Главная
Регистрация
Вход
Вторник
04.10.2022
15:50
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1479]
Суздаль [449]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [480]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [13]
Собинка [141]
Юрьев [246]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [168]
Гусь [187]
Вязники [343]
Камешково [114]
Ковров [426]
Гороховец [129]
Александров [290]
Переславль [116]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [91]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [44]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [119]
Писатели и поэты [188]
Промышленность [129]
Учебные заведения [152]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [63]
Муромские поэты [6]
художники [50]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2230]
архитекторы [30]
краеведение [68]
Отечественная война [267]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [40]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Посёлок Мирный, Камешковского района

Посёлок Мирный

Мирный — посёлок в Камешковском районе Владимирской области России, входит в состав Второвского муниципального образования. Поселок расположен в 2 км на север от центра поселения села Второво и в 22 км на юго-запад от райцентра Камешково.

Возник, как поселок при Второвском торфопредприятии, образованном в 1918 году.
Около ст. Второво, M-Ниж. ж. д. начинается торфяной массив, который носит название «Большое Урсово болото», площадь 2907 га. Залежи торфа здесь были найдены еще до Великой Октябрьской социалистической революции. Часть этого массива разрабатывались Второвскими разработками, а другая часть Артемовскими. Второвские торфразработки начали разрабатываться в 1918 году, вначале пятью машинами. В 1920 году на массив Большое Урсово болото прибыли по железной дороге ещё 14 паровых элеваторных машин (локомобилей). Количество машин было доведено до 19. Транспортировка торфяных машин от линии железной дороги производилась ручным способом по топкой торфяной массе подсобными рабочими, руководимыми главным инженером Маркунасом. Машины везли по болоту на расстояние 2 — 3 км. Подсобные рабочие подкладывали под ноги лес, доски, шпалы, сооружая временную дорогу. Оборудование для локомобиля переносили на брусьях-кольях. Гужевой транспорт использовать было нельзя, так как лошадь вязла в болотной топи.
Экскавация (погрузка) торфа в паровые машины осуществлялась торфяниками при помощи лопат-насадок. На машине одной смены работало 34 человека. А труд бригады распределялся таким образом: ямщики (16 человек) производили экскавацию торфа в элеватор машины, в которой, как в мясорубке, торф дробился, смешивался с водой, вагонщики (8 человек) на специальных вагонетках отвозили торф по рамчатым рельсовым путям на поля стилки. С вагонеток торф снимался стильщиками (6 человек) и расстилался для сушки на «карте» (торфяном поле). Тяжелейшей была работа секача (1 человек), он тяжелым топорищем разрубал торфяную массу на куски весом 16 – 20 кг. А если учитывать и то, что торфяная доска была сырой и вязкой (влажность 80%), можно представить себе и труд стильщиков, в основном женщин. Роль паровой машины заключалась только в том, что она производила переработку торфа и его формовку.


Местных бригад – артелей, работающих на паровых локомобилях, было шесть. Это были жители села Второво, села Круглово, деревни Макариха и приезжие. Вербовались рабочие из деревень Смоленска, Тулы, а также из Чувашии, Мордовии, Киргизии.
«Второвские торфоразработки накануне закрытия — надо этому воспрепятствовать. Торф среднего качества, но по карьеру, начатому в 1923 году, масса хорошо разложилась, почему и предполагалось этот карьер в 1924 г. разрабатывать еще двумя самыми мощными машинами.
В сезоне 1923 года было добыто 8373 куб. саж. торфа, но, к сожалению, весь он в штабеля убран не был и 3320 куб. осталось в клетках и ленточках. Последнее объясняется отчасти непрерывными дождями, которыми так изобиловало лето 1923 года, а отчасти и бессмысленной погоней за количеством выработки. Мало обращалось внимания на качество и совершенно не принимались в расчет неблагоприятные обстоятельства погоды. В результате этого, около 25% торфа, оставшегося в клетках, погибнет.
Убранный в штабеля торф вывозится в настоящее время на склад при ст. Второво, пока вывезено около 255000 пудов. Недостаточное количество вывезенного торфа опять таки объясняется не умелым хозяйствованием нашего управления, которое полтора месяца торговалось с возчиками об условиях оплаты вывозки, как на смех, давая им половину того, что они просили. Когда же, наконец, управление спохватилось, момент был упущен и, несмотря на то, что дали больше, чем просили возчики, всего торфа с болота вывезти не удалось.
Механическое оборудование. На торфразработках имеется 19 локомобилей, 86 железных вагонеток (остальные деревянные), 19 прессов. Пресса работают уже 6 лет и замечается подработанность стального набора. Гоночных рельс вполне хватит, в среднем 60 звеньев на машину. Ремонт гарнитура закончен на 80%.
Для вывозки торфа с болота на ст. Второво имеется узкоколейный рельсовый путь, протяжением на 10 верст, захватывающий все болото, кроме одного участка; в железнодорожный состав входит паровоз и 38 вагонеток.
Из всего сказанного видно, что механическое оборудование и произведенный ремонт обеспечивают, больше чем следует, выработку торфа в сезон 1924 г.
Жилищные условия. На торфоразработках имеется 32 барака для торфяников и 11 домов для служащих и рабочих постоянного штата. Из других построек нужно упомянуть: о новой механической мастерской, еще не доделанной, и погребе. Постройки все новые, возведенные в период 18—19 год. Для некоторых зданий требуется текущий ремонт, т. к. у них замечается перекос и незначительная осадка. Бараки для торфяников отвечают всем требованиям НКТ: просторные, светлые и чистые, не хватает только сушилок, но в этот сезон, если он будет, предполагается под сушилки отвести некоторые бараки. Помещений для служащих хватает, но есть загвоздка с общежитием для слесарей, которые находятся в печальном состоянии. Правда, для разрешения этого вопроса были предприняты меры, предлагали слесарям перейти в дом при ст. Второво, но они отказались, мотивируя отказ нежеланием ежедневно оставаться без обеда, т. к. от станции до болота 1 ½ версты.
Продовольствие и спец-одежда. В настоящее время на торфоразработках имеется 5000 пудов овса, 500 пудов сельдей и 2500 пудов капусты, и пока достаточное количество спец-одежды. Но, конечно, в случае работы торфоразработок в сезон 24 года потребуется дополнительное количество, как продовольствия, так и спец-одежды. Интересно, между прочим, отметить один интересный факт, что, хотя вопрос о закрытии торфоразработок не решен еще окончательно, отсюда уже начинают вывозить на другие торфоразработки продовольствие и материалы; не мешало бы пока что погодить это делать.
Торфоразработки накануне закрытия. Месяц тому назад в Цуторфе был поднят вопрос о передаче Второвских торфоразработок Ковровскому хлопчато-бумажному тресту, в случае же несогласия треста, решено было торфоразработки закрыть, т. к. сам Цуторф их разрабатывать не в состоянии. Трестом для осмотра торфоразработок был послан гр. Нармин, который после обследования представил обстоятельный доклад, в котором, к великому сожалению, сгустил, краски. Конечно, после этого доклада трест стал отбрыкиваться от Второвских торфоразработок руками и ногами. Когда же во Второво пришло извещение о закрытии, рабочие, а также обторфком возмутились против этого и, по собственной инициативе, стали бороться с явной неправильностью постановки вопроса. Вечером в тот же день, когда получилось извещение о закрытии, было созвано делегатское собрание, на котором выявилась полная и всесторонняя картина состояния торфоразработок. С протоколом собрания пред. обторфкома отправился в Москву, где обратился за содействием в Мосрайком горнорабочих. По настоянию Мосрайкома была составлена комиссия для более детального обследования Второвских торфоразработок в составе представителей: Ковровского треста, Цуторфа и Мосрайкома ВСГ.
После серьезного и всестороннего обследования, комиссия вполне согласилась с мнением рабочих о пригодности торфоразработок для работы, как в сезон 24 года, так и далее и с собранным материалом уехала в Москву.
Характерно отношение центра к таким важным вопросам, как закрытие торфоразработок: в то время, как, Цуторфом был командирован представитель для участия в вышеуказанной комиссии, в след ему Цуторф шлет отношение за № 2656, в котором предлагает произвести немедленное сокращение штатов Второвских торфоразработок, оставив только заведующего, четырех сторожей, трех десятников, (последних до 15 марта, когда кончится гужевая возка торфа), и еще 6 лошадей, оговариваясь, если они понадобятся для возки торфа, но совершенно не оговариваясь о том, сами ли лошади будут грузить торф в колымаги или силы небесные им это помогут сделать, т. к. о конюхах он ровным счетов ничего не говорит. Да и сторожа, вероятно, через неделю заревели бы благим матом, т. к. постройки торфоразработок раскиданы на протяжении 3 верст в трех местах и сторожей нужно не четыре, а раза в три больше, да и то вряд ли укараулят.
Последние известия говорят, что трест окончательно отказался брать в аренду Второвские торфоразработки, мотивируя на этот раз тем, что у него топлива имеется в запасе на три года. Вот приятная новость — уж не с неба ли это топливо свалилось?
В настоящее время вопрос о наши торфоразработках передан на рассмотрение Президиума ВСНХ и рабочие Второвских торфоразработок просят профессиональные и партийные органы помочь им спасти торфоразработки определенно утверждая, что их консервирование принесет только вред и восстановить их после закрытия вряд ли скоро удастся. Только нужно торопиться, сезон на носу» («Призыв», 15 марта 1924).
«Второвские торфоразработки закрыты. Старания рабочих отстоять Второвские торфоразработки и не допустить их закрытия не увенчались успехом. Ковровский хлопчато-бумажный трест категорически отказался взять торфоразработки в аренду, говоря, что у него избыток топлива. Разработки закрывают, о чем поступило уже соответствующее распоряжение. Остается только пожалеть об этом, пожалеть не шаблонно, а как о кончине одного хорошего дела. Правда, Цуторф говорит, что Второвские торфоразработки не закрываются совершенно, а только консервируются, и возможно, что через год их снова откроют, но напрасно он себя этим самообольщает, — небось свой штат он не консервирует: тут дело пахнет не годом, а минимум пятью или десятью. Отсюда уже начинают вывозить на другие торфоразработки материалы, станки, а кой чего и разворуют, т.к. укараулить все пяти сторожам физически невозможно.
Горевать будут и окрестные крестьяне: много пользы приносили им Второвские торфоразработки, особенно, в голодное время; ежемесячно здесь кормилось в среднем 450—500 человек; как за каменной стеной, были крестьяне за торфоразработками, великолепно зная, что летом они работой обеспечены,— кpecтьяне же девушки круглый год работали на торфоразработках. Теперь же найти работу, когда кругом безработица, трудно.
Но не только в материальном отношении, и в культурном, торфоразработки были местным центром. Куда стекалась молодежь, подучиться, повеселиться, отсюда начинают свое существование и Лаптевские ячейки РКСМ. Теперь же все заглохнет, все замрет.
Что-ж, пожелаем и мы, чтобы возможно скорее снова зашумели торфяные машины, вырабатывая топливо – для наших фабрик и заводов, и, чтобы это закрытие было последним напоминанием той прошлой разрухи, которую медленными, нo верными ударами дoбивает союз рабочих и крестьян СССР» («Призыв», 21 марта 1924).
«К началу сезонных работ на второвских торфоразработках шла усиленная подготовка к встрече рабочих.
Составлялись календарные планы проведения культработы: чтение лекций, беседы и читки газет, а приехали рабочие зав. культотделом Кесаревым никакой работы не ведется.
А если кто про культработу напомнит, так он оправдание сейчас найдет:
— Завалили профессиональной работой...
Он член месткома на разработках.
На торфоразработках имеется библиотека около 2000 томов, но находится она в самом хаотическом состоянии: разбросаны где попало по полкам, с изорванными листами, другой раз не доберешься, а что это за книга такая?..
Каталога нет, книги занесены в простую тетрадь да и библиотечное помещение не соответствует своему назначению.
Отгородили маленький уголок барака, на полу всегда грязь, мусор, на книгах пыль и паутина.
Настолько библиотека неказиста, что многие рабочие не знают, где она находится, хотя бы надпись сделали.
Правда, есть одна над входом в библиотеку, но она говорит о том, что — «Посторонним лицам вход воспрещается».
А не лучше ли было бы воспретить сюда вход самому зав. культотделом тов. Kecаpeву, глядишь без него дело лучше пойдет, а то имеется хорошая библиотека и остается не использованной?» («Призыв», 8 июля 1924).
«Торфяницы живут как в хлеву. На участке 205 версты Второвской торфоразработки работают торфяницы артели Козловой. Торфяницы — темная мордва. Уже более месяца они не имеют коек для спанья, валяются на полу на грязных матрацах. Живут на сухой пище, потому что у них нет кухни. Председатель охраны труда, он же старший десятник, часто бывает здесь и видит такую картину. Но только проходит мимо. Очевидно думает, что инспектор труда сюда не заглянет, а торфяницы скоро уедут и все будет шито и крыто.
Раньше эти торфяницы помещались в бараке, имели койки. Но вот понадобился барак и кухня для мужчин. Администрация рассудила, что мужчины молчать о непорядках не будут, а женщины заговорить постесняются, а потому и предоставили оборудованный барак мужчинам. Торфяниц же согнали, как скот, туда, где можно поместиться только 10 человекам, а не 20, как сейчас» («Призыв», 2 авг. 1927).
«Весной этого года второвский BИК (Влад. у.) производил починку гати от ст. Второво до Второвской торфоразработки. Для починки гати ВИК-у было отпущено ф-кой Карла Либкнехта — 450 р., артелью «Пробуждение» — 500 р., артелью «Прогресс» — 500 р., Второвской торфоразработкой - 100 р. и кооперацией около 300 р. Сумма изрядная вышла, кое-что можно было сделать. Но к сожалению, руководители работ — члены второвского ВИК-а — оказались в дорожном строительстве сведущи не более, чем щука в авиации. В одном месте гать засыпали глиной, глина от дождя размокла,— получился настоящий кисель. В другом месте насыпь сделали из суглинка вместо того, чтобы застелить хворостом и сверху посыпать песку.
Было израсходовано около 2000 р., но толку мало. В сырую погоду проезжие лошади тонут, а в сухую у мужицких телег оси ломаются. Даже пройти в сырую погоду стало не возможно» («Призыв», 18 сент. 1927).
«В состав предприятия «11-й Октябрь» входят второвские (центральный участок), артемовские, «Долгая Лужа», мызинские, собинские и метенинские торфоразработки.
В прошлом году все эти разработки находились в ведении отдельных фабрик. Каждая фабрика хозяйствовала на болоте по-своему. Опыт показал, что такая система никуда не годится. Сейчас разработки обеъединены Ивгосторфом.
Производственная программа всего предприятия определена в 216.000 тонн воздушного торфа. Это почти вдвое выше прошлогоднего. Чтобы выполнить программу - необходимо иметь 83 артели, с общим количеством рабочих в 6.000 чел., и 46 машин.
Подготовка к сезону проведена плохо
Большую роль в выполнении программы играет своевременная подготовка к сезону.
Второвским разработкам было отпущено 1 миллион 900 тысяч рублей на постройку жилых помещений, приобретение механического оборудования, подготовку полей и железные дороги. Машины были своевременно закуплены и доставлены на место. В течение трех месяцев выстроены два рабочих поселка в 16 бараков, которые полностью разрешают вопрос с жилищем для торфяников. Построены две хорошие столовые, баня и амбулатория. Гораздо хуже обстоит дело с прокладкой железных дорог на болотах. Рельсы имеются, но нет шпал. Снабжающие организации отказываются их дать, мотивируя тем, что своевременно не была дана заявка.
Несмотря на трудности со строительным материалами удалось из положения вывернуться.
Новое механическое оборудование по своему качеству оказалось вполне удовлетворительным. Между прочим, механические заводы прислали машины без технических чертежей. Сборка машин была произведена без них, но за то качество ее получилось скверное.
Не лучше обстояло дело и с остальным ремонтом. Приступили к ремонту, а требуемого количества слесарей не оказалось. Пришлось применить сдельщину. Люди работали наспех и как-нибудь, догоняя сдельный заработок до баснословных сумм. Механик принял их на работу на честное слово. Когда же приступили к работе, то дефекты полностью выявились в виде огромных простоев.
Дезертир Мещеряков
Директор предприятия Кузнецов бьет тревогу об отсутствии технического руководства торфоразработками:
— На нашем предприятии нет инженера. На все участки имеем 5 человек технического персонала, двое из них уже ушли в терчасть.
75 проц. десятников впервые видят болото. 10 января Ивгосторф прислал инженера-механика Мещерякова. Как молодому специалисту, ему дали должность помощника главного механика... Приехал парень и... забузил «Меня используют не по назначению...» Подал заявление в трест, междуведомственную комиссию при отделе труда. Организации ответили, что он использовал правильно и по специальности. Мещеряков на этом не останавливается. Манкирует, не выполняет распоряжений главного механика и, в завершение всего, с первого мая по десятое без всяких причин не выходит на работу. Его поступки возмутили членов ИТС. Они нашли нужным исключить его из членов секции. Оказывается, и это его не исправило. Он делает попытки сбежать с трудного участка работы.
„Торфяники” в английских костюмах
На второвских разработках не хватает 35 проц. требуемого количества рабсилы. Кто виноват в этом? Наркомтруд.
Известно, что отделы труда взяли на себя вербовку рабочей силы для торфоразработок. Наркомтруд строго распределил участки, откуда можно черпать рабочую силу. Второвским разработкам был дан Меленковский район. Вербовка сорвалась. Вместо работы по вербовке, наркомтрудовские агенты занимались пьянкой и не давали задатков. К 25 апреля выявилось, что в этом районе ими недовербовано 20 артелей, предусмотренных по плану. Вербовка перебрасывается в Орловский, Тамбовский и Раненбургский округа. В первых числах мая от Наркомтруда было получено извещение такого сорта:
... В ваш адрес посылается семь вагонов людей. В каждом вагоне размещено по 35 человек.
Прибыли люди. Работники торфоразработок были поражены: на станции разгуливали люди в английских костюмах, шляпах, с тросточками, а будущие торфяницы щеголяли в бальных платьях и т. д. Оказалось, что орловская биржа труда послала на разработки булочников, парикмахеров, уголовный элемент и большое количество проституток.
Для всех было ясно, что присланная рабсила не годна. Было решено отправить ее обратно. Отправка затормозилась из-за отсутствия документов. Наркомтруд ровно неделю держал у себя личные документы приезжих. Впрочем, они и сами не стали ждать своих документов. Уголовщина метнулась по городам области, а парикмахеры, булочники и прочая братия растеклась, куда вздумается. Короче говоря из 17 артелей осталось paботать 5. Наркомтруд же до сих пор успокаивает, что бить тревогу о недостатке рабсилы — нет оснований.
... На днях, мол, вышлем из Пензенского округа 10 артелей.
Но прошли все сроки, а обещанных артелей нет.
Из-за недостатка рабсилы выполнение производственной программы поставлено под серьезную угрозу. В мае было нужно добыть 41 миллион штук кирпича, добыто только 29 миллионов.
М. Лапин» («Призыв», 16 июня 1930).
«В километре от центрального участка второвских торфразработок выстроено 6 бараков. В этих бараках живут девушки-торфяницы.
- Плохо мы живём, — рассказывают они.— А главное—никуда не ходим. Другая пожелает сходить в клуб и все-таки не идет. Почему? Из-за хулиганства работников. Достаточно появиться одной в лесу — изнасилуют.
Здесь хулиганству не объявлена война. Все-начиная с ответработников и кончая простым десятником — считают обычным явлением, если парни в ночное время приходят к девицам в бараки. Сколько бы работницы ни протестовали против таких визитов, все равно хулиганы не слушаются. Пробовали девчата жаловаться милиционеру, да ничего не вышло. Страж pеволюционной законности ответил:
- Подумаешь, какая важность... Парни вас не обидят...
Девчата с высоковского участка решили не пускать по ночам веселых гуляк. Что же получилось? Хулиганы выбили стекла. Хулиганы не привлечены к ответственности.
Хулиган прекрасно себя чувствует в клубе и в красных уголках. Он изрыгает трехэтажные ругательства, под одобрение остальных. Хулиган творит свои дела открыто, а общественность болота утверждает, что это обыкновенное явление.
Надо объявить решительную войну хулиганству» («Призыв», 22 июня 1930).
Весь торф вывозился на фабрику им. Свердлова в г. Камешково и на фабрику им. К. Либкнехта в д. Сергеиха. Вывозили торф на торфяной склад, который находился у станции Второво, иногда ручным способом: по специальной узкоколейной железной дороге 2 человека везли вагонетку вместимостью 2 тонны. Труд возчика был очень тяжелым, особенно когда был мороженый торф, рабочие-возчики разбивали мерзлоту ломами и топорами.
«На Второвском болоте ведется работа по прокладке железнодорожной ветки. Эту работу выполняет акционерное общество «Транспортстрой». Железнодорожная ветка на болоте играет колоссальную роль для быстрой переброски торфа на фабрики. И все же строительству ветки грозит опасность срыва. В мае на строительстве было занято 259 человек, теперь осталось 69. Главные виновники — окрпотребсоюз и окрторготдел. По нормам Наркомторга сезоннику полагается 400 грамм мыла в месяц. Рабочим транспорта за все четыре месяца мыло выдали один раз. Вместо 500 грамм табаку в месяц — выдается 50 грамм. Вместо 200 грамм мяса выдается 100. Столовка разработок готовит плохие обеды. Чтобы быть сытому нужно израсходовать на обед до 2 рублей.
На днях, по вине головотяпов из камешковского ЕПО, целых три дня не работал хлебный магазин. Сезонники буквально голодали. Все взятое вместе породило сплошной побег с важного участка работы. Текучесть рабсилы не приостановлена. Снабжение сезонников остается на старом положении» («Призыв», 10 августа 1930).
«Программа строительства новой жел. дор. ветки при второвских торфоразработках осталась невыполненной примерно на 30-40 проц. Райпрофсовет счел необходимым с помощью РКИ провести обследование строительства» («Призыв», 28 окт. 1930).
Второвское предприятие подчинялось различным подразделениям народного хозяйства, было довольно крупным. В 1933 г. в нём действовало семь производственных участков: Центральный поселок (ныне поселок Мирный), пос. им. Артема, Долгая Лужа (около г. Владимира), Мызинка (Судогодский район), Собинский, Метенино (ст. Болдино), д. Высоково.
В 1936 году торфопредприятие получило паровоз. Пришлось прокладывать широкую железнодорожную колею. Укладку временных путей производили рабочие-укладчики-мужчины: переноска шпал, рельс производилась вручную вплоть до 1964 года. Погрузку торфа производили исключительно женщины, они грузили в вагоны торф корзинами, и каждая старалась взять корзину побольше, чтобы побыстрее закончить погрузку. За смену каждая женщина – грузчик погружала 5 – 6 тонн торфа.
«С 10 февраля 1941 г. при Второвском торфяном опытном поле (ст. Второво, Горьковской ж.д., Камешковского района, Ивановской области) открываются 6-месячные курсы по подготовке младшего технического персонала для торфоустроительных и торфоисследовательских работ. На курсы принимаются лица обоего пола от 16 до 35 лет, имеющие образование не ниже неполной средней школы – 7 лет.
Окончившие курсы обеспечиваются работой по специальности… Принятые на курсы получают стипендию от 50 до 120 руб., в зависимости от успеваемости. Общежитием и питанием учащиеся обеспечиваются по существующим расценкам» («Призыв», 2 февр. 1941).
«В мастерских Второвского торфяного опытного поля изготовляются две торфодобывающие машины новой системы. Они более производительны и экономичны в расходовании горючего. Здесь же изготовляются буры системы Гиллера для исследования торфяных залежей. До войны они ввозились из-за границы. Теперь изготовление их в мастерских опытного поля вполне освоено, и заказы на буры выполняются для Московской, Ивановской, Калининской и других 22 областей» («Призыв», 16 мая 1945).
В соответствии с законом, утверждённым сессией Верховного Совета СССР "О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством" в мае 1957 года был создан Владимирский экономический административный район (Совет народного хозяйства). В составе совнархоза было создано отраслевое управление торфодобывающей промышленности с подчинением ему торфопредприятий, находящихся на территории Владимирской области. Основная задача управления торфодобывающей промышленности - обеспечение добычи и снабжение торфяным топливом промышленных предприятий совнархоза.
С 1-го января 1963 года в соответствии с законом, утверждённым Сессией Верховного Совета СССР в конце 1962 года "О реорганизации совнархозов", Владимирский совнархоз был ликвидирован, а подчинённые ему промышленные предприятия были переданы во вновь созданный Верхне-Волжский совнархоз (гор. Иваново). В составе Верхне-Волжского совнархоза было создано отраслевое управление топливной промышленности. На базе бывшего управления торфодобывающей промышленности бывшего Владимирского совнархоза был создан Владимирский государственный торфяной трест "Владгосторф". С теми же функциями, что и бывшее управление торфодобывающей промышленности, с подчинением управлению топливной промышленности Верхне-Волжского Совета народного хозяйства. В соответствии с законом, принятым сессией Верховного Совета СССР "О ликвидации совнархозов и создании отраслевых министерств» 1965 года, Верхне-Волжский совнархоз был ликвидирован, а в соответствии с приказом министра топливной промышленности РСФСР № 6 от 10 января 1966 года Владимирский государственный торфяной трест "Владгосторф" был включён в состав Министерства топливной промышленности РСФСР с подчинением главному управлению торфяной промышленности.
Тресту "Владгосторф" подчинено было одиннадцать торфопредприятий и Гусевское объединенное торфотранспортное хозяйство.
Компания "ФЛ ТОРФОПРЕДПРИЯТИЕ "ВТОРОВСКОЕ" (ФИЛИАЛ ВЛАДИМИРСКОГО ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА ПО ДОБЫЧЕ ТОРФА) зарегистрирована 12 сентября 2002 года. Адрес: п. МИРНЫЙ. Основным видом деятельности является: "Добыча торфа".

Пос. Второвского торфопредприятия центрального участка, Второвского сельсовета, решением № 1091 от 23.09.1965 и № 151 от 14.02.1966 г. переименован в пос. Мирный. Пос. Второвского торфопредприятия участка № 2, Второвского сельсовета, решением № 151 от 14.02.1966 г. объединен с пос. Мирный.
«Восемнадцать семей тружеников Второвского торфопредприятия Камешковского района справили новоселье в двухэтажном доме, который вырос в поселке Мирный. Объект построен на средства предприятия хозспособом.
В. КОНЯЕВ, заместитель директора производственного объединения «Владимирторф» («Призыв», 13 сентября 1987).
С 2005 года поселок Мирный в составе Второвского муниципального образования.
Численность населения: в 2002 г. – 761 чел., в 2010 г. – 611 чел. (261 муж. и 350 жен.).

В поселке имеются Мирновская средняя общеобразовательная школа, дом культуры, Второвская врачебная амбулатория, отделение федеральной почтовой связи.
МУП ЖКХ "Второвское" действует с 10 сентября 1999 г. директор Иванова Валентина Павловна. Организация МУНИЦИПАЛЬНОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА "ВТОРОВСКОЕ" КАМЕШКОВСКОГО РАЙОНА ликвидирована 5 марта 2011 г.


Дома в пос. Мирный

Памятник погибшим в ВОВ в пос. Мирный.

Магазин «Ассорти». ООО "Ассорти" зарегистрирована 6 сентября 2006 г. Генеральный директор - Попков Михаил Аркадьевич. Пос. Мирный, Садовая улица, д. 1.

Бывшая аптека и Мирновская сельская библиотека

МУК ДК пос. Мирный зарегистрирована 10 января 2008 г. Руководитель организации: директор Калачева Ольга Валерьевна. Юридический адрес: поселок Мирный, Центральная улица, дом 28. Основным видом деятельности является «Деятельность библиотек и архивов».

В соответствии с приказом районного отдела народного образования от 25 августа 1923 года в поселке была открыта начальная школа. В 1950 году школа реорганизована в семилетнюю, а затем в восьмилетнюю. В 1960 году школа становится средней.
В январе 1961 года перед учениками открылись двери здания новой школы.
Директора школы: 1961-1969 гг. - Романов Георгий Евдокимович; 1969-1982 гг. - Зимина Галина Константиновна; 1982-1986 гг. - Пейдус Римма Николаевна; 1986-1989 гг. - Болдина Зинаида Михайловна; 1989-2001 гг. - Засорин Вячеслав Александрович; с 2001 года - Ходкова Светлана Сергеевна.
Муниципальное Общеобразовательное Учреждение Мирновская Средняя Общеобразовательная Школа действует с 15 октября 1998 г. Директор Ходкова Светлана Сергеевна. Организация МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МИРНОВСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА преобразована 3 августа 2010 г. в МОУ Мирновская СОШ.
МОУ Мирновская СОШ зарегистрирована 3 августа 2010 г. Директор Манаева Юлия Александровна. Юридический адрес: поселок Мирный, Школьная улица, 8. Основным видом деятельности является «Образование среднее общее».
Сайт школы: http://mirn-kam.ucoz.ru/

ООО "Глен" зарегистрирована 7 марта 2006 г. Руководитель организации: директор Гаврилов Сергей Фадеевич. Адрес: поселок Мирный, Центральная улица, 66. Основным видом деятельности является «Производство какао, шоколада и сахаристых кондитерских изделий». Организация ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ГЛЕН" реорганизована 2 февраля 2015 г. Правопреемник: ООО "Меридиан".

Деревня Пищихино

Пищихино — деревня в Камешковском районе Владимирской области России, входит в состав муниципального образования Второвское.
Деревня расположена в 3 км на северо-запад от центра поселения села Второво и в 21 км на юго-запад от райцентра Камешково.

Деревня Пищихино была в приходе села Лаптево.
Пищихина, помещичья деревня: число душ по 8 ревизии (1834): мужского пола - 26, женского пола - 17; число душ по 9 ревизии (1850): мужского пола - 45, женского пола - 50. Господствующие виды производительности: сверх хлебопашества, занимаются каменной и кровельной работами.
1859 год: число дворов - 7; число душ мужского пола - 43; женского пола - 46.
В конце XIX — начале XX века деревня входила в состав Лаптевской волости Владимирского уезда.
С 1924 года — в составе Второвской волости.
С 1929 года деревня входила в состав Второвского сельсовета Владимирского района.
С 1940 года — в составе Камешковского района.
С 2005 года — в составе муниципального образования Второвское.
Численность населения: в 1859 г. – 89 чел. (7 дворов), в 1905 г. – 70 чел. (17 дворов), в 1926 г. – 63 чел. (15 дворов), в 2002 г. – 29 чел., в 2010 г. – 19 чел. (9 муж. и 10 жен.).


Деревня Пищихино


Село Второво
Деревня Кижаны.
Село Мостцы.
Село Патакино
Село Леонтьево
Село Гатиха
Категория: Камешково | Добавил: Николай (23.01.2022)
Просмотров: 291 | Теги: Камешковский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru