Главная
Регистрация
Вход
Пятница
24.01.2020
08:22
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [136]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1182]
Суздаль [355]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [376]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [84]
Юрьев [200]
Судогда [86]
Москва [42]
Покров [113]
Гусь [127]
Вязники [232]
Камешково [68]
Ковров [299]
Гороховец [103]
Александров [220]
Переславль [102]
Кольчугино [63]
История [39]
Киржач [69]
Шуя [93]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [72]
Писатели и поэты [77]
Промышленность [85]
Учебные заведения [71]
Владимирская губерния [35]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [40]
Муромские поэты [5]
художники [15]
Лесное хозяйство [12]
священники [1]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [9]
архив [5]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Богатов Иван Петрович

Богатов Иван Петрович


Богатов Иван Петрович

Богатов Иван Петрович родился 25 ноября 1895 г. в деревне Александровка Муромского уезда в крестьянской семье. После окончания семинарии Иван Богатов учился в Варшавском, затем в Тартуском университете, который оставил в связи с начавшейся Первой мировой войной. В 1917 г. возвратился в Муром, где стал активным участником революционных преобразований.


С приездом Ник. Тагунова (8 июня 1917 г.), в саду, на квартире Мамченко (На Рождественской/Ленина улице), за небольшим столиком собралось около 2-х десятков большевиков (В том числе, на собрании присутствовали: Тагунов, Богатов, Гоголев – рабочий Казанских мастерских, Мамченко, Гладков, Белов – рабочий Казанских мастерских, Ярлыкин – солдат.). Был избран комитет, в который вошли: Богатов — председатель, Белов и Тагунов. Собрали взносов 40 р. 40 коп. В этот же день мы наняли под комитет полуподвальное помещение на Вознесенской (Советской) улице в доме № 24. По вечерам обсуждалось текущее положение… Комитетом была выписана газета «Социал-демократ» и другая политическая литература. В нанятом нами помещении у нас было: 4 фанерных ящика и несколько досок и не было стола. Тов. Тагунов за неимением чистой бумаги на газете красными чернилами написал «Российская социал-демократическая партия (фракция большевиков)» и вывесили на фрамуге окна комнаты, а сами сели напротив окна на досках и наблюдали за проходящей публикой, которая шла по Вознесенской улице. Некоторые граждане останавливались, наклонялись и, прочитав надпись, плевали».
За неделю до собрания один из его организаторов Никифор Тагунов побывал в Московском областном бюро РСДРП(б) и получил там необходимые указания. На собрании был избран Муромский комитет РСДРП(б) из пяти человек: И.П. Богатова, Т.Н. Гоголева, А.И. Ерлыкина, М.М. Жукова, Н.Н. Тагунова. Новая организация поставила перед собой основную задачу - расширение пропагандистской работы в массах. Для этого было создано «Товарищество по распространению печати», которое приобретало большевистские печатные издания, необходимые для пропагандистов.
За первыми декретами 1917 года о мире, о земле и власти, с декабря стали появляться декреты о национализации. 18.12.1917 года Наркомпрос принимает постановление о предоставлении всех учебных заведений и помещений благотворительных обществ в свободное от занятий время для культпросвет целей. В Муроме, в национализированном кинотеатре Ф.Е. Никитина «Художественный», премьерой драмы Л.Н.Толстого «Власть тьмы» 6 мая 1918 года состоялось открытие городского театра под руководством местного журналиста А.Ф. Китаева.

В 1918 году СНК принимает Декреты «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», «О введении новой орфографии», в 1919 году - «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР», и всё это становится темами постановок Пролеткультовцев. «Бурную реакцию зрителей вызвал агитационный спектакль-концерт А.Ф. Китаева и И.П. Богатова «История революции в песнях». В 1920 году был опубликован рассказ Китаева «Шиш» под псевдонимом «Овод».
С большим успехом в драматическом театре шел спектакль-концерт И.П. Богатова и А.Ф. Китаева «История революции в песнях».


Китаев Александр Фёдорович и Богатов Иван Петрович. 1918 год

Уездный комиссар просвещения в г. Муроме (май - июль 1918 г.). «Муромский Уездный Комиссариат по народному образованию настоящим доводит до сведения учащихся выпускных классов, получивших в истекшем учеб. году аттестаты и свидетельства, а также учебных заведений (если последними аттестаты и свидетельства еще не выданы учащимся на руки), что все аттестаты и свидетельства, выдаваемые учебными заведениями, должны быть в кратчайший срок представлены в Комиссариат для удостоверения их действительности, без чего таковые не будут иметь силы». Мая 2 д. 1918 г. г. Муром. Комиссар по народ. Образованию Богатов. За делопроизводителя Наумов» (Известия Муромского совета рабочих и крестьянских депутатов. Май, 1918 г.).
Первый заведующий Муромского уездного отдела народного образования (июль - август 1918 г.).

В мае 1919 г. редактор газеты Лепихин уезжает на фронт. Попытка заменить его одним лицом не удалась. Поднимается вопрос о создании редакционной коллегии. В середине июля созывается совместное заседание Муромских и Меленковских уисполкомов и уездкомов. Куча обещаний и с той и с другой стороны. А пока, что … избирают бюро редакции из Китаева и Богатова, да Меленки обещают выслать одного работника. Новую газету называют «Лучем». Весь июль и август 1919 года бюро ведет подготовку к выпуску первого номера «Луча». Никогда не работавшие в редакции члены Бюро ночи просиживали над «Газетой» Кержевцева. Изучают, приспосабливают методы к местынм условиям. Подбирают материал… Учатся… 30 августа 1919 года выходит первый номер «Луча». Довольно неуклюжий, но хорошо рекламированный, он расходится целиком. Муром заинтерисовывается.
В сентябре приезжает из Меленок третий член Бюро Тихомиров. Первая редколлегия «Луча» состоит из трех человек: И.П. Богатова, А.Ф. Китаева и В.С. Тихомирова. Александр Федосович Китаев, один из талантливейших газетчиков того времени, обладал живым умом и прирожденным чувством юмора. Свои заметки, охватывавшие все стороны жизни земляков, он подписывал псевдонимом по имени героя известного романа Э. Войнич – «Овод». В них, прежде всего, доставалось дельцам, обманывающим голодающее и обездоленное население, бюрократам и т. п. В конце 1919 года и начале 1920 года развивается усиленная агитация за сотрудничество в газете. Агитация ведется не только письменно – через газету. Китаев и Богатов, работавшие одновременно в уотнаробе, используют для агитации (к сожалению только по Муромскому уезду) все съезды внешкольников, школьн. работников и т.д., что эти призывы небесследны доказывает сравнение количества, помещенных в «Луче» корреспонденций о жизни Меленковского и Муромского уездов.
Богатов, член Бюро, в июле 1920 года выбирается упартконференцией в члены укома и, оставаясь в составе редакции занимает должность Заведующего агитотделом. Работал в губернской печати Вологды, Рязани, Владимира.

«Заявление президиуму 15-й Губпартконференции.
По поводу открытого письма Богатова.
По поводу открытого письма гр. Богатова тов. Мальцеву К., опубликованного в газете «Луч» № 60 (343) от 6/IX-22 г., мы, делегаты Муромской организации, заявляем, что:
1) Означенное письмо мы не поддерживаем.
2) Опубликование его в печати считаем недопустимым, как неосновательно дискредитирующее партийную организацию.
3) За опубликование его в газете «Луч» выносим порицание бывшему секретарю Укома т. Коробову и редактору газеты «Луч» тов. Рядину-Дикому. (10 подписей).
«Открытое письмо К. Мальцеву.
Гражданин Мальцев,
В редактируемом вами «Агитаторе пропагандисте» вы напечатали свою статью «Самоочищение партии». Простая порядочность журналиста требовала от вас оперирования только с достоверными фактами. Но так ли вы поступили?!
Говоря о резолюции горсобрания по докладу о пленуме Губкома, вы пишите: «на собрании присутствовало не более 50 человек и резолюция была принята незначительным большинством. При чем в это большинство входили, кроме автора ее Богатова, еще несколько товарищей, работающие в отделах Исполкома. Рядовые члены партии, не посвященные в сущность этой тяжбы голосовали против и воздержались (курсив мой).
Сплошная ложь!
Сколько было на собрании — точно не знаю, но во всяком случае не меньше, чем обычно.
Резолюция была принята единогласно, при одном (кажется — т. К.) против.
Авторам приведенной вами части резолюции был не Богатов, а Фокин («чисто кровный» пролетарий железнодорожник, далеко не «самостийник»).
Вы также пишите, что Богатов «по удостоверению самого укома был долгое время единственным крупным работником в уезде» и фактически руководил работами всех учреждений Мурома» (курсив мой). Это уже ваша выдумка, плод вашей разыгравшейся фантазии.
Уком никогда не говорил, да и не мог сказать, что я «фактически руководил работой всех и вся».
Характерна для вашего «самоочищения» также фраза: «еще месяца за 3 до этого (выхода Богатова из партии) кто то говорил, что он тяготится партией» (курс. мой). «Кто-то говорил» — какая прекрасная характеристика ваших фактов, собираемых из рассказов кого-то, из слухов!
Итак — творчество собственной фантазии, слухи, а где надо, и лживые сведения — вот ваши «аналитические» орудия.
И естественно, что, пользуясь ими вы иного, кроме пасквиля (как только и можно назвать вашу статью) создать не могли.
И нет ничего удивительного, что в этом пасквиле Богатов превратился в «злокачественную болячку». Размер газетной статьи не позволяет мне дать вам подробную отповедь, но уже несколько фактов могут показать где искать причину Муромских явлений.
Вы обвиняете меня в меньшевизме, ликвидаторстве и разложении организации.
Последние 4 месяца я редактировал местную газету «Луч», а не руководил всеми — как это вы изволили выражаться.
Перо литератора — зеркало его мыслей.
Укажете же хоть одну меньшевистскую мысль в моих статьях и т. п.
Этого вы сделать не сможете, так кик недавно присланный из Роста отзыв о «Луче» за время моего редакторства говорит обратное. Вы пытаетесь выехать на ваших общих умствованиях о тем, что в Муроме «развинченные интеллигенты (к сонму коих вы относите без всякого основания и меня) при каждом удобном случае толкуют о «широкой демократии», о «широкой инициативе мест», о недопустимости «командования сверху». Устремление к самостоятельности у них доходит до полного игнорирования (?!) руководящих начал за центром и т.д.
Да, я сторонник «инициативы мест», враг «командования сверху» (о «широкой демократии» — вы шутить изволите), но далеко не в тех рамках, о коих вы говорите.
Вот маленький пример моего понимания, инициативы мест и «команд сверху».
Нами (когда я был секретарем УЭКОСО) был утверждав проект продажи медикаментов. Недели через две о том же вышел декрет. Но Губздравотдел запретил уздраву проводить в жизнь наше и усполкомовское постановление грозил чуть ли ни тюрьмой.
Ну-ка скажите, гр. Мальцев, ник бы вы, «чистокровнейший марксист – коммунист», поступили в данном случае?
Правы ли были мы, когда брали на свою ответственность продажу медикаментов вопреки «приказаниям губернских командиров» из Губздравотдела.
И право ли было Губзкосо, когда на наше указание на необходимость привлечения к ответственности Губздрява за бюрократизм, ответило только одобрением наших действий?
Где же тут проявление меньшевизма, ликвидаторства.
Да и вообще укажите хоть один факт, где бы проявился мой меньшевизм или одну фразу, в которой я не признавал бы «руководящих начал за центрами».
Вы указываете на резолюцию горсобрания, на игнорирование распоряжений центра Муромским организациям,— на слабость работ в уезде и т. д., но во первых это лично ко мне не относится,— автор резолюции не я, распоряжения центра мною не игнорировались, а «Луч « — где я работал с апреля — образцовая провинциальная газета, во вторых — уездком и уисполком, вероятно, дадут вам должную отповедь на эту несправедливую пощечину, как получил отпор ваш коллега Н. Осьмов еще в марте («Агит. — Пропаг.» № 2) — пытавшийся обвинить уком в «уродливом извращения демократизма, выразившимися в неисполнении постановлений высших партийн. организаций».
Сопоставьте сказанное мною с тем, что
1) до января 1922 года «несмотря на острый недостаток работников в уезде (Муромский) уездком работал достаточно интенсивно, охватывая все отрасли работ (1922 год)
2) с марта до мая я был кандидатом в члены укома
3) в президиуме укома я стал работать с конца мая и даже вашему разыгравшемуся воображению будет ясна вся нелепость ваших обвинений по отношению ко мне. Мне хочется, к концу письма, обратить ваше внимание на вторую сторону приведенного вами характерного факта.
Из протокола пленума губкома видно, что в прениях по докладу Муромского укома часть членов пленума обвиняли уком в кляузничестве перед губкомом на Губэкосо. Когда я выступал на горсобрании в прениях по докладу о пленуме я останавливался исключительно на этом. Я доказывал, что обвинение в кляузничестве во первых пощечина всей Муромской организации, так как поведение укома в вопросе о взаимоотношениях УЭКОСО, ГСНХ и ГЭС было одобрено упартконференцией во вторых не на чем не обосновано, сплошная инсинуация.
Отсюда ясен был и мой вывод (пропущенная вами часть резолюции). «Предложить президиуму губкома выяснить фамилии членов губкома, обвиняющих Муромскую организацию в кляузничестве и передать дело в ГКК».
А что сделано ГКК?
Не тут ли вот причина тех явлений, которые происходят в Муроме. Явлений достойных большого внимания и глубокого анализа со стороны высших парторганизаций. А не такого, каким вы думаете отделаться в своем посквиле.
В заключение два слова о моем выходе —исключения.
Повод для выхода переброска в Ковров (об У. Н. извещение я получил уже после подачи заявления) остальное вы, по-видимому, знаете все из письма т. Baсильцеву, которое вы так ловко «использовали» для оправдания своих размышлений о «богатовских» настроениях.
Из него же вы должны знать и то, насколько я чувствовал и чувствую себя чуждым для партии даже после выхода из нее.
Ив. Богатов» (газета «Луч»,6-го сентября 1922 г.).

И.П. Богатов один из организаторов Муромского краеведческого музея (1918 г.).
В начале 1923 г. во главе Муромского музея становится примерный по своей энергии работник Богатов Иван Петрович и в качестве специалиста – Селезнев Федор Яковлевич. Названными лицами прежде всего был приведен в известность и систематически расположен богатый материал музея. Затем началось новое пополнение его покупкой вещей у разных лиц и, главным образом, у Куликова. Богатов провел большую работу по формированию музейных коллекций, созданию и систематическому обновлению экспозиции, отражающей историю края с древнейших времен до середины XX в.
Богатов работал в музее в 1922-1924, 1930-1958 гг.
Иван Петрович внес значительный вклад в развитие краеведения: вел археологические разведки на территории района, открыв ряд могильников и селищ муромы и славян, опубликовал более сотни статей по истории Муромского края, несколько брошюр и книг: «Владимирские святые и их чудеса» (Владимир, 1929), «Металлургическая промышленность Владимирской губернии» (Владимир, 1929), «Муром» (в соавторстве с П. А. Исаковым и Д. П. Пудковым. Владимир, 1962). Скончался 9 марта 1980 г. в Муроме.
Руководители Муромского образования
Муромский драматический театр

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Николай (12.12.2019)
Просмотров: 36 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика