Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
21.07.2019
15:52
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1054]
Суздаль [342]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [354]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [197]
Судогда [83]
Москва [42]
Покров [108]
Гусь [122]
Вязники [232]
Камешково [64]
Ковров [287]
Гороховец [90]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [45]
Селиваново [26]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [63]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [29]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 16
Пользователей: 1
Bottiver-911

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Собинка

Ставровская фабрика «Имени Кутузова»

Ставровская фабрика «Имени Кутузова»

Фабрика Симанина

С 1851 г. существовало ручное производство тканей с окраской их и отделкой Сергея Ивановича Симанина. В 1871 году ручное производство было прекращено и основана механическая бумаго-ткацкая фабрика №2 Владимирского 2-й гильдии купца Ивана Димитриевича Симанина (наследника Сергея Ивановича), в с. Ставрове.
Всемилостивейше пожалована в 14-й день ноября 1879 г. медаль для ношения на шее на Станиславской ленте временному Владимирскому купцу, с. Ставрова крестьянину Ивану Симанину.
Глуховское училище, Ставровской волости, в Погосте Санницы основано Иваном Дмитриевичем Симаниным, по старанию священника о. Николая Елпидифорова, в 1882 г.
В 1884 г. в селе Ельтесуново была открыта церковно-приходская школа. С 1889 года она помещается в доме, построенном попечителем школы, временным Владимирским купцом Иваном Симаниным.
В 1881 году фабрика увеличена пристройкой нового корпуса. В 1883 г. – 302 рабочих, 31 малолетних. В 1885 г. – 317 муж. и 248 жен. рабочих. В 1890 г. «2 паровые машины, 32 сил; 3 паровых котла; 366 ткацких станков; рабочие: 220 муж., 141 жен. Приемный покой на 3 кровати». В 1899 г. «Произв.: бумаго-ткацкое, бумаго-красильное и отделочное; вспом.: при ремонтн. мастерск. и бердочно-ремизное. Паров. котл. – 3, паров. маш. – 2. 120 сил. Топливо – дрова и сучья. Освещение – керосин. Механ. ткацк. станков – 864, красильных барок – 16. 216 муж., 157 жен. Приемн. Покой на 5 коек; пост. фельдш.; врач приход.».

В 1866 г. утвержден в должности церковного старосты с. Ставрова на трехлетие крестьянин Алексей Симанин. В 1878 г. утвержден в должности церковного старосты крестьянин Алексей Симанин.
Ставровское женское училище основано обществом, по почину купца Алексея Евфимовича Симанина, 9-го октября 1877 г. Попечительница - жена купца Надежда Степановна Симанина, жертвовала каждогодно учебные пособия.
В 1871 году основана плисово-ткацкая фабрика крестьянина Алексея Ефимовича Симанина № 1, в с. Ставрове. В 1883 году соединена с фабрикой И.Д. Симанина № 2. В 1885 г. «день и ночь, 6-ти часов. сменами (до 1-го октября)». В 1890 г. «1 паровая машина 17 ½ сил, один паровой котел. 115 механ. ткацких станков. Рабочие: 25 мужчин, 25 женщин, 35 малолетних».
Фабрика Симанина выпускала ткани: бязь, миткаль, кретон, которые пользовались большой известностью и успешно продавались в Москве, Харькове, на Нижегородской, Ирбитской, Мензелинской ярмарках.
В 1893 году начались заболевания холерой на фабрике Симанина в селе Ставрове, послужившие также источником заноса эпидемии в другие селения.
В 1905 г. бумаго-ткацкая и красильная фабрика Симанина И.Д. сгорела.

Товарищество Ставровской мануфактуры

В 1857 г. Родион Данилович Баженов в с. Ставрово построил ткацкую фабрику.
В церковь села Юрова пожертвована в 1871 г. усердием временного купца с. Ставрова Родиона Даниловича Баженова медная, аплике, вызолоченная риза на икону святителя чудотворца Николая, ценой в 95 руб. сер.
Дело, начатое Родионом Даниловичем Баженовым, продолжили внуки, Николай, Иван и Василий Ивановичи Бажановы в созданном в 1881 году «Товариществе Ставровской мануфактуры (И.Д. Бажанова наследники)».
Баженова мех. Миткально-ткацкая фабрика. В 1883 г. – 700 рабочих, 39 малолетних. В 1885 г. – 577 рабочих, 7 малолетних, «с 5 утра до 8 час. веч., с перер. 1 ½ часа для обеда; ткачи сверх этого, имеют еще перер. В ¼ для завтрака. Баня. Харчевая лавка. Почти все рабочие живут в казармах». Ткачи получали в 1883 г. с куска 35 коп., в 1885 г. с куска – 28 коп.; моталки получали в 1883 г. с пуда – 20 коп., в 1885 г. – 18 коп.; сновальщ. Получали в 1883 г. с 1000 зубцов – 12 коп., в 1885 г. – 10 коп. За полное число рабочих часов малолетние зарабатывали от 4 до 5 руб. в месяц; при сокращенной же работе от 3 до 4 руб.
Симанин обманом и подкупом сумел привлечь ставровских крестьян на свою сторону, в результате Баженовы сократили (в 1889 г. оставалось 326 станков и 478 рабочих), а затем полностью свернули производство в с. Ставрове. В 1889 г. перевели часть фабрики на вновь приобретенную землю близ Московско-Нижегородского шоссе между с. Ундол Владимирского уезда и железнодорожной станцией Ундол Московско-Нижегородской железной дороги. Здесь был выстроен двухэтажный кирпичный производственный корпус, установлено 1594 ткацких станка. В первые годы после постройки ф-ка была пущена с небольшим количеством ткацких станков; жилых помещений, кроме самых необходимых и квартир для администрации, не было. Рабочих из окружающих селений и пришедших из села Ставрова было достаточно, даже слишком, а это обстоятельство для владельца предприятия было очень выгодно, во-первых, потому, что не являлось нужды в постройке квартир, а во-вторых рабочие помимо своего хозяйства имели побочный заработок, что давало владельцу предприятия повод к сильнейшей их эксплуатации. См. фабрика «Имени Лакина».

Фабрика Белова

В 1911 г. была основана ткацкая фабрика купца Прокопия Кирилловича Белова во Владимире (см. фабрика Белова).
В 1914 г. открыта бумаго-ткацкая фабрика П.П. Белова в с. Ставрово.
30/17 января 1917 г. на бумаго-ткацкой фабрике П.П. Белова, в с. Ставрове, забастовали 312 чел. рабочих, требуя увеличения заработной платы. 31/18 января окончилась забастовка на бумаго-ткацкой фабрике П. П. Белова, в с. Ставрово. Фабричная администрация согласилась выдавать рабочим, сверх заработной платы, ежедневно по 20 коп.
4 апреля (22 марта) 1917 г. на фабрике П. П. Белова, в с. Ставрове, забастовали рабочие, требуя выдачи наградных в размере 25 % годового заработка. Забастовка продолжалась два дня. Фабрикант удовлетворил требования рабочих.
12 мая (29 апреля) на фабрике П.П. Белова, в с. Ставрове, забастовали рабочие, требуя увеличения заработной платы. Требование рабочих было удовлетворено и забастовка в этот же день прекратилась.
14/1 мая на фабрике П.П. Белова, в с. Ставрове, забастовали рабочие, требуя увеличения заработной платы. 20/7 мая окончилась забастовка рабочих на фабрике П. П. Белова. Требования рабочих удовлетворены.
2 сентября (20 августа) Ставровский волостной исполн. комитет, Владимирского уезда, постановил просить губернскую продовольственную управу ходатайствовать перед министерством продовольствия о разрешении свободного провоза хлеба в голодающие местности.
24/11 октября на бумаго-ткацкой фабрике П. П. Белова, в с. Ставрове, забастовали рабочие, требуя увеличения заработной платы.
«Ударной ф-ке б. Белова при с. Ставрове грозит дровяной кризис, несмотря на годичную заготовку топлива. Тоже самое было и в минувшем году: за отсутствием во дворе дров предприятие простояло около 3 ½ месяцев, имея в лесу около тысячи погонных саженей дров. В прошлом году совершенно неожиданно возчики этой ф-ки были отозваны на подвозку дров для Собинки. В силу разных причин и Собинка не отопилась и эта ф-ка вынуждена была к простою. Теперь добрых ¾ всех лошадей Ставровской волости назначены обслуживать Собинку, а остальной сельский транспорт – Беловскую, при чем ежедневно подвозка дров для последней выражается в среднем не более расхода их в день. Никаких запасов топлива на весеннюю распутицу и лето с осенью во дворе фабрике что-то не видно, да и едва-ли они будут сделаны, если не будет увеличен численностью гуж. Хлопоты администрации в этом направлении разбиваются влиянием Собинки, поглощавшей дров в двадцать пять раз больше Беловской, но не дающей пока государству экономической пользы в том-же соотношении к Ставровской. Между тем обоз Ставровской волости настолько большой, что смог бы легко, с передышкой на 5 дней в неделю, в течение 2 ½ недель обеспечить ударную ф-ку б. Белова на целый год. Пока еще не поздно, руководителям гужевого транспорта следовало-бы обратить на это серьезное внимание, а гражданам отказаться от старой привычки работать из-под палки, без напоминаний через посредство рассылаемых по деревням отрядов. Вообще в работу транспорта следует внести побольше твердой деловитости и знакомства с краевыми условиями жизни… Надо правду сказать, что частенько шумливость и суетливость так назыв. «ответственных» лиц и «особоуполномоченных», которых развелось так много по делу и без всякого дела,- так вот эту самую крикливую базарную жизнь мы относим «к напряжению всех сил», не замечая бессодержательности подобной «толчеи» и того, что во многих случаях все это напоминает известную басню Крылова: «Лебедь, рак и щука»…» («Призыв», 5 февраля 1921 г.).
«На фабрике запасов топлива на 2 месяца. Ежедневно подвозят не более 5-7 куб. саж. дров. В лесу осталось 220 кубов. Если и напредки так будет обстоять дело, то за зимний путь дров будет заготовлено не более как до Пасхи. Сильно отзывается на подвозке дров слабое поступление овса; образовалась большая задолженность фуража возчикам. Последние интересуются не деньгами, а кормом, что и следует иметь в виду руководителям текстильной промышленностью во Владим. губ.» («Призыв», 15 февраля 1921 г.).
«На местной фабрике, как вероятно и всюду, больным местом является вопрос об отпусках. На фабрике работают преимущественно члены крестьянских семей из середняков. Квалифицированного пролетариата насчитывается не больше пятка. Поэтому – и интересы и дух на фабрике тождественны крестьянским. Фабрика является «от сохи на время». Интересы фабрики, как таковой, чужды работающим на ней. «Не будь на ней пайка, говорят рабочие – не стали бы и работать»… И коль скоро «паек» сокращается, работник (ца) смотрит на свое дело недоброжелательно, стремится относиться к нему «через пень колоду». При стремлении получить больше с фабрики, он дает ей минимум внимания. И тот, думая больше о «своей домашности», чем о фабрике, некоторые рабочие всячески изловчаются отлынивать от труда. Для этого измышляется много причин, при чем Сельсовет охотно удостоверяет их. По какому-же поводу просят отпуск? Мы кратко перечислим их: «Жених приедет смотрины делать», «Замуж выхожу», «Просто на свадьбу к родственнику». Этот отпуск связан с веселым моментом в жизни рабочих. А вот и кое-что из грустного: «Старуха умерла», «Могилу просили вырыть», «За попом съездить к выносу», «Старшие в доме занеможились, некому скотину прибрать». Дальше идет: «В лес по дрова», «Жду отела», «Надо теленочка попоить», «На мельницу», «Поискать по деревням хлеба». Просят, наконец, отпуск и те, у кого «мать родила»… Чуть-чуть не пришли просить отпуска для поисков оставленной жены в церкви после венца. Мы десятой доли не привели тех из «причин», на основании которых местный фабричный люд просит отпуск. Для характеристики рабочих вообще, укажем на то, что все они между собой находятся в родстве и кумовстве, целым «родами» пристроились к фабрике. При всем этом, повторяем, рабочим совершенно чужда пролетарская идеология» («Призыв», 5 марта 1921 г.).
«Не будь у ф-ки своего маленького посева, содержание конного двора свелось бы на необходимость сократить лошадей до поля. Упродком выдачу фуража свел на нет: полгода он выдает бумажки на право получения фуража с сенопресса, где редко бывает сено, а другие полгода пишет: сена нет и не будет. Между тем кормить лошадей, обслуживающих ф-ку, надо. Администарация просит разрешить обратиться ей к «вольному» рынку,- разрешается, обставляя дело всевозможными рогатками, не говоря уже о волоките в получении денежных знаков на покупку фуража. От одного «разрешения» до другого проходят месяцы. Слишком развита подозрительность «не дельного» характера. Наряду с этим те же руководящие центры помогают затаскивать, порой по пустому лошадей, которых на ф-ке только три и всем им ежедневно хватает работы «по горло». То и дело звонят, «пришлите туда-то лошадь», «к вам идет такой-то». И ф-ка, отрывая лошадей от ценного дела, покорно их шлет…
На бумаго-ткацкой ф-ке б. Белова заводоуправление и фабричком деятельно готовятся к переходу предприятия со сменной работы на денную. Многим рабочим предстоит взять расчет, преимущественно моталкам и ткачихам. Оставляют на работе пролетарский и полупролетарский элемент. На ф-ке работали целыми семьями (до 5 чел.), успевая однако как напр. Ставровские, обработать и свою надельную землю. Без прогулов и т.п. дело не обходилось. Теперь эти «кусты» разбиты, оставляется на фабрике не больше 1-2 рабочих. Как выяснилось, охотников добровольно оставить фабрику не нашлось; не столько работа, сколько «пайки» побуждают местных людей крепко держаться за фабричную скобку. Приходится увольнять с фабрики хороших работников, оставляя плохих, по экономическим соображениям. Есть напр., ткачихи которые вырабатывая хорошую премию, оставляют фабрику в пользу таких, которые на половину не сработают против уходящих. Фабрика явно страдает от этого. При ф-ке второй год производятся посевы яровых и озимых хлебов. В текущем году, несмотря на «целинную» землю, посевная площадь увеличится. Семена вики, гречи, картофеля и частью овса сохранены от прошлого года, несмотря на продовольственные трудности» («Призыв», 12 мая 1921 г.).
«Вопрос о сокращении рабочих на местной бумаго-ткацкой фабрике, по случаю перехода последней со смены на денную работу, принимает неожиданный оборот. Большинство уволенных желает остаться работать на фабрике, считая себя бедняками, без которой «им никак не обойтись»… В виду этого администрация ф-ки решила созвать общее собрание рабочих и предложить им самим наметить к увольнению с фабрики тех, кто может действительно обойтись без нее, а таких лиц найдется достаточно, если внимательно познакомиться с их домашним хозяйством. Всех тянет, конечно, не работа, а пайки с посулами выдачи части заработной платы товаром. Есть и другой выход из положения: пустить ф-ку полным ходом, что безусловно было бы гораздо желательнее, чем сокращение производства. Вновь избранной коллегии Губтекстиля следовало бы подумать над этим вопросом» («Призыв», 14 мая 1921 г.).
«Не так еще давно здесь существовала советская столовая, где несемейный пролетариат пользовался обедом. Столовая была закрыта, главным образом, за отсутствием провизии…
Здесь функционирует «детский сад». Руководительницы его много гуляют с детишками ведя с ними научные беседы. Школа на воздухе весьма благотворно отзывается на детях дошкольного возраста…
На местной фабрике имеется большой запас кирпича, который предназначен на случай постройки нового корпуса. На постройку его, а также и на ремонт ф-ки год тому назад была составлена смета, были произведены расходы, но вся эта строительная шумиха ограничилась продолжительными, до нудности, разговорами по «сказке про белого бычка». Теперь этот кирпич раздается населению для ремонта домов, печей и т.п.» («Призыв», 17 мая 1921 г.).
«Строительное дело волости находится, быть может, и в опытных руках, но в их распоряжении почти отсутствует какой-либо поделочный материал. Целый год комгосооровцы ремонтировали фабричную баню, да так и не кончили, предоставив администрации ф-ки кончить с этим делом. Какие-либо поделки где-либо и у кого-либо вызывали поломку годных еще для жилья «буржуазных» домов; напр. выламывали из них полы. Отношение к такому имуществу самое халатное, небрежное, хотя, как курьез, для присмотра за ним нанимаются сторожа, которые, к слову сказать, ограничиваются только ночевкой в сторожевых домиках. Комгосооровцы заняты главным образом не постройками, а составлением планов на новые постройки и на ремонт старых помещений» («Призыв», 24 мая 1921 г.).
«Рабочие бумаго-ткацкой фабрики группами приступили к заготовке топлива. Большинство не имеет хлеба. Заводоуправление и фабричком приняли меры к удовлетворению нужд пильщиков дров. не по призванию. Здесь уверены, что Гублеском не замедлит выдачей «пайка», в противном случае рабочие не в состоянии будут выполнить возложенного на них задания. При лесной работе надо кормить больше, чем при обычных работах. Hадo заметить, что рабочим (преимущ. женщинам) приходится иметь дело с деревьями «в обхват», что большинству из пролетарок становится даже непосильно.
Некоторые фабрики — Собинка, Ундольская, Ставровская, при участии служащих при Губовнархозе — организуют поездку за хлебом по наряду в Уфимскую губернию. Выборные повезут с собой мануфактуру (для товарообмена) и деньги на покупку продуктов питания. Как мы слышали, в поездке примет участие какой-то московский агент, который будто-бы взял на себя труд приобрести хлеб за вознаграждение в 2 ½ проц. мануфактуру (для товарообмена) и деньги на покупку продуктов питания. Как мы слышали, в поездке примет участие какой-то московский агент, который будто-бы взял на себя труд приобрести хлеб за вознаграждение в 2 ½ проц. мануфактурной и суточными в размере 8000 руб., с момента выезда из Москвы. Куртаж хороший, пахнет миллионами» (Призыв», 4 июня 1921 г.).
«С давних пор, как существует фабрика (около 50 лет), местное насечение пользуется услугами фабричной бани. После неоднократного, со стороны администрации ф-ки, указания на то, чтобы и сельчане в свою очередь оказали внимание к предприятию. Ставровцы решили напилить для него 250 погон. саженей дров» («Призыв», 14 июня 1921 г.).
«Комбинированная ткацкая фабрика б. Белова работает, как говорят, «через пень колоду», далеко не выполняет производственного задания, надуманного кабинетным путем, ежедневно нуждаясь в сырье, поступающем непланомерно, урывками. Все дело, начиная со старых, расхлябанных стен фабрики, точно доживает последние дни. И эпитеты: «ударная», «забронированная», которыми мы так щедро наделяем фабричку, по существу звучат насмешкой…, хотя они и были даны ей исключительно с целью создать среди рабочих настроение к усилению производительности труда. Но прежде всего центр снабжения — Губтекстиль — не соразмерил производственной программы с реальными возможностями, перефантазировал действительность, увлекаясь тенденцией в сторону преувеличения. Таким образом — вместо 180 станков работало в среднем только 70, не целый год, а с перерывами; и вместо поднятия производительности труда развилась упадочность духа, безделье и «все качества от него», связанные с отсутствием достаточного питания.
В данный момент работает не более 70—60 станков при 108 ткачихах, часть сил которых, впрочем, систематически используется на дровяных заготовках. На подготовительных машинах работает 34 моталки; кроме того на службе фабрике состоит еще до 116 человек разных профессий, включительно до служебно-административных.
Интересно знать, сколько в данный момент вырабатывает ф-ка товара при наличии 260 работников?— Ежедневно она дает государству до 20 штук разной бумажной и льно-бумажной ткани, от 40 до 50 аршин в куске, всего 1100 аршин. В среднем одна ткачиха за 8 часов труда вырабатывает ткани около 18 аршин, что на каждого работающего на фабрике падает только 4 аршина. Выработка, безусловно, низкая, и фабрика в конечном счете дает огромный убыток государству. Следует ли иметь такие предприятия» («Призыв», 24 июня 1921 года).
«Местная фабрика также хозяйничает, заготовляя годичную порцию фуража.
НЭП дает возможность руководителям дела покупать рабочую силу на товар, который – увы! иногда тает в цепких руках самогонщиков.
Пьянство на фабрике служит «притчей во языцех». На-днях одного из кучеров не только уволили, но уволили в порядке самообороны, с зуботычиной, имея на это «свои резоны». Нравы пали настолько, что даже не взыскивают друг с друга за «мордобитие». Не жалуются ни в суд, ни в союз, зачем-де «сор из избы выметать», коли все нехорошее хорошо кончается» (Газета «Призыв», 3 августа 1922 г.).

Ткацко-красильная фабрика «Имени Кутузова»

Владимирский Хлопчато-Бумажный трест образовался с 1-го января 1922 года. Первое время Правление находилось на Собинской фабрике, при ст. Ундол, М.-Н. ж. д. Трест объединял при своем возникновении, следующие фабрики: 1) Собинская прядильно-ткацкая «Коммунистический Авангард»; 2) Ундольская ткацкая «Имени Лакина»; 3) Лемешенская ткацкая «Организованный Труд»; 4) Ставровская ткацко-красильная «Имени Кутузова»; 5) Петушенская ткацкая фабрика (в 1924 г. передана МСНХ).
На красильном отделении ф-ки «Имени Кутузова» к маю м-цу 1922 г. были оборудованы и пущены в работу, кроме загруженных в красильных барочек, еще две красильные барочки.
По ф-ке «Имени Кутузова» произведена замена старых широких станков отремонтированными узкими. При этом вся ф-ка переведена на работу одного лишь сорта суровья, вместо работавшихся до того 4 — 5 сортов. 180 станков. Там же на отделочной ф-ке исключена одна из операций при отделке. Раньше серн. черный товар после окраски и промывки перед аппретурованием сушился на сушильных барабанах, теперь же, с введением после промывки отжима, товар идет в аппрет полусырым.
Фабрика Ставровская за летний строительный сезон 1924 г. значительно расширилась и изменила свою картину и свое расположение. В дальнейшем паросиловое хозяйство требует также некоторого изменения. Прежде всего красильная, которая здесь вновь поставлена, потребует двигательной силы. Эта красильная удалена от силовой станции и, если туда пойдет двигательная сила тем способом, каким сейчас подается, т.е. через трансмиссию, то на передачу надо будет затратить значительную мощность.
Здесь предполагается электрификация, но только не в смысле постройки новой станции, не с закупкой нового двигателя, а с использованием тех моторов и тех генераторов, которые будут освобождаться на ф-ках „Коммунистический Авангард" и „5-й Октябрь", по мере их электрификации.
В декабре 1924 г. сделана киноустановка на фабрике имени Кутузова.
В 1925 г. на фабрике Кутузова в с. Ставрове работало 180 ткацких станков, 1 шлихтовальная машина, 8 красильных барочек, 2 строительных машины. Вырабатывают макласе. Фабрика загружена на 100 проц.
«Разутая милиция. Плохо обстоит дело с обмундированием милиционеров при ф-ке им. Кутузова (Ставрово). Каждый месяц обещают выдать сапоги, но дело дальшe посулов не двигается. Некоторые милиционеры уже два года ждут сапог. Обносились совсем, ходят в подвязанных веревками сапогах, чуть не босиком. А ходить приходится верст на 20 по волости и в город.
Удивительнее всего то, что фабрика ежемесячно выплачивает угормилиции по 20 руб. на каждого милиционера на страхование и обмундирование. Деньги, значит, имеются, но непонятно, куда деваются.
Кто поможет обуть ставровских милиционеров?» («Призыв», 2 сентября 1925 г.).
В 1929 г. на ткацко-красильной фабрике имени Кутузова — 513 раб.

На основании Постановления Совета Министров СССР и приказа Министра автомобильной промышленности в 1946 году было принято решение организовать в п. Ставрово на базе бывшей ткацко-красильной фабрики «Ставровский завод «Автонасос». Был произведен капитальный ремонт помещений, приобретено и смонтировано оборудование, налажено электросиловое хозяйство и в 1947 году начат выпуск продукции.
См. ПАО «Ставровский завод автотракторного оборудования»
Прокопий Кириллович Белов
Село Ставрово

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Собинка | Добавил: Николай (09.03.2019)
Просмотров: 134 | Теги: промышленность, Собинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика