Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.11.2018
09:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 538

Категории раздела
Святые [133]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [974]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [313]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [184]
Камешково [54]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [160]
Переславль [91]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [40]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [36]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [29]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [55]
Учебные заведения [21]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Гусевский текстильный комбинат. Сер. XIX – нач. ХХ века

Гусевский текстильный комбинат. Сер. XIX – нач. ХХ века

Пак Н.Т.

В начале XIX в. началось бурное развитие отечественной хлопчатобумажной промышленности. Дешёвые хлопчатобумажные ткани, вытесняя льняные, имели большой спрос на внутреннем рынке. Они привлекали к себе внимание не только потребителей, но и предприимчивых людей, стремившихся вложить свои капиталы в выгодное дело. К началу исследуемого периода в России действовало 240 бумажных мануфактур, на которых было занято 2000 рабочих и производилось более 4 млн. аршин ткани.
С хлопчатобумажной промышленности в России начался промышленный переворот. В отличие от старых отраслей, таких как горнодобывающая, железоделательная, стекольная, суконная и других, хлопчатобумажная — развивалась без помощи правительства. Для неё не выделялось специальных земельных участков, субсидий и не приписывали крестьян. Эта отрасль стала развёртываться тогда, когда уже было запрещено основание новых посессионных мануфактур. Будучи новой отраслью, хлопчатобумажное производство изначально создавалось преимущественно на основе наёмного труда. В этой связи Гусевской текстильный комбинат является интересным объектом для изучения, т.к. в отличие от других подобных заведений создавался на основе использования труда посессионных рабочих, как помещичья мануфактура.
Значение Гусевского текстильного комбината в становлении Гусь-Хрустального как промышленного центра очень велико. Более полутора столетий с этим производством была связана жизнь большей части трудоспособного населения города.
В сентябре 1844 г. владелец Гусевской хрустальной фабрики Мальцов Иван Акимович (1774—1853) подал прошение в Меленковский уездный земский суд о дозволении устроить при Гусевской хрустальной фабрике бумаго-прядильню. Для наблюдения за постройкой нового здания строительная комиссия Владимирского губернского правления назначила губернского архитектора Никифорова.
Примечательным фактом при учреждении данного производства явилось то, что Владимирское губернское правление, дав разрешение на постройку, позже направило докладную записку в Департамент Мануфактур и внутренней торговли. Незамедлительно Владимирскому гражданскому губернатору было послано строгое отношение: «Содержатель должен выделывать на посессионном заведении именно те изделия, для которых оное учреждено». В послании также отмечалось о противозаконности использования на вновь учреждённом заведении посессионных людей, причисленных к хрустальной фабрике. Тем не менее в 1846 г. было завершено строительство основного корпуса бумаго-прядильни, и в этом же году Мальцов получил исключительное право употреблять приписных к посессионной хрустальной фабрике людей в работу на устроенной при ней бумаго-прядильне.
Объяснение такого исключительного права встречается в историко-статистических сведениях о некоторых местностях Владимирской губернии. «В 1840-х годах для владельца завода стало очевидно, что местные условия далеко не могут благоприятствовать земледелию, столь необходимому для прокормления многочисленных крепостных. С другой стороны, хрустально-стеклянное производство, при всём его постепенном расширении, требовало сравнительно незначительное число рук, и потому большая часть жителей должна была оставаться без всяких занятий. Всё это, в видах предоставления заработка своим крестьянам, побудило открыть бумагопрядильную фабрику на 23000 веретён...». Так 1846 г. стал датой основания мальцовской бумагопрядильной фабрики.
Необходимо отметить, что И.С. Мальцов ещё до основания Гусевской бумагопрядильни являлся владельцем крупной бумажной мануфактуры. В 1836 г. он в товариществе с родным братом С.С. Мальцовым и С.А. Соболевским стал учредителем Сампсониевской бумагопрядильни в С.-Петербурге. Фабрика эта была оборудована по последнему слову техники: С. А. Соболевский изучал за границей работу ткацких механизмов, присылал образцы пряжи, чертежи и оборудование в Россию. Продукция Сампсониевской мануфактуры пользовалась большим спросом и была представлена на Всероссийской промышленной выставке 1839 г., по окончании которой «камергер Мальцов и титулярный советник Соболевский в С.-Петербурге, за образцы бумажной ткани награждены Большой серебряной медалью».
В 1848 г. петербургская фабрика сгорела. И.С. Мальцов не стал вкладывать деньги в её восстановление, в 1851 г. фабрика была продана. (В 1937—38 гг. директором бывшей Сампсониевской фабрики, основанной Мальцевыми, работал Л.Н. Косыгин.) Всё своё внимание Мальцов обращает на развитие Гусевской бумаго-прядильни. Рабочие для фабрики были уже готовы. За несколько лет перед этим владелец переселил часть своих крестьян в С.-Петербург, на основанную им Сампсониевскую мануфактуру, а в 1846 г. этих обученных мастеров и рабочих он перевёл обратно «на Гусь».
В «Свидетельстве» гражданского губернатора, выданном И.С. Мальцеву для участия в Мануфактурной выставке 1819 г. отмечается: «Эта бумагопрядильня состоит из 1 этажного каменного весьма красивого здания, имеющего 246 футов длины, 57 футов ширины и 40,5 футов вышины, в коих помещаются 244 машины. На чердаке устроен железный запасный резервуар, из которого проводится вода во все этажи для предохранения от пожара. Должно заметить, что для безопасности от пожара предприняты все возможные меры, которые нельзя найти в других этого рода фабриках, состоящих в здешней и даже прочих губерниях» (ил. 1).


Ил. 1
Бумагопрядильная фабрика. Конец XIX в.

Бумагопрядильня была оснащена машинами английского производства, установкой которых руководил английский инженер Белли, ставший впоследствии первым директором бумагонрядильни. Текстильная фабрика также управлялась англичанином — Вильямом Эджем (ил. 2).


Ил. 2
Справа — первый директор текстильной фабрики В.Я. Эдж. 1880-е гг.

В 1852 г. на фабрике работало «посессионных г. Мальцова людей мужского пола 247, женского 476 человек, вольнонаемных мужчин 33, женщин 55». Государственные подати и другие повинности за крепостных рабочих отправлялись за счёт владельца фабрики. Современники отмечали, «что к числу современных улучшений должно отнести более удобное распределение рабочего времени, которое, ограничиваясь 20 часами в сутки, распределяется на три смены. На такое удобное распределение времени нельзя не указать потому, что оно имеет влияние на здоровье работающих, и вместе с тем представляет им 14 свободных часов, которыми они могут располагать по произволу, занимаясь делами своего хозяина или семейства».
В очерке XXV-летнего развития мануфактурной промышленности Владимирской губернии отмечалось: «С уничтожением (пожаром трехэтажной) бумагопрядильни гг. Посылиных (Шуя, 1838), Владимирская губерния, в отношении бумагопрядения, так сказать, осиротела, и это сиротство продолжалось в ней до 1846 года. Когда предприимчивость, достойная высокого уважения, г. тайного Советника Ивана Сергеевича Мальцова учредила в селе Гусь гусевскую бумагопрядильню. Его пример увлёк и других к подобным общеполезным для государства устройствам. Образцовая Гусевская бумагопрядильня останется навсегда блестящим памятником во Владимирской мануфактурной промышленности, как по своему совершенному устройству, так и по изделиям, которые ставятся знатоками на первом месте русского бумагопрядения».
Получаемая в производстве пряжа перематывалась в муфты (для чего было установлено 68 мотовил) и направлялась на ткацкие фабрики в Москву, Шую, Иваново, Лежнево. Выписка хлопка производилась через Московские торговые конторы из Америки и Англии.
В эти годы правительство принимает решение о разработке и распространении употребления торфа взамен древесного топлива. От внимания И.С. Мальцова не ускользнуло то обстоятельство, что вокруг Гусевской фабрики находятся обширные болота, богатые торфяными залежами. В 1848 г. «выработано впервые значительное количество торфа в дачах, соседних гусевскому заводу. По испытанию торф оказался очень хорошим для топления паровых машин». Ещё до промышленной разработки торфа Гусевская бумагопрядильня (со дня основания) одна из первых перешла на газовое освещение, добываемое из торфа.
Мальцовы одними из первых в России стали использовать энергию пара. Гусевская фабрика полностью приводилась в движение при помощи паровых машин. Владимирский губернский механик И. Несытов сообщал, что «Бумагопрядильня господина тайного советника Ивана Сергеевича Мальцова в 1853 году приобрела 40 сильную паровую машину в два котла, устроенные в Людиновском заводе Калужской губернии (у Сергея Ивановича Мальцова). Это устройство представляет собою отрадный успех русского механического искусства». Благодаря использованию энергии пара на фабрике были механизированы все основные энергоемкие производственные операции. В середине XIX в. из шести бумагопрядильных фабрик Владимирской губернии только Гусевская могла работать безостановочно.
С устройством нового производства население посёлка увеличилось почти вдвое. Если в 1836 г. здесь проживало 1 066 человек, то в 1846 г. — до 3000.
В связи с возрастающим спросом на пряжу началось расширение производства. В 1853 г. началось строительство двух пристроек к обоим концам основного корпуса здания на 10000 веретён.
Изделия Гусевской бумагопрядильни демонстрировались на Мануфактурных выставках 1849 и 1853 гг. и были отнесены к разряду хороших.
Успешная работа бумагопрядильни создавала излишки товарной пряжи, а это позволило иметь собственное ткачество. «В 1859 году дозволено устроить ткацкую фабрику в именин тайного советника Мальцова в Меленковском уезде».


Ил. 3
Общий вид фабрики. Конец XIX в.

К этому времени для обустройства новой фабрики были выписаны великобританские подданные. К существующему 4 этажному корпусу было пристроено 2-этажное здание под ткацкую фабрику (ил. 3). С 1860 г. здесь началось производство миткаля из бумажной пряжи. Из-за нехватки рабочей силы на фабрику стали нанимать вольнонаёмных людей. Число жителей фабричного посёлка неуклонно росло.
На Мануфактурной выставке 1865 г. от Гусевской фабрики были представлены изделия из пряжи и бумажные ткани и суровье. Комиссия по прядению отнесла их ко второму разряду. На низком качестве выпускаемой продукции сказалось плохое качество сырья. Из-за недостатка американского хлопка (война в США), российские промышленники были вынуждены использовать азиатский хлопок, намного уступающий по качеству американскому. Необходимо отметить, что поставка сырья (хлопка) для Гусевской фабрики являлась одной из важнейших составляющих организации производства.
В 1865 г. для переработки получаемых из производства угаров, была построена крутильноотбельная фабрика для производства чулочной и швейной продукции мощностью в 1800 веретён. На Всероссийской выставке 1870 г. продукция Гусевского бумаготкацкого производства получила серебряную медаль.
В 1887 г. новый владелец фабрики Нечаев-Мальцов Юрий Степанович (1834—1913) расширил бумагопрядильное производство, построив новую фабрику на 30000 веретён. В 1904 г. два этажа этой фабрики были уничтожены пожаром, но через два года они были восстановлены.
В 1879 г. бумагопрядильное и ткацкое производства Мальцова приводились в действие семью паровыми машинами общей мощностью около 3000 лошадиных сил. Количество веретён увеличилось до 959000, ткацких станков до 160320 (ил. 4).


Ил. 4
Прядильный цех Гусевской фабрики. Начало XX в.

В 1892 г. Владимирским губернатором было получено прошение о разрешении «при бумагопрядильной и ткацкой фабрике, называемой заводом» Ю.С. Нечаева-Мальцова, «для расширения ткацкого производства сделать надстройку третьего этажа над существующим каменным же двухэтажным корпусом означенной фабрики».
Образцовый характер мальцовских предприятий неоднократно подчёркивался в ведущих специальных изданиях и материалах Всероссийских промышленных выставок. Давая оценку мальцовским промышленным районам, современники отмечали, что здесь «...нет роскоши и излишеств — нет и нищеты, нет голодовок».


Ил. 5
Рабочие бумагопрядильной и текстильной фабрики. Конец XIX в.

Гусевские рабочие (ил. 5) проживали в квартирах заводоуправления. Для мастеров хрустального производства и служащих строились добротные каменные одноэтажные домики, рассчитанные на две семьи.


Ил. 6
Большая казарма. Конец XIX в.

Согласно материалам обследований, к 1897 г. в Гусь-Хрустальном использовалось 402 отдельных «мальцовских» дома. Рабочие бумагопрядильной и ткацкой фабрик жили в казармах (ил. 6). Всего казарм было построено 20.

Продолжительность рабочего дня на гусевских производствах была различной. На бумагопрядильно-ткацкой фабрике днём работали «сортировочное, валичное, бердочное, прессовое», механическое отделения. В три смены — «трепальное, приготовительное, прядильное, разматывальное, шлихтовальное, приборное», ткацкое отделения. В каждой смене работали по 6 часов.
Труд рабочих оплачивался дифференцировано. Например, на бумагопрядильне самая низкая заработная плата была у мотальщиков — 7,9 рублей в месяц, а самая высокая у мюльщиков — 27 рублей в месяц.
Всем работающим выдавались расчётные («заборные») книжки, по которым в фабричном магазине выдавались продукты. Также в фабричном магазине можно было рас считываться наличными деньгами. Всего запасных магазинов и амбаров при фабрике было пять. На Гусевских фабриках натуральная форма оплаты труда была выше денежной, т.е. большая часть зарплаты выдавалась в натурально-продуктовой форме.
В качестве дополнительного подспорья к заработной плате почти у каждой семьи имелся огород, сенокос, корова. На случай падежа или вообще потери скот страховался в местном Гусевском страховом обществе. Проживание в заводских квартирах было бесплатным, плата производилась только за дрова для отопления. Также бесплатным было и посещение бани.
Для одиноких и престарелых рабочих на средства Ю.С. Нечаева-Мальцова была построена богадельня. Из личных средств владельца завода выдавалась материальная помощь, назначались пенсии по прошению рабочих и их семей. Материальная помощь в денежном выражении и продуктами питания регулярно выдавалась рабочим мальцовских заводов.
В посёлке свободно проживали ремесленники (сапожники, портные и пр.). В отличие от большинства заводских районов на мальцовских заводах пресекалось пьянство. На территории посёлка не было питейных заведений и запрещалась продажа вина.
В статистических сведениях о быте гусевских рабочих писали: «владелец предоставляет каждому рабочему, с его семейством, как бы велико оно ни было, даровое пользование огородной и луговой землёй, больницей и школой... Положение фабричного рабочего на Гусю несравненно лучше, чем фабричных в других местах, часто оторвавшихся от земли и не могших приспособиться к фабричному положению».

На основе изученных документов производственно-экономической организации гусевских предприятий прослеживается существенное различие доходной части различных производств. Доходы, получаемые с бумагопрядильной, ткацкой и крутильно-отбельной фабрик, были в семнадцать раз выше, чем от всех стекольно-хрустальных заводов. Например, в 1895 г. прибыль только одной бумагопрядильни составила 736000 рублей, что превышало совокупную прибыль всех стекольных заводов.

В 1898 году произошла Гусевская стачка фабричных рабочих.

В 1900 году в городе Гусь-Хрустальном на прядильно-ткацкой фабрике Нечаева-Мальцова появились первые в губернии генераторы электрического тока - три английские динамо-машины мощностью по 35 кВт. В цехах на месте газовых рожков и керосиновых фонарей ярко вспыхнули 110-вольтовые электрические лампочки постоянного тока. Но по конструкции эту установку нельзя было отнести даже к малым электростанциям. Керосин, газ, масло, свечной жир и лучина по-прежнему служили основным источником света.
В 1901 г. «Владимирские губернские ведомости» сообщали: «В настоящее время на Гусю на ходу следующие производства: бумагопрядильное (рабочих около 2000 чел.), нитко-крутильное, бумаго-ткацкое (рабочих 2350 чел.), бумаги-отбельное, аппаратно-прядильное (рабочих 160 человек) и хрустальное (рабочих около 600 человек). Кроме того, постоянно работают в механической мастерской около 250 человек и временно на разработке торфа бывает до 500 человек. Плотников, каменщиков, штукатуров и др. - 200 человек и других чернорабочих не менее 1 000 человек (занятых рубкой, возкой и кладкой дров и др.). Таким образом, постоянно занятых работами бывает на Гусю от 6 до 7 тысяч, что составляет более половины всего населения местечка «Гусь-Хрустальный», равного приблизительно 12 тысячам». Оборот производства всех фабрик и заводов превышал сумму в 5600000 рублей.

«В 1925 году, когда на Гусевскую фабрику прибыли моторы, и каждый весом что-то около десяти тонн, около 100 рабочих-добровольцев на специально сделанных санях с помощью канатов перевозили их на себе, так как ни машин, ни кранов тогда не было. А какой нечеловеческий труд требовался, чтобы поднимать эти моторы на этажи и перемещать их по узким проходам цехов».

История становления Гусевского текстильного комбината - это яркий пример развития технико-технологического уровня производства, преодоления мануфактурной стадии производства, самобытных традиций хозяйствования. Благодаря развитию данного предприятия Гусь-Хрустальный стал крупным административно-хозяйственным центром, и к началу XX в. заводской посёлок превратился в городское поселение, сменив статус села на «местечко» Гусь-Xрустальный.

«В радостный праздник вылился этот день у коллектива текстильного комбината. Вечером представители всех цехов и отделов пришли в свой клуб на торжественное собрание, посвященное 100-летию со дня рождении В. И. Ленина. С докладом «Под знаменем Ленина — к торжеству коммунизма» выступил секретарь парткома комбината В. С. Тарасов.
Затем председатель областного совета профессиональных союзов Н. И. Шагов вручил коллективу Ленинскую Юбилейную Почетную Грамоту ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС, которой гусевские текстильщики награждены за доблестный труд в дни ленинской юбилейной вахты.
Директор комбината С. Н. Ковалев от имени коллектива горячо поблагодарил партию и правительство за высокую оценку их труда и заверил, что гусевские текстильщики будут и впредь самоотверженным трудом приумножать могущество Родины.
В тот же вечер состоялось торжественное собрание стеклоделов ордена Трудового Красного Знамени завода им. Дзержинского, на котором первый заместитель министра промышленности строительных материалов РСФСР Д. М. Потанин вручил коллективу предприятия Ленинскую Юбилейную Почетную Грамоту Президиума Верховного Совета РСФСР, Совета Министров РСФСР и ВЦСПС за успехи в юбилейном соревновании» (Газета «Призыв», 1970 год, 16 апреля).
Из жизни иностранных подданных при «Гусевской хрустальной фабрике» в сер. XIX – нач. ХХ в.
Посещение Гусевской фабрики Феогностом, Епископом Владимирским и Суздальским, в июле 1881 г.
Город Гусь-Хрустальный

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Jupiter (30.03.2018)
Просмотров: 257 | Теги: Гусь-Хрустальный, промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика