Главная
Регистрация
Вход
Среда
18.10.2017
12:10
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 370

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [684]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [175]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [27]
Александров [131]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Село Якимово Ковровского района

Село Якимово

Якимово – бывшее село в Ковровском районе Владимирской области.
«Село Якимово расположено на реке Клязьме и находится от села Венца в 5 верстах, от уездного города в 20 верстах (Ковровский уезд) и от губернского города в 85 верстах».
Сегодня там лишь одна полуразрушенная церковь среди леса. Недалеко, впрочем, деревни Гужиха и Княжская, а к кладбищу близ церкви ведет грунтовая дорога. На современной карте Якимово еще обозначается как погост, но в разговоре употребляют название «Белая церковь». В связи, с чем так прозвали разоренное и полуразрушенное здание бывшего якимовского храма (вовсе не белое) сказать трудно.
Есть еще одна устойчивая традиция: среди краеведов село Якимово традиционно связывается с именем знаменитого воеводы князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Церковь в селе исстари существует в честь Покрова Пресвятой Богородицы; в окладных книгах патриаршего казенного приказа под 136 (1628) годом она записана так: «церковь Покров Пречистые Богородицы в селе Якимове в вотчине князя Дмитрея Михайловича Пожарскаго дани четырнадцать алтын с денгою». Вот отсюда и идет легенда (а иначе назвать вышеупомянутую традицию нельзя) о причастности князя Дмитрия Михайловича Пожарского к Ковровскому краю вообще и к селу Якимову в частности. Но, к сожалению, не все легенды выдерживают проверку и подтверждаются фактами. Село Якимово действительно принадлежало фамилии князей Пожарских, а в начале ХVII века было вотчиной князя Дмитрия Пожарского. Только отчество этого князя не Михайлович, а Петрович. Князь Дмитрий Петрович Лопата-Пожарский гораздо менее известен, чем его четвероюродный брат и тезка князь Дмитрий Михайлович Хромой-Пожарский (первый имел прозвище за форму бороды, а второй по причине раны).
Д. П. Пожарский почти тридцать лет провел в ратных трудах. В 1612 г. он состоял в ополчении под командой своего знаменитого тезки и родственника, который послал его с отрядом для занятия города Ярославля. При подходе ополчения к Москве в августе того же года князь Д. П. Пожарский командовал передовым отрядом, а после освобождения столицы был воеводой в Твери и на Двине, в Верхотурье и в Пскове. Князь Дмитрий Петрович «нес службы» и при дворе царя Михаила Федоровича, сопровождал государя в поездках на богомолье, выполнял дипломатические поручения. Скончался он в 1641 г., а единственный сын его, стольник князь Борис Дмитриевич, умер четырьмя годами раньше. Поэтому, сразу по смерти сына, Д. П. Пожарский в 1637 г. передал свои вотчины племяннику – князю Семену Романовичу Пожарскому.
В 1637 г. по отказной книге значится «за стольником князем Семеном Романовичем Пожарским в поместье по его сказке, а крепостей никаких не положил, дяди его князь Дмитриевское поместье Петрово сына Пожарского, село Якимово на реке Клязьме, а в селе храм Покров Пресвятой Богородицы древян клетцки, а в церкви образы и книги, и ризы, и на колокольнице колокола и все церковное строение помещиково, да в селе ж во дворе поп Мнемон, прозвище Богдан, да во дворе пономарь Андрюшка Петров, да во дворе просвирница Онисица, да церковных бобылей три двора, двор помещиков, пашни паханые церковные середние земли 15 чети в поле, ... сена по реке Клязьме 20 копен». Конечно же, сам князь в Якимове не жил, разве что бывал иногда наездом, но село упоминается за ним в 1643-1656 гг.
Под 161 (1653) годом в тех же книгах сообщаются следующие сведения о состоянии причта и прихода: «у сей церкви дв. попов, дв. дьячков, дв. пономарев, дв. просвирнин, бобыльских 8 дв., да в приходе помещиковых 3 дв., дв. прикащиков, крестьянских 82 дв., бобыльских 9 дв., пашни церковныя паханыя середния земли по писцовым книгам 15 чети в поле, а в дву по тому ж, сена по реке по Клязьме 20 копен».
Князь Семен Романович Пожарский на ратной и придворной службе достиг степени окольничего. Он выполнял множество ответственных поручений по дипломатической части, вел переговоры с поляками, бывал «у государева стола» и обедал у патриархов (как у Иоакима, так и у Никона). С. Р. Пожарский состоял воеводой в разных городах: в 1645 г. – в Курске, в 1649-1650 гг. – в Астрахани и в 1656 г. – в Новгороде. Он участвовал во многих сражениях и в июне 1659 г. погиб в бою с крымскими татарами под городом Конотопом. Память о смелом воеводе долго жила в народе, и еще в прошлом веке бытовала песня об его подвигах и мученической кончине.
Князь С. Р. Пожарский был бездетным, и его поместья отошли к вдове княгине Евдокии Васильевне Пожарской, урожденной Третьяковой. В Суздальской отказной книге 1667 г. упоминается «Владимирского уезда, вотчины окольничаго князя Семена Романовича Пожарского жены его вдовы княгини Авдотьи Васильевны села Якимова деревни Ширилихи выборной крестьянин пятидесятской Максим Микитин, да крестьянин Борис Васильев сын Ошоломов». В 1678 г. в отказных книгах вновь помечено, что село Якимово продолжало оставаться «в вотчине вдовы княгини Овдотьи Васильевой княж Семеновой жены Романовича Пожарского».
Известно, что в 1679 г. причет Покровской церкви в Якимове состоял из попа Михаила Тимофеевича и дьячка Федора Васильева.
Княгиня Евдокия Васильевна Пожарская пережила своего мужа более чем на сорок лет. Скончалась она уже в царствование Петра I в 1700 г., и ее поместья перешли за отсутствием прямых наследников к государю. Согласно отказной книге: «1700 года апреля 11-го отписано на Великого государя поместье умершей вдовы Авдотьи Васильевны, жены Семена Романовича Пожарского... село Якимово, а в селе церковь деревянная, шатровая во имя Покрова Пресвятой Богородицы, а в ней святых икон: Всемилостивого Спаса Нерукотворного, Покрова Пресвятой Богородицы, Пресвятой Богородицы Казанской, Пресвятой Богородицы Одигитрия. Да в пределе Ильи пророка Пресвятой Богородицы запрестольные двои двери царские, сосуды оловянные, три колокола, да в селе двор попа Михаила Тимофеева, двор дьячка Мишки Еремеева, двор пономаря Ивашки Андреева».
Вскоре после 1700 г. село Якимово с деревнями Ширилиха, Гужиха и Княжская государь Петр Алексеевич пожаловал в вотчину Успенскому девичьему монастырю, что в Александровой слободе. Основан тот монастырь был около 1650 г. на месте знаменитой резиденции Ивана Грозного и находился под Высочайшим покровительством. В этом монастыре в 1698-1707 гг. находилась в заточении сводная сестра Петра I царевна Марфа Алексеевна, постриженная в монахини с именем Маргариты.
С 1727 г. Александровская слобода перешла во владение цесаревны Елизаветы Петровны, младшей дочери Петра I. Видимо в это время село Якимово с деревнями были переданы (или выкуплены) в ведение Особой вотчинной канцелярии, которая управляла земельными владениями цесаревны. С 1729 г. Елизавета Петровна несколько лет жила в Александровой слободе, а потом переехала в Петербург. В 1741 г., свергнув с престола малолетнего Иоанна VI, цесаревна стала императрицей. Так село Якимово и осталось дворцовым селом, а позже перешло в ведение Министерства Императорского двора и уделов. Вместе с Всегодической и Егорьевской волостями Якимово, Гужиха, Княжская и Ширилиха входили в состав Ковровского удельного имения Владимирской губернии.
В 1775 г. при церкви Покрова Пресвятой Богородицы состояли священник Иван Иванов, диакон Михаил Иванов и дьячок Ефим Никитин. На нужды причта было отмежевано 37 десятин 880 сажен пахотной земли.
В октябре 1809 г. в селе Якимове по благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Ксенофонта, была освящена новоустроенная деревянная Покровская церковь, но простояла она недолго. Уже в 1818 г. прихожане ходатайствовали о разрешении построить каменный храм, который и воздвигли к 1829 г.: небольшой по размерам, о пяти куполах, с трехъярусной колокольней. Храм прозывался по-прежнему в честь Покрова Пресвятой Богородицы с теплым приделом во имя св. пророка Божия Илии. Вокруг церкви была устроена каменная ограда, от которой ныне не осталось и следа.

Долгое время деревня Близнино входило в приход Покровской церкви погоста Якимово. В начале 1870-х гг. половина деревни оказалась в составе прихода церкви Кляземского городка, а половина осталась в приходе Якимовского погоста.
О священниках, служивших в этом новом каменном храме известно очень немного. В 1858-1878 гг. там священствовал Василий Петрович Туторский. Он вошел в историю, как автор статьи «Исторические заметки и предания о г. Коврове», помешенной в 47-м номере «Владимирских губернских ведомостей» в 1857 году. В этой публикации отец Василий рассказал о самых романтических моментах Ковровской истории. О деревне Епифановке, о князе Андрее Боголюбском, об основании села Любец, о Шириной горе и князьях Ковровых — обо всем этом впервые поведал в печати В.П. Туторский. Его можно считать одним из зачинателей Ковровского краеведения. На статью В.П. Тугорского ссылались в официальных изданиях (например в капитальном труде «Городские поселения в Российской империи», изданном в Петербурге в 1860-м году) и в научных исследованиях (пример — известная работа А.В. Экземплярского «Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период»). Отец Василий в октябре 1878 г. был переведен в Покровскую же церковь села Кляземского городка, где и скончался 1 марта 1884 года.
Вскоре церковь села Якимова оказалась приписанной к Преображенскому храму погоста Венец. Причт Венца обслуживал и Якимовских прихожан. В 1882 г. нового священника Ефима Михайловича Белороссова назначили было в Якимово, но потом перевели все в тот же Преображенский храм на Венце, и вплоть до начала ХХ столетия Покровская церковь в селе оставалась приписной.
Хотя Якимово и звалось всегда селом, но, по сути, это был такой же погост, как Венец или Нередичи. В 1836 г. население Якимова состояло из десяти, а в 1857 г. – из семнадцати человек в трех дворах. Фактически, обитателями села Якимова оставались семьи церковнослужителей. Поэтому, когда церковь в Якимове стала приписной, то и население этого бывшего села сократилось до минимума. К 1904 г. оно состояло из четырех человек в двух дворах, да неподалеку еще обосновался лесник «Товарищества льнопрядильных и конопляных фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова», охранявший купленные этой фирмой леса и угодья.


Церковь в честь Покрова Св. Богородицы села Якимова

Престолов в церкви два: в холодной — в честь Покрова Пресвятой Богородицы и в теплом приделе — во имя св. пророка Божия Илии.
В церкви имелись две старинные, особенно чтимые прихожанами, резные иконы: Спасителя сидящего в темнице, и Святителя и Чудотворца Николая.
Копии метрических книг с 1803 года и исповедных росписей с 1829 года хранились в целости. Опись церковного имущества составлена в 1872 году.
Земли при сей церкви: под селением и огородами 2248 кв. с., под кладбищем 612 кв. саж. и пахотной 37 десятин 881 кв. саж., но она к возделыванию неудобна.
В пользу причта села Венца получалось дохода: процентов с церковного капитала 30 руб. 40 коп., от сбора хлебом 3 руб. и за требоисправления 118 руб., а всего в год 151 руб. 40 коп.
Приход: село и деревни: Княжская, Ширилиха, Берчаково, Шаблино и Верейки. Дворов в приходе в кон. XIX века 42, душ мужского пола 167 и женского пола 176 душ.

В 1915 г. там появился самостоятельный священник — Аркадий Невский. Но прослужив в Якимове меньше года, молодой батюшка поступил в Московскую духовную академию и, в соответствии с этим, был «уволен за штат» Владимирской епархии.

Из исконных Якимовских деревень – Гужихи, Княжской и Ширилихи несколько большей по числу душ крестьянского населения была Ширилиха (в 1857 г. в ней проживало 139 человек). В Гужихе и Княжской в том же году значилось, соответственно, 62 и 87 обоего пола душ крестьян. В прежние времена крестьяне этих деревень выращивали на продажу в большом количестве различные овощи, а также клубнику. Но к началу XX века, как и многие другие селения, эти деревни стали оскудевать людьми. Все большее число крестьян уходило искать счастья на стороне – на фабрике, или пытались в мелкой торговлишке сколотить капитал и выбиться в люди. В Гужихе, Княжской и Ширилихе к 1904 г. значилось населения, соответственно: 26, 61 и 58 человек. Эти деревеньки обитаемы и сегодня, но по сравнению с днем нынешним, даже время упадка начала XX столетия кажется для них «золотым веком».
Кроме трех вышеупомянутых деревень, в приходе Покровской церкви села Якимова состояли еще три деревни: Берчаково, Верейки и Шаблино. Они, в отличие от удельных селений, были помещичьими. Еще в грамоте 1667 г. упоминается «вотчина Ивана Андреева сына Грекова сельца Вереек приказной человек Иван Семенов, да крестьянин Нефед Семенов сын Свиньин». Помещики Грековы оставались землевладельцами в окрестностях села Якимово вплоть до XIX столетия. В середине этого века деревня Верейки значилась за ротмистром Петром Алексеевичем Шубиным и его женой Анной Михайловной. В 1866 г. им принадлежало всего более 1780 десятин земли, часть которой выкупили верейские крестьяне, а остальные 804 десятины и в 1897 г. принадлежали внучке помещиков Шубиных – Александре Николаевне. Она жила не в Верейках, а в другом своем имении – селе Сергеево Шуйского уезда. Сегодня Верейки и Ширилиха на карте обозначаются под общим названием «Ширилиха».
Деревни Шаблино сегодня уже не отыскать. Находилась она в расстоянии чуть более 2-х километров к северо-востоку от Якимово. В 1837 г. там жили 199, к 1904 г. – лишь 36 человек, а теперь на месте прежней деревне – лишь небольшое поле, окруженное лесом. Одна лишь отмеченная на карте пристань «Шаблино» на реке Клязьме напоминает о некогда существовавшей деревне.
Деревня Берчаково когда-то принадлежала сразу трем помещикам, в 2010 году там был прописан 1 муж. Входит в состав Клязьминского сельского поселения.


/Н.В. Фролов Сельцо Иевлево и его окрестности. К 60-летию детского оздоровительного лагеря «Березка». 1996./

Деревня Красная Грива

Среди десятков и сотен селений Ковровского края есть одно, отличающееся своим примечательным названием. Это деревня Красная Грива к северо-востоку от Коврова — по старому счету в 20-ти верстах от города. Название Красная Грива произошло от выхода на поверхность пласта красной глины в виде увала или гребня — гривы — на месте деревни или рядом с ней. То есть Красная Грива — красноватая глинистая гряда, являвшаяся характерным, хорошо заметным ориентиром. В тех местах действительно с давних пор встречались выходы белой и красной глины, а гончарное производство было широко развито в данной части Ковровского края, особенно в городе Стародубе и селе Осипове. Первое документальное упоминание о Красной Гриве относится к 1628 году. Тогда деревня Красная Грива, входившая в состав Стародубского стана Суздальского уезда, являлась поместьем дьяка Степана Угоцкого.
По меркам того времени, дьяк считался крупным чиновником государственной администрации. Многие дьяки за свою службу жаловались от московских государей богатыми поместьями и вотчинами.
В 1678 году писцовые книги отметили, что Красная Грива являлась владением князя Ивана Дмитриевича Барятинского. Как именно от дьяка деревня перешла к князю — данных нет.В 1709 год князь Федор Иванович Барятинский продал красногривское имение дворянину Ивану Лукичу Чепелеву. Перепись 1715 года указывает, что за И. Л. Чепелевым в Красной Гриве состояли и «двор помещиков», и 16 крестьянских дворов. То есть Иван Лукич устроил в деревне господскую усадьбу, в которой и поселился. Деревня с барской усадьбой при ней с давних пор называлось «сельцо». Сельцо — не маленькое село, а именно деревня с господским двором, но без церкви, которая являлась, в свой черед, уже необходимой принадлежностью села. К 1734 году Иван Лукич Чепелев скончался. После него хозяйкой Красной Гривы осталась его вдова Александра Алексеевна Чепелева, урожденная Симонова. Она приходилась правнучкой суздальскому городовому дворянину Василию Матвеевичу Симонову, служившему еще при царе Михаиле Федоровиче в 1620-х годах. Дед А. А. Чепелевой Павел Васильевич Симонов уже перебрался из провинции в столицу. У красногривских помещиков Ивана и Александры Чепелевых детей не было. Правда, у Ивана Лукича имелся родной брат — «столповой приказчик» Семен Лукич Чепелев. Но вдова Александра Алексеевна Чепелева передала имение не брату мужа, а своим племянникам. Так, в 1734-1735 годах Красную Гриву унаследовали сыновья Александра Алексеевича Симонова придворный гоф-фурьер Дмитрий и кадет Петр Симоновы. Так почти на полтора столетия красногривскими господами стали представители четырех поколений рода Симоновых.
По данным 1735 года в сельце Красная Грива значилось 25 крестьянских дворов, в которых проживали 233 человека — по терминологии того времени 123 мужского и 110 женского пола душ.
До нас дошло краткое описание этой усадьбы, составленное летом 1734 года: «Стародуборяполовский стан сельцо Красная Грива (имение умершего Ивана Лукича Чепелева): двор помещиков, на нем строения: горница с сенми и с чуланом строение новое, в той же горнице стол дубовый, на дворе три житницы, хлеба в житницах нет, погреб с погребицей пустой. Два сарая крыты соломою, двор скотный, на нем две избы, две клети. Около тех дворов ворота и заборы, построенные из ветхого вновь. Всему этому цена 15 рублей.
На помещичьем дворе: 6 лошадей — цена 12 рублей, 7 коров — цена 8 рублей, овец 25 — цена 2 рубля 55 копеек, гуси 13 — цена 65 копеек, утки 13 — цена 12 копеек, куры индейские 3 — цена 13 копеек, ульи с пчелами 2 шт. — цена 1 рубль 20 копеек».
В XVIII столетии Красная Грива — одно из населеннейших мест Ковровского края, когда села и деревни не отличались особенным многолюдством. По данным исповедной росписи 1746 года там насчитывалось 364 постоянных жителя (без господ) — 195 мужского и 169 женского пола крестьянских душ. Тогда же в селе Коврове — будущем уездном городе — население состояло из 288 человек — 187 мужского и 101 женского пола душ. В 1763 году в Красной Гриве по сведениям III ревизской переписи жительствовало 336 человек — 150 мужского и 186 женского пола душ крестьян и дворовых людей. К 1782 году, ко времени следующей IV ревизии, население Красной Гривы уменьшилось еще на 27 душ. Тогда там проживало 309 человек — 130 мужского и 179 женского пола.
С конца XVIII века и вплоть до первой трети следующего XIX столетия число жителей Красной Гривы стало значительно расти с развитием офенского промысла. После кончины Д. А. Симонова наследниками остались четыре его сына: Андрей, Алексей, Николай и Александр Дмитриевичи Симоновы. Они разделили имения отца, причем Красная Грива, в основном, досталась второму по старшинству из братьев — Алексею.
После кончины в конце 1810-х годов бригадира Алексея Дмитриевича Симонова сельцо Красная Грива досталось его племяннику, сыну полковника Андрея Дмитриевича Симонова от брака с Марией Хрисанфовной Обольяниновой — Александру. Александр Андреевич Симонов с юности вращался в петербургских высших светских кругах. Как сын бывшего камер-пажа он был принят в Пажеский корпус, который успешно окончил в 1810 году — накануне наполеоновского вторжения и пика европейских войн. Из камер-пажей Высочайшего двора Александр Симонов был выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Преображенский полк. Там он прослужил 10 лет в самую блистательную и легендарную пору русского оружия. «Гроза двенадцатого года» и заграничный поход русской армии — через все с честью прошел лейб-гвардеец Александр Симонов — от Бородина и Малоярославца до Дрездена и Парижа.
Александр Симонов женился на Марии Сергеевне Кожиной. Его избранница происходила из старинного дворянского рода.
От брака с М. С. Кожиной у Симонова известна только одна дочь Екатерина, она стала последней помещицей Красной Гривы.
Как уже говорилось, население Красной Гривы стало расти с конца XVIII столетия в связи с расцветом офенского промысла, которым активно занялась значительная часть мужского населения губернии. Ковровский уезд изначально стал одним из центров офенства. Из-за малого плодородия суглинистой или подзолистой землицы местные мужички охотно уходили промышлять с коробами, набитыми всяким ходовым товаром — от ленточек и украшений до икон и книжек — и в ту пору читавшимися бульварными романами лубочного толка.
В Ковровском уезде столицей коробейников являлось старинное село Алексино с его двумя высоченными каменными церквями и похожей на небольшой аэродром ярмарочной площадью. Но и Красная Грива оказалась в числе офенских селений.
В 1795 году в Красной Гриве проживало 392 человека — 191 мужского и 201 женского пола душ. А к 1816 году в этой деревне в 62-х дворах уже значилось населения в 466 душ — 232 мужского и 234 женского пола.
Большое бедствие постигло Красную Гриву в ночь с 14 на 15 июня 1882 года. Тогда в данном селении насчитывалось 93 строения, имелось два пруда и 8 колодцев. В результате случившегося ночью страшного пожара в деревне сгорели 33 деревянных жилых и 13 нежилых строений.
К 1895 году в Красной Гриве насчитывалось 224 жителя, из которых уходили на заработки в город на фабрики, в те же приказчики и офени 38 человек. В то время Красная Грива стала одной из многих сотен рядовых деревень Ковровского уезда, не выделяясь ни населенностью, ни наличием господской усадьбы. В 1904 году в деревне проживало 132 человека в 41-м крестьянском дворе. За 40 лет население в ней сократилось почти на 500 человек. По данным статистики, тогда в Красной Гриве действовали две бакалейных лавки. Одну из них содержала местная крестьянка Агафья Ивановна Гусева, другую — отставной фейерверкер из красногривских же крестьян Иван Степанович Викулов.

В 1894 году в Красной Гриве была учреждено земское народное училище. Здание для красногривского училища было построено в 1893 году, а первый учебный год там начался 2 февраля 1894 года. В училищном здании находилось три комнаты: две комнаты занимало собственно училище, то есть это были учебные классы, а одна комната отводилась под квартиру для учительницы, которая преподавала крестьянским детям чтение, арифметику, чистописание, основы истории и географии. Курс обучения в училище составлял 3 года.
Учительницей с 1897 г. служила Елизавета Борисовна Лейберг, а с 1902 г. там преподавал учитель Дмитрий Ивановчи Самраков, выпускник Новицкой учительской семинарии.
Отдельным предметом стоял Закон Божий. Законоучителем Красногривского училища являлся священник приходской церкви села Венец: с 1894 по 1908 год – иерей Ефим Михайлович Белороссов, с 1908 по 1915 год – священник Федор Васильевич Виноградов, и с 1915 года – священник Николай Владимирович Георгиевский.
Все время существования земского училища в Красной Гриве его попечителем оставался бийский купец Влас Максимович Рыбаков, сын красногривских крестьян Максима Львовича и Александры Савельевны Рыбаковых, который получил домашнее воспитание.
Ежегодно на содержание училища в своей родной деревне и наем прислуги для него попечитель присылал 100 рублей. Кроме этих денег, училище ежегодно получало от 100 до 360 рублей от земства. Численность обучавшихся детей также не оставалась постоянной и с годами менялась. Так, в 1900 году в Красногривском училище обучалось 30 мальчиков и 10 девочек, в 1902 году – 17 мальчиков и 14 девочек, в 1909 году – 22 мальчика и 8 девочек, в 1915 году – 23 мальчика и 18 девочек. Каждое земское училище имело свою библиотеку. Не являлась исключением и школа в Красной Гриве. К 1902 году библиотека Красногривского училища насчитывала почти 700 томов книг на сумму 158 рублей.
В 1914 году после начала Первой мировой войны земство устроило в дер. детские ясли.
Если по церковной линии Красная Грива входила в состав Венецкого прихода 1-го благочиннического округа Ковровского уезда, то по административной части деревня входила вначале в Овсянниковскую волость, а затем в Санниковскую волость 1-го земского участка Ковровского уезда. После революции 1917 года Красная Грива стала центром одноименного сельсовета. В настоящее время деревня Красная Грива находится на территории Клязьминского сельского поселения.
В 1932 году в Красной Гриве был создан колхоз «Дружба».
В 2010 году в Красной Гриве было прописано 9 муж. и 11 жен., в основном люди пожилого возраста. Тем не менее, Красная Грива осталась на географической карте и сохранилась как населенный пункт.
Н. Фролов
Село Клязьминский Городок
Погост Венец
Ковровский уезд
Ковровский район
Город Ковров

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (30.07.2017)
Просмотров: 96 | Теги: Ковровский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика