Еще недочет — плохая работа ларька Красносельского сельпо. В нем нет самых необходимых товаров и продуктов. Хлеб белый не продается. А черный — плохого качества, то сырой, то перепеченный, то кислый, то пресной, то недосоленный, то пересоленный.
Кроме этого, надо срочно наладить снабжение торфпредприятия промтоварами. Здесь дело во многом зависит от райпотребсоюза. К открытию сезона мы должны иметь промтовары в достаточном ассортименте. На первый квартал нам был выделен фонд товаров, часть мы от райпотребсоюза получили, но часть осталась недополученной. Мы говорили в конце марта об этом с председателем райпотребсоюза тов. Крайновым. Сначала он обещал выделить, а потом по телефону заявил:
- Промтоваров вам не дам...
Такое отношение к торфпредприятию недопустимо. Предприятие каждый год выполняет и перевыполняет план. Добываемое им топливо идет исключительно на нужды города Владимира. И обязанность всех городских и районных организаций, в том числе и райпотребсоюза, оказывать предприятию нужную помощь и содействие.
Секретарь парторганизации торфпредприятия «Долгая лужа» Александров» («Призыв», 10 апреля 1941).
«В прошлом году торфпредприятие «Долгая лужа» неплохо справилось с сезонной программой. При этом вместо трех на разработках было занято две бригады. План этого года значительно выше прошлогоднего. Если иметь в виду, что руководители предприятия снова не сумели скомплектовать третью бригаду, а работающие сейчас торфяники прибыли с опозданием и сезон начался на 14 дней позднее намеченного срока, то понятно: предстоит усиленно поработать, чтобы выполнить задание.
Бригады дружно взялись за работу. Они на третий же день освоили и стали перевыполнять нормы. Все же предприятие в целом еще не добилось выполнения графика ежесуточной добычи топлива. Ежедневно недодается по 8 и более тысяч торфкирпичей.
Кроме того, требуется покрыть долг стране, который образовался в результате позднего начала сезона. Торфяники сейчас прилагают все усилия к тому, чтобы предприятие не осталось в долгу перед страной. Между бригадами и внутри бригад развертывается социалистическое соревнование. Передовая бригада тов. Хренова взяла обязательство выполнять по полторы нормы и близка к выполнению своего обязательства. Эта бригада вызвала на соревнование бригаду т. Дрыгина.
Хорошо проведенный ремонт машин, о чем свидетельствует их бесперебойная работа, дружный труд торфяников дают возможность предприятию выполнить сезонный план» («Призыв», 24 мая 1941).
Город имел несколько делянок в лесу для заготовки дров, три болота для заготовки торфа. Использовалось также болото Долгая Лужа, которое находилось в областном подчинении (Ивановская область). Гортоп (городской топливный отдел) просил перевести торфопредприятие Долгая Лужа в подчинение городу, а лесные делянки для заготовки дров отводить не за 20-25 километров, а в 5-6 километрах от города.
Героическая страница в жизни Владимира - строительство «силами общественности города» железнодорожной ветки от торфболота Долгая Лужа до города протяженностью 7 километров. Постановление ГКО о строительстве было принято 4 сентября 1942 года. Строительство «силами организаций города» должно было начаться 8 и закончиться 25 сентября. Строить было решено ранней осенью, учтя опыт прошедшего года, когда вовремя не были подготовлены дороги для вывоза дров и торфа из леса. За очень короткий срок с самой примитивной техникой было выполнено 45 тысяч кубометров земляных работ, уложено 112 тысяч шпал и построено полотно железной дороги. Несмотря на то, что в этот срок уложиться не удалось - узкоколейка вступила в строй в октябре, - умалять значение героических усилий владимирцев нельзя. Штаб стройки возглавлял сам В.В. Сыроватченко. Предприятиям города были четко определены задачи: изготовление костылей, накладок, болтов, рельс, шпал. У кирпичного завода изъяли временно 25 вагонеток, паровозное депо подготовило мотодрезину. С 8 сентября 150 человек приступили к работе. 84 учреждения и организации - от детских садов до заводов - выделяли от 1 до 10 человек на эту ударную стройку. По 10 студентов отправили на стройку техникумы. Молодёжь организовывала воскресники. Об одном из них, например, рассказала газета «Призыв» 13 сентября 1942 г.: «Сегодня – комсомольско-молодежный воскресник. Около 280 человек молодежи из предприятий, артелей, учреждений выходят на строительство железнодорожной ветки от торфопредприятия к городу. Во вторник 15 сентября организуется второй такой же воскресник. В нем примут участие 1200 молодых рабочих заводов города. Работа будет проходить организованно, по бригадам, под руководством мастеров. От каждого участника воскресников требуется самоотверженная работа. Эта работа окажет значительную помощь строительству, ускорит срок пуска ветки в эксплуатацию, а следовательно и обеспечение города топливом». «На воскресник по строительству узкоколейной ж.д. ветки 13 сентября вышло 413 человек молодежи. очищен путь и проложены рельсы на расстоянии 4,5 километра. Работа производилась с исключительным подъемом. Замечательные образцы труда показали бригады коллективов кинотеатра, завода, где директором т. Жердев, горторга. Плохо работали и не выполнили положенных норм бригады завода, где секретарем партбюро т. Андреев, бригада отделения Военторга. Недочетом было то, что на строительстве не хватало инструмента. Сегодня на второй комсомольско-молодежный воскресник выходят более 1000 человек» («Призыв», 15 сент. 1942).
Директором торфопредприятия «Долгая лужа» был Потапов. «Исполком областного Совета депутатов трудящихся рассмотрел итоги социалистического соревнования предприятий топливной промышленности области за август 1942 года. Переходящее красное знамя исполкома облсовета и денежная премия в 20000 рублей присуждены Ивановскому гортопу. Первая премия в сумме 15000 рублей присуждена нашему торфпредприятию, где директором тов. Потапов. Предприятие выполнило августовский план по всем показателям» («Призыв», 24 сент. 1942)
«Строительство узкоколейной железнодорожной ветки имеет очень важное значение для обеспечения города топливом. И здесь трудящиеся города показывают образцы высокой производительности труда.
Впереди по производительности идет бригада тов. Дмитриевой. За 4 часа работы 20 сентября она сделала более 35 кубометров земляных работ — по 5 кубометров на человека. Хорошо работала бригада тов. Владимирова. Она сделала по 3,5 кубометра на каждого. По 3,1 кубометра выполнили члены бригады тов. Галкиной.
Но среди горожан нашлись и такие, которые считают выход на строительство ветки — прогулкой. Так, 87 человек с завода, где директором тов. Жердев, за целый день сделали менее 50 кубометров. Руководители бригад тт. Воронин и Соколов спокойно смотрели на безделие и уход с работы своих рабочих.
На строительстве ветки много еще организационных неполадок. 20 сентября на воскресник явилось до 400 человек, но из них только 219 человек были переправлены через реку. Остальные были вынуждены возвращаться домой. А те, которые переправились, приступили к работе в 11 часов дня, вместо 8.
Нач. участка №3 Пахомов».
24 сентября, когда стало ясно, что закончить строительство в срок не удается, выходные дни 27 и 29 сентября ГКО объявил рабочими и обязал всех работающих в эти дни принять участие в строительстве узкоколейки.
«Дружно и организованно вышли горожане на строительство узкоколейной железнодорожной ветки 27 сентября. Всего приняло участие 1273 человека.
Учителя, врачи, работники учреждений, предприятий и общественных организаций работали проворно, производительно. Только за одни день были закончены земляные работы по устройству полотна на расстоянии более трех километров. На земляных работах образцы показали коллектив психбольницы, учителя, работники типографии.
Одновременно дружно кипела работа по заготовке, укладке шпал и рельс. Примеры честного отношения к труду показывали связисты и слецподразделения всевобуча.
За 27 сентября на строительство ветки сделано много. Но можно было сделать еще больше, если бы не мешали организационные неполадки. Во-первых, к приходу горожан трасса не была подготовлена, что и не дало возможности максимально и производительно использовать рабочую силу. На участке в 50 метров (участок т. Пахомова) работало более 100 человек. В результате создалась толкучка. И чтобы не ушибить друг друга, пришлось одним работать, другим сидеть. Не обошлось и без переделок. Вначале сказали, что нужно делать выемку, на самом деле требовалось производить насыпь.
Отсутствовало и руководство. Группа учителей один участок закончила к 13 часам. И в течение двух часов сидела, ожидая когда им укажут другой участок.
Полную неорганизованность проявили руководители строительства по обеспечению рабочих инструментами: топорами, лопатами, а также питанием и водой. Дело дошло до того, что окожуровка шпал производилась лопатами, рабочие за километр ходили с бутылкой по воду.
Сегодня также сотни горожан выйдут на строительство ветки. Чтобы этот выход дал наилучшие результаты, нужно, прежде всего, устранить организационные неполадки, максимально использовать рабочих на работе» («Призыв», 29 сент. 1942).
Было построено депо для стоянки паровоза и мотодрезины, укомплектована бригада в 40 человек для погрузо-разгрузочных работ, вырыт колодец для снабжения водой паровоза.
«Первый гудок паровоза. Строительство ветки закончено, дорога сдана в эксплуатацию. Вчера поезд в составе паровоза № 4 -15 и восьми вагонов совершил первый рейс. Еще не полный состав доставил 16-20 тонн торфа. Машинист тов. Полунин и помощник тов. Терентьев заверяют, что состав можно довести до 30 вагонов. При работе в две смены поезд будет делать 8 рейсов.
Решением городского комитета ВКП(б) и исполкома городского сoвeта за успешное окончание строительства премировано 35 человек участников строительства, работавших с первого до последнего дня. Из них начальник строительства тов. Мантуров, мастер т. Русин, бригадиры Сохолутдинов и Кравцова, рабочая Луговкина.
Первый гудок паровоза явился моральной наградой для строителей ветки. Они первые ощутили результаты своего труда. Скоро почувствует их и город. Однако иначе отозвался первый гудок паровоза в сознании директора торфпредприятия тов. Потапова и зав. транспортным отделом тов. Александрова. Он нарушил покой, которым они пользовались в зимнее время. Свое недоброжелательное отношение к ветке они показали еще во время строительства, создавая рогатки в организации питания строителей, а в день пуска подкрепили тем, что для разогрева паровоза отпустили негодный торф и задержали этим пуск поезда. Общественность города возмущена подобным поведением руководства торфпредприятия.
П. Федоров» («Призыв», 10 декабря 1942).
По этой дороге стал доставляться в город торф, который заготавливался большей частью ручным способом.
«На торфпредприятии «Долгая лужа» развертывается добыча торфа. Бригада т. Черновой, начавшая работу с 20 апреля, с первых же дней перевыполняет нopмы выработки. 22 апреля, например, она добыла 29.000 кирпичей торфа при плане в 26.700» («Призыв», 24 апреля 1943).
«Усиленно готовятся к торфяному сезону
Коллектив торфпредприятия «Долгая лужа» усиленно готовится к новому торфяному сезону.
Машины отремонтированы досрочно — к 15 февраля вместо 1 марта по плану. Cейчаc переоборудуются общежития для рабочих. Столовая к сезону готова.
15 марта возвращаются рабочие, находящиеся сейчас в отпуске. Некоторого количества рабочих на сезон недостает. По Владимирскому району набор недостающего числа рабочих уже закончен, идет набор по остальным двум районам – Гороховецкому и Судогодскому.
В новом сезоне на торфпредприятии будут работать три машины, вместо прошлогодних двух. План добычи торфа установлен в 18 тысяч тонн, но коллектив обязался дать 21 тысячу тонн» («Призыв», 5 марта 1944).
«Плохо работает столовая на торфопредприятии «Долгая лужа». Первые блюда часто бывают недоброкачественными. Дирекция и торфком должны принять серьезные меры к улучшению работы столовой. Надо понять, что от работы столовой зависит и работа по добыче торфа.
Агрегаты по добыче торфа на предприятии «Долгая лужа» часто простаивают. Это потому, что механическая мастерская плохо их отремонтировала. Плохо работает мастерская и сейчас. Слаба трудовая дисциплина. Нет кадров квалифицированных рабочих. Главный механик тов. Александров и директор торфпредприятия тов. Потапов не занимаются подбором этих кадров.
Отвечая на обращение рабочих шатурских и тейковских торфяников, коллектив торфпредприятия «Долгая лужа» взял на себя следующие социалистические обязательства:
Нормы выработки по добыче торфа выполнять не менее чем на 120 процентов. Сезонный план добычи закончить к 25 июля. Сверх плана дать в фонд Главного командования 1000 тонн сухого торфа. Весь добытый торф убрать в штабеля до 25 сентября. Не допускать брака в работе, максимально использовать залеж карьера, бережно хранить инструмент и инвентарь. Наш коллектив вызвал на соревнование торфяников Барковского торфпредприятия» («Призыв», 20 июня 1944).
«18 июля на «Долгой луже» состоялось собрание торфяников, посвященное вручению переходящего Красного знамени исполкома областного Совета. Молодые торфяницы явились на собрание прямо с болота с сознанием выполненного долга. На 29 дней раньше срока они выполнили план торфодобычи и горят желанием дать городу топлива как можно больше сверх плана.
От имени исполкома областного Совета выступил тов. Феклинов:
— Владимирский гортоп при активном участии общественности города блестяще справился с задачей заготовки и вывозки топлива. План добычи торфа выполнен на 332 проц. Вы работали так, как и подобает работать в военное время. Исполком областного Совета присудил Владимирскому гортопу переходящее Красное знамя.
Директор гортопа тов. Соколов, принимая Красное знамя, сказал:
— Красное знамя нами завоевано самоотверженным трудом. Чтобы удержать его, от нас потребуется еще больше усилий. Тов. Соколов заверил, что в оставшиеся дни сезона будет заготовлено 6000 тонн высококачественного торфа и 5 тыс. кубометров дров.
От имени коллектива торфопредприятия «Долгая лужа» выступил директор тов. Потапов. Он заверил, что они приложат все усилия к тому, чтобы до конца сезона дать 5000 тонн торфа сверх плана, весь торф высушить и убрать.
Директор Бараковского торфопредприятия тов. Пряхин от имени коллектива обязался к 28 июля выполнить государственное задание и дать в фонд обороны 500 тонн торфа. Тов. Моисеев от имени коллектива Андреевского торфоболота дал слово план добычи торфа закончить к 1 августа.
Председатель горсовета тов. Сыроватченко, поздравив торфяников с победой, сказал, что не следует кичиться достигнутыми успехами, ибо до конца сезона мы обязаны заготовить сотни тонн торфа сверх плана в фонд обороны.
135 торфяникам, наиболее отличившимся в досрочном выполнении государственного задания по торфодобыче, были вручены премии» («Призыв», 20 июля 1944).

СНТ "Заклязьминский" действует с 14 июля 2000 г. Председатель - Филаретова Нэлли Станиславовна. Юридический адрес: город Владимир, поселок Долгая Лужа, Заклязьминский территория снт.
СНТ "Омшаное" зарегистрирована 13 марта 2006 г. Председатель правления - Привезенцев Сергей Павлович. Юридический адрес: поселок Долгая Лужа, Омшаное сад.

Озеро Мшаное (Омшаное)

Один из красивых водоемов, расположенных близ Владимира, — большое подковообразное озеро Мшаное, лежит к юго-востоку от Клязьмы, напротив завода сухого прессования кирпича (ул. Добросельская).
Мшаное — богатое озеро, в нем много рыбы, водоплавающей дичи. В прибрежных древесно-кустарниковых порослях можно встретить вальдшнепа, тетерева, глухаря, а иногда и лося. Озеро окружено частым смешанным лесом, преимущественно лиственных пород. Оно красиво в любое время года, особенно осенью, когда спокойная гладь воды усыпана желтыми, оранжевыми и красными листьями.
Из Мшаного озера берет исток безымянный очень живописный ручей, проложивший свое узкое извилистое русло в лесной правобережной чаще. Ручей впадает в Клязьму ниже Рахманова перевоза в трех километрах.
Рядом с озером Мшаным находится лесное озеро Некшино. На его заболоченных берегах много змей.
С озера Некшина и Мшаного на северо-восток шло множество лесных тропинок. Они вели к берегу Клязьмы, Боголюбовской старице и Боголюбовскому перевозу (раньше он назывался Суроломский ). Весь этот район относится к территории Владимирского боброво-выхухолевого заказника.

«ПОЕЗДКА НА ОЗЕРО МШАНОЕ. (Гиляревский Б.Б. Воспоминания охотника. 2017. с. 160).
В послевоенные годы владимирцы любили отдыхать на природе. Личных машин в то время почти не было и, поэтому, в утренние часы, особенно по выходным дням, можно было наблюдать, как большими компаниями, целыми семьями с сумками и рюкзаками они отправлялись за город. Целые вереницы людей двигались к вокзалу или шли по живому мосту за Клязьму.
Любимыми местами отдыха были:
«Устье» - место впадения р. Колокши в Клязьму, куда добирались в основном на поезде; озеро «Глубокое», «Старица», а также «Рахманов перевоз» - туда шли пешком.
Было еще одно привлекательное место для отдыха - озеро Мшаное. Однако до него добраться было нелегко. Некоторые, переезжая Клязьму на «Рахманове перевозе», добирались до него по дороге на д. Лунёво. А другой путь, более длинный, - через основной Клязьминский мост, через совхоз «Коммунар» и Долгую лужу.
Как-то раз Владимир Павлович Щедрицкий, бывший тогда председателем Владимирского общества охотников, организовал для своих родственников, в число которых входил и я, поездку на Мшаное озеро с устройством там пикника. Отправились мы туда на его служебной машине – грузовой «полуторке», где на деревянных досках-сиденьях всем хватило места.
Среди «пассажиров» была семья Невских. Они жили недалеко от нас. Их 2-х этажный угловой дом выходил одновременно на две улицы - Чехова и Герцена. Глава семьи Виктор Сергеевич был охотником. Его супругу Стефаниду Ануфриевну мы просто называли «тетя Тефа». С ними был их сын Юрий со своей женой и маленьким сыночком.
В этой компании приняли участие и другие семьи. Некоторые взяли с собой своих охотничьих собак.
По приезду на место мы обнаружили, что на берегу озера в разных местах стояли клетки, где содержались нутрии. Там по инициативе тогдашнего начальника управления охоты Владимирской области Н.Д. Сысоева была организована экспериментальная база по разведению этого ценного пушного зверька. Кроме того здесь же находились углубленные в землю склады для хранения пороха и охотничьих боеприпасов. Сверху они были обвалованы землей и напоминали из себя отдельно расположенные холмы. (Сейчас там разместились садоводческие товарищества).
Побродив по близлежащему лесу и покатавшись на лодках, мы стали готовиться к трапезе. На берегу озера прямо на земле были расстелены скатерти, на которых была выложена обильная закуска, а также и бутылочки с вином. Все сидели вокруг этого «стола» на расстеленных одеялах и всяких куртках. Собак расположили тут же рядом в тени кустов, к которым они были привязаны. Им, как «участникам» пикника, тоже поставили плошки для еды.
Было весело. Велись оживленные разговоры. Самый младший из Невских, еще не умел ходить, а только ползал на четвереньках среди присутствующих, что доставляло ему немалое удовольствие и умиляло его родителей.
Затем он перестал попадаться на глаза и о нем забыли. Спохватившись, все бросились искать пропавшего, и увидели такую картину: из своей миски одна из собак ела свою порцию каши, а рядом, лежа на боку, примостился молодой Невский, который своей ручонкой загребал из собачей миски эту же кашу и с аппетитом ее уплетал. Нужно было видеть реакцию присутствующих, увидевших эту сцену. Мамаша в ужасе бросилась к сыну и как будто из пасти собаки, выхватила своего ребенка. А тетя Тефа с опасением говорила, что ее внук может отравиться. Остальные же откровенно громко смеялись. А наш организатор этого пикника, Владимир Павлович Щедрицкий даже пошутил: «Как приятно было смотреть на этих двух рыжих друзей».
Дело в том, что собака была породы ирландский сеттер, рыжего окраса, а ее компаньон по завтраку, маленький мальчуган, тоже был рыжеволосым.
Вот таким эпизодом закончилось наше пребывание на Мшаном озере».
Мкр. Рахманов Перевоз
Мкр. Коммунар
Мкр. Заклязьменский
Мкр. Сельцо, мкр. Ширманиха.
Категория: Владимир | Добавил: Николай (27.08.2019)
Просмотров: 1758 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru