Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
23.10.2017
16:24
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [687]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гороховец

Вотчины и поместья князя Димитрия Михайловича Пожарского в пределах Владимирской губернии

Вотчины и поместья князя Димитрия Михайловича Пожарского в пределах Владимирской губернии

Род князей Пожарских, угасший в конце XVII столетия со смертью внука кн. Д.М. Пожарского — кн. Юрия Ивановича, ведет свое происхождение от удельных князей Стародубских. Стародубское удельное княжество возникло вскоре после 1238 г. и первым Стародубским князем был Иван Всеволодович, сын Всеволода III, получивший этот удел от брата своего вел. кн. Ярослава Всеволодовича. Главный город этого княжества Стародуб — ныне село Кляземский городок — находился на берегу р. Клязьмы в 12 в от г. Коврова. Территория этого княжества занимала нынешний Ковровский и Вязниковский уезды Владимирской губернии.
Родоначальником кн. Пожарских считают князя Василия Андреевича, сына кн. Андрея Федоровича Стародубского, жившего во второй половине XIV века. Название «Пожарский» кн. Василий Андреевич получил от имени свой вотчины «Пожар». Вотчина эта находилась недалеко от нынешнего г. Коврова на юг от р. Клязьмы по р. Нерехте, притоку Клязьмы. Но около 1440 г. кн. Данила Васильевич  Пожарский свою вотчину «Пожар» променял кн. Димитрию Ивановичу Ноговица-Ряполовскому, своему двоюродному брату, на его вотчину Мугреево. Именем Мугреево в то время называлась целая волость, расположенная в северо-восточной части нынешнего Вязниковского уезда по правому берегу р. Луха в его среднем течении. Около начала XVI столетия кн. Федор Данилович Пожарский снова выменял свою прежнюю родовую вотчину «Пожар» или по крайней мере часть ее — сельцо Троицкое с деревнями у кн. Михаила Ивановича Галибесовского, своего троюродного брата. Таким образом в начале XVI века вотчины князей Пожарских находились в двух пунктах нынешней Владимирской губернии — в Пожаре и Мугрееве.
В XV столетии и первой половине ХѴI-го род князей Пожарских размножился. Естественно, что при этом и родовые их вотчины раздробились на более мелкие семейные владения. Кроме сего значительная часть родовых вотчин приложена была кн. Пожарскими в течении XVI века в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь «по своей душе и по душе своих родителей», как обычно делали благочестивые русские люди в то время.
Князь Д. М. Пожарский был сыном кн. Михаила Феодоровича прозвищем Глухого и принадлежал к младшей ветви рода князей Пожарских. Его родитель имел свою часть в общей родовой вотчине Мугреево, которая и перешла по наследству к кн. Димитрию Михайловичу. Эта родовая наследственная вотчина кн. Д. М. Пожарского, вследствие сокращения рода князей Пожарских, к началу XVII века была довольно значительна. Центральным пунктом в этой вотчине было сельцо Волосынино, ныне село Мугреево-Никольское, в котором находился и двор вотчинников. В этом своем дворе родовой вотчины кн. Дм. Мих. Пожарский излечивался от ран, полученных в сражении с врагами в Москве на Лубянке; сюда в эту его вотчину, отстоящую от г. Нижнего-Новгорода «на сто двадцать поприщ», приходили к нему Нижегородские послы с предложением взять на себя предводительство над созидавшимся народным ополчением.
Писцовая книга 1636 — 1638 гг. дает следующие сведения о родовой вотчине кн. Д.М. Пожарского: «В Стародубо-Ряполовском стану за боярином кн. Дм. Мих. Пожарским родовая вотчина село Волосынино-Мугреево, к нему припущен починок Медведково, в селе церковь Николая Чудотворца древяна вверх шатровая с приделами в честь Илии пророка, св. бл. кн. Бориса и Глеба, Никиты Столпника, Переславского чудотворца, и св. муч. Луппа, другая теплая церковь во имя Живоначальныя Троицы с приделами св. Алексия, митрополита Московского, и преп. Сергия Радонежского, а в церкви — образы и свечи, и книги и всякое церковное строение вотчинниково, при церкви два попа, два диакона, 1 дьячек, 1 пономарь, просвирница, 6 дворов нищих и 2 двора бобылей, питающихся от церкви Божией. В селе двор вотчинников кн. Д. М. Пожарского, два двора людских и 2 двора служних». К этому селу в то время принадлежали следующие вотчинные деревни: дер. Одашево — 2 дв. служних, Боброво — 7 дв. крестьянских, Анисимово — 2 дв. крестьянских и 3 бобыльских, Китайново — 12 дворов, Калинино — 8 дв., Скоряково — 6 дв., Настасьино — 4 дв., Сракина — 3 дв., Потанина — 3 дв., Ухолово — 5 дв., Максимово — 4 дв., Мокеевская или Артемово — 3 дв., Черемисинова — 9 дв., Брыковка — 2 дв., Березино — 1 дв., Полунинская или Горохова — 1 дв., Шестакова или Клестовская — 3 дв., Лихачевка — 3 дв., починок Федорово или Ивановское — 2 дв., Шормоново — 7 дв., Змейкина — 1 дв., Пятково — 5 дв., Притыкино — 1 дв., приселок Могучее, в нем двор вотчинников и 3 дв. «деловых людей», почин. Палкино — 3 дв., д. Фомино — 3 дв., почин. Нестерово — 2 дв. «деловых людей», д. Голухино или Опалиха — 1 дв., д. Косино — 1 дв., Погорелица — 2 дв. и Крапивное — 2 дв. Всего, по писцовым книгам 1636 — 38 гг., за боярином кн. Д. М. Пожарским в его родовой вотчине было записано 1 село, 1 приселок, 30 деревень, 2 починка, 21 пустошь, населения здесь было 47 дворов крестьянских, 68 дв. бобыльских, 9 дв. «людских», пашни паханые — 44 четв., перелогу и лесом поросло — 120 четв. Кроме сего, по старинным крепостям и по полюбовной записи кн. Данила Васильевича Пожарского с кн. Дим. Ивановичем Ряполовским за Д. М. Пожарским было записано лесу раменного на 5 верст в длину и на 3 в. в ширину и общего с Суздальским Спасо-Евфимиевым монастырем лесу на 25 в. в длину и на 1 в. в ширину от озера Богоявленского до р. Луха, рыбные ловли по р. Луху и 4 озера; на озере Богоявленском монастырь, в нем церковь Сретения Богородицы Владимирской с приделами в честь ап. Иоанна Богослова и св. Петра, митрополита Московского, древяна клецки — строение кн. Д. М. Пожарского, в монастыре черный поп и 14 человек братии, питаются от церкви Божией, пашни нет, но на питание дано им 14 отхожих пустошей.
Такова была родовая вотчина кн. Д.М. Пожарского при его жизни в начале второй четверти XVII века. По смерти его в 1642 г. Мугреевская вотчина перешла к сыну его кн. Петру Димитриевичу. В 1653 г. эта вотчина или часть ее с селом Волосыниным-Мугреевым поступила в приданое дочери кн. Петра Анне при выходе ее в замужество за Афан. Борис. Репнина, а затем при вступлении во второй брак с Ив. Андр. Мстиславским. В 1669 г. Мугреевская вотчина поступила в приданое другой дочери кн. Петра Д. Пожарского Евдокии при выходе ее за второго мужа кн. Юрия Алексеевича Долгорукого; в роде кн. Долгоруких вотчина и оставалась до второй четверти XVIII столетия.
После кн. Долгоруких Мугреевым до начала XIX в. владели помещики Гончаровы, а после них некто Голынский. После Голынского Мугреево с 1840 по 1845 г. принадлежало гр. Борх. Далее в истории этой вотчины, по рассказу местной церковной летописи, произошло следующее любопытное событие. К сожалению, рассказ летописи об этом событии недостаточно полон и ясен.
В 1845 г. помещица графиня Борх предложила крестьянам своей вотчины выкупиться на волю; в это время в вотчине было 1041 ревизских душ и до 21 000 десятин земли. Для выкупа такой богатой вотчины потребовались конечно громадные деньги. Посредничество в этой операции выкупа взяло на себя товарищество из 4 крестьян той же вотчины, богатых и пользовавшихся широким кредитом торговцев. Для этой операции они записались в купцы. Но не все крестьяне могли выкупиться на волю при одинаковых условиях. Наиболее бедные в числе 540 душ могли оплатить только 4 десятинный надел и то на льготных условиях. Товарищество для уплаты выкупной суммы помещице заложило землю этих крестьян в государственный банк, а крестьяне должны были погашать эту ссуду в течение двадцати лет, уплачивая ежегодно по 5 руб. за душевой надел. Чрез 20 лет они становились собственниками этого надела. Но эти темные люди не сдержали своего обязательства и прекратили платежи банку, вообразив, что земля и свобода и так сохранится за ними. Но банк поступил иначе: за неплатеж ссуды и процентов он продал в 1849 г. имение с аукциона и освободившиеся было крестьяне снова стали крепостными. Имение купила поручица Похвиснева; в 1853 г. оно перешло к губернской секретарше Султановой, в 1856 г. к поручице М. Евл. Протасьевой. 19 февраля 1861 г. Мугреевские крестьяне получили свободу на общих основаниях.
Другая часть крестьян Мугреевской вотчины более самостоятельных, занимавшихся торговлей и в крепостном состоянии, выкупились на волю при 16 десятинном наделе на душу при условии выплатить товариществу по 700 руб. за каждый душевой надел в течение 10 лет. Операция основана была на доверии, но выкупившиеся не оправдали доверия товарищества. Получив свободу, большинство их приписались в мещане в тех местах, где занимались торговлей и стали тайком разбегаться из Мугреева, чтобы избавиться от платежа за свое освобождение; оставшиеся также вносили условленные платежи неаккуратно. Товарищество вынуждено было отбирать и продавать надельную землю неплатильщиков, а так как для такой крупной операции товарищество само должно было воспользоваться широким кредитом, то чтобы оправдать доверие своих кредиторов для уплаты долга вынуждено было продать и часть своих собственных владений, большею частью векового леса. Лес этот продан был купцу Морозову по 11 руб. за десятину (!). Таким образом доброе дело помещицы Борх — благодаря народной темноте и невежеству не принесло тех плодов, какие от него могли бы быть.
Жители Мугреевской вотчины с давних пор занимались торговлей и отхожими промыслами. В старину, по сообщению местной церковной летописи, Мугреевцы ходили в приволжские губернии гнуть «ободья», привозили их с собою и торговали ими. После 1812 г. торговали т. н. «золотниной» т. е. золотыми позументами. Покупали эти позументы в Москве и разносили их по всей России и забирались даже в пределы Румынии и Болгарии. Затем в качестве офеней стали торговать красным товаром, галантереей и т. п., путешествуя по Европейской России и за Уралом в Сибири. Торговые операции многих были удачны и они поселились вдали от своей родины там, где развилось их торговое  дело. Этим и объясняется отмеченный нами выше факт, что население некоторых деревень Мугреевской вотчины за два века не только не возросло, но даже убавилось. Остававшиеся дома кроме сельского хозяйства занимались кустарными промыслами, тканьем миткаля в светелках, горшечным делом. Но в последнее время все эти местные кустарные промыслы прекратились и население работает на соседней фабрике в местечке Юже.
В настоящее время в Мугрееве не сохранилось никаких вещественных памятников о пребывании здесь триста лет тому назад кн. Д. М. Пожарского. Это конечно вполне естественно. Если забыта была его могила в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре, если эту могилу чрез 200 лет после погребения в ней кн. Д. М. Пожарского, пришлось открывать специалисту-археологу и затем особой комиссии путем различных косвенных соображений доказывать, что здесь именно должен быть погребен вождь народного ополчения 1612 г., то не мудрено, что забыта была его родовая вотчина, расположенная в глухом углу Владимирской губернии и исчезло в этой вотчине все то, что так или иначе могло бы напомнить о ее бывшем владельце. В первое столетие после смерти кн. Д. М. Пожарского (1642 г.) память о нем в Мугрееве могла поддерживаться родственными связями, ибо владельцами Мугреева были потомки его внуки княжны Евдокии Пожарской — кн. Долгорукие. Последующие владельцы Мугреева не имели уже с кн. Пожарскими и этих родственных связей и не были заинтересованы в охранении памяти кн. Димитрия Михайловича Пожарского в его родовой вотчине. Что для них был кн. Пожарский и что они ему?
Бывшие при кн. Д. М. Пожарском в Мугрееве деревянные храмы уже не существуют. В 1778 г. сгорела теплая церковь во имя св. Троицы. После этого в теплую церковь обращена была после капитального ремонта деревянная холодная церковь Никольская. В тоже время начат был постройкой холодный каменный храм, который и освящен был в 1791 году. В 1804 г. сгорела — перестроенная в 1778 г. деревянная теплая церковь. К 1806 г. был устроен и освящен новый теплый храм, но уже каменный. Оба этих храма существуют в Мугрееве и в настоящее время (1912 г.), но ни в одном из них священных предметов древности не сохранилось, не имеется ничего, что так или иначе можно связать с именем кн. Д. М. Пожарского.
Недалеко от Никольского храма к западу была расположена барская усадьба в Мугрееве. На поляне над протекающею речкой сохранились остатки липовых аллей. Нужно думать, что на этом месте был вотчинников двор и кн. Д.М. Пожарского, о котором упоминается в писцовых книгах 1628 — 30 гг. Остатки каменных строений, находящихся вблизи этой поляны, принадлежат уже позднейшему времени. Никаких преданий о кн. Д. М. Пожарском в этой его родовой вотчине также не сохранилось.
Родовая Мугреевская вотчина перешла к кн. Д. М. Пожарскому по наследству от родителей. За свои же заслуги отечеству в смутное время и при царе Михаиле Феодоровиче он был награжден, по обычаям того времени, также обширными вотчинами и поместьями. Царем Василием Ивановичем Шуйским кн. Д. М. Пожарскому было дано в вотчину с. Нижний-Ландех с деревнями и посад Холуй. Но в 1611 г. Нижний-Ландех королевичем Владиславом был передан некоему Григорию Орлову. Царь Михаил Феодорович в год своего вступления на престол утвердил за кн. Д. М. Пожарским пожалованную царем Василием Шуйским вотчину в Ландехе и Холуе, но эта грамота 1613 г почему-то оказалась не крепка, поэтому в 1621 г. была дана новая подтвердительная грамота. В этой грамоте пожалование было мотивировано в таких выражениях: «он (т. е. кн. Д. М. Пожарский), памятуя Бога и Преч. Богородицу и Московских чудотворцев, будучи в Московском государстве в нуждное и прискорбное время, за веру крестьянскую и за святыя Божии церкви и за всех православных христиан против врагов наших, польских и литовских людей и русских воров, которые хотели Московское государство до конца разорить и веру крестьянскую попрать и боярин наш кн. Дмитрий Михайлович будучи на Москве в осаде против всех врагов наших стоял крепко и мужественно и к царю Василью и к Московскому государству многую службу и дородство показал, голод и во все искуденье и всякую осадную нужду терпел и на воровскую прелесть и смуту ни на которую не покусился, стоял в твердости»...
Об этой жалованной вотчине в писцовых книгах 136 — 138 гг. имеются следующие сведения: «Село Нижний-Ландех да к селу припущено в пашню пустошь Василево, в селе церковь Живоначальныя Троицы древяна клетцки да другая церковь Рождества Пресвят. Богородицы древяна вверх — строение мирское; при церкви два попа, дьячек, пономарь, просвирница и 10 келий нищих, в селе двор вотчинников и служний двор». Всего же в этой вотчине значилось село, пустошь, 36 деревень и 9 починков, в которых было 76 дворов крестьянских и 89 дв. бобыльских. По смерти кн. Д. М. Пожарского эта вотчина перешла к сыновьям его Петру и Ивану Димитриевичам Пожарским; население вотчины стало сильно возрастать: в 154 (1648) г. здесь насчитывалось 83 деревень и починков, в коих было 227 дв. крестьянских и 38 бобыльских. С 178 (1670) г. вотчины были за кн. Юрием Ивановичем Пожарским, внуком кн. Димитрия Мих — ча; в это время в вотчине было 361 дв. крестьянских и 167 бобыльских, в коих было 1580 душ муж. пола. В 1682 г. вотчина перешла к кн. Мих. Алекс. Черкасскому, женившемуся на Евдокии Ивановне Пожарской; в роде кн. Черкасских вотчина оставалась до 1808 года.
Вместе с Нижним-Ландехом кн. Д. М. Пожарский получил село Верхний-Ландех и Пестяки с многочисленными деревнями и починками.
По писцовым книгам 136 — 138 (1628 — 30) гг. при с. Верхнем-Ландехе значилось 45 деревень, 22 починка и 23 пустоши; населения в этой вотчине было 93 двора крестьянских и 117 дв. бобыльских. По переписным книгам 1678 г. Верхне-Ландеховская вотчина записана за двумя владельцами — кн. Юрием Ивановичем Пожарским (внуком кн. Димитрия Мих — ча) и кн. Юрием Алекс. Долгоруким, женатым на кн. Евдокии Петровне Пожарской. В с. Верхнем-Ландехе было в то время два двора вотчинниковых; населения же во всей вотчине было 576 дв. крестьянских и 216 дв. бобыльских или 2782 души муж. пола.

Село Пестики с деревнями было отдано кн. Д. М. Пожарским племяннику своему стольнику кн. Никите Ивановичу Хованскому, сыну сестры — Дарьи Михайловны.

В 1620 г. царь Михаил Феодорович пожаловал кн. Д. М. Пожарского из поместья в вотчину село Мыт с деревнями в том же Гороховецком уезде. Пожалование мотивировано в следующих выражениях: «как в 126 (1618) г. пришел под наше государство под Москву Литовского короля Жигимонта сын Владислав и в 127 (1619) г. стоял под Москвою со многими польскими и литовскими и с немецкими людьми и с черкасы, и Московское государство всякими умыслы и прелестью прельщал, и жестокими приступами доступал и хотел разорить до основания, и боярин наш кн. Дмитрий Михайлович с нами великим государем царем и великим князем Михаилом Феодоровичем всея Русии в Москве в осаде сидел и против королевича Владислава и прочих людей крепко сражался и многую службу показал»...
По писцовым книгам в этой вотчине значится: с Мыт, Затаиховская слободка, 16 деревень и 3 починка; в них 63 двора «людских», 21 дв. непашенных бобылей, 36 дв. крестьянских и 49 дв. бобыльских. По переписным книгам 1678 г. с. Мыт с деревнями записано за кн. Юр. Алекс. Долгоруким; в это время в вотчине было 87 дв. крестьянских и 151 дв. бобыльских с населением 612 душ муж. пола.

Таким образом за свои услуги отечеству кн. Д. М. Пожарский рядом с своей родовой Мугресвской вотчиной получил громадные вотчины, занимающие всю северную часть Гороховецкого уезда, Владимирской губернии. К этим жалованным вотчинам с востока примыкали жалованные же вотчины в соседнем Балахонском уезде, Нижегородской губернии (Пурех и др.).

В Вязниковском уезде кн. Д. М. Пожарскому «за Московское осадное сиденье при царе Василье» была пожалована в вотчину часть слободы Холуй. По писцовым книгам 1628 — 30 гг. в этой вотчине кн. Д. М. Пожарского значится «церковь Живоначальныя Троицы - строение вотчинниково и мирское, при ней поп, просвирница и 10 келен нищих; в слободе 2 дв. вотчинниковых, 23 дв. крестьянских, 24 дв. нетяглых бобылей (делают всякое изделье на боярина), кабак, варница Орел да варница Усолка да 2 места варнишны да 4 трубы с усолом, два торга на Введеньев день и на Фролов». По переписным книгам 1678 г. слобода Холуй значится за кн. Юрием Ив. Пожарским; здесь в то время было 91 дв. крестьянских и 28 дв. бобыльских с населением 325 душ муж. пола.
Вблизи Слободы Холуй сыном кн. Димитрия Михайловича кн. Иваном Д — чем Пожарским около 1650 г. устроен был мужской монастырь во имя Николая Чудотворца, известный ныне под именем Борковской пустыни. — Но преданию, этот монастырь устроен по обету самого кн. Д. М. Пожарского.
В том же Вязниковском уезде кн. Д. М. Пожарскому принадлежало село Сакулино (Брусна) с деревнями, расположенное к северу от его родовой вотчины. Это село приложено было им в монастырь преп. Нила Столбенского на оз. Селигере. Здесь же в поместье ему было дано 5 пустошей, в коих было 19 четв. «добрые земли», 35 четв. «середние земли» и 33 четв. «худой», сена 60 коп., лесу 12 дес. да поверстного лесу на 2 версты.
По окладным книгам патриаршего казенного приказа 1628 г. за князем Д. М. Пожарским значится село Якимово в Ковровском уезде, Владимирской губернии; была ли это родовая или жалованная вотчина, сведений о том не имеется.

В Юрьевском уезде кн. Д. М. Пожарскому дано было в поместье село Лучинское с деревнями Старковой и Тютьковой и с пустошами. Затем это поместье было куплено им в вотчину. По смерти кн. Димитрия Михайловича в 1644 г. эта вотчина перешла к его вдове кн. Федоре Андреевне. В 1645 — 47 гг. в с. Лучинском с деревнями был двор вотчинников, дворы конюшенный, скотский и прикащиков, 3 дв. людских, 38 дв. крестьянских (88 душ мужск. пола) и 19 дв. бобыльских (36 душ). По смерти кн. Федоры Андреевны эти вотчины перешли к кн. Ивану Дим. Пожарскому, а затем к сыну его Юрию Ивановичу; в 1678 г. здесь было 108 дв. крестьянских и бобыльских и 428 душ мужск. пола.

Таким образом кн. Димитрий Михайлович Пожарский в первой четверти XVII в. стал одним из очень крупных вотчинников Владимирского края. Вотчины и поместья были даны ему и за пределами Владимирской губернии, но собирание сведений о них не входят в задачи настоящей статьи.
В. Д – въ.

/Вотчины и поместья князя Димитрия Михайловича Пожарского в пределах Владимирской губернии. Губ. гор. Владимир. Скоропечатня И. Коиль. 1912 г./
Дмитрий Михайлович Пожарский
Могила Дмитрия Михайловича Пожарского в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре
Князь Иван Дмитриевич Пожарский

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Гороховец | Добавил: Jupiter (08.05.2017)
Просмотров: 216 | Теги: владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика