Главная
Регистрация
Вход
Вторник
13.11.2018
08:19
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [970]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [312]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [183]
Камешково [53]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [28]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [53]
Учебные заведения [20]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [72]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Муромский Музыкально-драматический кружок (Муромский театр)

Муромский Музыкально-драматический кружок

Об увлечении муромских обывателей театром ярко свидетельствует дневниковые записи 1830-х гг. купеческого сына Егора Перлова. Он много разъезжал по торговым делам своего отца, и в каждом городе, где был театр, спешил попасть на представление. Анализируя его записи о посещении представлений, публикатор «Журнала Егора Перлова» О. А. Сухова дала довольно полную характеристику театральных интересов молодого провинциала того времени. В его дневнике указано почти пятьдесят названий спектаклей в Казани, Муроме, Нижнем Новгороде, Рыбинске, Москве. «Он слушал оперы, водевили, смотрел пьесы, комедии и балеты; представления в Механическом театре, т. е. охватил все – от высоких жанров до низких; бывал как в известных российских театрах, так и в ярмарочных балаганах, например, в родном Муроме. Среди опер, которые слушал Егор Перлов, не только „Свадьба Фигаро” и другие известных европейских композиторов, но и русские „эпохи Алексея Николаевича Верстовского” (1799-1862). Так, „Аскольдову могилу” отечественного метра он посетил дважды: летом (в Нижнем) и осенью (в Москве) 1836 года. Романтическая опера на либретто М. Н. Загоскина, по его же одноименному роману из древней русской истории, впервые была представлена 28 сентября 1835 года на сцене московского Большого театра. Приключенческая интрига, национальный колорит, сплав вокальных партий, народных мелодий и разговорного жанра обеспечили ей огромную популярность. Другую оперу Верстовского – „Пан Твардовский” – Егор Перлов слушал летом 1837 года в Нижнем Новгороде. Особенно любопытна афиша театральной Москвы осени-зимы 1836 года. В перечне спектаклей, которые почти ежедневно посещал автор, и пьеса Шекспира „Гамлет”, и балет „Розалья”, и опера „Роберт”, и любопытные спектакли на темы из русской истории: упомянутая „Аскольдова могила”, „Михаил Васильевич Скопин-Шуйский”, „Дмитрий Донской”. Особенно стоит отметить пьесы современных авторов той поры, ныне знаковых и хрестоматийных. Так, 3 ноября 1836 года Е. И. Перлов присутствовал на спектакле по пьесе А. С. Грибоедова „Горе от ума”, впервые поставленной в Москве в 1831 году. А 10 ноября 1836 был на представлении комедии Н. В. Гоголя „Ревизор”. Эту пьесу Н. В. Гоголя он смотрел позже и в Нижнем Новгороде летом следующего года».
Коллежский регистратор Азбукин держал в 1851 г. театр в г. Муроме.
В июне 1863 года городским головой Ермаковым А.В. построен был на Троицкой площади на месте бывшей сборно-инвалидной команды деревянный театр, в котором 25 июня состоялся первый спектакль.
Это событие отмечает журнал «Антракт»: «Муромский городской голова г. Ермаков в прошлое лето на Конной площади города Мурома построил деревянный выштукатуренный театр, который не уступит и театрам в некоторых губернских городах». К сожалению, само здание театра не сохранилось, но как оно выглядело, можно представить по двум эскизам фасадов, находящимся в коллекции документов муромского музея. Это было небольшое одноэтажное здание с классическим порталом. А. В. Ермаков был страстным любителем театральных представлений, не пропускал ни одной пьесы. Как вспоминала жительница Мурома А. Д. Жадина, городской голова «приказывал муромскому купечеству вместе с женами посещать все спектакли».
Провинциальным актерам и антрепренерам посвящена работа В. Костылева «Театральные перекрестки провинции. Из истории русского дореволюционного театра во Владимире и Муроме». Он довольно подробно останавливается на описании «картины муромской театральной жизни» еще до постройки ермаковского театра. В город часто приезжали кочевые актерские труппы, в одной из них работала приемная мать будущей известной талантливой актрисы Пелагеи Антиповны Стрепетовой Елизавета Ивановна Кочетова, которая в Муроме «успешно и много играла». А через несколько лет, уже живя в Нижнем Новгороде, она разрешила «своей Поле и ее подруге Лизе» играть на муромской сцене. Таким образом, Пелагея Стрепетова дебютировала в только что открывшемся ермаковском театре. На следующий летний сезон 1868 года П. А. Стрепетова выступала в Муроме вместе с А. П. Ленским – будущим знаменитым артистом Малого театра. Актеры прибыли с богатым репертуаром, состоявшим из классических произведений А. С. Грибоедова, А. К. Толстого, А. Н. Островского, Ж. Оффенбаха.
Здание театра пришло в ветхость и было разобрано в 1889 году.
Театральная жизнь Мурома не стояла на месте. Приезжали гастролирующие актеры, давали концерты и оперные артисты. В 1896 и 1898 гг. выступал с концертной программой Леонид Собинов – один из крупнейших представителей русской классической вокальной школы.

«Старые тени. Отжившие тени…
Помню свое отрочество. Два десятка лет прошло со времени великого акта освобождения русского народа oт рабства — миг в жизни народов. Мозг освобожденных еще не свыкся с мыслью, что он освобожден и может мыслить и чувствовать с одинаковым правом, как и недавние его хозяева. Все еще разница между «барином и холопом» была слишком велика. В нашем городе в это время было только одно общественное учреждение для разумного времяпровождении — муромское дворянско-купеческое собрание. Выходило: посторонним вход воспрещается. И подлинно: никто из разночинцев переступить порога этого учреждения не мог.
Назрел было и образовался в то-же время и общественный клуб, но отцвел, не успевши расцвесть. Слишком еще сильна была кастовая разница, и служащий, простолюдин, разночинец боялся «барина» и «купца», как замоскворецкая купчиха архаического времени «жупела».
Цвел «дворянский клуб». В нем были и спектакли, и вечера и концерты, а мы — мы смотрели в окна на веселье их и часто в душе закипала и скорбь и ненависть.
В числе членов клуба был уважаемый всеми без различия сословий К. Г. Толстой, — человек в полном смысле этого слова, одинаково относившийся как к своему кругу, так и к нам «единым от малых сих». И вот, у него-то возникла мысль об учреждении и всесословного музыкально-драматического кружка. Зародилась мысль — явилось и исполнение. Выработали устав, и началась деятельность кружка пока еще только в дворянском кругу и собрании, однако слово «всесословный» сыграло свою роль. Появлялся где-нибудь на горизонте театрального искусства «пролетарий»: в домашних ли спектаклях, на сцене ли городского театра, в составе-ли приезжей труппы, на него уже обращали внимание, приглашали в «кружок», и мало помалу из узко-сословного учреждения образовался действительно кружок «всесословный».
Разорились двери «дворянского клуба», и широкой волной влился туда разночинец. Многие годы дело шло дружно, несмотря на некоторые трения. Но вот воскрес уснувший на время устав общественного клуба, воскрес, и образовалось общественное для всех сословий собрание. Большим шагом пошло вперед, укрепляясь, развиваясь. Вскоре перешел к нему и кружок, благополучно здравствующий и поныне. Начало всему этому, как я уже сказал, было положено К. Г. Толстым.
На днях была панихида по нем в зале общественного собрания. Увы, почтить память покойного собралось только 12 человек из числа всех членов кружка, насчитывающего почти сотню людей. Из сотоварищей и соратников покойного на панихиде оказался только один Л. Ф. Гордон».
«Панихида по К. Г. Толстом.
В воскресенье, 22 декабря, в помещении музыкально-драматического кружка была отслужена заупокойная панихида по скончавшемся недавно в Москве одном из учредителей и бывшем президенте кружка К.Г. Толстом. Присутствовавших на панихиде было очень немного.
Как мы слышали, К. Г. Толстой оставил по духовному завещанию: 2500 р. мужской гимназии, столько-же реальному училищу, 2500 на постройку предполагаемой женской гимназии и 5 тыс. р. на постройку школы в с. Мишине, Муромского уезда».
Газета «Муромский край», 28 декабря 1913 г.).

«Театр и музыка
На рождественских праздниках местный музыкально-драматический кружок ставить много нашумевшую новинку - драму М. П. Арцыбашева «Ревность».
— В ближайшем будущем предстоит избрание президента кружка, на место уехавшего из Мурома г. Кирова Оба, назначавшиеся по поводу избрания президента, собрания членов кружка не состоялись за малочисленностью прибывших.
— Общественное собрание уже опубликовало расписание маскарадов и спектаклей на сезон 1913-1914 г. (Газета «Муромский край», 21-го декабря 1913 г.).
«Ревность». Поставленная 12 января музыкально-драматическим кружком втоpично «Ревность» собрала незначительное количество публики, но прошла с значительно большим успехом, нежели в первой постановке, 27 декабря 1913 г. После первого, крайне неудачного, акта, успех игры поднимали с каждым действием, и последнее прошло с большим подъемом.
Публика долго и шумно аплодировала исполнителям.
- А. И. Мумриков просит нас сообщить, что, в виду отъезда во Владимир по судебным делам, он не может принять участии в суде над «Ревностью», назначенном, как известно, на 15 января» («Муромский Край», Вторник, 14-го января 1914 г.).
«Благотворительный вечер.
Поставленный третьего дня музыкально-драматическим кружком в пользу недостаточных учеников 2-го городского высшего начального училища спектакль «Светит, да не греет» привлек не особенно много публики. Среди последней преобладала учащаяся молодежь. Спектакль имел у публики успех, но нас игра исполнителей не удовлетворяла.
Как нам сообщают, приход от спектакля выразился в сумме 129 р. 18 к. (билеты дали 117 р. 5 коп, от продажи программ выручено 7 р. 54 к. и пожертвовано 4 р. 59 к.), расход составил 49 р. 67 к.» (Газета «Муромский край», 4-го февраля 1914 г.).
«С. Мордовщик, Мур. у.
Спектакли
. В воскресенье в театре общественного собрания товариществом драматических артистов под управлением А. И. Ленского дан был спектакль.
Представлен был веселый фарс «Женщины на Марсе».
Публики было мало: в этот вечер в Мордовщике и в соседних деревнях гуляло несколько свадеб.
- 9-го февраля любителями драматического искусства будет представлена комедия фарс с. Белой «Блудница Митродора».
По окончании спектакля состоятся танцы» (Газета «Муромский край», 5-го февраля 1914 г.).
«Спектакль.
Завтра в зале общественного собрания музыкально-драматическим кружком будет представлена комедия С. Л. Яковлева «Оболтусы— Ветрогоны» (Газета «Муромский край», 8-го февраля 1914 г.).
«В воскресенье, 9 февраля в зале общественного собрания музыкально-драматическим кружком была поставлена веселая комедия Яковлева «Оболтусы – ветрогоны».
Комедия прошла очень дружно.
Видна была сыгранность, хорошая срепетовка и более, чем бывает часто, серьезное отношение к исполнению.
Из отдельных исполнителей отметим прежде всего г. Трубецкого. Папаша «Оболтусов и ветрогонов» в его исполнении был очень хорош. Милы были и сами «ветрогоны и оболтусы» Проша и Троша — гг. Бережницкий и Ленский. Последний нередко слегка шаржировал, что впрочем почти не портило впечатления. Безусловно хороша была г-жа Виноградова, мать Бориса, игриво провела роль горничной г-жа Ларио. Остальные исполнители поддерживали ансамбль.
Впрочем из числа остальных следует выделить г. Чарова, не только не справившегося с легкой ролью Бориса, но и совершенно не умеющего держать себя на сцене.
Публики на спектакле было, к сожалению, не много.
Завтра муз.-драм. кружком ставится некогда нашумевшая пьеса В. Рышкова «Змейка».
Н. С.» (Газета «Муромский край», 11-го февраля 1914 г.).
«Змейка». 12 февраля в зале общественного собрания музыкально-драматическим кружком была представлена нашумевшая в прошлом сезоне комедия В. Рышкова «Змейка».
Играли, как и всегда, местами хорошо, местами плохо. Безукоризненно провела свою роль г-жа Виноградова. Публики было много.
Во время танцев в зале наблюдалась аравийская пустыня в миниатюре... Две—три танцующие пары сладко позевывали» (Газета «Муромский край», 14-го февраля 1914 г.).
«В воскресенье, 16 февраля в зале общественного собрания музыкально-драматическим кружком была представлена пьеса Н. Черешнева «Частное дело». Не касаясь самой пьесы, в которой автор яркими и смелыми штрихами обрисовал педагогическую деятельность и частную жизнь педагогов и воспитанников придав им образный колорит из тех красок, какие оказались на его палитре, мы скажем об участвующих в ней... Несколько бледный образ директора гимназии дал А. П. Незнакомый, хотя надо отдать справедливость, в некоторых местах он был хорош. Лучше всех провел свою роль (Борис) Н. И. Бережницкий, хороша была и А. И. Волкова — в роли гимназистки Татьяны. Справилась со своей задачей A. П. Жадина, выступившая первый раз на сцене. Слабее других оказалась М.М. Синицина как мимика, так и дикция и голос не соответствовали той сварливой бойкой энергичной Полицыной, какой изобразил ее автор. Почти тоже приходится сказать и о Н. С. Поздняковой, выступившей в роли гувернантки... Недурно провела роль горничной О.Н. Ларио. Сносно играл г. Чаров, удовлетворительны были остальные. В общем вся присутствовавшая публика (к сожалению в небольшом количестве) осталась довольна спектаклем. Состоявшиеся после спектакля танцы привлекли две-три пары танцующих, которые с должным подъемом провожали масленицу» (Газета «Муромский край», 18-го февраля 1914 г.).
«В кружке.
На последнем заседании комитета мур. муз драм. кружка был поднят интересный вопрос о постройке собственного здания для помещения кружка, если удастся собрать необходимый капитал. Настоящее помещение кружка, арендуемое у общественного собрания за плату 650 р. в год, имеет то неудобство, что на праздниках в самые важные для кружка дни. оно эксплуатируется самим собранием.
Зимний сезон кружок закончил вполне благоприятно, оправдав все свои обязательства. В посте по субботам предположено устраивать семейные веч. В заседания снова был возбужден вопрос об устройстве лекций» (Газета «Муромский край» 20-го февраля 1914 г.).
«В кружке
Как и предполагалось, музыкально-драматическим кружком по субботам в зале обществ. собрания будут устраиваться семейные вечера. Для первой субботы готовится известный шарж Мировича «Графиня Эльвира» (Газета «Муромский край», 25-го февраля 1914 г.).
«Третьего дня в заседании комитета музык.-драматического кружка постановлево препроводить в гор. управу 25 р. на памятник А. В. Ермакову, как основателю театра в Муроме» (Газета «Муромский край», 16-го июля 1914 г.).
«Муром — город бойкий, торговый, а, между тем, в нем нет ни одного памятника. Почему же и не воздвигнуть памятник? И вот, благословясь, принялись за постройку памятника А.В. Ермакову. И принялись так рьяно, что муромцы в скором времени будут иметь возможность с гордостью показывать приезжим, в числе достопримечательностей города Мурома памятник А.В. Ермакову…
Существование в Муроме какого-либо театра не представляется возможным, так как он неминуемо потерпел-бы материальные убытки. Другое дело, если бы в Муроме были теперь меценаты, подобные А. В. Ермакову, который почти всецело на свои средства содержал труппу артистов. Но таких покровителей искусств у нас нет, о чем приходится только пожалеть. Итак, кроме спектаклей драматического кружи, которых летом еще не было, идти совершенно некуда. И приходится бедному обывателю, пожираемому чисто «обывательской» скукой, в часы отдыха, если не сидится дома, скитаться бесцельно по пыльным улицам, поглядывая с чувством, похожим на тошноту, на широковещательные афиши смертельно-надоевшего цирка, с его «чемпионами», или (о, Боже!) идти смотреть на футболистов.
И выходит, что захватила культура и Муром, но только —
— С одного боку.
Григорий Безталанный» (Газета «Муромский край», 15-го июля 1914 г.).




Муромская выставка-ярмарка 1914-го года

«К предстоящим концертам народной консерватории.
9 и 19 февраля с. г. в помещении Художественного театра местная народная консерватория выступает с первыми двумя концертами.
В одном — испробуют свои силы исключительно учащиеся консерватории, в другом — учащиеся, совместно с представителями. Эти концерты будут иметь двойной интерес, с одной стороны — они показатели деятельности молодого в высокой степени полезного культурно-просветительного учреждения, каковым является народная консерватория, с другой — благодаря строго серьезно составленной программе, они дадут публике возможность прослушать ряд музыкальных номеров чистого искусства. Программа составлена из хоровых и сольных (вокальной и инструментальной музыки) произведений. Сбop с концертов поступит в фонд консерватории.
Несомненно, цель и значение устраиваемых концертов привлекут публику» (Известия Муромского совета рабочих и крестьянских депутатов. Январь 1919).
В первые послереволюционные годы в Муроме действовала постоянная театральная труппа, состоявшая из местных и приглашенных актеров. Театр был драматическим и размещался в национализированном здании кинотеатра «Художественный». Работу его возглавлял муромский журналист А. Ф. Китаев. Репертуар обсуждался особой комиссией с участием представителей клубов и всех желающих. Стремление революционизировать театр и поставить его в ряд «агитаторов и пропагандистов» - главная тенденция того времени. Отсутствие необходимых пьес пытались пополнить инсценировками революционных повестей и романов. В праздничные дни, на вечерах-митингах показывали так называемые «живые картины». В день второй годовщины Октября была инсценирована повесть «Две власти». С большим успехом шел спектакль-концерт И. П. Богатова и А. Ф. Китаева «История революции в песнях». Репертуар сезона 1919 - 1920 годов включал пьесы «Пугачев», «Овод», «Разбойники», «На дне», «Гроза», «Отцы и дети». Местная газета писала: «Рабочие, колхозники, советская интеллигенция идут в театры, чтобы посмотреть лучшие пьесы М. Горького, Шиллера, Шекспира, лучшие вещи советских драматургов». По воспоминаниям старожилов, театр был горячо любим муромскими жителями. На некоторые спектакли очереди за билетами выстраивались с раннего утра.
В двадцатые и тридцатые годы Муром часто посещали артисты из Москвы, Ленинграда, Киева, Нижнего Новгорода: В. Барсова, Е. Гельцер, И. Ильинский, В. И. Качалов, В. Кригер, В. Э. Мейрхольд, И. Моисеев, А. Пирогов, квартет Глазунова и др.
Регулярно разыгрывались спектакли в двух летних театрах «с правильно оборудованными сценами». В двадцатые годы в Муроме ставилось от сорока до пятидесяти спектаклей в месяц. В уезде эту работу вели народные дома и культурно-просветительские общества.


Здание Муромского театра. 1930 г. Из фотоархива МИХМ

В 1930-е годы в городском драматическом театре имелся сильный состав артистов: А. Арманова, В. Домаратский, Н. Зорин, Е. Крючкова, Г. Михайловский, М. Раздолин и др. Репертуар был разнообразен: «Собака на сене» и «Овечий источник» Лопе де Вега, «Падь серебряная», «Порт-Артур». С 1931 года в клубе им. Ленина начал свою работу самодеятельный театр П. П. Радковского. Одними из первых спектаклей театра были пьесы «Диктатура пролетариата», «Как закалялась сталь», «Огненный мост» и др. Среди спектаклей-однодневок в репертуаре театра постоянными были классические произведения: «Коварство и любовь» Ф. Шиллера, «Лес», «Бесприданница», «Бешеные деньги» А. Н. Островского, «Ревизор» Н. В. Гоголя и т. д. Через два-три года в труппе было организовано вокальное отделение и началась подготовка первых музыкальных спектаклей: «Запорожец за Дунаем» С. С. Гулак-Артемовского, «Наталка Полтавка» Н. В. Лысенко, «Свадьба в Малиновке» Б. А. Александрова. Уже тогда постановки П. П. Радковского отличались яркой игрой актеров, добротными декорациями, размахом, большим количеством массовых сцен.
В предвоенные годы городской драматический театр был с достаточно сильным составом артистов и разнообразным репертуаром. В здании театра проводились танцевальные вечера, например, «Вечер западно-европейских танцев» под оркестр духовой музыки. Пользовался популярностью и самодеятельный театр П. П. Радковского в клубе им. Ленина, который в январе поставил в городском театре музыкальный спектакль «Взаимная любовь», а в марте 1941 года «одну из лучших пьес классика Л. Н. Толстого „Живой труп”». В спектакле участвовали рабочие и служащие паровозоремонтного завода и железнодорожники узла.
К этому времени у многих городских предприятий и фабрик были свои клубы с кружками художественной самодеятельности. При их активном участии, например, в клубе им. Ленина 31 декабря 1940 года состоялся бал-маскарад. Выступали хор русской песни, шумовой и духовой оркестры. Участники разошлись далеко за полночь.
Театральная труппа, состоявшая сначала из пятнадцати человек, постоянно разрастаясь, работала и в послевоенное время вплоть до 1970-х годов.
Город Муром
Зворыкин Владимир Петрович (1888 - 1961) – преподаватель музыки и пения, дирижер Муромского симфонического оркестра.
История Кинотеатров города Мурома
Массовый досуг в Муроме в предвоенные годы и годы ВОВ
Первый Владимирский театр

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (13.10.2018)
Просмотров: 44 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика