Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
25.06.2017
06:35
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 305

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [562]
Суздаль [214]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [161]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [39]
Юрьев [83]
Судогда [24]
Москва [41]
Покров [45]
Гусь [44]
Вязники [113]
Камешково [42]
Ковров [125]
Гороховец [25]
Александров [85]
Переславль [79]
Кольчугино [20]
История [14]
Киржач [34]
Шуя [59]
Религия [2]
Иваново [21]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Переславль

Потеря Переславлем прежнего значения в Переславской епархии в сер. XVIII века

Потеря Переславлем прежнего значения

Открытие Переславской Епархии в 1744 году.
- Арсений Могилянский - 25 июля 1744 — 30 мая 1752 Архиепископ Переславский и Дмитровский.
- Амвросий (Зертис-Каменский) - 1753-1761 гг. Епископ Переславский и Дмитровский.

Указ от 20 декабря 1753 года вносил существенные изменения в порядок епархиального управления. Переславль терял свое прежнее значение центра епархиальной жизни и обращался в одну из периферий, несколько впрочем возвышающуюся по значению над остальными. Место Горицкого монастыря заняла обитель, не входившая доселе в состав Переславской епархии, Воскресенская или Новый Иерусалим, в которой и помещена была Переславская духовная консистория.
Присутствие в консистории повелено было иметь игумену Лукиановой пустыни Боголепу, наместнику и экзаменатору Иосифовского монастыря иеромонаху Илариону и (несколько позже) иеродиакону Воскресенского монастыря Адриану. При исполнении секретарской должности пока был оставлен прежний секретарь Гавриил Сокольский.
К июню 1754 года экзаменатор Иларион «для многих благословных вин» оставлен был в Иосифове монастыре «на череде». Иеродиакон Адриан во время отлучек епископа Амвросия в Москву и поездок по епархии состоял присутствующим в конторе Его Преосвященства. Оставался у дел, таким образом, один игумен Лукиановский Боголеп. Обремененный тяжестью епархиальных дел, он обратился, наконец, с просьбою к епископу Амвросию о назначении какого-нибудь нового члена для присутствования в консистории. В ответ на это епископ Амвросий затребовал от консистории сведений относительно пригодных кандидатов, после чего началась продолжительная переписка, давшая материал для обширного дела. Из хода этого дела обнаружилось, что присутствование в консистории не только не рассматривалось настоятелями монастырей, как искомая, желательная привилегия, а наоборот трактовалось, как тяжелая повинность. Наиболее тяготил кандидатов в члены консистории вопрос о материальном содержании таких членов в период присутствования их в консистории, вдали от своего монастыря.
С утверждения епископа Амвросия консистория положила обратиться с запросом к настоятелям всех епархиальных монастырей, с тем, чтобы они, во первых, указали желательных кандидатов для присутствования в консистории и, во вторых, определили «кошт их содержания, дабы одним пред другими отягощения не было». Через некоторое время в Переславской духовной консистории получены были самые разнообразные ответы. Архимандрит Иосифова монастыря Пахомий указывал на настоятеля Дмитровского Борисоглебского монастыря Павла, которому, по его мнению, «подлежательно быть присутствующим, не приемля от него в резон, хотя бы он и представлял, что прежде сего разными епаршескими послушаниями одолжен был, понеже в оном том Борисоглебском монастыре находится еще до учреждения Переславской епархии с 1740 года, чему уже 14 лет минуло, и через такое немалое время по монастырю экономию упорядочить и отдохновение от трудов иметь архимандриту удобно было можно». Вторым кандидатом Пахомий указал игумена Боголепа «за неимением ему по той пустыни крайней нужды, ибо оная пустынь строением во всякой исправности находится, а дел по той пустыни, как безвотчинной, никаких нет, без которых по его к делам привычке в той пустыни живучи будет ему не без скуки». Касаясь вопроса о коште, архимандрит Пахомий предлагал со всех вотчинных монастырских крестьян собирать с каждой души по 1 ¼ коп., что при 23978 душ даст в год 299 р. 72 коп.
Настоятель Переславского Николаевского монастыря игумен Иаков Певницкий (Игумен Иаков произведен был во игумена Николаевского Переславского монастыря 11 февраля 1733 года.), витийственно перемешивая греческие слова с русскими, писал: «Первое, долженствует чрез промемории взять ведение из прочих епархиев древних, какое определение и на каком коште или жаловании судящий и присутствующий содержатся, и тако будет нам парадигм добр на сие. Второе, надлежит в кандидаты — сии всечестнии и благоразумнии софологиотати отцы архимандриты: первый — полимафестатос и софологиотатос Лужецкого монастыря архимандрит Панкратий; вторый — яко благоразумный и благосмышленный полилогос Волоколамского Осиповского монастыря архимандрит Пахомий. Понеже по достоинству, и по близкости, и по много-крестьянству, по мнению моему, суть достойнии».
Неизвестно почему, но предпринятый консисторией по инициативе игумена Боголепа опрос монастырских настоятелей остался без результата. Третий член консистории в 1754 году не был назначен. В мае месяце 1755 года как игумен Боголеп, так и иеродиакон Адриан, совсем отрешены были от присутствования в консистории по делу об описных книгах Лукиановой пустыни, не представленных епископу Амвросию по его требованию. Начатое по этому поводу следствие обнаружило погрешности Боголепа как по управлению Лукиановой пустынью, так и по ведению консисторских дел. Резолюцией епископа Амвросия игумен Боголеп переведен был на иеромонашескую вакансию в Воскресенский монастырь, а консисторские подьячие подверглись жестокому плетьми наказанию, дабы, по словам епископа Амвросия, «могли узнать, что искусство приказного состоит не в ябедах и подлогах, а в изыскании настоящей истины».
Присутствие в консистории с мая получил Колоцкий игумен Гермоген, но не надолго. Вообще, по удалении игумена Боголепа, мы видим постоянную перемену присутствующих в консистории, сменявших через самый короткий промежуток времени один другого. С ноября 1755 года присутствующим консистории подписывался под бумагами протопоп Переславского Преображенского собора Иоанн Иоаннов, с февраля 1756 года — архимандрит Дмитровского Борисоглебского монастыря Павел; с начала 1757 года — архимандрит Иосифова монастыря Пахомий; в августе — Дмитровский архимандрит Иакинф; в сентябре — Адриан, Лужецкий архимандрит; с апреля 1758 года — архимандрит Дмитровского Борисоглебского монастыря Нифонт (Червинский); с июля того же года — к нему присоединен Адриан Лужецкий; 17 ноября 1759 г., по распоряжению епископа Амвросия, вызван был для присутствия в консистории срочно опять архимандрит Дмитровского Борисоглебского монастыря Нифонт; в начале 1760 года в подписях протоколов видим опять имя Адриана, которого по отказе сменил Колоцкий игумен Марк; с 17 сентября 1760 года снова вызван был для присутствия в консистории Лужецкий архимандрит Адриан.
При всех этих сменах присутствовал в консистории, решал консисторские дела большей частью только один член, который и подписывался под текущим делопроизводством. Очевидно, в такой форме нашел для себя разрешение вопрос об уравнении настоятелей монастырских в отношении отягощавшей их консисторской повинности. С другой стороны, кроме этого обстоятельства, постоянная смена присутствовавших в консистории отчасти может быть объяснена частыми перемещениями самих настоятелей монастырей, какое мы наблюдаем в период управления Переславской епархией епископа Амвросия.
Исполнение секретарской должности в Переславской консистории поручено было с 1754 г., по распоряжению епископа Амвросия, двум секретарям. «Для исправнейшаго отправления текущих дел по епархии», она разделена была по уездам на две равные части. Гавриилу Сокольскому поручены были город Переславль, Верея, Можайск с уездами, Троицкая Нерльская десятина и монастыри: Данилов, Никольский Борисоглебский на Песках, Феодоровский девичий, Солбинская пустынь, Верейский Спасский, Можайский Лужецкий и Колоцкий. Новоприсланному из Синода секретарю Аполлосу Наумову — Дмитровск, Волоколамск, Руза, Гжатская пристань, Александрослободская десятина и монастыри Никитский, Борисоглебский на Горе, Лукианова и Введенская пустыни, Александровский Успенский монастырь, Дмитровский Борисоглебский, Волоколамский Иосифов и Возмицкий. В экспедиции же Наумова повелено было быть приказному столу, «где чинилось исполнение в силу присылаемых из разных мест указов и промеморий».
Приведенная комбинация распределения епаршеских дел между двумя секретарями обусловливалась не столько обширностью епархиального делопроизводства, сколько желанием епископа Амвросия устроить и прежнего секретаря, который с назначением нового Аполлоса Наумова должен был остаться не у дел. Поэтому в июне 1758 года, когда Гавриил Сокольский уволен был в Тамбовскую епархию, Аполлос Наумов стал исправлять секретарскую должность один и оставался в Переславской епархии до половины июня 1761 года, когда с уходом епископа Амвросия в Крутицы, переведен был на секретарскую должность в Крутицкую епархию. На место его в Переславле определен был секретарем в июне месяце того же года Николай Васильев.
Жалованья секретарь консистории получал по 50 рублей в год из неокладных консисторских доходов и по 50 четвертей хлеба от архиерейской кафедры. Кроме сего А. Наумову столько же выдавалось от Воскресенского монастыря за исправление вотчинных монастырских дел. Когда секретарь остался один, содержание его соответственно этому увеличилось вдвое.
Средства, необходимые для покрытия канцелярских расходов консистории, по отоплению зданий, по содержанию рассыльных, собирались по прежнему с священно-церковнослужителей по числу приходских дворов, считая по две четверти со двора. Но сбор этот поступал в высшей степени «косно». Напр., в конце октября 1760 г., несмотря на многократные указы, разосланные по епархии, консистория не получала еще «ни откуда» денег, следуемых ей на 1760 год. На покрытие консисторских расходов шел далее пятикопеечный сбор с поступавших в консисторию донесений и прошений (Цифра этого пятикопеечного сбора в разные годы была неодинакова; но в общем — небольшая. Максимум такого сбора, по показаниям консистории, не превышал суммы, поступившей в 1760 г., — а она равнялась всего 13 р. 25 к.) и, так называемый, «алтынный сбор» с венечных памятей. «Алтынный сбор» до 1754 года поступал в пользу поповских старост, взимавших при отпусках венечных памятей, сверх положенных пошлинных и лазаретных денег, по три копейки с каждой памяти на отвоз собираемой ими казны. В 1754 г. епископ Амвросий распорядился передавать «алтынный сбор» на консисторский расход. Консистория им пользовалась до 1762 г. включительно. Максимальная сумма годового поступления по этому сбору равнялась 159 р. 42 к. Но поповские старосты, лишившись заработка, стали вознаграждать себя новыми поборами с брачующихся, и «народу во взятках от венечных памятей чинились несносные преобидения», как говорил в одном из указов епископ Сильвестр, преемник Амвросия. На этом основании с 1763 года «алтынный сбор» снова передан был поповским старостам.
Со вступлением епископа Амвросия на Переславскую кафедру, при Переславской духовной консистории учрежден был «особливый архив», тогда как доселе решенные дела хранились по всем повытьям в разных местах. Для хранения архивных дел определен был из канцеляристов особый архивариус Алексей Андреев. В новоустроенный архив переданы были и дела Переславской консистории, хранившиеся в Горицком монастыре, — к сожалению только, не все. Пожаром, случившимся в Горицах в конце 1753 г., некоторые из дел были уничтожены, а другие «в торопости побраны, замараны и местами погорели». За отсутствием описей, впоследствии не было возможности даже определить, какие из дел сгорели.
Консистория, находившаяся в Воскресенском монастыре, действовала под наблюдением и руководством епископа Амвросия. В случаях отлучек из монастыря Преосвященного Амвросия для ревизии епархии, или для поездок в Москву и другие города, он сносился с консисторией при посредстве домовой конторы. Контора эта была учреждена в силу особого распоряжения епископа Амвросия от 12 мая 1754 г. В указе говорилось: «Определяется для таковых отлучек наших и в таковыя времена, чтобы впредь отныне была при нас домовая контора, в которой для исправления дел и подписывания отправляемых в консисторию и в другия места указов присутствие иметь обретающемуся при нас Воскресенского Новоиерусалимского монастыря иеродиакону Адриану. А когда пребывание наше будет во оном монастыре, тогда оному иеродиакону Адриану присутствовать во означенной Переславской духовной консистории и те производимыя в конторе дела отдавать и по ним, ежели по которому чего будет не окончано, указное произвождение чинить помянутой консистории, дабы оное делам произвождение было единственно, а не в разных местах. Особливо же оному иеродиакону Адриану надсмотрение иметь и по ставленническим делам, чтоб оные производимы были по справедливости, надлежащим порядком и без продолжения излишняго времени».
Как можно видеть из цитированного, домовая контора Его Преосвященства функционировала только в период отлучек из монастыря епископа Амвросия, являлась посредствующей инстанцией между владыкой и консисторией и прекращала свою деятельность с приездом Амвросия в монастырь, как бы сливаясь тогда с консисторией.
С перенесением консистории в Воскресенский монастырь, в Переславле, согласно указу епископа Амвросия, учреждалась Переславская контора, с теми же правами и полномочиями в пределах известной территории, какие принадлежали Переславской консистории, но, вследствие отдаленности от епархиального архиерея, на практике занявшая положение гораздо более скромное. Ей подчинены были по всем делам Переславская градская и уездная десятины и округ, который ведало раньше Александровское духовное правление. Присутствие в конторе указом от 20 декабря 1753 года предписано было иметь Никитскому архимандриту Нифонту и с ним Переславским игуменам — Никольскому Иакову Певницкому и Борисоглебскому Никанору. Исправление секретарской должности при консисторских заседаниях поручено было канцеляристу Николаю Васильеву (впоследствии — с 1761 г. — сделавшемуся секретарем консистории).
Первоприсутствующий конторы архимандрит Нифонт кроме сего получил особые полномочия Резолюциями от 28 ноября 1753 года и 17 февраля 1754 года он назначен был правителем над всеми вотчинными служителями и монастырским строением в кафедральном Горицком и Даниловом монастырях, а также и над семинарией. Этим определялось и то особое положение, которое он должен был занять в Переславской конторе. — Но архимандрит Нифонт не оправдал возлагавшихся на него надежд. Да и вообще Переславская контора своею деятельностью в первые годы своего существования, по неопытности ли исправлявшего секретарскую должность, вследствие ли небрежения заседавших в ней членов или, может быть, вследствие неопределенности положения, которое она заняла в общем строе епархиального управления, вызывала сильные прещения со стороны своего ближайшего начальника.
Прежде всего, в начале 1754 года Переславская контора уволила согласно прошению за старостью и слепотой от игуменства в Вознесенском девичьем монастыре (в Переславле Залесском) игумению Велагрию и на место ее назначила монахиню Проклу, о чем особым доношением от 7 марта 1754 года и сообщила Преосвященному Амвросию. Епископ Амвросий на доношении положил резолюцию: «Записав, послать в контору с репремантом запрещение, чтобы оная контора впредь ни под какими виды в производство в таковые чины отнюдь не мешалась под опасением штрафа, ибо сие собственно до нас надлежит. По этому и архимандритов следовало б иметь им производить».

В июне месяце 1754 года (около 16 числа) Преосвященный Амвросий посетил Переславль. В силу распоряжения, данного из Нового Иерусалима, в Переславле устроена была владыке подобающая торжественная встреча. Настоятели всех Переславских монастырей приветствовали его при катедральной пустоши Собилке. В назначенное время ими послано было 200 лучших монастырских лошадей, которых распределили на двух станциях — при Троице-Сергиевой лавре и Лукиановой пустыни. В Троице-Сергиеву лавру послана было кроме того «в добром платье» 12 лучших служителей. Владыка оставался в Переславле до августа месяца и успел довольно основательно ознакомиться со своим епархиальным городом и теми лицами, которых поставил в Переславле во главе духовного управления. Уехал владыка отсюда неудовлетворенным и недовольным. В одном из последующих его указов нарисована довольно неприглядная картина тех порядков, которые владыка застал в кафедральном доме.
«Во время присутствия Его Преосвященства в катедральном Горицком монастыре усмотрено, что оный архимандрит Нифонт еще до прибытия Его Преосвященства находился и ныне находится в болезни, за которою болезнью не точию никакого смотрения во оных монастырях иметь он не может, но и из того Никитского монастыря не выезжает, и за таковым несмотрением в строении Его Преосвященство самоперсонально усмотреть изволил крайния неисправности, и чрез немало прошедшее время после отбытия Его Преосвященства из Переславля в августе месяце в ставропигиальный Воскресенский монастырь немалым числом мастеровых и рабочих людей построено весьма недовольно; к томуж и в расходе катедральной суммы оказались крайние непорядки»...
В октябре месяце 1754 года Нифонт отставлен был от возложенного на него ответственного дела и на его место определен игумен Никольского, что на Болоте, монастыря Иаков Певницкий, который стал именоваться «наместником катедрального Горицкого монастыря», оставаясь в то же время игуменом Никольским, «понеже, как говорилось в указе, по честности жития его и всегдашней трезвости уповательно он игумен в правлении исправиться может».
После такого назначения игумен Иаков занял, конечно, и первое место в Переславской конторе. Впрочем, некоторое время по отъезде епископа Амвросия из Переславля присутствие в конторе имел иеродиакон Воскресенского монастыря Адриан, который, как известно, назначен был присутствующим в домовой конторе Его Преосвященства. Иеродиакона Адриана оставили в Переславле, имея в виду, вероятно, упорядочить течение конторских дел.
Злоключения Никитского архимандрита Нифонта не ограничились однако одним лишением возложенных на него почетных полномочий. Вскоре возникло дело «о плутнях и воровстве» заведывающего рыбными ловлями в Переславских архиерейских вотчинах иеродиакона Савватия, который воровски писал «щуренки» в число щук и по нерачению которого много рыбы уснуло. По представлению конторы, епископ Амвросий велел взыскать с архимандрита Нифонта «за несмотрение» 20 руб., а с исправляющего секретарскую должность Николая Васильева за то, что он репортов об уловной рыбе, не требовал, 10 руб.
В 1758 году Переславская контора и ее первоприсутствующий наместник катедрального монастыря обличены были снова «в нерачительном и продерзостном» отношении к порученному им делу.
В 1757 году, в декабре месяце, для отправления торжества о высоком рождении Великие Княжны Анны Петровны епископ Амвросий прибыл в г. Переславль и здесь не нашел ключаря собора священника Иоакима, отправившегося по зимнему пути в объезд своего благочиния. Епископ Амвросий усмотрел в таком поступке ключаря прямое нарушение своих распоряжений, основанных на требованиях Духовного Регламента, по которым епископам предписывалось объезжать приходы своей епархии летом, «во время... угоднейшее к посещению, нежели зимнее». Ключарь Иоаким был сыскан на его коште, от ключарства отрешен, из катедрального клира выключен и отправлен под караулом в контору для подробного расследования дела. Когда при отъезде владыки из Переславля наместник Горицкого монастыря, присутствовавший в конторе Никитский архимандрит Каллистрат осведомился у владыки о дальнейшей судьбе ключаря, Амвросий ответил: «пускай без места и богослужения побьется, научится — как то зимою да еще пред праздником для наживки под образом благочиния попов объезжать». Между тем контора не выполнила распоряжений Амвросия и даже допустила в отношении к Иоакиму значительные послабления. Несмотря на отрешение Иоакима владыкой от священно-служения и на то, что двухлетний срок его епитрахильной грамоты истек, а грамота не была возобновлена, контора дозволила ему священно-служение. Когда епископ Амвросий прибыл в Переславль в следующий раз, он увидал Иоакима даже сослужащим ему в церкви Всех Святых. Тогда Амвросий повелел передать дело об отрешенном ключаре из Переславской конторы в консисторию, где оно и подверглось самому тщательному обследованию. Консистория по окончании следствия вынесла суровый приговор. Иоакима предполагалось наказать плетьми и отослать, яко вдового, в Лукианову пустынь в монастырские труды, Никитского настоятеля и катедрального наместника архимандрита Каллистрата оштрафовать 20 руб., других присутствующих каждого по 10 руб., регистратора Васильева 30 руб. на катедральное строение; кроме того определено было «конторе настрого подтвердить указом, чтобы она в правлении дел и в надлежащем по должности своей наблюдательстве поступала во всем по силе святых правил и указов справедливо без малейшаго угощения под опасением лишения присутствующими и регистратором своих чинов». Епископ Амвросий смягчил приговор и написал: «Хотя за сие как контора, так и Иоаким предписанному здесь штрафованию неотменно подлежат, однако, понеже мы правду, как ее до сих пор не заглаживали, сыскали и тем паче всякие сатисфакции довольствуемся, того ради всем вины и штрафы оставляются, точию подтвердить из консистории, чтобы всяк во что зван, в том и пребывал, под лишением чести, кто какую имеет, а Иоакиму продерзателю для малолетних детей и понесенных кузнечных трудов велеть приискать себе праздное священническое место и нам явиться».
Члены конторы на этот раз освобождены были от наказания. Но через несколько времени последовало распоряжение епископа Амвросия более общего характера, имевшее в виду обеспечить правильное и безостановочное ведение дел в конторе и до некоторой степени вовлечь в интересы жизни Горицкого монастыря и существовавшего при нем органа духовного управления остальных монастырских настоятелей гор. Переславля. Последнее было необходимо особенно потому, что в это именно время в Горицком монастыре происходили крупные строительные работы по устройству Гефсимании, в успешном ходе которых Преосвященный Амвросий был сильно заинтересован.
21 сентября 1758 года за его подписью было отправлено в Переславль определение такого содержания. «Понеже из производимых в катедральной нашей конторе дел усмотрены нами многие непорядки, через которые та контора подвергает себя частым ответам и штрафованиям, и хотя по приказаниям нашим многими уже из консистории указами подтверждено, но лучшаго исправления доныне еще не видно, оное же по большей части происходит от того, что присутствующие (как из подписания на репортах и доношениях видно) не всегда все в конторе бывают, но почасту един архимандрит и катедральный наместник Каллистрат, который сверх того присутствия конторского смотрением церковного строения занят, отчего и в делах продолжение и остановка бывает, прочие же при Переславле сбывающие монастырские настоятели, которые никакими послушаниями не одолжены и в конторе при нашем присутствии редко, а без нас не токмо для священнослужения, но и не за чем никогда не бывают, и ежели кому из них случится приехать к нам, то равно как бы они из другой епархии были, ни о каких нужнейших по катедре потребностях на вопросы сказать ни о чем не знают; того ради для лучшаго и порядочнейшаго впредь исправления определяется учинить следующее:
1. В катедральной конторе обще с нынешними присутствовать Троицкого Данилова училищного монастыря архимандриту и семинарии нашей директору Иакинфу и в указные по генеральному регламенту дни (кроме случающихся болезней и самокрайнейших нужд) быть в присутствии всем неотложно и отправление дел иметь не инако, как тем же регламентом и последующими присланными из консистории нашей указами определено без всякого упущения.
2. Находящимся же при Переславле архимандритам и игуменам по примеру всех других епархей иметь в катедральном нашем соборе в праздничные дни поочередно священнослужение, в чем им всем объявить с подпискою, а кому когда в том служении быть, учинить той же конторе росписание и таковое ж одно в консисторию прислать, а другое катедральному ключарю отдать, который должен по оному чередным за день чрез послушников церковных объявлять, а в случае чьей немощи другого под очередью состоящаго наряжать, а чтобы не взошло кому в повадку всегда немощию отрицатися и оттого б в росписании помешательства не было, то тому, за кого другой будет служить, по выздоровлении неотменно за того, исправлявшаго его чреду, служение исправить, и смотрить, дабы никто своей чреды проминовать не мог».
Но приведенный указ действия не возымел. В конторских репортах и доношениях по-прежнему подписывались не все, иногда даже один, по той, вероятно, причине, что «присутствие в конторе имели неисправно». 20 ноября того же года консистория, на основании распоряжения епископа Амвросия, вновь подтвердила конторе подписываться на бумагах всем неотложно, так же, как и иметь присутствие в конторе. О не присутствовавших в собрании с обозначением причины отсутствия приказано было делать соответствующие пометки на представляемых доношениях и репортах.

Кроме конторы, в Переславском Горицком монастыре существовал еще казенный приказ, ведавший экономические дела архиерейского дома и находившийся в подчиненном отношении к наместнику монастыря, который, как говорилось выше, считался правителем над всеми вотчинными служителями и монастырским строением в Горицком монастыре. 29 апреля 1760 года епископ Амвросий распорядился в казенном приказе, по примеру прочих епархий, «председание» иметь катедральному казначею Лукиановскому игумену Иосифу, а по нем эконому, Борисоглебскому игумену Иерониму и в таком порядке подписываться в репортах и ведомостях.

Переславская консистория и Переславская контора являлись при епископе Амвросии высшими административными учреждениями Переславской епархии, которым подчинен был целый ряд низших. В среде их первое место занимали по-прежнему духовные правления.
Число духовных правлений в Переславской епархии в сравнении с предшествующим временем уменьшилось на два. Именно, переименовано было в заказ духовное правление в Троицкой Нерльской слободе, учрежденное в 1752 году, и затем, вследствие учреждения особой Переславской конторы, обращен был в 1754 году в заказ, подчиненный конторе, округ, который ведало раньше Александровское духовное правление. С переименованием в заказ Александровского духовного правления, здания его остались в положении беспризорном, так как закащик в первое время жил и исправлял дела в с. Бакшеве. По небрежности истопника, вызванной нерачением закащика и подканцеляриста Воронина, здания духовного правления 10 января 1754 года сгорели. Сгорели при этом и многие дела бывшего Александровского духовного правления. Переславская консистория, разобрав дело, постановила устроить новые покои в счет закащика и подканцеляриста; последние сверх того понесли и другое наказание: закащик поп Лука Стефанов устранен был от должности и послан в монастырские труды, а подканцелярист подвергнут истязанию плетьми.
Около того же времени построены были вновь здания другого правления — Можайского. До 1756 года здания его состояли из избы черной с обвалившимися углами, пред которой были сенцы весьма ветхи. «В таком помещении, по словам доклада, присланного в консисторию Можайским духовным правлением, присутствие иметь и всякие государственные дела и наблюдение сборной окладной и неокладной денежной казны весьма опасно». По проекту консистории положено было «собрать со всех священно-церковнослужителей, находящихся в гор. Можайске и Можайской десятине, до 50 руб., расположа эти деньги по числу приходских дворов, и по собрании построить для присутствия просторную светлицу, при ней сени, в сенях для хранения государственных и епаршеских дел чулан бревенчатой, а не дощатой, против тех сеней для содержания колодников избу в пристойной пропорции без излишества; а буде паче чаяния таковых покоев вышеозначенною суммою вновь построить будет невозможно, в таком случае отыскать, где возможно, готовое новое, или хотя и пожилое, да твердое и к прочности надежное в вышепотребную препорцию строение и, купя настоящее без передачи цены, поставить надлежащим порядком». — Приведенные слова консисторского определения дают возможность составить некоторое представление о тех зданиях, в которых обычно имели присутствие лица, заседавшие в духовных правлениях. Епископ Амвросий утвердил постановление консистории, но прибавил: «токмо теми сборами до приходских людей нимало не касаться».
Чрез духовные правления, как и в прежнее время, сообщались священно-церковнослужителям распоряжения, направляемые из духовной консистории, и приводились в исполнение распоряжения высшей епархиальной власти по делам, касающимся духовных лиц данного заказа. При выполнении этих функций духовным правлениям, как и раньше, приходилось неоднократно встречаться с ослушаниями и противностями. «Многие епархии нашей священно-церковнослужители, как пишет в одном из указов епископ Амвросий, по касающимся до них разным делам не только духовным правлениям, но и нарочно посланным для взятия их из консистории, чинят ослушания и, убегая от духовной своей команды, не явясь у оной, у мирских управы и защищения просят»... «сверх же того по их жалобе священно-церковнослужительскими наущениями присланные от духовных команд от посторонних людей биты бывают». Еще 1 июля 1755 года издано было распоряжение, по которому, «если кто явится духовным правлениям и конторе ослушным, о таковых не представлять консистории, а сыскивать чрез понятых в контору и духовные правления и из них имеющих чин священнический присылать в консисторию к усмотрению под караулом, а не имеющих священнического чина наказывать в конторе и духовных правлениях». 3-го сентября 1758 года Преосвященным Амвросием издан новый указ, которым имелось в виду устранить случаи ослушаний и противностей, с какими приходилось часто считаться епархиальным учреждениям, особенно духовным правлениям, при вызове священно-церковнослужителей по касающимся до них делам. В случае возникновения какого-нибудь дела, касающегося того или другого священно- церковнослужителя, по указу епископа Амвросия предписывалось «нарочной посылки за такими лицами не чинить, а оповещать их письменно, с тем, чтобы они являлись в соответствующее учреждение беззамедлительно, полагая на проезд два дня на каждые сто верст, и с угрозою, если на этот срок не явятся, лишены будут своих званиев. Если за таковою повесткою священно-церковнослужители окажутся ослушными и в срок не явятся, тогда, не отлагая времени, закащику надлежало ехать к той церкви, где живут виновные, и от церкви их совсем отрешить. Если ослушником окажется священник, приход его должен быть поручен заведыванию ближайшаго священнослужителя. Буде же и после этих мер ослушники не явятся в те места, куда их призывают, о них должно быть представлено в консисторию, и консистория посылает нарочных на коште ослушников, кои, заарестовав их, скованных представляют в консисторию для поступления по указам без упущения».
Но едва ли при посредстве письменных извещений, отправляемых духовными правлениями, можно было достигнуть тех результатов, на которые надеется указ епископа Амвросия. В конце концов дело завершалось обычно посылкой нарочных по инструкции, особенно в тех случаях, когда лицо, призываемое в епархиальное учреждение, чувствовало за собою какую-нибудь вину.
Сами духовные правления с своей стороны нередко подавали соблазнительный пример не вполне внимательного и должного отношения к распоряжениям, идущим со стороны высшей епархиальной инстанции. Например, Переславская консистория указами неоднократно напоминала духовным правлениям об аккуратной присылке в указные термины репортов о суевериях для соответствующих докладов (два раза в год) Св. Синоду. Но в 1754 г. шел уже июль месяц, а репортов за первое полугодие ни от одного духовного правления (кроме Гжатского) не поступало, вследствие чего в репортовании Св. Синоду «учинилась крайняя остановка». Консистория определила: «дабы впредь осторожно в том поступали и требуемые репорты на указные сроки в консисторию присылали неопустительно, всех духовных правлений управителей и подьячих (кроме Гжатского) штрафовать взысканием с них денег по пяти рублей с каждаго духовного правления».
В означенный период это был не единичный случай штрафования духовных правлений. За разного рода провинности консистория подвергала их неоднократным взысканиям.
В 1756 году, напр., священник с. Знаменского, Можайского уезда, Александр Дмитриев донес консистории, что помещик вотчинник означенного села отказывается исправлять, церковные ветхости и отпускать к отправлению священно-служения свечи, ладан и вино. Консистория указом поручила Можайскому духовному правлению отправить в означенное село закащика, которому «пристойным образом объявить помещику», дабы он «благоволил оказавшуюся в с. Знаменском церковную кровлю и прочия ветхости, за неимением церковных денег и за скудостию приходских людей, непременно возобновить и ту церковь облачении и книги, да на исправление священно-служения свечами, ладаном, вином церковным довольствовал, и о том, что помещик ответит, репортовать в консисторию в скорости». В конце декабря 1756 года доношение на сделанный запрос духовным правлением действительно было прислано, «точию прописанные в том доношении обстоятельства не токмо со изображенным в посланном указе повелением весьма несогласны, но натуральному человеческому разуму крайне противны и совсем безтолковы». Под доношением стояли подписи закащика священника Симеона Адрианова и находившегося в присутствии диакона Тимофея Прокофьева, а справлено было доношение копиистом Степаном Гончаковым. Помимо содержания, доношение, следовательно, не удовлетворяло указным требованиям и со стороны формы, так как подписи управителя, главного лица в духовном правлении, не было. Консистория приказала закащику вторично отправиться в с. Знаменское для выполнения указного предписания; за несоблюдение формы доношения взыскать с него и присутствовавшего в духовном правлении диакона по 5 руб., а копииста Стефана Гончакова, который «оное доношение в таких бестолковых обстоятельствах сочинил и справил», наказать плетьми. Управителю Можайского духовного правления архимандриту Лужецкого монастыря Гианкратию поставлено было на вид, чтобы он посылаемыя в консисторию доношения, кроме репортов о получении указов, подписывал неотложно».
В 1755 году закащику Переславской десятины священнику с. Хребтова Андрею Иванову с священно-церковнослужителями, состоящими в его заказе, приказано было 19 июля явиться в Переславскую контору по делу о разборе священно-церковно-служителей. Ни он, ни священно-церковнослужители к назначенному сроку не явились. В конторе определили: «Оного закащика за таковое самонужного указного требования на срок неисполнение и упущение, а священно-церковнослужителей приказов ненаблюдение и ослушание, дабы они впредь все то, что от конторы указом требуется, опасно наблюдали и в определенные сроки неопустительно исполняли, наказать в конторе плетьми, в том числе закащика пред священно-церковнослужителями сугубо, для того, что в том он, как точно одолженный и указное повеление перво-слушавший, сугубою виною состоит, и об исполнении впредь по указным повелениям с крайнею осторожностью обязать его подпискою».
Уже из приведенных примеров можно видеть, что более жестокое взыскание за небрежение и ослушание выпадало на долю подьячих, ведавших делопроизводство в епархиальных учреждениях. Особенно сурово поступлено было в 1759 году с консисторским копиистом Михаилом Колчиным, которого приказано было «за его пьянство и от того неприхождение по многим посылкам в консисторию (за что неоднократно был наказыван), заковав в ножные железа, отослать в кузницу для битья молотом на неделю, а по прошествии недели наказать его батожьем и по наказании обязать его подпискою, чтобы он впредь не пьянствовал и в консисторию приходил без посылок и поступал бы добропорядочно, а ежели будет пьянствовать и в консисторию приходить без посылок не будет, то имеет быть отдан в солдаты».

Состав духовных правлений в период епископства Амвросия Зертис-Каменского определяется с большею устойчивостью. Во главе духовного правления стоял управитель, настоятель монастыря. Подпись управителя требовалась во всех доношениях, исключая репортов о получении указов. Кроме управителя, присутствие в духовном правлении имел закащик данного округа, принимавший самое деятельное участие в решении всех дел, которые ведало духовное правление. В помощь закащику иногда присоединялось другое духовное лицо, даже со степенью диакона, как это видим в Можайском духовном правлении. Для делопроизводства полагалось несколько подьячих, из которых один нес ответственность за исправляемое дело.
Институт закащиков, не вошедший еще при архиепископе Арсении в жизнь епархии повсеместно и учрежденный только в некоторых городах, где закащики являлись иногда и управителями духовных правлений, во времена еп. Амвросия, в силу его распоряжения учрежден был повсеместно. Закащики в своем лице объединили деятельность десятоначальников и во времена Амвросия стали именоваться иногда благочинными, каким названием определялся характер тех функций, исправление которых на них было возложено. В указе, которым учреждались повсеместно в епархии закащики, цитируется место из Духовного Регламента, предписывающее епископу «указать по всем городам, чтоб закащики, или нарочно определенные к тому благочинные, аки духовные фискалы, тое все надсматривали, и ему бы епископу доносили», и кроме того указываются некоторые мотивы местного характера, побудившие епархиальную власть сообщить этому институту более правильную и постоянную организацию. «Хотя за силу Духовного Регламента Его Преосвященство в епархии свое надлежащее смотрение по пастырской деятельности и имеет над всею епархиею, но за немалым оные расстоянием и за тем, что многия церкви состоят за лесами, болотами и грязями и за другими многими препятствиями посещать Его Преосвященству почасту неудобно, чего ради по всем епархии Его Преосвященства городам и знатным местам учреждены от Его Преосвященства к тому нарочные закащики, которые и должны поступать во всем не иначе, как тем же Регламентом повелено, в чем и надлежащими инструкциями снабдены».
С учреждением повсеместно закащиков и с переименованием некоторых (Александровского и Троицкого Нерльского) духовных правлений, Переславская епархия в административном отношении получила следующее подразделение.
Переславской конторе были подчинены церкви города Переславля (29 церквей), Переславской уездной (134), Троицкой (в нынешнем Александровском уезде на границе с Тверской губернии 23 церкви) и Александровской десятины (79). Этот округ, в количестве 265 церквей, подразделялся на четыре заказа: Переславский, Сигорский, Серебужский и Александровский, и имел, кроме четырех закащиков, двадцать десятоначальников, именно — в первом заказе пять, во втором — четыре, в третьем — четыре и в четвертом (соответствовал приблизительно Александровской и Троицкой десятине) семь. — В Переславскую духовную консисторию входили с докладами следующие епархиальные учреждения. Дмитровское духовное правление, в ведении которого находились церкви гор. Дмитрова (8) и Дмитровского уезда (64), составлявшие Дмитровскую десятину. Церкви Троице-Нерльской десятины, в количестве 22, составляли, так называемый, Троице-Нерльский заказ, ближайшим образом подчиненный Дмитровскому духовному правлению, но по некоторым делам сносившийся прямо с Переславской консисторией. Такое же положение занимала, так называемая, Новоиерусалимская десятина, Дмитровского уезда, составлявшая Новоиерусалимский заказ и состоявшая из 49 церквей. Волоколамскому духовному правлению подчинены были церкви в гор. Волоколамске (8) и 34 церкви Волоколамской десятины. Рузскому духовному правлению — церкви гор. Рузы (4) и 38 церквей Рузской десятины. Верейскому духовному правлению — 5 церквей в гор. Верее и 40 по Верейской десятине. Можайскому духовному правлению — 9 церквей в гор. Можайске и 33 в Можайской десятине. Гжатскому духовному правлению — 2 церкви Гжатской пристани и 38 Гжатской десятины, Можайского уезда. — А всего в Переславской епархии по всем десятинам и городам в 1758 году числилось 619 церквей.

Для сбора с церквей окладной и неокладной денежной казны, т.е. с отпуску брачущимся венечных памятей и с церквей данных, а с пустовых земель оброчных денег, как говорилось уже выше, духовенством избирались особые лица, носившие название поповских старост. Епископ Серапион сделал в этом отношении только исключение для Переславской десятины, где в видах материальной «поживки» отпуск венечных памятей производился сначала соборным ключарем, а затем соборными священниками (их было 4) по очереди. Незадолго до перехода в Вологду, епископ Серапион, недовольный тем, что соборяне в новом прошении просили все доброхотные даяния, бываемые при отпуске венечных грамот, отдавать без дележа с членами консистории в их распоряжение, приказал отпуск венечных памятей по Переславской десятине производить из духовной консистории и доброхотные подаяния употреблять на семинарию и семинаристов Переславского уезда. Преосвященный Амвросий по вступлении на кафедру уничтожил это исключение и 18 апреля 1754 года предписал: «старост поповских должно выбирать по статьям патриаршим (патриарха Адриана) и по указам, а Серапионовские о сем, яко противные, учреждения оставить». Тем не менее и после того в старосты поповские в городах выбирались священники только из соборных.
Должность поповского старосты оставалась, таким образом, по прежнему выборною, хотя круг избираемых лиц оказался, как видим, особенно в городах несколько суженным. В экстренных случаях епархиальное начальство прямым распоряжением и из этого ограниченного (в городах) числа кандидатов исключало лиц, признаваемых им почему-либо неудобными для отправления обязанностей поповского старосты. В конце 1759 года, напр., епископ Амвросий особым указом в Волоколамское духовное правление распорядился Волоколамского протопопа Иосифа Васильева для сбора суммы на 1760 год не выбирать «за известные Его Преосвященству его непорядочные поступки».
Должность поповского старосты и закащика очень часто объединялись, и священнослужители производили выбор «в старосты поповские и закащики“. А в некоторых местах (напр., станы Серебужский и Кистемский Переславской десятины) для сбора данных и с отпуску венечных памятей денег, вместо выборных поповских старост, назначались прямо епархиальною властью закащики «за дальностью, а паче в вешнее время за водополью».
Собранные окладные и неокладные деньги поповские старосты обязаны были представлять в консисторию для отсылки в канцелярию синодальную экономического правления дважды в год, первый раз в марте и второй раз в декабре. В 1754 году старосты запоздали доставлением денег за первое полугодие до 15 апреля за что, по определению консистории, (кроме Гжатского) штрафованы были по 5 руб. с каждого. Тогда же им подтверждено было «венечные памяти отпускать не в домах своих и не инде где, как в конторе и духовных правлениях под надзиранием тамошних присутствующих и управителей.

Содержание архиерейского дома Переславской Епархии
Переславская Духовная семинария при епископе Амвросии
Определение на священно-церковнослужительские места в Переславской епархии
Проступки духовенства и взыскания в Переславской Епархии
Материальное cоcтояние монастырей в Переславской Епархии в сер. XVIII в.
Дела о чудотворных иконах и мощах в Переславской Епархии в сер. XVIII в.
- Сильвестр Страгородский - 1761 – 1768 гг. Епископ Переславский.
Город Переславль-Залесский

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Переславль | Добавил: Jupiter (02.05.2017)
Просмотров: 47 | Теги: Переславль-Залесский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика